Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Надо меньше читать/смотреть Гарри Поттера. Пока собираюсь, смотрю "Жить здорово". Тема:"Как образуется безоар?". Давлюсь кофе и жду, когда выйдет профессор Снейп и расскажет про настойку полыни и корень асфоделя.

© bash.org.

Список фандомов

Гарри Поттер[18561]
Оригинальные произведения[1249]
Шерлок Холмс[719]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[185]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[114]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12768 авторов
- 26913 фиков
- 8674 анекдотов
- 17713 перлов
- 685 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 34 К оглавлениюГлава 36 >>


  Табия*

   Глава 35. Рубец
Если бы Гарри сейчас был на пятом курсе, Снейп вполне мог бы гордиться им. Оставшиеся до утра несколько часов он проводит лёжа в кровати и не думая совершенно ни о чём. Он не позволяет ни единой мысли скользнуть в голову. Стрелки неумолимо ползут по циферблату, отмеряя секунды, те складываются в минуты и превращаются в часы. Гарри настолько отрешился от происходящего, что к концу ночи ему уже начинает казаться, что разговор с Дамблдором всего лишь приснился. И в каком-то ночном кошмаре он согласился помочь ему и уже расставил чернильницы возле барьера. Но он не позволяет себе толком задуматься об этом. Он боится, что стоит ему прокрутить в памяти все события вечера, он тут же вскочит с постели, понесётся к барьеру и уничтожит артефакты, скинув в пропасть. Когда за окном сереет, он уже отчётливо понимает, что нападение случится. Но даже не двигается. Просто выжидает.

Внезапно раздаётся грохот, и яркая вспышка света на несколько мгновений заливает комнату. Гарри зажмуривается. Когда всё вновь погружается в сумрак, он медленно садится в кровати, спускает ноги на пол и ждёт, глядя на край ковра.

В разбуженном поместье поднимается суматоха. С лестницы доносятся крики, топот ног, кто-то кричит и на улице, и Гарри сразу узнаёт громкий бас Кингсли. Он тяжело моргает, его клонит в сон. Он думает, не закончить ли всё это поэффектнее? Интересно, что будет, если пустить себе в голову убивающее проклятие? Он смеётся, представляя, как глупо это будет выглядеть. В спальне так тихо и уютно. Может, он ещё успеет попросить эльфа принести ему кофе? Гарри смеётся и вытирает рукавом мокрое от слёз лицо.

Дверь в комнату распахивается слишком громко, и он морщится.

— Гарри! — на пороге появляется Кингсли, тяжело дыша.

Гарри смотрит на него и хочет спросить, зачем же так орать?

— Первые этажи наши, идём!

Он встаёт и вынимает из кармана палочку. Кингсли подлетает к нему и встряхивает за плечи.

— Быстрее! Ты слышишь меня?! — он тащит его к двери. — Слушай внимательно. Дамблдору удалось обезоружить его и ранить, но он скрылся где-то на верхних этажах. Теперь дело за тобой. Найди его! Слышишь?!

Кингсли распахивает дверь, и тут Гарри обдаёт обжигающей страшной волной. Воздух раскалён и почти искрит, мелькают вспышки заклинаний, отовсюду слышатся крики, удушающе пахнет металлом и палёным мясом. Чёрное, серое, пёстрое мелькает на этаже и лестнице, и невозможно разобрать, где кто. Гарри едва удаётся увернуться от красного луча, летящего в их сторону.

— Очнись, Гарри! — пытается перекричать Кингсли всё нарастающий шум. — Иди же! Давай!

Сначала Гарри еле переставляет ноги, всё ещё не до конца осознавая происходящее, но когда второй красный луч из чьей-то палочки летит ему прямо в грудь, он машинально отбивает его, и это выводит его из ступора. Кингсли что-то кричит ему вслед, но он уже не слышит. Добежав до лестницы, он прижимается к стене. Мимо проносятся ещё несколько лучей.

Копошащаяся на площадке живая масса быстро становится несколькими людьми, которые ему знакомы. Сириус с Фредом вдвоём пытаются загнать Беллатрикс в угол, Долохов сцепился с Грюмом, Гермиона и Чарли атакуют Александру.

Гарри выскакивает из своего укрытия, проносится мимо них, на ходу выставляя щит заклинанием, и взлетает вверх по лестнице. На четвёртом этаже тоже идёт ожесточённая битва. Он только запрыгивает на верхнюю ступеньку, как сталкивается нос к носу с Марком. Они одновременно вскидывают палочки и замирают. Несколько секунд Марк смотрит на него широко распахнутыми глазами, а потом, увидев что-то у него за спиной, бросается вперёд и прижимает его к полу. Над ними проносится зелёная вспышка.

— Берегись, Гарри! — кричит Билл из глубины коридора.

На головы им сыплется штукатурка, пыль попадает в глаза. Марк кашляет, приподнимается на руках и смотрит на него с таким неверием, что у Гарри сжимается сердце.

— Ублюдок! — шипит Марк и коротко бьёт его кулаком под дых, потом вскакивает и несётся по коридору.

