Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Разговаривают поклонница Макса Фрая и поклонница Гарри Поттера.
- Вот как ты думаешь, если встретятся лорд Волан-де-Морт и Лойсо Пондохва, кто умрет? - спрашивает наконец поклонница Макса Фрая.
- Человечество...

Список фандомов

Гарри Поттер[18476]
Оригинальные произведения[1237]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12678 авторов
- 26934 фиков
- 8610 анекдотов
- 17671 перлов
- 671 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Хочу тебя трахнуть!

Автор/-ы, переводчик/-и: HelenRad
Бета:мухомурчонок
Рейтинг:NC-17
Размер:миди
Пейринг:снарри
Жанр:AU, Action/ Adventure, Romance
Отказ:Все принадлежит JK Rowling и Bloomsbury/Scholastic
Цикл:Снарри-Бинго [2]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Иногда слова означают совсем другое...

Немагическая АУ
Комментарии:Фанфик посвящается неизвестному анону, который поделился вот этой ссылкой на прекрасное: http://fyodorpavlov.tumblr.com/post/65235166547 Устоять было невозможно
Каталог:AU, Альтернативные концовки
Предупреждения:слэш, OOC, UST, AU
Статус:Закончен
Выложен:2017.07.02 (последнее обновление: 2017.07.02 21:27:06)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [8]
 фик был просмотрен 6373 раз(-a)



Пробуждение оказалось очень тяжёлым. Конечно, выпускной бывает раз в жизни, но кажется, Гарри чересчур увлёкся. Да уж, чересчур... вопреки уверениям более опытных товарищей никакого беспамятства не наблюдалось, напротив, он с пугающей отчётливостью помнил всё: и вручение дипломов, и бал, и последовавшую за ним попойку, и рассказ Рона про суфражистку, с которой он недавно познакомился и чудно провёл время, намереваясь продолжить... чёрт! Почему бы вечеру не закончиться именно в этот момент? Нет же! Цепкая память услужливо подсунула воспоминания о жадных, мокрых и очень стыдных поцелуях с Роном. Проклятье! Хорошо хоть Гарри догадался увлечь друга в нишу под лестницей, где кроме них не было никого... кажется...

Хотелось умереть, а ещё больше хотелось, чтобы наступило завтра, и специально нанятый экипаж увёз в порт, откуда на старом каботьере Гарри собирался пересечь Ла-Манш и отправиться в путешествие по Европе. Вообще-то лучшим лекарством для англичанина считалось кругосветное путешествие, но Гарри манили Париж, Рим и красоты Венеции. А ещё он очень рассчитывал на то, что за время его поездки Рон забудет этот смущающий эпизод, и можно будет сделать вид, что ничего и не было.

Голова нещадно болела, и ужасно хотелось пить, но звенеть колокольчиком, вызывая старого Добби, было выше человеческих сил, и Гарри просто страдал, надеясь, что скоро станет легче. Неожиданно дверь открылась, на мгновенье ослепив светом из коридора, но Гарри успел заметить силуэт высокой мужской фигуры, словно вырезанный из чёрной бумаги.

— Добби? — неуверенно позвал он, понимая, что это точно не его старый камердинер, но зайти в его спальню рано утром мог только он.

— Нет, мистер Поттер, не Добби, — голос был тихим и, скорее всего, именно поэтому показался Гарри таким приятным. — Меня зовут Северус Снейп, и с этого дня я служу в вашем доме.

Его служба началась со стопки кислой мутноватой жидкости, благодарно принятой организмом Гарри. После чего Снейп распахнул окно, впуская прохладный утренний воздух.

— Завтрак через час, сэр, — провозгласив это с таким видом, будто на завтрак ожидалась как минимум сама покойная королева Виктория, он с завидной ловкостью расставил умывальные принадлежности. — Утренний туалет, сэр.

На любое движение тело отзывалось ломотой и болью, но встать всё равно было необходимо. Во-первых, чтобы не тревожить maman, а во-вторых, дел, оставленных на последний момент перед отъездом, накопилось немало.

— Зови меня Гарри.

— Как скажете, сэр... — камердинер помедлил и выговорил так медленно, будто это стоило ему огромного труда: — Гарри.

— А я тоже буду звать тебя по имени, Северус. Так гораздо проще.

— Вы правы... Гарри, так проще.

Он помог Гарри подняться и принялся поливать на руки водой из кувшина с таким видом, что стало немного неловко. Всё-таки старый Добби был попроще, и его присутствие не ощущалось чем-то особенным. Сейчас, например, Гарри старался держать спину ровно и сильно не брызгать, чтобы не показаться мужланом, хотя, если задуматься, такое вообще не должно было его волновать. Наверное, всё дело в том, что к Добби Гарри привык с детства и замечал только, когда в нем была какая-то нужда.

Пока Снейп помогал одеваться, в голову вообще полезли непристойные мысли, но, скорее всего, только потому, что в отличие от Добби новый камердинер не пренебрегал своими обязанностями. А когда опустился на колени, закрепляя подтяжками тонкий шёлк носков, Гарри даже стало стыдно за собственные развратные фантазии.

За завтраком миссис Поттер несколько раз приложила к глазам платок, начиная уже сейчас горевать от скорой разлуки с Гарри, хорошо хоть отец не отличался излишней сентиментальностью, заведя разговор на посторонние темы:

— Как тебе новый камердинер?

— Аккуратный, предусмотрительный, спокойный, — без запинки ответил Гарри. — Откуда он взялся?

Отец довольно потёр руки:

— Я выиграл его в карты — Малфою вчера отчаянно не везло в вист.

Теперь стало понятно, откуда у Снейпа такие манеры — Малфои недаром гордились знатностью рода и верностью традициям. Гарри бы ничуть не удивился, если бы узнал, что у них в поместье и дворовые работники расхаживают во фраках и пьют по утрам кофе, беседуя о колониальной политике.

— И он не пытался отыграться?

Отец хитро взглянул на Гарри и, покосившись на супругу, которая как раз отдавала распоряжения кухарке, понизил голос:

— Подозреваю, что это не случайно — Сириус намекнул о неком скандале в семействе Малфоев. И вроде бы он как раз касался кого-то из слуг.

По дурной привычке, приобретённой в университете, Гарри едва не выругался. Получалось, что камердинер почтенного семейства был уличён в связи с леди Малфой... Гарри никогда бы не подумал на эту чопорную леди, хотя... было в этом Снейпе что-то, легко позволяющее представить его в этой роли.

— Но лучшего спутника для путешествия мне сложно представить, — продолжил отец, — он точно не бросит тебя в пабе с друзьями и позаботится о твоём комфорте. Ну а если и заведёт какую интрижку, так главное, чтобы приличия были соблюдены.

За что Гарри любил отца, так это за такую вот житейскую мудрость.



***

У капитана каботьера было очень странное представление о каютах первого класса. Не то чтобы у Гарри был большой опыт, но назвать это недоразумение люксом у него бы не повернулся язык. Особенно после того, как он заметил в щели между досок обшивки торчащие тараканьи усы. Радовало только то, что на борту этого судёнышка предстояло провести всего одну ночь. Гарри долго стоял на палубе, вглядываясь в чернеющий горизонт и представляя себе все морские приключения разом. Однако если чёрные паруса и мелькнули у горизонта, в ночной темноте их уже было не разглядеть, зато звёзды казались такими яркими, что захватывало дух.

Гарри вздрогнул, ощутив, как на плечи опустилась тяжёлая ткань плаща.

— Вечер прохладный, Гарри, не думаю, чтобы вам хотелось начинать путешествие с простуды.

От вкрадчивого голоса Снейпа на мгновение перехватило дыханье, и Гарри показалось, что тот задержал ладони на его плечах, словно обнимая. Глупо, конечно. Наверное, так влияла романтика морского путешествия, но почему-то захотелось, чтобы всё это было по-настоящему — и руки на плечах, и неясное томление, и ожидание чего-то большего...

