Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Шесть лет Поттер издевался над лордом и только на седьмой добил его.

Список фандомов

Гарри Поттер[18333]
Оригинальные произведения[1181]
Шерлок Холмс[711]
Сверхъестественное[450]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[209]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[169]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12442 авторов
- 26861 фиков
- 8353 анекдотов
- 17236 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


«Кондалы скованы»

Автор/-ы, переводчик/-и: Solli
Бета:нет
Рейтинг:G
Размер:мини
Пейринг:Локи/Сиф
Жанр:Romance
Отказ:всё принадлежит студии Marvel и богам Асгарда
Фандом:Тор
Аннотация:"кОндалы cкованы! Раскуйте! Кого? Брата моего! Как звать?" (Детская дворовая игра)
Комментарии:фик написан на конкурс «25 кадр» на thorcommunity.diary.ru для команды Romance
Каталог:нет
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2013.02.13 (последнее обновление: 2013.02.13 14:52:47)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [2]
 фик был просмотрен 1398 раз(-a)



Заключенного доставили в Асгард тайно, на закате солнца. Сиф стояла в карауле в ту ночь, и видела всё своими глазами. Обычно женщины не допускались на Стену, но Всеотец сделал исключение для Сиф. Он полагал, что однажды Тор назовет ее своей женой, поэтому относился к ней снисходительнее, чем к любой другой асинье в королевстве, а ее острый глаз и искусное владение мечом не раз служили Асгарду добрую службу.

Той ночью они были на страже вдвоем с Фандралом. Ей нравилось, когда она оказывалась на Стене с кем-то из приятелей - они привыкли воспринимать ее как «своего парня» и не дичились женщины в карауле, в отличие от прочих воинов Одина. А из близких друзей с Фандралом было лучше всего - после Тора, конечно, но Тора давно уже не было видно: по слухам, он нашел способ вернуться в Мидгард, не пользуясь Радужным мостом, недавно разрушенным. Фандрал не был угрюм, как Огун, и не был болтлив, как Вольстагг - он умел вовремя замолчать, и Сиф это ценила. В ее жизни осталось теперь не так много ценного. Когда Тор вернулся из изгнания, Фригг говорила с Сиф о смертной возлюбленной своего сына. Конечно, королеву-мать пугало их неравенство, и она хотела для Тора лучшей доли. Сиф честно призналась ей, что не успела хорошо узнать Джейн, но за короткое время их знакомства та произвела впечатление смелой и великодушной девушки. Сиф сказала это безо всяких скрытых мыслей, но Фригг обняла ее за плечи и произнесла со вздохом:

- Бедное дитя... должно быть, твое сердце разбито.

В ответ Сиф опустила голову и промолчала. Королеве асов нельзя было отказать в проницательности: Фригг все видела и понимала, не догадываясь лишь об одном - сердце Сиф было разбито, но не Тором.

Май только начинался, и ночами с реки еще дул холодный ветер, - Сиф ходила вдоль бойниц, чтобы немного согреться, когда Фандрал окликнул ее, указывая вниз, на небольшую площадку во внутреннем дворе замка. По распоряжению Одина оттуда несколько дней назад убрали все телеги и бочки, оставив место совершенно пустым. Придворные гадали, для чего понадобился этот давно забытый и никому неинтересный закуток, сырой, поросший мхом, вечно лежащий в тени Вальгаллы. Площадка была огорожена с трех сторон высокими каменными стенами с узкими бойницами, и попасть внутрь можно было только с нижних ярусов замка, в которых почти никогда никто не бывал.

Сейчас в темноте на этом небольшом пространстве явственно что-то происходило - сквозь листву чахлых деревьев они вдвоем различили голубоватый свет. Послышался лязг, какой издают длинные цепи, волочащиеся по земле, а затем раздались негромкие голоса. Сиф наклонилась ниже - ей показалось, что она узнала одного из говоривших.

- Тор возвратился, - прошелестел над ее ухом Фандрал, подтверждая ее догадки.

- Он не один... там кто-то еще, - так же едва слышно отозвалась она.

- Но так секретно... думаешь, он привел с собой Джейн?

- Не знаю, - задумчиво откликнулась Сиф и зябко повела плечами. Ей показалось, что она узнала и второго, но это никак не могло быть правдой. Во всяком случае, она должна была сама убедиться во всем, прежде чем делиться с кем-то своими соображениями.

***
После своей смены, простившись с Фандралом у караульной, она подождала, когда шаги приятеля стихнут за поворотом коридора, и быстро направилась к лестнице, ведущей в самые темные подземелья замка - в казематы.

