Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Яд василиска, гоблинское оружие...почему нельзя было поступить по примеру Фродо? Попросту сбросить хорруксы в ближайший активный вулкан.

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12657 авторов
- 26948 фиков
- 8603 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  Неоконченная история. Невилл Лонгботтом

   Глава 7
Вечером пятницы Невиллу, наконец, удалось улизнуть из-под бдительных очей своих чрезмерно заботливых приятелей. По-хорошему, следовало пойти в библиотеку и приступить к долгожданным изысканиям. Но сил на это у него не было. Учебная нагрузка оказалась очень жесткой, и он только удивлялся, как с ней справляется Минерва, изучающая сверх пяти предметов, которые изучал он сам, еще и арифмантику, и древние руны. Невилл сердито думал, что Диппет, должно быть, поиздевался, разрешив студентам посещать Хогсмид каждые выходные, чтобы они сидели над учебниками по субботам и воскресеньям, скрипя зубами от злости. Все свободные уроки уходили на выполнение домашних заданий, количество которых все возрастало и возрастало.

Поэтому Невилл, воспользовавшись небольшой передышкой, отправился не в библиотеку, а к озеру. Он прогуливался вдоль воды, размышляя о том, как подшутила над ним судьба, не только забросив на пятьдесят лет в прошлое, но и показав людей, которых он знал, совсем не такими, какими он привык их видеть. Невилл думал о том, какие еще сюрпризы преподнесет ему пребывание в школе, когда услышал за спиной осторожные шаги.

Обернувшись, он увидел Тома.

– Вот ты где! А я тебя повсюду ищу!

– Правда, ищешь? – глупо переспросил Невилл.

– Нет, пошутить решил! – фыркнул Том. – Какие планы на вечер?

– Издеваешься? Тебе перечислить все эссе, которые мне нужно написать, или ограничиться половиной?

– Ой, вот только не надо ныть, ладно! – он закатил глаза. – Все так учатся, и никто пока еще не умер. Я так понял, планов у тебя нет? Учеба не счет.

– Тогда нет. А что?

– У нас намечается небольшая ежегодная вечеринка по случаю начала учебного года, – торжественно объявил Том. – Хочешь присоединиться?

– Ежегодная? – переспросил Невилл, улыбаясь. – А какая по счету?

– Вообще-то третья. Правда, самая первая была совсем скромной. Так что?

– Как-то неудобно…

– Неудобно – столкнуться с Дамблдором в женском туалете в три часа ночи, – заявил Том. – А пойти на вечеринку очень даже удобно. Но если ты не хочешь…

– Нет-нет! – поспешно сказал Невилл. – Конечно, я пойду!

– Ну, тогда пошли.

– Сейчас?

– А когда? На Рождество? Все, пойдем, хватит глупостей! – Том протянул ему руку.

Невилл ухватился за нее, хотя в этом не было никакой необходимости – он ведь не сидел, а стоял рядом с ним. Ладонь была теплой и гладкой, только кончики пальцев были немного шершавыми и щекотали кожу. Так, держась за руки, они и пошли к школе.

Том отпустил его руку, только когда они зашли в замок, и Невилл с трудом сдержал вздох разочарования.

– Вечеринка будет в вашей гостиной? – быстро спросил он, чтобы тот не заметил его состояния.

– Не говори ерунду! – рассмеялся Том. – Там слишком много посторонних. У нас есть местечко получше – сам увидишь.

Невилл поплелся за ним вверх по лестнице. По мере того, как они поднимались все выше и выше, он начал догадываться, что Том ведет его не куда-нибудь, а в Выручай-комнату.

Так оно и оказалось. На восьмом этаже Том, как и полагалось, трижды прошелся по коридору с сосредоточенным выражением лица, после чего в стене появилась простая белая дверь. Поманив Невилла за собой, он вошел в комнату. Невилл последовал за ним, ожидая увидеть внутри тех слизеринцев, которые сопровождали Тома вчера, и, опасаясь, что их не приведет в восторг его появление.

Слизеринцы действительно были там – те самые. Саму же Выручай-комнату сложно было описать каким-то одним словом. Невиллу она напомнила наборы конфет с разными вкусами – одних можно слопать сколько угодно, а на другие и смотреть не хочется – от одного вида тошнит. А ведь вкусы у всех разные.

Судя по всему, эта комната как раз учитывала разные вкусы, причем, все одновременно. Здесь были совсем простые, грубо сколоченные стулья и резные кресла, обитые бархатом, больше похожие на троны. Были горы мягчайших на вид подушек и простой деревянный пол, даже не застеленный ковром. Были обычные скамьи и шикарные диваны. Было и нечто среднее – например, удобные кресла, без претензии на роскошь. А еще в комнате был большой широкий стол, на котором громоздились различные приборы, некоторые из которых Невилл видел и в будущем, на занятиях АД. Вдоль стен были расставлены стеллажи с множеством книг. Кроме того, посреди комнаты стояло внушительное количество бутылок со сливочным пивом, графины с соком, стаканы и тарелки с бутербродами и пирожными.

– Знакомьтесь, это Невилл, – сказал Том, подталкивая его в спину.

– Тот самый, с которым ты летом возился? – осведомилась девушка, наморщив носик.

Невилл уставился на нее во все глаза. Теперь он понял, почему ее лицо показалось ему знакомым – девушка была точной копией Джинни, только волосы у нее были черными и глаза немного темнее. То есть, наоборот, это Джинни – ее точная копия, поскольку девушка, очевидно, была ее бабушкой.

– Он самый, – кивнул Том и повернулся к Невиллу: – Теперь ты знакомься. Эта милая леди – Цедрелла Блэк. Ее полагается называть Блэкки, поскольку она, по каким-то загадочным причинам, терпеть не может свое имя.

– Потому что оно дурацкое! – сердито отозвалась слизеринка. – Вот тебя бы так назвали!

– Его бы так не назвали, – лениво растягивая слова, вмешался блондин, развалившийся в обитом темно-зеленым бархатом кресле, – поскольку у него есть кое-что, чего нет у тебя.

