Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Однажды в результате сбоя в проведении ритуала фанонический Дамблдор и Волдеморт поменялись телами. Прошло какое-то время, прежде чем окружающие заметили разницу...

Список фандомов

Гарри Поттер[18553]
Оригинальные произведения[1248]
Шерлок Холмс[718]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[183]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[114]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12761 авторов
- 26901 фиков
- 8672 анекдотов
- 17705 перлов
- 685 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Пятый

Автор/-ы, переводчик/-и: Wiage
Бета:Читерабоб
Рейтинг:PG-13
Размер:мини
Пейринг:равенкловцы, Гермиона
Жанр:Drama
Отказ:Не моё, увы.
Вызов:Тараканьи бега
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:На пороге нового прекрасного безумного мира.
Комментарии:
Каталог:Второстепенные персонажи
Предупреждения:нет
Статус:Закончен
Выложен:2010.05.14 (последнее обновление: 2010.05.14 13:41:03)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [4]
 фик был просмотрен 1724 раз(-a)



29 день


— Я бы не сказала, что многих удивил её поступок. Грейнджер всегда была излишне увлечена работой. Вполне могла бросить всё ради такого перспективного предложения. Она и в школе к учёбе относилась так же… фанатично. — Падма кладёт ложечку на блюдце и, вздыхая, подпирает рукой подбородок. — Ты же восхищался Грейнджер в школе, Терри? Было такое?

Я равнодушно пожимаю плечами.

Не собираюсь отрицать. И даже немного ей завидовал, что уж.

— Не скрою. Она была очень умной студенткой.

— Жаль, что сейчас ум свой подрастеряла. — Падма лукаво улыбается. — Иначе бы… Иначе бы не уехала в Мюнхен.

Один из проходящих мимо магглов останавливается в паре ярдов от нашего столика, смотрит куда-то сквозь нас и идёт дальше. Скорее всего, он видит витрину, которая его не может заинтересовать.

— Терри, — шутливо возмущается Падма, постукивая по столу, чтобы привлечь моё внимание. — Сейчас у нас с тобой серьёзный до чрезвычайности разговор. Мы сплетничаем о Грейнджер. А ты…

— Извини. — Я перевожу взгляд на Падму. — На чём мы остановились?

— Ты собирался заказать мне ещё пирожных. Единственный человек, который не осуждает меня за них. О, Терри, спасибо. А Грейнджер оказалась недостаточно умной и уехала в Мюнхен. Как думаешь, что будет с ней дальше?

— Найдёт себе нового мужа, — говорю я. — Похожего на неё, такого же увлечённого работой, наукой, прочим. — Я подзываю жестом официанта, и пока тот подходит, быстро договариваю: — Там она начнёт новую жизнь, прямо сейчас. А ровно через две недели Грейнджер пришлёт письмо, всё объяснит, попросит не искать её больше, не писать ей, забыть её навсегда, не вспоминать; дети когда-нибудь поймут, Уизли тоже, но не простит, конечно.

— Предсказываешь будущее?..



1 день


Нам доставляют пять объектов для научных исследований: четверых — из маггловского приюта, одного — из Азкабана. Последний имеет особую ценность и обладает особым статусом. Официально, для волшебников, не посвящённых во все детали эксперимента, пятого не существует. Можно также уточнить, что четверых магглов для их мира тоже больше нет.

Мы расселяем их по комнатам. Мы всего лишь немного переоборудовали четыре палаты больницы Святого Мунго, они почти идеально подходят под наши цели. Разумеется, для особого объекта мы создаём особую комнату.

Пятого мы селим в самый конец коридора возле подсобных помещений. Специальные защитные заклинания — и посторонний ни при каких условиях не сможет увидеть дверь в эту палату. Конечно, следы магии можно обнаружить, но кто будет их искать? С чего бы? Эксперименту покровительствуют весьма значительные люди из министерства, и мешать нам никто не посмеет. По крайней мере, мы на это надеемся. Хотя, по мнению Стэна, исключать вероятность того, что кто-то сможет встать на нашем пути, нельзя. Шанс есть, но он невелик.