— Спасибо, Северус.

Снейп встал рядом, принимая благодарность, как должное, и Гарри вновь невольно сравнил его с Добби, который бы непременно начал суетиться от радости, испортив красоту момента.

— Люблю ночь, — вдруг тихо сказал Снейп. — Она делает мир гораздо совершеннее... — и тут же, словно смутившись своих слов, добавил иным тоном: — Шли бы вы в каюту, Гарри, завтра нас ждёт утомительный день, вам надо отдохнуть.

— Да, конечно.

Никогда прежде Гарри не чувствовал себя таким солидным, как в тот момент, когда по собственной воле отправился в душную каюту, чтобы быть готовым к новому дню. Причём на такие же слова Добби он бы не обратил внимания, даже не подумав о произведённом впечатлении. Забавно...

Спальное место в каюте было только одно, но, кажется, Снейп был опытным путешественником, потому что устроил себе постель на узком сундуке. Гарри, правда, показалось, что сундук слишком короткий, но додумать эту мысль он не успел. От появившегося Снейпа пахло табачным дымом, и он, даже не взглянув в сторону Гарри, начал раздеваться. Неторопливо, словно кроме него в каюте никого не было. Не рассчитывал же он, что Гарри так быстро уснул? Или...

Стоило отметить отличное зрение Снейпа — он с лёгкостью ориентировался в темноте, двигаясь практически бесшумно. Он повесил снятый сюртук на спинку стула, который приставил к сундуку, явно рассчитывая разместить на нём ноги. Интересное решение... Гарри бы такое в голову не пришло. Белоснежная рубашка Снейпа недолго выделялась светлым пятном, а когда он её снял, Гарри из чистого любопытства попытался разглядеть его тело. Вообще-то он видел не очень хорошо, но в очках мог бы посоперничать с зорким Снейпом. Очевидно, именно блеск очков и выдал его интерес.

— Не спится, мистер Поттер?

Всё-таки было в голосе Снейпа что-то необъяснимо притягательное, разжигающее фантазию. Не мог же он специально поддразнивать Гарри? Пришлось снять очки и невозмутимо ответить:

— Уж очень здесь душно.

Снейп подошёл к круглому окошку и что-то с ним сделал, отчего оно открылось настежь, и сразу же стало заметно свежее.

— Не знал, что так можно, — пробормотал Гарри.

— Вы ещё не раз удивитесь, узнав, как можно.

Засыпая, Гарри продолжал думать о том, что имел в виду Снейп, и, наверное, поэтому сны его были чересчур смущающими, но очень увлекательными... очень!

— Просыпайтесь, Гарри, вас ждут великие дела. Через полчаса мы должны сойти на берег в Гавре.

Снейп уже был полностью одет и даже приготовил воду для умывания. Гарри пригладил рукой растрепавшиеся со сна волосы и неохотно вылез из-под одеяла.

Завтракать Снейп предложил на берегу, и Гарри с радостью согласился. В его понимании тараканы плохо сочетались с хорошим аппетитом. В выборе ресторана он тоже положился на выбор своего камердинера и не прогадал — Снейп привёл именно туда, где всё отвечало скромным запросам Гарри: чисто, вкусно и сытно.

Однако аппетита почему-то не было, и в чём тут дело, разобраться не получалось. Наверное, всё же тот поцелуй с Роном так повлиял, что теперь во всех, даже самых невинных действиях, виделся скрытый смысл. Добби всегда помогал с утренним туалетом, но не вызывал и сотой доли тех эмоций, которые овладевали Гарри, стоило тонким, но сильным пальцам коснуться его груди, разглаживая шёлк сорочки, или невзначай задеть кожу запястья, застёгивая запонки. Конечно, старый Добби даже рядом не стоял со Снейпом, бывшим, казалось, вовсе вне возраста и обладавшим такими манерами, что Гарри рядом с ним чувствовал себя школяром. А может, дело и не в манерах, а в горьковатом запахе французской воды, исходящем от Снейпа и заставляющем задерживать дыханье, когда он подходил слишком близко.

Железнодорожный вокзал оказался совсем рядом с морским портом, и пока Снейп покупал билеты до Парижа, Гарри прогулялся в окрестностях вокзала, оставив вещи на попеченье носильщика. Он обнаружил сквер на площади Республики и уже хотел подойти поближе, чтобы разглядеть памятник, но не успел.

— Мистер Поттер, если вы не хотите задержаться в Гавре на два дня, то наш поезд отходит через полчаса.

Интересно, а как Снейп его нашёл? Гарри представил, как тот бегал по незнакомым улицам, разыскивая его — не зря же так порозовели щёки? — и развеселился.

— Мы обязательно всё успеем, Северус, — пообещал он.

Всё? Ну-ну...

Если бы Снейп только знал, какие мысли вызывает у Гарри, когда так иронично кривит губы, то непременно бы поостерёгся. Но он даже не подозревал.



***

Гарри сидел у окна и дремал, запрокинув голову на спинку мягкого сиденья. Мелькающие за окном пасторальные пейзажи совершенно не привлекали, газета была прочитана, а собеседником Снейп оказался неважным. Это была далеко не первая поездка в Европу, и Гарри казалось, что он видел всё, а теперь просто хотел окунуться в ту особую атмосферу свободы, которую ощутил, когда был в прошлый раз в Париже с родителями. Пусть его тогда считали ребёнком, но он прекрасно видел задорный блеск в глазах матери, под влиянием которого отец начинал делать глупости, порицаемые им в обычной жизни. Ещё тогда Гарри решил, что непременно вернётся в это волшебное место.

— В каком отеле вы хотели бы остановиться… Гарри?

Перед его именем Снейп всегда делал паузу, словно боялся ошибиться, но почему-то от этого сердце на мгновение сладко замирало, пропуская удар. Гарри казалось, что так тягуче выговаривать «р-р» можно только в каких-то особых случаях. Вот и сейчас, запутавшись в ощущениях, он не сразу понял смысл вопроса.

— То есть?

— Мне бы хотелось знать, чего вы хотите, чтобы оправдать ожидания.

— Простите?

— Чего вы ждёте от отеля?

Вообще-то Гарри ничего не ждал от места, где планировал только спать, и то недолго. Заметив его замешательство, Снейп начал подсказывать:

— Место, комфорт, уровень обслуживания, и самое главное — сколько вы готовы за всё это заплатить?

Так стало гораздо понятнее, и Гарри улыбнулся:

— В общем-то, важнее всего, наверное, место. Я бы хотел жить в центре, но желательно при этом сэкономить, чтобы растянуть удовольствие. Комфорт мне не очень важен, а для обслуживания у меня есть ты, Северус, ведь так?

Уголки губ Снейпа чуть приподнялись, обозначая улыбку:

— Именно так. Для обслуживания у вас есть я.

И почему из его уст любая фраза звучала столь двусмысленно? Но Гарри уже стала нравиться эта игра, пусть только он о ней и знал.

— И я думаю, ты сумеешь меня удовлетворить.

— Сделаю всё от меня зависящее.

Теперь на губах Снейпа заиграла настоящая улыбка: многообещающая, дерзкая, искушающая…

— Я думаю, ты настоящий мастер.

— Так говорят…

Гарри положил ногу на ногу, скрывая растущее возбуждение. Совершенно точно Снейп был не по этой части: отец же говорил, что Малфой решил отослать камердинера подальше после разоблачения его скандальной связи со своей супругой. Тогда почему он вызывает такую острую реакцию? Очевидно, что это проблема только Гарри!

— И как ты будешь меня удовлетворять?

— Для начала я сниму студию, где-нибудь в районе Рю-де-ля-Пэ.

— Хорошее начало, продолжай.