– Этот тип, который искренне считает себя остроумным – Абрахас Малфой, – сказал Том. – Обрати особое внимание на его прическу – своим волосам он уделяет примерно в пять раз больше времени, чем учебе, квиддичу – при том, что он капитан команды – и личной жизни вместе взятым. По-моему, это достойно восхищения.

– Если бы у тебя волосы вставали дыбом после каждого мытья головы, ты бы тоже уделял им внимание, – произнес Малфой, едва заметно кивнув Невиллу в знак приветствия.

– Просто у него есть кое-что, чего нет у тебя, Абрахас, – вставила Цедрелла Блэк. – А именно – нормальные волосы, а не эта бесцветная метелка, которую ты почему-то так называешь.

Том рассмеялся и провел рукой по своим волосам, лежащим ровной блестящей волной.

Малфой смерил их обоих равнодушным взглядом, прикрыл глаза и соединил кончики пальцев, всем своим видом давая понять, что происходящее в комнате его ни в малейшей степени не интересует. Невилл подумал, что по аристократизму внуку до деда очень и очень далеко, а в том, что этот человек был дедом Драко Малфоя, не было никаких сомнений.

– А вот это вейлообразное существо – Лоуренс Эйвери, – Том указал на хрупкого, изящного юношу, который, забравшись с ногами в кресло, что-то сосредоточенно чертил грифелем на листе пергамента. – Он у нас художник. С виду похож на недокормленную первокурсницу, зато периодически пытается курить трубку, поскольку считает, что у каждой творческой личности обязательно должны быть экстравагантные привычки. Эй, Лори! – позвал он, поскольку Эйвери никак не отреагировал на эти слова. – Сделай милость, вернись на минутку в реальный мир!

Паренек поднял огромные зеленые глаза и уставился на Тома и Невилла с искренним изумлением.

– Привет, – шелестящим голосом смущенно произнес он. – А я и не заметил, как вы пришли.

Малфой громко фыркнул, не открывая глаз. Невилл улыбнулся. Несмотря на неприятную фамилию (он помнил, что некто Эйвери был среди Пожирателей смерти во время прошлой войны), парень выглядел как-то очень трогательно и невинно и представить, что он мог иметь хоть какое-то отношение ко всей этой грязи, было решительно невозможно.

– А это – Рудольфус Лестрейндж, – представил Том последнего слизеринца.

Невилл вздрогнул. С этим человеком ему меньше всего хотелось знакомиться. Но, к его ужасу, крепкий здоровый парень, до этого спокойно сидевший на подушках, скрестив ноги, резво вскочил и, дружелюбно улыбаясь, протянул ему широкую ладонь. Невилл сглотнул комок. Он понимал, что отказ от рукопожатия покажется странным и невежливым, поэтому быстро сжал протянутую конечность и тут же отдернул руку.

– Руди – человек особый, – заявил Том. – Если захочешь его разозлить, советую трижды подумать. Только себе нервы истреплешь, а этот негодяй даже не почешется, терпения не занимать. А еще он у нас главный миротворец. И, кроме того, гениальный зельевар.

– Скажи это Слагхорну, – засмеялся Лестрейндж.

– Если бы Слагхорн был магглом, он бы до сих пор добывал огонь трением, – поморщился Том и, посмотрев на часы, обратился ко всем присутствующим: – А почему, позвольте узнать, нас так мало? Где вообще все?

– Валли вызвал Диппет, – сообщила Блэкки. – Об остальных ничего не знаю.

– Никакого порядка!

– Не нервничай, – успокаивающе сказал Лестрейндж, снова садясь на подушки. – Уверен, они скоро придут.

Словно в подтверждение его слов хлопнула дверь, и в комнату вошла миловидная блондинка со значком старосты на мантии и с порога объявила:

– Поппи сегодня не будет. Ее Элеонора завалила якобы нужной работой, которую ей лень делать самостоятельно. Бедняжке оттуда еще недели две не вылезти.

– Жаль, – произнес Том, поджав губы. – Но с Элеонорой разговаривать бесполезно.

Девушка уверенно подошла к креслу Малфоя и, спихнув его руку, уселась на подлокотник. Слизеринец открыл один глаз.

– А, это ты, Селеста, – лениво проговорил он, погладив ее по руке. – Как дела в твоей барсучьей норе?

– Не хуже, чем в твоем серпентарии, – отозвалась она, усмехнувшись.

– Это Селеста Харрелл, – сообщил Том. – Наша единственная хаффлпаффка, не считая Поппи, которая уже отмучилась. Весьма деловая особа, надо заметить. Кстати говоря, кузина твоего нового приятеля.

Этого он мог и не говорить. Невилл понял, кто эта девушка, как только она направилась к Малфою. Уж о том, что двоюродная сестра его деда вышла замуж за деда Драко Малфоя, он знал прекрасно, – для того генеалогические древа и существуют. Также он знал, что после их свадьбы с сестрой дед общаться перестал.

– Рада знакомству, – улыбнулась Селеста. – Поппи очень хорошо о тебе отзывалась.

– Приятно слышать, – пробормотал Невилл.

Все это казалось ему странным. Принимая приглашение Тома, он был уверен, что увидит здесь только слизеринцев, но уже появилась одна – точнее, единственная, – хаффлпаффка, появилась бы Помфри, если бы не работа, и, судя по всему, они еще кого-то ждали.

И дождались. Дверь распахнулась, и в комнату буквально ворвалась светленькая рейвенкловка, которая первого сентября разговаривала с Хьюбертом о квиддиче.

– Я учусь на самом идиотском факультете в Хогвартсе! – громко заявила она с порога.

Раздался грохот. Невилл вздрогнул и, обернувшись, увидел, что Эйвери, весь перемазанный грифелем, ползает по полу, собирая листы пергамента, – было похоже, что он свалился с кресла.

– Что там у тебя? – поинтересовалась Блэкки.

– Да ходят по пятам и умоляют взять в команду! – сообщила она, поморщившись. – Я им говорю – отбор в субботу! Нет, продолжают ходить и ныть! Вот в таких случаях как раз начинаешь жалеть, что за применение Непростительных заклятий сажают в Азкабан. Уж я бы их всех!..

