Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Ничто так не объединяет Гриффиндор и Слизерин как взрыв котла Невилла на уроке зельеварения...

Список фандомов

Гарри Поттер[18458]
Оригинальные произведения[1235]
Шерлок Холмс[714]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12640 авторов
- 26929 фиков
- 8581 анекдотов
- 17649 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Вверх

Автор/-ы, переводчик/-и: kasmunaut
Бета:mummi; гамма: black tiger
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:РЛ/НТ, ГП/СС
Жанр:AU, Drama, POV, Romance
Отказ:Всё не наше, и даже Тонкс гуляет сама по себе.
Вызов:Рождественские болиды
Цикл:НимфАманки — команда Тонкс [11]
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:Глядя сверху на прожитую жизнь...
Комментарии:Обращаю внимание, что здесь и слэш, и гет в одном фике, снарри и ремотонкс. И то, и другое - без рейтинга, фактически.
Авторский жанр: драма с толикой юмора, романс
Примечание к отказу от прав: ГП-вселенные — две! — не мои. Тут не только вселенная Роулинг, но и личное АУ автора Lorelis, автора замечательной серии мини о живущих по соседству двух парах: Ремусе и Тонкс и Гарри со Снейпом. У меня получилось что-то вроде предыстории. Но совершенно спокойно можно читать как самостоятельный фик.
Примечание: Фик написан на командный конкурс «Рождественские болиды» на Снарри-форуме для команды Тонкс, "НимфАманки".
Тема задания: «Крылья у меня выросли — да лететь некуда».
Автор баннера: Сара Хагерзак
Каталог:Пост-Хогвартс, Мародеры, AU, Книги 1-7, Альтернативные концовки, Психоделика, Вейлофики
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2011.01.24 (последнее обновление: 2011.01.24 18:55:07)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [7]
 фик был просмотрен 7859 раз(-a)


Сюжет о том, как — самой себе в радость —
Летела моя молодость, моя младость.
Махал крылом кораблик с небес и был светел...
Никто и не заметил, как он исчез.
М. Щербаков, «Песенка о молодости»



С высоты птичьего полёта наш городок кажется объёмной вышивкой на шерсти. Квадратики ярких крыш в густой бахроме августовской зелени. Снижаюсь, чтобы получше разглядеть знакомые места. Замшелая черепица, покрывающая дом родителей Ремуса. Новенькая рыжая — собственный семейный кров. В двух кварталах — железная кровля солидной вишнёвой расцветки на доме Гарри и Снейпа.

Ещё немного снизившись, вижу песочницу на нашем заднем дворе, а в ней яркие искорки: зачарованные — чтобы не разваливались — куличики Тедди, которые мы вместе украшали самоцветами из трансфигурированных стёклышек. Сарай для мётел, маленький огород, на котором в прямом смысле чудом, без особого ухода и забот, выросла синяя земляника и красная ветвистая петрушка. Видимо, они тоже метаморфы, в меня! С утра и на закате ягоды розовеют, а петрушка притворяется то укропом, то сельдереем.

Очень хочется мягко опуститься на песок, сложить вмиг отяжелевшие, ненужные мне крылья и побежать в дом — сшибая перьями крупные капли росы с кустов смородины и малины. Но что-то в груди не пускает, будто там воздухоплавательный пузырь какой-то, вроде водоплавательного у рыб. Cейчас-то крылья ничего не весят, но и не слушаются. Они хотят вверх, вверх, куда-то прочь отсюда. Не спросивши меня.

***

Вспоминаю вчерашний день. Я в очередной раз бросилась выручать Гарри — очертя голову, в камин. Вслед за его макушкой, украшенной пылью и паутиной. Мой лопоухий начальник имел неосторожность держать дома улику по делу о незаконных экспериментах над животными и контрабанде магических наркотиков: гигантскую лягушку, гибрид обычной и шоколадной, в брюхе которой могла поместиться дюжина пузырьков с Эликсиром Экстра-эйфории.

Лягушка, натасканная удирать от авроров, сбежала из клетки и разгромила лабораторию Северуса. Гарри не знал, с чего начать: вынимать лягушку из-под дивана — «Акцио» она упрямо сопротивлялась, — или ликвидировать разрушения. Вот и вызвал ближайшего подчинённого и безотказного соседа, то есть опять Тонкс. Куда же я денусь!

Наследившая по всему дому шоколадными лапками зверюга снова сидела в клетке, а мы наперебой произносили «Репаро» и — в особо тяжёлых случаях — «Эванеско». Запарившись, я схватила с подоконника бокал для шампанского с золотистой пузырящейся жидкостью и залпом выпила, успев подумать: хороши у Снейпа условия для работы! Для компании не хватает только Слагхорна с его ананасами!

