Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Волдеморт настолько суров, что его Патронус принимает облик дементора.

Список фандомов

Гарри Поттер[18333]
Оригинальные произведения[1181]
Шерлок Холмс[711]
Сверхъестественное[450]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[209]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[170]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[10]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12442 авторов
- 26864 фиков
- 8353 анекдотов
- 17243 перлов
- 639 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 23 К оглавлениюГлава 25 >>


  Дочь зельевара

   Глава 24
Субботнее утро в Больничном Крыле скрашивалось дискуссиями на историко-научные темы. Общая беда, скука, полное отсутствие какой-либо деятельности частенько пробивают на «потрепаться». А уж если в одном помещении оказались заперты две начитанные интеллектуалки, словесных баталий не миновать. И баталии шли полным ходом.

- Ты не понимаешь…

- Да нет, это ты не понимаешь. Структура заклинания у Аркара была нестабильна. Он генерировал неплохие идеи, но не давал себе труда провести расчеты и все проанализировать. По-хорошему, своим «Сумеречным драконом» он должен был бы испепелить сам себя!

- Так почему же не испепелил?!

- Да потому что дуракам везет. Когда он разгонял горных троллей своим «Драконом», с ним на башне был его сводный брат, он скоординировал направленные потоки и смог стабилизировать энергии…

- Да откуда ты это знаешь? Во всех учебниках по истории магии…

- Избавь меня от пересказов учебников. Правильно тебя зубрилой прозвали. У нас в фамильной библиотеке сохранились рукописи очевидцев той битвы. Довольно банальной, надо сказать. А учебники твои пишут дилетанты.

- Рукописи тоже подделать можно…

- Ха! Да кому надо подделывать хроники весьма стандартного для тех времен сражения?

- Возможно, что бы очернить имя героя, ввести в заблуждение…

- Это Аркар, что ли, герой? Я тебя умоляю! Он не больший герой, чем ваш Поттер. Такая же везучая бестолочь.

- Да тише ты, – Гермиона бросила взгляд на ширму, скрывающую дальнюю кровать у стены. Там мирно спал накачанный снотворными зельями упомянутый бестолковый герой. - У тебя хоть немного такта есть?

- Здесь и сейчас? Нет, ни капельки, - Эрика ухмыльнулась, но голос понизила.

- Не говори так о Гарри, ты его совсем не знаешь!

- О чем нисколько не жалею. А говорю я то, что вижу.

- Значит, ты видишь недостаточно хорошо.

- Никогда на зрение не жаловалась…

- Ох, много ты… А что ты вообще делаешь?

- А что, не понятно? Развязываюсь.

Уже минут пять, как Эрика храбро сражалась с бинтами, удерживающими ее сломанную руку в лубке.

- С ума сошла? – Всполошилась Гермиона, приподнимаясь с подушки. – Тебе же еще рано! Забыла, что мадам Помфри сказала?

Эрика упрямо молчала. Ей, наконец, удалось найти «хвостик» повязки и она с энтузиазмом принялась разматывать бинт.

- Эй, Сетлер, ты слышишь?

- Отвали, Грейнджер.

- А ты не можешь не выпендриваться, да? – с неприятной усмешкой спросила Гермиона. За время совместного пребывания в одном помещении она уже успела получить пару сотен «шпилек» от слизеринки. И совершенно справедливо рассудила, что имеет право на некоторую резкость – гриффиндорской старосте уже порядком поднадоела собственная корректность. – Считаешь, что все знаешь лучше других. Такая уверенность может быть чревата, не находишь?

Эрика на миг отвлеклась от своего занятия, глянула на Гермиону сощуренными глазами и медленно произнесла:

- Грейнджер, ты такая умная, что я рядом с тобой комплексую.

Сделав это заявление, она вернулась к своим бинтам. Попытки гриффиндорки перенять ее манеру разговора забавляли Эрику. С учетом того, что Грейнджер делает это не осознанно, инстинктивно защищаясь от черноглазой язвы, у нее были неплохие шансы преуспеть в этом искусстве.
Но сейчас Эрика пыталась сосредоточиться, и Гермиона ее отвлекала. Разумеется, Сетлер с подростковым максимализмом была уверена, что знает все лучше других, но сейчас дело было в ином. Эрика чувствовала, что с рукой уже все в порядке. И с ногой, и со сломанными ребрами. Да и с головой, если на то пошло, тоже. Сетлер проснулась с этим ощущением и все утро гнала его от себя, считая, что принимает желаемое за действительное. Но время шло, а уверенность в собственном здоровье только крепла. В какой-то момент, не переставая спорить с Грейнджер по поводу способностей магов древности, Эрика поймала себя на том, что присматривается, с какого конца лучше развязывать повязку. Решив, что сопротивляться самой себе глупо, слизеринка принялась за дело.

