Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Люпин! Навестите родителей в тамбовских лесах!

Список фандомов

Гарри Поттер[18472]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[136]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12668 авторов
- 26939 фиков
- 8606 анекдотов
- 17671 перлов
- 667 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 14 К оглавлениюГлава 16 >>


  Как тени в зимних небесах

   Глава 15
Причины событий всегда интереснее, чем сами события.
Цицерон

Гермиона была полностью загипнотизирована. Она не могла оторвать взгляда от профессора Снейпа, который стоял перед камином, беззвучно шевеля губами – и чувствовала, как магия в комнате - магия, о которой она даже не подозревала – начинает кружиться, притягиваться по мере того, как плясали его руки, собирая ее. Здесь текла чистая сила – Гермиона могла чувствовать, как она просачивается сквозь нее до костей, рвется через поверхность стола, на который она опиралась, протекает по полу под ее туфлями, собираясь у ног профессора Снейпа. Воздух потрескивал, как от электричества, и она всей кожей ощущала невидимые молнии, смотря, словно прикованная к месту, на мастера зелий, сплетающего все это. Казалось, по его ногам поднимается вихрь силы, шевеля мантией как под легким бризом, вверх по груди и вдоль рук ко все еще танцующим пальцам, пока профессор ткал странный сложный узор в загустевшем воздухе перед собой. Гермиона никогда не видела ничего подобного. Она читала об этом, да, но в реальности видеть, как он ткет полотно из сырой магии - это зачаровывало: входы, выходы, повороты, быстро, и уверенно, и…

Без предупреждения профессор Снейп свел ладони с треском, который прозвучал как выстрел, и Гермиона подпрыгнула на месте, только силой воли удержавшись от того, чтобы не вскрикнуть от удивления. Она ощутила, как сила внезапно рассеялась, ушла в землю.

- Пиши, - отрезал он, и рядом с Гермионой второе перо поднялось вертикально на пергаменте; не желая быть обойденной магической штучкой, она быстро обмакнула собственное перо в чернильницу и провела на листе пробную линию. Хорошо.

К ее удивлению, он начал не с уравнений, но вместо этого принялся читать лекцию, больше для себя, чем для нее.

- Пункт первый, - произнес он, наклонив голову на бок и осторожно сделав шаг вперед. – Основной вопрос и, несомненно, наиболее срочный состоит в том, кто станет следующей жертвой Волдеморта и его последователей. У всех них есть что-то общее, мы должны найти этот фактор и исходить из него. Возможно, понадобятся некоторые поиски в библиотеке, чтобы вычислить наиболее вероятных кандидатов. Пункт второй: при условии, что мы может найти первоочередные жертвы и убрать их с линии огня, кто будет следующими? Исключение первоочередных жертв повлечет переход к запасному плану, как и раньше, и Волдеморт не прекратит свои нападения надолго. Как только одна жертва будет исключена, ее заменит в черном списке новая. Так что на следующем этапе надо будет оценить реакцию Темного лорда на постоянную нехватку жертв на первой волне убийств. Пункт третий: как присоединение новых Жрецов смерти скажется на динамике группы и будет ли Волдеморт учитывать их в своей стратегии? Сколько нынешних студентов Хогвартса предположительно присоединятся к Волдеморту? – он замолчал, нахмурившись.

- Черт! – внезапно вскрикнул он, заставив Гермиону подпрыгнуть. Если он не перестанет так делать, мне придется отказаться от работы из-за сердечного приступа, раздраженно подумала она.