— Марк! — Гарри поворачивается на живот.

Тот останавливается и оборачивается. В его глазах столько боли, и Гарри даже не знает, что сказать. Вдруг впереди раздаётся визг Панси, и Марк бежит к ней. Темноту коридора рассекают несколько лучей.

— Поднимайся! — кто-то грубо хватает Гарри за шиворот и ставит на ноги. Это Джордж.

— Гарри, скорее! Найди его! — кричит Люпин, пятясь по лестнице наверх и отбиваясь от Нарциссы.

Уже плохо понимая, что происходит, где свои, а где чужие, кто свои, а кто чужие, Гарри взбегает на пятый этаж. Позади него кто-то вскрикивает, и ему ещё удаётся увидеть, как с лестницы падает Нарцисса. Джордж взмахивает палочкой, и Грег, только что выскочивший из спальни, летит на пол. В окнах тоже мелькают вспышки заклятий, но Гарри не может разглядеть, кто дерётся на улице. Он преодолевает последние ступени, сворачивает вправо и останавливается.

Света в коридоре нет. Здесь удивительно тихо и спокойно, в этом последнем уголке поместья, куда ещё не дошла страшная битва. Он глубоко вздыхает, пытаясь успокоиться, и крепче перехватывает палочку. Твёрдой походкой он проходит и мимо кабинета Риддла, и мимо его покоев — Гарри знает, где его искать. Поднявшись по винтовой лестнице, он толкает дверь на площадку и замирает.

Звуки боя снизу кажутся отсюда глухими и далёкими, похоже, здесь снова стоят заглушающие чары. Слышно тоскливое завывание ветра. Утреннее солнце так и не смогло пробиться сквозь плотные облака, и всё, чего касается взгляд, выкрашено в блёклые серые цвета.

Риддл стоит у самого края площадки, тяжело опираясь о парапет и глядя вниз. Гарри делает несколько медленных шагов к нему и поднимает вмиг отяжелевшую палочку. Риддл поворачивает голову и улыбается.

— У тебя побелка в волосах. Знаешь?

Гарри скользит глазами по его мантии и замечает широкое тёмное пятно на серой брючине. Пол под ним выпачкан красным.

— Вас Дамблдор ранил?

— Да. Не ожидал такого проворства от стодвадцатилетнего старца, — Риддл снова смотрит вниз. — Ваши люди очень быстро работают. Едва сняли наш щит, тут же возвели свой. А их вдвое больше Пожирателей.

Гарри стискивает зубы и крепче сжимает палочку. Риддл опять смотрит на него, вымученно усмехается и, неловко развернувшись, перехватывает парапет с другой стороны. Теперь они стоят друг к другу лицом к лицу.

— Чего ты ждёшь, Гарри?

— Почему вы не сопротивляетесь?

— Моя палочка, видишь ли…

— Вы можете колдовать и без неё.

— Понимаю, — Риддл на миг прикрывает глаза, и его улыбка становится ленивой. — Гриффиндорская честность не позволяет убить безоружного? Решил продолжить наш поединок шестилетней давности? Кажется, в тот раз я немного поторопился, и из этого ничего не вышло, верно? — его нога скользит по испачканному кровью полу, и он с трудом перехватывает парапет. Гарри видит, что стоять ему становится всё тяжелее. — Блокирующее заклятье. Похоже, Дамблдор не хочет, чтобы я ещё когда-либо колдовал.

Несколько секунд проходят в молчании.

— Я хочу знать всё, — наконец говорит Гарри. — Расскажите мне.

— О чём? О Дамблдоре? Или о заклятии?

— Может, не будете глумиться хотя бы сейчас?! Расскажите обо мне. И о вас. О нас с вами, чёрт возьми! Почему я здесь? И что вы от меня хотели всё это время?

— А. Так вот чего ты ждал все эти месяцы. Что в один прекрасный день ты обо всём меня спросишь, а я отвечу на все вопросы. Открою тебе какие-то… тайны. Так?

— Вам уже нечего терять. Так расскажите! Для чего вы играли со мной? Чего вы добились, если сейчас стоите здесь безоружный и ждёте, пока я убью вас?!

— Игра? Интересное сравнение. В таком случае, я не могу рассказать о её исходе, она ещё не кончилась.

— Что, у вас есть козырь в рукаве? Какой-то магический артефакт или что-то в этом роде, что поможет вам спастись отсюда?

Риддл серьёзно качает головой. Гарри начинает злиться, от досады у него щиплет глаза.

— Тогда… тогда что? Что вы задумали?

— Ты ничего не перепутал, Гарри? Это ты сейчас направил на меня палочку и в любой момент можешь произнести убивающее проклятье. Ты — хозяин положения, а не я. Я всего лишь поднялся на башню, чтобы взглянуть на битву.

— Вы ведь не дадите мне себя убить.

— Это вопрос или просьба? — усмехается Риддл.