- Мисс Сетлер! – На пороге стояла мадам Помфри. В этом возгласе было столько возмущения и негодования, что хватило бы на всех находящихся в Хогвартсе слизеринцев. – Вы что себе позволяете?!

Эрика с опаской глянула на пылающую праведным гневом медиковедьму и принялась торопливо сдергивать почти размотанный бинт. Видя такое безобразие, мадам Помфри решительно направилась к ослушнице.

- Мисс Сетлер, я же вас предупреждала… - грозно произнесла женщина, извлекая из кармана форменной мантии волшебную палочку. – Сейчас же прекратите…
Гермиона с интересом наблюдала за происходящим.
Лубок со стуком упал на пол. Помфри охнула – вместе с фиксирующей накладкой должны были спасть исцеляющие заклинания и обезболивающие чары. Сейчас своенравной пациентке надлежало испытать весьма неприятные ощущения. Медиковедьма бросилась на помощь…

- Не двигайте рукой, мисс, сейчас я все поправлю.

- Что вы поправите, мадам Помфри? – в черных глазах светилось неприкрытое торжество.

Женщина колдовала над рукой Эрики не менее двадцати минут, по несколько раз использовав все известные диагностические заклинания. Сомнений не было - от перелома не осталось не малейшего следа. Помфри была совершенно сбита с толку. Последствия магического выброса, накрывшего девушек в момент получения травм, значительно осложнял и замедлял процесс выздоровления. И того, что рука Эрики оказалась здоровой, просто не могло быть.

- Но как? – недоуменно пробормотала медиковедьма. Задумалась. И с подозрением спросила. – Мисс Сетлер, профессор Снейп приносил вам какие-нибудь зелья?

- Нет, не успел, - Эрика выглядела чрезвычайно довольной, словно неожиданное исцеление было ее личной заслугой. – Ногу проверять будем?

Нужно ли говорить, что и нога оказалась в полном порядке. Мадам Помфри недоумевала. Но в ее добрых светлых глазах появилось какое-то странное выражение, даже скорее подозрение. Она хотела что-то сказать, но передумала и лишь покачала головой.
Гермиона смотрела на все это с непониманием и легкой завистью. В отличие от живучей слизеринки, она еще ощущала и ноющую боль в плече, и легкое головокружение, и общую слабость. А Эрика действительно выглядела здоровой. Даже еще более здоровой, чем до того злосчастного происшествия на ЗоТИ.

- Мисс Сетлер, - неожиданно спросила медиковедьма, - скажите, из какого металла ваши серьги?

- Что, простите? – Эрика непонимающе выглянула из-за ширм, за которыми с энтузиазмом меняла больничную пижаму на школьную форму – мадам Пофри ничего не оставалось, как выписать девушку. Держать ее в Больничном крыле не было никаких причин.

- Ваши серьги? – повторила женщина, игнорируя удивленный взгляд слизеринки. – Они из белого золота?

- Нет, - Эрика озадаченно потрогала изящное маленькое колечко в мочке уха. – Из серебра. А что?

- Нет, ничего, - Помфри покачала головой. – Считайте, что это просто женское любопытство.

- Угу, - чуть помедлив, Эрика кивнула и снова скрылась за ширмами.

Сборы заняли минут пятнадцать. Переодевшись, Эрика сгребла в охапку все свои книги и тетради, попрощалась с мадам Помфри, на ходу бросила «Счастливо оставаться, Грейнджер» и торопливо покинула опостылевшее Больничное Крыло.

Эрика торопилась в подземелья. Несмотря на эйфорию от так неожиданно обретенной свободы, девушка вполне разделяла чувства мадам Помфри – такое внезапное исцеление было более чем странным. Хотя определенные подозрения у Эрики были. И, чтобы подтвердить их, ей нужны остальные дневники Деи и Северус Снейп в качестве заинтересованного лица. Более того, Сетлер готова была спорить на всю свою подшивку «Вестника зельевара», что ее предположения верны.
Была и еще одна странность – Хогвартс как будто вымер. Обычно по субботам коридоры кишмя кишат бездельничающими студентами. А сейчас по дороге ей встретились только пара хаппалффок-первокурсниц. Эрика попыталась обратиться к ним с вопросом куда, собственно, все подевались. Но девчушки только окинули ее испуганным взглядом, пискнули, и дали деру.

- Да не такая уж я страшная, - почти обиженно пробормотала Эрика, глядя им вслед.