– Эта агрессивная особа, готовая перебить весь свой факультет – Айрис Шеферд – староста Рейвенкло, а с этого года еще и капитан команды, – объяснил Том. – Ярая феминистка и мужененавистница, которую природа шутки ради наградила вполне традиционной ориентацией, от чего она очень страдает.

Малфой, Селеста и Блэкки засмеялись. Рейвенкловка схватила подушку и запустила в Тома. Он легко увернулся и послал ей воздушный поцелуй.

Дверь снова хлопнула. На этот раз в комнату вошла высокая девушка с волнистыми каштановыми волосами, а вслед за ней, к огромному удивлению Невилла, протиснулся Игнатиус Прюэтт.

– Что так долго? – недовольно спросил Том.

– Лукреция меня ждала, а я мило беседовал с Диппетом, – объяснил Прюэтт. – Кстати, Валли пока у него, думаю, скоро будет.

– Ладно, – Том кивнул и повернулся к Невиллу: – Ну, с Игги ты, полагаю, уже знаком. А это – его девушка, Лукреция Блэк. И, если ты подумал, что она имеет какое-то отношение к Блэкки, то это действительно так. Здесь вообще полно Блэков. Вот еще Валли придет…

Невилл кивнул, но подумал совсем о другом. Только сейчас он вспомнил, что в Ордене Феникса, о котором ему рассказывала бабушка, были двое братьев по фамилии Прюэтт, убитые Пожирателями во время первой войны с Волдемортом. И вспомнил, что мама Рона и Джинни – их родная сестра, об этом ему тоже говорила бабушка. Получалось, что здесь сейчас в одной комнате собрались и родственники Пожирателей смерти, и родственники членов Ордена Феникса, и все они были если не друзьями, то, как минимум, приятелями. Это просто не укладывалось у Невилла в голове.

В очередной раз открылась дверь. Невилл, который уже ожидал чего угодно, с трудом сдержал изумленный возглас. В комнату вошли трое хорошо знакомых ему гриффиндорцев.

– Дамблдора по дороге встретили, – доложил Хьюберт, рухнув в ближайшее кресло. – Пришлось усыплять его бдительность.

Присутствующие понимающе закивали.

– Рада тебя здесь видеть, Невилл! – искренне воскликнула Минерва. – Мы и сами думали тебя позвать, но решили оставить это на усмотрение Тома – все-таки он два месяца с тобой общался, а мы – только неделю.

Невилл понял, что еще немного, и ноги просто перестанут его держать, поэтому осторожно опустился на подушки. Августа села рядом с ним.

– Ну что, Том, теперь ты, наконец, поздороваешься со мной по-человечески? – осведомилась Минерва, склонив голову.

– С удовольствием, богиня, – ухмыльнулся Том и крепко обнял ее.

– Они дружат? – тихо спросил Невилл у Августы, чувствуя себя полным идиотом.

– С первого курса, – так же тихо ответила Августа. – Точнее, даже с поезда. Я с ним тогда же познакомилась, но Минерва… понимаешь, ей проще удается заводить знакомства… И еще они у них много общего, только Том более… милый… – добавила она с задумчивой улыбкой и покраснела.

– А почему они тогда так странно вчера себя вели?

– Дурачатся, – засмеялась Августа. – Дамблдор не слишком все это одобряет и периодически прозрачно намекает Минерве, что Том – не самая подходящая для нее компания.

Дверь опять хлопнула. Невилл глубоко вздохнул. Он был уверен, что его уже ничем не удивить. На сей раз в комнату влетела высокая худощавая брюнетка с крупным орлиным носом, пронеслась через все помещение, едва не сбив с ног Минерву, и рухнула на подушки ничком.

Лестрейндж протянул руку и осторожно погладил ее по плечу. Она резко отдернулась и мучительно простонала:

– Если кому-то не жалко Аваду – одну-единственную, мне хватит – буду очень благодарна!

– Нам-то не жалко, сестренка, да только в Азкабан не хочется, – с сочувствием сказала Лукреция. – Что случилось? Диппет отстранил тебя от должности старосты школы?

– Не говори глупости, – фыркнула девушка и села, потирая виски и болезненно морщась. – Просто у меня было самое ужасное лето на свете.

– Это Вальбурга Блэк, – прошептала Августа на ухо Невиллу. – Жутко вредная, но забавная.

– Судя по твоим словам, у тебя каждое лето – борьба за выживание, – скептически произнесла Минерва. – Что на этот раз?

– Уж тебе точно не понять! – заявила Вальбурга. – Мои так называемые родители еще с прошлого года раздумывают, за кого бы меня выдать замуж, а этим летом окончательно сорвались с цепи. Представьте: мы ужинаем, и они, словно меня вообще нет, перебирают возможных кандидатов! А что я думаю по этому поводу, им просто наплевать!

– Средневековье какое-то, – сказала Айрис Шеферд, нахмурившись.

– Это у нас в порядке вещей, – вздохнула Вальбурга. – Тебе не понять, ты же магглорожденная.

– Магглорожденная? – невольно переспросил Невилл.

– А у тебя с этим какие-то проблемы? – живо отреагировала Айрис.

– Нет, – пробормотал Невилл. – Просто слышал, что Слизерин не любил магглорожденных, вот и подумал…

– А если бы вдруг выяснилось, что Слизерин справлял нужду, стоя на голове, нам пришлось бы делать то же самое? – ехидно осведомился Малфой, но тут же добавил: – Впрочем, мои родители грязнокровок не выносят.

– Мои тоже, – поморщилась Вальбурга.

– И мои, – добавила, к удивлению Невилла, Августа.

– Все, пойду, пожалуй, утоплюсь в озере, – скривилась Айрис. – А у тебя самого в семье как к магглорожденным относились?

– Нормально, – ответил Невилл и, спохватившись, прибавил: – Дядя ничего не имел против, насчет родителей точно сказать не могу, я их почти не знал.

Лгать – тем более, так – было неприятно. Но что еще ему было делать? Оставалось радоваться, что это пока первый и единственный вопрос, который ему задали о семье. Тут только Невилл догадался, почему никто ни о чем его не спрашивает. Наверняка Том, с которым Диппет поговорил еще на каникулах, написал им и попросил не лезть. Это было единственное объяснение отсутствию любопытства.

