Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Истиная причин смерти Альбуса Дамблдора
Дамблдор: Стакан наполовину полон.
Пожиратели на башне: Стакан наполовину пуст.
Дамблдор: А ты что скажешь, Северус?
Снейп: Авада Кедавра!

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12711 авторов
- 26898 фиков
- 8628 анекдотов
- 17693 перлов
- 680 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...


Данный материал может содержать сцены насилия, описание однополых связей и других НЕДЕТСКИХ отношений.
Я предупрежден(-а) и осознаю, что делаю, читая нижеизложенный текст/просматривая видео.

Ты мне должен

Автор/-ы, переводчик/-и: Вонг
Бета:atenas
Рейтинг:NC-17
Размер:мини
Пейринг:ГП/ДМ
Жанр:PWP
Отказ:отказываюсь
Фандом:Гарри Поттер
Аннотация:После войны Малфои там же, где и всегда. Драко в очередной раз приходит просить у Гарри помощи и получает не совсем то, на что рассчитывал.
Комментарии:
Каталог:Пост-Хогвартс
Предупреждения:слэш, OOC, сомнительное согласие
Статус:Закончен
Выложен:2010.04.07 (последнее обновление: 2010.04.07 10:23:21)
 открыть весь фик для сохранения в отдельном окне
 просмотреть/оставить комментарии [23]
 фик был просмотрен 9992 раз(-a)



Дверь распахивается, и Драко забывает, зачем пришел.

С трудом верится, что с этим парнем он закончил Хогвартс два года назад. Этот Поттер словно взялся из какой-то другой реальности, такого Драко не решился бы задирать или обзывать. И дело не в том, что он окреп и раздался в плечах, дело вообще не во внешности.

– Малфой? – этот самозванец смотрит со смесью недоверия и восхищения, как магглы смотрят на уличного бродягу, показывающего фокусы. От такого взгляда Драко хочется проверить, не забыл ли он одеться.

Дело в свежем запахе дорогого одеколона, в нарочито расслабленной позе, наклоне головы, в непривычном выражении такого всегда открытого и подвижного лица. «Бывшего открытым», мысленно поправляется Драко. И чертовом, словно паутиной облепившем с ног до головы, взгляде. Малфой не поверил бы, если бы не видел своими глазами – когда-то такой скромный, Мальчик-который-выжил наконец свыкся со своей позолотой и начал получать от нее удовольствие.

– Что такого интересного в моих тапках? Так и будешь стоять и пялиться?

Драко сглатывает комок в горле.

– Нет. Если дашь зайти.

– С какой стати? – Поттер изображает удивление, и Драко кажется, будто их поменяли местами. Это он, Малфой, должен утопать в роскоши и всеобщем восхищении, это он должен смотреть свысока, а Поттер, как и положено грязнокровкам – унижаться и ползать на коленях…

Драко сжимает кулаки в карманах широкой мантии, пытаясь справиться с подступающей истерикой.

– Ладно. Я могу и так сказать, – Драко старается сдерживаться, но голос все равно дрожит. – Только не закрывай дверь, – поспешно добавляет он, хотя Поттер и не пытался. – Послушай, я бы не пришел, если бы у меня был выбор.

Драко запинается, этот незнакомец сбивает его с толку, все тщательно продуманные фразы перемешиваются в голове, а припасенные козыри обесцениваются в момент. Поттер знает, должен знать, что значит «нет выбора» – по крайней мере, в это очень хочется верить.

– Мама в больнице… редкое темномагическое проклятье. Мы оплатили лечение, но обычные средства не помогают. Единственный специалист в этой области не хочет иметь дела с Бывшими Пожирателями… Поттер, помоги! – Драко кажется, что его сейчас вывернет прямо под ноги спасителю магического мира. – Пожалуйста. Я верну тебе деньгами, чем хочешь…

На какое-то мгновение ему кажется, что Поттер сейчас рассмеется. Его губы и правда кривятся, но нет, он молчит и продолжает разглядывать Драко как диковинную зверушку. Он красивый, мерзавец, красивый, успешный сукин сын на пьедестале, и за это хочется немедленно влепить ему Аваду промеж глаз. Если бы не родители, возможно, Драко так бы и сделал.