Поднимается порыв ветра. Откуда-то с угла площадки прилетает прошлогодний сухой листок и цепляется за его мантию. Он дёргает плечом, чтобы скинуть его, но ничего не выходит. Гарри закусывает губу. Как же ему хочется подойти сейчас и снять этот лист с его мантии. Рука с зажатой в ней палочкой подрагивает и немного опускается. Риддл кривит губы.

— Слабость, сомнения… Это то, чем ты всегда умудрялся себя отравлять.

— Почему вы так хотите умереть?

— Я не хочу умирать. Но ситуация, как ты видишь, пока складывается не в мою пользу. Мои люди проигрывают, я не могу колдовать, мой камин перекрыт, ваше поле не даст воспользоваться ни порт-ключом, ни аппарировать, внизу меня ждёт Дамблдор. Ещё и ты…

— Наверное, для вас я меньшее из этих зол?

— Намекаешь, что я бы мог договориться с тобой и просить твоей помощи? Нет уж. Я бы не стал иметь дело с человеком, который оглядывается на все свои решения и сожалеет о каждом своём поступке.

— Я не жалею о том, что уничтожил барьер! — Гарри вновь вскидывает палочку.

Риддл молчит. Он больше не улыбается. И Гарри понимает, что на этом разговор окончен. Это был их последний разговор. Риддл больше не скажет ничего.

Гарри глубоко вздыхает, тщетно пытаясь успокоить взбесившееся сердце. Слёз он уже не сдерживает, и они медленно ползут по щекам из уголков глаз. Риддл смотрит на него, не моргая, не двигаясь, как будто даже не дыша, только его губы побелели — так он их сжал. Гарри через силу втягивает носом воздух, его рука дрожит, но он делает над собой усилие и крепко сжимает гладкую ручку палочки, словно ища опоры.

Он размыкает губы и шепчет лишь два слова. Риддл не вздрагивает, не уклоняется и не закрывает глаз. Он даже не смотрит на зелёный луч, несущийся ему в грудь. Он не отрывает взгляда от глаз Гарри, и сам Гарри, вопреки сильному желанию отвернуться, заставляет себя смотреть на Риддла до конца, пока тот не падает на пол.

А потом у него подкашиваются ноги, палочка выскальзывает из ослабевших пальцев, и он съезжает на пол по стене, закрывая лицо ладонями и крича, страшно, громко и отчаянно, пока не хрипнет.

Двое незнакомых Орденовцев находят его час спустя, когда звуки битвы окончательно стихают, и под руки выводят из поместья на свежий воздух.




***

Цвета по-прежнему серые, звуки глухие, запахи смешались. Тело настолько одеревенело, что ноги не слушаются, и всю дорогу до первого этажа Гарри практически висит на руках двоих мужчин. Поначалу он не узнаёт даже лиц, которые возникают тут и там: хмурые, удивлённые, радостные, с сажей и пылью на щеках, с царапинами на лбу и кровоподтёками. Сначала ступни касаются гладкого мрамора лестниц и коридора, потом вязнут в чём-то мягком. Становится легче дышать. Гарри понимает, что его вывели на улицу.

Орденовцы осторожно отпускают его, он покачивается, но сохраняет равновесие. Теперь в теле дикая слабость, такая, словно его выжали, как губку, словно кто-то вроде дементора высосал всю жизненную силу. Гарри всё ещё плохо соображает. Что-то тёмное и растрёпанное несётся к нему и почти сбивает с ног, повиснув на шее.

— Ты сделал это, Гарри… Боже мой, ты сделал это, — громко шепчет Гермиона ему на ухо. У неё такие крепкие объятия, что сейчас, кажется, она его просто задушит.

Гарри с трудом поднимает руки, хватает её за локти и отрывает от себя. У неё всё лицо мокрое и грязное от слёз и размазанной по щекам сажи. Не понимая, что делает, он толкает её. Она вытирает нос рукавом и счастливо улыбается.

Гарри понемногу приходит в себя, но слишком медленно. Ему кажется, что он вновь очутился в воронке времени, и все движения и люди за её пределами в несколько раз ускорились. Он поднимает голову и видит бледного, как покойник, Дамблдора. Рядом с ним стоят те самые два Орденовца, которые тащили его вниз, и что-то говорят старику, то и дело странно поглядывая на Гарри. Дамблдор тоже смотрит на него и хмурится. Кажется, они говорят что-то про пепел или ветер, про что-то чёрное — он не понимает, он слышит лишь обрывки фраз. Ему всё равно.

Постепенно он начинает узнавать и другие лица. Рон, Билл, близнецы, Джинни, Лавгуд, Ремус, Сириус… Как странно. Почти все они стараются не смотреть на него, поглядывают украдкой и быстро отводят глаза. Он не понимает.

— Поттер.

На плечо ложится тяжёлая рука. Гарри оборачивается и видит Снейпа — бледного, с обкусанными губами, в порванной на локте рубашке, прядь волос слева короче, чем остальные, концы её подпалены. Он машинально накрывает руку зельевара своей, сжимает, и тут оцепенение враз слетает.

