Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Приведите ко мне Северуса Снейпа!- приказал Вольдеморт, поглаживая бузинную палочку и бросая на Нагини зловещие взгляды.
Первый раз возрадовался Злодеус Злей, что его так перевели.
(с) МСИЭЭГ

Список фандомов

Гарри Поттер[18472]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[136]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12668 авторов
- 26939 фиков
- 8606 анекдотов
- 17671 перлов
- 667 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Противозаконное использование незарегистрированного хроноворота в личных целях

Автор/-ы, переводчик/-и: kasmunaut
Бета:Бета: mummi, гаммы: Black Tiger, Netttle
Рейтинг:R
Размер:мини
Пейринг:ГП/CC
Жанр:AU, Romance
Отказ:Не претендую, претендовать на чужих героев – пустая трата времени.
Вызов:Хроноворот
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:«мир вокруг скорее всё же мним, чем зрим...»(с)МЩ
Комментарии:Никанон ;) то есть AU. И очень нестрашный ангст - такой, что и в жанрах указывать не стоит.
Фик написан на конкурс «Хроноворот» на «Астрономической башне», январь 2009.
Каталог:AU, Книги 1-6, Хроноворот, Альтернативные концовки, Психоделика
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2009.09.08 (последнее обновление: 2009.09.08 12:39:01)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [8]
 фик был просмотрен 9871 раз(-a)



Если могут быть незарегистрированные анимаги-самоучки, почему бы не появиться самодельному хроновороту? Тем более в смутную эпоху, последовавшую за неприятным и даже трагическим происшествием в ходе решающей битвы, когда Вольдеморт, не рассчитав своих сил и возможностей, захотел хапнуть такой кусок мира и власти над ним, что окуклился, завернувшись в аномальное завихрение пространства-времени, да так и остался лежать таинственным мерцающим камнем на берегу печального и чистого горного шотландского озера.
Не то что бы это посеяло смерть и разрушения на берегах Туманного Альбиона и в краях более дальних, но многое изменилось безвозвратно. Никто не мог чувствовать себя прежним, тем более что кусочек их прошлого был съеден алчным чудовищем и поглощен непробиваемой оболочкой его странной могилы (а может, инкубатором грядущего, ещё более мощного монстра).
Возможно, пережившие войну кого-то недосчитывались в своих рядах, но достоверно сказать этого не могли, потому что на память тоже теперь никто не мог полагаться. У многих было чувство, что мир стал более просторным, пустым и привольным. Но каким он был раньше... Никто не мог поручиться, что знает достоверно.
Тем не менее, люди как-то жили, приспосабливаясь к новым условиям. Люди ко всему привыкают.

...Но стоп, нас увлекло в сторону от хроноворота.
Чёрный, тускло блестевший подобно жучиным глазкам, ставшим частью сырья для его изготовления, лежал он на ладони. Гарри и сам не верил, что ему удалось из щепоток интуитивно подобранных веществ выплавить стеклянную массу, магическим усилием воли придать ей форму песочных часов и поместить внутрь малую толику своего свободного времени, которое отсвечивало теперь тусклым серебром, пересыпаясь внутри лёгкими песчинками.
И правильно не верил, ибо хроноворот вышел не вполне полноценным – он переносил в прошлое не своего владельца, а лишь его нематериальную сущность, способную легким призраком затаиться в углу и наблюдать за драгоценными минутами минувшего. Причём тот роковой барьер, что отделял нестабильное и зыбкое настоящее от надёжного, но недоступного прошлого, барьер, созданный на исходе последней битвы, неполноценный прибор преодолеть не мог.

***
Придя в себя, когда всё закончилось, когда Вольдеморт обрёл покой, а мир – равновесие (и перестал растягиваться и сплющиваться), Гарри увидел, что руки тянутся сомкнуться на худом сероватом горле человека в черном, будто руки эти испытывали неведомую ему самому ненависть и злобу. Но сам он злобы не испытывал и приказал рукам прекратить.
Они со Снейпом поднялись с земли, держась, буквально цепляясь друг за друга. Гарри был всё же почти уверен, что секунду (или век?) назад они действовали заодно, и удивлялся этому, но и удивлялся своему удивлению.
Пока Поттер был погружен в эти мысли, Снейп перенёс их в кривобокий домишко на длинной унылой улице большого магловского города... Факсигала, кажется. А может, Чесмантера.
С тех пор место обитания они так и не сменили. Понемногу налаживался быт, потянулись однообразные дни – время привыкания к новому миру, время обретения цели.

