Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Модераторы сказок очень любят анекдоты про суровых модераторов сказок.

Что есть, то есть. ;-)

Список фандомов

Гарри Поттер[18479]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26934 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 19 К оглавлениюГлава 21 >>


  Как тени в зимних небесах

   Глава 20
Истинный друг наносит удар в лицо

Оскар Уальд

Глядя на тоненькую книжечку в руке Рона, Гермиона лихорадочно перебирала картины этого дня, и она вспомнила, как листала книжку на истории магии, увидела, как ее рука кладет книжку в сумку, которую она сегодня вечером не взяла с собой – она бросила взгляд на кресло, на котором оставила свой рюкзак. Но там не было и следа его: все ее книги и, боги, драгоценные заметки по арифмантике, написанные неделю назад, – все исчезло. Она медленно перевела взгляд на Рона.

- Где, черт побери, ты это взял? – гневно прошипела она.

Рон только холодно посмотрел на нее.

- Нет, где ты это взяла? – взъярился он. Гермиона чуть не ответила ему, но как раз вовремя вспомнила, что это не она была неправа. Единственным местом, где он мог найти ее книгу, была ее сумка. Она почувствовала себя оскверненной.

- Ты что, рылся в моих вещах? – недоверчиво спросила Гермиона. Она представила, что все ее бумаги и заметки разбросаны по спальне мальчиков, книги разлетелись в разные стороны, ручки и перья заброшены неизвестно куда. У Рона хватило вежливости не отрицать ее обвинения, он только мрачно посмотрел на нее.

Гермиона могла только таращиться в ответ. Голова перестала работать, и она почувствовала, что вот-вот готова заплакать. Гермиона не могла ясно думать, но не отрывала взгляда от Рона, надеясь, что он объяснит свое поведение, рассмеется и скажет, что конечно же нет, что он просто шутит над ней. Но он не сделал этого – он просто смотрел на нее, и его глаза странно сверкали в угасающем свете камина.

Гарри заерзал и прочистил горло, заставляя Рона и Гермиону немного вздрогнуть – они и забыли, что он здесь. Он явно чувствовал себя неуютно.

- И ты помогал ему? – тихо, чуть ли не шепотом, спросила она, но была уверена, что он услышал. Гарри отвел глаза, глядя в огонь. Почему-то от его нежелания посмотреть на нее и признать, что да, он, как и Рон, вторгся в ее личное пространство, ей стало еще хуже.

- Как вы могли? – сказала она, и с ужасом услышала, как дрожит ее голос. Она решительно отбросила чувство, что ее предали, похоронила его глубоко, чтобы потом достать, и обдумать, и поплакать над ним; сейчас было не время для слез. Она протянула руку Рону.

- Дай ее мне, - мягко потребовала она.

Вместо того чтобы отдать ей книгу, Рон сделал шаг назад, пятясь к камину и не сводя с нее глаз, и покачал головой.

- Нет, я хочу знать, где ты это взяла, - сказал он.

- Дай ее мне, Рон. Она не твоя, - повторила Гермиона.

- И не твоя тоже, - возразил он. – Что ты от нас скрываешь, Гермиона?

Она шагнула к нему. Какая наглость, подумала она.

- Я не могу сказать тебе, Рон, - произнесла она сквозь сжатые зубы. – А теперь отдай ее.

- Нет, - яростно произнес Рон. У него были дикие глаза, и Гермиона подумала, злится ли он из-за того, что у нее есть секреты, или из-за чего-то еще. Она отчаянно надеялась, что это не так.

Рон сделал еще шаг назад, сжимая книгу в руках перед собой, как приманку или как щит.

- Откуда у тебя книга этого грязного ублюдка? – настойчиво спросил он.

- Не называй его так, - почти механически сказала она, приближаясь к нему.

- Почему нет? – перешел в оборону Рон. – Он всегда был жестоким, Гермиона, разве не помнишь?

Гермиона нахмурилась.

- Я помню, Рон. И он не умер, не говори о нем так, - она все еще стояла с вытянутой рукой, которая уже начала уставать.

Рон злобно посмотрел на нее изучающим взглядом.

- Откуда ты знаешь, что он не умер? – спросил он, и Гермиона поняла, что допустила тактическую ошибку.