— Каждый вечер мы будем посещать оперу, балет…

— Классика, но это так скучно…

— Любите модерн? Не волнуйтесь, в кабаре мы с вами тоже непременно побываем, — Снейп приподнял бровь, — для расширения вашего кругозора.

— А как же твой кругозор?

— Могу уверить — он достаточно широк.

Вот как он это делает?! Вроде бы ничего особенного не сказал, а у Гарри перед глазами замелькали такие фантазии, что закружилась голова. Оставалось надеяться, что он ничем себя не выдал, потому что взгляд Снейпа оказался совершенно непроницаемым. Только сейчас Гарри заметил, какие чёрные глаза у камердинера, почти такие же чёрные, как и волосы, а нос…

— Что вас так заинтересовало… Гарри?

Гарри понял, что просто неприлично пялится на Снейпа, и отвернулся к окну.

— Прости, просто задумался.



***

Наверное, Снейп был волшебником, потому что выбранная им квартира полностью устроила Гарри. Особенно понравился крошечный балкончик, на который можно было выйти, распахнув стеклянную дверь, и выпить там чашку кофе, разглядывая шумную улицу… ну, или выкурить тонкую папиросу, прикладываясь губами к костяному мундштуку.

Когда Гарри давал Снейпу разрешение курить на «своём» балконе, он и не подозревал, какому искушению будет подвергаться явно больше одного раза в день. А всему виной зеркало, повешенное так, что ловило отражение от дверного стекла и давало возможность наблюдать за происходящим на балконе. Интересно, а знай Снейп, что за мысли посещают Гарри, он бы продолжал так же чувственно обхватывать мундштук губами, задумчиво лаская его самым кончиком пальца? Или прикрывать глаза, отдаваясь наслаждению? Или мечтательно наблюдать за кольцами сизого дыма?

— Сегодня мы ужинаем в ресторане, — объявил Снейп. — Я заказал столик.

— Отлично, — согласился Гарри. — А когда займёмся моим кругозором?

— Пожалуй, завтра. В этом деле не стоит сильно спешить. А сейчас вы можете написать письма. Ваша маменька просила напоминать об этом.

М-да… а ещё Снейп мастерски умел обозначить дистанцию между ними, причём так, что Гарри начинал чувствовать себя едва ли не ребёнком.

Письма были написаны и отнесены Снейпом на почту, пришло время собираться в ресторан. Гарри стоял у зеркала и застёгивал сорочку, глядя больше не на своё отражение, а на наблюдающего за ним Снейпа. Всё-таки в его взгляде временами появлялось что-то такое, чему Гарри не знал названия, но чувствовал, как оно отзывалось неясным томлением в теле, разгоняя кровь и заставляя сладко замирать сердце.

— Помоги застегнуть запонки… Северус.

И снова этот дурманящий горьковатый запах, в который хотелось завернуться, как в одеяло. Движения Снейпа всегда были скупы и точны, тем приятнее оказывались его случайные прикосновения к коже запястий, становившейся в такие моменты чрезвычайно чувствительной. Гарри хотелось взглянуть Снейпу в глаза, но тот, как нарочно, опустил голову так, что волосы скрыли лицо. Повинуясь порыву, Гарри протянул руку, убирая их в сторону, и нечаянно коснулся щеки Снейпа кончиками пальцев. Тот мгновенно замер, а Гарри неторопливо завел волосы за его ухо, заворожено глядя, как медленно поднимается взгляд Снейпа. Миг, когда они смотрели друг на друга, казалось, тянулся бесконечно. Или это время замерло, потому что если бы Гарри на самом деле столько не дышал, то он бы просто умер, а так… Он тяжело сглотнул, и от этого звука Снейп словно отмер, хищно улыбнувшись.

— Вы любите азартные игры, мистер Поттер?

А причём здесь игры? Сбитый с толку Гарри кивнул, а Снейп продолжил:

— Я так и думал. Нам обязательно надо сходить в казино.

Он быстро отстранился, и волшебство момента бесследно исчезло, оставив только воспоминание о медленно расширяющихся огромных зрачках. Незабываемое зрелище…


***

В ресторане было весело. Всё-таки французская мода приглашать в зал музыкантов нравилась Гарри гораздо больше сдержанной тишины тех мест, которые было прилично посещать на родине. Он познакомился со студентом из Вены, который пытался говорить по-английски со смешным акцентом и очень хотел получить «практику по языку». Приключение обещало быть забавным и необременительным, но студент, имени которого Гарри так и не запомнил, отошёл в «клозет» и почему-то не вернулся. Зато откуда-то появился Северус и сообщил, что пора домой.

— Как? Уже?

— Да, Гар-р-ри, уже…

— Но я не хочу… я просто сейчас не усну!

— Они закрываются, а вы уснёте, — Снейп едва заметно подмигнул: — Я заварю вам особый чай.

Отказаться от такого было немыслимо: выяснилось, что особый чай Снейпа привлекал Гарри гораздо больше лёгкой интрижки.

— Тогда домой!

Снейп придерживал Гарри за локоть, пока они выбирались из зала, и показалось, что на него направлено множество заинтересованных взглядов, как женских, так и мужских.

— А вы имеете успех, Северус, — не преминул заметить Гарри, когда они вышли на улицу.

Снейп самодовольно усмехнулся и, наклонившись к самому уху Гарри и задевая его губами, доверительно прошептал:

— Я много чего имею.

И снова в животе сладко заныло от предвкушения чего-то особенного, чему Гарри не знал названия, но очень хотел попробовать. Наверное, именно поэтому, когда Снейп избавил его от узкого фрака и стал развязывать галстук, Гарри снова несмело коснулся его щеки, осторожно лаская её самыми кончиками пальцев. И тогда Северус перехватил его руку и, пристально глядя в глаза, поцеловал ладонь. Гарри было потянулся к нему, но он решительно отстранился и покачал головой:

— Уже поздно, Гар-р-ри. Пора спать.

Гарри показалось, что он может кончить только от одного этого «спать», звучащего многообещающе порочно.

— Я готов, — прошептал Гарри.

— Нет, — едва слышно сказал Северус. — Ещё нет. Вы слишком пьяны…

— Я не всегда буду пьян.

— Надеюсь.

Потом Снейп долго курил на балконе, а Гарри наблюдал за его отражением, лёжа в постели. Наверное, он и в самом деле немного перебрал, потому что принялся обнюхивать собственные пальцы, ещё хранившие запах пьянящей горечи, чтобы потом начать гладить своё лицо, представляя, что это делает Снейп. Шея, грудь, живот оказались обласканы прежде, чем пальцы сомкнулись на члене. Гарри ласкал себя, глядя на отражение Снейпа, отчётливо представляя себе его губы… такие тёплые… мягкие… умелые… кончил он, встретившись в зеркале взглядом со Снейпом, представляя себе капли спермы, стекающие по его щеке.



***

Утро вновь было недобрым. Хотя после того, как Снейп напоил Гарри своим снадобьем, он смог оторвать голову от подушки и сесть, не боясь, что его вывернет наизнанку.

— Не вставайте, Гарри. Через четверть часа я подам лёгкий завтрак, потом мы с вами немного прогуляемся, а на вечер я взял билеты в Оперу, — заметив тень разочарования, мелькнувшую на лице Гарри, Снейп добавил: — В «Мулен Руж» мы отправимся завтра, а послезавтра пойдём на балет.

— У нас разнообразная программа, — вымученно улыбнулся Гарри.

— Да, — согласился Снейп. — Вы должны попробовать всё, прежде чем решить, что больше нравится.

— Всё?

— Всё!

Гарри послушно лёг и прикрыл глаза. Голова всё ещё болела, но, по крайней мере, можно было уже что-то разглядеть, кроме разноцветных пятен, причудливо складывающихся в картины, как камешки в новомодном калейдоскопе. Вчерашний вечер тоже состоял из таких воспоминаний, и Гарри зажмурился, увидев самое яркое. Снейп… Северус Снейп, манящий и загадочный… теперь уже стало казаться, что того студентика в ресторане отшил тоже он. Каков негодяй — отшил, а сам… Гарри вновь овладели порочные фантазии, и если вчера под влиянием алкоголя он с радостью шёл у них на поводу, то сейчас попытался бороться. Тщетно, конечно… хотя пижама и без того уже была вчера испачкана.