– Проваливай, – равнодушно произносит Поттер. – Как можете, так и выкручивайтесь.

– Но…

– Неужели больше никто не заступился? – насмешливо бросает Поттер. – Что-то ты не похож на человека, доведенного до отчаяния, в следующий раз потренируйся получше.

– Проклятье, ты же чертов Золотой мальчик! – орет Драко захлопнувшейся двери, но гладкая полированная поверхность равнодушна так же, как и владелец дома.

Он разворачивается, глаза жгут злые слезы. О, как он ненавидит эту сволочь, болезнь матери, отца, отправившего его сюда, себя и Вольдеморта заодно!..

А дома его ждет неприятный сюрприз – хотя разумом Драко и понимает, что это скорее подарок судьбы. Но волна ненависти и зависти, вскипающая внутри при виде Поттера, аппарировавшего прямо к воротам Малфой Мэнора, перекрывает все логические доводы.

– Тебе мало, а? – шипит Драко, и хорошо, что больше нет нужды себя сдерживать. – Звездность вскружила голову так, что только унижения старого врага не хватает для полного счастья? Убирайся к дьяволу, Поттер, со всей своей славой, засунь ее себе в задницу, подавись ей! Ты никогда не поймешь, что значит заботиться о родителях, зажравшаяся грязнокровная сиротка!

– Все сказал? – спокойно интересуется Поттер, и Драко понимает, что еще одно слово, и он сорвется в постыдную девчачью истерику. Его трясет, перед глазами мельтешат черные точки, но внезапная обжигающая боль заставляет мир принять привычные очертания. Драко подносит руку к щеке и поднимает ошеломленный взгляд на Поттера.

– Ладно, – продолжает тот. – Теперь, когда ты прекратил свои вопли, можно поговорить. Точнее, я буду говорить, а ты слушать. Кивни, если согласен.

Драко бездумно кивает, сосредотачиваясь на губах Поттера – так намного легче не вникать в смысл слов. Они яркие и четко очерченные, и двигаются, будто посылая в никуда воздушные поцелуи. Но пальцы Поттера ложатся на подбородок, вынуждая поднять голову и посмотреть прямо в наглые зеленые глаза.

– Я оплачу твоей матери весь курс лечения у этого супер-специалиста от своего имени. И тебе не придется ничего возвращать.

Драко чувствует, как немеют конечности. У него отвратительное предчувствие насчет того, что Поттер потребует взамен.

– Ты будешь должен мне только три ночи, – будничным тоном заканчивает свой недлинный монолог Поттер. – В течение которых я буду делать с тобой все, что захочу.

Несмотря на то, что чего-то такого Драко и ожидал, его будто ледяной водой окатывает. Если бы можно было умереть от ненависти…

– Теперь у тебя есть выбор, – жестко говорит Поттер. – Вот и посмотрим, что…

– Я согласен, – обрывает его Малфой. – Когда?

– Когда я позову, – неожиданно широко улыбается Поттер, прежде чем аппарировать.

***

Неделя, в течение которой Драко дергается при виде ни в чем неповинных сов, проходит как в тумане. У Малфоев не так много принципов, а ради спасения своей шкуры так вообще все средства хороши, но если бы можно было выбирать, он предпочел бы поменяться местами с матерью. Плевать, на себя – плевать. Может, все дело в том, что по какой-то невероятно жестокой шутке судьбы, Поттер превратился в пародию на самого Драко?

Сова, принесшая записку в одну строку, была слишком неприметной, чтобы Драко обратил на нее внимание. Поэтому он оказался совершенно не готов к тому, что Люциус протянет ему огрызок пергамента с небрежно накарябанным «Сегодня вечером в семь. Не опаздывай». Сердце проваливается в желудок, отец отводит глаза.

В семь вечера Драко стоит в холле дома двенадцать на площади Гримо и нервно кусает губы. Дом выглядит совсем не таким, каким Драко его себе представлял. От мрачного, пропахшего пылью и темной магией родового гнезда Блэков ничего не осталось, вокруг роскошь и безумное сочетание магических и маггловских вещей.

