Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

У меня вопрос.
Когда сталкиваются человек и призрак, один проходит сквозь другого.
Что будет если столкнутся два призрака???

Список фандомов

Гарри Поттер[18479]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26934 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 9 К оглавлениюГлава 11 >>


  Как тени в зимних небесах

   Глава 10
Некоторые поражения более велики, чем победы

Мишель де Монтень

Северус снова чувствовал, что будущее выходит у него из-под контроля.

Прошло почти две недели, как он в последний раз видел мисс Грейнджер, но с тех пор, как она покинула его комнаты, он ни на шаг не приблизился к тому, чтобы начать играть новую роль в сопротивлении. Теперь он мог писать, делать заметки, перечитывать их и всеми силами пытаться помешать Волдеморту и его банде, прежде чем они что-то заподозрят. Он прекрасно мог вспомнить, как сделать это – о да, организованный, расчетливый ум, прекрасно служивший зельевару, был столь же полезен в арифмантике. Годы занятий зельями сохранили привычку все раскладывать по полочкам, так что теперь, чтобы добиться былых успехов, надо всего лишь немного попрактиковаться. Проблема состояла лишь в его нежелании ворошить старые воспоминания…

… свет свечи на пергаменте, перо мчится по девственно-белому листу, навсегда пятная его планами разрушения…

Эти ночи остались в прошлом, но ядовитые воспоминания все еще преследовали его. Он превращал свои любимые книги в читабельный формат и с жадностью поглощал их; это позволяло еще ненадолго отсрочить неизбежное.

Книги как старые друзья. Единственные друзья, которых он искал, по правде говоря. Конечно, у него были приятели в Слизерине, а потом среди Жрецов смерти, но все понимали, что это не более чем союзники. Но книги, книги были неизменны – до случившегося шесть недель назад. Северус трусливо порадовался, что мисс Грейнджер ушла до того, как он заново начал знакомиться с По: когда пальцы нашли выпуклые точечки на странице, обнаруживая, что магически преобразованный текст прекрасно сохранился, он испытал облегчение. Но когда первый восторг прошел, он почувствовал, что над ним зло подшутили; да, он мог читать, но былая легкость из процесса исчезла, изящный слог от его неумелости казался тяжелым. Будто он вернулся домой и обнаружил, что все передвинуто и переставлено невероятным образом, и невозможность сориентироваться сводила его с ума. Он второпях пропускал строчки, неправильно читал слова, и ему сложно было сосредоточиться.

А еще Северус чувствовал себя несколько странно. Руки, казалось, больше не принадлежали ему: теперь, когда не было глаз, чтобы направлять их, они порхали от предмета к предмету, касаясь, обыскивая, заново учась чувствовать, чтобы заменить ему зрение. Кончики пальцев стали невероятно чувствительными, и любое прикосновение вовлекало их в чувственный танец ощущений в попытке опознать форму и назначение предмета. Это приводило Северуса в замешательство. Казалось, он утратил контроль над собственными конечностями и они начали мыслить самостоятельно.

Постепенно он вновь овладевал собой, но разочарование было столь глубоко, что он боялся однажды сорваться и ненавидел себя за это. Да, он мог читать, но не мог ходить без посторонней помощи, не мог писать, не мог защититься от того, чего он не видит; ему казалось, что он может услышать, как шепчут заклинания или раздаются мягкие шаги, но ничто не могло помешать кому-то сорвать на нем злость или отомстить ему. Было неприятно признавать это, но он скучал по человеческому общению, хотя и знал, что гордость никогда не позволит ему сделать в этом отношении первый шаг. Последний человек, с кем он находился в одной комнате, была мисс Грейнджер, но Северус ни секунду не сомневался, что по собственной воле она сюда не вернется. Он же, эгоистично желая, чтобы она или хоть кто-нибудь нарушили его одиночество, в то же время был уверен, что опять будет вести себя неоправданно холодно.

Северус уронил голову на руки, чувствуя себя слишком усталым, чтобы держать ее прямо. Он устал от попыток забыться, искупить свою вину, от разочарований, от воспоминаний, которые наполняли его мысли. Глупо было мучиться из-за вещей, которые он не в силах изменить, но так же глупо и пытаться изгнать демонов прошлого.