Северус с подносом появился как раз вовремя: Гарри уже всё успел и теперь лежал, блаженно потягиваясь.

— Ваш завтрак, милорд.

— Подавайте!

Устанавливая ножки подноса, Северус наклонился, и его ноздри затрепетали. Очевидно, он уловил запах грешного удовольствия, потому как понимающе взглянул на Гарри и прошептал:

— С добрым утром, Гар-р-ри…

Несмотря на недавнюю разрядку, член снова потяжелел, и внизу живота сладко заныло.

— С самым добрым, Северус, — Гарри ткнул кончиком пальца в вазочку с джемом и неторопливо облизал его, глядя в стремительно темнеющие глаза Снейпа: — Куда мы пойдём потом?

— Здесь недалеко Елисейские поля.

— И как далеко мы зайдём?

— Я полагаю, вы сами поймёте, когда придёт пора остановиться.

— Мы всё ещё говорим про прогулку? — невинно поинтересовался Гарри.

— Разумеется.

Чёрт! Наверное, Гарри мог кончить только от этого голоса и этой улыбки… А Северус, огладив его взглядом, вновь отправился на балкон курить. Чёрт!

После завтрака Гарри, наконец, вылез из-под одеяла и первым делом избавился от пижамы, которая неприятно липла к телу. Он вытер себя курткой, прежде чем отбросить её в сторону, и долго рылся в чемодане, отыскивая трусы. Он специально не торопился, и от собственной смелости замирало сердце, особенно, когда казалось, что Северус смотрит на него сквозь стекло балконной двери. Никогда прежде он не чувствовал себя таким развратным. Однако Снейп появился только когда Гарри, будучи уже в трусах, начал отыскивать свежие носки.

— Позвольте, я помогу вам.

В коленопреклонённом Снейпе было столько эротизма, что Гарри приходилось из последних сил сдерживать себя, чтобы не сотворить какую-нибудь ужасную глупость, а тот, словно проверяя его выдержку, неторопливо крепил носок подтяжкой, разглаживая его шёлк до состояния полной безупречности. Ни единой складочки, ни единой морщинки… возбуждение уже становилось болезненным.

— Теперь брюки. Помочь?

— Нет, — буркнул Гарри, чувствуя, как стало жарко щекам. — Благодарю.

Снейп ушёл в свою каморку и вернулся с идеально отглаженной сорочкой. Гарри как раз успел надеть брюки и опустил руки, попадая в рукава — в звенящей тишине ему показалось, что Северус тоже задержал дыханье. А потом на плечи опустились ладони, уверенным движением смахивая невидимые соринки, отчего волоски на шее встали дыбом. Гарри попытался поймать отражение Снейпа в зеркале, но тот снова так наклонил голову, что из-за нависших волос лица было не разглядеть.

***

Прогулка не удалась, и единственной причиной этому было то, что Снейп грассировал! Нет, Гарри, конечно, подозревал, что жить у Малфоев и не владеть в совершенстве французским невозможно, но чтобы так… Сам Гарри не только понимал практически всё, о чём говорили окружающие, но и мог вполне сносно объясниться, но тягаться со своим камердинером был просто не в состоянии! Мало того, что голос Снейпа обладал собственной магией, пробуждающей желания, так ещё и этот прононс, который, казалось, был напрямую связан с членом Гарри. Поэтому хождение по гравийным дорожкам не принесло никакого удовольствия — не успевал Гарри успокоить своё либидо видами уличных попрошаек, как кто-нибудь из прохожих заговаривал со Снейпом, и всё начиналось сначала.

Надо ли говорить, что когда они вернулись домой, Гарри укрылся в уборной и провёл там не менее получаса, прежде чем к нему вернулось самообладание.

— Прикажете сервировать обед? — вкрадчиво поинтересовался Северус, выходя с балкона.

Интересно, а что за табак он курит? Гарри видел, как аккуратно Северус скручивал тонкие папиросы, заполняя портсигар. Кажется, на пачке был какой-то герб...

— Обед, Гарри, — напомнил Снейп, подойдя ближе.

— Да... — рассеянно ответил он. — Обед.

— Где подавать?

— Пожалуй, я прилягу.

— Как скажете...

Гарри показалось, что когда он облизнул губы, взгляд Снейпа хищно сверкнул. Ну-ну... теперь уже не оставалось никаких сомнений в его заинтересованности, и Гарри пожалел, что поподробней не расспросил отца про скандал в благородном семействе. Сейчас бы он уже ничуть не удивился, узнав, что леди Малфой не вынесла конкуренции: на фоне Северуса она сильно проигрывала. Гарри позволил снять с себя пиджак и, сбросив туфли, завалился на кровать в брюках и рубашке. Иногда ему безумно хотелось свободы, а атмосфера Парижа очень располагала к таким вольностям. А ещё с кровати было очень удобно наблюдать за Снейпом. Гарри пытался понять, что же такое в нём едва ли не сводит с ума, и с удивлением обнаружил, что красавцем в общепринятом понимании тот не был. Чересчур резкие черты лица, крупный нос, тонкие губы... хотя, с другой стороны — интересная бледность, астеническое сложение, артистичные руки. Кроме того, Снейп красиво двигался, как танцор... нет, скорее, как опытный дуэлянт.

— Нравится?

И как это Снейпу всегда удаётся его подловить?

— Простите?

— Пирог с почками здесь готовят очень недурно.

Ну да! Так Гарри и поверил, что Снейп беспокоится из-за какого-то пирога... а тот продолжил:

— Если его запивать молодым Каберне Совиньон, то можно избежать всех неудобств, связанных с переменой климата.

— И я снова буду пьян, — пообещал Гарри.

— С пары бокалов? Не думаю.

И всё-таки вино ударило в голову, иначе чем объяснить то, что когда Северус застёгивал ему запонки, Гарри не выдержал и вновь коснулся его щеки самыми кончиками пальцев. Этого показалось мало, и он приласкал мочку уха, прижимаясь к лицу ладонью. На этот раз Северус накрыл его руку своей и мимолетно потёрся щекой о дрогнувшие пальцы, после чего медленно и чувственно поцеловал ладонь Гарри. Сердце гулко билось где-то в горле, и почему-то совсем не находилось слов. Северус улыбнулся одними кончиками губ:

— Нам пора. Опера ждёт...

Можно подумать, кому-то интересна эта опера!

Билеты Северус взял, наверное, самые дорогие, иначе чем объяснить, что кроме них в ложе никого не было? Гарри с интересом огляделся. Его отец не был большим приверженцем богемных выходов в свет, предпочитая развлечения попроще, поэтому и Гарри был в театре только один раз, и то по настоянию миссис Поттер. Пока занавес был закрыт, он с интересом разглядывал зрителей.

— Возьмите.

Гарри вновь окутало облако горьковатого запаха, и он ощутил горячее дыханье Северуса прямо возле уха. Небрежно облокотившись на кресло, тот протягивал ему бинокль, интимно заводя руку за спину, почти приобнимая.

— Спасибо, — пробормотал Гарри и поёрзал, устраиваясь в мягком кресле так, чтобы скрыть возбуждение.

На Снейпа он старался не смотреть, но не замечать его присутствия было просто невозможно. И радость от того, что подняли занавес, оказалась преждевременной: Снейп почему-то решил, что Гарри не понимает по-итальянски — хотя, конечно, в этом он был прав, — и начал пересказывать содержание оперы. Боги! Как он это делал!

