Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Судя по идиотзму Фаджа он стажировался в российской госдуме.

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12657 авторов
- 26948 фиков
- 8603 анекдотов
- 17670 перлов
- 660 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 18 К оглавлению 


  Tempus Fugit Praeterhac

   Глава 19. Эпилог
Северус с отвращением кинул на стол Ежедневный Пророк и запустил пальцы в волосы. Он мыл их каждый день специально созданным зельем, которое делало их шелковистыми и мягкими: его молодой любовник просто обожал с ними играть. Воспоминание о Гарри зародило на его губах легкую улыбку, но она быстро исчезла под гнетом ярости. О, как же он был сердит на статью Скитер, которая намекала, будто он злоупотреблял своим положением по отношению к Гарри.

Статья в Пророке, написанная в ее неповторимом стиле, предполагала, что Северус насиловал Гарри с тех пор, как мальчик учился в школе, в то время, как он все еще был несовершеннолетним. Это напомнило ему об еще одной едкой статье: про Альбуса и Гарри, якобы убежавшего к Волдеморту и Пожирателям Смерти. Ее клеветнические обвинения Альбуса Дамблдора в жестоком обращении с Гарри, не нанесли ощутимого урона репутации директора, так как тот был уже мертв. Но эти новые вымыслы причиняли Северусу боль и, что самое худшее, они могли навредить Гарри.

Прошло уже три года с момента поражения Волдеморта, за которое Северуса наградили Орденом Мерлина второй степени, восстановили в должности директора Хогвартса и, как говорил Гарри, должны были обращаться с ним соответственно его заслугам героя. Но вместо этого он отбивался от ехидных комментариев большинства коллег и читал ужасные статьи.

Только Минерва знала большую часть правды о том, что с ними случилось во время путешествия. Северус считал ее единственным человеком, которому можно довериться. После смерти Дамблдора не было никого, кому бы он мог доверить те тайны, что впоследствии не должны всплыть наружу. По иронии судьбы, оборотень вероятнее всего стал бы союзником, но с другой стороны, мог им и не стать, если брать в расчет его отношения с Гарри. Это оказалось камнем преткновения со многими людьми, особенно с Уизли. Из всей семьи Гарри большую часть свободного времени проводил с Роном. Может быть потому, что у мальчишки в то время, как Северус отравился, оказался безоаровый камень, который он всегда носил с собой. Гарри говорил, что Уизли постоянно справляется о здоровье Северуса и иногда даже публично его защищает. Видимо, после спасения его жизни, он почувствовал ответственность за него.

С другой стороны, Молли считала Северуса виновником сердечной размолвки Гарри и Джинни. Не смотря на то, что его любовник неоднократно объяснял, что был геем и до встречи с Северусом, и это не способствовало возникновению любви к Джинни, она все равно винила во всем Снейпа. Даже Гаррины слова о том, что он уже на шестом курсе понял, что мужчины ему нравятся больше женщин, никого не убедили, хотя и были аргументированы: все девушки с которыми он встречался имели мужское строение тела. Когда-то Гарри считал, что Джинни - его единственный шанс построить семью, ведь она любила его не за то, кем его выставляет пресса, а за внутренний мир. Но потом он осознал свои сексуальные предпочтения.

Теперь у Гарри был Северус, который любил его таким, каким он был на самом деле.

Северус полагал, что Артур Уизли мог бы стать своего рода другом, так как был благодарен ему за спасение сына, но тот отказывался пойти против жены. Он был вежлив, но не делал шагов к дружбе. Они, возможно, могли бы преодолеть разногласия с семьей Уизли, если бы Гарри захотел, но он этого не желал, негодуя на их отношение к Северусу и их связи.

Северус никогда не предполагал, что ему будет так сильно не хватать Альбуса. Ему хотелось расспросить старика, как тот умудрился наложить заклинание Tempus, как он сделал секретную дверцу в статуе, что бы она открывалась только змееусту. Возможно, был способ изучить некоторые слова? Тут он кое-что вспомнил: Гарри все еще владел языком змей, а следовательно, талант был врожденным. У них на спинке кровати была вырезана змея, и когда Гарри увидел ее, то заговорил на парселтанге, даже не заметив этого. Мягкое шипение заставило Северуса задрожать, и этой его реакцией Гарри с тех пор частенько пользовался.