Северус буквально кипел. Сила в комнате волновалась вокруг него, умоляла, чтобы ее выпустили на свободу, но он не мог этого позволить. Он отчаянно нуждался в ней для переходов, которые собирался совершить. Обычно он не стал бы пытаться использовать столько силы зараз, но явная сложность абстрактных проблем настолько ошеломляла, что он потерял бы сознание, попытайся он обойтись исключительно собственными магическими резервами. Он мог отключиться в любом случае, когда будет пропускать силу через себя, но все равно был шанс, что он сделает все правильно: он не пытался заниматься этим так давно, даже когда маялся дурью с Милдред, что либо у него сразу получится, либо он потерпит позорное поражение. Так много факторов, думал он. Какой же, какой же? Он был почти в растерянности: с чего начать? С начала, разумеется, сказал он себе, только бы еще найти его. Он глубоко вздохнул, пытаясь сконцентрироваться на текущем задании. На Броклехерстов напали, скорее всего, из мести, так кто будет следующим? Насколько важными были эти последние жертвы? Начали ли Жрецы смерти с конца, или с начала черного списка, или же где-то с середины? Или же, упаси боже, это был случайный выбор? Это наверняка усложнит все. Хорошо, первым делом стоит сконцентрироваться на возможности случайного выбора жертвы.

Гермионе показалось, что профессор Снейп прекратил какую-то скрытую внутреннюю борьбу, найдя наконец решение.

- Пусть руна Турисаз* означает жажду мести, - начал он, и Гермиона покорно склонилась над пергаментом, позволив себе потеряться в этих чарующих заманчивых словах. Они кружились в ее голове ураганом негромких фраз, падая, умирая на полу, но все же навсегда сохраняясь на листе благодаря яростному скрипу двух перьев, которые записывали все, что он говорил; одно – истинное значение руны, перо Гермионы – ее алфавитную транскрипцию. Она видела, как уравнение разворачивается под ее пером, растекаясь по странице, рожденное быстрым росчерком. Оно было изящным и сложным, но основная суть его заключалась как раз в абсолютной простоте его линий. Гермиона могла видеть, как оно пробивает себе дорогу в мир, притягивая к себе различные факторы, близко прижимая их, оборачиваясь вокруг них, заставляя их выстроиться в связную последовательность идей, которая в итоге откроет проницательному взгляду конечные замыслы темнейшего из магов современности.

О боже… Гермиона почувствовала, как втекающая в нее прямо из воздуха сила волной поднимает ее, окружает все мыслительные центры, спускаясь толчками по спинному мозгу к глубоко скрытым местам, становясь истиной; она плыла, она падала. От профессора Снейпа исходила могучая неумолимая волна магии, пронизывающая ноги, кресло, на котором она сидела, поднимающаяся по спине, скользящая по плечам и рукам к перу, которое она держала в крепко сжатых пальцах, перу, неистово мчащемуся по пергаменту. И Гермиона даже не видела, что пишет. Ее лицо застыло, перед ней открывались тысячи вероятностей, быстро разворачиваясь под порывами магии, но она не могла решить, какой последовать. К счастью, об этом позаботился Снейп. Волдемортова жажда мести была сильна – Гермиона тонула в ней, когда писала уравнение, и магия в нем прочла ее любопытство, будто высеченное на внутренней стороне черепа, и жадно впилась в него… Гермиона чувствовала, как магия со страницы перескакивает ей в голову, погружается в ее мысли, раскрывая соблазнительные причудливые вероятности: что, если Волдеморту удастся, если ей удастся схватить весь магический мир за глотку и удержать так…

Другое уравнение, в этот раз определяющее первую группу жертв, их очередность, уносящее ее в огромный бездонный колодец, такой холодный и чистый, что она могла ясно видеть все перед собой. Ублюдки, близкие к Темному лорду, им придется заплатить за все, но не все из них будут первыми. Те непокорные, у которых нет прикрытия, которые бьются в мрачной цепкой хватке, созданной Волдемортом путем угроз и наказаний, те, кто оставили верных на растерзание врагам, они заплатят первыми: они заслужили это наказание, и поскольку Темный лорд собрал силы на этих первых этапах, они будут легкими жертвами. Каждая жертва придает Волдеморту еще силы, поняла Гермиона, так что с каждая легкая добыча позволит получить другую, более сложную, и так все дальше и дальше… Гермионе нравилось это ощущение. Время простиралось перед ней, и она могла выбрать, по какой дороге пойти – слишком легко было почувствовать подводные течения. Ей казалось, будто она стоит на бесконечном берегу по щиколотку в воде, и прибой вымывает песок у нее из-под пальцев ног; береговая линия уходит за горизонт без конца и без края…

