Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Вопрос на вступительных экзаменах на специальность целителя.-Сколькими болезнями болел этот человек?-И под ним размещена фотография Воландеморта.

Список фандомов

Гарри Поттер[18430]
Оригинальные произведения[1222]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[174]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12605 авторов
- 26925 фиков
- 8561 анекдотов
- 17641 перлов
- 651 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Без срока давности

Автор/-ы, переводчик/-и: Anne Boleyn
Бета:Altra Realita
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:ГП/ГГ, ГП/ДУ, ДУ/НЛ, Гвен/Артур, Гвен/Ланселот, Мерлин/Артур
Жанр:AU, Crossover (x-over), Drama, Romance
Отказ:Поттериана принадлежит Дж. К. Роулинг и Warner Bros.
Сериал "Мерлин" принадлежит его создателям.
Фандом:Гарри Поттер, Мерлин
Аннотация:«Есть одна любовь, та, что здесь и сейчас, есть другая — та, что всегда» («Наутилус Помпилиус»).
Комментарии:Кроссовер с сериалом «Мерлин» BBC. AU относительно эпилога «Мерлина», AU относительно эпилога «Гарри Поттер и Дары Смерти».
Фик написан для команды WTF PumpkinPie 2016 на WTF Kombat 2016.
Каталог:Кроссоверы, Книги 1-7, Альтернативные концовки, Полуориджиналы, Психоделика
Предупреждения:слэш, AU, RPH/RPS
Статус:Закончен
Выложен:2016.03.20 (последнее обновление: 2016.03.19 22:36:54)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [1]
 фик был просмотрен 1562 раз(-a)



Воспоминания возвращаются, когда ей исполняется шестнадцать. Странные сны и неясные предчувствия, наконец, обретают форму. Когда это случается впервые, она едва не сходит с ума. Чужие воспоминания обрушиваются, как ведро ледяной воды. Нестерпимо болит голова, тело горит огнём, и она задыхается от боли. Лекари утверждают, что это помутнение рассудка, возможно, следствие многих недель жары. Она делает вид, что верит им. Постепенно боль угасает, а прошлая жизнь предстаёт во всём ужасе и великолепии.

Каждое следующее шестнадцатилетие даётся всё легче. Она принимает свою ношу, не отдавая себе в этом отчёта.

Столетья назад она родилась впервые — дочерью швеи и кузнеца — и с тех пор прожила множество жизней. В каждой из них она проходит разный путь: видела замки и хижины, встречала богачей и бедняков. Где-то в середине шестнадцатого века её обвинили в колдовстве — вполне заслуженно. Она не помнит казнь — она вообще не помнит ни одну из своих смертей и не знает, стоит ли этому радоваться. Колдовство её больше не страшит, теперь она знает, каким оно может быть, знает, что оно — величайшее из искусств. Она умудрилась прожить столько лет, принимая разные обличья, вспоминая, кем была в прошлой жизни, и снова забывая, но каждый раз совершает одну и ту же ошибку — ищет своего возлюбленного. Ищет своего короля.

Столетья назад она родилась дочерью швеи и кузнеца, а стала королевой Камелота. С тех пор она ищет Артура — в каждой жизни, в каждом встречном мужчине. Это уже не просто любовь, это болезненное, пожирающее душу отчаяние. Она не уберегла его. Любила и не уберегла.

Найти Артура — задача не из лёгких. Он мог измениться — она сама меняется каждый раз. К её ужасу, бледнеет кожа, слабеют упругие кудри. Когда они встретятся — если они встретятся — Артур может просто её не узнать. Навязчивые мысли заполняют дурную голову, сводят с ума, эхом отдаются в висках. Проживая третью свою жизнь, она понимает, что, возможно, Артур больше не вернётся в этот мир. В конце концов, он не обязан. Он выполнил свой долг короля и рыцаря, он пал в битве, а она — слабая, безвольная, неумелая, пропащая… хватит! — вынуждена скитаться по свету, искупая свои грехи.

