Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Скандалом закончилась ежегодная церемония вручения литературной премии в Хогвартсе – лучшей гарридракой была признана надпись в туалете для мальчиков. Опознание тела автора лучшего снарри по сложившейся традиции пройдёт во вторник.

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[107]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12659 авторов
- 26942 фиков
- 8603 анекдотов
- 17664 перлов
- 661 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 9 К оглавлениюГлава 11 >>


  Неоконченная история. Невилл Лонгботтом

   Глава 10
Вечером пятницы Невилл сидел в гостиной вместе с друзьями, дожидаясь Тома, и, чтобы не терять даром времени, писал эссе по трансфигурации, каждые пять минут консультируясь с Минервой, которая всякий раз обзывала его недоумком и грозилась свернуть шею, но, тем не менее, помогала. Невилла, впрочем, уже давно перестали пугать ее приступы ярости. Он понял, что достаточно просто ее игнорировать, а, когда зайдет слишком далеко рявкнуть, как следует, и все будет нормально. Только Августа продолжала втягивать голову в плечи, когда ее подруга принималась вопить.

Том должен был прийти с минуты на минуту, но его зачем-то понесло в кабинет директора. Со слов младшекурсников Невилл так и не понял, сам он туда пошел, или Диппет его вызвал. Предстоящая прогулка в Запретный лес не вызывала у Невилла никакого энтузиазма, он опасался, что об их похождениях могут узнать преподаватели, и тогда у них обоих будут проблемы.

Наконец, проход открылся, и в гостиной показался довольно улыбающийся Том. Появление слизеринского старосты никого не удивило – в этом времени блуждания по чужим гостиным были в порядке вещей. Пароли, конечно, периодически менялись, но никто не делал из них тайны, и у гриффиндорского второкурсника запросто можно было выяснить, как сегодня попасть в гостиную Слизерина. А пароли к гостиной Хаффлпаффа, которые почему-то менялись чаще других, и вовсе регулярно вывешивались непосредственно возле входа. Такое отсутствие границ Невиллу более чем нравилось. Если бы он в своем времени попытался зайти даже не к слизеринцам, а к рейвенкловцам, его бы вряд ли пропустили. Ученикам, желающим поговорить с представителями других факультетов, полагалось торчать возле гостиной, пока их знакомые не выйдут или не пригласят их внутрь, а местонахождение гостиной Слизерина Невилл даже не знал, пока не попал сюда. Даже на Падму, которая как-то раз пришла в гриффиндорскую гостиную вместе с сестрой, смотрели так подозрительно, словно она заявилась туда в маске и плаще Пожирателя смерти.

Том, продолжая улыбаться, уселся на диван рядом с Хьюбертом и вытянул длинные ноги.

– Чего такой счастливый? – спросила Минерва.

– Диппет согласился отпускать старшекурсников в Лондон по выходным! – самодовольно сообщил он. – Думаю, на днях объявит.

– Отлично! – воскликнул Игнатиус. – Как только тебе удалось его убедить? Меня он и слушать не желал. И на каких условиях?

– Как обычно: без замечаний, без долгов по учебе. Правда, это касается только совершеннолетних.

– Ну вот! – расстроился Хьюберт. – До весны придется ждать. Не мог за всех попросить?

– Вообще-то, мне и самому нет семнадцати, – заметил Том. – До тридцать первого декабря дальше Хогсмида не уйти.

Невилл постарался запомнить эту дату.

– Мне еще хуже, – вздохнула Августа. – День рождения только в августе.

– Какая неожиданность! – расхохоталась Минерва.

– Прекрати издеваться, – укоризненно сказал Том. – Она не виновата, что у ее родителей проблемы с фантазией. Не всем же быть такими мифографами1. А ты, Августа, не переживай. Могу попробовать после каникул уговорить Диппета, чтобы он тебя со мной отпустил.

– Не надо! – испуганно пробормотала Августа, заливаясь краской.

Минерва расхохоталась еще громче, а Хьюберт почему-то нахмурился. Том покачал головой, вздохнул и повернулся к Невиллу:

– Ну что, пошли? Завтра доделаешь свою трансфигурацию.

– Да я уже закончил, – сказал Невилл. – Правда, не уверен, что все правильно.

– Оставь, я проверю, – велела Минерва. – А вы топайте, Руди, наверное, уже бьется в экстазе от предвкушения. Мы, если что, прикроем. Артефакты не забыли?

Том покачал головой, Невилл похлопал по карману. У него быстро вошло в привычку таскать с собой огневиски для завхоза, который они в пугающих количествах закупали в «Кабаньей голове» у Аберфорта. Попрощавшись с ребятами, они вышли из гостиной.


По Запретному лесу пришлось бродить не меньше часа, но ничего похожего на черный мох Невилл так и не увидел. Наконец, Тому это надоело.

– Ну, хватит! – заявил он, прислонившись к могучему стволу бука. – Придется идти дальше.

Невилл посмотрел на цепочку вечнозеленых кустарников с ярко-желтыми цветами, за которыми начиналась запрещенная для студентов территория, и вздохнул. Лезть в дебри ему решительно не хотелось.

– А если кто-нибудь узнает, что мы туда ходили?

– Не беспокойся, – махнул рукой Том. – Завтра выходной, а учителя тоже люди. Многие уже в Хогсмид удрали, хорошо, если к утру вернутся. Ну, сам подумай, в нашей компании почти все старосты факультетов и оба старосты школы. Предполагается, что как раз мы и будем следить за порядком. А за нами никому не придет в голову шпионить.

– Даже Дамблдору? – прищурился Невилл.

– Дамблдора до воскресенья не будет! Слышал, как он с Диппетом разговаривал. А кроме него опасаться некого.

С этим Невиллу пришлось согласиться. Действительно, преподавателей не беспокоило, где проводит время школьная элита. Если к другим ученикам они еще цеплялись, то этой компании доверяли безоговорочно. Поэтому Невиллу ничего не оставалось, кроме как кивнуть и пойти вслед за Томом дальше в лес.