Он судорожно озирается и наконец видит всю картину. Тумана больше нет, чётко виднеются кромка леса и обрыв. Ограда поместья превратилась в руины, земля тут и там выпачкана кровью. В самом доме справа зияет огромная дыра, главного зала больше не существует. Гарри сбрасывает с плеча руку Снейпа и крутится на месте, оглядывая людей. Орденовцы помяты, перемазаны грязью, кровью и сажей, но на лицах всех играют радостные, хоть и усталые улыбки. Никто серьёзно не ранен, убито лишь трое. Сириус осторожно укрывает мантиями тела, чьи лица Гарри не знакомы.

Он оборачивается ко входу и понимает, что не может вдохнуть. У ступеней на коленях стоят Панси, Тед, Грег и Блейз. Грег с трудом пытается стоять прямо, но всё время заваливается набок. Панси плачет, низко склонив голову к земле. Возле них, поигрывая палочкой, прохаживается пожилой Орденовец.

Из поместья выносят трупы Пожирателей. Люпин левитирует перед собой тело Нарциссы Малфой. Следом выплывает ещё несколько тел, но Гарри быстро отворачивается и уже не видит, кто это. На другой стороне двора трое Орденовцев под надзором Грюма скручивают магическими путами Пожирателей. Гарри видит серое осунувшееся лицо Макнейра, который почти не сопротивляется, лишь морщится, когда верёвку затягивают слишком крепко. А Эйвери ещё пытается вырваться, дёргается, выкрикивает проклятья и бьёт одного из Орденовцев головой в живот. Но Грюм взмахивает палочкой, и тот валится на спину с криком боли, а затем подходит к Пожирателю, лежащему ничком на земле, и брезгливо переворачивает его на спину носком ботинка. Это Долохов.

— Истёк, — говорит он одному из мужчин. — Уберите.

Гарри опять отворачивается, но даже не знает, куда смотреть, чтобы не видеть всего этого. Он лихорадочно ищет глазами Александру, но отчего-то не находит. Живот мерзко скручивает.

— Ещё один щенок! — слышится громкий голос ото входа.

Гарри смотрит туда, и его прошибает холодный пот. Из поместья, заложив руки за голову, выходит Марк под прицелом палочки ещё одного Орденовца. Он хмуро глядит себе под ноги и спотыкается, когда тот толкает его в плечо. Его подтаскивают к остальным слизеринцам и заставляют встать на колени. Марк опускает руки, замечает лежащего поодаль отца и дёргается, но тут же получает ботинком под рёбра и, уперевшись кулаком в землю, что-то яростно шипит сквозь зубы. Потом поднимает голову, и их с Гарри взгляды встречаются. Марк отворачивается первым.

— Тише, тише, осторожней! — командует кто-то у входа.

Он хочет посмотреть туда, но Снейп одним резким движением сгребает его волосы в кулак и тянет на себя. Гарри не может повернуть головы, но краем глаза замечает, как мимо них проносят ещё одно тело. И он понимает, чьё оно. Он старается смотреть только на Снейпа, у него слезятся глаза, его опять начинает трясти. Где-то сбоку суетится Дамблдор, отдаёт короткие приказы:

— Уложите вдали от остальных, вон там. Укройте. Сириус, присмотри.

Лишь когда они отходят достаточно далеко, Снейп, наконец, отпускает его. Но Гарри и сам не желает смотреть в ту сторону. Слабой рукой он вцепляется в его рубашку, будто ища защиты или поддержки. Зельевар мягко поддерживает его под локоть. Гарри скользит мёртвым взглядом у него за спиной и снова встречается глазами с Марком. Тот прищуривается, напрягается и вдруг одним пружинистым движением вскакивает на ноги и несётся в сторону антиаппарационного барьера.

— Стой! Стоять! — кричат несколько Орденовцев, вскидывая палочки.

— Я догоню его! — к всеобщему изумлению выкрикивает Грюм и, ковыляя, бежит следом.

Марк летит сломя голову, и расстояние между ними быстро увеличивается. У Гарри загорается робкая надежда, но Грюм выхватывает палочку и направляет в сторону Марка. Гарри отпихивает Снейпа, пробегает несколько шагов и замирает. Он уже знает, что случится.

— Марк! — кричит он хриплым голосом. — Марк, остановись!

Но тот только ускоряет бег, Грюм же останавливается и прицеливается. До спасительной границы остаётся всего несколько ярдов. Понимая, что не успеет, Марк бросается вперёд, растянувшись в длинном прыжке. Грюм выпускает из палочки заклятье.

— Марк!!! — кричит Гарри, запуская руку в волосы.

Марк исчезает за границей барьера вместе с тёмно-синим лучом, выпущенным ему вслед. Гарри трясёт, глаза опять заполняют слёзы. Грюм прихрамывая возвращается к остальным и смачно сплёвывает на землю.

— Ушёл, гад!

— Ты попал? — спрашивает Сириус.

— Ты меня знаешь, пёс. Я никогда не мажу, — усмехается Грюм, а у Гарри слабеют ноги.