– Ясно, – кивнула Айрис, ничуть не удивившись информации о родителях, что подтвердило его догадки. – А моя мать, представь, была расисткой. Терпеть не могла чернокожих.

– Тут их как будто и нет, – заметил Невилл.

– А их в Хогвартсе вообще мало, – сказал Том. – Все больше среди магглорожденных. Из чистокровных сейчас, кажется, только двое или трое. Это ведь магглы во времена работорговли их по всему свету возили, а волшебники, в большинстве своем, где жили, там и живут.

Невилл кивнул. Это звучало логично.

– Ладно, черт с ними со всеми, – махнул рукой Том и повернулся к Вальбурге: – Валли, расскажи подробней, что там у тебя дома?

– Так я уже сказала, – она тяжело вздохнула. – Мужей мне подбирают, и плевать им, что одному за шестьдесят перевалило, у другого изо рта воняет, а третий ноги моет исключительно двадцать девятого февраля, другие дни считает для этого неподходящим. Только и ждут, когда я школу закончу, чтобы составить выгодную партию! Даже кандидатуру Ориона рассматривают! Он же только на четвертый курс перешел!

– Ориона? – искренне удивилась Лукреция. – Мои ни о чем таком пока не говорили…

– Еще скажут, будь уверена, – Валли снова вздохнула и, обхватила руками колени, спрятав в них лицо. – Такое ощущение, что я им не дочь, а домовиха. Наверное, если я буду с ними спорить, мне в конечном итоге отрубят голову. Спасибо, хоть предлагают самой выбрать мужа из предложенных вариантов! Прямо счастье, если не учитывать, что варианты – один хуже другого…

– Советую тебе остановиться на Орионе, – подал голос Лестрейндж. – Он хотя бы…

– Хотя бы?! – Вальбурга резко выпрямилась и повернулась к нему, яростно сверкая глазами. – Ты издеваешься? Как понимать это твое «хотя бы»? Считаешь, я радоваться должна? Ты просто скотина, Лестрейндж! Мне и без того тошно, а тут еще ты со своим «хотя бы»! Ненавижу!!!

Лестрейндж терпеливо дождался, пока этот приступ ярости закончится, и спокойно, не повышая голоса, произнес:

– Вообще-то, я хотел сказать, что Орион хотя бы самый младший. Вряд ли его родители согласятся на брак, пока он не окончит школу или, на крайний случай, пока ему не исполнится семнадцать.

– Не согласятся, факт, – подтвердила Лукреция. – Они вообще не слишком хорошо относятся к ранним бракам.

– Ну вот, – Лестрейндж удовлетворенно кивнул. – Понимаешь, на что я намекаю, Валли? У тебя будет как минимум три года в запасе, а то и все четыре. А за это время многое может измениться.

На впалых щеках Вальбурги появились два красных пятна, она опустила глаза и, теребя краешек мантии, смущенно пробормотала:

– Ладно… э-э-э… извини, что ли. Я думала, ты издеваешься…

– Ничего страшного, я понимаю, – мягко сказал Лестрейндж.

Невилл подумал, что в его патологическом дружелюбии есть что-то безумно раздражающее.

– Всегда с тобой так, Вальбурга, – насмешливо произнесла Минерва. – Сначала вопишь, будто тебя пытают, а потом только думаешь. Хоть бы раз попробовала наоборот.

– Я-то, по крайней мере, думать умею! – немедленно отреагировала Валли, разом забыв о смущении. – Тебе такой трюк вообще недоступен.

– Да неужели? Кажется, в прошлом году кто-то провалил трансфигурацию. Ты, случайно, не помнишь, кто бы это мог быть? Как только Диппет вообще назначил тебя старостой школы…

– Трансфигурация – далеко не единственная наука на свете, если ты не в курсе. А старостами школы назначают не тех, кто зубрит учебники, а тех, у кого хорошо работает голова.

– Ты это называешь головой? По мне, так больше похоже на бладжер. И мозгов там ровно столько же.

– Насчет мозгов, тебе бы помолчать. Или я напомню, как ты пару лет назад строила глазки Дамблдору… Ой, я уже напомнила? Ума не приложу, как так вышло…

– Хватит!!! – рявкнул Том. – Вы обе мне надоели! Объясните, ну почему вы постоянно ругаетесь?!

– Потому что она… – одновременно начали девушки и тут же замолчали, свирепо косясь друг на друга.

– Вот ты и получил ответ на свой вопрос, Том, – расхохотался Лестрейндж. – Эти милые леди похожи, как две капли воды!

– Настолько, что ты до сих пор не можешь решить, кому из нас назначить свидание? – ехидно осведомилась Минерва.

Вальбурга ухмыльнулась и с интересом посмотрела на него. Лестрейндж смутился и слегка побледнел, но ответить ничего не успел. От двери раздался восторженный возглас:

– Ничего себе, какие у вас без меня страсти творятся! И праздник еще не начался, так что, похоже, я вовремя.

Невилл, который уже было решил, что никто больше не придет, с любопытством посмотрел на вошедшего. Им оказался высокий худощавый парень с ярко-рыжими волосами до плеч, длинным, усыпанным веснушками, носом и широкой дружелюбной улыбкой.

Малфой, услышав его голос, сразу оживился и, отстранив Селесту, поднялся с кресла.

– Уизли, – протянул он. – Ты в своем репертуаре. Пропустить учебную неделю – это запросто, а пропустить вечеринку – уже никак.

– Ты же знаешь, Малфой, у меня правило: ни при каких обстоятельствах не пропускать вечеринки, пусть хоть мир рушится, – засмеялся Уизли и, раскинув руки, двинулся ему навстречу.

Парни крепко обнялись, похлопывая друг друга по спинам. Невиллу показалось, что он либо спит и видит какой-то странный сон, либо сошел с ума. Чтобы проверить, он сильно ущипнул себя за руку. От боли на глазах выступили слезы, но ничего не изменилось. Объятия Минервы и Тома Невилл воспринял более или менее спокойно, только удивился. Но объятия Малфоя и Уизли – это уже слишком! Все ведь знают, что они поколениями друг друга ненавидят! А семью Уизли в узком чистокровном кругу называют не иначе, как «предателями крови». Невилл не раз удивлялся, что так не называют его собственную семью, ведь никто из его близких ничего не имел против магглорожденных и магглов. Да и многие другие чистокровные семьи тоже. Тем не менее, факт оставался фактом. Однако здесь, в прошлом, ни о чем подобном речи, похоже, пока не шло.

