Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Северус Снегг. Западус Градд. Югоус Ливенн. Востокус Дождд.

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[107]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12659 авторов
- 26942 фиков
- 8603 анекдотов
- 17664 перлов
- 661 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>


  Неоконченная история. Невилл Лонгботтом

   Глава 6
Вечер первого сентября наступил слишком быстро. Весь день Невилл и Том провели, шатаясь по территории школы, потому что в самом замке повсюду сновали домовые эльфы, завершая начатые еще вчера приготовления к приезду учеников.

Том выглядел спокойным, почти безмятежным, а вот Невилл здорово нервничал. Предстоящего распределения он боялся даже больше, чем предыдущего, хотя несколько месяцев назад не поверил бы, что такое вообще возможно. Впрочем, несколько месяцев назад он спокойно готовился к экзаменам, сидя в гриффиндорской гостиной, и даже вообразить не мог, что вскоре окажется в Хогвартсе образца тысяча девятьсот сорок третьего года. А сейчас… взять хотя бы то, что ему, взрослому шестнадцатилетнему парню, предстояло под прицелом множества глаз надевать на голову Распределяющую Шляпу, точно какому-нибудь первокурснику! Едва ли кого-то могла бы обрадовать подобная перспектива.


Невилл сидел в Большом зале, с краю преподавательского стола рядом со Спраут, донельзя смущенной таким соседством. Ей, определенно, следовало что-то делать со своими комплексами. Невиллу, впрочем, тоже. Он печально посмотрел на Тома, который восседал за слизеринским столом с таким выражением, будто сидел, по меньшей мере, в кресле министра магии. Вот кто умеет разбираться со своими комплексами. Во всяком случае, старается.

Наконец, когда Невилл уже устал от ожидания, в Большой зал начали заходить ученики. Помещение наполнилось приветственными криками тех, кто не успел поздороваться в поезде, шумными разговорами, шутками и смехом. Несколько слизеринцев сразу же уселись рядом с Томом и начали рассказывать ему что-то, размахивая руками. Есть ли среди них некто Лестрейндж, Невилл не понял, зато заметил платинового блондина с длинными волосами, убранными в хвост, и надменным выражением лица – яркого представителя семейства Малфой. Том похлопал его по спине и прошептал что-то на ухо. Невилл, подавив вздох, отвернулся. Все правильно. Они – его друзья. А он кто? Так, временный подопечный.

Вскоре местный лесничий по имени Огг – сутулый мрачноватый мужчина с всклокоченной шевелюрой и не менее всклокоченной бородой – ввел в Большой зал стайку любопытных и немного напуганных первокурсников. Дамблдор водрузил на табуретку Распределяющую Шляпу.

Шляпа запела. Но ее песню Невилл почти не слышал – он вспоминал свое собственное распределение. Бабушка, дядя и тетя с ранних лет твердили ему о Гриффиндоре, не забывая добавить, что этот факультет ему уж точно не светит, если вообще придет письмо из Хогвартса. Письмо пришло. Но Невилл к тому моменту решил, что так тому и быть. Хаффлпафф – не самый плохой вариант. Лучше, чем ничего. Тем более, кажется, там училась когда-то кузина его деда. Но в глубине души ему все равно хотелось в Гриффиндор. Распределяющая Шляпа каким-то образом это поняла и, оказавшись на его голове, сказала, что именно туда его и отправит. Невилл испугался. Решил, что не потянет. И думал только об этом. А Шляпа, взбесившись, так громко рявкнула: «ГРИФФИНДОР!!!», что Невилл едва не свалился с табуретки и помчался к факультетскому столу, забыв снять ее с головы.

Смешно было вспоминать об этом. Но сейчас Невиллу в Гриффиндор совсем не хотелось. И он понятия не имел, как на это отреагирует Шляпа.

Тем временем распределение первокурсников шло полным ходом. Среди прочих Невилл слышал и знакомые фамилии – Крауч (тут он вздрогнул и проводил глазами прилизанного темноволосого мальчика, гордо шествующего к столу Рейвенкло), Макмиллан (на удивление щуплый парнишка, как и следовало ожидать, отправился в Хаффлпафф), Паркинсон (взъерошенный, точно воробей, блондинчик уселся за стол Слизерина). Но большей частью фамилии были ему незнакомы. Оно и понятно – не мог же Невилл знать всех жителей магической Британии.