А вот просто подумать я не успела. И зря. Гарри изменился в лице, увидев опустевший фужер. И сел на пол.

— Это ж... Это же Северусово экспериментальное зелье! Я его первым делом спасал! Пробирка треснула, я и слил в то, что под руку подвернулось!

— Что за зелье-то?

— А это, миссис Люпин, — прозвучало с порога, — настойка, содержавшая гормоны для лечения бескрылых вейл в брачный период. Жаль моих трудов, но, если крови вейлы в вас нет ни капли, вам она нисколько не повредит. А вот за состояние здоровья некоторых других присутствующих здесь индивидуумов я ручаться не могу...

Увы, мне, как всегда, везло. Эта несчастная капля крови во мне таки оказалась.

Часа в два ночи я проснулась от того, что чесались лопатки. Через час я походила на амура-переростка с ма-аленькими вертлявыми крылышками за спиной. Через два — я могла дотянуться крайним пёрышком до кончика носа. Проверив это, я тут же чихнула и поспешно выползла из тёплой супружеской постели, чтобы не разбудить Ремуса. А то ещё подумает спросонья, что попал в рай.

Быстрей к Снейпу, пока ещё помещаюсь в камин. Если у него не найдётся антидота, схвачу Гарри, как коршун, и взмою в небеса. Пока не сварит — не верну добычу.

Сообщать о своём прибытии не пришлось: грохот каминных щипцов, сопровождавший моё появление, разбудил бы и мёртвого.

Встрёпанный — редкое зрелище! — Северус вскоре появился в гостиной, на ходу завязывая пояс халата. Сейчас он больше походил на коршуна, чем я. Или на грифа.

Молча повернувшись спиной, я продемонстрировала совершенно ненужное дополнение ко мне.

Северус тяжело опустился в кресло и забарабанил длинными пальцами по подлокотнику.

— Садитесь, — кивнул он мне на второе кресло.

— Может, вы сразу принесёте мне антидот? Пока мы будем здесь рассиживать, они вырастут ещё больше!

— Никакого антидота нет. Это не яд, это гормоны. И в Мунго такими случаями пока не занимаются. Ваше счастье, что действие продолжается всего сутки, какую бы дозу вы ни выпили. Вейловской крови в вас немного всё-таки, раз раньше об этом не было известно, и без регулярного приёма зелья крылья сами собой исчезнут уже завтра.

— Ну, до завтра я как-нибудь потерплю...

— Всё не так просто, Нимфадора. Как только крылья развернутся в полную мощь, с ними воспрянет и зов крови, заставляющий забыть обо всём и лететь на поиски партнёра. И Мерлин знает, как далеко вас унесёт за эти сутки...

Я поёжилась. Путешествия в мои ближайшие планы не входили. Разве что по магазинам.

— Но, поскольку вы всё-таки прежде всего обычный человек, наделённый волей, любящая жена и мать, вы можете попробовать сознательно перебороть инстинкты. Насколько я представляю, здесь может подействовать механизм, подобный вызову Патронуса. Надо сосредоточиться на тех воспоминаниях, которые привязывают вас к семье, к дому, и бороться изо всех сил. Простите, что больше пока ничем не могу помочь, — очень тихо прибавил Снейп, глядя куда-то под ноги. И закончил: — Я в вас верю. Знаю, на что вы способны. И помню, чем вам обязан.

— Да уж, на что я способна — даже я не ожидала. Ну ладно, пойду... — Крылья радостно затрепетали, словно в предвкушении.

Снейп порывисто встал, чтобы пожать мне руку — резко и сильно:

— Удачи. Идите, оденьтесь на всякий случай потеплее. И возвращайтесь. К нам. Объясняться с Ремусом предоставьте мне, если хотите. Нельзя было оставлять такое, как оказалось, опасное вещество без присмотра.

— Ну кто ж знал... — Крылья определённо потянули меня к камину. — Всё, ухожу. Привет Гарри. И не сердитесь на него, ладно?

...А потом я стояла на крыльце, смотрела на посветлевшее на востоке небо. Меня слегка подташнивало — от недосыпа или страха. Мелкие-мелкие облачка наплывали откуда-то сбоку плотным слоем, как слежавшаяся вата из старого одеяла. И что-то внутри меня решило к ним присоединиться.

Взмывая вверх, я проткнула головой ближайшее облако, потом отчаянно ринулась вниз, но тут же меня снова потянуло вверх и вперёд.

