Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Приходит Гарри Поттер у МакГонагалл в кабинет, смотрит а у нее котята под столом и говорит:
- Професор, у вас котята?
- Нет, Поттер, дети

Список фандомов

Гарри Поттер[18472]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[136]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12668 авторов
- 26939 фиков
- 8604 анекдотов
- 17671 перлов
- 666 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 13 К оглавлениюГлава 15 >>


  Как тени в зимних небесах

   Глава 14
Тот, кто пытается жить в одиночестве, не достигнет цели человеческого существования. Его сердце завянет, если не будет отвечать другому сердцу. Его ум иссякнет, если будет слышать только эхо собственных мыслей, не находя другого источника вдохновения.

Перл С. Бак

Лучше бы, размышлял Северус, он не пытался поморщиться с полным ртом меренги.

Было воскресенье. Он проснулся как всегда и лежал на спине, будто изучая балдахин во всей его красе, обдумывая события предыдущего вечера и свои сны… Сны… раньше они были заполнены картинами, а сейчас осталась лишь мешанина полузабытых цветов, зато звуки, запахи и тактильные ощущения били через край. К его глубокой печали, ему снилась мисс Грейнджер: ничего особенного, лишь обрывки ее голоса, звуки движения, омывающие его волны сладкого аромата, и во сне он развернулся к ней. Он был где-то в тепле, но это было не тепло согретой огнем комнаты, а яркое, будто расплавленное золото, солнце, и вокруг витали запахи растений. Северус с каким-то странным ребячливым наслаждением обнаружил, что неуверенность не стесняет его движений, когда он бродил без страха по темноте, болтая о пустяках со своей студенткой. Ничего особенного, просто длинные разговоры сквозь теплую, мягкую пустоту.

Северус проснулся сильно взбудораженный. Ему никогда не снилось приятных снов, так что сон, в котором никого не убивали, никого не пытали, в котором ему не приходилось вновь переживать собственное отвратительное прошлое, был неправильным, и это тревожило. И еще больше беспокоило то, что его спутницей оказалась студентка, чье лицо ускользало из памяти; Северус вообще редко обращал внимание на тех, кто окружал его, сознание предпочитало подсовывать внутреннему взгляду перекошенные лица из прошлого, что по-прежнему вызывало в нем странно-манящий ужас.

Он лежал так, прижав руки к груди и ощущая биение своего сердца под ладонью. Оно было спокойным и ровным, но в душе он боролся с темными запутанными нитями собственных мыслей, пытаясь отделить и распутать их. Почему его посещают эти странные видения? Нет, нет, слишком глобальный вопрос для начала, решил он. Итак… Что вызывает эти сны, в которых он переносится в какое-то приятное место? На это легко ответить: проклятый запах мисс Грейнджер, который проник в комнату, смешиваясь с его собственным. В результате из тропического запаха мисс Грейнджер ушло все сахарно-слащавое, остались лишь резкие сладкие ноты. Должно быть, его смягчил его собственный запах, только Северус не был уверен, как именно он пахнет, и предпочитал не задумываться об этом. Значит, запах в комнате и вдохновил его на сны о приятных местах, но что там делала мисс Грейнджер?

Ответить на этот вопрос было сложнее: прошлым вечером она была весьма забавна, и за последние недели с ней одной он провел сколь-нибудь значимое время. Северус вздрогнул при этой мысли. Просто не может быть, чтобы он страдал от одиночества и его разум схватился за первого попавшегося человека, лишь бы смягчить это чувство, о котором он знал столь мало.

Ему нравилось уединение. Или он думал, что нравилось. Теперь, однако, пребывая в нем несколько месяцев, он должен был признать, что это весьма и весьма неубедительно. Будучи учителем, он искал уединения, даже мечтал о нем, но ему казалось, что он никогда не обретет покоя. Теперь же все, что у него есть – покой и тишина…

Вот в чем дело: было слишком тихо. Редкое удовольствие слушать, как мисс Грейнджер двигается и говорит, заставляло его сильнее жаждать общения в любом виде.

Некоторое время Северус размышлял, кого он обречет на муку своим присутствием и кто согласен вытерпеть его. К несчастью, ему пришло на ум очень мало людей, способных выносить его компанию дольше нескольких минут подряд. Ничего удивительного, в общем, но он был несколько огорчен: учитывая, что единственное человеческое существо, с кем он поддерживал контакт (выбирать ему не пришлось, но хоть какая-то перемена по сравнению с ровными неизменными страницами любимых книг), была ароматно пахнущая гриффиндорская всезнайка, его будущее представлялось весьма унылым.