Мы применяем Разновидность Y Заклинания к магглам, а Разновидность Z — к номеру пять.

Обе разновидности Заклинания обладают противоположным эффектом. Будущему магическому миру будет важна и первая, и вторая. Только применяя их вместе — к разным объектам, — можно будет добиться оптимального соотношения живущих в обществе волшебников.

Мы, наверное, сейчас не слишком хорошо осознаём значимость момента. Новая веха в истории магического мира, переломный момент и так далее.

Всё проходит быстро и довольно буднично. Только потом мы переглядываемся, и Энтони поздравляет всех с началом работы.


3 день


Кто-то снабжает прессу информацией о нашем эксперименте, и в «Ежедневном пророке» её подают под интересным соусом. Ужасающее попирание прав магглов, «новые волдеморты», которых министерство пригрело под своим крылом. Преступники, прикрывающиеся наукой и ставящие опыты над людьми. Никакой объективности. Никто из журналистов даже не вспоминает, что над проектом работают в том числе и магглорождённые. Более того, я и Энтони когда-то поддержали Поттера и сражались против Пожирателей смерти. И сейчас наши мотивы исключительно благородны: результаты нашего эксперимента позволят предотвратить появление второго Волдеморта. Как мало им, оказывается, понадобилось времени, чтобы забыть наши заслуги и начать поливать нас грязью.

— Всех надо было заставить принять Нерушимую клятву, а не только знающих о пятом, — недовольно бубнит Энтони, не отрывая взгляда от пергамента. Он следит за точностью информации, которую вносит самопишущее перо, изредка подправляя что-то обычным гусиным.

— А, посудите сами. Во всём есть свои плюсы, — возникает Стэн. Он раскачивается на стуле, положив ноги на стол, а руки сложив на животе. — Общество нужно подготовить. Намекнуть, что за прекрасное будущее его ждёт.

— Сюрприз, я считаю, лучше, — бормочет Энтони, морщась, когда стул Стэна скрипит особенно громко.

— Ну, такого сюрприза и испугаться могут. Наделают глупостей. Ох, каких больших.

— Никаких глупостей никто не наделает, — перебиваю его я. — Всё будет под полным контролем. Постепенно. И незаметно для обычных волшебников. Я думаю, что будет лучше, если выбранное большинство узнает о Заклинании только после его воздействия, а значит, у них точно хватит ума осознать произошедшее. Именно такой вариант развития событий я и предлагал в министерстве. А слово «глупость» исчезнет из активного лексического запаса через тридцать семь лет после третьего этапа эксперимента, — добавляю я.

— Кто считал? — с явным интересом спрашивает меня Стэн, резко прекратив качаться на стуле. Ботинки с гулким стуком ударяются о пол, и Энтони что-то недовольно бормочет.

— Ваш покорный слуга. — Я киваю.

— А почему не показал расчёты?

Мы больше не говорим о «Пророке». О журналистах, если честно, я и не переживаю особо. За нами стоят слишком серьёзные люди, чтобы допустить излишнюю шумиху в прессе.


4 день


Сегодня номер пять проявляет необычайную активность. Когда я подхожу к нему, чтобы дать лекарство, он выбивает из моих рук пластиковый поднос. Вероятнее всего, случайность. Неконтролируемое движение. Ни на что другое он больше не способен.

Я поднимаю поднос с пола и, объясняя это тем, что хочу проверить чувствительность к боли, со всей силы бью объект по голове, так, что пластик трескается в моих руках.

Взгляд номера пять не выражает ничего.


7 день


Грейнджер появляется в понедельник рано утром. Как раз тогда, когда Стэн, дежуривший здесь в выходные, за чашкой кофе посвящает нас в курс дела.

Грейнджер не застаёт нас врасплох. На прошлой неделе нам прислали сову из министерства. В письме предупредили, что мадам Уизли, очень обеспокоенная правами наших подопытных, желает познакомиться с нами поближе.

А также со мной лично связалась Падма, работающая в Отделе магического правопорядка, как и Грейнджер.