«Ремус, Тедди», — как молитва.

Но слов было мало. Нужны были образы, картинки. Чем подробнее — тем надёжней якорь, удерживающий меня здесь.


***

Задумавшись, я делаю круг за кругом над городком и желтеющими за ним полями. Круги становятся всё шире, и я лихорадочно копаюсь в памяти.

Первая встреча. Первый разговор... Как сейчас помню, я в очередной раз вылезала из-под подставки для зонтиков, а вышедший на шум Ремус пытался заткнуть мою крикливую родственницу. Пытаясь ему помочь и задёрнуть портьеру заклятием, я точным попаданием сшибла со стены голову домашнего эльфа — хорошо хоть поймала её, да так и застыла, прижав трофей к груди.

— Нимфадора, вы изображаете Афину-Воительницу? Странная у вас Эгида, — ехидно прозвучало от двери.

Входивший в дом на Гриммо Снейп, конечно, не мог удержаться, чтоб не сказать гадость.

— Северус, ты не представишь меня даме? — как ни в чём не бывало спросил мой будущий муж, тепло и внимательно глядя на меня глазами совершенно необыкновенного цвета — не то жидкое золото, не то янтарь.

Уже поплыв в этом янтарном океане, я тем не менее сама пробормотала: — Тонкс, — и поспешно и резко протянула руку. Палочку и древнюю рухлядь я при этом ухитрилась засунуть подмышку. Главное — опередить Снейпа с его очередной «Нимфадорой».

— А это мой старый приятель и бывший коллега Люпин... — Я не поняла странной интонации Снейпа, явно таившей в себе какой-то намёк, но отметила, что золотые воды, в которых я купалась, остались столь же спокойными. Похоже, Снейповы ядовитые стрелы просто не долетали до этого человека.

Чего нельзя было сказать в отношении моего любимого кузена, тут же возникшего на верхней площадке.

Бывший — твоими стараниями, Снейп! — прорычал Сириус сквозь зубы, и я словно увидела, как шерсть дыбом поднимается у него на загривке. — Ремус, это моя дорогая кузина. Тонкс, и никак иначе, упаси тебя Мерлин! — Он подмигнул нам с Ремусом.

— Позвольте, — тот галантно протянул руку, чтобы забрать у меня голову эльфа. — Вернём на место этот интересный экспонат.

Освободившись от «экспоната», я взбежала по лестнице, чувствуя, как волосы растут наперегонки и падают растрёпанными лохмами вниз, чтобы прикрыть порозовевшие щёки...

На верхней площадке хлопало окно — старинной створкой в мелких стёклышках, и ветер с улицы запутался в моих отросших прядях...

Нет-нет, это сейчас подоблачный ветер опять уносит меня. Надо повернуть назад и вспомнить что-то ещё.

***

Около меня вьётся какой-то любопытный жаворонок. Эгей, тебе, кажется, не время петь сейчас песни? Отправляйся за мошками, дурашка. Или чем ты питаешься? Жаль, что чашечка кофе здесь не пролетит... И за круассаном мне не спикировать куда-то к сжатому полю...

Сглатываю слюну, вспомнив длинный стол на закопчённой кухне Гриммо, двенадцать. Ранний завтрак, он же — ужин после моего ночного дежурства. Шоколадный аромат арабики, хлеб с тмином и сардины.

Молли сегодня нет, она наводит порядок у себя в «Норе».
Сириусу явно нравится снова чувствовать себя хозяином на собственной кухне. Тарелка приземляется передо мной, сделав залихватский пируэт.

На запах кофе и свежего хлеба приходит Ремус. Замирает на пороге, его ноздри трепещут — неожиданно хищно. Я уже знаю, что он оборотень, но у меня это не очень укладывается в голове. И вот эта его охотничья стойка впервые немного совмещает два образа: мягчайший, обходительнейший человек — и зверь, таящийся внутри.

Чувствую, что от этих мыслей мои уши заостряются и покрываются шерстью. Усилием воли вытягиваю нос рыльцем нюхлера, чтобы отвлечь себя и других и между делом вернуть ушам первоначальную форму. Оцениваю стряпню кузена, одобрительно показываю ему большой палец и, вернув себе обычный облик, принимаюсь за еду.

Сириус и Ремус продолжают бесконечный разговор — о прошлом и будущем. Мне так хорошо с ними. Я всегда была с мальчишками «своим парнем», а эти двое — совершенно точно моя компания.