Поттер не торопится. Он как будто вообще ничего не планировал: гремит посудой, как последний маггл, разговаривает с кем-то по каминной связи, принимает душ.

– Зачем я тебе? – не выдержав, спрашивает Драко, когда Поттер дефилирует мимо него в одном полотенце. Что-то лопается внутри, не остается ни тревоги, ни ненависти, он даже перестает грызть ногти, впрочем, они и так сгрызены под корень. Лишь нечеловеческая усталость, от которой горчит во рту.

– Предаваться безудержному сексу, – пожимает плечами Поттер, даже не обернувшись. – Зачем же еще?

Драко наконец садится на широкий диван, а потом, подумав, ложится, закинув руки за голову.

– С каких пор ты стал такой сволочью?

– С тех самых, когда понял, что это выгодно. Наглость – второе счастье, тебе ли не знать?

– Я сказал «сволочью», а не «наглецом».

В этот момент Поттер соизволяет повернуться и прислоняется к стене, пристально рассматривая Драко.

– Ну не зря же меня Распределяющая шляпа хотела отправить в Слизерин. И, Малфой, я серьезно, раздевайся.

– Зачем тебе это надо?

– Ты задаешь столько вопросов! – раздраженно дергает плечом Поттер. – Тебя устроит, если я скажу, что хотел тебя на шестом курсе, а теперь желаю проверить, прошла ли эта одержимость?

Не в силах понять, шутит ли Поттер, Драко поднимается и бездумно тянется к пуговицам рубашки. Он бы предпочел, чтобы на него наложили Империо, но так, очевидно, Поттеру будет куда менее интересно.

– Ты серьезно? – зачем-то все же спрашивает Малфой, отчаянно желая услышать, что все это просто нелепый розыгрыш.

Поттер только закатывает глаза и нетерпеливо делает знак, чтобы тот не отвлекался. Драко, сгорая от стыда и ненависти, сдергивает штаны, пытаясь представить, что перед ним совершенно незнакомый человек – почему-то кажется, что это сделает все хоть чуточку проще.

– Ты гей? – не удержавшись, ляпает Драко.

– Не задумывался. Но судя по тому, что ты меня не возбуждаешь – нет.

Поттер подходит и плюхается на диван, сдергивает полотенце. Он и в самом деле ничуть не возбужден, и, видимо, чтобы абсурдность ситуации стала полной, Драко это неприятно задевает. Можно подумать, он всю жизнь мечтал, чтобы его вид возбуждал Гарри Поттера!

– И что ты хочешь, чтобы я сделал?

– Возбуди меня, – говорит Поттер, словно о чем-то само собой разумеющемся.

Видимо, в глазах Драко отражается полное непонимание того, что от него требуется, потому что Поттер ухмыляется и добавляет:

– Ртом.

– Ненавижу тебя! – кричит Драко, и от неконтролируемого выплеска магии температура воздуха опускается на несколько градусов.

– Успокойся, – морщится Поттер. – Расслабься и получай удовольствие, в конце концов, ты здесь по своему желанию.

Драко на миг задыхается, словно от удара под дых – это же надо так вывернуть ситуацию. Он бухается на колени, член Поттера, расслабленный и мягкий, оказывается прямо перед глазами. Наверное, по лицу Драко отчетливо видно, что Золотой мальчик рискует остаться без детородного органа, потому что Поттер отстраняет его и произносит:

– Или ты успокоишься прямо сейчас, или проваливай.

***

У Малфоя на лбу написано, что больше всего на свете ему сейчас хочется «провалить». Или провалиться сквозь землю, наверное, ему сейчас было бы без разницы. Но что-то в словах Гарри заставляет его поистине героическим усилием взять себя в руки.

Опыт у него есть, это чувствуется сразу – по осторожному скольжению губ, по уверенным движениям языка. Гарри соврал, одна мысль о том, что Малфой вынужден исполнять все его прихоти, бьет в голову не хуже огневиски, член твердеет в тот же миг, как влажное дыхание касается чувствительной кожи.