Очень быстро он убедился, что Тому следовало здесь родиться. Сам Невилл спотыкался об каждый корень, путался в паутине, царапался об колючие кусты и получал по лицу ветвями деревьев, а Том преодолевал все препятствия, даже их не замечая. Невилл ругался сквозь зубы и тщетно старался одновременно смотреть и вперед, чтобы ни во что не врезаться, и под ноги, чтобы не пропустить черный мох, если он вдруг появится, но удавалось это с трудом.

– Мы не заблудимся? – спросил он, с трудом нагнав Тома.

– Не волнуйся, – махнул рукой тот. – Сейчас я здесь отлично ориентируюсь, не то, что на первом курсе. Кстати, у тебя все волосы в паутине, а на макушке сидит ее хозяин.

Том провел рукой по его волосам и продемонстрировал крупного паука.

– Мило, – пробормотал Невилл.

– Давай я вытащу, а то тебе ничего не видно, – не дожидаясь согласия, Том принялся освобождать от паутины его волосы.

Несмотря на середину ноября, Невиллу внезапно стало жарко. Впрочем, в лесу было довольно тепло для этого времени года.

– А на первом курсе ты тоже сюда забредал? – спросил он, чтобы отвлечься от не слишком приличных образов, которые подсовывало ему вредное воображение. – Вроде бы это запрещено.

– Если бы всех останавливали запреты, не было бы научных открытий, – заявил Том, выудив из его волос последний липкий комок паутины, и жестом предложил идти дальше. – Но тогда, конечно, смешно получилось. Так вышло, что с первого курса на каникулы остались только мы с Минервой. Я не хотел возвращаться в приют, – он поморщился, – а ее родители отправились на Рождество к ее тетке – той самой мамаше Хитченса. Дочурку с собой брать не стали, потому что она, хоть и умеет себя вести, но категорически не желает. Сначала мы носились по школе, потом нам надоело, вот и решили прогуляться по Запретному лесу…

– И?..

– И заблудились! – рассмеялся Том. – Можешь себе представить! Конечно, в волшебном лесу невозможно замерзнуть до смерти – тут никогда не бывает по-настоящему холодно, но все-таки мы были еще мелкими и глупыми. Блуждали несколько часов, пока не наткнулись на кентавра, который вывел нас к школе. Там уже все учителя на ушах стояли, Диппета чуть удар не хватил – он за каждого, как за родного, переживает. Досталось, конечно, здорово, – он снова рассмеялся. – Но с тех пор я здесь много раз бывал, так что больше не заблужусь.

Невилл хотел было сказать, что ни в чем нельзя быть абсолютно уверенным, но тут заметил возле дерева, почти на самых корнях, выпирающих из земли, небольшой насыщенно-бордовый цветок, и схватил своего спутника за рукав мантии.

– Вот он!

– Где? – изумился Том.

Невилл молча указал на цветок.

– Да ну? Совсем не похоже!

– Сейчас увидишь, – пообещал Невилл и, наклонившись, выдернул растение с корнем.

На его ладони оно быстро преобразилось – вместо яркого цветка, темно-зеленых листьев и грязно-серых корней появилась пористая черная масса с белесыми вкраплениями.

– Ничего себе! – воскликнул Том. – Как ты его нашел?

Искреннее восхищение друга, который, по мнению Невилла, превосходил его во всем, очень ему польстило. Несколько секунд он всерьез раздумывал, не списать ли все на наличие особого гербологического чутья, но потом решил сказать правду.

– Растение, облик которого он принимал, цветет только весной. Обычно черный мох учитывает такие вещи, но в полнолуния, очевидно, происходит какой-то сбой, поэтому он начинает путаться и принимать вид растений, которые невозможно встретить в данной местности или в данное время. Только так его и можно обнаружить. Но пока не срежешь, до конца не разберешься.

– Здорово, что ты во всем этом разбираешься, – с уважением произнес Том. – Руди отличный зельевар, но растения может воспринимать, только в виде ингредиентов. К тому, что еще находится в земле, он даже не знает, как подойти. А это, по-моему, никуда не годится. Настоящий зельевар должен уметь добывать ингредиенты самостоятельно. Ничего, если я ему расскажу про черный мох?

Невилл замялся. После истории с Августой и потайным карманом он старался взвешивать каждое свое слово, чтобы не создавать больше никаких парадоксов. Поэтому во всем, что касалось гербологии, он афишировал только те знания, которые не были секретом в этом времени, и те, которые он получил исключительно опытным путем. О том, как нужно искать этот мох, он впервые услышал еще на первом курсе, на уроке зельеварения, а потом, через пару лет, прочел в одной энциклопедии, среди составителей которой оказался и Снейп. Невилл хорошо помнил, как тогда удивился. Ну да, все правильно. Лестрейндж вряд ли может иметь к этому отношение.

– Ладно, – неохотно сказал Невилл. – Но только ему. Остальные пусть думают, что у меня нюх. Какая им, в сущности, разница?

– Это правильно, – одобрил Том. – О своих профессиональных секретах лучше не болтать. Я его предупрежу. Давай, что ли, возвращаться. Руди говорил, что мха нужно совсем немного, а хранится он не больше недели.

– Сто пятьдесят часов с того момента, как его вытащили из земли, – уточнил Невилл.

– У тебя в голове столько растений, что они скоро из ушей полезут, – рассмеялся Том. – Как тебе удается все это помнить, и напрочь забывать простейшие формулы трансфигурации?

– Не знаю. Просто не понимаю трансфигурацию, хоть тресни.

– Вот и Руди так о гербологии говорит, – он покачал головой. – «Не понимаю» – и все. Даже у Спраут уже не поднимается рука ставить ему хорошие оценки, хотя она всем их завышает. Чувствую, не видать парню ТРИТОНа.

– У Лестрейнджа проблемы с гербологией? – удивился Невилл.