Видимо, я сама не заметила, как задремала... Голову на скрещенные руки — между тарелками и фамильными кубками и кружками. Просыпаюсь от тишины. За толстыми стенами фамильного гнезда Блэков шумит жаркий июньский день, а здесь вековая прохлада и вековое молчание. А ещё — пристальный взгляд сквозь ресницы. Сириус поднялся наверх, а Ремус остался в старинном кованом кресле, обтянутом драконьей кожей. Я тоже приоткрыла один глаз и наблюдаю исподтишка.

Эти гляделки длятся, пока я не чихаю от смешинки, попавшей в нос. Рем подскакивает и тоже смеётся. Огонь в камине вспыхивает весёлыми искрами.

Наше общее безмолвное «так хорошо!» прерывает тень, упавшая на порог.

Северус Снейп, человек, для которого, похоже, не существует ни июня, ни яркого солнца.

Не скрою, когда я была школьницей, меня интриговали и волновали романтическая бледность и мрачная неулыбчивость строгого препода, а ещё вызывала восхищённую зависть профессиональная ловкость и точность опытного зельевара. Но я уже не девочка, и теперь мне кажется, что в желчном характере нет ни романтики, ни очарования. Я молча злюсь на того, кто нарушил наше с Ремусом такое приятное уединение вдвоём.

Теперь-то я знаю, что и это пройдёт, что скоро я стану немного умнее и научусь за маской и функцией видеть человека.

А тогда мне оставалось недовольно зевать, дожидаясь начала собрания, и разглядывать причудливую сеть трещин на потемневшем от времени и сажи потолке.

***
Недавно вставшее солнце поднимается выше. Ухожу под тень облаков, чтобы укрыться от его лучей. Где-то внизу начинают скрипеть ставни, хлопать калитки, позвякивает велосипед молочника...

Я уже пробовала: даже на крышу собственного дома приземлиться не могу. Точнее, прежде всего не могу — на неё... На трубе у Гарри и Снейпа я немножко посидела в предрассветных сумерках, болтая ногами. Видимо, тут действует какой-то охранный механизм. Новоприобретённая вейловская сущность словно ревнует меня к подлинной моей семье.

Но сейчас я должна сосредоточиться не на крышах и трубах, а на самом важном...

Продолжаю мотать ленту памяти вперёд. Июнь, июль, август девяносто пятого. Орден, Дамблдор, Отдел тайн, дом двенадцать. Совещания, ужины, носящиеся по дому и хихикающие подростки: Джинни, Рон, Гермиона, потом и Гарри... Тощий, с нахохлившейся совой. Сам нахохлившийся и хохлатый. Эпицентр напряжённости между Молли и Сириусом — вот-вот рванёт. И между Сириусом и Снейпом. Впрочем, этим и Гарри не надо, чтобы поскандалить, чуть не подраться. Стены кухни привычно поглощали невидимые молнии, которые эти закадычные враги метали друг в друга.
Ну а Гарри и Снейп совсем не разговаривали. Но на безразличие это было не похоже. Не было ни почтительности, ни равнодушия. Когда я смотрела на них, мне казалось, что у меня вот-вот вырастут когти, а нос загнётся хищным клювом, готовым растерзать жертву. Что-то тёмное поднималось во мне — не моё, их... Я не легилимент, но, видимо, эмпат. Хотя это слово из другой оперы.

Но, пусть я и видела эти лица чуть ли не каждый день, они были где-то на периферии сознания. Каждый раз я искала глазами Ремуса и радостно встречала ответный взгляд — как надёжное и тёплое рукопожатие.

Надеюсь, что эта рука удержит меня и теперь.

***

Вспоминаю, как не раз ещё я задрёмывала на кухне — то за столом, а иногда в том уютном кресле, обитом драконьей кожей. Нескончаемые посиделки у очага... Но не только: тогда случилось много хорошего. Почему-то мы с Ремусом время от времени начинали спорить на собраниях, и эти споры так затягивались, что ему приходилось провожать меня домой, чтобы договорить. Мы аппарировали на тропинку, вившуюся по краю болота к дому моих родителей, и пробирались по ней, горячо обсуждая тактику Ордена или стратегию Дамблдора. И порой я так увлечённо размахивала при этом руками, что потом приходилось помогать Рему выбраться из топкой низинки у обочины.

Однажды я сама не удержалась на ноябрьской грязи и скользнула прямо в неловкие и напряжённые объятия.

Но на этом наши прогулки закончились, потому что погода испортилась окончательно, а горизонты будущего заволокло туманом.

Но на кухне в драконьем кресле было всё так же тепло и уютно.