– Они тоже с поезда дружат? – обреченно спросил Невилл у Августы.

– Тут все сложнее, – прошептала она. – В поезде они подрались. У одного вся семья в Гриффиндоре училась, у другого – в Слизерине, вот они и решили выяснить, кто круче. В школе снова сцепились. Им назначили совместную отработку, там они опять подрались, и получили новое взыскание… В общем, к концу года оба сообразили, что дружить и проще, и удобней, чем ругаться. С тех пор их водой не разольешь.

Невилл молча переваривал информацию. Наверное, в его времени тоже надо было назначать Гарри и Малфою побольше совместных отработок. Глядишь, через пару лет стали бы лучшими друзьями.

– Интересно получается, Септимус, – недовольно протянула Блэкки. – Встречаешься ты со мной, а обниматься лезешь к Абрахасу! Может вам двоим имеет смысл встречаться друг с другом? Ну, а мы поищем более подходящие варианты.

– Присоединяюсь, – добавила Селеста. – Когда я пришла, этот гад даже не соизволил оторвать от кресла свой аристократический зад, а стоило только Септимусу объявиться – подскочил, точно его в этот самый зад ужалили!

– Не сердись, дорогая! – елейным голосом произнес Малфой, вернувшись в кресло. – Просто мы давно не виделись. А ты у нас летом гостила, да и на этой неделе мы каждый день встречались…

– Ладно уж, – она немного смягчилась и, улучив момент, резким движением растрепала его безупречную прическу.

– Селеста!!! – возопил Малфой, судорожно пытаясь вернуть волосам прежний вид. – Ты… ты…

– Мстительная? – охотно подсказала Селеста. – О, да!

Малфой поджал губы и направился к висевшему на стене огромному зеркалу. Невилл даже не заметил, откуда оно появилось.

Септимус Уизли тем временем устроился на полу возле ног Блэкки и, в отличие от своего приятеля, не имел ничего против того, что подруга перебирает его волосы, – наоборот, жмурился от удовольствия, словно кот.

– Как твоя мама? – тихо спросила Блэкки.

– Просто прекрасно! – заулыбался Септимус и, повысив голос, обратился ко всем присутствующим: – Ребята, спасибо вам за помощь. Просто не знаю, что бы я без вас делал! Особенно тебе, Абрахас…

– Не думай об этом, – покачал головой Малфой, которому удалось, наконец, разобраться со своей прической. Теперь он снова сидел в кресле и внимательно следил за руками Селесты.

– Я обязательно все вам верну… – продолжал Септимус.

Его перебила Минерва:

– Не пори чушь! Речь ведь шла не о покупке модных штанов. Мне было совсем не трудно стянуть у отца пару десятков галеонов, раз уж они у него есть. Ты бы сделал то же самое для любого из нас, разве нет?

– Конечно! – с жаром заверил Септимус.

– Вот и не говори ни о каких долгах. Минерва права. Мы ведь не просто кучка студентов, которым нечем заняться, – многозначительно сказал Малфой.

Септимус, чуть подумав, кивнул.

– О чем они говорят? – тихо спросил Невилл, надеясь, что это не слишком бесцеремонно с его стороны.

– У Септимуса этим летом серьезно заболела мать, и ей требовалось дорогое зелье, – охотно объяснила Августа. – А семья у них бедная, почти нищая. Они могли себе позволить только дешевый аналог, который не слишком-то эффективен. Абрахас узнал об этой ситуации и написал нам всем, чтобы мы выслали, кто сколько может, а потом отправил Септимусу нужную сумму. Сам, конечно, бóльшую часть вложил – он у нас богаче всех.

– Понятно, – потрясенно пробормотал Невилл.

Малфой, высылающий Уизли деньги на зелье для матери… Мир, определенно, сошел с ума! И Невилл, кажется, тоже был недалек от этого.

– Так, а что это, интересно знать, здесь делают мыши? – вдруг громко и строго спросил Том.

Невилл обернулся и увидел застывшую в дверях маленькую черноволосую девочку, которая явно собиралась под шумок проскользнуть в комнату, и сейчас была раздосадована тем, что ее поймали. Девочка была очень худенькой, даже костлявой, и не отличалась особенной привлекательностью. Только глаза у нее были красивыми – черными и пронзительными – но все портило бледное лицо, заостренный подбородок и тонкие губы, искаженные недовольной гримасой. Угольные брови имели правильную и четкую форму, но были слишком густыми и широкими для такого маленького личика. Невиллу почудилось в ней что-то очень знакомое.

– Мышь, я тебе что сказал, когда уходил? – суровым тоном осведомился Том, подойдя к ней вплотную, причем, оказалось, что она раза в два ниже его ростом.

– Доделать уроки и ложиться спать, – неохотно сказала девочка и добавила: – Уроки я сделала!

– А спать, надо думать, сюда пришла, – хмыкнул Том. – А ну брысь!

– Вот, значит, как ты со мной разговариваешь! – возмутилась девочка и свирепо уставилась на него, сверкая глазами. – А если я сейчас пойду к матери и расскажу ей, чем вы здесь занимаетесь?

– А ты, мышка, как будто шантажировать меня вздумала? – с искренним удивлением произнес Том. – И как будто всерьез рассчитываешь, что это сойдет тебе с рук?

Девочка прикусила язык и, видимо, решив сменить тактику, заныла:

– Том, ну, пожалуйста, можно я останусь? Хотя бы на часик! Я не буду вам мешать, честное слово!

Том поджал губы, было видно, что он колеблется. Девочка, почувствовав это, усилила нажим:

– Я просто посижу в уголке, почитаю и попью сливочного пива. Ну, пожалуйста!

– Читать ты можешь и в гостиной, – протянул Том.

– Там скучно! И придурков полно. Так можно?

– Ладно, мышка, – Том махнул рукой. – Только пить ты будешь не сливочное пиво, а сок.