А удивляться было чему. Он уже давно привык, что, при нынешнем уровне преподавания (Спраут не могла провести ни одного урока, не заикаясь и не путаясь в собственных словах), его познания в гербологии вызывают у окружающих бурный восторг. Ребята частенько обращались к нему за разъяснениями, поскольку понимали, что ТРИТОН придется сдавать самостоятельно, и Спраут не сможет поставить им более высокий балл, чем они заслуживают. Спраут, обожавшая и Невилла, и всю компанию, объяснила ему, как заходить в теплицы в ее отсутствие, поэтому он чуть ли не каждый вечер приходил туда с кем-нибудь из ребят и на практике показывал, как обращаться с тем или иным растением. А вот Лестрейндж ни разу не просил его о помощи.

– Шутишь? – хмыкнул Том. – Да он «тролля» за СОВ схватил.

Невилл вытаращил глаза.

– Почему же Спраут взяла его в класс?

– Пожалела. Он жутко расстроился, сам понимаешь, зельевар с «троллем» по гербологии – это просто позор. Надеялся, что сможет потянуть, но, похоже, ничего не выйдет.

– Почему же он не обратился ко мне?

– Ну, он ведь не слепой, – спокойно сказал Том, ловко обогнув паутину, которую Невилл без него вряд ли бы заметил.

– Что ты хочешь этим сказать?

Том внезапно развернулся и резко остановился. Невилл чуть не врезался в него и шарахнулся назад, наматывая паутину на локоть.

– Ты ведь его не выносишь, – произнес Том, внимательно глядя на него.

– С чего ты взял? – пробормотал Невилл, чувствуя, как вспотели ладони.

– Ну, я ведь тоже не слепой. Вижу, как ты от него шарахаешься, как морщишься, когда он к тебе обращается. И ты никогда не называешь его по имени. Даже Абрахаса, с которым вы от силы парой слов перемолвились, ты по имени зовешь, а Руди – нет.

– Тебе показалось, – Невилл, мучительно краснея, опустил глаза и попытался сбросить с рукава возмущенного паука.

– Вот только дурачка из меня делать не надо! – жестко произнес Том и резким взмахом палочки уничтожил и паутину, и ее хозяина.

Невилл лихорадочно соображал. Он и не предполагал, что его антипатия к Лестрейнджу, с которой он ничего не мог поделать, настолько заметна. Ну, и что теперь говорить? Никаких оправданий в голову не приходило. Да и зачем, собственно, оправдываться?

– Ну не нравится он мне, и что теперь? – с вызовом спросил Невилл, вскинув голову. – Я обязан от всех твоих друзей приходить в восторг? Если что, я не Дамблдор, чтобы всех вокруг любить!

Он не зря привел в пример гриффиндорского декана. На уроках трансфигурации профессор Дамблдор частенько принимался рассуждать о любви, сетуя, что эта древнейшая магия сегодня практически забыта. Ученикам это надоело до зубовного скрежета, и многие, недооценивая преподавателя, считали его не вполне вменяемым. Но ребята, включая Невилла, были уверены, что заместитель директора только притворяется сентиментальным.

Как и следовало ожидать, услышав это сравнение, Том рассмеялся, и из его глаз ушла подозрительность.

– Тебе решать, конечно, – сказал он, пожимая плечами. – Только я, честно говоря, не понимаю, что он тебе такого сделал. Руди – добрейший человек, мухи не обидит, а если обидит, будет неделю извиняться. За все время, что я его знаю, он даже голоса ни на кого ни разу не повысил.

Невилл почувствовал, что его затапливает стыд. Ведь и, правда, разве Лестрейндж виноват в том, что сделают его родственники через много лет? И как можно обвинять его в этом?

– Может, ты и прав, – произнес он неуверенно. – Просто он жутко похож на одного неприятного типа. Ассоциации, сам понимаешь…

– Понимаю, конечно, но Руди откуда знать, что у тебя в голове творится?

– Знаешь, я попробую с ним поладить, – решил Невилл. – Помогу с гербологией, а там посмотрим.

– Отлично! – Том повеселел. – Только он сам никогда не станет навязываться, поэтому лучше не рассказывай ему о нашем разговоре.

– Ладно. А почему тебя так беспокоит, как я к нему отношусь?

– Руди мне как брат, – серьезно сказал он. – Правда. Не слишком приятно знать, что вы с ним не ладите.

– Почему? – спросил Невилл отчего-то шепотом.

Том улыбнулся и уже открыл было рот, чтобы ответить, но тут же захлопнул его и замер, словно прислушиваясь к чему-то. Серые глаза потемнели и смотрели настороженно, даже испуганно. Невилл тоже прислушался, но ничего подозрительного не уловил. Он повернулся к Тому, чтобы спросить его, в чем дело, но тот внезапно прижал тонкий палец к его губам, другой рукой выхватил у него палочку и, покачав головой, почти беззвучно произнес:

– Молчи. Не дергайся. Не делай резких движений.

Том не только забрал у него палочку, но и погасил свет на кончике своей. В темноте было неуютно, и Невилл окончательно растерялся. Вдруг в зарослях послышался слабый шорох, а ветви деревьев заколыхались.

Не успел он по-настоящему испугаться, как увидел, скользнувшую по массивному стволу яркую ленту, и на тропинке появилась не слишком большая – дюймов семьдесят длиной – изумрудно-зеленая змея. Оказавшись напротив Тома, она поднялась на хвост, высунула раздвоенный язычок и зашипела.

Невилл не знал, что делать. В змеях он не разбирался и понятия не имел, была ли она ядовитой. Зачем только Том отобрал у него палочку?!

Наконец, змея закончила шипеть и, чуть склонив голову, уставилась на Тома. Он открыл рот, и Невилл просто не поверил своим ушам, услышав точно такие же звуки, которые только что издавала змея. Том говорил на серпентарго! Как это понимать?

– Невилл, – прошептал Том, перестав шипеть, и повернулся к нему: – Будь здесь и никуда не уходи. Не делай резких движений. Стой на месте. Она спокойная, но если попытаешься пойти за мной, – нападет.

– Ты… ты оставишь меня здесь?.. – разлепив губы, с трудом сумел произнести Невилл. – С… ней?

– Я быстро. Не двигайся.