Иногда Гарри удирал на реку, по ту сторону которой поднимался мрачный лес без подлеска, и кое-где на стволах проступала кирпичная кладка, будто деревья не могли решить, ёлки они или всё же фабричные трубы.
А ближний берег зарос бурьяном, и в нём водились рыжие помоечные лисы. Только вот у довоенных лис вроде бы не наблюдалось крылышек и длинных голых хвостов...
Тем не менее, вода была чистая, и, воспользовавшись жаборослями, можно было погрузиться в прохладный поток и плыть в сторону моря, дружески подмигивая русалкам, а после, когда жабры исчезнут, нестись обратно по берегу, срывая на бегу дикие яблоки и бросая с размаху в реку, радостно глотавшую угощение, но тут же выплёвывающую обратно, распробовав его горький вкус.

...Мётел у них не было, но под покровом ночи Снейп легко ввинчивался в небо, стартуя с крыши, и планировал в лес за рекой, а потом возвращался с мешочком собранных трав. Гарри, глядя на него, тоже выучился летать. Сначала во сне, потом – уцепившись однажды за край мантии Снейпа: выскочив с чердака на крышу в последний момент перед взлётом Северуса к небесам. Вполне ожидаемая ругань его старшего товарища отскакивала от Гарри, уносимая потоком встречного ветра, хотя отдельные словечки и запутались в растрёпанных волосах, а потом долго надоедали комариным писком где-то за ухом... И, наконец, уже самостоятельно – для этого стоило только поверить в свои силы.

Уходя ближе к вечеру, Снейп возвращался домой со стопками книг, с оборудованием для лаборатории – тиглем, змеевиками, пробирками, или с разномастными предметами, пригодными для трансфигурации в причудливые ножи и пинцеты, флаконы с притёртыми пробками, ступки, чашечки, пробирки и доски для нарезания ингредиентов.

Принося новую порцию книг, Северус раскладывал их по алфавиту и формату и остаток ночи сидел над ними, отыскивая ключи к прошлому и будущему. А утром расставлял на полках, предусматривая место для новых поступлений, или расширял под них пространство, когда место заканчивалось.
Пределы такого магического расширения конечны, поэтому на всём остальном он экономил. Крошечная кухня и одна комната, спальня и гостиная одновременно. Две кровати и небольшой столик, скорее журнальный, чем письменный. Остальную часть дома поглотили библиотека и лаборатория.

...Они так ни разу ещё и не говорили по душам за долгие месяцы, проведённые в тупике Прядильщиков. Они вообще почти не говорили, будто не знали других слов, кроме названий зелий и книг, кроме заклинаний и ругательств.

Как-то сами собой сложились их роли – маг-зельевар и подмастерье, почти равный по магической силе, но знающий меньше, в том числе и по причине сильнее пострадавшей памяти. Учитель был строг и неласков: колючий, как кончики свисавших сосульками волос, с языком острым, как кончик длинного носа, едкий, как сок златоглазок, ядовитый, как гной бубонтюбера. Но и в Гарри поднималась порой жгучая злость, более сильная, чем просто неприязнь к постоянным насмешкам, несимпатичной внешности и неуживчивому характеру человека, делившего с ним кров. Злоба эта самому ему казалась беспричинной.
В то же время чувство, что только вместе они смогут что-то изменить, восстановить цепь времён и утраченных знаний, было у обоих, хотя ни одних не доверил этот секрет другому. Может, потому, что они и так знали, что секрет этот – общий.