Из всего потока слов Гарри запомнил только название «Бал-маскарад» и фамилию, кажется, исполнителя главной роли — Верди. Этот итальянец был чертовски хорош, и приди Гарри сюда в другой компании, то непременно бы представил что-нибудь этакое... с его участием. В компании Снейпа не было даже шанса подумать о ком-то другом. Волнующий шёпот у самого уха, лёгкое дыханье у щеки и нестерпимый жар в том месте, где бедро Гарри задевало колено Северуса. Голова немного кружилась от сладкого ожидания, а чарующие голоса исполнителей волшебным образом перекликались с искушающим шёпотом. Даже святой не выдержал бы такого, а святым Гарри точно не был, поэтому он, как бы невзначай, через брюки накрыл ладонью собственный член, так жаждущий внимания, и слегка его сжал.


***

Наверное, сама судьба не позволяла Гарри разобраться со своими культурными предпочтениями, а кто он такой, чтобы спорить с этой дамой? Только поэтому на вопрос Северуса о том, как ему понравилась опера, он честно ответил:

— Зато мне понравилось её сопровождение.

К чести Снейпа, он немного смутился. Ну, или мастерски изобразил смущение.

— Простите меня, Гар-р-ри, мне показалось, что вы нуждаетесь в неких пояснениях, но и подумать не мог, что Верди так...

— Возбуждает? — невинно предположил Гарри. — Это с непривычки. Говорят, высокое искусство сильно влияет на неокрепшие умы.

Кажется, Снейп понял, что немного переиграл, и поспешил отступить:

— Простите, мистер Поттер, я слишком увлёкся... происходящим на сцене.

Всю дорогу назад Снейп был мрачен и крайне сдержан, а когда вошли в квартиру, помог Гарри раздеться и сразу же отправился курить. Такое изменение настроения понять было невозможно. Ну и чёрт с ним! В конце концов, своими обязанностями Снейп не пренебрегал, а до остального... до остального Гарри точно не было дела! Хотя, конечно, засыпал он, будучи в отвратительном настроении, стараясь не думать о дурном характере камердинера.

Весь следующий день Снейп вёл себя так сдержано, будто они были едва знакомы, и Гарри такое положение вещей стало порядком надоедать. Почему-то казалось, что Снейп обманул — ожидания так точно! Хотелось как-то вывести его из себя и немного взбодрить, только поэтому Гарри распорядился пойти на прогулку, для которой специально выбрал норфолкский костюм с такими узкими бриджами, что самостоятельно надеть их было невозможно. Чулки до колена тоже должны были придать процессу сборов некую изюминку.

От разочарования горчило на языке и хотелось сказать что-нибудь едкое, отчего бы Снейп растерял свою невозмутимость. Однако время шло, а подходящих слов не находилось. Снейп механически разглаживал чулки и натягивал на Гарри бриджи, ничем не выдавая своего интереса.

— На чём мы будем добираться в «Мулен Руж»?

— Я заказал конный экипаж.

— Крытый?

— Да. Погода сегодня не балует.

Даже голос Снейпа, казалось, утратил свою чарующую силу и звучал буднично и до обидного неправильно.

— Может, не пойдём?

— Как скажете, сэр.

— Гарри! Называй меня Гарри, мы же договаривались.

— Как скажите, Гарри.

Снейп зашнуровал на нём прогулочные туфли и уже намеревался подняться, но Гарри, повинуясь порыву, осторожно коснулся его щеки, убирая волосы от лица. Снейп словно окаменел, когда Гарри пальцами ласково очертил линию челюсти и скользнул к шее:

— Зачем ты так со мной?

— Как?

— Как будто просто слуга... — вырвалось у Гарри.

— А я и есть просто слуга, — Снейп невесело усмехнулся. — Я ваш камердинер, сэр, и знаю своё место.

— И где же оно?

— У ваших ног.

— Правда? А если я сделаю так? — Гарри сократил разделявшее их расстояние и встал, нависая над коленопреклонённым Северусом, запуская пальцы в его волосы и вынуждая запрокинуть голову.

— Я по-прежнему у ваших ног.

Упрямец! А если так? Гарри прижал лицо Снейпа к низу своего живота, плохо себе представляя, что делать дальше. Северус не только не шевелился, но и не пытался возразить или освободиться.

— А если я заставлю тебя?

— А подчинюсь, — глухо, но твёрдо ответил Северус.

Невыносимо! Гарри отстранился и отвернулся, прикрыв глаза, чтобы не видеть своего отражения.

— Прости.

— Что вы имели...

— Северус, прости меня. Я идиот. Я придумал себе сказку и увидел то, чего не было. Прости. Мне показалось, что ты был не против.

— Я и сейчас не против.

— Нет, Северус. Я не хочу... так...

Гарри натянул пиджак от костюма и быстро покинул квартиру. Он почти сбежал по лестнице, выскакивая на улицу под моросящий дождь. Не успел он сделать и пары шагов, как над ним раскрылся купол зонта.

— Промокните, сэр.

— Плевать!

— Простудитесь.

— И к лучшему! Буду лежать в постели, а ты станешь поить меня молоком с мёдом... и может, тогда проявишь ко мне хоть какие-то чувства.

Северус едва слышно хмыкнул, но промолчал, и вся прогулка так и прошла в тишине, нарушаемой лишь шорохом гравия под ногами, да шелестом дождя. Однако Гарри показалось, будто что-то неуловимо изменилось.

В «Мулен Руж» они поехали на конном экипаже, сидя в нём друг напротив друга. Северус расположился так, что его лицо оказалось в тени, но всю дорогу Гарри чувствовал на себе его изучающий взгляд. Или это только казалось...

Дождь не кончался, и Северус первым покинул карету, сразу же раскрывая зонт. Гарри вышел следом и поспешил войти в здание, чтобы не промокнуть. Надо сказать, что представление Гарри понравилось, прежде всего — весёлой музыкой и общим игривым настроем публики. Шампанское лилось рекой, и настроение постепенно улучшалось. Правда, хоть Гарри и разглядывал танцовщиц с интересом, никакого возбуждающего оклика в нём они не находили. То ли дело Снейп. Он сидел рядом, невозмутимо глядя на сцену, словно не замечая царящего вокруг праздничного веселья.

— Северус, а ты раньше здесь бывал?

— Да.

— А с кем?

— С Люциусом.

После такого ответа расспрашивать расхотелось, зато стоило прикрыть глаза, как тут же представлялось совсем что-то неприличное. И ещё почему-то Гарри зло подумал, что уж Малфой-то ни в чём себе не отказывал. А Северус подчинялся... и эти мысли сводили с ума. У Гарри даже разболелась голова.

— Давай поедем домой?

— Не нравится?

— Здесь душно. Голова разболелась... — Гарри поморщился. — И да. Мне не нравится.

Северус встал первым и, придержав стул Гарри, тенью последовал за ним. Всё-таки так выглядеть и производить такое впечатление Добби не умел никогда! Потому Гарри и не замечал его присутствия. И уж точно не возбуждался, касаясь плечом плеча.

— Желаете прогуляться или сразу домой?

Дождь едва накрапывал, и Гарри решил:

— Пройдёмся немного.

— Как скажете.

Нарушать уютное молчание не хотелось, но Гарри никак не мог совладать с собственными подозрениями. Некоторые вещи хотелось знать наверняка. Он немного прокашлялся, прежде чем спросить:

— У тебя было что-то с Малфоем?

— Простите?

— Северус, ты спал с Малфоем?

Гарри показалось, что он увидел, как побелели тонкие пальцы, сжимающие рукоять зонта, впрочем, это могла быть и просто игра света.

— Гарри, вы понимаете, что довольно неэтично рассказывать о своём прежнем господине?

— Особенно о его личной жизни, скажи прямо.

— Да. Особенно о его личной жизни.

— А как к этому относилась леди Малфой?

