Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

- А ты слышал, что Уизли-таки приобщил Малфоя к магловским вещам?
- Да ну! Это как?
- Они с ним в гараже копаются. Короче, Люциус вчера принёс кузов от старого Мерседеса, колёса от Бентли, двигатель от Феррари, руль от Кадиллака, тормоза от Ниссан, коробку передач от БМВ...
- Ну что получил-то?
- Что-что... опять срок в Азкабане получил.

Список фандомов

Гарри Поттер[18454]
Оригинальные произведения[1228]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[176]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12635 авторов
- 26914 фиков
- 8584 анекдотов
- 17647 перлов
- 659 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>


  Двое в пустыне, или Вопрос веры

   Глава 6
Спиртного Ремус так и не нашел, а спрашивать Северуса не хотелось. Нет, не так – спрашивать Северуса было бы совершенно неправильно, Люпин в этом уверен. За все то время, что он здесь, он ни разу не интересовался, где что лежит – значит, и сейчас не должен.

Это похоже на какое-то дурацкое суеверие, но Ремусу кажется очень важным сделать все так, как было раньше, до того, как тишина между ним и Снейпом превратилась в чудовищного стеклянного дикобраза, постоянно выжидающего момент для нападения. Ремус режет хлеб, расставляет тяжелые белые тарелки на темно-зеленой скатерти, заваривает чай и даже что-то немелодично мурлычет себе под нос – словно это не сервировка стола, а ритуал, который вернет их обоих на неделю назад, к моменту, когда они еще не наговорили друг другу непростительных слов. Последними он кладет на стол массивные серебряные вилки – он всегда забывал про них и всегда клал в последний момент, – окидывает все оценивающим взглядом, удовлетворенно кивает головой. А потом начинает считать. Шестьдесят, пятьдесят девять, пятьдесят восемь... повесить кухонное полотенце, поднять, когда оно упадет с неровно закрепленного крючка... сорок три, сорок два... бросить полотенце на кухонный стол, убрать тёрку в мойку... тридцать, двадцать девять, двадцать восемь... придвинуть массивные стулья с резными спинками ближе к столу... шесть, пять, четыре, три...

На «два» в кухню входит Снейп с бутылкой огденского в руках.

Ремус выдыхает.

Снейп подходит к столу, чтобы поставить бутылку, и на мгновение останавливается, увидев два бокала.

«Ты тоже вспомнил».

– О чем? – удивленно спрашивает Ремус и получает в ответ такой же удивленный взгляд.

«Сегодня второе мая».

– О-ох... – Люпин досадливо морщится и качает головой. – Нет. То есть я бы вспомнил, конечно, если бы понимал, какое сегодня вообще число, не говоря про месяц. Когда я уезжал, был конец февраля, а потом я как-то запутался.

«Да, здесь трудно понять, что к чему. – Северус садится и начинает открывать бутылку. – Ни дождей сутками, ни холода, ни сырости...»

– ...Ни зеленой дымки на деревьях, ни цветов, ни запаха свежей земли, – подхватывает Люпин, усаживаясь напротив и разворачивая салфетку.

«О, да из тебя вышел бы поэт, Люпин, – насмешливо смотрит на него Снейп. – Только паршивый, ты уж извини».

Ремус вздрагивает, и ложка, которой он накладывал себе жаркое, громко звякает о край тарелки. Снейп хмурится и ставит перед ним бокал. Секунду Люпин смотрит на янтарные колышущиеся блики, а потом поднимает глаза: Северус с отстраненным видом намазывает масло на хлеб.

– Джеймс тоже так говорил, – тихо произносит Ремус и видит, как вздрагивают длинные худые пальцы. А потом встречает зеркальный взгляд темных глаз, в которых мелькает вдруг такая же застарелая тоска.

«Хоть что-то он понимал правильно».

Какое-то время они сидят, просто глядя друг на друга. Потом Северус, болезненно морщась, выпивает до дна, а Ремус цедит терпкую жидкость, горькую и согревающую, словно воспоминание о давно прошедших днях.