Он пробежался по короткому списку потенциальных кандидатов, на которых можно было напустить себя. Там была Помона, но она слишком приземленная для него, чтобы брать ее в расчет. Как альтернатива всегда оставалс Дамблдор, но между ними все еще сохранялась неизменная дистанция; старый маг с отеческой заботой сводил на нет все усилия Северуса по поддержанию нормального разговора. Кроме того, он сомневался, что сможет вынести добродушные попытки Альбуса заставить его «смотреть на все с хорошей стороны» или «приободриться», хоть они иногда и удавались. Еще была Милдред, разумеется. С ней могло сработать, но на данный момент она жутко зла на него и, возможно, без колебаний наградит его при случае какими-нибудь заячьими ушами. Итак, оставался Люпин, оборотень и бывший школьный враг…

Северус нахмурился, вкус лимонной меренги все еще присутствовал на его небе, и задумался, как же его угораздило очутиться в конце концов в кресле в Люпиновской гостиной в компании Ремуса Люпина и Филиуса Флитвика, попивая неплохой чай и поедая навязанные сладости. По некоторому размышлению он выбрал Люпина: Северус ничего не был ему должен и неохотно признавал, что Люпин умен и хороший собеседник и, что самое главное, с наименьшей вероятностью из всех них будет обращаться с ним, как с безнадежно больным.

Северус быстро вызвал его через камин и, прежде чем успел оробеть, переместился в совершенно неизвестную комнату: за все время знакомства с Люпиным он никогда не бывал в его покоях и с ужасом осознал, что не отваживался отправляться в незнакомые помещения с конца октября. Была тьма впереди, тьма позади, и только одинокий голос направлял его; Люпин заговорил с ним, его звучный баритон прозвучал, как соло фагота в ночи.

- Заходи, Северус, мы как раз болтаем. Я все думал, не придешь ли ты отчитать меня за то, что я уронил твою книгу.

У него многослойный голос, удивился Северус, он многое открывает, а вот верхние ноты поизносились; еще немного хриплый, но все же глубокий и звучный. Северус почувствовал, как вибрация проходит по его задней стороне шеи и вниз по мускулам плеч и задумался, почему раньше не замечал, какой физический эффект производят голоса.

- Мы? – переспросил он, не в силах сдержать обычную ухмылку, и смутно подумал, может ли вообще вести себя по-другому.

- О, да, мы с Ремусом как раз обсуждали наиболее неоднозначных студентов – у них одновременно простая и сложная жизнь, правда?

Писклявый голосок Флитвика, в аккомпанемент к фаготу вступает гобой. Северус почувствовал, как звук ползет мурашками по его груди, поднимается по шее к челюсти… Флитвик был одним из последних людей, кого он хотел бы видеть. Маленький профессор чар был настолько (Северус поморщился) добросердечен. Первый и единственный визит Флитвика к нему в больничное крыло в начале ноября сплошь состоял из писков и всхлипываний, отчего Северус почувствовал себя очень неловко и ужасно разозлился. По правде говоря, маленький старый профессор на данный момент возглавлял список наиболее неприятных ему людей.

- Вижу, - ответил он.

- Проходи, садись с нами, - раздался голос Люпина, потом Северус почувствовал движение воздуха, и оборотень, от которого исходил чистый резкий запах снежной дикости, оказался рядом с ним и провел его в ночи к чему-то твердому, крепкому, реальному, к бесконечной благодарности Северуса, ни разу не прикоснувшись к нему.

- Вот, - сказал он, и Северус почувствовал, что перед ним что-то есть. Будто по собственной воле его левая рука протянулась, ища опору, и нащупала спинку кресла. Быстро пробежав по мягкой бархатистой подушке, скользнула по подлокотнику, спустилась по нему вниз к удобному мягкому сиденью. Северус сел, позволил втянуть себя в разговор. Он мало говорил сам, много ухмылялся и по-настоящему наслаждался обществом обоих коллег, смакуя ощущения, когда звуки голоса волной прокатывались по его телу, проникая до костей.