Следующая попытка контакта оказалась более удачной – у самой лестницы в подземелья Эрике повстречалась теплая компания слизеринок. Миллисента, Панси, Дафна и ее младшая сестра – Астория. Девочки были одеты явно на выход – теплые мантии и непромокаемая обувь.

- Ой, Эрика, - Милли приветливо помахала ей рукой. – Тебя уже выписали или ты сбежала?

- Не все ли равно, - с ухмылкой фыркнула Сетлер. – А куда все подевались? И, если уж на то пошло, куда это вы собрались деться?

- А ты не думаешь, что тебя это не касается? – Высокомерно поинтересовалась Панси, вскидывая подбородок.

- Ошибаешься, дорогуша, - Эрика улыбнулась старосте во все тридцать два белых мелких зуба. – Меня касается все, чего я пожелаю коснуться.
Панси слегка побледнела и даже отступила на шаг – все-таки странная улыбка Сетлер не способствовала сохранению душевного спокойствия.

- Так сегодня же посещение Хогсмита, - пояснила Милли. – Ты забыла что ли?

- Ага, точно, забыла.

- С нами пойдешь? – спросила Булстроуд, игнорируя недовольную гримасу Панси.

- Не знаю, - Эрика задумалась. – Мне, вообще-то, нужно еще кое-что уточнить.

- Тогда не смеем тебя задерживать, - бросила Паркинсон. – Идемте, девочки.

- Как знаешь, - Милли пожала плечами и ухмыльнулась. – Но если ты собралась уточнять что-то у профессора Снейпа, то имей в виду – он тоже в Хогсмите.

- А он-то что там забыл? – удивилась Эрика.

- Он там дежурит сегодня, - ответила Дафна.

- Ага, вместе с Флитвиком за студентами присматривает, - сочла нужным дополнить Астория.

- Портит выходной гриффиндорцам, - окончательно разъяснила Миллисента.

- Святой человек, - с лирическим вздохом заключила Эрика. – Я с вами. Подождите, я быстро.

И, не дожидаясь ответа, она развернулась и побежала вниз по ступенькам. Эрика еще успела услышать недовольное ворчание Паркинсон: «Что она о себе возомнила? Почему мы должны ее ждать?» и ухмыльнулась. Денек, определенно, задался.

***
Конец октября не баловал хорошей погодой, но в этот день хотя бы не моросило, и то радость. Сначала девочки всласть потолкались в «Сладком Королевстве». Эрика была не большой любительницей сладостей, но развлечься удалось и ей. Пока Панси, Милли и Дафна выбирали сахарные перья и шоколадных лягушек, она плотоядными усмешками и кровожадными замечаниями методично запугивала троих третьекурсников-гриффиндорцев, которые нагло оттесняли Асторию от витрины с какими-то разноцветными леденцовыми птицами. Нахальная троица оказалась слабовата нервами – старательно хорохорясь и уверяя друг друга, что ни капельки не испугались этой «тощей вороны», они покинули магазин на самой неприличной скорости. Слизеринки хохотали им в след. Даже Панси перестала строить из себя капризную фарфоровую куклу и сдержанно посмеивалась над замечаниями Эрики в адрес Красного Дома, где, как известно, учатся «храбрейшие и благороднейшие». В «Дэрвиш и Бэнгз», а также «Зонко» решили не заходить – там толкалось столько народу, что самому Мерлину было бы не под силу пробиться сквозь эту толпу. Эрика уговаривала девушек пойти в Визжащую Хижину, но Панси и сестры Гринграс уперлись, в один голос утверждая, что это – самое грязное и пыльное место во всей округе, а они не какие-нибудь бродяжки, чтобы туда соваться. Эрика тут же фыркнула, что по большому счету ей не особо нужна компания для этого похода. И уже навострилась отправиться в Хижину одна, но Милли честно предупредила, что единственную тропинку к Визжащей Хижине, скорее всего, размыло, и грязи там сейчас в лучшем случае по колено. Эрика подумала и сдалась – завязнуть в грязи совершенно не хотелось.
Час с лишним слизеринки наряду с другими юными модницами терроризировали хозяйку «Шапки-невидимки» и двух ее помощниц. Пока остальные девушки подбирали «что-нибудь под цвет глаз», чтобы подходило к «новым атласным туфлям», и требовали «точно такой же, но с перламутровыми пуговицами», Эрика с удовольствием доводила одну из помощниц хозяйки магазина. Она с придирчивостью и педантичностью различала чуть ли не дюжину оттенков черного цвета. С кротостью праведницы в глазах объясняла, что ей нужен именно жакет именно обсидианового оттенка. «Нет, это же угольно-черный… А это скорее графитовый. Куда вы смотрите?! Это же вообще темно-синий!».
К тому моменту, как Миллисента, Панси и сестры Гринграс приобрели все, что хотели, у молоденькой продавщицы уже как-то странно начал подергиваться глаз. Окинув свою жертву нарочито сочувствующим взглядом, Эрика смиренно вздохнула:

- Ладно, может, в следующий раз что-нибудь выберу.