Снейп подходит сзади, хватает его за руки, что-то говорит. Гарри отмахивается, пытается вырваться, вытирает слёзы, раз за разом оглядывает радостных Орденовцев, связанных и мёртвых Пожирателей. Панси, Тед, Нарцисса, Эйвери, Долохов… Он долго борется с зельеваром, бьёт его кулаками в грудь, кричит что-то в искажённое болью лицо, случайно смотрит на укрытое мантией тело, лежащее в отдалении и, наконец не выдержав, крепко прижимается к плечу Снейпа лицом и плачет уже навзрыд, не сдерживаясь, не думая о последствиях, ни на кого не обращая внимания. Зельевар обнимает его, успокаивающе гладит по спине, что-то шепчет. До Гарри долетает только слово «рядом», и он ещё сильнее прижимается к нему, словно стремясь вдавиться в него и спрятаться от всего мира.

Ему почти удаётся успокоиться, когда чья-то рука хватает его за плечо и бесцеремонно отрывает от Снейпа.

— Нам нужно поговорить, Гарри, — раздаётся над ухом встревоженный голос Дамблдора.


***

— Мистер Поттер, обед!

Гремит ключ, дверь, противно скрипя, отворяется, колёсики металлической тележки стучат по полу, дверь захлопывается, вновь гремит ключ. Гарри даже не поворачивает головы. Он лежит на узкой жёсткой кровати, глядя на оконную решётку, сквозь которую пробиваются лучи тёплого весеннего солнца. Где-то за окном щебечут птицы и пахнет свежей зеленью. Он знает, что это всего лишь иллюзия, не сложнее, чем потолок в Большом зале Хогвартса, однако рад и поддельным крохам тепла, света и жизни по другую сторону решётки.

Обед, как и всегда, пахнет изумительно. Не каждому заключённому министерской тюрьмы выделяют трёх домовых эльфов для готовки и обслуживания. Но со дня захвата поместья Гарри совершенно потерял аппетит. Как и сон. Как и многое, многое другое. Но он старается об этом не думать. Поздно — да и бесполезно. Календарь, висящий на стене, каждую ночь ровно в полночь сам сбрасывает листки. Сегодня ночью на пол упал двадцать первый. Гарри собирает их, кладёт на тумбочку в изголовье и каждый день пересчитывает по нескольку раз. Просто так, чтобы хоть на короткое время занять чем-то голову. Потому что иначе в неё лезет то, о чём он хотел бы забыть раз и навсегда, не думать и не знать.

Сразу же после захвата его арестовали по обвинению в пособничестве Волдеморту и доставили в министерскую тюрьму. Вместе с аврорами его сопровождал Дамблдор и всю дорогу что-то втолковывал, объяснял, говорил. Но тогда Гарри был не в состоянии нормально соображать и понимать хоть что-то. На тот момент ему было уже всё равно. Он добровольно сдал палочку по первому требованию авроров и спокойно дал надеть на себя магические наручники, полностью блокирующие даже спонтанную магию. Первые дни он по-прежнему не мог как следует думать, не понимал ничего и не хотел понимать. Лишь когда окончательно пришёл в себя и осознал, где очутился… Впрочем, охрана быстро его успокоила. А потом явился Снейп и рассказал всё.

Гарри слушал молча, спокойно, ни разу не перебив, лишь то и дело грустно усмехаясь и качая головой. Всего этого вполне можно было ожидать. Просто до захвата он не давал себе времени подумать над тем, что с ним будет дальше. Зато теперь времени у него оказалось предостаточно, и он раз за разом переваривал в голове всё, что случилось за последние четыре месяца, и всё, что рассказал ему потом Снейп.

Вначале и Снейп, и Дамблдор, посетивший его однажды, заверили Гарри, что преступником его никто не считает. Заключение в министерскую тюрьму — чёрт побери, да не Азкабан же! — лишь мера предосторожности, причём временная. Первое время он думал, что его действительно обвиняют в пособничестве Пожирателям и, возможно, будут судить вместе с остальными. Но как выяснилось, это был официальный повод для его ареста, причина же была в другом.

Лишь от Снейпа он узнал, о чём говорили тогда Дамблдор и двое Орденовцев, которые вывели его из дома. Полностью захватив поместье и добравшись до площадки верхнего этажа, Орденовцы увидели странную и поистине страшную картину. У парапета лежало бездыханное тело Волдеморта, от него к Гарри Поттеру, сидящему у противоположной стены, дорожкой по полу тянулась странная тёмная субстанция, то ли сажа, то ли грязь, то ли вообще чёрт знает что. Над головой победителя Волдеморта зависло сероватое облако какой-то пыли, которая песчинка за песчинкой всасывалась в его кожу. Взгляд Гарри остекленел, сам он не двигался, как будто на него наложили Petrificus Totalus. Его широко распахнутые глаза смотрели в одну точку. Глаза были красными.