Ремус наблюдал за Северусом, который, казалось, не знал, что делать с полным ртом горько-сладкой меренги, и изумлялся. Казалось, выздоровление идет нормально… теперь он меньше походил на мучающийся в приступе самобичевания комок черной ткани и грязных волос и больше - на старого доброго Северуса Снейпа, трясущегося от злости на весь мир, источающего вызов каждой порой. Еще не совсем в себе, но уже на пути к этому. Проведя мастера зелий к креслу, Люпин наблюдал, насколько уверенно тот протянул руку, изящно пробежав по мягкой ткани, нащупывая контуры кресла, будто как-то оценивая его. Заносчиво задрав нос, Северус развернулся и сел без неуклюжести, не ощупывая поверхность под собой, как надменный лорд в своем поместье. Это во многом ошеломляло: Ремус не мог бы представить мир без одного из чувств, особенно из-за ежемесячных трансформаций. В волчьем обличье сильнейшим чувством было обоняние, но когда он был человеком, зрение становилось наиболее важным. Как Северусу удается?

Северус, со своей стороны, обдумывал эксклюзивную информацию о Сьюзан Боунс и Джанстине Финч-Флетчли, которой поделились с ним Флитвик и Люпин; сам он никогда не замечал, что тут разворачивается маленькая мыльная опера. Миссис Норрис, очевидно, поймала парочку в одном из старых классов чар в нечестивый ночной час (около трех); в деле участвовали талантливо примененные шелковые шарфы и овощи из кухни весьма затейливой формы. Северуса одновременно позабавили и вызвали отвращение возникшие при этом образы, и, выбирая между тем, нахмуриться или рассмеяться, он предпочел первое, поскольку в этом у него было несравненно больше опыта; отсюда и последующая проблемка с восхитительной, но слишком уж сильной сладостью, от которой его рот грозил взорваться. Совершенно недостойно, подумал он про себя, и с трудом сглотнул, но не поморщился.

- Проблемы с лимонной меренгой? – пискнул Флитвик где-то справа от него.

- Да, - ответил Северус. – Она меня ненавидит. Но в итоге я все равно победил.

- Как всегда, - вставил Ремус, очарованно наблюдая, как разглаживаются линии вокруг губ мастера зелий. Восхитительно, подумал он. – Кстати, - добавил он, - я слышал, ты согласился принять мисс Грейнджер в качестве ассистентки. Как вам работается?

- От нее больше проблем, чем пользы, - ответил Северус, сам замечая, насколько неискренне прозвучал его голос.

- Ты никогда не изменишься, - хихикнул Флитвик.

- И меня это очень утешает, - парировал Северус. Его левая рука протянулась, как паук, чтобы схватить горячую продолговатую чашку рядом с ним. Он нащупал ее почти безошибочно, мягко сжимая края, убеждаясь, что держит достаточно крепко. Северус с изумлением обнаружил, что ему все легче и легче вспоминать, что он делал с вещами, и потом находить их.

- Как и все мы, - возразил Ремус, поднимая чашку в не увиденном и не оцененном тосте. Мир качнулся назад, придя в равновесие, как корабль на волнах, и это одновременно освежало и обнадеживало.

Дело в одиночестве, решил Северус, шокированный, но в то же время приятно удивленный тем, как мило он провел вечер, болтая с двумя коллегами, которых всегда избегал. Может, на эту неделю его одиночество насытилось человеческим общением, и он сможет вернуться к старым, извращенно-уютным ночным кошмарам. Если повезет, подумал он, но это будет просто счастливая случайность. Один вечер за несколько месяцев одиночества вернул его в прежнее душевное состояние, с которым он и не заметил, как расстался. Его острый язык будто притупился, он жаждал просто поговорить, но где-то в течение часа смог восстановить прежнюю язвительность. Мисс Грейнджер не лучший объект для остроумия, решил он, задумчиво прихлебывая чай. А вот это была хорошая мысль, подивился он и вернулся к разговору, омываемый волнами звуков.

*****
Боже, ну что за казарменный юмор, жалобно думала Гермиона в понедельник утром за завтраком в большом зале. В эти скучные и пасмурные выходные у Гарри и Рона было слишком много свободного времени, поскольку студентами запретили летать и проводить квиддичные тренировки из-за хлещущего, жалящего ветра и снегопада. Вместо того чтобы сесть и позаниматься, они бесконечно играли в шахматы, обмениваясь шуточками, которые большинству бы показались слишком пошлыми и уж наверняка всем – просто тупыми. По-видимому, сегодня утром их тупость достигла критической отметки.

Яичница, задумалась Гермиона. Есть в ней что-то обнадеживающе-практичное. Она уставилась в свою тарелку, умоляя яичницу защитить ее от булькающего смеха, который весь день угрожал испортить ей настроение. Ей жутко досаждал этот незамысловатый юмор, одновременно обидный и успокаивающий. Столько всего происходило за стенами Хогвартса, что она представить не могла, как кто-то вообще может смеяться.