К десятому столетию от Рождества Христова она примиряется с тем, что ей суждено. Удивительным образом помогает церковь. Она никогда и никому не расскажет, каким странным было её прошлое. Ей самой подчас трудно его принять, но жизнь продолжается. Она снова англичанка (в прошлый раз повезло меньше) и снова служанка. Забавно, но так привычнее. Она идёт вдоль торговых рядов, выискивая знакомых торговцев, и сталкивается с взъерошенным парнем. Он немного нескладный, очень молодой и забавно пунцовеет, едва взглянув ей в глаза.

— Простите, я не хотел. Вы в порядке? Ох, проклятье, я… простите. Простите, не следовало ругаться. И пугать вас тоже не следовало.

— Всё хорошо, — заверяет она его. Мальчишка вызывает неясную симпатию. — Куда ты так торопился?

Он беззлобно кривится.

— Искал щит своему хозяину и не нашёл. Хозяин будет в ярости. Он, наверное, уже в ярости. Он, чёрт возьми, рыцарь! Простите. Простите, я начинаю сквернословить, едва подумаю о нём.

— Я слышала, служить рыцарю — большая честь, — она поджимает губы. В конце концов, Артур был рыцарем. Они все были рыцарями. Даже Элиан.

— Я не хотел вас расстраивать, — на лицо парнишки набегает тень. — Он неплох. Мой хозяин, — уточняет он. — Честно говоря, он лучше, чем кажется, потому что кажется он настоящим болваном.

— И в этом проблема? — ей уже не хочется продолжать разговор, она спрашивает из принципа. Случайное знакомство испортило замечательное утро. Теперь она проведёт остаток дня в бесплодных раздумьях. Совершенно неприемлемо.

И тут мальчишка улыбается — светло, ярко и до боли знакомо.

— Конечно. Знаете, ужасно трудно объяснить человеку, что он может быть лучше, потому что у него доброе сердце, когда он считает себя совершенством из-за блестящего шлема и коня за тридцать золотых. Только никому не говорите, что я так сказал. Он меня просто убьёт. Простите. Мне пора бежать. Кстати, я Анн. А вы?

— Гвендид. Я работаю в доме сэра Монмута.

Лицо Анна каменеет. Улыбка застывает, а сам он сверлит Гвендид взглядом, словно хочет найти подтверждение одному ему известной истине. Это грубо и неприлично, но она знает, что смотрит в ответ так же. Неизвестно, что видит в ней Анн, но сам он — сплошь обманчивое простодушие и воплощённая вера в человека, у него ясный и умный взгляд, он так похож…

— Друзья зовут меня Гвен, — произносит она, решившись.

Гвен, — повторяет он, и в этом имени — четыре века ожидания. — Гвен! Я думал, эта чертовщина никогда не закончится. Как ты догадалась?

— Мерлин, — она цепляется за его рукав, лишь бы устоять на ногах. А может, чтобы не заплакать. Она и сама не знает. Должно быть, ему больно. — Мерлин, ты же совершенно не изменился.

Вокруг шумит рынок, и обоим кажется, что только что вновь разорвалась ткань мироздания. Возможно, так оно и есть.

Этот день становится точкой отсчёта — теперь их двое. Время идёт быстро, будто нарочно торопится. Через десять лет после этой встречи Гвен второй раз за девять жизней идёт к алтарю — идёт навстречу тому, в кого влюбилась девчонкой много веков назад.
Артур так и не возвращается в их жизнь, но умирая, Мерлин произносит его имя в бреду.

Много лет спустя Гвен решит, что должна была догадаться уже тогда.

* * *

В зале душно. Оркестр играет слишком громко. Половина актёров отвратительно безголоса. Она прикрывает глаза.