Гарри не знает, что в него вселилось, но сейчас он больше чем когда-либо склонен верить, что в нем осталась часть души Волдеморта. То черное и злорадное, что появилось внутри, стоило ему увидеть Малфоя на пороге своего дома, теперь заходится восторгом, ощущением силы и превосходства. Он знает, что это неправильно, но… Он ведь действительно сходил с ума по Малфою весь шестой курс: следил, преследовал, говорил о нем не переставая, даже Рон однажды заметил, что Гарри одержим – к счастью, друг даже не подозревал, насколько он прав. И с Джинни они в первый раз крупно поссорились именно из-за этой белобрысой гадины – он в приступе откровенности ей признался, а она так и не смогла простить, хоть и утверждает до сих пор обратное. Очень удобно обвинить во всем Малфоя, особенно когда он стоит перед тобой на коленях и припухшие бледно-розовые губы сжаты кольцом вокруг члена. О, да… Гарри жмурится, запрокидывает голову, в первом порыве прикусывает губу, а потом думает: какого черта? – и стонет в голос.

Это абсолютный кайф – ощущение полной безнаказанности. Гарри почти счастлив, что наконец-то можно не сдерживаться: в последние месяцы мирной и такой скучной жизни раздражение внутри копилось и набирало силу, не находя выхода. Оно уже выплескивалось раньше, в самые неподходящие моменты, и оборачивалось ссорой с напарником, непозволительной грубостью в сексе с Джинни, излишней жестокостью при задержании мелкого нарушителя. Гарри все время ждал, что это обернется чем-то серьезней - любая оплошность на задании может стать роковой. А так пострадает только гордость Малфоя: ну да этому только на пользу.

Гарри запускает руку в слипшиеся от геля пряди – ну и гадость, в следующий раз надо будет заставить змееныша принять душ заранее – и, удерживая светловолосую голову на месте, начинает безжалостно трахать его рот. Мысль о том, что следующий раз будет, возбуждает едва ли не больше, чем ощущения, хотя и они совершенно сногсшибательны. Малфой давится, пытается отстраниться, в уголках глаз скапливаются слезы, но в его рту так влажно, мягко и горячо, что Гарри не может остановиться, хотя знает – это уже слишком… слишком! Он кончает, прижимая голову Малфоя к паху, и оргазм, кажется, выкидывает его на несколько минут из реальности, потому что когда он приходит в себя, Малфой уже успевает заползти на диван. Вытирает рукой злой, кривящийся рот, оставляя на коже влажно блестящую полоску спермы и слюны. Интересно. Гарри беззастенчиво пялится на натягивающий трусы член Малфоя.

– Ну ты и извращенец, – почти восхищенно хмыкает он, и, игнорируя вялые попытки Малфоя отпихнуть чужие руки, трет его член сквозь тонкую ткань. Малфой хнычет, кривится, но буквально через пару минут кончает, отвернувшись и пряча горящее от стыда лицо в ладонях.

– Ты больной придурок, – глухо говорит Малфой, и Гарри как никогда с ним согласен. Но в ответ лишь роняет:

– Иди отсюда. Завтра продолжим.

***

Завтра наступает неожиданно быстро, может потому, что время до появления Малфоя на крыльце дома проходит как во сне.

Малфой – с привычно прилизанными волосами, в наглухо застегнутой мантии – выглядит гораздо более спокойным, чем вчера. То ли смирился с неизбежным, то ли просто понял, что его бешенство лишь доставляет Гарри дополнительное удовольствие. Точнее, что чем больше бесится Малфой, тем больше Гарри нравится его ломать. Невозмутимый и уверенный в себе, он слишком напоминает высокомерного слизеринца из Хогвартса и вызывает шквал полузабытых ненужных чувств.

– Привет, – бросает он, едва взглянув на Гарри и проходя мимо, будто к себе домой. Поттер хмурится: вот уж какого черта? Похоже, Малфой слишком расслабился, так не пойдет.

– Тебе туда, – указывает Гарри в сторону ванной. Драко непонимающе смотрит на него.