***
Я смотрю вниз, заходя на очередной круг, и вдруг вижу Гарри, вскарабкавшегося на собственную крышу. Под мышкой он держит метлу, а палочкой левитирует тарелку с бутербродами и кружку с чем-то горячим. Руки у него заняты, и он может только смотреть на меня умоляющим взглядом.

Падаю камнем вниз, зная, что меня всё равно подбросит, не давая приземлиться. И как раз чуть не врезаюсь носом в бутерброд. М-м-м, как вкусно пахнет! Мне даже удаётся ненадолго примоститься рядом с Гарри и отпить густого горячего какао с ванилью.

А вот ободряюще чмокнуть разнесчастного друга уже не получается. С бутербродом за щекой я снова поднимаюсь выше, выше, выше... И видно отсюда далеко-далеко: прошлое и будущее...

Видно тревожное Рождество, когда змея покусала Артура — собрав тем самым всех под одной крышей, сплотив, дав почувствовать дружеское плечо.

И вновь опустевший дом, и только мы трое на кухне — ну ещё Кричер шныряет, пробираясь по стеночке.

Я только делаю вид, что сплю, а сама слушаю спор жарким шёпотом между Сириусом и Ремом.

— Что этот Нюниус себе позволяет!!! Как он смеет так обращаться с Гарри! Сомневаюсь, что из этих уроков окклюменции выйдет что-то путное. Разве можно чему-то научить, ненавидя?

— Слушай, а тебе ненависть глаза не застит?

— Ремус, дружище, тебе ли его защищать?

— Я просто предлагаю тебе посмотреть на вещи немножко глубже.

— Я смотрю и вижу — он переносит на сына отношение к его отцу. Сколько раз вы — и ты, и Молли, — говорили мне, чтобы я не путал Гарри с Джеймсом! А Снейпу что-то никто этого не скажет. А я скажу, и покажу наглядно, когда нам никто не помешает!

— Сириус, остынь. Я сомневаюсь, что Северус ненавидел Джеймса. Неужели ты ничего не чувствовал — где твой нюх?

Я тоже принюхиваюсь и настораживаю уши. О чём он, интересно?

— О чём ты? — вторит Сириус моим мыслям.

— Я просто нарисую тебе одну картинку — в своё время я промолчал об этом, чтобы не усложнять и без того запутанные отношения. Налей нам сидра.

Стук тяжёлых кружек о столешницу. Ремус продолжает:

— Помнишь наш седьмой курс? Помнишь, как мир вдруг стал чёрно-белым? Нас ждал Орден, Северус ушёл к Пожирателям — кое-кто видел у него Метку. Вы с Джеймсом торжествовали, что не ошибались на его счёт, Лили явно переживала, хмурилась всё время, но молчала.

— Тебе бы повесть о нашей молодости писать... И что?

— Я вообще-то про один конкретный случай. Когда мы учились вызывать Патронусов, уходили на окраину Запретного леса. Однажды в воскресенье мы пошли туда вместо Хогсмида, было такое?

— Ну да, и не один раз.

— Джеймс снова создал иллюзию дементора...

— О да, эти твари у него здорово получались!

— Только у него и получались, на самом деле, — уточнил Рем.

— А мне и пытаться не хотелось... — В голосе Сириуса прозвучала тоска.

— Так вот, когда стали пробовать «Экспекто патронум», у Петтигрю ничего не вышло, у тебя Патронус прыгнул сразу. Тогда вы с Питером перекинулись и побежали в подлесок. Я сидел на траве, перечитывал теорию, а Джеймс и Лили стояли с палочками наготове перед иллюзорным дементором. С третьей попытки серебристый олень уже скакал по поляне за вами вдогонку, Лили одна осталась...

— Почему одна? — возмутился Сириус.

— Ну, Джеймс отошёл ко мне, чтобы не мешать. Так вот, дементор вышел как никогда удачный, и Лили, кажется, перепугалась. Он всё надвигался, а её заклинание выходило совсем слабым. Только лёгкий туман. И тут с ближайшего дерева прыгнула лань. Она твёрдо стояла на своих призрачных ножках между дементором и Лили. И у той тоже сразу всё получилось. По полянке разгуливали две очень похожих лани. И тут вернулся Патронус Джеймса, ещё не потерявший силы. И увидел сразу двух подружек. Как они трое смотрели друг на друга! Но тут Джеймс пришёл в себя, и его Патронус втянулся назад в палочку. Тут же растаяли и два других.

Неразборчивое ругательство.
— Вечно этот задохлик за нами таскался! Точно, я вспомнил, как мы вернулись тогда — на поляне сломанная ветка, Лили залечивает Джеймсу синяк...