Но все это не объясняло, как Дамблдору удалось его использовать. Так много вопросов без ответов. Как Альбус изменил заклинание, чтобы отправить их назад во времени, а не вперед? Уничтожил ли он записи? Северус мысленного дал себе пинка, слушая рассказ Гарри о странной встрече с Альбусом, за то, что сам не уничтожил записи, хотя и планировал сделать это, прежде чем вернутся в будущее. Конечно, его отвлекли, это если не брать в расчет его беспредельную тоску в те несколько дней перед отъездом.

Несколько раз он пытался поговорить с портретом Альбуса, но тот был невыносимо уклончив, а может его написали так, чтоб он лишнего не болтал, лишь загадочно улыбался, называл Северуса "дорогой мальчик" и предлагал ему лимонный щербет…

Северусу не сиделось на месте. Он ходил по кабинету, бесцельно поправлял и переставлял безделушки, что скопились за несколько поколений директоров. Он подозревал, что даже Дамблдор понятия не имел о предназначении и половины этих вещей. Наткнувшись взглядом на пресловутый Пророк, Северус опять ощутил накатившую волну гнева. Тем не менее, даже пребывая в ярости, он чувствовал муки совести из-за неудачного начала их с Гарри отношений. Мерлин, ему и думать не хотелось, что кричали бы заголовки газет, если бы Скитер узнала! Не то чтобы Гарри это обеспокоило. Нет, он продолжал настаивать, что Северус обращался с ним лучше, чем кто-либо в его жизни. Однако, учитывая отношение родственников при определенном невмешательстве директора, Северуса этот аргумент не успокаивал.

Он скучал по Гарри.

Последние три года тот работал ловцом в команде Пушки Педдл, выводя ее к олимпу славы. После поражения Волдеморта, магическое сообщество не желало, чтобы их герой исчезал из поля зрения, и оказывало давление, настойчиво предлагая Гарри заняться профессиональным квиддичем. Среди многих оказалась и Рита Скитер, утверждающая, что Гарри обязан идти впереди, демонстрируя Магическому миру, что жизнь продолжается, что несмотря на боль и потери войны, наступили светлые времена. Три месяца назад он улетел на Чемпионат Мира по Квиддичу выступать за Англию. Звезда команды привела их к победе над сильными швейцарцами. С тех пор Северус видел его только один раз: девять дней назад в штаб-квартире команды, и то в течение пятнадцати минут, после чего Гарри улетел на юго-запад Англии на фестиваль полетов. Хотя, они и общались посредством совиной почты и каминной связи, это не могло сравниться с реальной встречей.

Товарищи Гарри по команде и его менеджеры недолюбливали Северуса. Ему частенько говорили, что Гарри занят, не может с ним увидеться, и не передавали его сообщения. Время от времени казалось, что весь мир активно пытается их разлучить.

Но сегодня он приедет домой. Северус понятия не имел, когда и во сколько он придет, поэтому весь день провел как на иголках, да и Пророк не улучшил его настроения. Каждый звук шагов, покашливание, шепот заставляли думать о Гарри. Он не мог дождаться воссоединения со своим мальчиком, не то чтобы Гарри действительно им был. Он стал сильным и очень привлекательным взрослым мужчиной, но для Северуса Гарри всегда останется "его мальчиком".

Северус не находил себе места. Наконец, как он частенько делал, когда не мог ни на чем сосредоточиться, он сел за большой письменный стол из красного дерева и открыл ящик, где хранилось письмо Аписуса.

Пергамент был помещен в магически запечатанную кожаную тубу, лежащую в левом верхнем ящике стола, который ранее принадлежал Альбусу. Когда Северус во второй раз взял на себя обязательства директора и сел за стол, ящик сам открылся. Ранее он считал, что ящик застрял, и даже спросил о нем Минерву, на что получил ответ, что и она не смогла его открыть.