Не дожидаясь ответа, он исчез в зарослях. Невилл остался один. Точнее, не один, а в компании изумрудной змеи, хотя, видит Мерлин, он предпочел бы одиночество. Змея, раскачиваясь на хвосте, не сводила с него глаз. Невилл боялся пошевелиться, мысленно умоляя Тома вернуться поскорее. Он был до смерти напуган, а от странного немигающего взгляда змеи ноги буквально подкашивались.

Невилл не знал, сколько простоял так, не двигаясь и почти не дыша. Наконец, раздался шорох, и из-за деревьев показался Том. Волосы у него были взъерошенными, он выглядел встревоженным и почему-то нес в руках шарф, который до этого был намотан на его шею. Он прошипел что-то змее, та кивнула в ответ и, скользнув взглядом по Невиллу, заползла на ближайшее дерево и скрылась среди ветвей.

– За мной, быстро! – слегка задыхаясь, скомандовал Том и помчался вперед.

Палочку он так и не отдал. Невилл побежал за ним, окончательно перестав понимать, что происходит, и, надеясь только на то, что им удастся благополучно выбраться из Запретного леса, а потом, если повезет, друг ему все объяснит.

Том мчался, не разбирая дороги, и не обращая внимания на ветки, которые хлестали его по щекам. Невилл с трудом поспевал за ним, поминутно спотыкаясь и чуть не падая, но Том ни разу не оглянулся. Наконец, они добежали до школы. Оказавшись в замке, Том остановился так резко, что Невилл чуть в него не врезался и, вглядевшись в его исцарапанное лицо, пробормотал:

– У тебя кровь на щеке…

– Плевать! Отнеси ее в Выручай-комнату! – отрывисто бросил Том. – Только быстро!

– Кого отнести? – не понял Невилл.

– Да змею же! – процедил Том, сунув ему под нос свой шарф, который он так и нес в руках.

Невилл с изумлением увидел свернувшуюся кольцами маленькую полосатую черно-белую змейку. Он рефлекторно спрятал руки за спину – принимать такую ношу ему решительно не хотелось.

– А ты?

– К Руди пойду, за зельем, чтобы не терять время, – нервно пояснил Том. – Или ты не видишь, что ей плохо?

Тут только Невилл заметил, что змейка почти не шевелится, только слабо открывает рот, а глазки выглядят какими-то тусклыми и безжизненными.

– Может, лучше я схожу к Руди? – робко предложил он.

– Да я тебе три часа только объяснять буду, что случилось! – крикнул Том. Змейка странно дернулась, и он, спохватившись, добавил шепотом: – Невилл, клянусь, она совсем не опасна! Просто отнеси ее к нам, положи в какую-нибудь коробку или корзинку и наложи согревающие заклинания. Я скоро вернусь!

– Хорошо, – сдался Невилл, осторожно принимая у него шарф с пресмыкающимся. – Только палочку мне верни.

– Ах, да! – спохватился Том и, выудив из кармана палочку, протянул ему: – Смотри, не попадись! – крикнул он уже на бегу и бросился к лестнице в подземелья.

Невилл подавил вздох и помчался наверх, от всей души надеясь, что змея по дороге не решит его покусать.

Он еще ни разу не приходил в Выручай-комнату в одиночестве и, добежав до нужного коридора, испугался, что она его не пропустит. Но никаких проблем не возникло, более того, на полу обнаружилась довольно большая плетеная корзинка. Невилл осторожно поместил туда змею вместе с шарфом и, случайно прикоснувшись к ней, поразился, насколько холодная у нее шкурка. Он быстро наложил на корзинку согревающие заклинания, но сомневался, что это поможет. Ему было известно, что температура тела змеи зависит от температуры окружающего воздуха. В комнате было тепло, но она, похоже, никак не могла согреться.

Невилл уселся прямо на пол рядом с корзинкой, поглядывая то на слабо шевелящуюся змейку, то на часы, и от всей души надеялся, что она не умрет. Змеи не вызывали у него теплых чувств, но он понимал, что Тома ее смерть огорчит. Не просто же так он мчался, как сумасшедший, через лес, не обращая внимания на ветки, царапающие лицо! Похоже, змеи много для него значат. И факультет тут не при чем. Невилл был гриффиндорцем, но до львов ему не было ни малейшего дела, и он здорово сомневался, что Селеста Харрелл сходит с ума от барсуков. Тут было нечто большее, и не удивительно, учитывая, что Том говорит на серпентарго. А ведь знание змеиного языка – отличительная черта темных магов…

Невилл потряс головой и мысленно обругал себя. Ну да, Гарри, видимо, тоже следует записать в темные маги, раз он свободно болтал со змеями! И потом, Невилл уже понял, что Темные искусства – не такая уж ужасная вещь, как ему внушали с раннего детства. Даже Непростительные заклятия как таковые, по сути, ничем не хуже обычных заклинаний. Если человек захочет кого-то убить, он и без убивающего заклятия найдет способ это сделать. А если человек – не убийца, то кому станет хуже от того, что он умеет его применять? Когда Крауч изображал из себя Моуди, он убил паука во время урока. Конечно, для Пожирателя смерти это нормально, но ведь его поступок никого не удивил! Следовательно, настоящий Моуди в аналогичной ситуации поступил бы точно так же. И во время войны аврорам разрешали использовать Непростительные заклятия. Вполне возможно, что и родители Невилла их применяли.

А раз так, то знание серпентарго – это просто сущая ерунда. Наоборот, даже интересно. Невилл понятия не имел, что в Запретном лесу водятся змеи, тем более, такие необычные. Во всяком случае, ничего подобного он ни разу не встречал. Иногда в его дом заползали безобидные ужики, а как-то раз он столкнулся с гадюкой, которая, к счастью, не обратила на семилетнего мальчика ни малейшего внимания.


Дверь с грохотом распахнулась, в комнату ворвался Том и, не глядя на Невилла, бросился к змейке, на бегу доставая из кармана небольшой темный флакон. Кровь на его щеке уже засохла, а в растрепанных волосах было полно паутины.