По мере приближения Рождества мороз всё чаще расписывал окна хрупкими узорами. Гарри почти утыкался близоруко носом в стекло и видел прекрасные, притягательные картины: замок и озеро, стрельчатые окна и витражи в них, живые портреты и гобелены, танцующие статуи, стремительные полёты на мётлах, улочки магической деревни с магазинчиками сказочных сластей и фокусов, кафе-мороженое со светящимися, как разноцветные фонарики, шариками льда.

Но если день был теплее и окно оставалось чистым, вечерами он садился перед камином и в языках пламени видел длиннобородого старика, летевшего вниз с высокой черной башни, страшное кольцо на истлевающей руке, череп со змеёй высоко в небе, стеклянные сферы пророчеств, летящие в Арку, как мячи в ворота. Одна из сфер росла и раздувалась, из неё выстреливал пресмыкающийся монстр, обнажая ядовитые зубы и вонзая их в очень знакомое горло, падая вместе с узкой черной фигурой на дно этой огненной камеры обскура, а пламя очага вдруг разливалось кровью и гасло в конвульсиях.

Когда Гарри видел Снейпа морозным утром, голубой отблеск зимнего неба высвечивал лицо почти бесплотное, светящееся и мудрое. А багровые блики каминного пламени подчеркивали бездонную тьму черных глаз, превращая лицо в зловещую маску, рисуя поверх угрюмо сжатых губ поистине дьявольскую усмешку.

Но когда тьма становилась полной – в те ночи, когда Снейп оставался дома, давая себе передышку в бесконечной охоте за знаниями, – Гарри слышал на расстоянии вытянутой руки скрип кровати и тяжелый вздох, не ангельский и не дьявольский, а очень даже человеческий, усталый и печальный.

***
Пару раз, проснувшись на рассвете, Гарри видел в сером сумраке фигуру склонившегося над ним Снейпа.
Раз уж проникнуть в пропавшее прошлое с помощью ущербного хроноворота не получалось, можно было хотя бы попытаться разгадать загадку – что ещё понадобилось от него мастеру-зельевару в столь неурочный час?
Сны для анализа или частицы волос и кожи для мерзкого зелья?
Проследив за Снейпом, когда тот и не догадывается о наблюдателе, можно прочесть в чертах лица больше обычного, и узнать, зачем тот маячил над ним на рассвете: то ли подслушивал сказанное во сне, то ли готовился впиться в шею втянутыми до поры вампирскими клыками, – или просто желал освежить в памяти черты Гарри для завершения портрета, быть может, втайне начатого накануне на обрывке пергамента?

И на третий раз Гарри не выдержал. Проведя весь день тише обычного – в размышлениях о странной предутренней почти традиции, он едва дождался, когда Снейп в очередной раз взмыл в воздух, оттолкнувшись от черепицы каблуками.

Достав из-за пазухи доселе почти бесполезную игрушку, Гарри крутанул тёмное стекло, некогда принявшее в его руках форму песочных часов, и оказался в той же комнате на исходе предыдущей ночи, – его прозрачная тень была почти не различима среди прочих, спавших в углу.
И он сам, давешний, тоже спал – на узкой кровати, свернувшись калачиком, а из-под сбившегося одеяла торчала розовая пятка.

На соседней кровати белевшая мутным пятном просторная ночная рубашка не могла скрыть чрезмерной худобы соседа по комнате, сидевшего поверх одеяла, обхватив угловатые колени длинными руками. Вздохнув, Снейп спустил босые ноги на пол, тихонько шагнул и опустился на пол у другой постели. Осторожно положил руку на ту самую пятку, будто грея её – хотя что могла согреть такая бескровная ладонь? Спящий Гарри не шевельнулся. Тень бодрствующего – напряглась в ожидании. Рука Северуса переместилась на ту часть лохматой головы, которая виднелась из-под уголка пододеяльника.
Потом Снейп, тихонько опершись на край кровати, потянулся губами к пушистой макушке и застыл на минуту, окунув туда лицо. И осторожно поднялся, поправил на спящем одеяло, а когда Гарри-на-кровати зашевелился и открыл глаза, а Гарри-в-углу вытаращил свои, невидимые, Северус сначала застыл, а потом метнулся прочь.