– Как скажешь! – радостно воскликнула девочка, и ее бледное личико озарила широкая искренняя улыбка.

Невилл моргнул. Улыбка преобразила ее необычайно, ей, определенно, следовало улыбаться как можно чаще – тогда ее смело можно было бы назвать хорошенькой.

Девочка, прихватив графин с соком и стакан, сняла с полки толстенную книгу, едва ли не больше нее размером, уселась в кресло в дальнем конце комнаты и погрузилась в чтение.

– Это Эйлин Принц, дочка Элеоноры, – объяснил Том, впрочем, Невилл и сам об этом догадался. – Так сказать, принцесса Слизерина. А для своих – мышка. Свои – это я и только я, поэтому не советую так ее называть.

Невилл не мог отвести от девочки взгляда. Он хотел понять, кого она ему напоминает, но это ему никак не удавалось. Пока девочка, очевидно, почувствовав, что на нее смотрят, не подняла глаза и не уставилась на Невилла исподлобья. И тогда он узнал… Узнал этот недовольный, неприязненный и слишком пристальный взгляд из-за завесы черных волос. Именно от этого взгляда у Невилла начинали трястись руки, а из головы вылетали все мысли, он начинал путаться в простейших рецептах и допускал грубые ошибки. Таким взглядом смотрел на него Снейп. Других версий быть не могло – эта девочка была его матерью.

– Что ты на меня так пялишься? – процедила Эйлин Принц сквозь зубы. – Я тебя спрашиваю, придурок!

– Эйлин, полегче! – скомандовал Том. – Не хами. Думаю, ты просто ему понравилась. Да, Невилл?

– Ага, – с трудом выговорил он.

– Гриффиндорец! – Эйлин презрительно фыркнула и снова уткнулась в книгу.

Невилл подавил вздох. Вот только матери Снейпа для полного счастья и не хватало. Мало ему воспоминаний о самом Снейпе! Он снова украдкой взглянул на девочку. От красавицы Элеоноры в ней не было ничего, за исключением, как выразился в свое время Том, масти. А Снейпу повезло еще меньше – унаследовав от Эйлин непривлекательную внешность, он получил в придачу огромный нос – вероятно от отца, поскольку нос его матери имел вполне нормальные размеры. Но теперь Невиллу, по крайней мере, было понятно, в кого у преподавателя зельеварения такой скверный характер.

– Ладно, – сказал Том. – Коль скоро все, включая грызунов королевской крови, здесь, предлагаю начинать.

– Традиция такая, – прошептала Августа. – Пока все, кто должен прийти, не соберутся, есть и пить не начинаем.

Невилл понимающе кивнул. Ребята, которые уже успели немного проголодаться после ужина, мигом накинулись на бутерброды и пирожные, начали разливать по стаканам сливочное пиво. Эйлин, пользуясь суматохой, попыталась было стянуть бутылку, но под строгим взглядом Тома была вынуждена вернуться в кресло.

– Думаю, имеет смысл, пользуясь случаем, решить некоторые сугубо деловые вопросы, – произнес Том, когда все насытились.

– А может, ну их, к дементорам? – поморщился Септимус.

– Нет.

– Ты зануда, Риддл!

– Думай, что хочешь, – сухо бросил Том. – А мне бы хотелось узнать, у кого как с экзаменами СОВ.

– У меня «В» только по гербологии, – бойко объявила Минерва. – Все остальное – «превосходно».

– Ну, кто бы сомневался, – рассмеялся Том. – Собственно, речь не о тебе шла, а о тех, у кого были проблемы. Лоуренс, как у тебя с зельеварением?.. Эйвери, проснись!!!

– Что? – художник вздрогнул от окрика, едва не выронив свои пергаменты, и удивленно посмотрел на Тома.

– Что у тебя с СОВами по зельеварению? – терпеливо повторит тот. – На уроках я тебя что-то не заметил.

– «Удовлетворительно», – тихо ответил Лоуренс. – И по заклинаниям тоже, но Флитвик, в отличие от Слагхорна, согласился взять меня на пару месяцев. Сказал, если буду справляться, разрешит остаться.

– Понятно. Со Слагхорном я вопрос решу. Руди, поможешь ему с зельями?

– Конечно, – кивнул Лестрейндж.

– Айрис, – обратился Том к магглорожденной рейвенкловке, которая что-то негромко обсуждала с Лукрецией. – Займешься с Лоуренсом заклинаниями, ладно?

– Почему я? – возмутилась она.

– А кто? В заклинаниях тебе равных нет. Да и Флитвик – твой декан.

– Но я не хочу!

– Если она не хочет, то не надо! – быстро сказал Лоуренс, хотя по довольной улыбке, которую он тщетно пытался спрятать, и радостно блестящим глазам, было видно, что подобная перспектива устраивает его целиком и полностью.

– Ты лучше помолчи, – велел Том. – А ты, Айрис, не будь такой заразой. Ну, нарисует он пару-тройку твоих портретов, да наговорит десятка два комплиментов, что с того? Утомительно, конечно, но не смертельно.

– Ну, хорошо, – вздохнула Айрис. – Разберемся. Но исключительно из уважения к тебе.

– Вот и славно, – кивнул Том. – А как насчет тебя, Августа? Ты заклинания не посещаешь. Тоже «удовлетворительно»?

Августа мучительно покраснела, пробормотала что-то невнятное и низко опустила голову, сильно вцепившись в руку Невилла.

– Она провалила экзамен, – сообщила Минерва.

Эйлин злорадно рассмеялась из своего кресла. Августа покраснела еще сильнее. Том, шикнув на вредную слизеринку и наградив Минерву укоризненным взглядом, подошел поближе и присел перед Августой на корточки.

– Ну, не огорчайся так, – мягко произнес он. – С каждым может случиться. Взгляни-ка на меня.

Августа в отчаянье затрясла головой, на ее ресницах блеснули слезы. Том беспомощно посмотрел на Невилла и предпринял еще одну попытку:

– Хочешь, я с тобой позанимаюсь? А потом поговорю с Диппетом, может, он разрешит тебе пересдать СОВ по заклинаниям вместе с ТРИТОНами. Что скажешь?