Самостоятельно напоить змейку зельем Тому не удалось, и Невиллу пришлось помогать ему, удерживая ее голову так, чтобы рот был открыт. Змея почти не пыталась сопротивляться, только едва слышно что-то шипела, а когда зелье попало ей в рот, задергалась и затихла. Том отстранил Невилла и еще несколько минут водил над ней палочкой, бормоча какие-то заклинания. Наконец, он облегченно вздохнул и растянулся прямо на полу, а на его губах появилась слабая улыбка. Невилл понял, что все закончилось благополучно. Он оказался прав.

– Жить будет, – произнес Том. – Только придется оставить ее здесь на некоторое время.

– А что с ней произошло?

– Крыса, – последовал лаконичный ответ.

– Но я думал, что крысы – это их пища, – изумился Невилл.

– Ну да, – хмыкнул Том. – Особенно когда змейка такая крошечная, а крыса размером с кошку.

– А что это за вид?

– Малайский крайт.

– Не знал, что в Британии такие водятся, – протянул Невилл.

– Не водятся, вообще-то, – Том рассмеялся. – Кстати и зеленую мамбу, которая тебя караулила, ты тоже едва ли можешь встретить на улицах Лондона. Индийская кобра, полосатый эйренис, многочисленные королевские змеи и многие другие виды у нас, впрочем, тоже не обитают. Только ужи, да гадюки.

– Но откуда они все взялись? – Невилл вытаращил глаза.

– А ты угадай! – Том стряхнул паутину с волос, потер щеку рукавом мантии и уселся на полу, скрестив ноги. – Кто, по-твоему, мог притащить в Запретный лес всех этих милых созданий? Маленькая подсказка: это произошло очень давно.

– Слизерин?! – ахнул Невилл. – Он ведь, как и ты, говорил на языке змей, и… – он осекся, вспомнив историю о Тайной комнате и василиске, но Том, к счастью, ничего не заметил.

– В точку! – воскликнул он. – Змей у нас очень мало, его это всегда раздражало, вот он и привез со всего света множество разных видов, поселил их в Запретном лесу и велел жить мирно и не покидать свою территорию. В общей сложности, он доставил сюда тридцать девять видов змей, из них восемнадцать – ядовитых.

– Как он мог их сюда привезти? – пришел в ужас Невилл. – Ведь здесь же школа!

– И что? – Том пожал плечами.

– Они могут покусать кого-то из студентов!

– Зачем?

– Ну… – Невилл слегка растерялся. – Мало ли… захочется…

– Змея – не человек, – улыбнулся Том. – Это люди грызут друг друга ради собственного удовольствия, а у змеи может быть только две причины для нападения. Первая: чувство голода, вторая: опасность для потомства или для самой змеи. Столкнувшись с человеком, она, скорее, уползет, чем набросится. Уверяю тебя, даже самой неадекватной змее далеко до нашей Минервы.

– А если кто-то из них проголодается?

– Невилл, тебе кто-нибудь когда-нибудь говорил, что ты дурак? – вежливо осведомился Том. – Посмотри на себя и вот, хотя бы, на эту крошку! Ты всерьез думаешь, что она способна тебя сожрать?

– Ну, может не сразу…

– Ты точно дурак. Змеи заглатывают добычу целиком, а потом переваривают. Крупных анаконд, в которых ты мог бы поместиться, здесь нет, а небольшие змеи охотятся только на тех животных, которых могут съесть. Все прочие их не интересуют.

– Но ведь студенты вовсю разгуливают по Запретному лесу, не говоря уже о преподавателях! – не желал сдаваться Невилл. – Могут не заметить, наступить куда-нибудь…

– В целом, ты прав, – кивнул Том. – Но, во-первых, ни один человек, включая директора, лесника и нашего покалеченного преподавателя ухода за магическими существами, не может проникнуть на их территорию – Слизерин об этом позаботился. А, во-вторых, сами змеи прекрасно понимают, что, если хоть кто-то из учеников пострадает, руководство школы моментально устроит зачистку, чтобы избавиться от угрозы. Они слишком умны, поэтому сами не показываются ученикам и даже их охраняют по возможности.

– А эта змея, которая меня караулила? – вспомнил Невилл. – Ты ведь сказал, что она нападет, если я пойду за тобой!

– Это она так сказала, а я передал тебе, – сообщил Том. – Не думаю, чтобы она действительно могла тебя укусить. Просто была не в себе, поэтому я решил перестраховаться.

– И часто ты им жизни спасаешь?

– Не слишком. В этот раз просто повезло. Лес они не покидают, да я бы и не успел, если бы был в замке. Но, честно говоря, они меня здорово измучили.

– Чем же?

– Как я уже говорил, они слишком уж умные, – вздохнул Том. – Змеи, с которыми я общался до Хогвартса, были намного примитивней. Есть, спать, размножаться – вот и все радости жизни. Эти совсем другие. Ничего удивительного, конечно. До того, как Слизерин их сюда привез, они тоже были вполне обычными.

– Он их заколдовал? – спросил Невилл.

– Ему не пришлось этого делать. Запретный лес сам по себе полон магии, как и другие волшебные леса. В противном случае, змеи бы просто не выжили в нашем климате. Но в этом лесу теплее, чем на маггловских территориях, да и его магия на змей сильно повлияла. Они лучше переносят холода, дольше живут, и интеллектуально тоже здорово развились. Эволюционировали, одним словом. Когда я учился на третьем курсе, у них чуть не разразилась война. Разделились на два лагеря и никак не могли решить, кто прав. А тут я подвернулся – первый человек, говорящий на серпентарго, за долгие годы. Естественно, меня тут же взяли в оборот. У змей это в крови – слушаться людей, которые могут с ними говорить, считается, что если змея поступит вопреки воле такого мага, то будет проклята навеки. Вот они и заявили, что на моей скромной персоне отныне лежит ответственность за их общественный строй. Неслабо, правда? До сих пор с трудом верится, что мне удалось тогда их помирить. Несколько часов убеждал, что от войны пользы не будет. Потом еще в школе недели две шипел по инерции.

Невилл рассмеялся.