Остаток времени тень Гарри слонялась по дому, совсем незаметная при свете дня. Из призрачной головы не шла предутренняя сцена. Совсем новыми глазами, буквально со стороны, наблюдал он свою повседневную жизнь. И думал, как мало он знает о Снейпе и о себе. Как мало крупиц прошлого сберёг. И сильно ли это меняет настоящее?
Ему казалось – если сны и видения говорят правду – что было между ними что-то скверное, непрощаемое, но ведь было (есть) и общее дело. Теперь он был почти уверен, что нет в этом узком костистом лице коварства и злобы – только угрюмость и утомление, но ещё – и работа мысли, забота, обеспокоенность: на зыбком фундаменте они строят своё настоящее и будущее. Собирая крупицы истины и магии, запасы трав и зелий.

Целый день Гарри мог видеть лицо Снейпа в те моменты, когда первый экземпляр Гарри поворачивался к Северусу спиной. И было оно совсем другим – лицо человека, с которым хотелось жить под одним кровом по собственной воле, а не по стечению обстоятельств.

Проведя весь день в размышлениях, Гарри решил ночью перейти к практическим экспериментам.
Время, заданное поворотом магического прибора, истекло.

Снейп в очередной раз взмыл в воздух, оттолкнувшись от черепицы каблуками, и Гарри отправился заварить крепкий чай, чтобы прогнать сон. Ему повезло, Снейп вернулся достаточно быстро – сегодня он собирал листья папоротника, смоченные первой росой полнолуния. Стряхнув серебристые капли в широкий сосуд, а листья разложив подсыхать в лунном свете, он отправился в спальню и, не зажигая света, лёг.
Гарри отчаянно боролся со сном, но всё-таки задремал, потому что внезапно очнулся от прикосновения ледяных пальцев к шее чуть ниже затылка, а мягких губ – к ушной раковине.

Дальше всё происходит стремительно. Накрыть ладонью не успевшие ускользнуть пальцы, быстро повернуться, прижаться губами к не ожидавшим этого губам, свободной рукой обвивая шею, пахнущую лесом и папоротником, а носом уткнуться в щеку с запахом росы и лунного света. Привлекая к себе это напряженное, застывшее в сомнении тело.
Самого Гарри тоже не оставляют сомнения и вопросы, но он решительно отталкивает их, отправляя в очень далёкий закуток сознания. Северус неуверенно пытается освободиться, шепчет – «Не надо...», с какой-то вопросительной интонацией.
Гарри проводит ладонью по длинным волосам, впалой щеке, даже по длинному носу – особенно по длинному носу! – как бы успокаивая, приручая: «Трусишь?» – «Не называй!..» – срывается против воли с губ Снейпа, как дежавю, неожиданно для него. Он глотает конец фразы, но поздно. Они замирают, оба. В памяти Гарри как бы запущен механизм восстановления, раскручивается спираль: от того страшного момента – назад. Ярчайшие воспоминания вспыхивают где-то под зажмуренными в ужасе веками. Всё то страшное, что виделось намёком в пламени камина, теперь встаёт отчётливо.
Но Гарри не из тех, кто останавливается и отступает. Снова проснувшаяся злость только побуждает его продолжать. Делает чувства острее. Ярость, пришедшая из прошлого, утраивает силы. И диким образом уживается с нежностью. Которой тоже есть на что опереться – если не в воспоминаниях, то в настоящем.
У них ведь есть не только прошлое.
Поэтому и в поцелуях пополам – ненависти и счастья, злости и нежности.
И ветхая ткань ночного одеяния Снейпа, естественно, не выдерживает такого напора.
Цветные воспоминания сменяются черно-белой реальностью.
Потому что глаза уже снова открыты, и мутного света из окна достаточно, чтобы видеть белое тело на серой простыне, черные волоски на бледной коже, черные провалы глаз на бескровном лице. Сейчас невозможно разглядеть, где радужка, а где зрачок, но вопрос в глазах увидеть можно.
Эта зрелище скорее будоражит и возбуждает, чем услаждает и радует.
Палитра ощущений сейчас гораздо богаче монохромной картинки, получаемой зрением.
Тело под руками и губами мягкое, доверчивое, усталое и жаркое. Стосковавшееся, тоскующее, страшащееся.
Жаждущее в ответ на твою собственную жажду.
Открытое прикосновениям, открытое проникновению.
Гарри с усилием скользит внутрь, и тело принимает его.
Так же, как когда-то сознание Снейпа впустило его за секунду до гибели прежнего мира, и сейчас впускает снова.
И с каждым толчком к Гарри возвращаются и другие воспоминания.
Свои и чужие... Лили, Вольдеморт, Дамблдор: любовь, предательство, неволя. Постоянное зудящее беспокойство за сына Лили, как расчёсываемая болячка. Их взаимное отталкивание и притяжение.
Неминуемое ожидание развязки. Смертью нависшая над ним пасть гигантской гадины и появление Гарри ниоткуда в последнюю секунду. Гнев Тёмного Лорда, столь мощный, что разорвал его изнутри, вывернув наизнанку и самого злодея, и окружающую реальность. Чудо, оставившее их в живых.