– Ты ведь хочешь уйти отсюда побыстрее? Или будем растягивать удовольствие ненужными спорами и подробными объяснениями?

На слове «растягивать» Малфой уже на полпути к ванной. Гарри довольно улыбается. Наверное, потом ему будет стыдно, да что там, наверняка будет, но это ведь потом.

Он нетерпеливо ждет три минуты, буквально отсчитывая секунды, а когда они проходят, шагает в заполненную паром ванную, объявляя:

– Время вышло!

Первый порыв мокрого, растрепанного Малфоя – смущенно прикрыться руками и оттолкнуть Поттера, но потом он, видимо, вспоминает, что сопротивление не имеет смысла. Чистое удовольствие наблюдать, как он борется сам с собой, сначала безвольно обмякая в руках Гарри, а позже пытаясь сдержать стоны удовольствия – но Поттер больше чем уверен, что Малфою нравятся его действия. Прижать всем телом к холодному кафелю, провести языком от ключицы до уха, всосать мочку – Малфой трогательно покрывается мурашками с головы до ног, и Гарри, испугавшись непрошеной нежности, прикусывает чувствительную кожу на шее. Малфой шипит от боли и выгибается, прижимаясь уже возбужденным членом к бедру Поттера. Одежда промокает мгновенно, но сейчас Гарри на это наплевать. Он вытаскивает Драко из душа, тащит в спальню, не обращая внимания на лужи, остающиеся на полу, высушивает их обоих и толкает Малфоя на кровать.

Гарри встряхивает головой, пытаясь сдержаться, хоть чуть-чуть притормозить, но невозможно: Малфой, распластанный на кровати – воплощение соблазна, и это как в Хогвартсе, хотя нет, намного хуже… Тело помнит, как реагировать на Малфоя, но тот раньше никогда не был так открыт, выставлен напоказ и доступен. И, в конце концов, раз Малфой уже считает его последней сволочью и насильником, надо соответствовать!

Гарри резким движением раздвигает длинные худые ноги Малфоя, опускается между ними и тянет его на себя, усаживая на колени. Член вплотную прижимается к члену, и Малфой, не в силах справиться с собой, трется, выгибается, почти урча от удовольствия. Гарри обхватывает его за талию, другой рукой ныряя в ложбинку между ягодицами. Малфой дергается – то ли испугавшись, то ли специально подставляясь – пальцы ложатся как раз на плотно сжатое колечко мышц, горячее и нежное, и Гарри кажется, что он сейчас взорвется, что все закончится, не успев начаться. Драко уже стонет в голос, подается назад, но Гарри только дразнит: гладит, слегка надавливает, не проникая внутрь.

– Попроси, – шепчет Гарри и все портит.

Малфой закрывается, прячется, как улитка в раковину, деревенеет. Гарри хочется заорать или ударить, чтобы растормошить, но его останавливает понимание, что от этого будет только хуже. Он выдыхает сквозь стиснутые зубы – ладно, завел один раз, заведет и другой – спихивает с себя Малфоя и переворачивает на живот. Тот напрягается, вцепляется в простыню так, что костяшки пальцев белеют, и Гарри хмыкает беззвучно – он заставит поганца умолять, и неважно, хочет того Малфой или нет.

И теперь не дает Малфою пощады. Гарри целует его плечи, спину, кусает ягодицы, присасывается к шее. Рука ложится на губы Малфоя, тот не сразу понимает, что от него требуется, и приходится легонько нажать. Рот приоткрывается, и горячий мокрый язык прикасается к пальцам, Малфой втягивает их в себя, сосет, облизывает, и Гарри, не удержавшись, прижимается каменным членом к заднице, трется, не проникая. Малфой уже оттаял, он подставляется, выгибается навстречу, и Гарри бы посмеялся над тем, что тот никак не может определиться с собственными желаниями, но слишком жарко, слишком кружится голова, и до безумия хочется уже оказаться внутри. Но рано, Малфой еще не попросил сам.