Я знаю, что теперь её зовут Уизли, но, уверен, не только мне удобнее называть её девичьей фамилией. Школьная привычка. К тому же Уизли в магическом мире много.

Неудивительно, что Грейнджер не находит у нас ничего интересного.

Мы с удовольствием демонстрируем ей идеальные условия, в которых содержатся объекты. По сравнению с Мунго у нас просто рай. Она не может этого не заметить.

— Прекрасные помещения, чистые, просторные, проветриваемые; мягкое освещение. Питание… — я задумываюсь. — С ним тоже всё отлично. А когда объекты будут способны питаться самостоятельно и определять вкус пищи, обретут пристрастия в еде, они смогут сами себе заказывать обед и ужин. Да что угодно! — улыбаюсь я. — Проблем с финансированием у нас нет, поэтому это мы им позволим.

— Вы называете людей объектами. — Грейнджер недовольно хмурится. Выхватывает из моей патетической речи только одно слово. — Вам не кажется, что это некорректно?

— Нет.

Мне кажется, что она то ли за время работы в министерстве, то ли за время своего замужества заметно поглупела.

Какая разница, как мы — их — называем.

— Не кажется ли вам, что такое отношение к людям недопустимо? — устало спрашивает она.

— Нет.

Стэн проходит мимо нас, останавливается в паре шагов и достаёт из кармана пергамент. Развернув его, начинает изучать с чересчур внимательным видом.

— Я не понимаю вас, — с завидным упорством повторяет Грейнджер. — С таких ведь мелочей всё и начинается…

Новые, что ли, волдеморты?

Я вздыхаю:

— Это только выглядит циничным, но они не обладают разумом…

— А ваш эксперимент не приносит результатов? — спокойно спрашивает она меня.

За её спиной Стэн разводит руками. Поймала, значит.

Ответ она знает: магглы уже начали реагировать на раздражители. Результаты мы представили по требованию.

— Хорошо. Я буду называть их так, как будет угодно вам.

— Не делайте мне одолжения, — отрезает Грейнджер.

Стэн качает головой. Да я и сам знаю.

Не стоит всё-таки ругаться с кем-то из министерства, несмотря ни на что.

— Извините, — говорю я. — Я не делаю одолжения, я понял, что был не прав.

Грейнджер всё равно не кажется удовлетворённой моим ответом.


9 день


В «Ежедневном пророке» снова появляется статья о нашем эксперименте. Нас вновь осуждают за якобы бесчеловечное отношение к магглам, хотя на этот раз тон более сдержанный. Обходится без «новых волдемортов» и прочего, и упоминают наконец-то наши прошлые заслуги.

Я недоумеваю, почему министерство до сих пор не разобралось с чересчур ушлым «Пророком». По моему мнению, допускать такую информацию просто глупо. Столько внимания в негативном ключе нам не нужно. И пора бы уже начать знакомить волшебников с экспериментом в положительном свете.

Энтони делает предположение, что в этот раз вмешалась сама мадам Уизли из Отдела магического правопорядка.

Перечитывая статью, я понимаю, что, скорее всего, он прав. Так вдохновенно и глупо писать о борьбе за чьи-либо права можно только с подачи Грейнджер.


11 день


Мы встречаемся с Падмой в кафе А. в обеденный перерыв, когда ей нужно передать новости, а иногда — просто так.

Кафе находится далеко от министерства и из-за этого среди его сотрудников не пользуется популярностью, что нам только на руку. К тому же здесь подают наивкуснейшие пирожные.

— Сочувствую, очень. Вами заинтересовался наш самый… принципиальный сотрудник, — вздыхает она, внимательно изучая меню. — Редкая зануда.

— Избавимся, — беспечным тоном отвечаю я, хоть упоминание о Грейнджер и вызывает у меня раздражение.

Падма с интересом смотрит на меня.

— От её внимания, — уточняю я. — Мы… — От того, о чём она могла подумать, мне внезапно становится смешно. — Хотя, если будет сильно мешать... Её проще убить, так ведь?