Наконец, все первокурсники заняли свои места за факультетскими столами. Директор Диппет поднялся.

– Я знаю, что вы все очень проголодались, – произнес он. – Признаюсь, я тоже. Но прежде я хотел бы сообщить вам, что в этом году на шестом курсе появится новый ученик – Невилл Лонерган. До этого он учился дома, поэтому я надеюсь, что вы отнесетесь к нему с пониманием и поможете адаптироваться. А если кто его обидит – будете иметь дело со мной, – директор продемонстрировал присутствующим тощий кулак.

Ученики дружно расхохотались, только первокурсники удивленно моргали.

– Невилл, подойди, пожалуйста, к профессору Дамблдору, – предложил Диппет.

Невилл подчинился и на негнущихся ногах поплелся к табуретке, стараясь не обращать внимания на любопытные взгляды. Когда он уселся, Дамблдор опустил на его голову Распределяющую Шляпу. Невилл успел только порадоваться, что она по-прежнему была больше его головы, и теперь он не мог видеть лица студентов, когда в его ушах зазвучал тихий голос:

«Ага, старый знакомый! Всем нормальным людям хватает одного распределения, а тебе, как я погляжу, все мало…»

Невилл похолодел. Она его помнит? Но почему? Как это вообще возможно?

«Ну-ну, не дергайся, – хмыкнула Шляпа. – А то сейчас опять начнется беготня со мной на голове».

«Но как? – изумленно подумал Невилл. – Ведь я примерял Шляпу… то есть… э-э-э… вас… в будущем?»

«Будущее, прошлое… вы, люди, придаете этому слишком много значения, – философски произнесла она. – И никак не поймете, что все едино. Как говорится, «все, что было, будет всегда, а все, что будет, всегда существовало»1. Знаешь, кто это сказал?»

Невилл не знал.

«Правильно. Потому что сейчас он этого еще не сказал. А потом ты не очень-то стремился интеллектуально развиваться. Вы, волшебники, слишком уж высокого о себе мнения. Считаете, никто, кроме вас, не может придумать ничего умного и стóящего».

Невилл окончательно перестал что-либо понимать.

«А меня это и не удивляет, – заявила Шляпа. – Чего от тебя ждать, если даже Основатели сами толком не поняли, что создали? Я воспринимаю время не так, как вы. Для меня нет ни прошлого, ни будущего. Все едино».

«Вы расскажете обо мне директору?» – это единственное, что сейчас беспокоило Невилла.

«С чего бы вдруг? – искренне удивилась Шляпа. – Мое дело маленькое – спеть песню, распределить студентов, да изредка поговорить с теми, кто умеет слушать. А проявлять инициативу… зачем? Разок рискнешь – тут же сядут на шею, свесив ножки. Правда, шеи у меня как раз нет. Но, думаю, это им не помешает».

«Спасибо!» – с облегчением подумал Невилл.

«Не за что пока, – флегматично отозвалась Шляпа. – Я тебя даже еще не распределила, не говоря о прочем».

«А можно в Слизерин?»

«Да сейчас! – она разразилась хохотом, от которого у Невилла заложило уши. – Придумал тоже! Отправить в Слизерин стопроцентного гриффиндорца! Нет уж, где пять лет отучился, там еще немного отучишься. Тем более, в Гриффиндоре тебе будет интересно».

«Почему?»

«Хватит вопросов! – отрезала Шляпа. – Я и так слишком долго торчу на твоей сумасшедшей голове. Гриффиндор – и точка!»

Невилл вздохнул. Оставалось только смириться.

– ГРИФФИНДОР!!! – заорала Шляпа диким голосом.

Невилл раздраженно сорвал ее с головы и отдал благожелательно улыбающемуся Дамблдору. Потом нашел глазами Тома и виновато улыбнулся. Том тоже улыбнулся и развел руками, как бы говоря: «ну что ж теперь поделаешь?», и повернулся к своему соседу. Невилл вздохнул и поплелся к гриффиндорскому столу под гром аплодисментов.