Узнав, что предстоит еще и «следующий раз», продавщица совсем спала с лица и, кажется, собралась разрыдаться.

На улице, между тем, поднялся ветер и заморосил дождь. Возвращаться в школу было еще рано, а продолжать прогулку в такую погоду никому не хотелось. Слизеринки решили отправиться в «Три Метлы» - отличное завершение удачного дня. Но когда здание гостеприимного кафе уже замаячило в поле видимости, Эрика неожиданно остановилось. Она сама не сразу поняла, что заставило ее прекратить движение. Ощущение было странным, но не было неприятным. Эрика подумала, что если бы она была собакой, можно было бы сказать, что она взяла след. Но если собаки используют обоняние, то Эрика ощутила это всей кожей. Словно тело поняло что-то, до чего еще не дошел мозг.

- Сетлер, ты чего застыла? – нетерпеливо позвала Панси, ежась под осенним дождем.

- Эрика, пойдем уже. Холодно. – Поддержала старосту Миллисента.

- Знаете, - неуверенно начала Эрика. На секунду смолкла, и продолжила уже более твердым голосом. – Идите без меня.

- Что?

- Я кое-что вспомнила. Мне нужно закончить одно дело. Увидимся в замке. – Она прощально махнула рукой удивленным сокурсницам, и, не дожидаясь ответа, торопливо устремилась прочь.

- Все-таки, Милли, - задумчиво и слегка злорадно заметила Паркинсон, - у твоей новой подружки не все в порядке с головой.

- Когда ты успела заделаться психиатром, Панси? – привычно беззлобно огрызнулась Булстроуд.

- Ты глаза ее видела? Она же как будто из реальности выпала. Дело это ее какое-то…

- Пойдемте уже, - позвала Дафна. – Если Эрика хочет, пусть бегает под дождем сколько влезет. Нам-то зачем мокнуть?

Мысль была здравая. Девушки поспешили укрыться в теплых стенах заведения мадам Розмерты.

Эрика старательно лавировала в людском потоке, стараясь не наталкиваться на прохожих. Кто бы мог подумать, что в такой небольшой деревушке может околачиваться столько народу. Прям Диагон-аллея, а не Хогсмит.
Эрика уже поняла, что с ней произошло. Всю прогулку часть ее внимания была направлена на то, чтобы выцепить взглядом в толпе знакомую фигуру, по обыкновению задрапированную в черное. Но пока их пути упорно расходились, и Эрика стала подумывать, а не вернулся ли Снейп обратно в замок, пока она тут с девчонками по магазинам таскается. Но, видимо, намерение Эрики разыскать Северуса воспринялось странной силой, живущей в ее крови, как приказ. Снейп оказался где-то достаточно близко, чтобы магия среагировала самостоятельно, без каких-либо усилий со стороны Эрики.
Девушка уже не смотрела по сторонам, чутье само вело ее вперед. Стоило прикрыть веки, и виделись алые нити, как марионетку влекущие ее вперед. Она шла быстро, обгоняя идущих, не поднимая на них глаз. Не прошло и десяти минут, как Эрика практически неосознанно протянула руку и взяла под локоть идущего впереди нее высокого человека. Тот резко остановился, одновременно сделав попытку высвободиться, но замер, не закончив движения.

- Эрика?.. - интонация Снейпа вышла какой-то полувопросительной, словно он понимал, что должен удивиться, но на самом деле удивлен не был.

- Ага, - она чуть улыбнулась уголками губ.

- Что ты здесь делаешь? - как-то отстраненно поинтересовался зельевар.

- Тебя ищу, - лаконично ответила Эрика.

- Угу, - принял он к сведению. Снейп окинул взглядом прохожих, которые огибали их, что-то недовольно ворча о любителях загораживать дорогу, с неудовольствием покосился на небо, продолжающие поливать их противным мелким дождем, и коротко сказал, - Пойдем.

Эрика все так же держала отца под локоть, без труда приноровившись к его стремительному шагу.

- Надеюсь, у тебя были достаточно веские причины, чтобы сбежать из Больничного Крыла, - как бы между прочим заметил Снейп.

- И не надейся, - Эрика усмехнулась. – Ни откуда я не сбегала. – Она бросила на Северуса пронзительный взгляд и добавила. – И ты это знаешь.