Охрана пропустила ее, не взглянув - с тех пор, как Сиф поступила в личную гвардию Всеотца, ее знали в лицо все и вся, и ей не требовалось особое разрешение, чтобы беспрепятственно входить во дворец. Правда, в этой его части ей бывать еще не доводилось. В казематах прежде держали разве что пленных из Ванхейма, чтобы получить за них выкуп. В последнее время камеры пустовали, однако сейчас на стене возле одной из клеток горел факел, длинный, совсем недавно зажженный. Сиф устремилась прямиком туда - стража даже не взглянула ей вслед. Она подумала, что следует пожаловаться Одину на их небрежность - и тут же забыла об этом, потому что слух, обострившийся до предела, уловил сквозь шелест собственных шагов и треск огня еще один, уже знакомый звук - звон кандалов.
Она приблизилась, стараясь не попадать в круг света, отбрасываемого пламенем, и замерла, щурясь - там, внутри, в клетке, было совсем черно, но сердце ее билось так, что она знала ответ еще до того, как получила зримое подтверждение своим догадкам: звон цепей стал громче - и, вынырнув из темноты, прутья решетки сжали знакомые тонкие пальцы. Ошибки быть не могло: раньше украдкой она часто наблюдала, как эти пальцы в задумчивости скользят по ножке кубка на пиру, или переворачивают страницы книги, или сжимают кинжал.

Она протянула руку вперед, и пальцы отдернулись, исчезая. Снова звякнула цепь. А потом между прутьями возникло бледное лицо - лицо, которое она отчаянно желала и так же отчаянно боялась увидеть.

Локи.

Он смотрел на нее расширившимися глазами, лихорадочно горящими из ввалившихся глазниц, и этот незнакомый безумный взгляд напугал ее.

- Ты жив, - сказала она тихо, не имея сил даже назвать его по имени. Но звук ее голоса все же подействовал на него - взгляд сфокусировался на ней, и в нем промелькнуло что-то, давно забытое, что имело для него значение когда-то. Это придало Сиф смелости, и она повторила: - Ты жив. Все думали, что ты умер.

В ответ он ухмыльнулся - странно, неприятно. Он гораздо чаще был отталкивающим, чем милым - за то время, пока она не видела его, она успела совершенно позабыть об этом. В ее памяти он, несмотря ни на что, остался привлекательным. Сейчас под напором реальности образ, который жил в ее памяти, стал выветриваться так быстро, словно был сделан из песка. Возможно, так на самом деле и было.

Она отступила на шаг, будто думала, что сможет таким образом удержать его - того зеленоглазого юношу, беспечно лежащего со своей книгой в траве королевского сада.

Он снова усмехнулся, словно ее помыслы не остались для него тайной.

Она перевела дыхание.

- Возможно, я не ошиблась. Ты и вправду мертв, - сказала она. - Ты - тот, каким мы тебя знали. Ты так переменился.

- Переменился? - повторил он хриплым голосом, но она узнала его интонации - угадала их еще тогда, на Стене - больше никто не говорил так вкрадчиво. - Возможно. Зато здесь все осталось неизменным. Предатели разгуливают на свободе и даже пользуются особым доверием, - он брезгливо кивнул на знак Королевского Стража на ее рукаве.

- Я не предавала тебя. Я лишь хотела помочь! - ее голос зазвенел и почти сорвался, она злилась на себя за то, что он заставляет ее оправдываться, злилась, что не может спокойно смотреть на него, не потеряв голову.

- Вижу, Тор оценил твои старания, - склонив голову набок, ядовито заметил Локи.

- Я сделала это не только ради Тора! - пылко произнесла Сиф, подступая ближе. - Но и ради тебя. Жажда власти... для тебя она губительна. Посмотри, что с тобой сделалось... Опомнись, пока не поздно, прошу тебя!

Взгляд Локи на миг стал изучающим, а затем снова невидящим, как в начале их разговора.

- Что за манера - вечно подсылать ко мне женщин? - произнес опальный принц раздраженно, адресуясь к стенам, к прутьям решетки, к самому себе - но только не к Сиф. - Я их терпеть не могу. Когда я выберусь отсюда, то первым делом разыщу какой-нибудь мир, где точно не будет...

С его губ сорвался хрип, перешедший в приступ сухого кашля - должно быть, в Мидгарде ему здорово досталось, поскольку даже такой короткий разговор лишил его сил - Сиф видела, как, задыхаясь, он опустился на колени.

Она попятилась и бросилась к выходу, не в силах больше видеть это.

- Воды заключенному, быстро, - приказала она одному из стражников.

Тот поклонился и шагнул за дверь, а она, не оглядываясь, стала поспешно подниматься по лестнице. Ей необходимо было срочно выйти наружу и глотнуть свежего воздуха. Перед глазами ее по-прежнему стоял Локи, сгибающийся пополам в удушающем приступе кашля.

***
Она пришла к нему на другой день, поборов липкий страх, навалившийся ей на плечи - страх, что в нем больше не осталось ничего прежнего, того, что она любила в нем когда-то.