— Ну да, тот сшиб с дерева и ветку, и Снейпа, причём чуть ли не себе на голову. Они тут же, сцепившись, покатились по поляне. Лили поливала их Агуаменти и кричала. Я бросился на помощь. А когда нам удалось их разнять, мне показалось, что Снейп не сколько зол, сколько страшно смущён. И то же самое можно было сказать о Джеймсе. Поэтому всё закончилось довольно быстро. Северус молча ушёл, ни Джеймс, ни Лили не стали его задерживать.

Мне ужасно неудобно и дальше притворяться спящей, шея страшно затекла, — но очень хочется дослушать. Однако какое-то время я слышу только молчание.

Снова Сириус, возмущённый:
— То есть, ты хочешь сказать...

Ремус:
— Ну да! — В голосе слышится улыбка.

— На форму Патронуса влияет сильное чувство...

— Именно.

— Но Нюниус любил Лили...

— Он дружил с Лили.

— По-моему, ясно, что такой Патронус именно поэтому.

— Но ты знаешь, что это первый случай, когда у неё Патронус получился? А у Джеймса раньше. Конечно, мы можем только строить догадки...

— Кстати, мне вот что непонятно: Снейп на дереве сидел, говоришь? А как я перекидывался, он не видел, что ли? Два года назад это стало для него сюрпризом.

— Ну, возможно, он глядел в другую сторону. — Тут я осторожно приоткрываю один глаз, чтобы увидеть улыбку Ремуса воочию.

— Ну а то, что он уже был Пожирателем? Настоящие Пожиратели не могут создавать Патронуса! — Сириус негодует.

— Ну, может, он никогда и не был им до глубины души? — Третья улыбка. Да, я их считаю!

Они молчат, погрузившись в воспоминания.

— Так к чему я всё это... — прерывает молчание Рем. — Всё гораздо сложнее, чем ты думаешь. И я сильно сомневаюсь, что мы имеем дело с ненавистью к сыну, родившейся из ненависти к отцу. По крайней мере хоть часть этой посылки неверна. А есть просто ужасный характер Северуса и его пожизненное неумение выражать свои чувства. Или очень хорошее умение их скрывать.

И тут я надеюсь — тогда, на Гриммо — что мне недолго скрывать свои чувства, и радуюсь — теперь, в небе — что мне не нужно их больше скрывать, и снова возвращаюсь к дому, на этот раз мне почти удаётся спуститься, но тут я вижу соседа, мистера Томсона, в огороде и бросаюсь наутёк за ближайшую тучку.

Как бы побыстрей проскочить те тучи, которые собрались потом в моей жизни, и вырулить к чему-нибудь светлому...

А то меня утащит далеко-далеко, покуда я буду выбираться из мрачных воспоминаний.

Давай-ка вспомним о Гарри: как хорошо, что я тогда догадалась проверить пустой вагон, в котором его бросил этот гадёныш — бросил под мантией-невидимкой, со сломанным носом... Мы еле успели выпрыгнуть, пока Хогвартс-экспресс не заторопился обратно в Лондон.

Молчаливое путешествие в сумерках по унылой осенней аллее как нельзя больше подходило к моему тогдашнему состоянию духа. И ядовитый Снейп с фонарём — как закономерная точка в конце пути. Ах, ему мой Патронус не нравится! А собственный? Что если все начнут прохаживаться на его счёт?

Когда они с Гарри уже уходили, я прошептала Снейпу в спину:
— О Патронусах мы ещё поговорим!

Он обернулся и посмотрел на меня удивлённо и оценивающе, но ничего не ответил.

***

Солнце припекает, слепит глаза. Я направилась куда-то прочь — против своей воли. Подо мной проносятся поля, полосы деревьев между ними, холмы... До сих пор я держалась, но понемногу начинаю паниковать. Надо взять себя в руки, вернуться к себе — как я сделала это тогда... Хотя и не сразу.

Тогда, после гибели Сириуса, в последний год жизни Дамблдора, в дни крушения моих надежд. Когда недавно выросшие – невидимые! – крылья оказались мне не нужны, потому что нести они могли только к Ремусу, а он от меня отвернулся, стал недосягаем.

Дежурства в Хогсмиде и у замка казались мне сущей бессмыслицей. Во время них ни разу так ничего и не произошло. Как они меня раздражали! А на самом деле — меня раздражала я сама. Безвольная, смирившаяся, унылая. И я уцепилась за мысль как-то досадить Снейпу в ответ, чтобы скрасить своё безрадостное существование.