— О смерти будет известно сразу, — спокойно говорит Падма, как будто не понимает шутку или делает вид, что не понимает. — За жизнью каждого из нас в Департаменте следят особо… Остановка сердца будет зафиксирована независимо от расстояния, магии, чего-либо другого. Смерть — ни в коем случае не выход. Смерть может погубить всё.

— Да уж, это точно, — выдыхаю я.

— Ей можно предложить работу подальше отсюда, — продолжает Падма. — Ну не знаю, — она стучит длинными блестящими ногтями по красной обложке меню. — Где-нибудь в Америке. Не знаешь никого там?

— Нет.

— Австралия?

— Да нет. Точно нет.

— У вас должны быть везде связи… — она задумывается. — В Мюнхене работают над теми же проблемами, что и Грейнджер. Уровень, конечно, другой, но она ведь у нас очень сильная волшебница. Уверена, связи там точно есть.


День неопределённый


Для Разновидности Y Заклинания мы решаем выбрать магглов. В магическом мире, к сожалению, недостаточно подходящего нам материала. Неполноценный ребёнок, рождённый как в чистокровной, так и в полукровной семье, попросту не становится частью волшебного мира. А пациенты Мунго, попавшие туда из-за своих глупейших опытов с заклинаниями и формально подходящие нам, нас не устраивают. Они не гарантируют чистоты эксперимента.

Мы находим четыре объекта в обычном маггловском приюте. За определенную сумму министерство выкупает их для нашего эксперимента. Магглы оформляют у себя смерть этих четверых.

Мы собираемся научить их плакать и смеяться, говорить, читать, думать. Вернуть к жизни. Ради этой благородной цели мы и собираемся работать. По крайней мере, она будет фигурировать во всех официальных документах.

Когда-нибудь, убедившись в отсутствии осложнений, Разновидность Y мы применим и к полноценным волшебникам. Я готов стать первым, кто испытает её на себе.

Благодаря нам магический мир станет умнее. Люди не будут совершать нелогичные, нерациональные поступки. Ум станет наивысшей ценностью: дороже денег, славы и власти. Светлый разум будет главным достоинством. Логика — единственным, чем сможет руководствоваться волшебник. Корысть, зависть, жадность, прочие ненужные эмоции навсегда исчезнут. Потому что, поняв их разрушительную силу, человек навсегда избавится от них.

Глупость? Люди забудут это слово.


День неопределённый


Для Разновидности Z Заклинания мы решаем выбрать именно волшебника. Безопаснее всего было бы найти маггла, как для Разновидности Y, но так как заклинание в будущем будет применяться не к ним, этот выбор кажется нерациональным.

Мы находим номер пять в Азкабане. Он приговорён к пожизненному заключению. Убийство из корыстных мотивов, непростительное заклинание. Ни родственников, ни каких-либо знакомых, которые посещали бы его, у него нет, поэтому в министерстве наш выбор одобряют.

Его «выписку» оформляют несчастным случаем. Это единственное, что нам не нравится, но, к сожалению, состояние здоровья объекта не позволяет выбрать ни сердечный приступ, ни что-либо подобное.

В Разновидности Z больше заинтересовано министерство, и это совершенно понятно. Сейчас Z всего лишь лишает разума. Но в будущем с нею можно будет незаметно влиять на мысли. Заставить думать так, как надо. Разве это не мечта?

Мы не бесчеловечны. Мы всего лишь избавили волшебника от бесконечного ожидания своей смерти в холодной камере Азкабана.


13 день


С Грейнджер нам не везёт.

Падма, чуть не шипя от злости, говорит, что та просто дура. Приглашение из Мюнхена приходит. Интересная работа, перспективная, большие деньги. Но Грейнджер отказывается.

Более того, она начинает подозревать что-то.

— И всё, не переубедит её никто, что она всего лишь параноик. — Падма скрещивает на груди руки. — Ищет теперь, уверена, как это связано с вами. Кто-то же должен быть заинтересован в этом?


14 день


Ночью мы лишаемся номера пять. Он умирает около трёх-четырёх часов из-за большой кровопотери.

Энтони «постарался»: он выронил в палате гусиное перо, которое всегда носил с собой.