Наверху светило солнце, а здесь было всё так же сыро и сумрачно.

Он не спал - ходил из угла в угол, будто дикий зверь в клетке, и цепь монотонно звякала при каждом его шаге.

- Снова ты, - сказал он, на мгновение замирая. - Принесла мне вести?

- О чем ты говоришь? - спросила она и остановилась у самой решетки.

- Выходит, нет, - ответил он сам себе и снова принялся мерить шагами свою темницу. - Тогда зачем ты тут? Это и есть мое наказание - видеть тебя каждый день? Не слишком изобретательно.

- Наказание? - повторила она настороженно.

- В казематы помещают только врагов Асгарда... Самых опасных врагов, - продолжал он. - Я здесь единственный узник. Ты пришла ко мне? Но для чего, если у тебя нет никаких поручений?.. А Всеотец? Он меня избегает? - добавил он со смесью дерзости и страха. И за интонацией его голоса Сиф внезапно впервые с тех пор, как он вернулся, увидела его - таким, каким он был раньше, - и осознала, что это действительно он.

- Локи, - сказала она и сама подивилась, как легко на этот раз ей было назвать его по имени. - Выслушай меня.

Она медленно опустилась на колени возле решетки. Он отступил вглубь камеры, демонстративно улегся на свою койку и сделал приглашающий жест - в темноте едва различимый: "Я слушаю".

Она не знала, почему он так легко согласился на контакт - Локи ничего не делал просто так, даже теперь, жалкий и сломленный, он все еще оставался собой, и следовало опасаться его, даже закованного в кандалы и отделенного от всего мира толстой решеткой, но Сиф сейчас не думала об этом. Ее сердце желало найти прежнего Локи - того, кем он был прежде, пока еще не предал ее, пока еще она его не предала.

- Там, наверху, - начала она, прислоняясь щекой к прутьям, которых незадолго перед этим касались его пальцы, - наступила весна. Все сады в цвету. Хочешь, принесу тебе ветку?

Он не ответил, но она почувствовала на себе его взгляд, и ей стало не по себе.

- А хочешь, мы сделаем по-другому, - продолжала она громче, чтобы скрыть страх. - Я пойду ко Всеотцу и попрошу его позволить тебе выходить и гулять иногда. Он прислушивается ко мне и не откажет в моей просьбе. Хочешь ты этого?

- Ты сумасшедшая, - откликнулся он равнодушно и завозился в темноте, устраиваясь.

Сиф не стала спорить. Она видела, что он отвернулся к стене, и, как только ощущение его взгляда, вперившегося в нее, пропало, страх ушел и ей стало легче. Настолько, что она снова смогла говорить - и она заговорила, не выбирая слов, обо всем, что приходило на ум - о своем детстве, о своем брате, на которого она мечтала стать похожей, о своих неудачах с прялкой, о том, как впервые взяла в руки меч, о том, как впервые увидела его самого, Локи, в саду под яблонями - была такая же цветущая, благоухающая, солнечная весна, как сейчас, и у него в волосах запутались осыпающиеся лепестки, иногда они попадали на страницу, и он стряхивал их ленивым движением, а она следила за ним до тех пор, пока солнце, передвигаясь по небосклону, не вытянуло по траве ее тень, и тогда он поднял голову и посмотрел прямо туда, где она скрывалась, и спросил: "Долго ты еще будешь там прятаться?" - а она убежала и потом еще долго не могла унять сильно колотящееся сердце.

Она говорила то, что говорить никогда не собиралась, признаваясь ему в том, в чем признаваться не следовало, но он молчал и вряд ли понял хоть слово. Он отгородился от нее невидимой стеной и слушал те голоса, что нашептывали ему его дурные мысли.

Она поднялась и тихо вышла. Вряд ли он заметил это.

***
Почти перед тем, как ей нужно было заступать на караул, ее разыскал Тор.

- Где ты пропадаешь? - воскликнул он. - Я искал тебя по всему Асгарду.

- Я ходила к Локи, - призналась она, не сочтя нужным лгать ему.

Тор нахмурился.

- Как ты узнала, что он здесь?

- Я была в карауле, когда вы вернулись.

- Узнаю свою Сиф, - невольно засмеялся Тор. - Мимо тебя и муха не пролетит. Но все же это нужно пока сохранить в тайне. Не хочу, чтобы асы попытались расправиться с ним, не дожидаясь суда... Кто еще знает?

- Только Фандрал.

- Ладно, скажу ему держать язык за зубами....

- Он не подведет, - обещала Сиф. И, понизив голос, добавила: - Так как ты нашел его?

Тор вздохнул.