Иногда он приходил в Хогсмид посидеть у мадам Розмерты. Наверное, ученики опостылели, а вместе с ними — и сами стены школы, думала я. И вообще всё. Как и мне.
Хорошая будет компания, — сказав так самой себе, я однажды подсела к нему с кружкой сидра. Того самого, малинового, который мы пили на Гриммо. Окунаясь в сладкий и терпкий запах, я словно переносилась во времени назад.

Снейп не удивился или не подал виду, продолжив как ни в чём не бывало тянуть свой огневиски.

Молча допив сидр, я последовала примеру — тоже заказала себе стопочку.

Потом — ещё одну. Вторая развязала мне язык.

— И чем тебе не нравится мой Патронус? Разве волчица — слабый зверь? Бегает не хуже твоей лани!

— Мне не нравится, что ты проявила слабость, Нимфадора. Любовь делает нас слабыми и уязвимыми. Заставляет забыть о гордости. А ещё мне не нравятся волки. И оборотни.

Последнее дополнение меня особенно разозлило.

— Интересно, от кого я это слышу? Будто ты властен над своими чувствами! И над формой своего Патронуса!

— Кстати, откуда ты вообще про него знаешь? Не помню, чтобы посылал тебе его. Откуда ты взяла, что он у меня есть, что Метка не блокирует способность его вызвать?

— Ре... Один человек сказал.

— Ну вот, я же говорю! Не люблю оборотней. Хороша у нас конспирация!

— ...А кроме того, прекрати себя принижать! Мне делаешь замечания, а сам на кого похож? Ты на себя не плюнул? Перестань прикидываться кучкой мусора! Так я и поверила, что такой могущественный маг и верный человек Дамблдора не может Патронуса вызвать! — Злость, пинта сидра и две рюмки огневиски делали своё дело.

— Тш-щ-щ! Прекрати! Не забывай, где мы находимся! — прошипел Снейп.

— Может, пойдём пить к тебе? Или в «Кабанью голову»?

Северуса аж передёрнуло:

— Туда — ни за что. А дома я выпивки не держу.

«Не может позволить себе спиться», — неожиданно осенило меня.

— Тогда придётся тебе потерпеть мою особу здесь. Раз уж ты вздумал меня учить. Думаешь, очень умный? Много ты понимаешь в человеческих отношениях. В силе и слабости. И в любви. — Я набрала побольше воздуха и храбрости: — Вообще мне кажется, что понимаешь больше, чем признаёшься. Старая любовь не ржавеет? Держит тебя на плаву? Светит тебе? До сих пор придаёт силу создать Патронус? Но ты злишься, ненавидишь себя и весь мир за это? За то, что до сих пор любишь Джеймса Поттера?

За моей спиной кто-то ойкнул. Я оглянулась, но никого не увидела. Несмотря на воскресный вечер, «Три метлы» были почти пусты. За соседними столиками не было посетителей. Качнулась входная дверь, но никто не вошёл.

Снейп застонал сквозь зубы и в сердцах стукнул по столу моей пустой кружкой.

— Ну что мне с тобой делать? Почему ты не могла вовремя заткнуться?!

— Хорошо, я заткнусь. И пойду доказывать делом, что моя волчица может за себя постоять. — Я опрокинула ещё стопку.

— Смотри, чтобы тебе самой на ногах удержаться. Хватит пить.

— И тебе тогда тоже хватит! — Я вконец обнаглела. — И тоже пора последить за своим языком! Гарри долго будешь гнобить?

— Что-что-о?

— А что ты ему сказал, когда нас тогда у ворот встретил? Твой змеёныш ему нос разбил, а ты ещё и издеваться?

— Во-первых, я не в курсе. — Снейп надменно вскинул собственный нос. — Во-вторых, мальчишке полезна прививка от зазнайства.

— Ты Гарри совершенно не знаешь, если считаешь так! — Я чувствовала, что моими устами говорят сейчас и Ремус, и Сириус. Я не дошла бы до этого собственным умом. Они будто подсказывали мне. Будто вели меня. — Или притворяешься, что не знаешь!

— Зато он теперь знает слишком много. Благодаря тебе. — Мой собутыльник опустил голову.

Тогда я не поняла, о чём он. Хоть и знала про мантию-невидимку. Не сопоставила свои слова, тихое «ой», скрип двери... У меня-то не было, как у Северуса, нюха на Поттера под мантией. Это мне сам Гарри рассказывал несколько лет спустя, когда вспоминал всю длинную историю их отношений — про ночные встречи в коридорах, про то, как Снейп учуял его сначала в Хогвартсе перед бегством в окно, а потом в Хижине, готовясь к смерти, и что именно поэтому и не стремился сбежать от Волдеморта и почти добровольно принял укус Нагайны.