- Просто знаю, - быстро ответила она, решив, что наступление будет лучшей стратегией. – А теперь отдай мне книгу и объясни, почему ты роешься в моих вещах! – почти прокричала она.

- Рон, - тихо позвал Гарри, но Рон бросил на него гневный взгляд и перебил.

- Нет, - громко объявил он. – Она не говорила с нами неделями, и я теперь собираюсь высказать все. – Гермиона понимала, что он прав, она отдалилась от них, но не могла чувствовать себя виноватой из-за этого. Рон снова повернулся к ней. – Ты не могла просто сказать нам, что околачиваешься по Снейпом в подземельях? Не хочешь рассказать нам об остальных своих приятелях-змеенышах? – презрительно сказал он. – Собираешься стать следующим помощником Ты-знаешь-кого?

Гермиона молча смотрела на него.

- Это не то, что ты думаешь, Рон, - и ее глаза на мгновение блеснули, прежде взгляд стал жестким и непроницаемым. Она заговорила тише, пытаясь успокоиться: - Рон, пожалуйста, отдай мне книгу.

Когда Рон извинялся позже, он сказал, что не знает, что нашло на него, а Гермиона только кивнула и ответила, что все в порядке, он был рассержен, а люди иногда делают глупые вещи, когда сердятся. Но в тот момент, когда она, будто в замедленном показе, увидела, как Рон замахивается и бросает книгу в огонь, она ненавидела его.

Он был всего лишь в нескольких шагах от камина, а Гермиона – на другом конце комнаты. Она в ужасе увидела, как книга летит по дуге, и ринулась вперед, сунув руку в рукав в поисках палочки. Гермиона понимала, что ни за что не успеет, и чудесная книга профессора Снейпа по меньшей мере обгорит. Он будет рассержен, подумала она, когда книга раскрылась, шелестя страницами, словно крыльями, как молодая птица, не умеющая летать, в отчаянной попытке избежать своего огненного рока.

Книга опускалась, пальцы Гермионы сомкнулись на палочке, и она закричала: «Нет!» Вытащить палочку вовремя и спасти книгу было невозможно.

- Accio книга!

Книга внезапно остановилась в своем падении и полетела назад, к лестнице, ведущей в спальни. Гермиона медленно, в каком-то оцепенении повернула голову, ожидая увидеть там Гарри, но, к ее удивлению, на ступенях оказался кое-кто другой.

Там стоял Дин Томас, он сжимал роман в руках и казался весьма раздраженным.

- Какого черта здесь происходит? – сердито спросил он.

Никто не отвечал, казалось, на протяжении вечности, но потом Гермиона, ошеломленная неожиданным спасением, тихо всхлипнула. На лице Дина немедленно появилась встревоженная забота, и он пошел к ним. Однако Рон уже скользнул к Гермионе, бормоча извинения, он казался таким полным раскаяния и сожаления, каким она его никогда не видела, но ей было все равно. В ее глазах стояли слезы, когда она взглянула на него.

- Не прикасайся ко мне, - прошипела она. – Не смей даже говорить со мной до завтра. – И Рон остановился, в его глазах была боль. Гарри открыл было рот, чтобы что-то сказать, но она бросила на него ядовитый взгляд. – И ты тоже, - и он снова закрыл рот. К этому моменту Дин подошел к ней и накрыл ее руку своей.

- Ты в порядке, Гермиона? – спросил он полным заботы голосом. Она только посмотрела на него и покачала головой, не в силах заговорить. Дин нахмурился и набросился на Гарри и Рона.

- Что вы, парни, сделали ей? – спросил он и, не ожидая ответа, повернулся к Гермионе и протянул ей книгу, которую все еще сжимал в руке. – Это твое? – тихо спросил он. Гермиона кивнула, и он сунул ей книгу, прежде чем снова вернуться к Рону и Гарри.

Рон, казалось, нашел что ответить.

- Это тебя не касается, Дин, - сказал он.

- Нет, касается, - ответил Дин. – Вы устроили такой шум, что теперь это дело всей башни. Думать надо было, прежде чем ссориться в общей гостиной.

Гарри не слушал его. Он смотрел на Гермиону, будто пытаясь припомнить ее имя.