В прошлый раз она слушала эту оперу юной девушкой и вернулась домой в расстроенных чувствах. Тогда шёл 1784 год, и в Париже гремела премьера. Гретри купался в лучах славы. Она никогда не питала добрых чувств ни к самому автору, ни к его операм, но в тот раз всё было иначе. «Ричард Львиное Сердце» — единственная работа Гретри, от которой у неё замирало сердце. Какая ирония — её может довести до слёз комедия. Любопытно, что сказал бы на это один из тех новомодных врачей, что ставят диагнозы, беседуя с вами о книгах и погоде.

Прошло столько лет, целая жизнь, и так мало изменилось. Она снова во Франции, в Париже, снова слушает оперу вместе с мужем. Разве что вместо Ланселота (в прошлой жизни его звали Жаном — подумать только!) слева от неё пыхтит старик Луиджи. Луиджи пятьдесят, у него огромное состояние, лысина и страшная одышка. Он сидит в одной позе весь второй акт — если бы в прошлом акте он не оживился на партии Маргариты, она бы решила, что стала вдовой прямо во время спектакля. Что ж, это было бы увлекательно.

Мысли о Ланселоте — вязкие, горькие. Они встретились на балу, и он узнал её за мгновенье до того, как она разглядела в сероглазом гусаре знакомые черты.

«Ты ничуть не изменилась», — сказал он тогда.

Это было ложью. У неё были льняные локоны и личико фарфоровой куклы — самая ненавистная маска из всех, что она носила. Ланселот никогда не объяснял, что именно в ней увидел. Он всегда говорил, что «почувствовал». А потом он почувствовал, что его зовёт офицерский долг. Ланселот погиб на войне в чужой стране, следуя за императором, в которого искренне верил, преданный стране, которая была для него всем. Сообщение о его смерти было ещё горше, чем известие о гибели Артура. Она была с Артуром до самого конца, она знала, что в последний путь его проводит Мерлин — пожалуй, единственный, кто имел право на любовь Артура, кроме неё самой. Смерть Ланселота оборвала счастливейшие годы, что у неё были за много столетий, и с тех пор она ненавидит Францию, но продолжает рождаться француженкой. Самое ужасное, что она прекрасно понимает: меньше всего в этом виновата страна. Впрочем, страна виновата в её именах: нынешнее «Доминик» едва ли лучше предыдущего — «Николь». С ними она не чувствует себя собой, а это раздражает.

Доминик поигрывает веером — определённо, в этот раз она не будет плакать над оперой. Можно ли предположить, что она стареет, принимая во внимание, сколько жизней она прожила? Она всё ещё размышляет об этом, когда оркестр взрывается последним аккордом, а зал — аплодисментами.

— Поверить не могу. Он посмел прийти сюда, показаться на глаза приличным людям! Да ещё и со своим… — обличительная речь обрывается.

Доминик вопросительно изгибает бровь. Она и не подозревала, что Луиджи способен кого-то высмотреть в зале.

— Мельмот. Через две ложи от нас, — Луиджи багровеет. — Просто отвратительно. Можно подумать, никто не знает, кто он такой.

Доминик поворачивается и видит человека, слухи о котором не утихали много лет, а теперь всколыхнулись с новой силой. У него странный профиль, словно вылепленный рукой небрежного скульптора. Он так же изящен, как и в ту пору, когда казалось, что весь мир лежит у его ног, хотя красота покинула его, как покидает всех, кто пережил большие лишения. Себастьян Мельмот известен почти каждому в этом зале. Он не отворачивается, не склоняет голову перед пожирающими взглядами толпы. Он смотрит на мир глазами короля.

Мужчина рядом с ним что-то говорит ему на ухо, тонкие пальцы касаются запястья Мельмота. Плечи его напрягаются, а в следующую секунду он смотрит Доминик прямо в глаза.

Неумолимо давит корсет, холодеют руки.

Артур.

Артур.

Артур.

В 1899 году.

Слабая, безвольная, утратившая веру, забывшая о долге, упустившая… хватит!

Он известен, он все эти годы был на виду, он пережил триумф и позор, и тюремное заключение, и вот он на расстоянии взгляда.

— Луиджи, кто этот человек, рядом с Мельмотом?