Поначалу Орденовцы побоялись его трогать, несколько раз обходили вокруг, щёлкали пальцами перед лицом, но Гарри в себя не приходил. Тогда один из них набрался смелости, встряхнул его за плечи. Пыльное облако мгновенно рассеялось, чёрную дорожку сдуло ветром. Гарри дёрнулся, сжался в комок и часто заморгал. Когда он поднял на Орденовцев блуждающий взгляд, его глаза были вновь зелёными, хоть и смотрели куда-то мимо них. Они подняли его на ноги и вывели из поместья. Перед тем как уйти с площадки, один из Орденовцев подошёл к Волдеморту, заглянул в открытые глаза, проверил пульс. Волдеморт был мёртв.

Гарри выслушал всё это совершенно спокойно и не стал удивляться. Только зло посмеялся, когда наконец понял, в чём загвоздка. Эта сцена напугала как самих Орденовцев, так и Дамблдора. Однако Гарри не проявлял никаких признаков агрессии, не вёл себя странно, и это поставило старика в тупик. Чтобы перестраховаться, он распорядился поместить его в министерскую тюрьму, пока не выяснит всё окончательно. Гарри понимал, что выяснять тут нечего. Он ожидал, что Дамблдор будет наведываться к нему каждый день, расспрашивать, применять легилименцию, возможно, проводить какие-то тесты. Но тот появился в его камере только один раз, а потом пропал. Гарри знал, что сейчас было множество и других дел, особенно в Министерстве, из которого лишь чудом удалось сбежать опальному Министру Люциусу Малфою, и что с ним Дамблдор будет разбираться в последнюю очередь, когда всё хоть немного уляжется. А пока что старик решил просто держать его здесь, под надёжной охраной, и ждать. Гарри тоже ждал, как решится его дальнейшая судьба, но уже почти безо всякого интереса.

Снейп же, в отличие от Дамблдора, навещал его каждый день, приносил свежие новости и успел рассказать уже немало.

Сразу же после захвата поместья штурмом взяли и Министерство. Новая власть была свергнута. Где спрятался Люциус Малфой, никто не знал, его безуспешно искали все три недели и пока не собирались прекращать поиски. Был срочно созван Визенгамот в полном составе. На заседании хотели утвердить членов временного правительства, но, спустя четыре часа оживлённых дебатов, Дамблдор покинул зал уже новым Министром Всеобщей Магии.

Возобновил свою полноценную работу Аврорат, уже в новом составе. Ежедневно арестовывались десятки пособников Волдеморта. Многие Отделы Министерства были временно заморожены, их работников допрашивали с Веритасерумом круглосуточно и либо отпускали, либо отправляли прямиком в Азкабан ожидать суда. Всех, кто носил Метки, заключали в Азкабан безо всяких допросов. Туда же, разумеется, попали и все, кто жил в поместье. Единственную поблажку, которую для них сделали — Гарри был уверен, что тут постарался Снейп — это заключили ребят пока что в министерскую тюрьму: они принимали Метки, будучи несовершеннолетними, значит, не могли полностью отвечать за свои действия.

Уже четвёртую неделю по стране шла волна арестов, обе тюрьмы были переполнены. Поэтому несколько дней назад Дамблдор принял решение начать суд над заточёнными в Азкабане Пожирателями. По словам Снейпа, это был не суд, а фарс. Обвиняемому зачитывали список обвинений и приговор: поцелуй дементора. Затем предлагалось выбрать: отправиться после процедуры в Мунго на оставшееся время существования или же принять, как лаконично назвал это Снейп, coup de grace, удар милосердия. На Поцелуй отправили уже несколько десятков Пожирателей, и пока ни один из них не выбрал Мунго.

Гарри узнал, что из тех, кто жил в поместье, казнить успели Эйвери, Макнейра и Кребба-старшего.

Также он узнал и ещё кое-что. Снейп долго хмурился, сомневался, стоит ли говорить, но потом тихо и быстро передал информацию, которая, как понял Гарри, была известна лишь очень узкому кругу. Нескольким Пожирателям удалось сбежать из поместья. Как это случилось, никто не знал. Возможно, они нашли брешь в барьере, который выстроили Орденовцы, едва захватив остров, и воспользовались суматохой, а возможно, обнаружили и другую лазейку. Но Орденовцы не досчитались четверых: Александру Берч, Беллатрикс и Рабастана Лестранж и Эдриана Нотта. Услышав это, Гарри против воли улыбнулся. Правда, ему до сих пор ничего не было известно о судьбе Марка, но если до сих пор его не нашли ни живым, ни мёртвым, это оставляло робкую надежду на то, что он, может быть, тоже спасся с острова.

