Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Инструкция для авроров по обнарушению Пожирателей Смерти.
1) Человек, который идет по улице и смотрит по сторонам - Пожиратель Смерти.
2) Человек, который идет по улице и спокойно смотрит перед собой - хладнокровный Пожиратель Смерти.
3) Человек, который идет, задрав голову вверх - Пожиратель Смерти - лунатик.
4) Человек, который идет, опустив голову - Пожиратель Смерти - ипохондрик.
5) Человек, который не идет по улице - заболевший Пожиратель Смерти.
Всех вышеперечисленных лиц задерживать до выяснения личности.

Список фандомов

Гарри Поттер[18333]
Оригинальные произведения[1181]
Шерлок Холмс[711]
Сверхъестественное[450]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[209]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[170]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12442 авторов
- 26864 фиков
- 8353 анекдотов
- 17243 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Галатея

Автор/-ы, переводчик/-и: Susan Ivanova
Бета:нет
Рейтинг:G
Размер:мини
Пейринг:он/она
Жанр:Drama, Romance
Отказ:все мое
Фандом:Оригинальные произведения
Аннотация:история о Ромео и Джульетте на марсианский лад
Комментарии:
Каталог:нет
Предупреждения:Tекст не требует предупреждений
Статус:Закончен
Выложен:2015.10.21 (последнее обновление: 2015.10.21 15:11:01)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [0]
 фик был просмотрен 349 раз(-a)



Дин Гаррисон нервно сглотнул вставший в горле комок, глядя на нее, не решаясь даже дышать в ее присутствии.
Хрупкая химера, словно сотканная из паутинных нитей, переливающихся в лунном свете, робкий мотылек за окном – она была воздушна и прекрасна, как сон.
- Пятьдесят тысяч, - прошептал Дин, не имея сил на вздох.
- Мистер Гаррисон… - начал мистер Стиффлер.
- Сто тысяч! – застонал Дин, заламывая руки. – Двести! Триста!
- Мистер Гаррисон, вынужден…
- Пятьсот! – воскликнул он в прохладе зала в полном отчаянии. – Пятьсот тысяч долларов!
Мистер Стиффлер поджал тонкие губы и промолчал, зная, что Гаррисон мог бы дать и миллион, и десять миллионов, лишь бы стать единственным обладателем жемчужины коллекции музея, но Галатея стоила гораздо больше и ее цена измерялась не хрусткими зелеными бумажками, нет, она была оценена самими временем, красными и голубыми песками Марса, тихим шорохом шелка, чужих мелодий, звучавших в поющих книгах.
Галатея была уникальна и ей поистине не было цены. Никаких денег не хватило бы, чтобы купить само совершенство.


Ревущая ракета привезла на Землю не только поющие книги, бережно запакованные в пузырчатый полиэтилен и надежно спрятанные в деревянные ящики, но и прекрасную марсианку – фигуру древнего марсианского мрамора, способного запечатлевать облик в движении и передавать мельчайшие черты лица и тела.
То была самая красивая из женщин, когда-либо существовавших на Марсе. Смуглая, черноволосая, с золотыми ясными глазами, стройная, как кипарис, гибкая, как ива, вскинувшая тонкие руки к голубому небу Земли, танцующая в языках пламени огненных птиц, в нежности волн каналов, в жарком марсианском воздухе. Укутанная тончайшим шелком, сквозь который было видно стройное тело, Галатея танцевала, отдавалась страсти, будто занималась любовью с кем-то невидимым. Она менялась каждый миг, точно рисунок калейдоскопа – вот она чуть хмурится, вот губы тронула легкая улыбка, вот взлетела рука, опустилась, легко, изящно, как полет пера, вот изогнулась, прикрыла глаза, взметнулась к небу, опала, взлетела снова, и так без конца, ни на миг не останавливаясь в бесконечном танце.
На нее можно было смотреть вечно, до рези в глазах, до слез, до жгучего, как перец чили, желания. Ею хотелось обладать, сокрыть от всех глаз, ласкать взглядом, желать, не имея сил прикоснуться к совершенству, чтобы не разрушить грубым прикосновением.
Но она не существовала вовсе.
Материал, такой же призрачный, как жизнь марсиан, был слишком эфемерен. Дым, ветер, шепот звезд, лунная дорожка на озере. Здесь и сейчас, там, в прошлом, потом в будущем и никогда.
Но Дин Гаррисон точно знал, что прекрасная Галатея была реальна, она ждала его, звала за собой, являлась во сне, пела, танцевала только для него. Быть может, у статуи была пара, быть может, то был марсианин, смуглый, золотоглазый, гибкий, как и сама красавица, но Дин Гаррисон хотел верить в то, что Галатея была только его.
Каждый день он приходил в музей, робко ступая по мраморным плитам, каждый день замирал, в благоговении глядя на призрачный танец Галатеи, каждый же день умирая от любви, возрождаясь ради нее, протягивая руки, и тянулся к ней всем существом, каждой мыслью.