Красивая черноволосая девушка в прямоугольных очках в черной с серебром оправе, которые удивительно ей шли, пихнула локтем свою соседку и подвинулась, освобождая для новичка место. Невилл уселся между ними и посмотрел на преподавательский стол – Диппет явно собирался сказать что-то еще.

– Пока вы еще не начали грызть тарелки, хочу сделать последнее объявление, – произнес директор. – Во-первых, сообщаю, что первокурсникам запрещено без преподавателей разгуливать по Запретному лесу – это вы сможете сделать на уроках гербологии. Всем остальным запрещается пересекать ближние границы, отмеченные специально посаженными кустарниками, которые вы легко узнаете по ярко желтым цветкам. Во-вторых, появились некоторые изменения в посещении Хогсмида. Всем студентам, независимо от курса, как и раньше, разрешено посещать магическую деревню дважды в семестр по особым дням, о которых будет сообщено заранее. Но с этого года студентам шестого и седьмого курсов можно ходить в Хогсмид каждые выходные, при наличии разрешения декана, которое предполагает отсутствие неотработанных взысканий и задолженностей по домашним заданиям. Я рассчитываю, что после сдачи экзаменов СОВ вы все знаете цену времени, и надеюсь, что мне не придется жалеть о своем решении.

Старшекурсники всех четырех факультетов бурно зааплодировали, наперебой уверяя директора, что они-то уж точно его не разочаруют. Невилл, расстроенный результатом распределения, невольно улыбнулся. Здесь и вправду было здорово. В своем времени он ни разу не наблюдал такого единодушия.

– На этом все, – сказал Диппет. – Приятного аппетита, друзья мои!

Он хлопнул в ладоши, и тут же на многочисленных блюдах появилась еда. Соседи Невилла по столу принялись наполнять свои тарелки. Но ему есть совсем не хотелось. Всего каких-нибудь пару часов назад они с Томом, сидя у озера, умяли вкуснейший мясной пирог. Невилл попытался было встретиться взглядом со своим приятелем, но ничего не вышло – Том был занят разговором и даже не смотрел в его сторону.

Кто-то хлопнул Невилла по плечу. Он обернулся.

– Привет! – сказала сидевшая справа девушка в очках. – Меня зовут Минерва МакГонагалл, я староста Гриффиндора. А это, – она указала на вторую соседку Невилла, – Августа Бёрк, моя подруга.

Невилл вцепился в скамью обеими руками и в панике переводил взгляд с одной девушки на другую – со своей бабушки на свою преподавательницу. Мерлин Великий! Почему он раньше об этом не подумал? Почему ему даже не пришло в голову, что именно в эти годы они учились в Хогвартсе? Недаром Шляпа сказала, что ему будет здесь интересно! А он и не предполагал, что декан Гриффиндора в молодости была такой красавицей. Бабушку тоже сложно было узнать – худенькое бледное личико, огромные карие глаза, нескладная фигура.

– А это – Хьюберт Лонгботтом, – продолжала МакГонагалл, не заметив реакции Невилла. – Он тоже староста, правда, от него нет никакой пользы.

Невилл во все глаза уставился на высокого голубоглазого блондина, сидящего напротив них, – своего деда.

– Это от тебя нет никакой пользы, – возразил он, приветливо улыбнувшись Невиллу. – Только языком болтать умеешь.

МакГонагалл отмахнулась от него, как от назойливой мухи, и тронула Невилла за плечо.

– А вот это – Игнатиус Прюэтт, – она указала на коренастого широкоплечего рыжеватого парня с грубыми чертами лица, который как раз пытался положить в тарелку свиную отбивную. – Он настолько глуп, что искренне верит, будто бы его назначили старостой школы за особые заслуги, а не из жалости.

Отбивная шлепнулась на стол. Несколько человек неуверенно хихикнули.

– Если будешь продолжать в том же духе, МакГонагалл, – сердито произнес Прюэтт, – то когда-нибудь я забуду, что ты девушка, и сломаю тебе нос.