— Росс, тоже из этих писателей. И я уверен, что совесть у него нечиста. Повсюду следует за Мельмотом, привёз его из Англии, водит по театрам. Говорят, будто он его близкий друг. Видел я, какие друзья у Мельмота. А уж если этот близкий! Стыдоба.

Луиджи продолжает распинаться. Он обожает просто слушать, как звучит его голос.

Доминик смотрит поверх плеча мужа — смотрит, как совершенно неприличным образом соприкасаются мужские руки, как пересекаются взгляды. Мельмот упирается локтём в колено, костяшки пальцев подпирают подбородок, и от этой позы ей становится страшно. Она видела её миллион раз.

— Я поправлю причёску, — выдавливает она и выскальзывает из ложи.

Она еле успевает — Мельмот и Росс уже уходят. Мельмот на неё не смотрит, он медленно направляется вниз по лестнице. Только сейчас она видит, что он едва заметно прихрамывает. Росс отстаёт, словно прикрывает ему спину.

— Месье… месье!

Несколько человек замирают, поражённые её выходкой. В спину впиваются взгляды.

Ей нет до них дела.

— Месье Росс, мы, кажется, не представлены…

— Добрый вечер, мадам Руже, — он целует ей руку среди толпы. — Я о вас много слышал. Могу я вам чем-то помочь?

У него добрые глаза и крепкие пальцы. А ещё он отвратительный лжец.

— Я знаю, кто он, — без предисловий кивает она в сторону Мельмота. — и нам нужно поговорить. Пожалуйста.

— Уверяю вас, многие в этом зале могли бы признать в месье Мельмоте мистера Уайльда.

— Но не все из них признают в мистере Уайльде Артура Пендрагона.

Росс бледнеет.

— Не понимаю, о чём вы.

— Мерлин, я знаю тебя и знаю Артура. Поверь мне, я достаточно видела вас двоих вместе, чтобы сделать выводы. Позволь мне поговорить с ним.

Росс обречённо вздыхает.

— Я передам ему твои слова. Он напишет тебе, если захочет. Дай ему время, пожалуйста. Уверяю, сейчас неподходящий момент.

Слышен звонок, люди вокруг суетятся, но даже в этой суете Гвен и Мерлин остаются центром внимания. Она знает, что уже завтра весь свет будет обсуждать этот разговор.

— Я столько лет ждала его, Мерлин. Пожалуйста. Поговори с ним. Он послушает тебя, Мерлин! Пожалуйста, мне нет дела до слухов!

Он с силой сжимает её руку, его дыхание овевает перчатку, но губы так и не касаются заледеневших пальцев.

— Не надо кричать, мадам Руже. Вы замужняя дама, так будьте осторожны. Молва — слепая старуха, но у неё полный колчан стрел за спиной. Разговаривая со мной, вы можете стать её следующей целью.

Росс оставляет её в пустеющем холле, среди толпы, и исчезает среди тех, кто не намерен досматривать спектакль. Доминик Руже смотрит ему вслед, размышляя, догадывается ли Мерлин, какими слухами окружён он сам. Он — и Артур.

Артур, разумеется, не пишет.

Дай ему время.

Она ждёт месяц, полгода, год. Она и сама уже не знает, зачем, но желание вновь увидеть Артура пожирает её, подобно пламени.

Хмурым ноябрьским утром она читает длинное письмо, написанное полузабытым почерком. Это исповедь и признание, мольба о прощении и последняя воля. Оно — о любви, и в нём ни слова о любви к Гвиневре. Письмо датировано прошлым месяцем, но она читает его только сегодня — в день смерти Себастьяна Мельмота.