Куратор музея видел мистера Гаррисона ежедневно, но каждый день был вынужден отказывать ему в покупке статуи. Мистер Гаррисон приходился сыном владельцу табачной фабрики, мультимиллионеру Айзеку Гаррисону, этому седовласому хмурому человеку, не знавшему ничего более ценного, кроме денег и власти, но его сын был совершенно не таким амбициозным, как отец. Дин Гаррисон тянулся к прекрасному.
И мистеру Стиффлеру хотелось бы помочь молодому человеку, дать хоть какую-то надежду, но, увы, мистер Стиффлер ничего не мог, кроме как шепнуть о том, что всегда можно купить билет на Марс, но это было жестоко. Раскопки в Голубых горах нашли только разрушенные марсианские города, белые, точно молоко, изящные, как кружево, с резными маковками, высохшими каналами, белыми тонкими костями на полу и горсткой черных чешуек. Марсиане вымерли очень давно и были погребены под слоем времени и песка, будто в саркофаге. Умерли поэты, музыканты, творцы и певцы, умерли девушки с кожей цвета кармина и меди, с глазами цвета золота, умерли юноши, прекрасные, как боги, гибкие, как ветви ивы, завяли цветы. Лишь причудливые мозаики на полу остались вечным памятником культуре Марса. Мозаики с огромными остроухими псами с благородными мордами, лоснящимися котами, песчаными кораблями, бесшумно скользившими по Марсу, мозаики с гибкими девушками и прекрасными юношами, мозаики цвета крови и лазури, золота и обсидиана, мозаики любви, семейных уз и вечности.
Поющие книги навеки замолчали, нетронутые ничьими пальцами в мареве зноя, замерли, будто прислушиваясь, просторные виллы, белые-белые, как сливочное мороженое, плавящееся в летней жаре, уснули статуи, разбитые, стертые то ли временем, то ли рукой землян, уцелела лишь прекрасная Галатея, танцующая в прошлом, настоящем и будущем, как чудесное видение, как желание, как мечта.


Галатея звала его, протягивая руки. Сквозь шелк изгибалось ее стройное тело.
Дин не мог спать, не мог есть, дышать без нее. Он ложился с ее именем на губах и вставал, весь в слезах отчаяния, поту, тяжело дыша, и до рассвета не находил покоя.
Он не мог работать, не хотел жить, не мог жить без нее, без своей Галатеи.
Наконец, на исходе трех месяцев, Дин купил билет на Марс. В один конец.


Марс встретил его смутно знакомой жарой, от которой Гаррисон сразу вспотел, ослепительным небом, сладким ветром, в котором угадывалась корица и мускатный орех, и ожиданием чуда, в любой момент готовым появиться, словно чертик из табакерки.
Марс звал его, Марс помнил его имя, Марс кипел в его крови, шептал в уши, оглаживал призрачными руками его тело, смуглое, как у марсиан, ласкал волосы, черные, как у марсиан, Марс целовал веки, ресницы, окружившие зелено-карие глаза. Марс встретил его, как родного, распахнул объятия, приветствуя, как заблудшего сына, и от этого на глаза наворачивались слезы.
Дин Гаррисон был дома. По-настоящему дома! Он не задыхался от смога городов Земли, его грудь свободно вздымалась и опадала, наполняя легкие воздухом Марса, таким чистым, что его можно было пить целой горстью.
Дин Гаррисон взял автомобиль и покатил в сторону Голубых гор, где нашли Галатею, заправился по дороге на уединенной бензоколонке, пообедал в «Горячих сосисках Сэма», улыбнулся задумчивой хозяйке Альме, смотревшей на посетителей с усталой обреченностью многодетной матери, и покатил своей дорогой дальше, пока на древнее шоссе не спустилась ночь.