Они принимаются за еду. Жаркое вышло гораздо более приличным, чем надеялся Люпин, а может, они оба просто слишком голодны: еда убывает быстрее, чем содержимое бутылки. Они не говорят больше ни слова, почти не смотрят друг на друга, но в этом нет никакой неловкости или напряжения. Совсем как раньше. Огденское, которое они молча пьют за своих мертвецов, разливается по телу ласковым теплом. Ремусу кажется, что он мог бы вечность сидеть вот так, и ему почти жаль закончившегося уюта, когда Снейп поднимается из-за стола. Ремус отодвигает стул и тоже встает, собираясь, как обычно, убрать посуду. Но Северус подхватывает со стола на треть пустую бутылку и выходит из кухни. Люпин мгновение смотрит ему вслед, а потом берет два чистых бокала с полки и идет следом.

Обычный полумрак гостиной, освещенной только огнем камина, накрывает Ремуса, словно теплое одеяло, под которое он в детстве по ночам залезал с головой, прячась от воображаемых монстров. Он почему-то очень верил, что никакие чудовища не заберутся в его темное мягкое убежище – и они действительно не приходили. А потом он сам превратился в монстра, и тесная, осязаемая со всех сторон темнота стала его самым большим кошмаром после полнолуния. Но сейчас, ставя бокалы на полированную темную поверхность столика и усаживаясь в глубокое мягкое кресло, Ремус чувствует себя абсолютно спокойным. Тут нет монстров. Только Снейп.

Блики огня играют на хрупких стеклянных стенках, мечутся по гладкой поверхности стола. Снейп сидит, откинувшись назад и закрыв глаза, и у него такое спокойное и открытое лицо, что Люпин едва не спрашивает у него какую-нибудь глупость, – например, не накрывается ли тот с головой во сне. Вместо этого он наливает им виски и, слегка наклонившись к каминному пламени, медленно перекатывает свой бокал в ладонях.

«Я думаю, что завтра мы закончим».

Ремус молча кивает.

«Порт-ключ будет готов через три дня. Местные умельцы довольно долго провозились, но, учитывая расстояние, это заняло не так уж много времени».

Снейп берет бокал и, почти скопировав позу Ремуса, смотрит в огонь.

– Спасибо.

Снейп морщится:

«Ты за весь вечер не сказал ни одной глупости. Обязательно начинать сейчас?»

– А ты за весь вечер не сказал ни одной гадости. Может, не будешь продолжать? В честь праздника.

«В честь праздника... – Снейп криво усмехается. – Надеюсь, магическая Британия оправилась от потерь?».

– Британия – не знаю, – пожимает плечами Ремус. – А Молли Уизли вроде получше стала. Ходит на кладбище не каждый день, как раньше, а раз в две недели. Правда, Артур жаловался, что она накануне всегда пирожки печет с курагой, которые Фред любил. Приносит и ставит на могилу. И каждое Рождество вяжет на один свитер больше, чем надо. Артур ей не говорит об этом, думает, она понимает все, но ей так спокойнее. Вот с Джорджем он совсем не знает, что делать. Того как будто на две половинки распилило.

Северус кивает, морщится и трет переносицу.

«А ты?»

Ремус смотрит в огонь.

– Сначала плохо, потом проще. Ты же знаешь, как это бывает.

Снейп снова кивает и залпом выпивает бокал. Ремус следует его примеру и наливает ещё.

– Ты не скучаешь? По дому?

«Ты ведь не это хочешь спросить». – Снейп устало откидывается в кресле.

– А что я, по-твоему, хочу спросить? – интересуется Ремус.

«Как вышло, что я жив. Какого черта я делаю в этой дыре посреди пустыни. Собираюсь ли я ловить еще одного оборотня, чтобы вырезать у него сердце. Понравилось ли мне унижать тебя. С каких пор я трахаю мужчин и как это совмещается с общеизвестной теперь, как я полагаю, привязанностью к Лили Эванс. Кажется, я перечислил все варианты?»