– Тебе весело, – ухмыльнулся Том. – А на меня все смотрели, как на умалишенного. Я ведь даже не замечал, что говорю не то. Представь себе: урок заклинаний, я бодро отвечаю на вопрос Флитвика, да еще так подробно, обстоятельно, с примерами. Заканчиваю, жду реакции. Он смотрит на меня внимательно, склонив голову, а потом восклицает эдак восторженно: «Замечательно, мистер Риддл! Просто великолепно! А теперь, пожалуйста, все то же самое, только по-английски, будьте так любезны!». Вот не мог сразу сказать! А Кеттлберн после этого случая притащил на уход какого-то полудохлого ужа и заявил, что нашел мне переводчика. Шутники, чтоб их!

Как Невилл ни старался, но хохот сдержать не получилось. Том, впрочем, не обиделся, только приложил палец к губам и покосился на корзинку.

– Шейла не любит громкие звуки, – прошептал он.

– Шейла? – удивленно спросил Невилл.

– Ну, надо же как-то ее называть, – слегка смутившись, сказал Том. – Считаешь, это глупо?

– Совсем нет! – поспешно заверил Невилл.

– Ты, похоже, змей не слишком жалуешь…

– Честно говоря, никогда не имел с ними дела.

– Они мало кому нравятся, – ровным голосом произнес Том. – Почему-то все очень легко забывают о том, что змея с древних времен является символом мудрости. Что даже у магглов змея, обвившая чашу, – символ медицины. Что и волшебники, и магглы готовят из змеиного яда целебные снадобья. Подумаешь, ерунда какая! Все равно все будут твердить, что змеи – отвратительные, лицемерные, подлые, агрессивные существа, всегда готовые сделать какую-нибудь гадость! Чем, спрашивается, они это заслужили?! – последние слова он почти прокричал, сильно стукнув кулаком по полу.

– Не знаю, – искренне сказал Невилл, озадаченный этой неожиданной вспышкой.

– Извини, – пробормотал Том, слегка успокоившись. – Просто у меня со змеями особые отношения.

– Это я уже заметил.

Том натянуто рассмеялся, потирая поцарапанную щеку.

Стукнула дверь, и в комнату вошел Лестрейндж. Он сразу же развернул бурную деятельность. Оказалось, что не только у Тома, но и у Невилла все лицо покрыто ссадинами и царапинами. Он отправил их умываться (в Выручай-комнате имелась и ванная с туалетом), а потом заставил обработать раны заживляющей мазью, грозясь, что расскажет Поппи об их наплевательском отношении к своему здоровью. Невилл и Том только вяло отмахивались.

– Змею будешь здесь держать? – спросил он, оставив, наконец, их в покое.

– Придется, – кивнул Том. – Выпускать ее пока рано, слишком слаба.

– Минерва взбесится, – заметил Рудольфус, покачав головой.


Его слова оказались пророческими. Через полчаса подтянулись остальные ребята, и Минерва в том числе. Она замерла на пороге, подозрительно потянула носом воздух, быстро подошла к корзинке и, ткнув в нее пальцем, гневно спросила:

– Это кто?

– Карликовый василиск, – серьезно ответил Том.

– Не идиотничай!

– Какой вопрос, такой ответ, – он пожал плечами. – Сама ведь видишь, что это малайский крайт.

– Какой дементор поцеловал тебя в задницу, Риддл? – процедила Минерва. – Или ты забыл, что обещал не таскать сюда змей?

– Это исключительный случай, – успокаивающе произнес Том. – Ей необходим особый уход. Как только поправится, я ее выпущу. Кстати, ее зовут Шейла.

– Ах, Шейла! Как мило!

– Перестань, Минерва, – улыбнулся Рудольфус. – Ну что здесь такого? Почему бы слизеринцу не завести змею?

– Отлично! – крикнула она. – После рождественских каникул привезу в школу льва! Надеюсь, никто не будет возражать?

– Да хоть громамонта! – не выдержал Том. – Только не надо вопить, Мерлина ради! Шейлу это нервирует.

– Да неужели? – обозлилась Минерва. – А мне теперь прикажете на цыпочках ходить? Вам вообще кто нужнее: я или эта змея?

– Лично я за змею, – моментально ответила Вальбурга. – Сидит себе тихо в корзинке, маленькая такая, милая. И риск скончаться от яда в ее компании ниже, чем в твоей.

– Я поддерживаю, – заявил Рудольфус. – Всегда считал, что для Оборотного зелья вместо шкурки бумсланга вполне подойдет кусочек твоей кожи.

– Точно, – кивнул Том. – Иди-ка ты, в самом деле. А то вдруг она тебя укусит, отравится еще…

От негодования у Минервы даже пропал дар речи. Она только открывала и закрывала рот, обводя возмущенным взглядом ребят, которые каким-то чудом умудрялись сохранять невозмутимость. И тут ошибку допустила Августа – она засмеялась. Разумеется, Минерва немедленно на нее накинулась.

– А ты чего веселишься? Тоже хочешь от меня избавиться? Хороша подруга! Как мозгами моими на уроках пользоваться, так это можно, а как до дела доходит, мы хихикать начинаем!

Августа прикусила губу и опустила глаза.

– Хватит, МакГонагалл! – рявкнул Хьюберт. – Сколько можно ее дергать? Хочешь поорать, ори на меня, нечего цепляться к тем, кто не может тебе ответить!

– Действительно, Минерва, – добавил Том. – Не дело это, так с подругой разговаривать.

– Тебе бы тоже помолчать! – неожиданно заявил Хьюберт, глядя на него с неприязнью.

– Я-то что сделал? – искренне удивился Том.

– Да ничего! – Берти, похоже, окончательно перестал соображать. – Зла на тебя не хватает, Риддл, вот что! Изображаешь из себя…

– Ребята, прекратите уже! – попытался вмешаться Лестрейндж, но никто его не слушал.

Невилл всерьез испугался, что дело дойдет до драки, но вдруг в комнате раздалось довольно громкое раздраженное шипение. Все разом замолкли и повернулись на звук. Змейка высунула из корзинки крошечную головку и снова зашипела. Том что-то прошипел ей в ответ и протянул руку. Змейка прикоснулась раздвоенным язычком к его пальцам и снова спряталась в корзинке.

– Что с ней? – испуганным шепотом спросила присмиревшая Минерва. – Она все слышала?