Но я забегаю... Нет, буквально лечу вперёд. Ведь мне это необходимо. Скорей забыть о плохом и помнить только о хорошем. О самом хорошем. О Ремусе.

***
Журавли клином летят на юг. Пристраиваются ко мне, хотят забрать с собой. Ну уж нет. Ребята, мне с вами не по пути! У меня свой клин. Он тут, неподалёку. Сейчас приведу мозги в порядок и вернусь к нему.

Ведь я уже прошла самую страшную точку.

После той пьяной перепалки со Снейпом жизнь действительно начала меняться. Где-то в глубине, подо льдом и снегом, тайные течения поворачивали к весне. Насколько я знаю, на Гарри услышанное тогда произвело сильное впечатление. А меня встряхнули мои собственные слова. Так что Северус невольно помог мне. А потом – ещё раз, хоть совсем не по своей воле и при очень печальных обстоятельствах.

Ведь именно в тот проклятый день, когда погиб Дамблдор, я отбросила сомнения, страхи, стеснение и объяснилась с Ремусом. И ему было уже никуда не деться.

А год спустя, во время битвы за Хогвартс, Гарри не смог бросить умирающего Снейпа в Хижине. Ведь в нём теперь жила не только ненависть. Но и терять время он тоже не мог. Он понимал, что в собранных им воспоминаниях – какой-то важный ключ. Поэтому он послал Рона и Гермиону за подмогой и, как только её дождался, бросился в замок к Омуту памяти.

Надо ли говорить, что теми, кто пришёл на помощь, оказались мы с Ремусом. Возможно, так мы избежали страшной участи.

Память об погибших накатывает так, что сминает крылья. Радость за выживших даёт силу расправить их вновь и повернуть назад. Ведь потом началась мирная жизнь, и никакие её тревоги и горести не перевесят моего счастья. Оно такое реальное, весомое, что прямо тянет меня к земле, к родному дому.

Ветер свистит в ушах, в глазах вспышками солнце — между полосами тени. И яркие картинки, как фотографии: вот мы выбираем наш новый дом, вот Тедди делает первые шаги, его первые слова, первый выброс магии — любимый игрушечный котёнок замурлыкал... Первые ростки в моём саду... Вечеринка по поводу нашего новоселья: Гарри и Снейп встретились после большого перерыва. Северус избегал смотреть на него – как сейчас я не смотрю на солнце, которое ободряюще согревает меня. Но и не смотреть тоже не мог, и я бы поклялась, что он покраснел, если бы это был не Снейп. Как я, подмигнув, наливала нам огневиски и после второй рюмки припомнила разговор о силе и слабости.

А потом уже он наливал мне, в их общем с Гарри жилище. Теперь он держал дома пару бутылок: больше не боялся спиться, потому что от счастья не спиваются.

Счастье само пьянит, им можно захлёбываться, дышать... Это оно поднимает тебя над землёй, а не глупые самоуверенные крылья. Эй, вы там, за спиной, мы уже на месте. Проваливайте.

Крылья послушались слишком буквально. Я проваливаюсь по колено в компостную кучу, между живописно разлёгшихся на ней тыкв.

Ремус уже бежит ко мне навстречу и, помогая выбраться, щекотно шепчет в ухо:

— Чур, в следующий раз без меня не пить! С возвращением!

Дверь в дом приоткрыта, Тедди прыгает на крыльце и машет руками, будто готов взлететь.

В синем полуденном небе, прощаясь, кричат журавли. Счастливого вам пути! Я остаюсь.

~fin
...на главную...


март 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.03.26
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


2020.03.29 20:46:43
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.03.27 18:40:14
Отвергнутый рай [22] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.03.26 22:15:23
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.03.26 22:12:49
Лучшие друзья [28] (Гарри Поттер)


2020.03.24 15:45:53
Проклятие рода Капетингов [1] (Проклятые короли, Шерлок Холмс)


2020.03.23 23:24:41
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.03.23 13:35:11
Однострочники? О боже..... [1] (Доктор Кто?, Торчвуд)


2020.03.22 21:46:46
Змееглоты [3] ()


2020.03.22 15:32:15
Наши встречи [0] (Неуловимые мстители)


2020.03.21 12:04:01
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.03.21 11:28:23
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.03.15 17:48:23
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.03.14 21:22:11
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.03.11 22:21:41
Дамбигуд & Волдигуд [4] (Гарри Поттер)


2020.03.02 17:09:59
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.03.02 08:11:16
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.03.01 14:59:45
Быть женщиной [9] ()


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.