Или, может, ты не хочешь улыбаться, потому что слишком близко столкнулась с тем, что происходит в стенах Хогвартса, подумала она. В этом была своя правда. Неминуемая зависимость от опасного магического искусства и не менее опасной мрачной личности, с которой ей приходилось работать вместе, словно выбили почву у нее из-под ног. Но до сих пор никто ничего, казалось, не заметил, и это слегка раздражало ее. Она что, настолько невеселый и безрадостный человек, что не видно разницы между тем, когда она относительно счастлива и когда у нее проблемы? Как все это тяжело. Она вздохнула.

Рон и Гарри все еще старались переплюнуть друг друга в ужасающих остротах, когда прибыла почта; совы влетали через высокие серые окна, с их перьев сыпались снежинки. Гермиона, как обычно, ничего не получила, но она привыкла. Рядом с ней Джинни развернула «Ежедневный пророк», который выписывала, чтобы знать, что министерство скрывает от общества. Суть в том, чтобы читать то, чего там не написано, говорила она Гермионе. Вот тогда можно понять, что происходит. Сама же Гермиона не могла разобрать, что должно скрываться между строк, и втайне полагала, что у Джинни просто паранойя. Именно из-за этого Гермиона с особым тщанием принялась за завтрак, проигнорировав резкий вдох Джинни, когда та открыла первую страницу.

Но волну ошеломленного молчания, прокатившуюся по столу Рейвенкло, проигнорировать было невозможно. Как взрывной волной заглушило весь шум, все взгляды были направлены к дрожащей Мэнди Броклехерст, шестикурснице, которая сидела, тупо уставившись на что-то на тарелке перед собой.

Справа от Гермионы Джинни тихо выдохнула «о боже», наблюдая за этой картиной. Мэнди резко подняла голову и диким взором обвела зал, прежде чем посмотрела с чистейшей не по возрасту ненавистью куда-то поверх плеча Гермионы и выбежала из зала. Гермиона заметила черный конверт в ее руке, и ощутила внезапную слабость в желудке. Мэнди получила министерское сообщение о смерти.

- Что происходит? – прошептала Гермионе Лаванда. Гермиона только бессильно пожала плечами, но Джинни бросила ей через стол «Ежеджевный пророк», чуть не опрокинув чашку с шоколадом. Гермиона придвинулась ближе к Лаванде и Парвати, чтобы разглядеть получше. С первой страницы скалился череп со змеей, выползающей изо рта, который угрожающе парил над сильно поврежденным домом.

«В эту ночь приблизительно в 1:30 подверглась нападению во время сна семья Броклехерстов. Были убиты Маркус Броклехерст, его жена Анжела и их десятилетняя дочь. Над их домом в Сассексе парила Темная метка, так что вину за нападение возлагают на Жрецов смерти или их подражателей…»

Дальше в статье говорилось о роли, которую Маркус Броклехерст сыграл в последней войне, будучи обвинителем в делах против последователей Волдеморта и отправивший многих из них в Азкабан. В конце страницы Гермиона обнаружила предложение: «В живых осталась только их шестнадцатилетняя дочь, в данный момент находящаяся в Хогвартсе».

Гермиона застыла в ошеломлении. Впервые за последние полтора года смерть, причиненная Волдемортом и его последователями, затронула ученика Хогвартса. Первым был, разумеется, бедный Седрик Диггори, но он просто оказался не в то время не в том месте. Теперь, казалось, Волдеморт расширяет границы своей мести. Гермиона подумала, что Снейп, наверное, был всего лишь первым из длинной череды магов, ведьм и, возможно, магглов, приговор которым был уже вынесен по той или иной причине.

Она оглядела большой зал. Стол Рейвенкло был полон бледных, искаженных страданием лиц, за столом Хаффлпаффа несколько первокурсников уже тихо плакали. За своим столом она увидела сменяющие друг друга выражения страха и злобы и порадовалась, что ни у кого из гриффиндорцев не сдали нервы. Слизеринцы же…

Гермиона повернулась и увидела тех, кому предназначался взгляд Мэнди. Там было несколько довольных лиц, улыбающихся в жуткой уверенности, что у них есть почва под ногами, в то время как другие теряют ее. Она прищурилась, испытывая острое желание изо всех сил ударить по этим ухмыляющимся лицам – это было как в конце четвертого года, хотя сейчас от их уверенности, что нет лучше новости, чем смерть Волдемортова врага, ее тянуло блевать.