Поставить его на колени, надавить на поясницу, прогибая как можно сильнее, медленно, со смаком провести языком между ягодиц, так, чтобы задрожал всем телом, попытался отстраниться – но кто ж ему разрешит? Гарри облизывает, трахает языком, обхватывает рукой истекающий смазкой член. Почему-то так важно, чтобы Малфой полностью потерял над собой контроль, чтобы забыл, почему он здесь и кто он вообще такой… Язык заменяют пальцы, Драко ахает и хнычет, насаживается сам, вертит бедрами. А затем Гарри резко отстраняется, и Малфой наконец-то лепечет бессвязно:

– Еще… пожалуйста, еще…

И Поттера накрывает. Руки дрожат, проклятая смазка сперва не желает находиться, после – не желает открываться. Справившись с вредным тюбиком, Гарри одним движением смазывает себя, обхватывает Малфоя за талию и наконец-то… Он заворожено пялится на узкие бедра, поджавшиеся ягодицы и собственный, кажущийся на этом фоне слишком большим член, исчезающий в растянутом анусе. От одного этого зрелища можно кончить, и Гарри почти удивлен, что он до сих пор еще не. Почти, потому что дикое, звериное удовольствие захлестывает с головой, и остатки разума уходят на то, чтобы не начать двигаться сразу.

– Больно? – хрипит он, нащупывая по-прежнему твердый член Драко… значит, не так уж…

Драко прерывисто дышит, мотает головой, выдавливает через силу: «только осторожно, ладно?» – и сам же подается назад. И Гарри вбивается, очень надеясь, что достаточно осторожно, в эту невозможную горячую тесноту, сжимая кулак на члене Драко и забывая им двигать. Малфой рычит и накрывает пальцы Гарри своими, дрочит его рукой, хватает ртом воздух, подмахивая. А потом Малфой замирает и дрожит всем телом, пачкая его пальцы липкой спермой, и Гарри кончает так, будто сейчас умрет. Малфой бы давно рухнул на кровать, но Гарри выскальзывает из него и, удерживая, смотрит, как сперма вытекает из растраханной дырки. И словно кончает еще раз только от этого.

Надо сию же секунду послать Малфоя ко всем чертям, иначе самому потом хуже будет. Надо отклеиться от насквозь мокрой простыни – хотя бы чтобы ее очистить и высушить, но мышцы словно превратились в желе. Малфой загнанно дышит, Гарри обхватывает его поперек груди и чувствует, как где-то под запястьем бешено колотится сердце. «Уходи, – бьется в голове Гарри, – не уходи…»

Малфой избавляет его от необходимости произносить это вслух, сам сбрасывает его руку и скатывается с кровати. Он выглядит потерянным и опустошенным, и Гарри почти жаль его, потому что он прекрасно понимает: по-настоящему Малфой согнулся – не сломался, нет-нет, Гарри ни за что бы этого не хотел – только сейчас, ради минутного удовольствия предав самого себя.

– Когда мне приходить в следующий раз? – тихо спрашивает Малфой, одеваясь и не глядя в сторону кровати.

Гарри лишь пожимает плечами, не заботясь о том, что Драко этого не видит.

Пусть приходит завтра… или пусть ждет сову… Гарри, в общем-то, все равно. Сейчас ему нужно собраться с мыслями.

***

Только аппарировав домой, переодевшись и залив в себя три стакана огневиски, Драко задается вопросом: «что, черт возьми, это было?» Унижение и наслаждение образуют такую гремучую и противоречивую смесь, что Драко просто не знает, как реагировать. И что вообще делать дальше.

Мысли путаются, алкоголь жжет горло, между ягодиц неприятно зудит. Драко чувствует себя разобранной на части головоломкой, каждая часть которой – вопрос без ответа. Сказал ли Поттер правду насчет шестого курса? Потому что, черт возьми, Драко тогда тоже о нем думал. Если бы просто думал – дрочил на него по ночам и ненавидел за это еще сильней. Почему он ведет себя как… как Малфой? Разве он не встречается со своей рыжей нищебродкой? Почему Драко было так сладко, так невероятно, до одури хорошо? Почему, в конце концов, Поттер не мог просто положить его задом кверху и оттрахать, без всей этой ерунды?