– Ты даже не представляешь, как ты меня напугал, – издевательски протянула МакГонагалл и, убедившись, что никто из преподавателей на них не смотрит, украдкой продемонстрировала ему неприличную комбинацию из пальцев.

Прюэтт покрутил пальцем у виска и снова занялся отбивной. МакГонагалл, лишившись мишени, тут же прицепилась к какому-то первокурснику, который, по ее мнению, слишком громко чавкал.

Невилл почувствовал, что кто-то прикоснулся к его руке, и, обернувшись, увидел неуверенно улыбающуюся Августу.

– Не обращай внимания, – прошептала она. – Минерва, на самом деле, хорошая, просто она очень яркая, ей нравится, когда все вертится вокруг нее. Но она…

– Вы, случаем, не меня обсуждаете? – подозрительно поинтересовалась МакГонагалл, прислушиваясь. – Августа, ты совсем обнаглела? Перемываешь мне косточки, стóит только отвернуться!

– Да я не… – попыталась было возразить Августа, заливаясь краской.

– И слышать не желаю! Лучше ешь и помалкивай!

Августа опустила глаза и послушно принялась ковыряться в тарелке.

– Она действительно ничего плохого не говорила, – решился вмешаться Невилл. – Наоборот, сказала, что… кхм… что ты очень хороший человек…

– Да? Ну ладно… – недоверчиво протянула МакГонагалл. – Тем не менее, поесть ей не помешает – слишком уж тощая.

Невилл налил себе тыквенного сока и выпил залпом. Похоже, в прошлом творилось что-то невообразимое. Властная и высокомерная бабушка, которая привыкла командовать всеми, кто попадался ей под руку, оказалась стеснительной и зажатой девчонкой с кучей комплексов, безропотно подчиняющейся своей подружке. А справедливая и умеющая держать себя в руках профессор МакГонагалл в шестнадцать лет была самой настоящей хамкой и, похоже, совершенно не уважала окружающих. Только дед пока вел себя адекватно. Впрочем, какие они ему теперь дед, бабушка и декан? Следовало учиться воспринимать их как однокурсников.

Невилл вдруг подумал, что совсем ничего не знает о школьных годах своих родственников. Ему было известно только, что его бабушка дружила с МакГонагалл еще до школы, да дед как-то раз обмолвился, что они с бабушкой начали встречаться на старших курсах. Больше ничего Невилл не знал, да, честно говоря, никогда и не интересовался, о чем сейчас очень пожалел. Возможно, тогда их странное поведение не казалось бы ему настолько странным.

Еще Невилла удивило, что никто не задавал ему никаких вопросов. Смотрели они с любопытством, но почему-то молчали. Даже МакГонагалл, которую вряд ли можно было заподозрить в наличии чувства такта.

Обдумать как следует эту странность Невилл не успел. К их столу подошла рейвенкловка – невысокая девушка с коротко стриженными, как у мальчишки, волосами песочного цвета – и похлопала его деда по плечу. Невилл обратил внимание, что на ее мантии красовались сразу два значка: значок старосты факультета и значок капитана квиддичной команды, и невольно заинтересовался, что ей может быть от него нужно.

– Хьюберт, вы собираетесь тренироваться в ближайшие выходные? – растягивая слова, спросила она.

– Думаю, вряд ли, – ответил он, подумав. – Капитана ведь нет, – эти слова он почему-то произнес почти шепотом, – а мы не можем набирать игроков без него. А что такое?

– Хочу сразу зарезервировать поле на субботний вечер, – пояснила девушка. – Могу я надеяться, что вы не решите к концу недели, что вам оно тоже нужно?

– Не решим.

– А если он вернется?

– Все равно, – помотал головой Хьюберт. – Нам только двоих игроков не хватает, а у тебя, вроде бы, половина команды школу окончила. Только с остальными капитанами договорись, а то мало ли…

– Это я уж как-нибудь без тебя разберусь, – заверила она и отошла.

– Стерва! – произнесла МакГонагалл достаточно громко, чтобы девушка могла услышать, и достаточно тихо, чтобы не слышали преподаватели.

Девушка явно услышала, но даже не обернулась, только дернула плечом.

– Угомонись, – сердито бросил Хьюберт, нахмурившись.