Марс, тихий, как дыхание младенца, мирный, как океан в штиль, непостижимо огромный, как вечность, раскинулся впереди, позади и по бокам, укутав автомобиль в нежный кокон. Дину было спокойно, чуть сонно смотреть вперед и на звездное небо, усыпанное сияющими огоньками, алмазами и блестками. Небо Марса знало многое, многое видело, теперь же оно щедро делилось своим богатством с тем, кто мог и хотел видеть, слышать и знать его тайны.
Тихо шуршал голубой песок, о чем-то своем пел ночной ветер, дрожа у дороги маревом.
Дин слышал истории, будто на этом самом месте кто-то когда-то встретил марсианина. Настоящего марсианина. Призрачное видение прошлого, серебристую маску с красными губами, желтый шелк, парящий над песчаным кораблем – желто-зеленым богомолом с фасеточными рубиновыми глазами, ломкой игрушкой, усыпанной бриллиантами, шестиногим чудом, легко, словно дождь, ступавшим по шоссе. И тогда пахло Временем. Тогда двое встретились, говорили о чем-то своем, тогда Марс был благосклонен. Но сегодня ночной воздух был напоен лишь ароматами корицы и дивных цветов, прохладой и обещаниями, легкими, словно прикосновение пера к щеке, нежными, как поцелуи.
Дин до рези в глазах вглядывался в очертания гор, молился о чуде, молил марсианских богов и идолов ниспослать ему всего миг откровения, чтобы увидеть любовь, но Марс лишь пел ему песками, ветром и запахами, целовал его раскрасневшиеся щеки, влажные глаза и молчал.


Дин прилежно работал в Голубых горах, раскапывая древности, но находя лишь украшения и книги, изредка спускался в города людей, чтобы пополнить запасы воды и продовольствия, но неизменно возвращался к каналам, изящным башенкам и стройным колоннам марсиан, чтобы рыть, копать, отбрасывая лопатой голубой песок, искать, сам не зная что.
Но чудо не происходило, словно Марс, отмерив горстями волшебства, устал, уснул, легко дыша ветром и играя ветвями деревьев в долине, сбрасывая под ноги Дина лепестки цветов и кружа их в причудливом танце, будто повторяя движения гибкого тела Галатеи.
А Дин ждал. Ждал, молился, звал ее, но не находил.
Его тело покрывалось потом, блестело в горячем зное, мускулы наливались силой, но сам он вытягивался в рост, как будто кто-то невидимый тянул его за макушку к ослепительному чистому небу, туда, вверх, к звездам.
Он не роптал – все лучше здесь, на Марсе, в этих потертых джинсах, стоптанных удобных башмаках, чем на Земле, упакованным в душный костюм, галстук и ботинки.
Здесь даже жилось намного проще.
Пару раз он виделся с девушками, но каждый раз сбегал, боясь отношений. Он дичился общества, боялся не успеть куда-то, опоздать, не желал признавать, что он, возможно, опоздал на сотни лет или пришел слишком рано, как первый гость, и теперь не знал, чем себя занять, ожидая других.
Он просто жил, копал песок, очищал городок, молча звал Галатею, а по вечерам, сидя у канала, смотрел на восток, где загоралась зеленая звезда, и его не тянуло туда.

Минуло почти четыре месяца.
Дин Гаррисон шагал широкими шагами вперед, почти не оглядываясь на оставленное позади. Он знал, что Марс ждет, когда упрямый человек опустит руки, сдастся, чтобы шепнуть ему в ухо – Ха, слабак! Я думал, ты сильнее!
И Дин не сдавался, следуя к каналу Рузвельта, оттуда к долине Кеннеди, но вместе с тем вдруг начиная понимать, что эти названия неправильные, чопорные, земные. Не так должны были звать этот канал. Это канал Тирра! И долина Кеннеди – долина Йолл, что раскинулась у подножия гор Рокфеллера… Пилланских гор. И что его собственное имя, земное, грубое, неуместное среди марсианского песка, было другим, мужественным, марсианским и… знакомым.
И все вдруг стало так ясно.