- Гермиона… - начал он, но Дин явно вошел в роль рыцаря в сверкающих доспехах, защищающего свою даму. Немного раздражает, отстраненно подумала Гермиона, но в целом очень мило.

- Мне кажется, она сказала, что не хочет слышать твой голос, - холодно произнес Дин, потом повернулся к Гермионе и указал на лестницу в спальни. Она пошла не оглядываясь, и Дин последовал за ней, оставляя ошеломленных Гарри и Рона перед угасающим камином в гостиной.

*****
- Ну мы и наломали дров, Рон, - произнес Гарри рано утром, когда они ожидали, пока Гермиона присоединится к ним за завтраком.

- Да уж, не исправишь, - мрачно ответил Рон, тыкая еду на тарелке перед собой. Гарри только угрюмо посмотрел на него.

- Не то что не исправишь – она сказала, что не хочет говорить с нами, но прибавила, что, может, будет разговаривать с нами сегодня утром, так что она имела в виду, что может подумать о прощении, - сказал он Рону, отщипывая кусочки от своей черничной лепешки. Рон только вздохнул, яростно ткнув яичницу, а когда она умудрилась соскользнуть с вилки и шлепнуться обратно на тарелку, казалось, готов был удариться в слезы.

Гарри чувствовал себя так же, как Рон выглядел: он также казался себе очень, очень глупым. Как он мог позволить Рону сделать это и как мог вместе с Роном расстроиться из-за какой-то книги, найденной в вещах Гермионы? Гарри застонал, отодвинул тарелку и закрыл лицо руками. Все их благие намерения – если они действительно были, в чем Гарри сейчас серьезно сомневался – абсолютно ничего не значили, раз они полностью подорвали доверие Гермионы.

Гарри сидел в такой позе добрые десять минут, пока Рон сильно не пнул его в голень.

- Оуч! – вскрикнул он, подскакивая. – Зачем ты это сделал? – спросил он, потирая ноющую кость. Рон глядел на что-то за его спиной, Гарри повернулся и увидел Гермиону, которая стояла, скрестив руки, бледная и напряженная, но все равно яростно сжимала губы в тонкую ниточку. Ее волосы были взлохмачены сильнее обычного, а под глазами пролегли темные круги. Она безмолвно показала им последовать за ней, и они так же молча пошли из Большого зала.

Безмолный поход по коридорам наконец привел их к старому убежищу – туалету Плаксы Миртл. После того как они вошли, Гермиона заперла дверь и прислонилась к ней, скрестив руки и холодно глядя на парней. Она смотрела на них долго, достаточно долго, чтобы Гарри и Рон начали переминаться с ноги на ногу, как раскаивающиеся десятилетки, которые нанесли в дом грязи.

Прошла вечность, прежде чем Гермиона прочистила горло.

- Ну? – сказала она.

- Что ну? – ответил Рон, прежде чем Гарри успел открыть рот. Гарри наступил ему на ногу, но Гермионе, казалось, было все равно.

- Зачем вы рылись в моих вещах? – спросила она, не отрывая от него взгляда.

- Мы волновались за тебя, - выпалил Рон. Когда Гермиона скептически подняла бровь, он с трудом сглотнул и продолжил: - В последнее время ты была очень отстраненной и усталой и все время говорила нам, что работаешь над проектом на дополнительные баллы, но в этот раз оставила свои вещи в гостиной. У нас больше нет карты с тех пор, как ее забрал Барти Крауч, так что мы хотели выяснить, где ты, - голос Рона становился все более отчаянным, поскольку Гермиона не реагировала. – И я подумал, твои вещи могут дать нам ключ. Ты так усердно трудилась, и мы… скучали по тебе, - Рон замолчал и повесил голову.

- Мы сожалеем, что сделали это, - добавил Гарри.

Гермиона посмотрела на него. Гарри побелел и казался испуганным, зеленые глаза за очками будто принадлежали кому-то другому. Рон залился краской, как помидор, уголки его губ опустились, придавая ему несчастный вид, и несмотря на свой гнев, она посочувствовала ему. Они были ее друзьями, через многое прошли вместе, и глупо будет забыть все из-за одного проступка. И все же… они даже не спросили ее, куда она уходит, а вместо этого вторглись в ее личное пространство и заставили ее чувствовать, что ее предали. Гермиона вздохнула.