* * *


Её снова зовут Гвиневра, на современный лад — Джиневра. Она англичанка и волшебница, но костёр ей точно не грозит. У неё есть волшебная палочка, она учится в Школе чародейства и волшебства. Поразительно. Эта жизнь, определённо, самая удивительная из всех. Но главное другое: в этой жизни она снова встречает Элиана. Он снова её брат и по-прежнему способен вывести её из себя, но это такая мелочь, а за минувшие годы она научилась ценить главное.
В этой жизни Гвиневра счастлива. Она родилась в огромной семье, у неё шестеро братьев, и жизнь представляется ей светлой бесконечной дорогой. В десять она встречает Гарри Поттера — мальчика-легенду, оживший миф. Братья посмеиваются, а после истории с дневником Того-Кого-Нельзя-Называть только многозначительно переглядываются. Джинни влюбляется — слишком рано, слишком поспешно. Она словно околдована: Гарри занимает её мысли, не даёт покоя. В день своего шестнадцатилетия, когда весь волшебный мир стоит на пороге войны с Волдемортом, Джиневра Уизли просыпается в слезах. Ей страшно и больно, но всё становится предельно ясно. Одержимость Гарри, отчаянная потребность быть рядом с ним, готовность драться за него до последней капли крови — всё встаёт на свои места.
Если бы Артур мог выбрать судьбу, едва ли он нашёл бы лучший вариант, чем стать Гарри Поттером, защитником слабых и борцом за правое дело.

Гвиневра знает: если она права, у неё есть шанс обрести счастье с человеком, которого она ищет несколько столетий.

Гвиневра знает: если она права, это убьёт их обоих.

Гарри приезжает в Нору, и она понимает: это точно Артур, и он ничего не помнит. Она так и не смогла понять, каким образом он узнал её тогда, в опере, что его подтолкнуло. На ум приходят лишь пальцы Мерлина, его склонённая к Артуру голова. Может, чтобы вспомнить её, он должен встретить Мерлина?

Хорошо бы. У неё к Мерлину масса вопросов — в частности, о том, как ему жилось на Слизерине.

В итоге Гарри отправляется выполнять неведомое ей задание, порученное Дамблдором, а она едет в Хогвартс. Они снова расстаются, а он, вероятно, даже не помнит, кто она. Иногда Джинни задаётся вопросом, знает ли Рон, что когда-то его лучший друг был его королём, и не этим ли объясняются все их ссоры.

— Думаешь, они живы? — как-то спрашивает она Невилла. Они сидят в гостиной Гриффиндора, все остальные уже разошлись по спальням. Нынче мало у кого есть желание лишний раз открыть рот.

— Живы, — Невилл никогда не задаёт глупых вопросов. Он научился понимать её с полуслова.

— Ты так уверен, — усмехается Джинни. — Будто тебе доложили.
Невилл пожимает плечами:

— Я чувствую. Вот и всё.

Джинни замирает от этого «чувствую».

— Кроме того, — неохотно добавляет Невилл, — Гермиона однажды сказала, что молва — как слепая старуха, которая пускает стрелы не глядя. Сейчас всем нам мерещится худшее из-за того, что пишут в «Пророке», из-за всех этих слухов. Надо просто не обращать внимания. Эй, ты что?

— Невилл, ты уверен, что это Гермиона так говорила?

— Да. Когда мы были на пятом курсе, и никто не верил Гарри. Она ещё что-то говорила, про то, что от него много шума, вот стрелы и летят. Будто на звук, понимаешь?

Джинни понимает, ещё как.

Она понимает, что снова проглядела, снова ошиблась. Ради всего святого, она даже предположить не могла!..

Слабая, слепая, зацикленная, глупая… хватит!

— Гермиона — интересный человек, правда? — тихо спрашивает она.

Невилл молча смотрит на неё. В потемневших глазах отражается пламя камина.

— И они с Гарри всё время вместе, — добавляет Джинни. — Как две стороны монеты.

Невилл долго не отвечает.

— Да, похоже на то, — откликается он, наконец. — Пойдём, уже поздно. Надо спать.

* * *


— Ты собираешься рассказывать Гвиневре?

Джинни замирает. Она лежит на больничной койке (вчера она умудрилась сломать ногу во время разбора завалов и провела ночь под надзором мадам Помфри). Вокруг её кровати — ширма, и из-за неё доносятся тихие голоса. Один из них, определённо, принадлежит МакГонагалл:

— Почему я? Почему не Артур?