Она явилась, когда Дин уснул на полу найденной виллы – древней, как само время, белоснежной, отчего-то знакомой и такой безопасной. Галатея явилась ему во сне, но и когда Дин распахнул глаза, она была рядом.
- Ты звал меня, - серебристо зазвенел ее голос в ночи.
- Пилл, - слетело с его губ незнакомое слово.
- Ты вспомнил мое имя, - улыбнулась она, прекрасная, как лунный свет, недосягаемая, как звезда. – Так меня зовут. Ты помнишь свое имя? – он лишь покачал головой, не сводя глаз с золотоглазого видения. – Терр, - шепнула она. Нежный шелк всколыхнулся вокруг ее гибкого стана, когда она протянула руки к небу.
- Кто ты? – он ощутил, как по щекам бегут слезы. – Кто ты? Я тебя знаю!
- Мы были вместе, - она легко взлетела – шелк, блестки, золото, обсидиан – и опустилась рядом у его ног. Звезды светили через ее тело, сияли драгоценными камнями на груди, обвивали пояс созвездиями, играли на ступнях. – Но ты устал, ты уснул и ушел, а я осталась беречь твой сон.
Он помотал головой – слезы ударились о пол, разбились с хрустальным звоном, будто кто тронул хрустальную люстру.
- Я не мог! – возопил он, протягивая к ней руки. – Я не мог! Не мог! Как же так?
- Тебя звали звезды, - она подняла голову, взглянув на небо. – Та звезда, - черные волосы всколыхнулись под легким ветром. – Йоррт. Ты устремлялся к ней в мечтах, Терр. Ты совсем забыл свою Пилл.
- Но ты… - захлебнулся он рыданиями. – Ты мертва? Ты жива? Где ты?
- Здесь, - она бесшумно поднялась, шагнула в сторону в грациозном па. – Там. Я жива.
- Нет! – он вскочил следом, бросился прочь, задыхаясь от боли, упал на песок, сгорбился, закрыв лицо ладонями, горько и безутешно рыдая. – Нет! Не может быть! Нет!
Она скользнула к нему, опустилась рядом, обхватила тонкими призрачными руками его плечи, коснулась губами волос.
- Ты слышал ту историю, когда двое встретились на древнем шоссе? – спросила она. – Мы живы, Терр. Мы все живы. В прошлом, в будущем – кто знает, но мы живы. Время изменило нас, время забрало у меня тебя, унесло далеко, дало жизнь в другом мире, в мире мечты, а я осталась здесь, в нашем мире, в нашем доме.
Он поднял голову и обернулся к вилле.
- В нашем доме?
- Ты вспоминал его во снах, он звал тебя, - улыбнулась она виновато. – И я звала, но ты не слышал. Ты изменился.
- Я хочу быть с тобой! – застонал он. – Хочу вернуться!
- Но куда? – она поднялась – ветер шаловливо шевельнул шелк, погладил стройные ноги, обнял хрупкие плечи и поцеловал губы. – Как? Ты не сможешь – время разлучило нас.
- Тогда я останусь здесь, - взмолился он с бьющимся сердцем.
Она лишь покачала головой.
- Ты не сможешь, - повторила она, ступив на песок и не оставив следа. – Может быть, когда-нибудь, когда придет время…
- Стой! – закричал он, увидев, как тает видение, как шелк становится предрассветным туманом, как золотые глаза, гибкое смуглое тело, легкие движения – все пропадает, как химера.
- Я подожду, - прошептал ветер. – Просыпайся.
И он проснулся.

Полгода прошли, как один день, полгода, как вечный сон. Высохли слезы, унялось сердце.
Марс стал злым, ветер теперь не баюкал, не пел по ночам, ветер трепал волосы, кусал кожу, сыпал в глаза песком. Он стал чужим Марсу, Марс его гнал прочь. И Дин улетел на Землю, признав слабость.
Улетел, осел окончательно, успокоился, завел семью и стал тихо ждать смерти, молясь, чтобы время все-таки дало ему еще один шанс, чтобы время позволило ему вернуться туда, куда звали его сны.
И кто знает, может быть, однажды он ступит на древние марсианские пески не блудным сыном, а хозяином, обнимет ту, что ждала, прижмет к груди и все станет, как прежде.
...на главную...


июнь 2018  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

май 2018  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.06.22 09:49:48
Десять сыновей Морлы [45] (Оригинальные произведения)


2018.06.22 00:26:27
Дамблдор [0] (Гарри Поттер)


2018.06.19 22:27:57
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.06.19 20:32:59
Обретшие будущее [18] (Гарри Поттер)


2018.06.19 20:03:31
Одна на всех, и все на одну [0] (Гарри Поттер)


2018.06.19 19:05:58
Змееносцы [6] (Гарри Поттер)


2018.06.19 15:11:39
Гарри Поттер и Сундук [4] (Гарри Поттер, Плоский мир)


2018.06.18 18:31:47
И это все о них [2] (Мстители)


2018.06.17 09:37:02
Выворотень [2] ()


2018.06.16 10:42:31
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.06.15 19:33:51
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2018.06.12 16:15:53
Ящик Пандоры [1] (Гарри Поттер)


2018.06.10 17:37:34
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.06.10 12:48:36
Слизеринские истории [139] (Гарри Поттер)


2018.06.06 12:13:13
Ненаписанное будущее [13] (Гарри Поттер)


2018.06.04 19:43:23
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.06.04 09:21:36
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.05.31 08:29:49
Другой Гарри и доппельгёнгер [11] (Гарри Поттер)


2018.05.29 13:56:00
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.05.28 14:56:39
A contrario [69] (Гарри Поттер)


2018.05.28 00:33:24
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.05.26 21:01:17
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2018.05.20 20:09:11
Отвергнутый рай [13] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.05.16 20:43:00
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.05.15 13:02:38
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.