Перо, которое Северус зачаровал писать под диктовку, ожидало на длинном свитке пергамента. Прошел добрый час, пока мрачные мысли сменялись в его голове, одновременно отвратительные и соблазнительные, нашептывающие ему о легких путях, которые о мог выбрать, о тяжелой дороге, по которой отправился… коварные мысли, истощающие мозг, иссушающие душу. Он тихо зарычал. В поражении – вызов, подумал он и глубоко вздохнул. Он долго размышлял о том, что попытается сделать первым делом, но в итоге решил, что хочет разобраться со всем.

- Пиши, - произнес он, и перо зашуршало, вертикально установившись на листе. Тише, тише. Делай то, что нужно сделать. - Пусть руна Ингуз* означает лечебный прогресс, ее смягчает руна Иса**, означающая перерыв на время V. Пусть V равно 5 лет…

Губы произносили это легко, слишком легко, предварительное уравнение так быстро оформилось у него в голове, будто он никогда не прекращал этим заниматься, будто и не прошло пятнадцати лет, будто он был рожден для этого; он постепенно осознавал, что все еще помнит, все еще управляет этим, несмотря на все попытки бросить – но это не имело значения, он вспоминал руны и теории о них. Числа и значения мелькали у него в голове, умоляя использовать их, подсказывая, что он должен принять во внимание тот или иной фактор. Когда слова начали иссякать, Северус с изумлением обнаружил, что сформулировал основную проблему, дополненную непредвиденной руной, которая будет препятствовать защите и вызовет возможные вариации проблемы. Он не мог понять, что должен чувствовать по этому поводу и в итоге решил, что не будет чувствовать ничего. Обнаружив, что не способен держать в голове все числа и ему нужно свериться с записями, чтобы продолжать, он потянулся за палочкой.

Северус произнес заклинание почти машинально и услышал, как меняется пергамент, но коснувшись его, не почувствовал, чтобы тот стал значительно больше. Это слегка обеспокоило его.

Руки снова невольно заскользили по бумаге, легко касаясь листа с плотной текстурой, находя первые выступающие точечки и… Рубчик? подумал он. Это неправильно. Северус начал сначала, ища знакомые слова. Громко произнеся: «Прекрати писать» и услышав, что перо опускается на стол рядом с пергаментом, он позволил кончикам пальцев найти слово «пусть» в верхнем левом углу страницы. Удовлетворенный, он пробежал пальцами по строке, в которой оно располагалось, и немедленно столкнулся с проблемой: после слов «Пусть руна» он нащупал только какой-то странный значок, потом слова «означает лечебный прогресс, ее смягчает руна…» Еще одна беспорядочная череда рубчиков. Нахлынувшая слабость боролась в нем с мелочным желанием закричать от ярости, когда его пальцы, порхая по листу, то и дело натыкались на неразборчивые значки – его опасения подтвердились; он вскочил с кресла, подбежал к стене и изо всей силы ударил в нее кулаком.

Очень глупо, Северус, мысленно прохныкал он: боль в сломанной руке, к несчастью, только обострила его гнев. Он упал на пол, раскачиваясь туда-сюда и баюкая запястье другой рукой, и, сжав зубы, заставил себя сконцентрироваться на проблеме, а не на боли.

Руны нельзя было зашифровать: для них не было аналогов в шрифте Брайля, так что все, что могло сделать заклинание – рельефно представить их на листе вместе с остальным текстом. Думай, Северус. Что можно сделать, чтобы исправить ситуацию? Заменить руны буквами было невозможно – они не были просто символами или переменными, но реальными силами, влияющими на все уравнение. В этом, как полагал Северус, и состояло различие между арифмантикой и маггловской алгеброй – в последней написанное само по себе не заключало никакой магической энергии, и все подсчеты приходилось вести человеку. В арифмантике же использовалась магическая сила рун, чтобы уравнение изменялось само по себе – и Снейп не знал, как можно заменить их. Все хорошо и славно, решил он, но он не может даже произнести их по буквам так, чтобы потом прочитать. Сила заключена в самой руне, а не в ее названии. Черт, черт, ЧЕРТ!