– Змеи не слышат человеческую речь так, как мы, – спокойно ответил Том. – Они воспринимают ее в виде колебаний, поэтому суть ссоры она, конечно, не уловила. Но поняла, что происходит что-то нехорошее. Я ее успокоил.

– Кажется, я немного погорячилась, – пробормотала Минерва.

– Не без этого.

– Но ты тоже хорош! «Вдруг она тебя укусит…» – очень, смертофалд тебя забери, смешно! Крайты, между прочим, жутко ядовитые!

– Шейла никого не укусит! – твердо сказал Том. – Если, конечно, ты не станешь размахивать над ней тесаком. И, кстати, она тебя уже побаивается.

– Ладно… Ты ей скажи, что на меня иногда находит, но я вовсе не… – не договорив, она вздохнула и повернулась к Хьюберту: – Эй, Берти! Послушай-ка…

– Отвяжись! – выпалил он и отвернулся.

Минерва подняла брови и многозначительно хмыкнула, но настаивать на продолжении диалога не стала. Хьюберт весь оставшийся вечер сидел, насупившись, и ни с кем не разговаривал.


Расходились ребята по очереди. Учителя их, конечно, любили, но нарываться лишний раз все-таки не следовало. В гриффиндорскую башню Невилл вернулся последним и в гордом одиночестве. Игнатиусу как старосте школы предстояло ночное дежурство, и он решил скоротать оставшееся время в компании Лукреции на ее территории. Едва переступив порог гостиной, Невилл понял, что Игги поступил разумно, – Минерва и Хьюберт, не обращая внимания на присутствие других студентов, самозабвенно орали друг на друга.

Впрочем, Невиллу еще повезло – когда он пришел, уже звучали финальные аккорды ссоры.

– Чтоб тебе десятерых детей от горного тролля родить! – крикнул Хьюберт с ненавистью и скрылся в спальне.

По мнению Невилла, это было на редкость жестокое пожелание. Он остановился посреди гостиной и задумался. Идти в спальню, когда Берти в таком неадекватном состоянии, никак не хотелось. С Минервой тоже сложно нормально разговаривать, но от нее, по крайней мере, понятно, чего ожидать.

– Что это с ним? – осторожно спросил Невилл, присев на краешек соседнего кресла, и ожидая услышать гневную тираду.

– Бесится, – неожиданно мирно отозвалась Минерва.

– Это я понял. А почему?

– Да дурак он! Уже года два вокруг Августы вьется, она его игнорирует, а все вокруг, конечно, в этом виноваты! Вот уж глупость!

– Ну, знаешь, по-моему, ты порой действительно ведешь себя с ней просто отвратительно.

Невилл был уверен, что после этого заявления Минерва точно сорвется. Но ее словно кто-то заколдовал.

– Да я все жду, когда она, наконец, не выдержит, и пошлет меня куда подальше, – рассмеялась она. – Должен же у человека быть какой-то предел!

– Может, тебе следует быть с ней помягче?

– А толку? – поморщилась Минерва. – Все остальные с ней куда как мягко обращаются, особенно Том. По мне, так от этого только хуже. Высмеял бы ее разок, она бы мигом успокоилась. Зачем, спрашивается, рыцаря из себя изображать?

– О чем это ты? – растерялся Невилл, перестав улавливать суть ее объяснений.

– Ну ты даешь! – восхитилась Минерва. – Неужели не заметил, что Августа от него без ума?

– От Тома?!

– От кого ж еще?

Невилл потряс головой, пытаясь привести мысли в порядок. Это известие его ошеломило, и в первую секунду он просто не поверил своим ушам, но тут же в голове замелькали воспоминания, подтверждающие правоту Минервы. Ведь он и сам неоднократно удивлялся, почему Августа ведет себя неадекватно всякий раз, как Том к ней обращается! Краснеет, бледнеет, заикается, смущается, прячет глаза… Мерлин, как только он раньше ничего не понял!

А что, если и Том ей симпатизирует? При мысли об этом Невилл поморщился и с трудом сдержал нервный смешок. Что может быть глупее, чем ревновать парня к собственной бабушке?

– Шансов-то у нее никаких нет, – произнесла Минерва задумчиво, словно прочитав его мысли.

– Правда? – Невилл надеялся, что его голос звучит не слишком радостно.

– Точно, – кивнула она. – Просто Том не хочет ее обижать. Случаются порой с этой скотиной приступы жалости – откуда только что берется? А Августа – романтичная дурочка, нашла по кому вздыхать!

– Ты, случаем, не ревнуешь? – подначил ее Невилл.

– Кого, Риддла? – возмутилась Минерва. – Вот еще! Нужен он мне сто лет! Красавчик, конечно, но если бы мы встречались, кто-то из нас уже был бы мертв. Вероятнее всего, я, – она криво усмехнулась и, брезгливо поморщившись, добавила: – А Августа идиотка. С детства мечтает о герое на крылатом коне, из тех, о ком пишут в сентиментальных любовных романах.

– По-моему, Том не очень похож на персонажа такого романа, – заметил Невилл. – Хотя, если подумать…

– Совсем не похож, и думать здесь нечего! – отрезала Минерва. – Тут ведь как вышло. Когда мы с Августой в Хогвартс поступили, наши матери еще общались. И мне велели за ней приглядывать. Я приглядывала, конечно, но не могла же я постоянно ее караулить! А к ней в коридоре прицепились Хитченс с приятелем. Давать отпор она не приучена, вот и перепугалась до полусмерти. Ну, а Том шел мимо, увидел, что девчонку обижают, и оглушил обоих. Вот она с тех пор по нему и сохнет. Типа, спаситель и все такое. Полное идиотство!

– Может, не такое уж и идиотство, если он и через пять лет ей нравится? – категоричные выводы сокурсницы уже порядком надоели Невиллу.

– Не в этом дело, – она махнула рукой. – Появись у него кто-нибудь, Августа бы тут же успокоилась и обратила, наконец, внимание на Берти – самая подходящая для нее кандидатура. Но Том у нас одиночка.