– Ну уж нет! Стерва как есть!

– Почему? – не выдержал Невилл. Девушка показалась ему вполне нормальной.

– А ты не догадываешься? – Хьюберт неожиданно расхохотался. – Видел же у нее два значка. А у Минервы – только один. Вот она и бесится от зависти.

– Да не при чем здесь зависть! – МакГонагалл грохнула кулаком по столу. – Просто чести слишком много. Готова спорить, она специально подошла, чтобы покрасоваться и меня уесть!

– Минерва, я тебя, возможно, сейчас удивлю, но далеко не все люди живут на свете исключительно ради того, чтобы тебе досадить. Она задала вопрос, получила ответ и ушла. И, заметь, никому, кроме тебя, не пришло в голову устроить по этому поводу сцену! И мне в том числе, хотя капитаном квиддичной команды меня, как ты понимаешь, тоже никто не назначал.

– Тебе вообще ничего не может прийти в голову, Лонгботтом, – заявила МакГонагалл. – Потому что твоя голова – это монолит.

– Душа моя, я прекрасно знаю, что день, в течение которого тебе не удалось никого довести до нервного срыва, ты считаешь прожитым зря, но со мной этот номер не пройдет, – безмятежно сказал Хьюберт, накладывая в тарелку фруктовый десерт. – Продолжишь визжать – наложу Силенцио.

– Ну-ну, страшно-то как! – хмыкнула она. – К слову, колдую я лучше тебя, так что ничего не выйдет.

– А мне Игги поможет, – не растерялся Хьюберт и, повысив голос, обратился к старосте школы: – Поможешь ведь?

– В чем? – повернулся к ним Прюэтт.

– Минерву заткнуть.

– О, это я с радостью! Только свистни.

Слева от Невилла тихонько засмеялась Августа. Ему и самому стало смешно. Подобные перепалки – правда, не настолько острые – его, в отличие от прочего, не слишком удивляли. Невилл хорошо помнил то время, когда был жив его дед. И помнил, что тот постоянно подшучивал над МакГонагалл, она отвечала тем же, и они могли весь вечер обмениваться ехидными замечаниями, периодически вспоминая о присутствии ребенка, и шикая друг на друга. А вот бабушка не вмешивалась и наблюдала за ними с таким выражением, с каким умудренный опытом человек наблюдает за не в меру расшалившимися детишками.

Сейчас, правда, выражение лица Августы было совсем другим – восторженным и недоверчивым, словно у нее никак не укладывалось в голове, что на свете существуют люди, способные поставить на место ее самоуверенную наглую подружку.


Остаток ужина прошел более или менее спокойно. Прекратив цапаться с мальчишками, МакГонагалл решила рассказать Невиллу о порядках на факультете, но это занятие ей быстро наскучило, и она переключилась на несчастных первокурсников, отчитывая их по малейшему поводу. К концу ужина бедные дети поглядывали на нее почти с ужасом, и Невилл не мог их за это винить.

Возле башни гриффиндорцы несколько раз спросили Невилла, хорошо ли он запомнил дорогу. Он заверил, что найдет ее с закрытыми глазами. Если бы он и не жил здесь пять лет, Том все равно за лето успел показать ему не только дорогу к факультетским гостиным, но и все кабинеты, и даже несколько тайных ходов, о которых он в своем времени не имел ни малейшего понятия.

Только в спальне Хьюберт познакомил его еще с тремя мальчиками, но было похоже, что он не слишком близко с ними общается. Невиллу даже показалось, что они относятся к нему с некоторой опаской. Да и сам он, забравшись в кровать, уже не был уверен, что правильно запомнил их имена.

Одна из кроватей пустовала. Невилл решил, что она принадлежит тому самому капитану команды по квиддичу, отсутствующему по непонятной причине. Спросить он не решился, помня, как понижал голос Хьюберт, говоря о нем светловолосой девушке. Если это какая-то тайна, вряд ли Невилл имел право проявлять чрезмерное любопытство.


Следующим утром Невилл проснулся от того, что кто-то бесцеремонно сдернул с него одеяло, и резко подскочил, чуть не свалившись на пол. Возле кровати стоял уже одетый Хьюберт и многозначительно постукивал пальцем по циферблату карманных часов.