Гермиона умудряется огрызаться даже шёпотом. Интересно, что раньше она никогда не дерзила МакГонагалл — по крайней мере, на памяти Джинни. Ещё больше её удивляет то, что МакГонагалл называет её прежним именем.

— Думаю, ты сможешь сообщить новости более деликатно.

— Иными словами, ты хочешь снять груз с Артура и переложить его на мои плечи. Прекрасно!

— Мы обе знаем, что ты и так это сделаешь. Ты сделаешь всё, что угодно, ради Артура. Ваша дружба началась с тролля в туалете, которого ты якобы пошла смотреть. Помнишь?

— Наша дружба началась с кинжала старой ведьмы в спинке его кресла.

— Ты знаешь, что я имела в виду.

Гермиона хмыкает, звенит какими-то склянками.

— Вот так. И не напрягай руку до вечера.

— Гермиона, я была лекарем, забыла?

— Ты собиралась бежать на встречу с Кингсли, минуя Больничное крыло, забыла? Я всё понимаю, но Хогвартсу не нужен однорукий директор.

— Надеюсь, ты проявишь больше такта по отношению к Гвен.

Гермиона душераздирающе вздыхает, но при желании это можно принять за согласие.

Джинни лежит, не шевелясь. Она слышит, как МакГонагалл выходит из комнаты.

— Ну что, — спрашивает Гермиона через ширму. — Будешь и дальше притворяться? А то ведь представление только начинается.

— Ширму убери.

Гермиона подчиняется. Она ужасно выглядит — бледная, осунувшаяся, с загрубевшими руками и свежим порезом на щеке.

— Красавица, знаю, — морщится она, заметив взгляд Джинни. — Как ты?

— Ничего, сойдёт, — она медленно шевелит пальцами ноги. — Мне послышалось или ты препиралась с МакГонагалл?

Гермиона бледно улыбается.

— Вроде того.

— Вроде того? Она называла меня Гвен.

— Ты можешь называть её Гаюс, только проследи, чтобы у неё в руках не было палочки.

Несколько мгновений они просто смотрят друг на друга, а потом заходятся смехом.

— Это многое объясняет. Она присматривала за нами, пока вы… Ну, ты поняла.

Гермиона кивает, и волосы почти закрывают лицо.

— Гвен…

— Я знаю. Я всё знаю, Гермиона. И, кстати, было бы здорово, если бы ты называла меня Джинни. Меня устраивает это имя.

— Ладно, — Гермиона смотрит на неё с подозрением. — Давно ты знаешь?

— С шестнадцати лет.

— Значит, у тебя тоже в шестнадцать…

— Что?

— Воспоминания возвращаются в разном возрасте. Механизм, возвращающий их, тоже разный. Я вспоминаю в шестнадцать, а человека из первой жизни узнаю по мимике. В каждом новом воплощении она отчасти сохраняется. Тогда, на рынке, ты склонила голову, когда представилась. Ты до сих пор так делаешь.

— Мимика сохраняется и при смене пола?

Гермиона испепеляет её взглядом.

— Разумеется! Ланселот вспоминает в двенадцать, никто не знает, почему так рано, Элиан в четырнадцать, Персиваль тоже в четырнадцать, Моргана в двадцать, а Артур в семнадцать. Гаюс вспоминает в восемнадцать. Больше я никого не встречала.

Джинни мнёт уголок пододеяльника:

— Что стало с Морганой?

— Ничего хорошего, — Гермиона мрачнеет. — Ты же не о ней хочешь поговорить?

— Нет. Я понимаю, что это, наверное, некрасиво с моей стороны, но… — она опускает глаза. — Я хотела спросить, ты не слышала, что стало с Ланселотом?

Наступившая тишина оглушительна.

— Ты не знаешь? — Гермиона кажется абсолютно поражённой. — Он не сказал?