Выцветшая кожаная туба со временем размякла. К ней был привязан красной длинной ленточкой маленький свернутый пергамент. Записка от Альбуса. Она была короткой и несколько отрывочной, что не вполне соответствовало обычному методу Дамблдора излагать мысли запутано, выдавая информацию частями. В записке сообщалось, что кожаная туба ранее лежала в шкатулке, доставшейся Альбусу от его давнего предка Альбуса Марка Аписуса. Так же там было написано, что Альбус был не в состоянии открыть ее, и предположил, что тубу сможет открыть только тот человек, кому она предназначалась. Имя, выгравированное на кожаном контейнере, гласило «Северус Тобиас Хиспаникус». Поэтому Северусу не составило труда отвинтить крышку и достать туго скрученный пергамент.

Северусу нравилось чувствовать загибающиеся страницы, он был просто в восторге от сохранности двух тысячелетнего пергамента, написанного мальчиком, которого он любил как собственного сына. Он знал, что никогда больше не заговорит с Аписусом и не услышит его, но перечитывая это письмо, немного примирялся с реальностью. Свиток напоминал о самых счастливых мгновениях его жизни, пусть они и были навсегда для него утрачены.

Северус поежился: все это было так ужасно сентиментально! Он покинул Рим. Он покинул их спокойную жизнь, друзей и соседей. Когда они только попали в прошлое, он думал, что тосковал по дому, но это было ничто по сравнению с тем, что творится с ним сейчас... ничто по сравнению с этой горечью.

Предельно аккуратно он развернул бесценное письмо. Он старался как можно реже читать его. В конце концов, было бы глупо постоянно желать несбыточного. Но в данном случае - все было хорошо... он просто мельком взглянет на него... пока все спокойно... пока он ждет Гарри.

"Дорогой Северус, мы очень скучаем по Вас и Гарри. Прошло уже много лет с тех пор, как мы последний раз виделись, и я уже не так молод, как когда-то был. Частенько я ищу вас, чтобы поговорить или попросить совета, но потом вспоминаю, что вы давно ушли.

Вы с Гарри и вправду счастливы? Теперь, когда ваш красивый мальчик убил Темного мага? Частенько я представляю вас в вашем далеком будущем, наслаждающимися потрясающими вещами, о которых мне рассказывал Гарри, и не могу не задаться вопросом: вы скучаете по нас?

Несколько лет назад все мы переехали в Британию: я, моя любимая Вирджиния, Модия и несколько из ее детей, включая Руфуса и Хермию. Все мы, кто был затронут магией Гарри в ту ночь, когда он спас Хермию и малютку Сева, стареем очень медленно. Мы до сих пор молоды. Боги, Северус, когда мне исполнилось семьдесят, я выглядел на тридцать пять. Да и Модия с того времени не изменилась, и люди начали задавать вопросы. Несколько таких случаев не вызвали бы подозрения, но так много... В конце концов, нам оказалось легче уехать.

После того, как умер Томас, Модия не захотела больше управлять гостиницей, в то время Рим начал кишмя кишеть хулиганами. Она передала управление своему сыну Чарлусу, и переехала к нам с Руфусом и Хермией. Их дети уже выросли, а у тех уже собственные дети. Северус женился на моей самой младшей дочери Лили, которую вы не смогли бы не полюбить. У них уже шестеро детей. У Лили длинные рыжие волосы, как у матери, а ее улыбка скрашивает даже самые непогожие дни, которые здесь не редкость!

Тезка Модии вышла замуж за местного жителя Аврелия Амброзия, который умер не увидев сына. Он был римлянином, жившим в Иска Августа*, его мать из благородной кельтской семьи любила сына и звала его Мерддин. Младшенький Модии проводит большую часть времени в родной деревне Аврелия, находящейся около форта в нескольких днях езды, так что мы часто их навещаем. Внук Модии магически сильнее нас всех. Он мой любимчик, хотя я и не признаюсь в этом. У него есть своеобразный талант к охоте на драконов, который принес ему немалую славу с уэльским королем Вортингерном*. Я не сомневаюсь, что его известность будет расти наряду с его волшебством. К сожалению, я мало чему могу его научить, он нуждается в твоем опыте Северус... ему нужны такие учителя, как ты и Гарри.