С помощью этого пера каким-то чудным образом номер пять сумел проткнуть себе вену.

Глу-пей-ший случай.

— Самоубийство, как такая версия? Могло быть? — спрашивает Джон, аврор, с самого начала работающий с нами и на нас. Как все мы, связанный Нерушимой клятвой.

— Самоубийство исключается. Он не был способен на такие осознанные поступки, — терпеливо объясняю ему я. — Нелепая случайность.

Обидная потеря ценного материала.

— Может, Голдштейн как-то замешан?

— Нет, за Энтони я ручаюсь.

Он, как никто другой, заинтересован в эксперименте. Энтони никогда бы не поступил так с материалом.

— Этот… что-то писал… Или?..

— Номер пять? — Я припоминаю кровавые разводы, которые мы уже успели убрать. — Нет, что ты. Он думать не мог, не то что писать на стенах.


16 день


Неудачи преследуют нас.

Я и Энтони тяжело, муторно, долго объясняемся в министерстве, а Стэн проводит в Азкабане полдня, изучая документы, но подходящий нам материал не находит.

Родственники, друзья, знакомые. Кто-то обязательно навещает заключённых. Кому-то из них внезапная смерть покажется странной. Кто-то может потребовать тело для захоронения.

Нам остаётся выбрать маггла, иначе эксперимент приостановят.


17 день


Нового номера пять всё ещё нет, а Падма присылает сову с просьбой срочно встретиться. Но в обеденный перерыв она не успевает прийти в кафе, а вечером устраивает какой-то праздник в кругу семьи.

В свой дом она меня никогда не приглашает.


18 день


— У вас большие проблемы с нашим отделом.

Падма внимательно оглядывает пирожные на тарелке, выбирая.

— Не думаю, — отвечаю я. — Грейнджер больше не приходит, никак иначе не беспокоит, а другой такой же у вас нет. У нас проблемы с материалом. Нет… его. Ты понимаешь?

— Ага. Но у вас также проблемы с Грейнджер, — с напускным безразличием говорит Падма и цепляет вилкой маленький шоколадный рулетик.

— А именно? — спрашиваю я. Разговор начинает меня злить. Что может ещё случиться?

Падма сначала с удовольствием откусывает от пирожного, медленно прожёвывает, вытирает рот салфеткой и только тогда говорит:

— Она узнала, что Стэн что-то искал в Азкабане. Интересовалась, что. Потребовала список всех заключённых. А также тех, кто был там до начала эксперимента. Я надеюсь, понятно, что это значит?

— Возможно, ничего. Никто о номере пять не расскажет. Среди наших нет ни одного идиота, который бы рискнул своей жизнью.

— А Грейнджер и не нужны мы, — она усмехается. — Думаешь, сама не догадается, что здесь что-то нечисто? И что вы там на своём этаже кого-то держали?

— Возможно, не догадается, — успокаиваю себя я. — С чего бы? Не так уж она умна.

— Значит, схема вашего этажа больницы ей понадобилась просто так?

— Схе… ма… — Я не понимаю.

— Она самая, — кивает Падма. — Комнату вы спрятали. Но не везде.


20 день


Мы прекращаем поиски нового материала. Временно. В министерстве нами очень недовольны, но идут навстречу.

— Пусть сами ищут, раз такие умные, — возмущается Стэн, хоть и не слишком уверенно. Если Грейнджер как-то узнала о тюрьме, то виноват в этом только он сам. Был недостаточно осторожен.

— А может, мы её убьём? — спрашивает он.

— Шутишь… — Я нехотя отвлекаюсь от зелья, которое готовлю для нашей четвёрки. Мы ещё не дошли до такого. Тем более, что, как говорила Падма, о смерти станет известно. И я разузнал: на самом деле специальный состав, введённый в кровь, оповестит об остановке сердца. К тому же её смерть не оставят просто так: влиятельные друзья, семья. Всё это слишком опасно.

— Ты, видимо, над зельем задумался? — насмешливым голосом прерывает мои размышления Стэн.


22 день


Грейнджер проходит по коридору, постукивая волшебной палочкой по ладони.