Прочие же новости от Снейпа были уже не такими интересными. Руфуса Скримджера поначалу арестовали, но, поскольку тюрьмы уже заполнились настоящими преступниками, а не политическими, его посадили под домашний арест с подпиской о невыезде. Дамблдор разрывался между Министерством и Северной Ирландией, изо всех сил стараясь свести на нет возникнувший несколько месяцев назад конфликт. С одной стороны, из-за всех этих событий многие страны отвернулись от Британии, временно закрыли каналы связи и прекратили поставки, но с другой — жители внутри страны наконец вздохнули с облегчением. Аврорат работал день и ночь, не покладая рук и исцеляя Британию от всей заразы, которую привнесло в неё двухлетнее правление Волдеморта. Возможно, это было и к лучшему. Но Гарри понимал, что за два с лишним года люди уже смирились с новой властью и даже чувствовали себя вполне спокойно. Как Риддл и говорил ему много раз, он не разрушил и не уничтожил страну, он лишь установил в ней свои порядки. И Гарри был уверен, что новые волнения не приведут ни к чему, кроме новых беспорядков и возмущений. Впрочем, это его не сильно беспокоило. Были и другие вещи, за которые у него болело сердце куда больше.

Одним из первых указов Дамблдор сместил Долорес Амбридж с поста директора Хогвартса. Сам он, разумеется, уже не мог возглавлять школу, поэтому временно назначил на этот пост Минерву МакГонагалл, которая все эти два года скрывалась в Шотландии. Новая система разбивки по факультетам была упразднена, так и не вступив в силу. Новые предметы в школе, введённые Риддлом, были упразднены. Хогвартс постепенно возвращался к тому состоянию, в котором был до захвата Пожирателями. Что касается Лидса… У Гарри руки сжались в кулаки, когда Снейп сообщил об этом. Лидс было решено разрушить, а на его месте возвести несколько предприятий. На них смогут работать сквибы, которым вновь предложили вернуться в город, как только демонтаж Университета завершится. Начать его планировали со дня на день.

Так или иначе, всё, что Риддл успел сделать в стране, разрушалось, уничтожалось, упразднялось. И если Гарри ещё мог понять отмену уроков в школе, где обучали Непростительным, то некоторые вещи просто не укладывались у него в голове. Он надеялся, что Дамблдор остановится хотя бы на Лидсе, но старик, кажется, решил буквально исполнить своё обещание «очистить страну от заразы» и пошёл намного дальше. Фактически он аннулировал финансовую реформу, проведённую Риддлом ещё в самом начале, и намеревался вернуть структуре Министерства прежний вид. Гарри понимал, что в своём желании уничтожить всё, созданное Риддлом, старик действовал практически фанатично. Быстро и верно он возвращал магическую Британию к той точке, в которой она была до смены власти. Отказ от всего нового и продуктивного, анахронизм, откат на два года назад.

Вволю потерзав себя по поводу страны, Гарри, наконец, задумался и о собственной судьбе. Разумеется, поместив его в тюрьму, Дамблдор распорядился, чтобы с ним обращались не как с пленником, относились с уважением и пропускали всех визитёров в любое время. Но что будет, когда всё уляжется и он вспомнит о нём? Гарри не представлял. Он прокручивал в голове самые разные варианты, каждый раз спрашивал об этом Снейпа и в итоге понял, что от старика теперь можно ждать чего угодно. В лучшем случае на него наденут магические браслеты, которые невозможно будет снять, и отправят в маггловский мир или какую-нибудь глушь — он был уверен, что Дамблдор не позволит ему жить в Британии, как раньше. В худшем… Об этом он старался не думать, всё ещё надеялся, что старик не может поступить с ним настолько подло и жестоко. Хотя и этот «лучший», придуманный им вариант, сам по себе был чудовищен. Как-то раз Гарри заикнулся Снейпу, что Дамблдор не посмеет сгноить чёрти куда Победителя Волдеморта. На что Снейп долго смеялся, а на следующий день принёс ему свежий выпуск «Ежедневного пророка», в котором рассказывалось о захвате поместья. Гарри несколько раз тупо перечитывал сухую строчку «Советник Министра Лорд Волдеморт был убит, Пожиратели смерти взяты в плен» безо всяких имён и подробностей. В тот момент он понял две вещи. Во-первых, «Пророк» вновь был под тщательным контролем правительства, теперь уже во главе с Дамблдором. Во-вторых, по большему счёту, всё в стране осталось, как и было: снова обман, снова манипуляции людьми. Только на этот раз в кресле Министра сидел другой человек. Больше не изменилось ничего.

С тех пор Гарри старался поменьше думать обо всём этом и о своей судьбе в частности, но всё чаще вспоминал о друзьях, тех, которых оставил в штабе. Дамблдор, конечно, приказал пускать к нему всех визитёров, но приходил только Снейп. Гарри надеялся, что хоть раз его навестит хотя бы Гермиона, но его удивлению не было предела, когда дверь камеры однажды распахнулась, и на пороге появился Рон.

Разговор у них тогда вышел недолгий и вялый, наполненный тягостными неловкими паузами. Рон извинился за всё, пытался приободрить, Гарри тоже попросил прощения. А когда спросил, где Гермиона, близнецы, Сириус и Люпин, тот принялся мямлить что-то невразумительное о том, что они все ужасно заняты и навестят его, как только смогут. И Гарри понял, что после его ареста Дамблдору вновь удалось вселить в его друзей страх и недоверие к нему. Возможно, рано или поздно они поймут, что для них он не опасен, но случится это не в ближайшее время.