- Найти его было немудрено. Он активировал Тессеракт. Хеймдаль увидел вспышку, и отец отправил меня посмотреть, что там такое. Так мы узнали, что Локи жив и развязал войну в Мидгарде... Пока я подоспел, он уже успел уничтожить несколько десятков смертных.

- Джейн? - спросила Сиф отрывисто.

- Она невредима. Мои друзья в Мидгарде защитили ее.

Сиф кивнула и положила руку ему на плечо.

- Для чего ему понадобилось все это? - спросила она, непроизвольно оборачиваясь в сторону лестницы, ведущей в казематы.

- Я не знаю, - признался Тор. - Будет суд, и его заставят всё рассказать. Я и сам пытался понять его, говорил с ним... Но он был как будто не в себе с тех пор, как покинул Асгард.

- Я тоже заметила, - подтвердила Сиф. - Локи болен, Тор. Поговори с Одином. Пусть Всеотец сходит к нему. Уверена, если Локи и станет с кем-то говорить - то только с ним. И только теперь, с глазу на глаз. Ты сам знаешь, как Локи будет вести себя на суде. Там вы от него ничего не добьетесь.

- Да, ты права, - согласился Тор невесело. - Права во всем. Никто, кроме отца, не сможет повлиять на Локи. Он ненавидит нас всех, но уж Одина не сможет не выслушать.

Сиф кивнула.

- Ну, мне пора, - сказала она. - Сегодня я на Стене до полудня.

- Тогда увидимся вечером, - ответил Тор, и она поспешила наверх в приподнятом расположении духа. Она только что оказала Локи большую услугу, выполнив его просьбу, и это сделало ее счастливой. Даже понимание того, что благодарности ей не дождаться, не омрачало этого счастья.

***
Сиф знала, что Тор не выдаст ее, но понимала также и то, что ее визиты к Локи недолго останутся незамеченными. Она была уверена, что по головке ее за это не погладят. В полдень, передав караул Огуну и Вольстаггу, она спустилась в сад, как делала часто, когда хотела побыть в одиночестве и подумать. Здесь было белым-бело из-за усыпанных цветами плодовых деревьев. Она постояла немного в тишине, вдыхая аромат и стараясь представить себе жизнь, в которой ничего этого нет - жизнь, которую вел сейчас Локи. Каковы бы ни были его провинности перед Асгардом и остальными мирами, в глазах Сиф он все-таки заслуживал того, чтобы видеть эти цветущие сады наравне с прочими асами.

Даже если ей не удастся достучаться до него, она все равно сделает все, что может. Она не знала, ради чего. Возможно, ради их общего прошлого. А может быть, она просто все еще не теряла надежды найти в нем того мальчика, которого когда-то любила.
Она достала кинжал и, срезав веточку, спрятала ее под плащ. В детстве у них была такая игра - каждый цветок означал какое-то слово, и они оставляли друг для друга послания в условленном месте, за колонной у входа в беседку. Со временем этот условный язык почти совсем забылся, на полях сражений не растут цветы... Но яблоневые лепестки, не означавшие ничего конкретного кроме "ты мне нравишься", все время возвращали Сиф мыслями в ту весну, когда они с Локи познакомились. Иногда в мае по утрам, открыв окно, Сиф находила яблоневую веточку на своем подоконнике, и вечером, отправляясь во дворец, прикалывала ее к волосам.

Локи так ни разу и не сказал ей прямо, что это его рук дело, но Сиф все равно знала это, по тому, как, бросив взгляд на ее прическу, он украдкой улыбался.

Цветок, который она срезала для него сейчас, может быть, сказал бы ему больше, чем слова, потому что ее слова Локи слушать не хотел.

Она давно не испытывала такого волнения, как сейчас - никто не назвал бы ее трусливой, в бою она не уступала в отваге и твердости мужчинам, но сейчас ее руки дрожали. И на мгновение она даже малодушно обрадовалась, когда охранник у дверей казематов, обычно апатичный, живо преградил ей путь.

- Закрыто, - сообщил он.

- Не для меня, - ответила она, посмотрев на него так, что тот стушевался.

- Приказ Всеотца, - промямлил он неуверенно.

Она продемонстрировала нашивку Стража на рукаве, но даже этот знак, прежде открывавший перед ней все двери, в этот раз не подействовал. Краснея и бледнея, охранник продолжал стоять на своем.

Сначала это разозлило ее, а потом испугало - она понимала, что дело вовсе не в ней. Значит, случилось что-то страшное. Случилось с ним. В то время, пока она медлила, разгуливая по саду, ему, Локи, возможно, нужна была помощь... Она уже вообразила себе все самое дурное, что только можно было вообразить.

- Что с заключенным? Впусти меня немедленно, иначе я убью тебя, клянусь Одином! - закричала она.