Боль в костяшках пальцев все больше завладевала его разумом; он знал, что рано или поздно ему придется отправиться к Поппи. И пожалел, что так яростно выразил свой гнев. Но помимо разочарования в глубине души он испытывал какое-то глупое счастье, что ему не нужно будет выполнять это задание, возвращаться к старым воспоминаниям и причиняющим боль мыслям. Северус чувствовал себя свободным от обязательств, и, несмотря на ноющее чувство вины, был рад, что у него есть оправдание. Его мучило знание, что на столе снова лежит клочок пергамента, содержащий семена разрушения. Теперь у него остались лишь воспоминания, от которых он так пытался убежать. Его дни были пустыми, и возвращение к этому занятию сводило с ума, напоминая о прошлом. Северус поймал себя на том, что его преследует непрошенный отрывок стиха. Ему часто приходило на ум то, что он однажды читал, и он схватился за это, лишь бы отвлечься от глупой и ребячливой попытки причинить себе вред. Это Колридж, он знал, но что там было дальше?..

Боль чуть притупилась, и он попытался сосредоточиться на чем-то другом, на чем-то не болезненном и не вызывающем эмоций, но интеллектуальном. Интересно, какая это поэма, подумал он, прежде чем неповрежденной рукой достать палочку и произнести: «Accio Колридж». Книга чуть было не пролетела мимо него, и он поспешно бросил палочку, чтобы поймать ее, случайно ударив по сломанной руке. Нет, подумал он, не обращай внимания… ты побеспокоишься об этом после.

Это оказалось до смешного просто: строфа, которую он искал, была из «Поэмы о старом моряке», он провел добрых полчаса, отыскивая то место, настойчиво игнорируя боль. Но найдя, почувствовал себя еще хуже, чем раньше.

Как путник, что идет в глуши
С тревогой и тоской
И закружился, но назад
На путь не взглянет свой
И чувствует, что позади
Ужасный дух ночной.
***

Боль пронзила руку, ему казалось, что тяжесть этого добровольного наказания раздавит его. Северус возненавидел себя за этот приступ жалости к себе, но не мог остановиться. Ничто в мире не могло отвлечь его от этих застарелых ужасающих мыслей, и больше всего ему хотелось убежать, забыть, оставить неудавшиеся замыслы и извращенное прошлое позади в пыли. Но он знал, что они все равно будут преследовать его.

Он просидел так долгое время, прежде чем позвать мадам Помфри.

*****
В первые же пять минут Рождественского бала Гермиона успела твердо увериться раз и навсегда, что танцы – это напрасная трата времени. Озарение постигло ее, когда Рон бесцеремонно схватил ее за руку и закружил по танцплощадке в диком головокружительном ритме, только чтобы запнуться и чуть не опрокинуть их обоих в чашу с пуншем, в котором, как она подозревала, было достаточно алкоголя. А Рону и так явно уже хватит, кисло подумала Гермиона, когда наконец избавилась от него и, приглаживая волосы, оглядывала зал. Похоже, виски уже свободно ходило по рукам в гриффиндорской спальне мальчиков: Гарри и Невилл, к большой печали их партнерш, успели скрыться в сторону туалета. Симусу, который хотя и переносил алкоголь лучше них обоих, тоже было не очень хорошо: его партнерша Сьюзан Боунс из Хаффлпаффа сердито пыталась оттащить его от Падмы Патил, у которой, судя по его живому интересу, за декольте скрывался целый миниатюрный городок. Единственным шестикурсником из Гриффиндора, не участвовавшим в «праздничной забаве», казалось, был Дин Томас, что было малоудивительно, учитывая, что его партнерша, Джинни, и так уже достигла точки кипения и лучше было ее не сердить. В конце концов, ее взяли в команду загонщиком не за красивые глаза.

Гермиона раздраженно выдохнула и, взглянув на Рона, который снова упал на пол, не в первый раз пожалела, что не способна никого напугать. Просто книжный червь, горько подумала она, потом наклонилась и подняла Рона на ноги.

- Вставай, - проворчала она, - пойдем прогуляемся.

Рон, опершись на ее плечо, поднял голову и громко заявил:

Мы все знаем, к чему это приводит.

Гермиона залилась краской, услышав смешки вокруг, и дернула Рона сильнее, чем это было действительно необходимо. Надеясь, что холодный ночной воздух хоть немного отрезвит его, она потащила его через двери по коридору. Снег шел помаленьку в последние дни, и уже насыпало по щиколотку, но в цветнике дорожки были сухими, а вокруг цвели розы. И все же было приятно ощутить прикосновение холодного воздуха к разгоряченному раскрасневшемуся лицу, и Гермиона глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, прежде чем обернуться к Рону. Он лыбился на нее, как хэллоунская тыква, только зубов было побольше.