- Я знаю, - сказала она им. – Но не знаю, могу ли доверять вам теперь. – У Рона начали дрожать губы. – Я могла бы немного рассказать, но вам двоим просто нельзя доверять. Мне жаль, - она провела рукой по волосам. – В той сумке было много драгоценных данных, - продолжила она. – Вы могли уничтожить результаты недельной работы.

- Но откуда у тебя книга Снейпа? – спросил Гарри.

Гермиона снова вздохнула.

- Он одолжил мне ее. И я не могу сказать вам, ни почему, ни что с ним случилось. Вы просто должны довериться мне, - она прикрыла глаза. – Может, тогда и я смогу снова доверять вам, - она ощущала на плечах тяжелую ношу, а два человека перед ней казались очень далекими. В этом была своя ирония: именно тогда, когда ей нужна была их поддержка, она не готова была принимать их утешения. Гермиона обернулась, отперла дверь и вышла из туалета, мир вокруг нее разбивался на мелкие кусочки.

*****
Только через месяц, в начале марта, Гермиона смогла простить Гарри и Рона настолько, чтобы снова впустить их в свою жизнь. Все это время она училась, болтала с Дином – он оказался ужасно милым – и ненасытно поглощала книги из библиотеки Снейпа. Если ее поведение в ходе общения с ним и изменилось, он ничего про это не сказал, за что Гермиона была бесконечно благодарна. Все это неприятно напоминало ей первые несколько месяцев первого года, когда она никого не знала и у нее не было друзей, но в этот раз ей было одновременно лучше и хуже. Теперь у нее были друзья, причем либо по-настоящему хорошие друзья, с которыми она не хотела говорить, либо просто знакомые, постепенно становящиеся все более важными для нее.

Гермиона могла перемолвиться словом с Гарри и Роном за едой, но их разговоры оставались напряженными и заканчивались так скоро, как возможно. Ей становилось нехорошо при виде угнетенного Рона, но не то чтобы он был один – они с Гарри погрязли в отчаянии вдвоем, и она была почти уверена, что они не так уж и скучают по ней. Они казались какими-то беспечными, почти уверенными, что она когда-нибудь в будущем возобновит их дружбу, и ей хотелось оттянуть этот момент только из чувства противоречия. Но Гермиона все равно скучала по ним.

Вот Дин был ей другом, это точно. Он слушал ее болтовню, не очень много говорил о квиддиче, и у него было хорошее чувство юмора. Казалось, его потрясло, как Гарри и Рон обошлись с ней, и Гермиона неохотно начала их защищать, так что в итоге они оставили этот вопрос. Это было замечательно: у них находились другие темы, и Гермиона обнаружила, что получает удовольствие от разговоров с Дином.

С другой стороны, профессор Снейп…

Гермиона не была уверена, как назвать его. Он больше не был ни учителем, ни просто представителем власти; она провела с ним наедине в подземельях слишком много времени, прочла слишком много его книг, решила слишком много проблем как его партнер, чтобы думать о нем там. Он также не пытался поучать ее, его манера общаться была спокойной и непринужденной, хотя язык все еще оставался острым и ранящим, а обхождение необычайно язвительным.

Она не сказала ему о Гарри и Роне. Гермиона часто размышляла, почему бы и нет, но, казалось, этот вопрос поднимет их на совершенно новый уровень… товарищества, полагала она. Она просто не была готова довериться ему, а если не готова она, то он точно попытается избежать этого любой ценой. И все же…