Северус только искоса взглянул на Гарри и промолчал. Проклятье! А не планирует ли Снейп вернуться к прежним хозяевам? Гарри почувствовал, как руки непроизвольно сжались в кулаки, как перед хорошей дракой — в университете была мода на бокс, а он был неплохим спортсменом. Северус шёл рядом, глядя перед собой, и совсем не обращал внимания на Гарри. С этим надо было что-то делать и срочно.

Улица в этот час была пуста, или Северус нарочно выбрал наименее оживлённый путь, только когда Гарри оглянулся по сторонам, то никого не заметил. А значит, ничто ему не мешало. А выпитое шампанское требовало проявить толику безрассудства.

— Северус, стой.

Он мог бы и не говорить, потому что Снейп встал, едва Гарри остановился, но просто надо было как-то обозначить свои намерения.

— Ты обещал подчиниться.

— Да, сэр.

— Тогда поцелуй меня. Так, как ты, безусловно, умеешь.

— Прямо здесь?

— Да! Не хочу терять время.

Глаза Северуса опасно сверкнули, но он повернулся к Гарри и, продолжая удерживать над ними зонт, медленно наклонился:

— Вы уверены, Гар-р-ри?

— Да! Чёрт тебя дери!

— Чёрт — это некуртуазно...

Мгновение, и губ Гарри коснулись сухие и очень твёрдые губы, осторожно, словно пробуя на вкус. Гарри приоткрыл рот и сразу же ощутил прикосновение к зубам языка Северуса. Почти невесомое, но очень чувственное. Гарри выгнулся навстречу и едва слышно застонал, поощряя инициативу. Продолжая удерживать зонт, Северус обхватил его за талию, притягивая к себе, и начал целовать уже по-настоящему: неторопливо, со вкусом, явно получая от этого удовольствие. В Англии бы Гарри и в голову не пришло заняться подобным в общественном месте, но ведь не зря Париж называют городом любви... ну или греха. Северус остановился только тогда, когда Гарри недвусмысленно потёрся о его бедро. Он отстранился и, тяжело дыша, уставился на Гарри так, будто впервые видел, и от его помутневшего взгляда закружилась голова.

— Остановитесь, Гарри. Вы сильно рискуете своей репутацией.

— Нас всё равно здесь никто не знает, — прошептал Гарри, задыхаясь.

— Напрасно вы недооцениваете людей. Вы — очень запоминающийся молодой человек, а то, что мы делаем, лежит далеко от общественного поощрения.

— То есть, ты не против продолжить, но в спокойной обстановке?

— Я бы предпочёл, чтобы вы просто одумались.

— Ты подчиняешься, помнишь?

— Да, сэр!

— Тогда быстро найди экипаж.

Карету Северус нашёл почти сразу, стоило только выйти на широкий проспект, освещённый многочисленными фонарями. Северус быстро поговорил с извозчиком и любезно открыл дверь перед Гарри:

— Прошу вас, сэр.

В карете Гарри сразу перешёл к активным действиям, возобновляя поцелуй, и надо сказать, без зонта в руке и не на улице Северус был гораздо активнее... и изощрённее. И дорога показалась очень короткой. Гарри немного опомнился, когда услышал стук.

— Приехали...

Северус отодвинулся, мгновенно приобретая невозмутимый и немного отстранённый вид. Он был неплохим актёром, но растрёпанные волосы и вызывающе покрасневшие губы выдавали его полностью. Однако извозчику, похоже, не было дела до чужих страстей. Он тщательно пересчитал деньги и кивнул, прощаясь, а Северус уже стоял в тёмном чреве дома, ожидая Гарри. И эти два шага до него показались бесконечно долгими.



***

Гарри чувствовал себя обманутым. И речь даже не о том, что дальше поцелуев с Северусом дело не продвинулось. Нет! Просто почему-то в какой-то момент ему показалось, что всё это не более чем игра. Что Северус развлекается с ним, как кот с мышонком, и словно заранее знает, чем всё кончится. Как он мог знать? Это просто невозможно…

В квартиру они ввалились, не прекращая целоваться, и Гарри пребольно ударился локтем о дверной косяк, что, однако, ничуть не охладило его пыл. Он несколько раз прижимал Северуса к стене, но тот с какой-то змеиной изворотливостью неизменно оказывался на свободе. А ещё он методично раздевал Гарри, избавляя от предметов одежды с артистической небрежностью, при этом оставаясь полностью одетым. Они медленно двигались в направлении постели, словно танцевали новомодное танго, где каждое движение диктовалось страстью. Когда полностью обнажённый Гарри ощутил спиной шёлк простыни, Северус вдруг отстранился и почти целомудренно поцеловал его в лоб:

— Сладких снов, Гар-р-ри!

— А ты? Куда?

— Вы требовали только поцелуя.

— Мне мало!

Северус порочно улыбнулся и, склонившись над постелью, укрыл Гарри одеялом.

— Вы слишком много выпили, сэр. И наутро будете жалеть о своей импульсивности.

И прежде чем Гарри успел отреагировать, просто сбежал! Не было таких слов, чтобы выразить негодование, но бежать за бессовестным обманщиком Гарри не собирался, выдумывая, как можно отомстить столь же изящно. Надо ли говорить, что спал Гарри очень беспокойно, и в его снах Северус вместо гнусного бегства становился перед ним на колени и, подразнив немного прикосновениями языка, обхватывал член губами, начиная жадно сосать. И привычная ладонь Гарри не шла ни в какое сравнение с этими умелыми губами, лишь помогая избавиться от назойливого возбуждения.

— Доброго утра, сэр. Как спалось?

Ноздри Северуса трепетали, втягивая запах недавнего непотребства. В огромных зрачках Гарри видел лишь своё отражение, и просто не смог удержаться. Отбросив одеяло, он потянулся до хруста, демонстрируя себя.

— Прекрасно. Хотя в комнате довольно жарко, ты не находишь?

— Прикажете проветрить?

И всё-таки это было самое настоящее бегство! Северус мгновенно оказался у противоположной стены, распахивая шторы, а следом отворяя балконную дверь. Утренний воздух и впрямь был свеж.

— А теперь подай мне завтрак.

— Хотите сначала одеться?

— Нет. Или тебя смущает мой вид?

— Нет, сэр. Ничуть.

Снейп и в самом деле не казался смущённым. Пришлось надеть пижамные штаны и выйти на балкон, пока тот перестилал постель. Гарри не мог понять, что между ними происходит: Северус вроде бы и не отказывал ему… ни в чём, но в то же время заставлял себя чувствовать едва ли не сатрапом, хотя было очевидно, что хочет того же. Насилие Гарри претило, и кажется, Северус отлично это понял, умело играя на его чувствах. Значит, много выпил? Посмотрим, что он скажет сегодня!

Лёжа в постели, Гарри внимательно наблюдал за отточенными движениями Северуса, которыми тот сервировал трапезарио. Интересно, а Малфою он тоже подавал завтраки после ночей страсти? И также невозмутимо колол сахар?

— Вам чай с лимоном?

— С молоком.

Гарри пил свой чай и тоскливо думал, что, наверное, просто не так хорош, как Малфой, забраться в постель к которому мечтали многие. Хотя, с другой стороны, если Северус попадал в их число, то наверняка не потому, что Малфой искал выгоды… а если регулярно… такие мысли грозили несварением желудка, и Гарри запретил себе думать о Малфое и о том, что у него есть сын такого же возраста, как и Гарри.

От прогулки Гарри отказался, сославшись на проливной дождь — погода и в самом деле не баловала. Он весь день провалялся в постели, выбрав в спутники настоящий французский роман господина Мопассана. Северус несколько раз выходил на балкон курить, заставляя каждый раз отвлекаться от чтения и отдаваться фантазиям, становящимся раз от раза изощрённее. В последний раз Гарри представлял его полностью обнажённым и почему-то в таких же туфлях, как у вчерашних танцовщиц. А тот, как нарочно, облокачивался на невысокие перила, прогибаясь в спине. Стоило ли удивляться тому обстоятельству, что когда Северус ушёл за билетами, Гарри пришлось снимать напряжение старым, как мир, способом, а разыгравшаяся фантазия не давала скучать, подбрасывая новые картины.