Он чуть помедлил и молча кивнул. Он действительно знал. Это знание было совершенно чистым, не подкрепленным никакой логикой, и потому сбивало с толку. Как и знание, пришедшее к нему минут пятнадцать назад о том, что его ищут. И ищет именно Эрика. Поэтому он не особо удивился, когда увидел, кто вцепился в его локоть. Но было в этом что-то непривычное и пугающее, а потому казалось неправильным.
«Магия вампиров для людей не предназначена, - неожиданно для себя подумал Снейп. – Слишком опасна для человеческого рассудка.»

Они приблизились к зловещего вида обшарпанному дому, стоящему на самом краю Хогсмита. Над входной дверью, поскрипывая на ветру, болталась вывеска, гласившая: «Бар «Кабанья Голова». Эрика с сомнением покосилась на Снейпа:

- Нас тут не потравят?

- Могут, - тот кивнул с самым серьезным видом. Но в черных глазах мелькнула искорка смеха, из чего Эрика сделала вывод, что травить их все-таки не будут. Сегодня, по крайней мере.

- Мы просто воспользуемся здешним камином, - пояснил Северус. Он слегка покривил душой. На самом деле у Снейпа было дело к хозяину бара, но при Эрике он предпочитал подобных разговоров не вести. Значит – в другой раз. Может, оно и к лучшему.

- Разве ты не должен присматривать за студентами в Хогсмите? – спросила Сетлер, поняв, что дальнейший путь лежит обратно в Хогвартс.

- Я? Глупости, - Снейп брезгливо поморщился. – В Хогсмите за этой оравой Флитвик и Спраут следят. А мне и в школе хватает. К тому же, нынешним вечером у меня есть более важные дела.

Настроение у Эрики тут же испортилось:

- А, ну да. Торопишься на свидание, - голос девушки наполнился желчью. – Не забудь трогательный букетик ромашек.

- Еще одно заявление в подобном ключе – и дорогу в мою лабораторию можешь забыть, - Северус подумал и добавил. – И к моему книжному шкафу – тоже.

Эрика только досадливо клацнула зубами. Снейп не мог понять, почему она так переживает. Более того, он прекрасно видел, что и сама Эрика не может этого понять. И, признаться по чести, Северуса это начинало порядком раздражать. Неужели в глазах собственной дочери он выглядит таким вот рохлей, не способным защититься от одной единственной ведьмы. Пусть и умной и стервозной, и… какие там еще рекомендации давала ей Эрика.
Правда, существует еще такая вещь, как детская ревность. Когда по каким-то причинам остается только один родитель, ребенок или подросток весьма болезненно реагирует даже на перспективу каких-то новых отношений…
«Тьфу ты, Мерлин, - в сердцах подумал Снейп. – Какие еще, к троллю, отношения?! Можно подумать, я и впрямь собрался романы заводить. Надо скорее прояснять эту ситуацию, пока я не свихнулся».
Северус откинул со лба уже изрядно промокшие под дождем волосы, покосился на Эрику. Та была показательно спокойна и невозмутима. Зельевар вздохнул и толкнул дверь «Кабаньей Головы».

* * *
- Честное слово, я уже начала думать, что вы осчастливили школу очередным оборотнем, - мадам Помфри нервно разгладила рукав форменной мантии. – Но она носит серебряные украшения, а значит… - Ведьма развела руками, давая понять, что Дамблдор и сам должен понимать, что это значит.
Поппи Помфри явилась в директорский кабинет ближе к вечеру, после того, как сделала Гермионе Грейнджер последнюю на сегодня перевязку, и порадовала Гарри Поттера новостью, что если ночью кошмары его не побеспокоят, то завтра он сможет покинуть Больничное Крыло. Чудесное исцеление Эрики Сетлер не давало ей покоя. Оно нарушало известные Помфри законы природы и магии. По крайней мере, те законы, что касаются людей.

- Мадам Помфри, - мягко обратился к ней директор. – Объясните, что именно вас тревожит?

- Директор Дамблдор, - медиковедьма произнесла эти слова так строго, что старый маг на мгновение почувствовал себя нашкодившим мальчишкой. – Я много лет занимаюсь колдомедициной. О магических травмах и их последствиях я знаю если не все, то очень многое. И я говорю вам – в данном случае человек не мог исцелиться за тот срок, за какой поправилась мисс Сетлер. Я отвечаю за здоровье студентов в этой школе. И если среди них присутствует нечеловеческое существо, я должна об этом знать. Чтобы быть готовой… ко всему.

Дамблдор внимательно смотрел на эту умную во всех отношениях женщину, мысленно признавая ее правоту. Но что он мог ответить? Правда – слишком сложна. Сам Дамблдор не может до конца разобраться с этой пресловутой правдой. Ложь? А какая ложь будет достаточно убедительной?