Что бы, интересно, Снейп сказал им, задумалась она. Несомненно, бывший глава Слизерина нашел бы, что сказать им, но она не догадалась бы и под угрозой смерти. Как, черт возьми, он поддерживал равновесие так долго. Было ли это вопиющее попустительство просто прикрытием? Она раньше не задумывалась особо об этом интригующем аспекте жизни мастера зелий, но вопрос его лояльности наверняка порождал некоторое напряжение между ним и слизеринцами…

Гермиона решила, что спросит об этом профессора Снейпа, когда пойдет к нему сегодня вечером, если он будет в подходящем настроении. С таким намерением она положила вилку, посмотрев на остатки своего завтрака. Она больше не была голодна, чувствуя только, что страх отпускает ее.

*****
Когда Гермиона вошла в его спальню в восемь этим вечером, она была поражена, увидев, что профессор Снейп в ярости бегает туда-сюда по комнате, вместо того чтобы спокойно сидеть в своем кресле. Он казался нетерпеливым, раздраженным и куда больше походящим на старого профессора Снейпа, которого она не видела вот уже несколько месяцев. Гермиона почувствовала легкий укол страха. Вот так Снейп был больше похож на себя.

- Садитесь, мисс Грейнджер, - рявкнул он, и удовольствие Гермионы от этой мысли немедленно сменилось раздражением, которое, однако, было столь знакомым и уютным, что она не могла не порадоваться ему. Гермиона прошла к своему креслу справа и была приятно удивлена, обнаружив перед ним небольшой столик. На нем лежали два пера и два листка пергамента, один, очевидно, для нее, второй – чтобы писать под диктовку. Она села.

Северус был в бешенстве, в бешенстве из-за Волдеморта, из-за его льстивых рабов, но большей частью из-за себя. Если бы он начал быстрее, попытался раньше, три человека могли бы быть живы сейчас, а молодая девушка не осталась бы сиротой. Глупец, глупец, глупец! - поносил он себя. Еще три жизни на его совести. Он вел себя как дурак. Дурак и трус.

Он продолжал бегать по комнате, чувствуя на себе взгляд мисс Грейнджер, но не мог заставить себя заботиться о том, что она о нем подумает. Натоптанная дорожка перед камином так и умоляла пройти по ней еще раз, утомиться, выложиться полностью, думать, думать, думать. Пора было перестать мучиться из-за собственного глупого нежелания, нелепых страхов. Северус чувствовал, как ярость горит в нем белым пламенем, заставляя его голову немного кружиться, но это было хорошо. Он был жив и держал себя в руках. Если Волдеморт думал, что может «укротить» меня, что ж, он был прав, но я отказываюсь опускать руки и принимать все как должное, если еще можно мстить… Нити его мыслей летели со скоростью тысяча миль в час, но они были холодными, ясными и верными.

Профессор Снейп резко остановился и обернулся к Гермионе. Он был высоким, очень высоким. Она и забыла, насколько он высокий в самом деле после того, как недели видела его только сидящим. Его руки сжимались в кулаки, а на горле билась жилка, придавая ему тревожный, беспокоящий вид. Но челюсть была крепко сжата, а лицо столь напряжено, что глаза Гермионы округлились. Она увидела в профессоре Снейпе человека, у которого есть своя миссия, собранного и стремящегося к возмездию.

- Вы готовы, мисс Грейнджер? – резко спросил он, и Гермиона вспомнила, что он всегда вел себя так раньше. По сравнению с его поведением за предыдущие несколько месяцев, перемена была пугающей.

- Да, профессор, - ответила она, поднимая перо, обмакнув его в чернильницу и приготовившись.

Северус коротко кивнул.

- Хорошо, - сказал он. Вот и момент истины, подумал он. Его глупые предыдущие занятия не приносили ничего, потому что он не отдавал ничего, но сейчас это пробирало до костей, это было реальным. Он мог не быть шпионом, но принести гораздо больше пользы; Темный лорд еще пожалеет, что оставил его в живых.

Арифмантика, думал он. Вертеть всем миром.

Северус глубоко вдохнул и начал.


просмотреть/оставить комментарии [27]
<< Глава 13 К оглавлениюГлава 15 >>
июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.07.07 09:21:27
Поезд в Средиземье [5] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.07 00:00:30
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.07.05 10:43:31
Змееглоты [5] ()


2020.07.05 09:41:03
Рау [6] (Оригинальные произведения)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.29 22:34:25
Наши встречи [4] (Неуловимые мстители)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.14 09:35:34
Работа для ведьмы из хорошей семьи [4] (Гарри Поттер)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [2] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [357] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.