Но поднялось новое уравнение в оболочке глубокого, бархатного голоса Снейпа. Оно сказало Гермионе, что нет ничего легче, чем убивать невинных, что именно этого хотел Темный лорд, он будет наслаждаться криками детей, уничтожая веру в сердцах магов, заставив магический мир вздрогнуть и склониться перед ним. Смерть вызывала сладкий страх, как подогретое густое вино, изысканное, но смертельное, Гермиона была опьянена; ей казалось, что легче найти свое собственное призвание, чем подчиняться этому – простые идейки, простые умишки, о, ей захотелось закричать, восстать и уничтожить, эти неверные не смогут ей противостоять, и она будет вознаграждена, сможет победить Темного лорда, сможет подняться над всеми… Это будущее нравилось ей больше всего: она наблюдала, как Волдеморт стальным катком прокатился по магическому миру, вначале уничтожив непокорных, потом тех, кто был слишком труслив даже для этого, и потом она – она, не Рон, не Дамблдор, не Гарри – поразит его, и тогда не останется никого, кто мог бы безрассудно бросить ей вызов… она была сильна, она могла сделать это, и у нее на пути не стояло ничего, кроме собственной жалкой чести…

Постой, вскричал ее разум, взгляни на проблему, обретающую форму и суть под твоим пером, как она разворачивается, восхитительная и изысканная, говоря тебе, кто будет первыми жертвами: ведьмы и маги, убившие близких сподвижников Темного лорда (но недостаточно близких, чтобы заслужить полную защиту) – они только пешки, внесшие свой маленький вклад в падение Волдеморта. Они и будут первыми – рядовые авроры, свидетели, случайные шпионы, отправившие Жрецов смерти в Азкабан, и это был справедливый суд. Они будут первыми, но она могла бы спасти их, в этом ее истинный путь. Да, подумала она. Они будут первыми, но не последними, они будут уже мертвы, если она не вмешается, но в ее силах подняться на темных крыльях и спасти их. Она закатила глаза, обдумывая эту возможность, в то время как ее рука неистово писала числа вероятности…

- 27 к 1, - раздался далекий голос профессора Снейпа, - что Волдеморт в начале будет преследовать министерских работников, но руна Альгиз** обещает будущую защиту, в которой мы на данный момент не уверены, не со стороны Министерства, и это повышает шансы до 35 к 1 – их можно пока оставить в покое…

… которые кувыркались у нее в голове. Да, она могла оставить их, сейчас они были неважны.

Северус чувствовал, как магия течет у него по позвоночнику, кружится, мешается в его голове, и потом опадает через его тело, сила, наполненная возможностями и идеальными исходами, которых он желал, но с его губ слетали наиболее вероятные решения, которые никогда не были совершенными, никогда не были законченными. Ох, было старое знакомое ощущение собственной непобедимости, искушение последовать за желанной нитью вероятности, но он мог не обращать на них внимания: как и все в арифмантике, кроме правильного решения, они были лживы. Какое будущее наиболее вероятно? То, которое приходит на ум первым, подумал он, не важно, сколь несовместимы его многочисленные вариации. В этом и состояла загвоздка: существовало в буквальном смысле бесконечное число временных линий, но он позволял магии поглотить себя, проникнуть в мозг и указать ему верное направление, не слишком нежно подтолкнув его к той или иной нити. Он ощущал вторжение, беззащитность, но это была слишком малая цена, которой можно было пренебречь на столь долгом пути…

Северус постепенно начал вновь осознавать окружающий мир. Он чувствовал, что прошло какое-то время, но забыл о нем. Это отличалось от того, как было раньше: он никогда настолько не терял счет времени. Когда он иногда возвращался в реальность, забыв какую-нибудь важную переменную, и спрашивал мисс Грейнджер, что он сделал, она отвечала быстро и не задавала вопросов, и в ее голосе не было смертельной усталости. Однако он не мог избавиться от ощущения, что уже поздно, очень поздно. Он сунул руку в карман за часами.