- Ситуация неоднозначная, - Альбус, наконец, собрался с мыслями, - Видите ли, Поппи, организм мисс Сетлер действительно обладает некоторыми особенностями. Но, поверьте, это не тот случай, когда ей стоит отказывать в человеческой природе. Эти особенности касаются только ее, и, как я понимаю, идут во благо, раз девушка может так быстро исцеляться. И… - директор на миг призадумался, но все же решил закончить, - … вам нечего опасаться – мисс Сетлер не опасна для других студентов. По крайней мере, не больше, чем любой другой из наших с вами подопечных.

Ведьма слушала его внимательно и настороженно. Дамблдор видел, что не убедил Помфри, но возразить ей было нечем. Она кивнула, принимая его объяснения, сухо попрощалась и покинула кабинет. Но директор понял, что этот вопрос не закрыт. Ему еще не раз придется объясняться с Помфри. Хотя, почему придется? В конце концов, он пока еще здесь директор и не обязан отчитываться перед подчиненными. Да, очень соблазнительная идея - спрятаться за маску высокомерия и самодурства. Только Дамблдор прекрасно знал, что это очень затрудняет работу с людьми. А ведь именно люди стоят на его воображаемой шахматной доске. И даже самая незначительная пешка может неожиданно выйти в ферзи. Ладно, все это – философия.
Вести, принесенные Помфри, на самом деле весьма интересны. Человек действительно не мог исцелиться так быстро после того, что устроили Грейнджер и Сетлер. А значит… Значит, Сила, о которой он так красиво разглагольствовал со Снейпом, действительно есть, и она пробуждается. В конце концов, все эти Нити Крови и рассуждения о могуществе полуночного народа были лишь словами да эмоциональными отношениями, касающимися только отца и дочери. Но теперь Сила из гипотетической превратилась в реальную, раз вышла на физический план и исцеляет своего носителя. И это уже серьезно.
Дамблдор встал из-за стола, прошелся по кабинету. Плохо, что Эрика не доверяет ему. Она вообще никому не доверяет кроме Северуса. Да, зельевар вполне мог стать тем необходимым Дамблдору звеном, которое могло бы связать его с Эрикой и позволить хоть как-то влиять на нее. Но не в данном случае. Если старый маг хоть что-то понимал в той магии, которая связывает Северуса и Эрику, скорее девчонка сможет отвернуть Снейпа от него, если заподозрит хоть какую-то фальшь. Никакие увещевания, угрозы или чувство вины не смогут тягаться с естественной сущностью. А ведь для этих двоих их мистическая связь теперь более чем естественна. Поэтому надо действовать тоньше. А то нетрудно догадаться, кто подхватит выпавшие из рук Дамблдора ниточки.
При всем при этом, не стоит забывать о еще одном немаловажном обстоятельстве – Гарри. То, что мальчик каким-то образом оказался связан с зельеваром и его дочерью, не подлежало сомнению. В какой-то момент Дамблдора посетила безумная идея. Памятуя о нежной школьной дружбе между Северусом и Лили, он решил проверить, действительно ли Гарри – сын Джеймса. Всякое бывает. Но эта версия не подтвердилась. Оно и к лучшему – только таких проблем не хватало для полного счастья.
Но что тогда? Что за тени видит Гарри? Почему только он? Как это может повлиять на Мальчика-который-выжил?

- Не нравится мне все это, - задумчиво пробормотал Дамблдор. Он приблизился к камину, посмотрел на пламя. Можно, конечно, навестить некоторых старых приятелей, которые могли бы дать хоть намек на разгадку. Среди знакомых директора есть несколько чудаков, изучающих самые странные вещи. А Дамблдор был достаточно мудр, чтобы понимать – зачастую именно такие знания оказываются ключевыми.
Альбус уже зачерпнул горсть летучего пороха из симпатичной пузатой чаши, стоящей на каминной полке, и уже собирался бросить его в огонь, как за его спиной раздался голос:

- Господин директор!

Дамблдор обернулся. К нему со своего портрета обращался Финеас Найджелус Блек. Красивое лицо одного из бывших директоров Хогвартса выражало неподдельную тревогу.

- Слушаю вас, Финеас, - у Дамблдора заныло сердце. Блек и при жизни-то был не особо впечатлительным и эмоциональным человеком. А уж после смерти его портрет вообще являл собой образец флегматичного равнодушия. И если уж он дал себе труд изобразить хоть какие-то чувства на своей благородной физиономии, то дело действительно серьезное.

- Портреты сообщили, что в больничном крыле творится что-то странное, - Финеас Найджелус не обманул ожиданий. – Я ходил проверить. Не пойму, что это. Никогда не видел такого прежде.