– Поднимайся! – велел он. – Мало того, что ты храпишь, как ненормальный, так тебя еще и не разбудить. Если опоздаем на завтрак, я тебе этого не прощу!

Невилл, который привык за лето спать допоздна, только вздохнул и быстро переоделся.

В гостиной их поджидали Августа и Минерва. Поскольку Хьюберт не выразил никакого удивления, Невилл решил, что это было для них в порядке вещей. Видимо, несмотря на специфическую манеру общения, они и вправду дружили.

Во время завтрака Невилл встретился взглядом с Томом. Тот кивнул, но больше ничем не показал, что они вообще знакомы. Оптимизма это Невиллу не прибавило.

Все студенты быстро разошлись, но шестикурсников задержали деканы, чтобы проверить, насколько выбранные для изучения предметы соответствуют результатам экзаменов. Вскоре дошла очередь и до Невилла. Он, стараясь не смотреть Дамблдору в глаза, протянул список предметов.

– Гербология и Защита от Темных искусств – «превосходно», – произнес декан. – Чудесный результат, профессор Вилкост и особенно профессор Спраут будут рады тебя учить. Зельеварение и заклинания – «выше ожидаемого», здесь тоже никаких проблем. Трансфигурация, – его глаза блеснули за стеклами очков. – Надо сказать, я очень рад, что ты все-таки решил изучать мой предмет. Мне показалось, тебе он не слишком интересен.

– Это не так, профессор, – вежливо возразил Невилл, размышляя о защитных свойствах Мимбулус Мимблетонии. – Мне всегда нравилась трансфигурация.

– Что ж, вероятно, я ошибся, – Дамблдор приторно улыбнулся и протянул ему заполненное расписание.

Глядя в пол, Невилл взял его, подхватив сумку, поспешно выскочил из Большого зала и уже в коридоре прислонился к стене, переводя дыхание. Он искренне надеялся, что причина столь неадекватной реакции в его собственных нервах, а не в том, что Дамблдор каждый раз с упорством, достойным лучшего применения, пытается влезть в его голову.


В первые же учебные дни Невилл понял, что добраться до книг, посвященных хроноворотам, ему будет очень непросто. Летом от него ни на шаг не отходил Том, а теперь эстафету приняли Хьюберт, Августа и Минерва. Радовало только одно – старшекурсники могли посещать запретную секцию библиотеки без специальных разрешений, а это означало, что нужно только улучить момент. Вот только именно это ему и не удавалось.

Невилл быстро привык к своим однокурсникам, которых знал с младенчества совершенно другими людьми. Даже Минерва на деле оказалась не такой уж противной. Просто была чересчур вспыльчивой и не умела пока держать свои мысли при себе, а эмоции – под контролем. Наверное, это пришло к ней с годами. Несмотря на изливающиеся потоком гадости в адрес всех, кто попадался у нее на пути, она зорко следила, чтобы никто не обижал младшекурсников (видимо, считая это своей прерогативой), объясняла домашние задания однокурсникам и незаметно подсказывала на уроках, если возникала такая необходимость.

Уроки ЗОТИ и заклинаний почти всегда были спаренными, на трансфигурации и зельеварении они занимались все вместе, а вот гербологию все факультеты изучали по отдельности. Наверное, Спраут так было проще. Невилл удивился, когда узнал, что гербологию выбрали почти все шестикурсники. Минерва объяснила, что Спраут принимает всех, кому удалось заработать проходной балл, и ученики, видимо, воспринимали это как возможность получить ТРИТОН, прогуливая занятия и не прилагая особых усилий.


Действительно – в четверг в теплицы они пришли вчетвером, хотя Невилл точно знал, что этот предмет не выбрали только двое гриффиндорцев. Ему было очень обидно за Спраут, которая, как он знал, в будущем станет прекрасным педагогом, поэтому старался помочь ей. Впрочем, его новые старые знакомые тоже вели себя с ней вежливо и во время уроков не отвлекались.