Охранник попятился, выпучив глаза. На лбу его выступил крупный пот, когда она опустила руку на рукоять своего меча. Возможно, дело и правда дошло бы до поединка, но в этот момент дверь казематов заскрипела, и на пороге возник Один, чьим именем Сиф только что так дерзко грозилась.

Это было так неожиданно, что Сиф не успела даже в должной мере осознать свое положение.

- Что с Локи? - выпалила она прежде, чем поняла, как глупо выдала себя. Если еще мгновение назад она могла бы сказать, что просто шла мимо, то теперь, назвав имя младшего принца, она подписала признание в том, что знает вещи, которых ей знать не следовало.

Однако Один лишь ласково улыбнулся ей в ответ.

- Я услышал твой голос, - проговорил он, подходя. - Не тревожься, Локи жив и невредим. Нам с ним нужно о многом поговорить сейчас... Зайди к нему вечером, дитя. Перед закатом солнца мрачные мысли охватывают даже самых сильных духом. Ему понадобится дружеское участие.

Сиф поклонилась и, поскольку Один по-прежнему смотрел на нее с ласковостью, осмелела.

- Я зайду к нему, Всеотец, - сказала она. - А пока, мог бы ты передать ему вот это?

Один без удивления взял у нее цветок и поднес к носу.

- Яблоня, - заметил он негромко. - Я все ему передам. Исполни и ты свое обещание.

Она снова поклонилась и молча ушла, провожаемая его взглядом.

***
Должно быть, разговор с Одином оказал на Локи целительное воздействие - вечером Сиф нашла изменения к лучшему в его настроении, и даже взгляд его как будто переменился.

При виде Сиф он приблизился к решетке и опустился на пол, делая приглашающий жест. Чтобы быть на одном уровне с ним, ей пришлось тоже сесть на пол. Теперь они смотрели в глаза друг другу.

- Я был не очень вежлив с тобой вчера, - начал он, помолчав. - Несмотря на это, ты снова здесь.

- Я и не ждала, что ты будешь вежлив, - заверила она, стараясь не слишком очевидно выдать радость от того, что его голос снова звучит бодро.

- Тем хуже для меня, - он улыбнулся уголком губ. - Могу я узнать у тебя кое-что? Мне все не дает покоя та история с прялкой. Скажи, это Фригг учила тебя ткать?

На мгновение Сиф опешила, потому что не сразу поняла, о какой прялке идет речь - она была уверена, что вчера он не слышал ни слова из того, о чем она говорила ему. Выходит, она ошиблась. Что же еще он услышал в ее сбивчивых речах?.. Какие тайны? Какие признания?

Теперь он смотрел на нее так, словно ни одна из ее смятенных мыслей от него не укрылась.

- Да, Фригг, - ответила она.

- Значит, ты действительно безнадежна, раз даже моей матери не удалось привить тебе любви к ткачеству.

Слова прозвучали ехидно, но в его лице не было злобы, и, когда она засмеялась, он засмеялся тоже.

- Но для меня по-прежнему загадка, что ты здесь делаешь, - добавил он, обхватывая пальцами прутья решетки. - Прежде твой досуг был более разнообразным.

- Как и твой, - ответила она, касаясь его рук.

Пальцы его были ледяными, и, осмелев, она взяла его руки в свои, пытаясь их согреть. Должно быть, это выглядело ужасно глупо - то, как они сидели на полу по разные стороны решетки, соединив руки сквозь ее прутья и прислонившись друг к другу, плечом к плечу.

- Это ты говорила с Одином? - спросил он наконец негромко, взглядывая из-под прикрытых век.

- Нет, мне не хватило бы дерзости пойти прямо к нему. Я поговорила с Тором.

Локи нахмурился, но рук не отнял.

- Они любят тебя, - сказала Сиф. - И отец, и брат.

- Да, я знаю, - отозвался Локи медленно. - Но это никак не повлияет на решение суда.

- Разве ты уже знаешь, каким будет приговор?

- Им нечем меня удивить.

- Возможно, - подумав, согласилась Сиф. - Но до суда еще есть время, и я могу получить для тебя позволение выходить в сад. Под моим присмотром. Что скажешь?

Он отвел взгляд.

- Я и так уже... обязан тебе.

- Но речь ведь идет только о прогулках, - улыбнулась Сиф.

Он снова бросил на нее быстрый взгляд, и, хотя больше ни слова не было произнесено вслух, его глаза, без сомнения, ответили ей "Да".

***
Там, в подземельях, все казалось проще. В саду, где они теперь гуляли вдвоем среди клумб - Сиф добилась, чтобы на время прогулок с Локи снимали наручники, но сама должна была при этом носить костюм Стража и оружие, поскольку исполняла служебные обязанности стеречь ожидающего суда преступника - при свете дня, Локи выглядел еще более бледным и изможденным, чем там, внизу, а от его проницательного взгляда теперь нигде нельзя было укрыться.