Другая причина, заставляющая ее держать все при себе и не поверять ему, была гораздо горче. Когда она вступала на его ковер, пересекала его порог, то чувствовала, как уплотняется и загустевает воздух, становясь неподвижным и наполняясь тончайшими звуками и запахами, которые она не могла определить. Атмосфера здесь совершенно отличалась от Гриффиндорской башни, и Гермиона не хотела портить ее воспоминаниями о предательстве и собственной давящей горечи. В этих комнатах он ткал ужасающие и прекрасные картины будущего, некоторые вызывали у нее отвращение, а некоторые пленяли, побуждая последовать за ними, а вокруг нее мерцали свечи, танцуя с благоговением вокруг пламенеющего камина, что согревал вечно ледяные подземелья. Магия коварно обвивалась вокруг ее разума, но Гермиона обнаружила, что ей все равно, вещи, которым она могла научиться с таящейся внутри магией, стоили любых последствий. Числа на страницах, что она читала, расплывались и разлетались, некоторые избегали ее взгляда, другие протискивались вперед, пока она не моргала и магия не уходила, оставляя ее с постоянно меняющимся листком; но, как с любой иллюзией, она не могла видеть оба образа одновременно. Она размышляла, как профессору Снейпу удается держать цифры в голове, и восхищалась, насколько он силен, чтобы схватить и укротить их, подчинить себе каждое число и вертеть им как угодно с помощью правильно примененных рун.

Иногда Гермиона наблюдала за ним. Казалось немного непорядочным разглядывать того, кто не может ни увидеть твоего взгляда, ни ответить на него, но смотреть, как Снейп работает, было восхитительно. Он хмурил брови, напряженно выпрямлялся в кресле и сцеплял пальцы перед собой, а его губы таяли и расплывались под потоками слогов, когда он бормотал сложные строки цифр и рун.

Иногда Снейп прерывался, обычно когда становилось уже поздно, и, повернув к ней лицо с повязкой, спрашивал Гермиону о какой-нибудь книге, что она читала в данный момент. Это была безопасная тема, и Гермиона по-настоящему наслаждалась ей. Из этих разговоров она узнала о нем кое-что, что ее интересовало – не о его прошлом Жреца смерти, конечно, и не о его тайных мыслях, просто мелочи, как его умение играть на скрипке и настоящая страсть к чаю.

В целом, это был совершенно другой мир, в который ей не хотелось вносить свой эмоциональный раздор; кроме, конечно, его частых обидных замечаний, который она быстро научилась парировать или просто пропускать мимо ушей. Снейп влиял на нее, печально думала она.

*****
Так что ко второй неделе марта Гермиона не переставала восхищаться профессором Снейпом и линиями вероятности, которым он придавал форму. Она свернулась в кресле, которое наконец назвала своим, и яростно вырисовывала душу мира в численном формате в угасающем свете камина. Глаза привыкли к тусклому свету, и она улыбалась, когда Снейп позволил собственной магической силе течь к ней по полу, связывая их. Гермиона вспомнила первый вечер, когда стенографировала за профессором Снейпом. Каждый последующий раз только усиливал ее жажду познать запутанную арифмантику. Ее все еще уносило на первой стремительной волне силы, магии, которая наполняла ее, заставляла ее дрожать, взрывалась у нее в голове, и Гермиона позволила себе потеряться в море вероятностей, каждая волна одинаковая и все же другая, каждый подъем – только чтобы потом опуститься, и сердце билось в горле, когда ее тащило вперед.

Но сегодня Гермиона ощутила что-то другое, несущееся к ней с непреодолимой настойчивостью груженого состава, но не была уверена, что это. Она могла засечь лишь странное предвкушение, сжимающее легкие и тянущее все внутренности, когда профессор Снейп позволил уравнениям течь от себя в мир, но у нее не было времени размышлять, и она снова ринулась в будущее…

… да, они пытались определить следующих жертв, правда? А вот и они, Гермиона могла видеть их неопределенные лица с совершенной отчетливостью: они неустанно трудились глубокой ночью, пряча магглорожденных, кодируя информацию, передавая ее друг другу, молчаливые одетые в черное фигуры на тихой железнодорожной ветке под растущим месяцем, иногда они убегали по тайным проходам, иногда оставались прямо там наблюдать неутомимыми глазами за опрометчиво неосторожными Жрецами смерти.

… и краем сознания Гермиона увидела свободный конец какой-то линии вероятности, покачивающийся под порывами магии, легко овевающими ее. Он мерцал, и она повернулась к нему, оторвав разум от задания, а ее рука замедлила неистовый полет по бумаге. Да, подумала она. Он струился восхитительно, этот священный источник холодных ясных дней, в которых Волдеморт был мертв, убит каким-то образом, не важно как, а Жрецы смерти рассеялись без лидера. Она замерла как вкопанная, глядя на себя, Рона и Гарри, живых и здоровых, ближайших друзей и всех людей, что она знала и любила, родителей, профессоров, семьи ее друзей, впереди хорошая жизнь, выпуск, колледж, любовь к какому-то безымянному безликому мужчине и радость тихой жизни.