После гербологии ребята отправились на заклинания и в одном из коридоров столкнулись с Томом. Том, конечно, был не один, а в сопровождении троих парней и девушки. Стройный надменный блондин мог быть только Малфоем – его Невилл приметил еще на распределении. Остальных двоих, один из которых был высоким и атлетически сложенным и вид имел на удивление доброжелательный, а другой – худеньким, как щепка, и казался каким-то рассеянным, он идентифицировать не смог. Возможно, они вообще не имели отношения ни к кому из известных Невиллу слизеринцев. Разве что, среди них мог затесаться Лестрейндж. Но для Лестрейнджа они оба были, пожалуй, слишком симпатичными. А вот лицо девушки – брюнетки с карими глазами и светлой кожей – показалось Невиллу безумно знакомым, только он никак не мог понять, где ее видел и кого она ему напоминает. Судя по значку на мантии, она, как и Том, была старостой факультета.

– Риддл, – сурово произнесла Минерва и остановилась, скрестив руки на груди.

– МакГонагалл, – в тон ей ответил Том и тоже остановился.

Невиллу и всем остальным ничего не оставалось, как тоже застыть посреди коридора. Августа почему-то покраснела и сделала шаг назад, спрятавшись за спиной Хьюберта. Помня о межфакультетской вражде, Невилл не ожидал от этой встречи ничего хорошего.

– Как всегда, ведешь себя так, словно на тебя нет управы, – процедила Минерва сквозь зубы и усмехнулась.

– Кто бы говорил, – отозвался Том. – Всех первокурсников уже запугала или кого-то еще не успела? Не надоело за счет младших самооценку повышать?

– Заткнись! Ты, говорят, с младшекурсниками разговариваешь, только когда они называют тебя «сэр».

– А ты только и умеешь, что повторять чужие бредни, – он коротко рассмеялся. – Хороша староста. Дамблдор, очевидно, головой ударился, когда тебя назначал.

– Это я еще год назад слышала, Риддл, – сухо заметила Минерва. – Придумал бы что-нибудь поновее. Или у тебя совсем с фантазией туго?

– Просто жаль на тебя ее тратить, МакГонагалл.

– Я дико извиняюсь, – вмешалась слизеринка. – Вы драться будете или нет? Урок скоро…

Невиллу тоже очень хотелось бы это знать. И очень хотелось бы надеяться, что до драки дело не дойдет. Он по-прежнему симпатизировал Тому и решительно не собирался с ним сражаться. Но с Хьюбертом, Августой и Минервой сражаться он, тем более, не мог. Ситуация складывалась непростая, и Невилл искренне надеялся, что проблему удастся решить мирным путем.

– Ладно, Риддл, – сказала Минерва. – На самом деле, мне от тебя кое-что нужно.

– Прошу прощения, но ты решительно не в моем вкусе, – заявил Том, ухмыльнувшись.

– Очень остроумно, умру сейчас от смеха, – проворчала она. – Мне нужно, чтобы ты по-мужски поговорил с Флинтом, это твой четверокурсник.

– Что он сделал? – деловито осведомился Том.

– Запер нашего второкурсника в купе.

– Это же просто шутка.

– Может, это и шутка, но у ребенка клаустрофобия, – возразила Минерва. – Хорошо, хоть я его услышала и дверь открыла – бедняга был на грани истерики. Я буду тебе очень благодарна, если ты объяснишь своим змейкам, что так лучше не шутить.

– Ладно, – кивнул Том. – Я с ним разберусь.

– Встречные просьбы будут? – спросила Минерва.

– Пока нет.

– Отлично! Может, в таком случае, теперь ты, наконец…

Договорить она не успела – из-за поворота вылетел Почти Безголовый Ник и, окинув их взглядом, набросился на гриффиндорцев:

– Что это вы здесь встали? Урок вот-вот начнется. Хотите, чтобы наш факультет потерял баллы?

Ника, как и в будущем, здесь никто не боялся, но лишать свои факультеты баллов тоже никому не хотелось.

– Завтра, – сказал Том, обращаясь к Минерве и, кивнув своим, побежал вперед по коридору.

Минерва тоже кивнула, и гриффиндорцы помчались в противоположном направлении, к кабинету заклинаний, – все, кроме Августы, которая по каким-то причинам решила не изучать этот предмет, а потому спокойно отправилась в библиотеку.