Ремус отпивает немного и смакует огденское, прежде чем спокойно ответить:

– Жив ты скорей всего потому, что просчитывал ситуацию, принимал какие-то зелья и противоядия и готовил отходной путь. Мне были бы интересны подробности, но тебе вряд ли захочется сегодня в деталях рассказывать, как ты с разорванным горлом и в полном одиночестве валялся в какой-нибудь дыре. Живешь ты здесь потому, что это очень далеко от Англии, тебя вряд ли кто-то узнает и накинется с расспросами. Кроме того, здесь посмотрят сквозь пальцы на то, что ты собираешься купить оборотня и вырезать ему сердце. В Европе такой номер вряд ли прошел бы. Унижать меня тебе не нравилось, потому что иначе мы бы здесь не сидели и не разговаривали. Хотя не то чтобы тебе не хотелось, я полагаю. А ловить еще одного оборотня ты не будешь. Меня тебе вполне хватило.

«С чего ты взял, Люпин?» – Северус саркастически приподнимает бровь.

– С того, что общеизвестна не только твоя привязанность к Лили Эванс, – не меняя тона, отвечает Ремус. – И я помню, какое у тебя было лицо, когда я свалился к тебе в дом. Ты выглядел как человек, который наяву увидел свой самый страшный кошмар. Признайся, когда ты заказывал оборотня – ты ведь до последнего представлял кого-то вроде Фенрира Сивого?

Снейп не отвечает, но Люпин видит, как худые пальцы крепче стискивают бокал, и удовлетворенно кивает:

– Так я и думал. Каким бы ни было твоё отчаяние... ты сильно переоценил себя, Северус. Или недооценил, как посмотреть. Даже если б тебе привезли не меня – результат был бы тот же.

Снейп некоторое время напряженно смотрит на него в упор, потом опускает глаза:

«Кто бы мог подумать, что в канун полнолуния у оборотней обостряются умственные способности!»

– Да, пожалуй, за три недели и книззл бы до чего-то додумался, – невозмутимо отвечает Люпин. – Что касается секса, то я был женат. Счастливо. И это не помешало мне, как ты тактично напоминал, умолять тебя.

«Под Империо».

Ремус снова вздыхает и пригубливает виски:

– Ты не требовал этого от меня. Империо подавляет волю и разум, но не контролирует реакции тела. Ты мог заставить меня ДЕЛАТЬ что угодно. Отсосать тебе, например. Это к разговору об унижении. – Он с некоторым удовольствием наблюдает, как Снейп дергается в ответ на его слова. – Заставить меня наслаждаться своими прикосновениями ты не мог.

«А ты все-таки наслаждался?»

– Да, – глядя ему в глаза, говорит Люпин. – Ты лишил меня возможности сопротивляться и сделал соучастником всего этого, но – да. Так что, видишь, ты не угадал с вопросами. Надеюсь, я угадал с ответами?

«Да. Но ты все равно хотел спросить не это».

– Тебе просто не хочется признавать, что ты скучаешь, – говорит Люпин. – Но раз уж тебе так хочется, я задам другой вопрос. Даже два – я-то ответил тебе на целых четыре.

«И что ты хочешь услышать?»

– Правду, конечно. Для начала – то, что я твой раб, могло как-то повлиять на мои... предпочтения и привычки?

Снейп какое-то время медлит, обдумывая ответ.

«Как твой хозяин, я могу делать ровно три вещи. Во-первых, контролировать твое местонахождение и магию, как в тот день, когда ты создал нам кучу проблем, подравшись со стражниками. Меня на два фута подбросило над кроватью, когда я ощутил, что ты начал махать моей палочкой и что тебя, скорее всего, вот-вот убьют. Так что первое, что я сделал, это высвободил твою магию и добавил еще немного своей, потому что с чужой палочкой в руках против местных колдунов ты бы вряд ли продержался долго».

Люпин понимающе кивает, вспоминая невиданной силы щит, от которого отскочили несколько боевых заклинаний. А он-то удивлялся, как это так вышло.