- Ты себя точно нормально чувствуешь, Рон? – спросила она не столько из интереса, сколько опасаясь, что он испортит ее парадную мантию. Если его тошнит, он сам в этом виноват, ей совершенно не хотелось терпеть из-за этого. Рон захихикал, как девчонка.

- Никогда не было лучше, Герм-о-ивонна, - с трудом выговорил он, привалившись к каменной ограде и спугнув птиц, ворковавших неподалеку. Гермиона раздраженно вздохнула. Виктор не виноват в том, что его английский не идеален. В конце концов, он болгарин. Она мрачно посмотрела на Рона, который, казалось, уставился в пустоту, перевесив руки через перила и помахивая кистями, при этом он согнулся почти в двое, упираясь подбородком в каменную оградку.

- Я спрашиваю, тебя не тошнит? – твердо произнесла она, не обратив внимания на его шутку по поводу Виктора.

- Тошнит, - вдумчиво произнес Рон. – Тошнит-тошнит-тошнит-тошниттошниттошнитошни, - он захихикал, смешивая звуки, так что одно слово переходило в другое, а Гермиона возвела очи горе. Почему я? подумала она и немедленно решила, что вопрос до неприличия банален.

Она решила сменить тактику.

- Ты можешь стоять? – спросила Гермиона. Если он сможет встать, то сможет и дойти обратно до башни. У Рона, однако, были свои идеи на этот счет.

Необычайно ловко для столь пьяного человека он выпрямился, развернулся к ней и, положив руки на плечи Гермионы, притянул ее к себе, заставив задохнуться от негодования.

- Рон! – только и сказала она, оказавшись прижатой к его плечу, а его рука уже поглаживала ее по голове.

- Прости, Миона, ты просто такая красивая сегодня, - сказал он, обнимая ее. Ее сердце стучало как сумасшедшее, разрываясь между страхом, возмущением, сочувствием и ужасным пониманием, что она сделает все, что он попросит, просто потому что он ее друг.

Это открытие настолько шокировало Гермиону, что она не пыталась сопротивляться, когда Рон наклонился и поцеловал ее в щеку так мягко, что она растаяла в этой нежности.

- Прости, - снова сказал он. – Я знаю, что ты не хочешь меня.

От смирения в его голосе сердце Гермионы болезненно сжалось, а в горле пересохло; она знала, что он все еще не может справиться с чувствами к ней. И не имела не малейшего представления, что делать, но ей безумно хотелось не слышать никогда больше такого отчаяния. Она посмотрела Рону в глаза.

И он поцеловал ее.

Гермиона оказалась в полной растерянности. К ее изумлению, не было странной неловкой неуверенности, как в первом поцелуе с Гарри, но с другой стороны не было и искорок, легкого головокружения, появлявшегося от поцелуев с Виктором – она чувствовала себя странно отдаленной от своего тела. Гермиона, казалось, могла разложить по полочкам его действия, будто была сторонним наблюдателем, а он использовал ее тело в личных целях. Но это было не так: его губы касались ее мягко и нетребовательно, она ощущала острый вкус алкоголя, но Рон, казалось, не намеревался пойти дальше. Руки крепко сжимали ее спину, но прикосновение было скорее просто теплым, чем соблазняющим, и он не делал попыток ни притянуть ее ближе, ни оттолкнуть. Гермиона чувствовала себя ужасно. Она отодвинулась, не желая заставлять его принять ее отказ, но и не в силах продолжать, и снова почувствовала, как у нее сжимается сердце, когда он посмотрел с мрачным непроницаемым выражением.

К ее удивлению, Рон слегка улыбнулся.

- Спасибо, - произнес он, прежде чем, закатив глаза, без сознания упасть ей на руки.

Гермиона слегка пошатнулась под внезапным грузом, потом обрела равновесие и осторожно уложила Рона на пол. Затаив дыхание, она отступила назад и уставилась на блаженно улыбающееся тело.

- Твою мать! – с чувством сказала Гермиона.