Когда отец Амбросия женился на девушке-друиде, это казалось необычным, но сейчас много подобных браков. Новый губернатор, Юлий Агрикол, близкий родственник нашего общего друга Гая Юлиуса Носенса, сказал, что поощряет браки, хотя он и не всегда говорит правду, как и многие люди его класса. В настоящее время он далеко отсюда, борется с диким племенем Далриадиан у северных границ римских территорий.

Здесь зима наступает быстро, я уверен, вы это и так знаете! Сегодня шел сильный дождь, и дорога из Лондиниума* была пуста. Одной из причин, почему мы сюда перебрались, была усталость от постоянных политических махинаций Рима. Я последовал за легионом Императора Клавдия и стал одним из первых поселенцев. Но до меня долетают слухи, что Рим сейчас уже не тот, каким был раньше. Наш старый магазин пережил пожар Нерона и по сей день процветает, но уже с новыми владельцами. Теперь им управляет самый старший сын Модии, Билл и его галльская жена, их внуки им помогают. Доходят слухи, что это все еще приносит хороший доход.

Близнецы еще долго жили в Риме, но как только Гай Юлиус Носенс переехал вместе с внуком, Люциусом, Септимус не смог жить вдали от своего бывшего хозяина. Не то чтобы мы их часто видим: они поселились в Лондиниуме. Близнецы открыли магазин - такой же, как и в Риме, и Гай Юлиус наслаждается общением с новым романо-британским классом патрициев, поддерживая Люциуса на посту секретаря своего двоюродного брата.

Я здесь очень счастлив, но ведь так и должно быть, когда ты дома. Сейчас зашла моя старшая дочь и позвала меня обедать. Она сильно отличается от своей сестры: такая серьезная и мрачная. Характер подходит к ее имени - Северина, но хотя она очень отличается от Лили, я люблю ее за острый ум и смышленость. Ее муж, Фигалус, делает амфоры, а Северина расписывает их, а потом накладывает чары сохранности. Они высоко ценятся любителями искусства. У них только один ребенок, сын, родившийся поздно, но от этого сильно любимый.

Только когда мы поселились здесь, наши дети наконец-то смогли найти любовь с теми, в чьих жилах тоже течет магия, с теми, кто также долго не стареет. Я искренне рад, что мои дети нашли свое счастье.

Если быть честным, а я не привык себе лгать, то я приехал сюда, чтобы увидеть вашу родину. Находясь здесь, я ближе к вам, хотя и понимаю, что мы на расстоянии в тысячи лет. Когда в нашей долине облетают листья, они и у вас облетают? А когда весной распускается черемуха, которой здесь предостаточно, так хочется, чтобы вы тоже это видели. Мне сказали, что ее здесь больше, чем где-либо еще. Я наслаждаюсь ее ароматом, когда прогуливаюсь к длинным курганам. Я частенько стою на холме и смотрю на наши дома, думая, чтобы вы смогли сделать со всем этим.

Как я уже говорил, у нас все хорошо, мы здоровы и не старимся благодаря магии, и вам с Гарри. Мы живем в маленькой долине на пути к Аква Сулис, который привлекает людей, приезжающих к ваннам или святыням. Я руковожу пекарней и магазином зелий, Модия управляет гостиницей - ее еда славится вкусом и изобилием, думаю, этому ее научил Гарри. До нас здесь жило несколько поколений, но они оставили свои дома. Я предполагаю, что раньше деревенька носила кельтское название, но оно давно утеряно, поэтому мы зовем ее Прунусконваллиум*, в честь вишневых деревьев. Мы работаем не покладая рук... и были бы счастливы получить помощь от Мастера Зелий и его трудолюбивого мальчика.