— Вот эту дверь я не помню… — Она останавливается перед палатой номера пять. Защитные заклинания мы давно уже сняли.

— Не обращали внимания или забыли.

— Сомневаюсь, — устало вздыхает Грейнджер. — Откроете?

— Пожалуйста. — Я шепчу заклинание.

Палата выглядит вполне обычно.

— Я бы не смогла забыть или пропустить пятую. — Грейнджер заходит, оглядываясь по сторонам. Каблуки её туфель тонут в мягком покрытии пола. — Их было точно четыре. Для кого пятая?

— Дополнительная. Мы хотели взять пять объектов. — Грейнджер оглядывается на меня, но ничего не говорит. — Но министерство выделило финансирование только на четыре.

— Вот как.

Она выглядит усталой. Я устал от неё тоже.

— Скрывать от вас нам нечего.

— Но всё-таки скрываете… Где ваш пятый… объект? — Она поджимает губы с презрением. К нам, конечно. — Или позвольте ответить за вас. Несчастный случай? Такой, как в Азкабане, только сейчас на самом деле?

— Я ничего не знаю.

— Запись о смерти я нашла, но не тело. Удивительно, правда? Но здесь, разумеется, я тоже не смогу найти, вы уже успели избавиться от него.

Грейнджер прислоняется к стене, как раз там, где пятый измазал её кровью.

— А я когда-то восхищался вашим умом, — говорю я, изображая сожаление. — Но, увы, сейчас мне нечем восхищаться.

— Я бы тоже не стала восхищаться человеком, который меня скоро посадит в Азкабан, — отвечает Грейнджер.


23, 24, 25 день

Три дня сливаются для меня в один


О нас пишут в «Пророке», к нам постоянно кто-то приходит, я жду, сказать смешно, когда же придут именно за мной. Энтони говорит: «Всё уладится»; повторяет каждый раз, встречаясь со мной, и, в конце концов, мне хочется от него спрятаться, чтобы не слышать этот монотонный бесцветный голос. Падма больше не хочет со мной встречаться, ссылаясь на то, что решает важные вопросы. Как будто она опасается, что я могу её утянуть за собой. Глупости. Глупости, ведь я дал Нерушимую клятву, что никому никогда не расскажу обо всём эксперименте. О её участии в нём в том числе. «Всё уладится», — повторяет Энтони. Мы даже не можем найти новый номер пять, без него наш эксперимент кажется неполноценным, таким же неполноценным, как наш материал.


26 день


— …Теперь же Грейнджер представляет серьёзную опасность не только для нас, — говорит Энтони с привычной ему невозмутимостью в голосе. — Мы же для неё — мелкие сошки, а ей захочется поймать большую рыбку. Её или заставят уехать в… этот…

— Мюнхен, — подсказывает Стэн.

— Да, именно. Падма говорила об этом городе.

Я не понимаю, откуда они знают. Я оставляю в покое зелье и подхожу к ним ближе. Стэн дружески хлопает меня по плечу, а Энтони продолжает прерванный разговор:

— Либо в любое другое место, подальше от Лондона, где её будут волновать другие проблемы.

— Или не будут, — говорит Стэн. — Вариант с пятёркой мы же тоже рассматривали. Особенно ты на нём настаивал и Падма, ну ещё тому, толстому, из аврората она показалась забавной.

— Применить к ней Разновидность Z — отличная идея, — кивает Энтони. — Ты сам согласился.

— Да, я надеюсь, что выберут именно этот вариант. Я уже от нетерпения потираю руки.

— Эй, — говорю им я. — О чём вы вообще?

— Мы решили всё без тебя, Терри, — отвечает Энтони. — Извини, но мне показалось, что в последние дни ты не мог мыслить достаточно здраво, чтобы принимать такие важные решения. Поэтому лично я связался в министерстве со всеми, кто нам нужен.

— И с Падмой?

— И с Падмой, — кивает Энтони.

Мне становится хоть что-то понятно.

— Ты ведь тоже о таком мечтал, Терри. — Он смотрит мне в глаза. — Не о никчемном преступнике, от которого отказались даже родственники, а о таком исключительном материале.