На балет Гарри собирался, как на экзамен, решив, что после представления непременно соблазнит Северуса. О! Он обязательно заставит его сдаться, но не воле хозяина, а собственному желанию, которое чудесным образом совпадало с вожделением Гарри.

— Прекрасно выглядите, сэр.

— Застегни мне запонки, Северус.

Это была самая любимая часть игры, когда расстояние между ними сокращалось до пары футов, и Северус был слишком увлечён делом, чтобы противиться ласке. Впрочем, он охотно откликался на невесомые поглаживания щеки и шеи, с удовольствием прижимаясь к руке Гарри и целуя ладонь.

— Мы опоздаем, Гар-р-ри…

— Обязательно, Северус.

— Непременно, но не сегодня. Говорят, Дягилев привёз в Париж нечто особенное.

Гарри и не думал, что балет может ему так понравиться! Если сначала он собирался отплатить Северусу его же монетой, всё действие нашептывая на ухо непристойности по-французски — не зря же он столько читал? — то собственная увлечённость танцем оказалась полной неожиданностью. Гарри смотрел на чарующие движения солиста, а его фантазия дорисовывала остальное. Он сам не заметил, как устроил ладонь на колене Северуса, лаская его в такт музыке и заходя всё дальше и дальше. Когда зал взорвался финальными аплодисментами, Гарри скосил глаза на Северуса, с удивлением отмечая его румянец, и вдруг понял, что тому виной стала ладонь, всё еще поглаживающая через брюки его член. И ладонь эта принадлежала самому Гарри! Но не поаплодировать было бы просто свинством.

Всю дорогу домой Северус был непривычно тих, но Гарри чувствовал, как искрящее напряжение, возникшее между ними ещё в театре, ищет выход. Поэтому он ничуть не удивился, когда Северус прижал его спиной к закрывшейся входной двери и, не заботясь о свете, принялся жадно целовать, избавляя от фрака. На этот раз Гарри был умнее и тоже принялся расстёгивать бесконечные пуговицы. Северус одобрительно стонал…

— Северус… ты меня?.. сейчас…

— Да… да-а-а…

— А я тебя?

— Тоже…

— Хочу…

— Да-а…

Путь до кровати был отмечен сброшенной одеждой, и последней пала сорочка Северуса. Он слегка лишь подтолкнул Гарри, и на постель они рухнули уже вместе, не размыкая объятий. Контраст горячей кожи и прохлады простыней придавал особую пикантность ощущениям. Впрочем, совсем скоро Гарри стало не до того.

— Как тебе больше нравится? — промурлыкал Северус. — Быстро, страстно и горячо или…

— Или… — прохрипел Гарри. — Хочу всю ночь.

— Как скажешь…

— А потом чтобы я тебя…

— Как скажешь.

Он развернул Гарри к себе спиной и, целуя мочку уха и шею, принялся ласкать грудь, уделяя особое внимание соскам, и медленно опускал руки ниже и ниже. Чем больше Гарри выгибался под прикосновениями, тем больше ощущал горячий член Северуса, прижимающийся между ягодиц. Было очевидно, что Северус сдерживается, но Гарри не хотел никуда торопиться, чтобы насладиться каждым мгновением этой ночи, запомнив её навсегда. Когда Северус, удерживая его за живот, наконец-то сомкнул ладонь на члене, Гарри обернулся назад, подставляя губы под иссушающий поцелуй.

Они целовались долго и со вкусом, и когда Гарри застонал, Северус медленно разжал руки и слегка надавил ему между лопаток, вынуждая грудью улечься на постель. Эта поза была вызывающе бесстыдна, и Гарри наслаждался собственными распутством и открытостью, особенно замечая, какой отклик они находят у Северуса. Тот склонился над его ягодицами и принялся их жадно облизывать. Гарри вздрогнул, когда его выставленной задницы коснулось влажное полотенце — и где он только его взял? — и тихий голос промурлыкал:

— Забота о гигиене господина — одна из важнейших обязанностей его камердинера…

И почему он не заботился так раньше? Именно так… и ещё вот так… Гарри мог только жалобно скулить от наслаждения, когда горячий язык начал ввинчиваться в сжавшееся отверстие, быстро двигаясь, словно уговаривая впустить, и даже не заметил, как вместе с языком там оказался палец. Северус бережно растягивал его, уговаривая потерпеть, даже не догадываясь, что приходилось вовсе не терпеть, а сдерживаться, чтобы не кончить раньше времени. Руки и язык Северуса были везде, даря такие потрясающие ощущения, что в голове не осталось ни одной связной мысли. Гарри словно несла лавина, оглушив, лишив воли, обострив до предела все чувства…

— Ещё!

Северус с готовностью исполнял все его прихоти, а от его прикосновений тело словно теряло вес, становясь гибким и пластичным, как глина в руках мастера. В какой-то момент Гарри понял, что пальцев ему мало… очень мало…

— Что же ты? Давай уже…

— Уверен?

Гарри мог только зарычать, с силой насаживаясь на пальцы. Северус не стал больше ни дразнить, ни медлить. Он выпрямил спину и, разведя в стороны ягодицы Гарри, одарил его взглядом, под которым хотелось умереть… и заново родиться.

— Гар-р-р-ри!

Член оказался чувствительно больше пальцев, но Северус не торопился, давая привыкнуть, и слегка качнулся только тогда, когда Гарри поёрзал, требуя большего.

— Давай уже…

Северус ещё раз качнулся на пробу, и Гарри не выдержал, резко подаваясь навстречу и начиная двигаться в совершенно безумном ритме, каждый раз добиваясь, чтобы член Северуса проезжался по той точке, ласки которой сводили с ума.

— Да, Гар-р-р-ри… да… так…

Северус принялся яростно вколачиваться в него, а потом вдруг с силой развёл ягодицы и с тихим рыком вышел. Гарри тут же ощутил горячую влагу на пояснице, стекающую по копчику в ложбинку, и мгновенно кончил, стоило пальцам Северуса обхватить член.

Северус вытянулся рядом с обессиленным Гарри и, нашёптывая какие-то ласковые глупости, целовал его, пока он не уснул. Даже сны в эту ночь снились невероятно лёгкие и воздушные…

Проснулся Гарри с чувством потери, и не сразу понял, что это от отсутствия Северуса рядом. Он потянулся, ощупывая постель, и довольно улыбнулся вкрадчивому голосу Северуса:

— Доброе утро, милорд.

Он распахнул шторы и открыл дверь на балкон, впуская свежий воздух. Странно, но Северус был уже полностью одет.

— Как вам спалось, Гар-р-ри?

— Великолепно! А почему ты ушёл?

— Я знаю своё место…

— Неправда! Не знаешь! Твоё место здесь, — Гарри похлопал рукой по постели рядом с собой. — И здесь, — он коснулся ладонью груди там, где билось сердце.

Глаза Северуса странно сверкнули, но он тут же спрятал лицо за занавесью волос, почтительно склоняя голову:

— Я очень ценю ваше расположение, сэр. Вы позволите?

Северус обмыл тело Гарри полотенцем, которое макал в тёплую воду, пахнущую вербеной, после чего тщательно растёр и подал завтрак. Гарри немного обидело то, что его порыв остался без ответа. Вернее, без того ответа, на который он рассчитывал. Хотя… у них ещё всё впереди. Северус заварил свой чай, от одного запаха которого настроение Гарри стремительно улучшилось.

— Вы позволите мне сходить на почту, сэр?

— Разумеется! Северус, мог бы и не спрашивать, — Гарри досадливо поморщился. — И, пожалуйста, называй меня по имени.