«Во-вторых, – продолжает Снейп, грея в ладонях бокал, – у нас есть ментальная связь. Это не легилименция, но что-то похожее. Именно поэтому я так легко могу говорить с тобой. Не будь я твоим хозяином, это было бы гораздо более затруднительно. Я мог бы углубить эту связь и получить доступ к твоим мыслям и воспоминаниям, но, как я уже говорил, мне, скорей всего, пришлось бы нарваться на твоего волка. Одной Гремучей ивы с меня вполне хватит».

– А третье?

«Третье заключается в том, что ты не можешь причинить мне физический вред. Наглядную демонстрацию я тебе, помнится, устраивал».

– Но... – Люпин непонимающе хмурится. – Но я же чуть не сломал тебе челюсть!

«Я посчитал, что ты заслуживаешь компенсации», – пожимает плечами Снейп.

Ремус в некотором обалдении качает головой, чувствуя одновременно лёгкость и ярость. Компенсации, значит...

– Я уже говорил тебе, что ты скотина? Почему ты ничего не объяснил мне раньше? Я едва не сошел с ума, думая, что поэтому я так реагирую на твои прикосновения!

«Как ни тяжело тебе это будет признать, Люпин, но я тут совершенно ни причем, – зло прищуривается Снейп. – Эти, по твоему выражению, извращенные реакции – исключительно твои собственные. Смирись».

– Да я бы смирился! – рявкает Люпин и грохает бокалом об стол с такой силой, что стеклянная ножка раскалывается пополам с жалобным треском. – Я бы смирился, если бы знал, что это действительно я, а не чертов договор купли-продажи! Когда ты меня поцеловал, я все время пытался понять, зачем тебе это было надо...

«Это был просто порыв». – Снейп удивленно и даже завороженно смотрит на бушующего Ремуса.

– ...А потом я начал думать, мог бы ответить или нет! У меня в жизни не возникало таких мыслей, понимаешь ты, ублюдок?! Я решил, что это потому, что я твой раб, и это то же самое, что...

«Полнолуние. Только не одну ночь в месяц, а постоянно», – медленно заканчивает голос в его голове.

Ремус обмякает в кресле, обессиленный своей вспышкой и внезапно накатившим облегчением. Он безучастно смотрит, как Снейп достает палочку и беззвучным Репаро восстанавливает бокал. Мерлин мой, Мордредова бабушка, через колено ее и об угол, какая же скотина... А потом Северус тянется к нему и стискивает пальцы Люпина в своих.

«Прости».

– Пропади ты пропадом, – бормочет Ремус.

Пожатие сухой руки ослабевает, а потом исчезает вовсе, и ему стоит огромного труда сдержаться. Не удерживать. Ремус сидит, чувствуя, как тает и выветривается ощущение чужого тепла, слушая, как звякает стекло о стекло и булькает жидкость, льющаяся в бокалы. Сколько же они выпили сегодня? Наверняка много, потому и тело кажется таким расслабленным... или это не от виски? Северус протягивает ему бокал, и Люпин принимает его – пить уже не хочется, но отказаться от возможности нового соприкосновения нет никаких сил.

«А второй вопрос?»

– Что? – вздрагивает Ремус, выведенный Снейпом из блаженно-задумчивого транса.

«Ты просил ответить на два вопроса. Первый мы прояснили. – Уголок рта Снейпа дергается в осторожной усмешке. – Остался ещё один».

– А, это... Я хотел спросить, зачем нужен был тот поцелуй, но ты уже ответил, что это был просто порыв. Слава Мерлину.

«А ты думал, это было чем?»

– Я думал, что это был такой вариант наказания, проявления власти. До сегодняшнего утра, когда ты сказал, что неплохо бы перестать видеть трагедию там, где ее нет.

Ремус произносит это очень легко, но внимательно вглядывается в лицо Снейпа, и не сказать, что его удивляет, когда Северус в ответ на его слова пытается передвинуться в тень.

– Не так уж я был неправ, да? – спрашивает Люпин спокойно.

«Не так уж, – отвечает Снейп после недолгой паузы. – Но все-таки неправ».

Ремус вздыхает и опрокидывает в себя содержимое бокала.