— Это слишком…

Я не могу подобрать нужное слово.

— Опасно? — спрашивает Стэн. — Без риска Азкабана не избежим.

— Чтобы никто не заподозрил, в прессу запустят информацию о закрытии эксперимента, — продолжает Энтони. — Эксперимент полностью засекретят, и тогда можно будет продолжить двигаться по графику. Никто нам не помешает, и через месяц первый этап будет завершен. Грейнджер же для всех поменяет место жительства, с родственниками можно разобраться. Никто не свяжет отъезд Грейнджер с экспериментом, потому что его больше не будет. Надо бы придумать интересную версию. Или это уже не наши проблемы?

— Ты согласен, что это ничего так идея? — спрашивает Стэн, косясь на меня с опаской. — Друг, ты с нами?

— Ты ведь мечтал об этом, — повторяет Энтони. — Это будет по-настоящему интересно — подвергнуть Заклинанию такой качественный, умный материал.

— Это слишком… — Но я уже знаю, что отвечу.

— И наблюдать, как будет таять её разум. Как лёд под жарким летним солнцем.

— Да ты поэт, — смеюсь я. — Это слишком… заманчиво. Конечно, я с вами.


29 день


— …думаешь, что будет с ней дальше?

— Найдёт себе нового мужа, — говорю я. — Похожего на неё, такого же увлечённого работой, наукой, прочим. — Я подзываю жестом официанта, и пока тот подходит, быстро договариваю: — Там она начнёт новую жизнь, прямо сейчас. А ровно через две недели Грейнджер пришлёт письмо, всё объяснит, попросит не искать её больше, не писать ей, забыть её навсегда, не вспоминать; дети когда-нибудь поймут, Уизли тоже, но не простит, конечно.

— Предсказываешь будущее?

— Пытаюсь. Неплохо получается? — улыбаюсь я. — Тебе пирожных с кремом или что-то другое?


День неопределённый


Мне опять снится объект номер пять, «умерший» когда-то в Азкабане. Он, медленно обмакивая в вену забытое Энтони перо, старательно и неторопливо выводит на стене слово «ублюдки».
...на главную...


октябрь 2021  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

сентябрь 2021  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.10.25 17:15:55
Танец Чёрной Луны [3] (Гарри Поттер)


2021.10.24 19:02:37
Возвращение [2] (Сумерки)


2021.10.24 13:38:57
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [1] (Гарри Поттер)


2021.10.16 23:32:51
Квартет судьбы [14] (Гарри Поттер)


2021.10.16 10:50:34
Мелкие пакости [13] (Гарри Поттер)


2021.10.10 08:43:58
Дочь зельевара [220] (Гарри Поттер)


2021.10.05 20:28:00
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [0] (Гарри Поттер)


2021.09.30 13:45:32
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2021.09.27 15:42:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.09.26 23:53:25
Имя мне — Легион [0] (Yuri!!! on Ice)


2021.09.14 10:35:43
Pity sugar [7] (Гарри Поттер)


2021.09.11 05:50:34
Слишком много Поттеров [45] (Гарри Поттер)


2021.09.10 19:39:14
Своя цена [23] (Гарри Поттер)


2021.08.29 18:46:18
Последняя надежда [4] (Гарри Поттер)


2021.08.26 15:56:32
Дамбигуд & Волдигуд [9] (Гарри Поттер)


2021.08.25 22:55:21
Атака манекенов [0] (Оригинальные произведения)


2021.08.24 01:18:00
Своя сторона [2] (Благие знамения)


2021.08.22 11:39:55
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2021.08.19 13:15:37
Просто быть рядом [43] (Гарри Поттер)


2021.08.06 00:17:26
Змееглоты [11] ()


2021.07.24 01:34:23
Быть Северусом Снейпом [267] (Гарри Поттер)


2021.07.22 02:32:52
Амулет синигами [119] (Потомки тьмы)


2021.07.13 18:52:21
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2021.07.09 22:03:15
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2021.07.06 21:56:31
Наперегонки [11] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.