Больше всего пугает, что Поттер, кажется, знает Драко лучше его самого. Знает, где и когда дотрагиваться, знает, как заставить его умолять. При воспоминании о том, как он выпячивал зад и кричал, словно последняя шлюха, становится стыдно. Драко, неуклюже задев открытую бутылку, со стоном закрывает лицо руками, и наплевать, что огневиски щедро льется на дорогой ковер.

Головная боль, затекшая от неудобной позы шея и липкое отвращение к себе – после такого пробуждения хочется снова заснуть и больше не просыпаться. Люциус ни о чем не спрашивает, и от этого еще гаже. Может, если выговориться, стало бы легче. А может, он просто сорвался бы на отца, это тоже помогло бы.

И еще одна проблема: когда теперь идти к Поттеру? Он же ничего не ответил, а Драко не стал переспрашивать. Ну и черт с ним, напишет – Малфой придет, не напишет – и слава Мерлину. Впрочем, на последнее Драко не сильно надеется.

Но проходит три дня, а от Поттера ни слова, и Малфой не может найти себе места. Гарри занимает его мысли, заполоняет сны, настолько, что однажды Драко даже оговаривается и называет отца Поттером. Взгляд Люциуса невозможно описать словами. Драко убеждает себя, что ему же лучше, что, может, у Поттера наконец проснулась совесть или его просто пришибло шальной Авадой. Но легче не становится. Нервозность нарастает, все валится из рук, и на шестой день Драко не выдерживает. Твердя себе, что просто невыносимо чувствовать себя в долгу перед этим ублюдком, он аппарирует на площадь Гримо.

Поттер открывает дверь и с минуту разглядывает Драко, у которого появляется стойкое ощущение дежавю: кажется, сейчас он снова начнет униженно просить помощи, а Золотой мальчик опять примется строить из себя невесть что. И действительно – губы Поттера кривит торжествующая ухмылка… но и только. То есть, Поттер по-прежнему последняя сволочь, но сходство со сценарием недельной давности – или когда это все вообще началось? – на этом заканчивается.

Драко не успевает и рта раскрыть, как Поттер просто сгребает в кулак его мантию, втягивает в дом и захлопывает дверь его спиной. И целует – жадно, грубо, напористо. Драко еще не осознал, что происходит, но его тело уже отвечает: руки цепляются за плечи Поттера, губы раскрываются навстречу. А в голове остается только одна глупая мысль: несмотря на все, что они вытворяли в прошлый раз, они умудрились потрахаться, не поцеловавшись.

Невероятным усилием воли и чуть меньше – физическим, Драко все же выворачивается из медвежьей хватки Поттера и выставляет вперед руки, не давая тому приблизиться.

– Стоп. Стоп-стоп-стоп! Давай сначала поговорим!

– О чем? – оскаливается Поттер. – Ты пришел, ты сам захотел. Или будешь врать, что не хочешь?

Его взгляд задерживается на выразительной выпуклости в паху Малфоя, и тот невольно тянется одернуть мантию, пытаясь скрыть эрекцию.

– Я не хочу оставаться в долгу, – огрызается Драко. – Ты сказал «три раза», и я…

– Драко Малфой и чувство долга! – умиляется Поттер. – Или справедливости, кому как больше нравится! Да если бы ты не хотел этого, сидел бы тихо как мышка, и всеми фибрами своей душонки надеялся, что я про тебя забыл. Не так, что ли? А я не собирался звать, Малфой, как тебе такое?

Не дожидаясь ответа, Поттер снова прижимает Драко к стене, легко преодолевая сопротивление, дергает застежки мантии, разворачивает и приспускает его штаны. Драко отчаянно вырывается, но в итоге добивается лишь того, что брюки сползают к коленям и он чуть не падает, запутавшись в них. Раздается звук расстегивающейся молнии, незнакомое Драко заклинание, и в промежности вдруг становится прохладно и влажно, а потом горячий член тычется между ягодиц, разом проникая на всю длину. Драко орет, пытается соскользнуть, но Поттер держит крепко.