— Кто?

— Он что, идиот? Столько лет…

— Да кто?

— Я.

В дверях палаты мнётся красный как рак Невилл Лонгботтом.

* * *


— Не могу поверить, что он ей не сказал.

— Невилл был уверен, что она любит тебя. Так оно и было.

— Нет. Джинни Уизли была влюблена в Гарри Поттера. А Гвиневра когда-то очень давно любила Артура Пендрагона. Но у любого нормального чувства есть сроки. Гвен жила с постоянным ощущением вины, постоянно оглядываясь по сторонам. Когда она встретила Ланселота, то, не колеблясь, вышла за него замуж, потому что знала, что будет счастлива. И я потратил два часа, пытаясь ему это объяснить. Рад, что он меня послушал.

Гарри завершил свою речь и сунул в рот половину пирога с капустой.
Гермиона закатила глаза.

— Осторожно, а то придётся делать новые дырки в ремне.

— Эта шутка устарела века три назад, нет?

— Но тема по-прежнему актуальна.

— Да. Толстяк Гарри Поттер. Читайте в новом выпуске «Придиры».

Гермиона прикрыла глаза и подставила лицо солнцу. Они сидели на берегу Чёрного озера — у них был законный обед. Все, кто помогал восстанавливать Хогвартс, вынуждены были обедать за его пределами — в самом замке было трудно дышать от пыли и щебня.

— Как ты думаешь, что теперь?

Гермиона приоткрыла один глаз — Гарри перебрался поближе к ней и сосредоточенно перевязывал шнурки на стареньких кедах, в которых Гермиона ещё недавно бегала по лесам.

— Теперь мы до конца лета будем помогать учителям и домовикам, чтобы в сентябре Хогвартс открылся. Потом пойдём учиться.

— Рон хочет пойти работать к Джорджу.

— Джорджу нужна помощь. Во всех отношениях. А нам надо получить образование, если ты не передумал идти в авроры.

— А потом?

— Потом мы съездим в Румынию и навестим старого знакомого.

Гарри замер.

— Чарли?

На лице Гермионы появилось коварное выражение. Гарри знал его: так выглядел Мерлин, когда затевал очередную аферу.

— Мы навестим Аитузу.

— Белого дракона? Тебе напомнить, что он пытался меня сжечь?

— Это было давно. А несколько месяцев назад он спас нам жизнь.

Гарри застыл.

— Ты шутишь.

— Белый слепой дракон из «Гринготтса», да.

— И мы поедем… сказать ему спасибо?

— Вроде того.

Гарри помолчал, потом вздохнул.

— Ладно. Но только один раз.

Гермиона повернула голову и коротко его поцеловала.

— Спасибо. Вставай.

Гарри вздохнул ещё раз и принялся сворачивать плед.

Столетья назад он родился в королевской семье, в королевстве, где ненавидели магию, а теперь у них пикник под стенами полуразрушенной школы волшебства, и он — Артур Пендрагон — помогает своему слуге, которого в этот раз угораздило родиться женщиной.

Какой абсурд.

Какое счастье.
...на главную...


ноябрь 2019  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

октябрь 2019  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2019.11.17 21:35:03
Работа для ведьмы из хорошей семьи [0] (Гарри Поттер)


2019.11.16 23:22:58
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.11.12 13:35:08
Дамбигуд & Волдигуд [0] (Гарри Поттер)


2019.11.10 08:05:26
Список [8] ()


2019.10.31 15:09:33
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.10.30 18:08:31
Страсти по Арке [9] (Гарри Поттер)


2019.10.28 13:36:46
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.24 00:56:13
Правила ухода за подростками-магами [19] (Гарри Поттер)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [26] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


2019.08.25 22:07:15
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2019.08.24 15:05:41
Отвергнутый рай [19] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.08.13 20:35:28
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2019.08.09 18:22:20
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2019.08.05 22:56:06
Pity sugar [5] (Гарри Поттер)


2019.07.29 11:36:55
Расплата [7] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.