- Campana, - в ответ раздался один звоночек. О, черт!

Гермионе смутно показалась, что кто-то называет ее имя, возвращая ее из будоражащих миров, которые она исследовала. Она рассердилась: было так восхитительно смотреть, как распутывается узор времени и сплетается иначе, а теперь кто-то хотел, чтобы она вернулась. Она чувствовала, как рассеивается туман вероятности, ее зрение прояснилось, а мысли вновь стали принадлежать только ей, и она почти с удивлением обнаружила, что перед ней в угасающем свете камина стоит профессор Снейп.

- Сколько времени, - спросила она. Огонь был явно намного выше, когда они начинали, нет? Гермиона потрясла головой, пытаясь прояснить мысли. Была ли она в действительности там, где думала, или мир столь разительно и неожиданно изменился? В каком будущем она была? Ее желудок совершил кульбит – будто она однажды пошла по неверному пути и проскользнула в другой мир, где что-то было неопределенно иначе. Ей совсем это не нравилось; раньше она всегда могла контролировать свои мысли и эмоции, но в прошлом… как бы далеко оно ни было… она видела себя тираном, завоевателем, ангелом мести, и хваталась за каждое видение с одинаковым пылом. Но это совсем не я…

- Приблизительно час ночи, - сказал профессор Снейп, отрывая ее от беспокойных мыслей. После весьма многозначительной паузы он добавил. – Это было… странно.

- Кто бы говорил, - пробормотала Гермиона. Руку болезненно дергало, и она заметила, что вокруг лежали листы бумаги, все исписанные ее почерком, но она не помнила, чтобы писала на них.

Северус постепенно понял, что у него сильно болят ноги… он смутно вспомнил, что бегал по комнате на протяжении пяти часов, пока говорил и… о, боже. Он осознал, что не имеет представления, в какой части комнаты находится. Мисс Грейнджер была где-то перед ним, но он не знал, как расположен по отношению к ней. Ее голос звучал отдаленным – казалось, ее что-то взволновало, но внезапно он почувствовал себя очень усталым, и его ноги грозили вот-вот подогнуться. Наименее смущающим вариантом было попросить ее помочь ему найти кресло, а вот упасть на пол прямо здесь… Ну, хотя бы это точно отвлечет ее от любых тревожных мыслей. Да, наименее смущающий вариант, но не без некого позора. Забудь об этом, гневно подумал он, у тебя же дрожат чертовы колени. Давай же…

Звук того, как профессор Снейп прочищает горло, снова вернул Гермиону в реальность. Она даже не осознав, что сидела, невидяще уставившись в пространство, резко перевела взгляд на его неподвижную фигуру в тусклом свете. Он открыл рот, затем закрыл, затем снова открыл. Что он делает?

- Кажется, я потерял ориентировку в комнате, мисс Грейнджер, - произнес он, его обычно уверенный и ровный голос прозвучал почти комически неловким. – Не могли бы вы… гм… дело в том, что мне необходимо, э-э, присесть… - он замолчал, странно скривив губы, и Гермиона осознала, что профессор Снейп пытается попросить ее помочь ему найти кресло. Это приводило в замешательство, особенно вместе со странным чувством альтернативной реальности, от которого она пыталась избавиться, но вместе с тем было забавным. Ей внезапно пришло на ум, что рассмеяться будет немудро, и она предпочла ухмыльнуться.

- Конечно, сэр, - сказала она, позабавленная тем, как он внезапно расслабился, когда она поднялась с кресла и подошла к нему. Северус стоял слева от камина, лицом к пространству между ее креслом и кроватью, и по мере того как она приближалась к нему, ей все больше становилось не по себе. Он был намного выше нее, и большинство связанных с ним воспоминаний были зловещими. Она прикасалась к нему раньше только один раз, в больничном крыле. Подойдя ближе, она увидела, что он снова застыл.