Гермиона слепо повернулась туда, вдыхая сладкий запах будущего, которого она так отчаянно желала, без страха, без забот, и история никогда не заканчивается…

Внезапный разрыв в магии вывел Северуса из задумчивости, будущее смешалось у него в голове, а разум отчаянно попытался удержать нить, за которой следовал, и не сумел, мысли разлетелись на тысячи осколков, впивающихся ему в мозг и причиняющих мучительную головную боль. Но за резкой, простреливающей болью внутри черепа он услышал глухой стук соседнего кресла и удар о ковер чего-то тяжелого.

- Мисс Грейнджер? – спросил он.

Ответа не было, но острым слухом он уловил неглубокое, но ровное дыхание со стороны ее кресла. Северус медленно поднялся и зашаркал к ней. Однако он сделал всего несколько шагов, прежде чем нога врезалась во что-то теплое и податливое на полу. Северус наклонился.

Это была мисс Грейнджер. Она лежала на полу, не реагируя ни на его голос, ни на легкое прикосновение руки, ни на ощутимый контакт его ноги со спиной.

Его мысли немедленно последовали по худшему сценарию: Гермиона потерялась, уйдя по пути, который ей понравился, оставив мир позади, и даже если она проснется, ее сочтут сумасшедшей, потому что она будет проживать несуществующую жизнь. Северус почувствовал, что сердце начинает биться сильнее от страха, кровь стучит в горле – если она уплыла по течению, он никогда не простит себя. Она была многообещающей, даже необычайно развитой, но он должен был заметить смену ее настроения: гораздо легче потерять себя, когда ты недоволен собственной жизнью, но поскольку она и глазом не моргнув прошла через месяцы этого, он мог только заключить, что что-то произошло.

Но Северус действительно не мог ничего сделать, и у него сжалось горло. Он не лгал, когда говорил ей, что это будет опасно, и при мысли о том, что он потерял ее общество, сердце болезненно дернулось, хотя он не желал этого признавать.

Слабак, подумал он, пытаясь сохранить остатки самообладания, а его разум искал, за что бы ухватиться. О, да – конечно! Другой вариант был менее серьезен, но все равно ставил его в неловкую ситуацию: это могло быть просто истощение, что-то в ее видениях времени заставило ее пережить короткое замыкание, и магия оказалась поймана у нее в голове, заставив ее потерять сознание. Он должен был заметить, насколько она устала, но искренне надеялся, что это именно тот вариант, поскольку в этом случае ее можно было исцелить.

Тем временем Гермиона лежала на полу его спальни в – он ощупал носком ноги, не желая прикасаться к ней руками больше, чем необходимо – очень неудобной позе. Он должен поднять ее и куда-нибудь положить. На диван? Нет, подумал он, слишком жестко. Северус знал это из личного опыта. Он вздохнул. Единственной альтернативой была его кровать, но мысль, что она займет его место, заставила его неуютно поежиться. Прежде чем снова спать там, ему придется отдать простыни в стирку, помыть матрас и проветрить занавески. Ее запах все еще мешал ему.

Северус тяжело вздохнул. С ним все время это происходило – или скорее, подумал он, отодвигая от ее неподвижного тела стол, за которым она писала – это происходило с другими людьми, а ему приходилось разбираться со всем по мере возможностей. Он наложил на нее Mobilicorpius, и ощутил движение воздуха, когда она проплыла на его кровать, и задернул полог. Ему совершенно не хотелось снова прикасаться к ней, так что он оставил на ней обувь и только накрыл ее, надеясь, что она лежит в максимально удобной позе.

Что ж, ночь в кресле, не без горечи подумал он, садясь ждать. Она либо проснется в лучшем состоянии, либо потеряется, и он не может ничего поделать. Ей придется самой найти выход.

просмотреть/оставить комментарии [27]
<< Глава 19 К оглавлениюГлава 21 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.20 00:08:55
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.