Иногда его начинали мучить головные боли - и он валился на скамейку, сжимая пальцами виски и удерживая глухой стон.

- Это читаури. Раса из далекого мира. Они ищут меня, - туманно объяснил он Сиф, и больше они к этому разговору не возвращались. Приступы проходили так же внезапно, как начинались.

В остальное время он шутил и рассказывал истории - не замечая, или делая вид, что не замечает, сочувственного взгляда, каким Сиф смотрела на багровые кровоподтеки на его запястьях.

- Я хотела бы встретить тебя при других обстоятельствах, - однажды призналась Сиф, когда он, откинув голову на спинку скамьи, смотрел в небо.

- Дай-ка угадаю... На поле брани? - хмыкнул он, покосившись на нее, но не меняя положения.

- Что в этом плохого? - вспыхнула Сиф. - Я скучаю по тем временам, когда мы отправлялись в дальние походы, путешествовали по мирам.

- И поэтому теперь ты выходишь в караул на Стену или приглядываешь за негодяями.

- Что в этом плохого? - повторила Сиф.

Локи выпрямился и посмотрел на нее, прищурившись.

- Ты цепляешься за прошлое, - объяснил он. - Но всё изменилось. Нашей старой компании больше не существует. Тора не тянет бродить по мирам, размахивая Молотом. Он влюблен, и все его помыслы теперь устремлены к Мидгарду. Едва ли он вспоминает прежние дни так часто, как вспоминаешь ты.

Ей показалось, что за усмешкой, с которой он произнес последние слова, кроется второе дно, и она вспыхнула, вспомнив, как говорила ему давеча об их первой встрече. Румянец против воли проявился на ее щеках, и взгляд Локи стал задумчивым. Сиф отвела глаза, рассматривая цветы в ближайшей клумбе, словно увидела там что-то интересное.

- Я не цепляюсь за прошлое, и рада за Тора, - сказала она упрямо. - Любовь к смертной заставила его повзрослеть. Сделала его лучше. Мы оба знаем, каким Тор был раньше. Теперь он другой, благодаря ей.

- И ни капли ревности? - восхищенно воскликнул Локи.

Сиф взглянула на него.

- Не суди по себе, - посоветовала она, и Локи, открывший было рот, закрыл его, так ничего и не сказав.

- Видишь, - заметила она, - не так сильно все изменилось. Мы опять и дня не можем провести без ссоры.

- Никто не заставлял тебя опекать меня, - сказал он раздраженно. - Если тебе это уже надоело, всегда можешь отказаться. Вряд ли Всеотец обязал тебя делать это, не так ли?

- Знаешь что? Пожалуй, ты прав, у меня есть и другие дела, кроме как присматривать за негодяями. Отправляйся-ка ты вниз, - сказала она сердито.

Локи поднял руки, изображая капитуляцию, и встал со скамейки. Сиф сердито сморгнула, ей уже стало стыдно за то, что она воспользовалась преимуществом своего положения - ведь у Локи, возможно, не было в жизни другой радости, кроме этих редких часов на свежем воздухе. Но сдаться так просто означало еще больше унизить его. Поэтому она тоже поднялась вслед за ним. Он уже смиренно стоял у дверей, заложив руки за спину и по-прежнему изучая взглядом небо. Сиф стало так горько от этой ссоры, и она так разозлилась на себя, что с досадой вогнала свой меч в землю почти по самую рукоять и оставила его там, памятником собственной вспыльчивости.

Они в молчании спустились до среднего яруса, и тут Локи, споткнувшись, привалился к стене и сполз по ней на пол.

"Снова этот приступ", - догадалась Сиф в ужасе, опускаясь рядом с ним на колени.

На губах его появилась пена, он что-то невнятно хрипел, перемежая каждый вздох стонами.

"Воды, - разобрала она сквозь невнятные булькающие звуки, которые вырывались из его горла. - Пожалуйста, воды".

Она не помнила, как вскочила на ноги, не помнила, как бежала на кухню, как схватила ковшик, как отодвинула тяжелую крышку бадьи с дождевой водой - там оставалось едва на донышке, и Сиф едва не свалилась внутрь, когда пыталась зачерпнуть побольше, - не помнила, как бежала обратно.

На лестничной площадке среднего яруса было пусто. Не слышалось даже шагов стражи. Тяжело дыша, Сиф с минуту озиралась по сторонам. Она была уверена, что вела Локи именно по восточной лестнице и что оставила его именно здесь - и что за недолгое время ее отлучки он не мог бы уйти куда-то в том состоянии, в каком был... если только приступ удушья действительно был приступом, а не искусно разыгранным спектаклем.