Обладать этим человеком, обладать его памятью – во всех смыслах.
Обжигающее дыхание – губы около губ, и – словно волна раскалённой лавы сразу по двум телам, будто по общей кровеносной системе, от одного к другому, от одного к другому. Приливы и отливы этого жидкого огня.
С каждой волной картина мира всё яснее, ярче ощущение целостности и могущества.
И – весь огонь внутри стекает к одной пульсирующей точке.
Гарри кажется (не без оснований), что и магия их объединяется и впитывается пульсирующей, набухающей огненной сферой.

По мере того, как огненный шар внутри Гарри рос, пылал нестерпимо, искал выхода с каждым толчком, рос и переливчатый камень на берегу горного шотландского озера, истончаясь, подобно гигантскому мыльному пузырю. И когда жаркая тяжесть взорвалась миллионами золотых льдинок, вырвавшихся наружу жарким фейерверком, лопнул и мерзкий пузырь, обратившись в пыль и пепел.

Эхо взрыва сотрясло маленький кривобокий домишко на длинной тоскливой улице Галифакса (а может, Манчестера), а пыль, труха и пепел из ветхих балок и камина засыпали Гарри, кровать, руки Северуса, закинутые назад, вцепившиеся в изголовье.

Мир перестал раскачиваться, вздохнул и замер.
Пробормотав что-то о том, что Поттер даже девственность потерять не может без катаклизма мирового масштаба, Снейп повозился, устраиваясь поудобнее на боку в обнимку с не собирающимся его отпускать Гарри, вздохнул и замер тоже.

Обустройством новой вселенной они займутся завтра.


***
Волосы Гарри с тех пор так и присыпаны этим пеплом. Вы можете легко узнать его не только по круглым очкам, но и по этой странной проседи на взлохмаченных волосах: только на затылке и макушке, – когда проходите мимо садика, где он ухаживает за грядками, на которых Северус накануне посадил тимьян и розмарин.
Или когда видите его, бредущего берегом реки и пугающего робкого лиса, чей рыжий пышный хвост уже мелькает далеко в зарослях. Интересно, почему на лисьей спине вам померещилась тень маленьких крыльев?
Кисточки таволги, белые, как кончик лисьего хвоста, беспокойно колышутся, а мир по-прежнему кажется привольным и пустынным.

КОНЕЦ

Заявление: автор честно признаётся, что несколько похожий (и несколько более обоснованный) метод расправы с Вольдемортом попадался ему (автору) в одном из фиков замечательной RexLuscus, но и сама любовь стара как мир, да и принцип «Make love, not war» также давно известен.




...на главную...


июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.07.13 00:22:27
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.07.12 14:55:50
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.07.11 23:20:35
Работа для ведьмы из хорошей семьи [6] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.07.07 09:21:27
Поезд в Средиземье [5] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.05 10:43:31
Змееглоты [5] ()


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.29 22:34:25
Наши встречи [4] (Неуловимые мстители)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [2] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.