*****
Гермиона смотрела на бледное спокойное в неестественном сне лицо Рона, который проплывал рядом с ней к больничному крылу. У него хорошее лицо, решила она, но слишком уж низкий порог сопротивляемости алкоголю. Вспомнит ли он вообще утром, что поцеловал ее? Будет ли он смущен или, хуже того, захочет большего? Неправильно все поймет? Подходя к двери больничного покоя, она разочарованно сжала губы; что бы ни случилось, она не даст ему никаких антипохмельных средств. Он сам в этом виноват, снова подумала она, стуча в дверь.

Появилась несколько раздраженная мадам Помфри, которая, впрочем, немедленно смягчилась, заметив состояние Рона. Бросив быстрый взгляд через плечо, она снова посмотрела на Гермиону и Рона и заявила: «Поскольку он проснется еще не скоро, вы можете зайти». Гермионе эта реплика показалась более чем странной, но она все поняла, когда прошла, потянув за собой спящего Рона.

На одной из кроватей сидел профессор Снейп, крепко держа запястье одной руки и сжимая зубы. Гермиона медленно подошла к ближайшей койке и опустила на нее Рона, над которым тут же начала суетиться мадам Помфри, не обращая на мастера зелий внимания. Тот свирепо нахмурился, и Гермиона задумалась, что с ним может быть не так, без особого удивления обнаружив, что немного беспокоится за него.

Северус чувствовал, что вот уже несколько минут на него кто-то смотрит, но кто – не мог понять, пока не ощутил в воздухе аромат манго. Так пахнет только один человек, вспомнил он. Ему хотелось прикрикнуть на нее, но со смущением вспомнив, как обошелся с ней две недели назад, он попытался остаться в рамках приличий.

- Мисс Грейнджер, я не зверушка в клетке, чтобы развлекать вас. Может, переключите свое внимание на того, кто способен его оценить? – Гм, подумал он. Это было совсем не правильно. Ну ты и ублюдок, а, Северус? Он нахмурился, раздраженный тем, что слова «Да, мисс Грейнджер» каким-то образом превратились в столь саркастичное замечание где-то на пути от его мозга к языку.

Гермиона же, со своей стороны, на сегодня уже была сыта трудными людьми по горлышко.

- Ах, простите, профессор, - огрызнулась она. – В следующий раз, когда меня постигнет странное желание поволноваться о вас, я вспомню, насколько вы обходительны и милы, и приду в себя.

Северус поморщился. Он получил по заслугам, но это означало, что отповедь ему понравилась. Он повернулся спиной к девушке, сжимая зубы.

Гермиона, увидев, что он отворачивается, невольно пожалела о своих словах. Ну почему я так легко попадаюсь? сердито подумала она. Но, как всегда, было уже поздно.

- Простите, профессор, - сказала она, - я не подумала.

Она предоставила ему прекрасную возможность сказать в ответ что-нибудь грубое, и Северус в буквальном смысле прикусил язык, чтобы не произнести нечто вроде «ничего удивительного», или «вы вообще этим занимаетесь?», или «какие слова – прямо девиз всей вашей жизни, а?». Он почувствовал вкус крови и, осознав, что ему очень больно, невольно вскрикнул.

За раздражением Гермиона испытала приступ беспокойства. Она сделала несколько осторожных шагов вперед, остановившись в полуметре от него.

- Вы в порядке, профессор? – спросила она.

Он кивнул и, отпустив запястье, начал неловко рыться в мантии, наконец извлек платок и приложил его ко рту. Когда он отнял белую ткань от лица, та была испачкана кровью.

- Кажется, я прокусил язык, - сухо сказал он, отбрасывая платок.

- Ой, - Гермиона непроизвольно поморщилась.

- Не будьте так брезгливы, мисс Грейнджер. Вы видели вещи и похуже.

Ей хотелось запротестовать, но она сдержалась. Со словами «надеюсь, вы в порядке» она прошла и села напротив него.

Северус услышал шорох и с удивлением понял, что Гермиона сидит на соседней кровати.

- Что вы делаете? – недоверчиво спросил он.

- Сижу, - слегка удивленно ответила она. – А что, нельзя?

Северус только покачал головой.

- Да нет, но почему вы не со своим спутником? – спросил он, слыша, как Поппи суетится над другим обитателем комнаты, который до сих пор не сказал ни слова.

- Вы имеете в виду Рона? – спросила она, и он уловил в ее тоне усмешку. – Этот пьяный урод не особо нуждается в том, чтобы я вокруг него прыгала, учитывая, что он без сознания.