– Не надо, – прошептала Августа почти беззвучно и еще сильнее сжала руку Невилла. – Я сама… сама разберусь.

– Хорошо, – сдался Том. – Тогда, думаю, Хьюберт не откажется тебе помочь. Правда, Берти? А с Диппетом я все равно поговорю.

– Конечно, – с готовностью подтвердил Хьюберт.

Том улыбнулся Августе, которая старалась смотреть куда угодно, только не на него. Невилл удивлялся про себя. Конечно, неприятно провалить экзамен, да еще и говорить об этом при всех. Но приходить в такой ужас, плакать и терять дар речи – это все же как-то слишком.

Больше Том не обращал на Августу персонального внимания, и она довольно быстро успокоилась, отпустила руку Невилл, и даже слегка повеселела.

Тем временем разбор полетов под сливочное пиво продолжался.

– Рудольфус, ты знаешь, что на тебя поступают жалобы?

– Быть того не может! – убежденно заявил Лестрейндж.

– Тем не менее, директор утверждает, что Шеридан…

– Это кто? – искренне удивился он.

– Плакса Миртл, – пояснил Том, поджав губы, чтобы не улыбаться.

– А-а-а, – протянул Лестрейндж. – Все время забываю ее фамилию. И что же с ней произошло?

– По ее словам, ты набросился на нее в коридоре, толкал, оскорблял и унижал.

– Чудненько, – хмыкнул Лестрейндж. – Скажи-ка, сколько мы с тобой знакомы?

– Руди…

– Том. Просто скажи.

– Шестой год, – неохотно произнес Том.

– И хоть раз за эти пять с лишним лет я кого-то толкал, оскорблял или, тем более, унижал?

– Нет, – признал Том. – Потому что ты неисправимый дружелюбный пацифист.

– Вот именно, – подтвердил Лестрейндж. – И с чего бы мне, спрашивается, изменять своим принципам? Если хочешь, могу рассказать, как было дело.

– Сделай милость.

Невилл повернулся к нему и приготовился слушать, не скрывая интереса. В его времени Плакса Миртл была школьным привидением, способным в короткие сроки довести до нервного срыва кого угодно, и настолько раздражающим, что ее просто невозможно было жалеть. Судя по тому, как хихикали все остальные, явно предвкушая удовольствие от рассказа Лестрейнджа, при жизни она была ничуть не лучше. Невилл знал, что Миртл умерла, будучи студенткой, не знал только, когда и при каких обстоятельствах это произошло. Похоже, до этого события оставалось не больше нескольких лет.

– Я шел по коридору и, как водится, никого не трогал, – начал Лестрейндж. – И вдруг из-за угла на меня выскочило оно. Да не просто выскочило, а врезалось с разбегу. В руках я держал довольно тяжелые книги, которые в результате столкновения попадали на пол. Я начал подбирать их и совершенно спокойно и вежливо сказал: «Миртл, ты не могла бы быть немного осторожней на поворотах, раз уж у тебя не всегда получается правильно в них вписываться?».

Лестрейндж сделал драматическую паузу, во время которой многие начали хохотать в голос, и продолжил:

– «Ты считаешь, что я слишком толстая, да?» – завопила она дурным голосом. Я растерялся, не зная, что ответить на это убийственно логичное обвинение. «Ты меня ненавидишь!» – продолжала кричать Миртл. – «Вы все меня ненавидите и были бы только рады, если бы я куда-нибудь исчезла или вообще умерла! Все считают, что я никчемная уродина!». А затем она истерично разрыдалась и умчалась в невиданные дали, – патетично закончил он и добавил нормальным голосом: – Ну, как я теперь понимаю, – в кабинет директора.

Когда Лестрейндж замолчал, хохотали все, включая Невилла. Даже Том, пытавшийся поначалу сдержать смех, махнул рукой и расхохотался. И Августа, которая уже окончательно пришла в себя, тоже весело смеялась.

– Если над Миртл кто и издевается, так это ее собственные однокурсники, – заметила Лукреция. – Я их шугаю, но толку чуть – глупая девчонка сама постоянно нарывается.

– Вот-вот, – подтвердила Айрис. – Такое ощущение, что в глубине души ей просто нравится чувствовать себя несчастной. И с мозгами у нее беда – как только, спрашивается, в Рейвенкло попала? Должно быть, на Распределяющую Шляпу кто-то наложил Конфундус, иначе она бы ее отправила в Хаффлпафф.

– Эй, я бы попросила не оскорблять мой факультет! – возмутилась Селеста. – Он мне нравится, несмотря на некоторых неприятных личностей.

– Прости, – примирительно сказала Айрис. – Просто, зная, как ты там оказалась, сложно воспринимать тебя как хаффлпаффку.

– А как ты там оказалась? – с интересом спросил Невилл.

Селеста рассмеялась.

– Понимаешь, мой отец как-то раз заявил, что лишит меня наследства, если я попаду в Хаффлпафф. Вот я и решила проверить, и попросила Шляпу распределить меня туда. Она подумала и согласилась. Возможно, действительно подхожу.

– А если бы и вправду лишил?

– Ни за что на свете! – отрезала она. – Папа меня обожает.

– Для чего тебе это понадобилось? – не понял Невилл. – Он ведь наверняка просто так это сказал.

– А нечего детям «просто так» говорить подобные вещи! – заявила Селеста. – Отвечать надо за свои слова. Кто-то поймет, а кто-то до смерти перепугается и будет всю жизнь дергаться. А кто-то вообще поспешит избавиться от родителей, пока они не успели переписать завещание.

– Ну, это ты загнула, – усомнился Абрахас.

– Всякое бывает, – Селеста пожала плечами. – Тем не менее, я ни о чем не жалею. Факультет хороший, Спраут мне тоже нравится. А то, что у нас учится Хитченс, так в семье, как говорится, не без урода.

– Кто такой Хитченс? – поинтересовался Невилл

– Один семикурсник с Хаффлпаффа, – процедил Том неприязненно. – Редкая мразь.

– Он не столько мразь, сколько с головой не дружит, – возразил Лестрейндж. – Нет, конечно, отбирать деньги у мелкоты – это гнусно, но у меня такое ощущение, что он реально не понимает, что ведет себя непорядочно.