Она снова огляделась: узкий боковой коридор, ответвляющийся от основного, широкого, вел к потайной двери в Хранилище оружия.
По-прежнему сжимая в руке уже ненужный ковшик, она подошла ближе и приоткрыла одну из каменных створок. Локи был там - без следа недавнего приступа, он деловито снимал магическую защиту с постамента, на котором лежало древнее оружие Основателей Асгарда.

Сиф похолодела, когда он взял один из мечей. Стражи по-прежнему не было видно, коридор оставался пуст, и она не знала точно, чего хочет больше - чтобы Локи схватили, или чтобы ему удалось улизнуть. Пока она оглядывалась, Локи завершил то, зачем пришел - снова закрыл постамент заклятием и с мечом наперевес вышел из Хранилища. Застигнутая врасплох, Сиф попятилась. Ее собственное оружие осталось в саду, у нее был с собой только небольшой кинжал, но что может сделать этот жалкий ножик против Повелителя Магии?

Они смотрели друг другу в глаза несколько мгновений.

- Ты ведь не думала, что я стану дожидаться суда, как покорная овечка? - заговорил он первым.

Она молчала. Древний клинок в его руках опасно поблескивал, по лезвию змеилась гравировка со словами гимна воинской славы. Проследив направление взгляда Сиф, Локи мягко усмехнулся.

- Я не причиню тебе вреда.

- Неужели? - она все-таки отступила на шаг - мера была глупой и бессмысленной, поскольку ее грудь по-прежнему оставалась досягаемой для его меча.

- Послушай меня, Сиф, - продолжал он все так же вкрадчиво. - Я не собираюсь воевать с асами, хотя я мог бы расправиться поодиночке с ними всеми... Но ты была добра ко мне, и ради тебя я не трону твоих друзей. Я просто уйду туда, куда сочту нужным, потому что, если быть откровенным до конца, ничто не держит меня в Асгарде. Возможно, позднее, когда всё поутихнет, я еще объявлюсь здесь, но сейчас мне лучше исчезнуть. Асы слишком ослеплены своей злостью, и они не пощадят меня. Видишь, я вверяю тебе свою жизнь. Если ты выдашь меня теперь, если позовешь стражу, мне конец. Во второй раз выбраться из казематов я не смогу.

Она молча отошла в сторону, и он, улыбнувшись уголками губ, церемонно склонил голову.

- Отрицай, что видела меня, и будешь вне подозрений. А вечером, когда они меня хватятся, я буду так далеко, что даже вездесущий Хеймдаль меня не найдет... - заверил он, пряча оружие под плащ, и устремился по коридору к главным воротам.

***
День тянулся мучительно медленно. Ей и прежде приходилось предавать, но никогда раньше ее поступки не были продиктованы эмоциями. Поступаясь приказами, она руководствовалась своими представлениями о справедливости, о долге дружбы, о воинской чести.
На сегодняшний поступок ее толкнула страсть, губительная по своей разрушающей силе, ослепляющая, выжигающая душу и оставляющая после себя пепелище.

Собираясь к ужину, Сиф думала только о том, как слуга Одина спускается в подземелье, чтобы отнести ужин заключенному, как он находит его камеру пустой и поднимает тревогу - и как она сама занимает место в этой камере вместо Локи, ведь Всеотцу известно, у кого были ключи, и неважно, что Локи воспользовался ее доверчивостью. Все это целиком и полностью ее вина, еще и потому, что сейчас она снова поступила бы так же: позволила бы ему уйти. Потому что ее любовь к нему оказалась выше чувства долга, выше всего, что когда-либо прежде определяло ее жизнь и образ мыслей.

Она предала всё, чему верно служила в прежние годы.

Локи околдовал ее - без магии, которой околдовывал всех асгардских девушек. Для того чтобы она его полюбила, достаточно было лепестков яблони в его волосах, лукавого взгляда из-под ресниц, слов "Долго ты еще будешь там прятаться?". И вдруг этот день из далекого прошлого, и эти слова, и солнце, щекотавшее ей нос, вспомнились так ярко, словно были вчера, и она не смогла сдержать вырвавшееся из груди рыдание, а гребень, который она держала в руках, подарок Тора, сломался пополам.

Она положила его на подзеркальник. Сегодня и ее жизнь раскололась, как этот гребень.

- Что с тобой такое? - спросил Тор за ужином, когда она в третий раз ответила ему невпопад. - Ты такая мрачная в последнее время. Подозреваю, что это результат общения с моим братом. У него тоже вечно такое лицо, - Тор изобразил, какое именно "такое", скорчив кислую мину. - Я ведь прав? Куда подевалась моя веселая Сиф? - и, наклонившись ниже, он добавил заговорщицким тоном: - Признайся, ты, часом, не влюбилась в Локи?

Сиф вздрогнула и опрокинула кубок. Тор расхохотался и хлопнул ее по плечу. Она криво улыбнулась ему в ответ, но Тор, к счастью, не заметил ее смятения.