Моя библиотека с каждым годом все растет и растет, и думаю вы, мой дорогой Северус, полюбили бы ее так же, как и я.

Кажется, с каждым годом, проведенным здесь, в нас возрастает магия. Я прочитал много книг за это время, и у меня зародилось подозрение, что магия вымирала на нашей родине. Она расцветала в Греции в период античности. Но мы, римляне, любим прямые линии, тогда как магия не ищет ровных путей. Мы стремимся спрятаться в домах, а магия нуждается в дикой природе. Мы не можем взрастить ее, скрываясь за стенами и улицами городов. Гарри одарил нас частичкой своей магии, и в этом месте, среди девственных лесов она разгорелась, смешиваясь с родственной магией пустынных высоких равнин близ нашего дома.

Сейчас я должен закончить письмо и запечатать его. Прощайте, мой дорогой Северус, позаботьтесь о своем драгоценном Гарри. Я с нетерпением жду того дня, когда мы с вами снова увидимся... в этом мире, или в другом.

Ваш вечный друг и поклонник,

Альбус Марк Аписус.»

Всякий раз, когда он читал это письмо, в горле вставал комок, а глаза начинали слезиться. Ему не стоило его перечитывать, ведь он и так наизусть знал каждое слово. Он печально улыбнулся и пожелал всем своим сердцем вновь оказаться с людьми, что стали самыми близкими и родными.

Он хотел бы познакомиться с внуком Модии. Северус был уверен, что тот будет достойным учеником для любого учителя.

Он закрыл глаза и представил Рим: кривые мощеные улочки, переполненные дома, острые запахи, шум. Потом он подумал о саде, об их укромном маленьком оазисе в центре человеческого улья. Это было сродни медитации. Он успокаивался, мысленно возвращаясь в их дом и сад.

Кто-то постучал в дверь.

Северус почувствовал, как сердце в его груди забилось сильнее.

- Гарри! - выдохнул он.

- Я могу войти, Северус?

В комнату вошла Минерва МакГонагалл.

Северус нахмурился.

- Северус, он скоро появится, - сказала она ободряюще.

- Я в порядке, Минерва. Прекращай суетиться, женщина, твоя постоянная болтовня действует мне на нервы!

Чертова баба самодовольно ему улыбнулась.

- Ты планируешь взять отпуск, когда Гарри приедет?

- У тебя с этим какие-то проблемы?

- Конечно, нет! Но я хочу удостовериться, что ты закончил все дела.

- Нет, я просто планирую отчалить со своим молодым любовником, разрешая всем остальным разбираться с делами, как они хотят! - ухмыльнулся Северус.

- Я так понимаю, ты прочитал сегодняшний выпуск Пророка?

- Какое это имеет отношение к твоим треклятым глупым вопросам?

- Почти никакого, Северус. Но я уверена, что это имеет прямое отношение к тону твоего ответа.

Он фыркнул.

- Как насчет чашечки чая? - спросила Минерва.

По крайней мере чертова баба знала, где стоит Darjeeling*.

Став директором, он практически прекратил преподавать и вел только старшие курсы. Ему нравилось учить старшекурсников, стремящихся достигнуть того высокого уровня, что от них ожидают; и ему очень, очень понравилось не иметь никого дела с детьми - копошащимися, заикающимися и ходящими на Зельеварение только потому, что так было нужно.

- Я договорился с Филиусом: он возьмет на себя уроки ЗОТС с семикурсниками... - начал было Северус.

Дверь распахнулась без предупреждения: Гарри не потрудился даже постучать. Северус просто знал, что дверь открылась от взрыва магической энергии. Затем его колени и руки были оккупированы Гарри, проливающим дождь поцелуев на его нос и щеки.

- О, Боже! – бормотал он между поцелуями. - Я так сильно скучал по тебе! Ой, здрасьте, профессор МакГонагалл. Как поживаете? Простите, я увлекся. Чертова встреча. Я думал, что меня уже никогда не отпустят. Хмммм, у тебя новый шампунь? Как Блоха?