– Все он понимает, – покачал головой Том. – Он идиот, но не до такой же степени. Просто считает, что ему все можно. И, надо сказать, здорово заблуждается.

– Хитченс – помесь тролля с домовым эльфом с задницей вместо головы! – авторитетно заявила Эйлин.

– В точку, принцесса, – усмехнулся Том. – Но я бы тебе рекомендовал избегать слова «задница».

Эйлин наморщила нос и дернула плечиком, но спорить не стала.

– Хитченс не может понять одной элементарной истины, – заявила Минерва. – Хозяева этой школы – мы. А он, несмотря на своего влиятельного папашу, может разве что чистить нам ботинки.

– Вот это верно, – подтвердила Айрис.

– Я так понял, это ваш общий враг? – уточнил Невилл.

Ребята рассмеялись.

– Враг – это громко сказано, – заметил Хьюберт. – Просто он раздражает. Гонору много, но ни ума, ни особых талантов, ни даже умения сделать вид, будто у него хоть что-то из этого есть… Жалкое зрелище.

– Он к тому же еще наш родственник, – сообщила Вальбурга, брезгливо поморщившись. – Сестра нашего с Лукрецией прадеда и деда Блэкки, Финеаса Найджелуса Блэка – он был директором Хогвартса до Диппета – вышла замуж за маггла по фамилии Хитченс.

– За что ее выжгли с фамильного древа нашей семьи, – добавила Лукреция.

– Ага. В общем, у них родился сын, а у него – еще один сын, этот самый Эдгар Хитченс. Не самое приятное родство.

– Мне еще хуже, – мрачно сказала Минерва. – Его мамаша – кузина моей матери. Так что у меня еще больше причин прятать глаза в приличном обществе.

– Ну, так у меня то же самое, – заметила Блэкки. – Только по другой ветке. Наши с ним отцы – кузены. Если вдруг окажемся в приличном обществе, будем прятать глаза вместе.

Минерва поджала губы, слова Блэкки ей почему-то не понравились.

– По крайней мере, его папаша не заявляется к вам в гости! – торжественно произнесла она, подумав.

– Мать Хитченса была у вас в гостях? – недоверчиво переспросила Селеста.

– Более того – приехала погостить! – сообщила Минерва. – Та еще дурища. Мало того, что твердила целыми днями, какой у нее замечательный сыночек, так еще и меня, представьте себе, вздумала поучать!

– Неблагодарное занятие, – заметил Том.

– Ну да, – она ухмыльнулась. – Дело кончилось тем, что я назвала ее тупой облезлой курицей, которая вечно лезет, куда не просят. Слышали бы вы, как она вопила! Маму чуть удар не хватил, отцу пришлось зельями ее отпаивать. А меня он потом пытался наказать и запереть в комнате, но, разумеется, у него ничего не вышло.

Все рассмеялись.

– Предки у тебя мировые, – завистливо вздохнула Вальбурга.

– Просто я их в кулаке держу, – пояснила Минерва снисходительно.

– Моих бы не получилось, – она опять вздохнула. – Как вспомню о предстоящем замужестве, так выть хочется. Может, мне проще их убить?

– Может, тебе проще от них уйти? – предложила Минерва. – Ты уже совершеннолетняя. Или не хочешь терять наследство?

– Не хочу, – призналась Вальбурга. – Но дело не только в этом. Я не могу просто взять и уйти – все-таки родители, семья…

– То есть убить ты их можешь, а уйти – нет? – уточнил Лестрейндж, наморщив лоб.

– Много ты понимаешь! – выпалили обе девушки в один голос, и смущенно умолкли, недовольно переглядываясь.

– Вечно ты не в свое дело лезешь, МакГонагалл! – сердито сказала Вальбурга.

– А ты вечно ноешь и жалуешься, да так, что не заткнуть! – не осталась в долгу Минерва.

Невилл прикрыл рот рукой, пряча улыбку. Было похоже, что эти особы относятся друг к другу гораздо лучше, чем пытаются показать.

– Ладно, тролль с ним, с Хитченсом, – сказал Септимус. – Меня больше интересует, когда в ближайшее время поле свободно.

– Мы на завтра заняли, во второй половине дня, – сразу же ответила Айрис.

– Мы в воскресенье, после обеда, – сообщил Абрахас.

Септимус с надеждой посмотрел на Селесту.

– Ты же знаешь, что я не играю в квиддич, – скучающим тоном ответила она. – Но вроде бы завтра утром.

– Мерлиновы яйца! – с чувством воскликнул Септимус. – Получается, нам с утра в воскресенье придется тренироваться! Берти, ты что, не мог на нормальное время поле занять?

– А ты не мог заранее предупредить, когда приедешь? – не смутился Хьюберт. – Решил сюрприз сделать, вот теперь и пожинай плоды.

– Ладно, – Септимус вздохнул. – Утром, так утром. Спасибо, хоть не завтра. Ну, ничего, все равно наша команда лучшая.

Айрис и Абрахас скептически хмыкнули.

– Даже не надейтесь на победу, – сказал Том. – У нас все игроки проверенные, только ловца нужно выбрать.

– Ну да, – усмехнулась Минерва. – Каждый знает, что ловец – душа команды. Пока найдете подходящего, пока с ним сработаетесь, мы уже вперед вырвемся.

– Размечталась! – фыркнула Блэкки. – Ваш вратарь безнадежен, и ты это не хуже меня знаешь. Кроме того…

Ребята принялись с жаром обсуждать квиддичные стратегии и тактики, в которых Невилл, никогда не интересовавшийся этой игрой, ничего не смыслил. Он быстро перестал прислушиваться к их голосам. Ему и без того было о чем подумать. В голове крутилось множество вопросов, которые он не мог пока даже толком сформулировать, не то, что ответить на них.

Четко сформировался только один вопрос: почему? Почему дети и внуки всех этих людей, да и они сами тоже, стали заклятыми врагами? Почему это произошло? Почему они позволили этому случиться? И еще один вопрос: неужели Волдеморт имеет на людей такое влияние, что способен разрушить многолетнюю дружбу? Или причина не в нем? Но в чем тогда?

просмотреть/оставить комментарии [46]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.30 09:53:34
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [354] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.