На заклинания они все-таки опоздали. Флитвик сердито поинтересовался, где их носило.

– Простите, профессор, это я виноват, – быстро сказал Невилл. – Я их отвлек…

Флитвик немного смягчился:

– Я понимаю, что у вас сейчас возникает множество вопросов, но будет лучше, если вы научитесь решать их в свободное время. Проходите.

Снимать с Гриффиндора баллы он не стал.

В середине урока, во время отработки простейших невербальных заклинаний, которым Невилл научился еще летом, он решил обратиться к Хьюберту с волнующим его вопросом.

– Слушай, а вы со слизеринцами всегда так общаетесь?

– Так – это как? – искренне удивился Хьюберт.

– Ну… мирно. Просто я слышал, что Гриффиндор и Слизерин постоянно враждуют…

– Глупости это все, – отмахнулся он. – Как могут враждовать целые факультеты? Враждуют студенты, да и то не все. Если кто-то терпеть друг друга не может, это понятно. Но нам в любом случае нет смысла друг на друга кидаться, иначе в школе вообще никакого порядка не будет.

Эти слова показались Невиллу убийственно логичными. И вправду, постоянные ссоры между старостами разных факультетов порядку в школе никак не способствовали. Но относительно спокойная, не считая взаимных подколок, беседа Минервы и Тома наглядно демонстрировала, что старосты Гриффиндора и Слизерина могут вполне успешно сотрудничать, не пытаясь друг друга проклясть.

Но, видимо, не все были на такое способны. Во всяком случае, представить себе Гермиону и Драко Малфоя, мирно обсуждающих межфакультетские проблемы, Невилл решительно не мог. А насколько было бы легче, если бы им удавалось найти общий язык! Но никто даже не пытался. Наверное, причина была все-таки в Волдеморте и войнах, о которых здесь пока еще никто даже не думал. Да, это время было слишком безмятежным, поэтому, видимо, студенты спокойно относились друг к другу, не считая учебу на разных факультетах или различия во взглядах достаточными причинами для серьезной вражды. В конце концов, не обязательно любить друг друга, чтобы договориться.

А что, если не только в Волдеморте дело? Школой управляет директор, ему и следить за порядком и за тем, как общаются студенты друг с другом. Невилл вспомнил свой первый курс. Гарри, Гермиона и Рон тогда сумели защитить от Волдеморта философский камень, и во время торжественного ужина Дамблдор начислил каждому из них по пятьдесят баллов. И еще Невиллу десять, хотя он как раз пытался им помешать. И, что интересно, именно эти жалкие десять баллов стали решающими. Да, в общем, дело даже не в этом. Зачем Дамблдору понадобилось дожидаться, когда слизеринцы начнут радоваться победе? Неужели нельзя было сразу наградить Гриффиндор баллами? После такого унижения и разочарования слизеринцы обозлились еще больше. Подумав, Невилл пришел к выводу, что Дамблдор не предпринимал никаких усилий, чтобы хоть немного сгладить межфакультетскую вражду. А это означало, что и он отчасти может быть виновником ситуации в Хогвартсе в будущем. И эта его непонятная неприязнь к Тому…

В общем, все казалось довольно логичным. Смущало Невилла только одно. Одним из взрослых волшебников, от кого в своем времени он слышал о вражде между гриффиндорцами и слизеринцами, был не кто иной, как его дед. Неужели за полвека у него изменилось не только мнение, но и восприятие реальности? Впрочем, учиться ему еще два года. Кто знает, что здесь произойдет за это время? Тем более, нет никакой гарантии, что дед всегда говорил ему исключительно правду.

1 – Все, что было, будет всегда, а все, что будет, всегда существовало
Цитата из романа Курта Воннегута «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», вышедшего в 1969 году. В описываемый период цитаты из этой книги никак не могли быть в ходу.
(прим. авт.)

просмотреть/оставить комментарии [46]
<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>
июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.06.04 16:37:37
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.06.02 03:07:38
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.31 10:41:52
Дамбигуд & Волдигуд [6] (Гарри Поттер)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [356] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.