- Мистер Поттер, разве вам не нужно передохнуть? - спросила удивленная Минерва.

- Нет! - ответил Гарри, отрываясь от поцелуя. - Мы не хотели бы вас задерживать, профессор.

- Полагаю, тебе нужно составить какие-нибудь списки, или еще что-то в том же духе? - добавил Северус, притягивая Гарри ближе к себе.

- А я уверена, что вам надо многое наверстать! - усмехнулась Минерва. - Уверяю, у меня нет никакого желания быть в роли маленькой зеленой ягодки, - и она закрыла за собой дверь, о которой Гарри совершенно забыл, ворвавшись в кабинет.

- Хорошо, что мы от нее избавились! - сказал он самодовольно. - А о чем это она говорила? Что за маленькая зеленая ягодка? Она, что считает себя виноградом?

- Она имела ввиду крыжовник, мальчишка! Так говорят о третьим лишнем*.

- О! - протянул Гарри, с усмешкой. - Ну, она никогда не будет между нами. Я к тому, что мне она, конечно, нравится и это максимум, но если подумать об этом... фуууу... ты, я и МакГонагалл...

- Веди себя прилично! - сказал Северус, шлепая Гарри по очень дерзкой заднице.

Тот поиграл бровями.

- Собираешься заставить меня, Domine? - спросил он.

Северус ухмыльнулся.

- Только если наслаждением, мистер Поттер.

Он прикусил пухлую нижнюю губу, всосал ее в рот и отпустил, углубляя поцелуй. Гарри ответил ему немедленно и с таким жаром, будто никак не мог насытиться вкусом Северуса.

Они отчаянно целовались, лаская друг друга и обнимаясь. Футболка и джинсы препятствовали Северусу пробраться к такой желанной гладкой коже любимого. - Разденься, - прорычал он, дергая одежду Гарри. - Хочу увидеть тебя голым и лежащим на нашей кровати.

Гарри усмехнулся.

- Хорошо, Domine. Сейчас раздеться? Хочешь, чтобы я шел к нашим комнатам в чем мать родила?

- Ну, я бы наслаждался этим зрелищем, - ответил он. - Но не хочу шокировать всю школу. Кроме того, только Я могу видеть тебя голым, и ни с кем не собираюсь делиться. Поэтому, я присоединюсь к вам приблизительно через десять минут, мистер Поттер, и если ты все еще не будешь лежать на нашей кровати, широко разведя ноги и ожидая меня, то тебе всерьез за это достанется!

Улыбка Гарри стала еще шире, когда он повернулся и сбежал по лестнице.

Северус досчитал до десяти и последовал за ним. К тому времени, как он добрался до комнаты, Гарри разделся только до пояса и снял ботинки.

- Ах, Гарри, я вижу, что ты меня ослушался? - вкрадчиво произнес Северус. - Мне придется очень строго наказать тебя.

- Так еще не прошло десяти минут, - запротестовал Гарри.

- Помнится мне, я говорил приблизительно.

Тот усмехнулся: - И что же ты собираешься со мной сделать?

- Я заставлю исчезнуть остальную часть твоей одежды, а потом втрахаю тебя в матрац, - сказал Северус, быстро выполняя первую угрозу: выцветшие джинсы мгновенно куда-то испарились, и теперь он наступал на голого любовника.

**********

Несколько часов спустя они, пресыщенные и довольные, лежали тесно прижавшись друг к другу. Они были так близко, как только могли. Северус чувствовал, как плечо щекочут Гаррины ресницы, а его дыхание ласкает сосок. Зеленая шелковая лента, с которой он играл, не давая любовнику кончить раньше времени, скользила по животу. Она все еще была обвита вокруг запястья Гарри, красиво контрастируя с загорелой кожей. Он самодовольно улыбнулся, вспоминая, как любовник хныкал и просил больше, пока Северус дразнил его беспомощное тело.

Гарри глубоко вздохнул.

- Ты доволен тем, как обстоят дела, Domine?