— Хорошо, Гар-р-ри!

Северус подхватил небольшой саквояж и уже был у самой двери, когда вдруг вернулся и порывисто его поцеловал:

— Прости меня.

— Но за что?!

— За всё!

Больше он ничего не сказал и стремительно вышел, старательно закрыв за собой дверь. Гарри остался лежать, вспоминая минувшую ночь и планируя следующую. Он не врал, когда сообщил Северусу, что тот занял место в его сердце, просто он и сам ещё к такому не сильно привык, и пока не очень представлял, как теперь изменятся их отношения… но просыпаться ему бы хотелось вместе… и начинать утро с поцелуя… а может быть, ещё чего-то такого же приятного…

Гарри решил дождаться Северуса в постели, чтобы сразу же продолжить с того момента, на котором они остановились ночью. К тому же он помнил слова Северуса о том, что надо попробовать всё, чтобы понять свои предпочтения, и собирался последовать этому совету в постели. Северус ещё оценит в нём способного ученика! Фантазии надолго увлекли его, и Гарри успел задремать, мучаясь ожиданием, а потом в голову полезли дурацкие мысли о том, зачем на почте нужен саквояж. Гарри не выдержал и поднялся, решив заглянуть в комнату Северуса — вдруг тот вернулся, пока он спал? В крошечной комнате было пусто, и от ощущения неправильности сжалось сердце. Не было совершенно никаких вещей Северуса… будто его самого не было вовсе. Что за дела? И только серебряный портсигар, небрежно брошенный на застланную кровать, говорил о том, что Гарри всё это не приснилось. Портсигар был пуст, если не считать сложенного вчетверо клочка бумаги.

«Гарри, надеюсь, вы когда-нибудь сумеете понять мой поступок, а на прощение я не рассчитываю. Дело в том что я устал быть игрушкой в чужих руках. Не думайте, что к этому поступку вынудили ваши действия — это решение зрело давно. Задолго до того, как моя судьба решилась на карточном столе. И поверьте, я слишком хорошо знаю, что бывает, когда проходит первый интерес, а страсть оказывается удовлетворена. Мне бы очень не хотелось слушать из ваших уст слова о том, что мои таланты заслуживают широкого признания, и мой опыт лишь обогатится от приятного времяпрепровождения в компании ваших друзей. Пусть даже это будет только на словах. Надеюсь, моё исчезновение никак не отразится на ваших планах, и вы хорошо проведёте время в Риме. А ещё я рассчитываю на ваше снисхождение и на невмешательство полиции в такое мелочное дело, как побег слуги…»

Письмо Гарри дочитывал, сдерживая злые слёзы. Обычные распоряжения о быте: квартира оплачена ещё на десять дней, чековая книжка в чемодане, наличные — в кошельке. Он ещё и не взял у Гарри ни пенса! И непонятно, злило это или восхищало!

Гарри погладил портсигар, представляя, как его касались пальцы Северуса, и ему стоило огромного труда, чтобы сдержаться и не завыть. Он совершенно точно не собирался сдаваться и идти на поводу дурацких фраз про «первый интерес», «удовлетворённую страсть»… Одевался он быстро и как во сне. Поймать извозчика оказалось делом пяти минут — вот что значит удачный район! — но до вокзала они добирались полтора часа. Первым делом Гарри бросился к стойке справочного бюро. Вот только что спрашивать? Проклятая Франция с её огромным побережьем! Проклятый язык! Поезда на Гавр, Брест и Булонь уже ушли. Оставался поезд на Шербур… Гарри обежал состав, но так и не нашёл в нем Северуса. Очевидно, тот долго готовился — более удачного времени нельзя было выбрать. Скорее всего, тот сейчас едет в Гавр, где ещё неделю назад мог купить билет… Почему-то Гарри даже не рассматривал варианты, при которых Северус затеряется во Франции, а ведь если подумать…

Гарри разбил кулак о кирпичную стену вокзала и был готов подраться с полисменом, неодобрительно на него поглядывающим, когда взгляд остановился на книжной лавке. Многие путешественники брали с собой книги… а вдруг Северус тоже? Гарри долго выспрашивал хозяина лавки о сегодняшних покупателях, и если ему верить, то кроме одной мадам, к нему никто не заходил.

— Возьмите книгу, — вспомнил хозяин о своей работе. — Новинка. О приключениях частного сыщика мистера Шерлока Холмса.

Гарри ошалело взглянул на старого француза. А ведь это идея! Частный сыщик… вот где только найти? Но было бы желание… Едва ли не расцеловав старика, Гарри купил у него сочинения «сэра Артура Конан Дойля» и вернулся домой. Теперь у него был план.

Частный сыщик оказался венгром с тонкими усами и был лысый, как яйцо, а ещё Гарри постоянно забывал, как его зовут. Только всё это не шло ни в какое сравнение с его словами: «Северус Снейп, говорите? Найду!»

Ни в какой Рим, конечно, Гарри не поехал, ему даже пришлось снять лишь комнату в квартире на окраине, но разве это имело какое-то значение, когда он узнал, что Северус сел в Гавре на корабль, идущий к берегам Латинской Америки, выбрав конечным пунктом своего путешествия Консепсьон. Сыщик уговорил Гарри подождать немного, чтобы узнать точный адрес, где осядет «мистер Снейпино» — так Северус начал представляться уже в Гавре. Хитрец!

Гарри любил частных сыщиков, обожал технический прогресс с его телеграфом, и Гаврское морское пароходство, где почти на последние деньги купил билет в Чили. Получивший щедрое вознаграждение венгр отдал Гарри бумажку с адресом, и жизнь теперь повернулась своей лучшей стороной. Гарри отказывался думать, что станет делать, если Северус просто выставит его за дверь. Такого просто не могло быть! Не могло! В последнем письме он объяснил родителям смену планов желанием получше узнать мир, и с верой в лучшее шагнул на борт корабля, отправляющегося к просторам Америки. Никакого камердинера он себе больше не искал, научившись обходиться малым, и вообще почувствовал себя опытным путешественником, приставляя стул к короткому сундуку, облюбованному им для сна в каюте второго класса. За четыре месяца плаванья он успел подружиться с испанцем Хосе и даже подраться с ним на пару с мулатами в порту Порталеза и помечтать об открытии Панамского канала, что могло бы сократить их путешествие на месяц, а то и на два.

Уэпиль встретил его столбами пыли, поднятой копытами стада коров. Гарри спросил на почте, где дом сеньора Снейпино, и ему махнули рукой в сторону небольшого белого домика, утопающего в зелени. Сердце Гарри отбивало какой-то безумный ритм, и он даже малодушно подумал о том, что зря отказался ехать с Хосе в горы к его дяде. Стиснув зубы, он поудобнее перехватил потрёпанный саквояж, содержимое которого изрядно поубавилось. Северус открыл дверь после второго удара и замер на пороге, тревожно вглядываясь в лицо Гарри.

— Ты?!

— Я, — пожал плечами Гарри.

У Северуса дрогнула щека, и во взгляде мелькнула какая-то безумная надежда, прежде чем он скрыл лицо, наклонив голову так, чтобы его завесили волосы. Как же Гарри по нему скучал! Как же…

— Ты чего приехал? — буднично поинтересовался Северус.

— Хочу тебя трахнуть!

Чёрт! А вот теперь Северус по-настоящему улыбнулся и, отступая в прохладу дома, ответил:

— Достойное желание. Проходи!

...на главную...


август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.08.10 12:39:50
Дочь зельевара [189] (Гарри Поттер)


2020.08.10 00:03:28
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.08.08 21:53:11
Змееглоты [6] ()


2020.08.06 02:02:24
Два паладина [2] (Песнь Льда и Огня)


2020.08.02 23:45:23
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.07.28 13:20:20
Наши встречи [3] (Неуловимые мстители)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [1] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.12 14:55:50
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.