– Хочешь сказать, он вообще ни с кем не встречался?

– Хороший вопрос. Мы обычно личную жизнь друг друга не обсуждаем, если она не афишируется. Понимаешь?

– Понимаю, – Невилл постарался не выдать разочарования

– А тебе вообще, что за дело? – прищурившись, осведомилась Минерва.

– Просто интересуюсь, – делано равнодушно ответил он.

– Ну-ну. Уж признался бы, что Том тебе нравится!

Невилл фыркнул, но отвечать на это ничего не стал.

– Если признаешься, расскажу кое-что интересное! – заявила она, разглядывая его с искренним любопытством.

– Это низкий шантаж!

– Ага! – подтвердила Минерва и похлопала его по плечу: – Да не истери ты так. Что ты девчонками не интересуешься, у тебя вот такими буквами на лбу написано, – она широко развела руки в стороны.

– Мало ли, кто кому нравится, – уклончиво сказал Невилл. – Это еще ничего не значит. Ты ведь сама говорила, что он красавчик.

– Оно так. Просто мне кажется, что Тому как раз нужен кто-нибудь, вроде тебя или Руди. Так, чтобы и не сволочь, и не совсем наивный, и с характером, и мозги на месте были, и моральные принципы имелись. Вы с ним здорово похожи, да и Том его очень ценит. Только Руди девчонки нравятся, тем более… – она почему-то осеклась и замолчала, поджав губы.

– А Том? Он… в смысле… – Невилл пытался сообразить, как лучше сформулировать свой вопрос.

– Точно сказать не могу, – произнесла Минерва, очевидно, догадавшись, что он имеет в виду. – Сам он никогда не откровенничает. Но есть три момента. Во-первых, лето он проводит в своем приюте, в Лондоне. Там, конечно, одни магглы, но они, в общем, тоже люди. Разумеется, он периодически гостит у кого-нибудь из нас, но, в целом, может делать там все, что угодно, – сюда даже слухи не дойдут. Согласен?

Невилл кивнул.

– Во-вторых, – продолжала она. – Весь прошлый год возле него крутился один семикурсник – сейчас, как ты понимаешь, его уже здесь нет, – о котором совершенно точно можно сказать, что он предпочитал парней. К нам его Том не приводил, оно и понятно – ни особым умом, ни талантами, ни какими-либо еще стоящими качествами паренька природа не наградила. Спрашивается, зачем Тому он вообще понадобился? Просто так он никогда ничего не делает – рационалист тот еще. Да и до этого кое-какие моменты были. Ну, и, в-третьих. В нашей компании народ особый, но, если я права в своих подозрениях, личную жизнь ему крутить решительно не с кем. Посторонние никого из нас не обрадуют. А вот тебе я желаю удачи.

– Спасибо, – пробормотал Невилл, не зная, как на все это реагировать.

Минерва подмигнула ему и рассмеялась:

– Не забивай голову. Если ты ему нравишься, он теряться не станет. Не тот человек. А если нет, тут ничего не поможет. Своего мнения он не меняет, а Приворотные зелья пьет, как воду.

– Серьезно? – недоверчиво спросил Невилл.

– Будешь смеяться, но у него иммунитет, – она еще больше развеселилась. – Первый раз его еще на третьем курсе пытались приворожить. Какая-то девчонка угостила пирожным. Я заметила, что она как-то уж слишком пристально на него смотрит, и почуяла неладное. Том чувствовал себя прекрасно, но кусочек пирожного я Руди все-таки отнесла, чтобы проверил. Ну, и выяснилось, что мелкая гадина его Приворотным зельем напичкала. А Том даже не почесался – говорит, как была прыщавой глистой, так и осталась. Руди потом еще Амортенцию специально сварил, чтобы проверить, как она на Тома действует.

– И как?

– Да никак! Сначала долго нюхал, заявил, что ничем не пахнет, а потом выпил и даже не поморщился. Руди подумал, что в приготовлении ошибся, и сам ее выпил, сволочь!

– Почему сволочь? – удивился Невилл.

– А потому, что он на меня ее делал, с моим, дементор его поцелуй, волосом! – воскликнула Минерва. – Ну, выпил и набросился, точно громамонт в период спаривания. А я на третьем курсе совсем мелкая была, вроде Эйлин. Хорошо хоть противоядие было, только мерзавец пить отказывался, пока я его не поцелую! Ну разве не гад?!

– Под Амортенцией сложно отвечать за свои действия, – вступился Невилл за Рудольфуса, с трудом сдерживая смех.

– Да я про Тома! Если б не его непонятный иммунитет, Руди бы и в голову не пришло глотать эту гадость! – Минерва усмехнулась. – Но Руди всегда все надо проверить, пусть даже на себе. Зельевары все психи.

– Вот я дурак! – воскликнул Невилл, хлопнув себя по лбу.

– Самокритично…

– Я черный мох ему не отдал! – пошарив в кармане, он вытащил чуть подсохшее растение.

– Подумаешь, проблема! – фыркнула Минерва. – Завтра суббота, значит, Руди весь день будет торчать в классе зельеварения. Туда и принесешь. Или можешь в Большом зале отдать, но я бы не советовала – лучше не светить такие вещи.

– Отлично! Рисковать не буду, лучше прогуляюсь вечером до подземелий.

Невилл решил, что все складывается, как нельзя лучше. Он ведь обещал Тому, что попробует поладить с Лестрейнджем. Налаживать контакт при всех ему не хотелось, а визит в класс зельеварения был вполне оправдан.

Спать он отправился в прекрасном настроении. Для Тома явно было важно, чтобы у Невилла складывались хорошие отношения с Рудольфусом, и со слов Минервы было понятно, что этот парень много для него значит. А Том, по мнению Невилла, определенно, стоил того, чтобы ради него подружиться, не только с Лестрейнджем, но и с самим Волдемортом.

просмотреть/оставить комментарии [46]
<< Глава 9 К оглавлениюГлава 11 >>
июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.06.04 16:37:37
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.06.02 03:07:38
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.31 10:41:52
Дамбигуд & Волдигуд [6] (Гарри Поттер)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [356] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.