Северус мог чувствовать, что она стоит рядом, ее запах наполнял воздух, закрадывался в его одежду, скользил по шее в нос. Он мог почувствовать его восхитительный вкус на языке.

Из темноты раздался ее голос.

- Ничего, если я прикоснусь к вашей руке? Я не знаю, как по-другому это сделать.

Ему хотелось сказать, чтобы она отошла от него, встала куда ему надо и говорила, направляя его словами, но что-то в нем помешало этому – это будет всего лишь прикосновение к руке, это не больно.

Почему же ты так боишься? спросил себя Северус. Он знал почему.

… но она уже приняла его молчание за согласие, и ее мантия зашуршала, когда она встала справа от него, он ощутил прикосновение маленьких теплых пальцев через рукав. Они скользнули чуть выше локтя, мягко задев ребра через одежду, и он почувствовал, как на плечо легонько опустилась другая рука. Гермиона наклонилась к нему, слега прижимаясь к его боку, и сделала шаг вперед. У него не было выбора, кроме как последовать за ней. Он испытал абсурдный порыв согнуть руку в локте, будто они банально прогуливались под ручку, но подавил этот импульс: это будет просто смехотворно.

Он все еще пахнет, как грозовая ночь, подумала Гермиона, пытаясь не вдыхать слишком глубоко – он и так уже весь на нервах. Она медленно шла к креслу, пытаясь не замечать, как напрягаются мускулы его руки под ее пальцами, будто он старался удержаться от чего-то. Его мускулы равномерно сжимались, заставляя ее задрожать, поскольку она опрометчиво прижалась к нему. Она испытала легкое головокружение одновременно от попытки не дышать и щекочущего ощущения во всем теле. Гермиона облизала губы, стараясь не обращать внимания на напряжение в воздухе…

Северус почувствовал, что на его лбу выступают капельки пота. Она дышала мягко, и от этого легкого ритма у него пересохло во рту. Он заставил себя не думать об этом, думать о чем-нибудь другом, например, куда, черт побери, она его ведет? Он сильно вздрогнул и чуть не отпрыгнул в сторону, когда ее ладонь скользнула с плеча по руке к запястью, а потом исчезла.

- Вот здесь, - сказала она напряженным голосом. Северус сглотнул и кивнул, не в силах заговорить, молясь, чтобы она отвернулась и перестала прикасаться к нему.

Бессознательно исполнив его желания, Гермиона отпустила его руку и отступила, но не могла удержаться от того, чтобы посмотреть, как он нашел кресло и сел в него без неуклюжести. На его лице появилось заносчивое выражение, и она далеко обошла его, возвращаясь к своему креслу по другую сторону от камина. Что ж, это было странно, подумала Гермиона. Она опустила взгляд на стопку своих записей и уже собиралась применить шифрующее заклинание, когда он внезапно заговорил.

- Уже поздно, мисс Грейнджер. Возможно, вам стоит вернуться в Гриффиндорскую башню, - сказал он. Гермиона нахмурилась.

- У меня есть несколько вопросов, - многозначительно сказала она.

Профессор Снейп театрально вздохнул, но не сказал ничего против. Не особо ободряет, да кому какое дело, подумала она.

- Может, только один вопрос, - поправилась Гермиона. Он вопросительно поднял бровь. – Что это было? – спросила она.

- Что было что? – лениво произнес он. Гермиона раздраженно фыркнула.

- Все, что я испытала, пока вы решали уравнения, - ответила она, наклоняясь к нему. – Я могла видеть возможные направления, будто будущее само проведет меня, если я выберу тот или иной путь, только это все касалось не только меня, это было, что случится, если, уф, Волдеморт, - она вздрогнула при этом имени, - сделает то или это. Это было так странно, но что меня напугало – будто я была совершенно другим человеком. Я хотела, чтобы люди боялись меня, потом я хотела спасти тех, кого он собирался убить. Это всегда так?