В течение нескольких дней после визита Рона Гарри сильно переживал из-за этого, однако вскоре успокоился. Но как только он решил махнуть на всё, что узнал, рукой, и не думать о Дамблдоре, стране и Пожирателях, в голову тут же полезли совершенно другие мысли, куда более тягостные, болезненные и мучительные.

Его вновь стали посещать сны, странные, мрачные, иногда нечёткие, а иногда почти осязаемые, томные, порочные. Почти каждую ночь он просыпался в липком поту, подолгу лежал в кровати, боясь сомкнуть глаза. Бледное лицо Риддла преследовало его поначалу лишь в ночных кошмарах, потом он начал видеть его и днём: в каменной кладке камеры, в утренней солнечной пыли, в складках одеяла. Он слышал голос, то невыносимо далеко, то совсем близко, над самым ухом, но никогда не мог разобрать слов. К концу третьей недели Гарри понял, что по-настоящему сходит с ума.

Сцена на площадке сама собой вставала перед глазами, он будто со стороны слышал свой тихий, но твёрдый голос, произносящий всего два слова. Видел, как падает замертво Риддл, зажмуривался, чтобы отогнать от себя дикую картинку, но она лезла в голову слишком настойчиво. Умом Гарри понимал, что сделал всё верно, так должно было быть, он хотел убить Риддла, иначе бы ничего не получилось. И убил. Он знал, что поступил совершенно правильно, не давая себе времени на раздумья тогда, после разговора с Дамблдором через магическое зеркало. Если бы он остановился и засомневался хоть на минуту, сейчас сидел бы и спокойно пил коньяк в кабинете Риддла. Но на тот момент он заставил себя не думать совершенно ни о чём. И теперь мысли вторгались в голову с такой силой, что их уже невозможно было отогнать. Всё, что Гарри теперь мог делать, это лежать по ночам, вцепившись зубами в подушку и беззвучно всхлипывать, давясь редкими слезами, которых уже почти не осталось. Только теперь, по прошествии времени, он окончательно понял, что натворил.

Он бил кулаками стену, метался по камере, бессильно рычал и изо всех сил дёргал себя за длинные пряди волос. Чувство вины глодало его изнутри заживо, и никакими доводами разума он не мог прекратить свои мучения. Под конец он так истерзал себя, что уже не мог решить, что сделал: самый правильный и сильный поступок или самую огромную ошибку в своей жизни. Из головы почему-то всё никак не выходило спокойствие Риддла, с которым тот встретил смерть. В его взгляде не было смирения, но не было и тревоги. Будто Риддл с самого начала знал, что так будет, и просто ждал этого момента. И те слова, которые он сказал тогда Гарри: «игра ещё не кончилась». Что он имел в виду? Значили они хоть что-то или это был очередной пустой трёп? Гарри постоянно ругал себя за то, что никак не мог понять этого человека, хоть и отчаянно хотел. И теперь ему казалось, что он что-то упустил, чего-то недоглядел, недослушал, недодумал. Но так или иначе, интуиция его никогда не подводила. А сейчас она с каждым днём всё настойчивее шептала о том, что это ещё не конец. Что-то ещё будет.

Но пролетали пустые дни, бессонные ночи, а ничего так и не происходило. И теперь Гарри думал только о том, что его очень жестоко обманули. Риддл действительно был мёртв. И это действительно был конец.

просмотреть/оставить комментарии [674]
<< Глава 34 К оглавлениюГлава 36 >>
январь 2022  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

декабрь 2021  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.01.15 15:51:25
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [2] (Оригинальные произведения)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [31] (Гарри Поттер)


2022.01.10 00:17:33
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.01.07 08:53:51
Наперегонки [14] (Гарри Поттер)


2022.01.04 10:46:29
Я только учу(сь)... Часть 1 [63] (Гарри Поттер)


2021.12.27 03:13:53
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2021.12.24 21:38:48
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2021.12.23 17:06:13
Ненаписанное будущее [23] (Гарри Поттер)


2021.12.12 18:18:26
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2021.11.29 15:19:40
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2021.11.20 19:51:44
Дочь зельевара [220] (Гарри Поттер)


2021.11.15 19:21:56
Своя цена [28] (Гарри Поттер)


2021.11.09 20:13:52
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [0] (Гарри Поттер)


2021.11.07 10:03:56
Моральное равенство [0] (Гарри Поттер)


2021.11.06 19:11:10
Гарри Поттер и последний враг [2] (Гарри Поттер)


2021.10.31 22:05:41
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2021.10.29 20:38:54
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.10.24 13:38:57
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [1] (Гарри Поттер)


2021.09.30 13:45:32
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2021.09.27 15:42:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.09.26 23:53:25
Имя мне — Легион [0] (Yuri!!! on Ice)


2021.09.14 10:35:43
Pity sugar [7] (Гарри Поттер)


2021.09.11 05:50:34
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2021.08.29 18:46:18
Последняя надежда [4] (Гарри Поттер)


2021.08.26 15:56:32
Дамбигуд & Волдигуд [9] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.