– Больно, пусти… – выдавливает Драко, цепляясь за бедра Поттера, и не сразу понимает, что тот не двигается. Дает время привыкнуть и настойчиво ласкает между ног, хотя чувствует же, идиот, что Драко совершенно не… совсем не… Черт!

Это самое ужасное, что случалось в жизни Малфоя, и сейчас ему, притиснутому к стене, со спущенными штанами, со здоровым членом в заднице – нестерпимо хочется разреветься и заорать: «это нечестно!». Потому что Поттер тысячу раз неправ, Драко меньше всего хотелось… И он понятия не имеет, почему у него встает, стоит только Гарри к нему прикоснуться!

Но Поттеру, естественно, плевать, хочет Малфой или не хочет, одна рука ритмично движется по члену, другая забирается под рубашку и трет сосок. В этот раз Драко не будет, ни за что не будет стонать, и неважно, что прерывистое дыхание точно так же выдает его с головой.

– Да прекрати зажиматься, – выдыхает Поттер, стискивая пальцы крепче, так, что Драко становится почти больно, и начинает двигаться.

Сначала медленно, осторожно, с каждым толчком чуть меняя угол, внимательно следя за реакцией. А потом Драко протряхивает с ног до головы – и он не в состоянии контролировать эту дрожь, не может скрыть… Тогда уже Поттер начинает вбиваться, не сдерживаясь. И опять пальцы во рту – Драко не понимает, почему это так нравится Поттеру, но послушно облизывает, прикусывает приплюснутые подушечки, ведь так гораздо легче сдерживать стоны. А потом Гарри резко убирает руку, мажет по щеке, оставляя влажный след, и Драко стонет в голос, сам этого пугаясь. Поттер за спиной тихо смеется и все, притворяться уже бессмысленно. «Сволочь!» – думает Драко и напрягает мышцы, сжимаясь вокруг члена Поттера как можно сильнее. Тот давится смехом, стискивает бедра Малфоя, стараясь удержать его на месте, продержаться еще чуть-чуть… Но Драко насаживается сам, и Поттер кончает, сотрясаясь всем телом, проникая до конца, невероятно, немыслимо глубоко…

А затем бухается на колени, разворачивает Драко лицом к себе и берет в рот его член. Так же глубоко. Накрывает ладонью мошонку, чуть сжимает и… Драко сползает по стене буквально мгновением позже.

Чувство вины, презрение к себе, ненависть к Поттеру – погребены под плотным слоем бездумного удовольствия. Драко непослушными пальцами натягивает брюки, стараясь не обращая внимания, как неприятно липнет ткань к влажной коже.

– Кстати, – говорит Поттер, – мы договаривались на три ночи, а не на три траха. Приходи завтра.

От возмущения у Драко перехватывает горло. Он рывком вскакивает на ноги, хватает ртом воздух и вылетает на улицу, хлопнув дверью так, что во всем доме дребезжат стекла.

***

Но он все же приходит на следующий день. Нет, не за тем, чего хочет Поттер, с него, Драко, довольно. Как только Поттер откроет дверь, он выскажет ему все, что думает о нем самом, его предках, дурацких затеях, безумных причудах и дальнейшей его, грязного извращенца, судьбе. И обязательно вернет все до кната при первой же возможности.

– Открыто! – орет Поттер из глубины дома, и Драко, ненавидя саму мысль о том, что придется переступить этот порог, заходит внутрь.

– Я здесь! – голос слышится из спальни.

Драко изо всех сил сжимает зубы. Ладно, он зайдет туда, но только чтобы…

Абсолютно голый Поттер лежит на кровати и смотрит с уже привычной издевательской усмешкой. Убедившись, что Драко в очередной раз потерял дар речи, Гарри переворачивается на живот и оглядывается через плечо.

– Хочешь? – спрашивает он и раздвигает ноги.
...на главную...


январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.01.18 17:55:03
Наперегонки [5] (Гарри Поттер)


2021.01.18 13:15:09
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.16 18:04:53
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.15 19:53:24
Вы весь дрожите, Поттер [0] (Гарри Поттер)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.