– Давай спать, а? – предлагает он миролюбиво. – Завтра опять тяжелый день...

«Последний».

– Но все равно тяжелый. Не знаю, как ты, а я хотел бы выспаться. К тому же, если мы допьем то, что тут осталось, то меня завтра вывернет прямо в котел с этой гнусной зеленой гадостью, которой ты нас пичкаешь по утрам. Хотя ты ведь наверняка сварил антипохмельное, а?

«Надейся, Люпин».

Они неловко выбираются из кресел и поднимаются наверх. Ремуса слегка покачивает, но он склонен приписывать это не действию алкоголя, а тому, что на его плечи больше не давит груз недосказанности. У двери в спальню Люпин останавливается, и Северус замирает рядом с ним в узком коридоре. Рассудок Ремуса абсолютно трезв и ясен, когда он задает последний за этот вечер вопрос:

– То, что ты сделал со мной, под Империо, тоже был порыв?

Снейп глубоко вдыхает, прежде чем ответить:

«Да. Но лучше б мы оба были в ясном сознании».

– Да уж я надеюсь, – серьезно отвечает Люпин. – И ты все еще этого хочешь?

Северус пристально вглядывается в его лицо и медленно кивает:

«Да».

– Тогда выполни мою просьбу, ладно?

«Какую?»

– Не сопротивляйся и не шевелись.

Снейп застывает, и Ремус еще успевает увидеть, близко-близко, расширившиеся зрачки темных глаз. А потом он ничего не видит, только чувствует, как смягчаются под его губами тонкие губы Снейпа, как размыкается с легким вздохом суровый рот, как отзывается всем телом Северус на несмелую ласку его языка, как скользят по скуле шершавые костяшки пальцев, и Ремус плывет на волне сладкого, ласкового взаимного наслаждения. А потом он отстраняется и смотрит в ошеломленное лицо.

– Спокойной ночи, – хрипло выговаривает Ремус.

Северус осторожно проводит большим пальцем по его губам.

«Спокойной ночи».

просмотреть/оставить комментарии [18]
<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>
февраль 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829

январь 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.02.24
The curse of Dracula-2: the incident in London... [33] (Ван Хельсинг)



Продолжения
2020.02.28 23:27:20
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.02.27 20:54:55
Рау [5] (Оригинальные произведения)


2020.02.24 19:43:54
Моя странная школа [4] (Оригинальные произведения)


2020.02.21 16:53:26
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.02.21 08:12:13
Песни Нейги Ди, наёмницы (Сборник рассказов и стихов) [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.20 22:27:43
Змееглоты [3] ()


2020.02.20 14:29:50
Амулет синигами [116] (Потомки тьмы)


2020.02.18 06:02:18
«Л» значит Лили. Часть I [4] (Гарри Поттер)


2020.02.17 01:27:36
Слишком много Поттеров [44] (Гарри Поттер)


2020.02.16 20:13:25
Вольный город Норледомм [0] ()


2020.02.16 12:16:29
Работа для ведьмы из хорошей семьи [3] (Гарри Поттер)


2020.02.16 11:38:31
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.15 21:07:00
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.02.14 11:55:04
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.02.10 22:10:57
Prized [5] ()


2020.02.07 12:11:32
Новая-новая сказка [6] (Доктор Кто?)


2020.02.07 00:13:36
Дьявольское искушение [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 20:54:44
Стихи по моему любимому пейрингу Снейп-Лили [59] (Гарри Поттер)


2020.02.06 19:59:54
Глюки. Возвращение [238] (Оригинальные произведения)


2020.01.30 09:39:08
В \"Дырявом котле\". В семь [8] (Гарри Поттер)


2020.01.21 10:35:23
Список [10] ()


2020.01.18 23:21:20
Своя цена [20] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:47:25
Туфелька Гермионы [0] (Гарри Поттер)


2020.01.15 12:43:37
Ненаписанное будущее [17] (Гарри Поттер)


2020.01.11 22:15:58
Песни полночного ворона (сборник стихов) [3] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.