Дамблдор кивнул. Летучий порох из его разжатых пальцев просыпался на пол. Когда первая пылинка коснулась ковра, кабинет был уже пуст.

***
Голод. Как же терзает голод. Давно забытое чувство. Но что же случилось? Что пошло не так? Какая прекрасная иллюзия была сплетена. Сколько боли, страха, чувства вины, надежды и желания – и все причудливо сплетено в одном человеке. Редко встречаются люди, способные так искусно мучить самих себя. Но мрачный профессор достиг в этом истинного мастерства. Несмотря на то, что он помешал мальчишке броситься с башни, его эмоции могли дать столько сил, что можно было бы покончить со всем за несколько минут. Странные создания люди – парень ненавидит черного профессора, а тот оберегает его, хоть тоже терпеть не может. И эта ненависть дает такой эмоциональный канал, что позволяет питаться от этого мрачного человека. Хм, позволяло бы… если бы он был человеком. Но он же человек! Или нет? Люди не могут так защищаться, не умеют, не способны. Другие способны, но люди – нет. Но от него пахнет человеком, а не смертью.
Но то, как хлестнула его защита… Все накопленные силы, все эмоции ушли на то, чтобы восстановиться после его контратак, и не потерять облик. Сколько еще в замке людей, способных защититься так? Нет, вряд ли много, иначе они бы чувствовались. И все же, нужно действовать быстрее. Пожалуй, сейчас есть шанс…
…Ох, как же тоскливо, как же больно…


- Гарри, почему ты раньше не рассказал о своих снах? – Гермиона осуждающе посмотрела на друга. Ширма, отделяющая кровать Гарри от остального пространства, сейчас была отодвинута, и гриффиндорцы коротали вечер за разговорами. Не выдержав напора Гермионы, Поттер все рассказал о том, что творилось с ним с начала года. Утаил он только о тенях, которые видел возле Снейпа и Сетлер. Надо ли говорить, что Грейнджер была взволнованна и возмущена одновременно.

- Не знаю, Герми, - Гарри пожал плечами. Он сидел на кровати, скрестив ноги, и задумчиво жевал булочку, оставшуюся с ужина. – Сперва я не придавал этому значения. Шрам-то не болел – значит, просто сон. А потом… потом мне почему-то было страшно рассказывать. Я был уверен, что меня сочтут сумасшедшим.

- Ох, - Гермиона покачала головой, - но нас-то с Роном ты не первый год знаешь, мы бы не стали считать тебя сумасшедшим. Придумали бы что-нибудь, разобрались…

- Сейчас я это понимаю. Но тогда… Знаешь, мне кажется, что это были не мои мысли. Как будто мне кто-то внушил их.

- Такое возможно, наверное, - неуверенно произнесла Гермиона. Она поежилась – как-то прохладно вдруг стало. – Надо посмотреть в библиотеке, наверняка там есть информация о том, кто и как может внушать подобные мысли.

Скрипнула дверь, ведущая в коридор. Гермиона посмотрела туда, ожидая увидеть вернувшуюся мадам Помфри. Но у двери никого не было.
«Сквозняк», - решила девушка и снова обратилась к Гарри.

- А ты раньше ходил когда-нибудь во сне?

- Нет, - он помотал головой, - по крайней мере, я об этом ничего не знаю.

Гарри потер ладонью лоб – едва ощутимая, но неприятная тяжесть навалилась на голову. Видимо, давали о себе знать успокоительные зелья, которыми пичкала его мадам Помфри. Вполуха слушая рассуждения Гермионы, юноша накинул на плечи одеяло – ему стало холодно.

- Гарри? – позвала Грейнджер, заметив, что друг сильно побледнел. – Что с тобой?

- Знаешь, - неуверенно и вяло откликнулся тот. – Я, по-моему, заболел. Что-то меня знобит.

Гермиона откинула одеяло, спустила ноги с кровати и тут же с коротким криком подтянула босые ступни обратно – ей показалось, что она ступила в ледяную воду. Даже не в воду, а в ледяной воздух.

- Боже, что это? – поразилась девушка. По полу Больничного Крыла стелился густой молочно белый туман. Он заполнил собой все пространство пола, из-за чего создавалось ощущение, что кровати стоят в белом холодном озере. Гермиона почувствовала, что глаза ее начинают закрываться. Невообразимая тяжесть навалилась на нее, призывая расслабить тело, закрыть веки и заснуть. Или замерзнуть?

- Гарри?! – позвала она. Но тот не ответил. Юноша все так же сидел на кровати, скрестив ноги, и смотрел в одну точку, видимую только ему в этом белом тумане. – Гарри, ты слышишь меня? Подожди, я попытаюсь развеять… это.