К ее бесконечному удивлению, он повернулся лицом к ней и улыбнулся настоящей доброй улыбкой, в которой не было и тени насмешки.

- Нет, - ответил он, и в его голосе тоже слышалась улыбка. Это было странным – Гермиона не могла вспомнить, чтобы он когда-то так говорил. – Думаю, я должен был предупредить вас об этом, но я полагал, что вы уже знаете – из книг или от профессора Вектор по крайней мере. То, что вы, вероятно, испытали, была магия, пытающаяся заставить вас использовать ее. Возможно, вам казалось, что вы можете сделать все что угодно, да?

- Да, так и было, - ошеломленно ответила она.

- И вам хотелось сделать что-то такое, что вы увидели в альтернативной реальности, даже то, что вы не стали бы обычно делать. Это потому, что в том будущем были вещи, например, наслаждение властью, которых вы жаждете на каком-то уровне. Это не плохо, мисс Грейнджер, и вы не злой человек. Просто обнажив эти желания, вы понимаете, что вещи, которых вы хотите, вполне достижимы, если применить верную силу в верном месте. И вы можете увидеть эти места, когда заглядываете в будущее. Вы помните, я говорил, что магия почти разумная сила?

- У-гум, - неразборчиво ответила Гермиона.

- Магия и есть та самая сила, которую можно применить в правильных местах. Она жаждет, чтобы ее освободили, использовали, и не для относительно простых задач и уравнений арифмантики, а для большего. Редко кто чувствует такие побуждения, потому что они ощутимы только при больших дозах магии, - он пожал плечами. – Сегодня мне это было нужно. Это не трудно игнорировать, мисс Грейнджер. Вам надо только помнить, что эти призрачные линии вероятности лживы.

- Лживы? – спросила она.

- Ну, почти лживы, - сказал он. – Всего лишь фрагменты будущего, которое, скорее всего, не наступит. Теоретически возможные, да, но не особо вероятные исходы, - профессор Снейп переменил позу. – Завтра мы посмотрим на то, что мы написали и, полагаю, у меня есть для вас задание в библиотеке, которую, уверен, вы возненавидите.

Гермиона открыла было рот, чтобы возразить, но остановилась, увидев, как изгибаются уголки его губ. Она улыбнулась.

- Да, это просто отвратительно.
------------------------------------------------
* Турисаз (THURISAZ) – «терн», «Тор», 3 руна Старшего Футарка, входящая в атт Фрейра. Руна связывается с асом Тором, защитником Асгарда и Мидгарда, и его молотом Мьелльниром. Одновременно воплощает стойкость и защитные свойства терна.
Турисаз – это воплощение силы, которая противостоит всему, что противоречит естественному порядку вещей. Руна совершенно неукротимая и неуправляемая, для нее характерно нарушение договоров и вообще любые грязные делишки во время высших целей. Воздействовать и подчинить себе эту руну практически невозможно и действует она, подчиняясь исключительно своей внутренней логики. Ее можно использовать, но нельзя повернуть себе во благо. Турисаз – мощная руна защиты и принуждения.
** Альгиз (ALGIZ) – «лось», «тростник», 15 руна Старшего Футарка, относящаяся к атту Хагала. Это наиболее сильная руна защиты, причем ее действие отличается универсальностью независимо от поворота событий, в ней нет морализаторства, она безразлична к тому, кто прав и виноват. Альгиз также может быть преградой тем силам и устремлениям, которые обнаруживает в себе человек, находясь в конфликте с собой, и означает в этом контексте просветление духа.


просмотреть/оставить комментарии [27]
<< Глава 14 К оглавлениюГлава 16 >>
июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.07.12 14:55:50
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.07.11 23:20:35
Работа для ведьмы из хорошей семьи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 19:00:00
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.07.07 09:21:27
Поезд в Средиземье [5] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.05 10:43:31
Змееглоты [5] ()


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.29 22:34:25
Наши встречи [4] (Неуловимые мстители)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [2] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.