- Это я уже понял, - сказал Северус. – Просто я ожидал, что вы на шаг от него не отойдете, вот и все. – Умный ход, Северус, тут же выругал он себя. Необычайно вежливо. Он услышал, как она вздыхает.

- Вовсе нет, к его горю, - бездумно ответила она и тут вспомнила, с кем говорит. – А, не берите в голову, - быстро добавила она, увидев, что профессор открыл рот. Снейп ничего не сказал, но на его губах плясала ухмылка.

- Конечно, мисс Грейнджер, - произнес он и замолчал.

Гермиона использовала эту возможность, чтобы рассмотреть его. Он выглядел получше: немного поправился, щеки перестали быть такими впалыми, волосы вернулись в обычное грязно-прилизанное состояние, но не были уже в полном беспорядке. С другой стороны, морщинки стали еще глубже, чем в последний раз, когда она его видела. Он снова начал потирать запястье.

- Что с вашей рукой? – выпалила она, не в силах противостоять любопытству.

Северус резко поднял голову.

- Я сломал ее, - произнес он и отвернулся.

- Как? – удивилась Гермиона. Как он умудрился сломать руку? Он же, кажется, ничего не делает.

Северус нахмурился. Вот нахальная девчонка.

- Мне показалось, что если ударить ей в стену, это облегчит мне некоторое разочарование после того, как ваше заклинаньице подвело, - огрызнулся он и немедленно пожалел об этом, услышав, как она резко вздохнула. – Не обращайте внимания на то, что я сказал, - сбивчиво добавил он.

Гермиона покраснела. Черт его подери, подумала она. Не может даже нормально извиниться.

- Хорошо, профессор, - холодно ответила она и поднялась.

Северусу снова показалось, что что-то покидает его.

- Во мне просто говорит разочарование, - произнес он, поднимая голову в том направлении, где должна быть Гермиона. Северус ощутил необъяснимую тоску: в конце концов, она изобрела заклинание специально для него, а он лишь высмеивает ее. Он вздохнул. – Это моя личная проблема, - пояснил он. – Вашей вины нет.

Гермиона была не в том настроении, чтобы так просто успокоиться.

- Я не сомневалась в этом, профессор.

Она уже почти ушла, но прежде чем высокомерно пожелать ему хорошей ночи, увидела, что уголки его губ поползли вниз, и теперь он казался не кислым и сердитым, а просто несчастным.

О, дьявол, подумала она.

Снейп с удивлением услышал, что ее тон смягчился, когда она произнесла:

- Надеюсь, ваша рука не сильно болит.

Он молча кивнул. Движение воздуха, в котором витал сладкий тропический аромат, сказало ему, что Гермиона покинула больничное крыло.

--------------------------
*Игнуз (INGUZ) – «плодородие», 22 руна Старшего Футарка, входящая в атт Тюра. Символизирует бога плодородия Инга, также ее связывают с именем Фрейра, воплощающим мужскую силу. На мирском уровне заключает в себе представление о смене времен года, а также о периодическом затухании жизнедеятельности для накопления жизненных сил, которые потребуются потом для возрождения земли или человеческой активности. Одновременно символизирует и радость сексуальных взаимоотношений - неомраченную никакими условностями и комплексами.
В толковании Ингуз означает некое событие, являющееся одновременно завершением некоторого этапа и началом следующего. При этом Ингуз является символом потенциальной энергии, которая накапливается до определенного момента, чтобы потом найти свой выход, получить возможность двигаться вперед, не замечая возможных трудностей.
** Иса (ISA) – «лед», 11 руна Старшего Футарка, входящая в атт Хагала. Эта руна воплощает статическое состояние, инертность, распад. Она означает вынужденную остановку «замораживание» какого-либо процесса, задержку по внешним причинам. В некоторых толкованиях считается, что за этой остановкой скрывается невидимый переход процесса/явления в новое качество, другие же, напротив, связывают эту руну со смертью.
*** Coleridge, “The rime of the ancient mariner”, цитата по переводу Н. Гумилева. Оригинал и перевод поэмы можно найти здесь: http://coleridge.narod.ru/mariner.htm.


просмотреть/оставить комментарии [27]
<< Глава 9 К оглавлениюГлава 11 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.22 10:06:44
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.20 00:08:55
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.