Борясь с подступившей сонливостью, она потянулась за лежащей на тумбочке волшебной палочкой. Гарри понял на нее взгляд, и в его глазах Гермиона увидела такую обреченность, что у нее буквально опустились руки.

- Развеешь? А какой смысл? – его голос был совершенно бесцветным, мертвым. – Развеешь это, будет что-то новое. Потом еще что-то, и так до конца. Все бессмысленно, понимаешь? Жизнь бессмысленна.

Гарри слушал свой собственный голос, слушал слова и не понимал их. Ему было все равно. Глухая, безысходная тоска сжала его сердце. С глаз словно упала пелена, и он увидел: все – эта война, его противостояние, друзья, враги, спасение магического мира, все остальное – все бессмысленная насекомая возня. Вся его жизнь - никому не нужный фарс, недостойный даже насмешек таких же, как и он сам, шутов. Поттеру стало горько, обидно, но, в тоже время, невероятно легко. Наконец-то не нужно гнаться за чем-то недостижимым, искать ответы на какие-то вопросы – ведь их просто нет. Ничего нет. И его самого – Гарри Поттера – тоже уже почти нет. И это хорошо, это правильно.

- Гарри! – кричала Гермиона. Туман не позволял ей спуститься с кровати, а проклятая сонливость совсем ослабила руки, не давая взять палочку. – Гарри, борись! Борись… пожалуйста…

Поттер слышал, как ослабел ее голос, как она бессильно завалилась на бок.

«Ее тоже нет, - отрешенно подумал Гарри, чувствуя, как кровь замедляет бег в его жилах. – Это хорошо. Ее жизнь тоже бессмысленна, а теперь она освободится…»

Гарри чувствовал, как его сердце вновь и вновь пропускает удары, постепенно останавливаясь. Тоска, неизбежность, равнодушие заполняли его, вытесняя жизнь. И Поттер с радостью отдавался этим неприятным ощущениям, потому что знал - они последние, они подведут его к черте, за которой его ждет блаженное и легкое ничто.
Зрение расфокусировалось так, что даже очки уже не помогали. Сквозь эту пелену смерти, такую же белесую и холодную, он увидел распахнувшуюся дверь. Хлынувший из нее свет больно резанул по полуслепым глазам. Поттер зажмурился и не увидел высокого худого старика в серебристой мантии, застывшего в дверном проеме. Юноша лишь слышал странные гулкие слова, произносимые твердым властным голосом. Да чувствовал тепло от яркого золотого пламени, которое разливалось по каменному полу, выжигая губительный туман. Окутанный теплом живого огня, Гарри успел подумать, что все, что с ним случилось – глупое и злое наваждение, и что он не хочет, совершенно не хочет умирать.

просмотреть/оставить комментарии [181]
<< Глава 23 К оглавлениюГлава 25 >>
июнь 2018  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

май 2018  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.06.22 09:49:48
Десять сыновей Морлы [45] (Оригинальные произведения)


2018.06.22 00:26:27
Дамблдор [0] (Гарри Поттер)


2018.06.19 22:27:57
Vale et me ama! [0] (Оригинальные произведения)


2018.06.19 20:32:59
Обретшие будущее [18] (Гарри Поттер)


2018.06.19 20:03:31
Одна на всех, и все на одну [0] (Гарри Поттер)


2018.06.19 19:05:58
Змееносцы [6] (Гарри Поттер)


2018.06.19 15:11:39
Гарри Поттер и Сундук [4] (Гарри Поттер, Плоский мир)


2018.06.18 18:31:47
И это все о них [2] (Мстители)


2018.06.17 09:37:02
Выворотень [2] ()


2018.06.16 10:42:31
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.06.15 19:33:51
Один из нас [0] (Гарри Поттер)


2018.06.12 16:15:53
Ящик Пандоры [1] (Гарри Поттер)


2018.06.10 17:37:34
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.06.10 12:48:36
Слизеринские истории [139] (Гарри Поттер)


2018.06.06 12:13:13
Ненаписанное будущее [13] (Гарри Поттер)


2018.06.04 19:43:23
Добрый и щедрый человек [2] (Гарри Поттер)


2018.06.04 09:21:36
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.05.31 08:29:49
Другой Гарри и доппельгёнгер [11] (Гарри Поттер)


2018.05.29 13:56:00
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.05.28 14:56:39
A contrario [69] (Гарри Поттер)


2018.05.28 00:33:24
Лёд [3] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.05.26 21:01:17
Обреченные быть [6] (Гарри Поттер)


2018.05.20 20:09:11
Отвергнутый рай [13] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.05.16 20:43:00
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.05.15 13:02:38
Вынужденное обязательство [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.