***
На закате она вышла в сад, где они бывали вдвоем каждый вечер в последние дни, и всё показалось ей теперь пустым и ненужным. Небо алело над темными вершинами гор. Завтра она их не увидит. С минуты на минуту стража раскроет ее предательство, и на все оставшееся время ее единственным зрелищем станут поросшие мхом каменные стены.

Она постаралась представить, как далеко сейчас Локи, где его застигнет ночь - на горной тропе, в долине, в лесу? Наверное, он поищет какую-нибудь пещеру, натаскает хвороста, чтобы развести костер, завернется в плащ и ляжет у огня, убаюканный треском веток...
Позади послышался шорох. Она в последний раз взглянула на горизонт, - кроваво-красная заря уже стекла по небесному куполу вниз, обнажая бледно-желтый окоем, который совсем скоро должно было затянуть синей дымкой, - и обернулась, готовая тянуть время и лгать кому угодно - даже Одину, готовая встретить целый отряд воинов, посланных за ней... готовая ко всему - но не к тому, что, раздвинув усыпанные цветами ветки, из полумрака навстречу ей шагнет Локи.

Прощальный отсвет заката лег на его щеки, обычно бледные.

- Я знал, что найду тебя здесь, - сказал он вкрадчиво, склонив голову набок.

Сиф смотрела на него со смятением и страхом, - когда первый испуг прошел, она бросилась к нему и схватила его за плечи.

- Что ты здесь делаешь? - воскликнула она, задыхаясь. - Скорее уходи, они найдут тебя, ты с ума сошел?

- Найдут, - беспечно кивнул Локи. - Но не раньше, чем через четверть часа. Значит, у нас еще есть время.

Сиф всплеснула руками.

- Время для чего? Это глупость, безумие! Как далеко ты успеешь уйти отсюда за четверть часа?

Локи странно улыбнулся и, взяв ее под локоть, повел к скамейке, на которой они сидели утром - казалось, с тех пор прошла целая вечность. Улыбка не оставила его губ и когда они сели.

Не похоже было, чтобы он куда-то спешил. Неторопливо расстегнув фибулу под горлом, он снял плащ и бросил его на спинку скамейки, а потом достал из-за отворота куртки засохшую яблоневую веточку и протянул ее Сиф.

- Что все это значит? - спросила она срывающимся голосом.

- Это, - ответил он мягко, - значит, что я остаюсь. Потому что нашел то, что держит меня в Асгарде. И, если это имеет хоть какой-то смысл, я буду здесь. Рядом с тобой.

И он провел ладонями по ее щекам, стирая слёзы. Руки у него были непривычно горячие.

Она слишком хорошо его знала, и потому ей было ясно, что Локи наверняка просто придумал другой план, более удобный для себя, чем бегство в никуда, что он едва ли сдастся так легко и признает себя на суде виноватым, знала, что он намеревается использовать ресурсы Асгарда для своих целей и будет лгать и изворачиваться, пока ему это выгодно... Но для нее все это было не важно. В тот миг, когда его губы коснулись ее губ, она поняла, что ей он лгать не станет. И, если так, возможно, она изменит его жизнь, и со временем все здесь станет ему дорого, как раньше. И он снова сможет называть Асгард своим домом.
...на главную...


июнь 2018  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

май 2018  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.06.17 09:37:02
Выворотень [2] ()


2018.06.16 10:42:31
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.06.15 19:33:51
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2018.06.15 15:44:20
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.06.12 16:15:53
Ящик Пандоры [1] (Гарри Поттер)


2018.06.11 05:53:21
Десять сыновей Морлы [45] (Оригинальные произведения)


2018.06.10 17:37:34
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.06.10 12:48:36
Слизеринские истории [138] (Гарри Поттер)


2018.06.09 19:09:45
И это все о них [2] (Мстители)


2018.06.07 15:54:07
Обретшие будущее [18] (Гарри Поттер)


2018.06.06 12:13:13
Ненаписанное будущее [13] (Гарри Поттер)


2018.06.04 19:43:23
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.06.04 09:21:36
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.05.31 08:29:49
Другой Гарри и доппельгёнгер [11] (Гарри Поттер)


2018.05.30 20:35:13
Змееносцы [6] (Гарри Поттер)


2018.05.29 13:56:00
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.05.28 14:56:39
A contrario [69] (Гарри Поттер)


2018.05.28 00:33:24
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.05.26 21:01:17
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2018.05.20 20:09:11
Отвергнутый рай [13] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.05.16 20:43:00
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.05.15 13:02:38
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


2018.05.07 01:13:02
Волдеморт и все-все-все, или Бредовые драбблы [36] (Гарри Поттер)


2018.05.01 20:37:49
Быть Северусом Снейпом [219] (Гарри Поттер)


2018.05.01 17:18:17
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.