Северус напрягся, затаив дыхание. Вдруг накатила паника, сковавшая его сердце тисками страха. Что Гарри имел в виду? Что это означало? Но в глубине души он уже знал ответ: все было настолько мило, настолько замечательно, что просто не могло продолжаться долго - Гарри встретил кого-то еще.
Если это был прощальный... он не мог подобрать слова, каждой частицей своей души признавая, что они только что занимались любовью, он и Гарри, и слово "трахались" казалось кощунственным для описания того, чем они недавно занимались. Действительно ли это конец? Ему необходимо знать. Гарри молодой и красивый, в конце концов, он герой, во имя Цирцеи! конечно, другие хотели его, даже преследовали. Возможно, Гарри позволил им себя поймать?

Он не знал, что хотел услышать Гарри, но все еще оставаясь изворотливым слизеринцем, точно знал, что спросить.

- А ты?

- Нет, - категорически заявил Гарри.

У Северуса заныло сердце. Он хотел было растоптать гордость и умолять Гарри не бросать его, но не смог этого сделать. Если Гарри нуждается в свободе, то он ее даст, как и обещал себе раньше. Не встанет на его пути.

- Я ненавижу все. Я ненавижу, что так подолгу не могу с тобой видеться. Я не хочу путешествовать по всему миру. Я не хочу быть вдали от тебя.

- Чт... Что? - прошептал Северус, - Что ты сказал?

Гарри приподнялся на локте и посмотрел на Северуса одним из своих озорных взглядов: - Я сказал, что скучаю по тебе каждую минуту, каждого часа, каждого дня, когда я вдали от тебя.

- О, слава Богам! - выдохнул Северус. Ему стало так хорошо, что он опять откинулся на подушку, чувствуя, как кружится голова от прокатившегося по телу облегчения.

- Domine?

- Я... я подумал, что ты собирался сказать что-то иное.

Гарри молчал, вопросительно приподняв брови и ожидая продолжения.

Северус просто не мог встретить его недоумевающий взгляд.

- Эммм... я ожидал, что ты скажешь нечто другое.

- Что? - потребовал Гарри.

- Ну, то, что ты... эммм... мог... хммм... устать от меня... что ты, возможно, нашел кого-то еще.

Гарри не засмеялся над ним, вместо этого у него появился озадаченный взгляд и громкий голос: - Да что с тобой, Domine? Мне нужно обозвать тебя глупым мерзавцем, чтоб ты, наконец, понял, что я дома, так что ли?

Губы Северуса дрогнули, он почти улыбнулся. Гарри иногда мог быть ужасно непонятливым, но он любил в нем и это, понимая, что лишь чувствуя себя с ним комфортно, Гарри демонстрировал свою саркастичную сторону с язвительным язычком. Об этом, кстати, не многие знали.

- Ты иногда такая задница! - недовольно пробормотал Гарри, снова прильнув к Северусу.

В течение нескольких минут стояла полная тишина. Северус не хотел начинать первым, ожидая, когда Гарри соберется с мыслями и продолжит. Ему иногда требовалось немного времени, прежде чем высказать все, что было на уме. Многие годы никто не заботился о его мнении, годы его никто не слушал, и это повлияло на характер, но стоило немного подождать, как Гарри начинал говорить. Он был слишком открыт, чтобы хранить тайны, хотя и должен был держать невысказанным очень многое.

- Domine, что бы ты ответил, если бы кто-то сказал тебе, что мы можем вернуться домой? - Северус не было нужды спрашивать, что Гарри имеет в виду. Для них домом было только одно место и одно время. Он даже не задумывался над ответом:

- Да. О Боги, да! Я ответил бы «да»!

- Хорошо, - сказал Гарри. - Мне нравится твой ответ, потому что мы так и сделали.

На мгновение Северус потерял дар речи. Гарри не сказал, что они "сделают", он сказал "сделали". Это правда? Они смогли вернуться? Они вернулись?

- Мы возвращаемся домой? - прохрипел Северус. Он почувствовал, что все его мышцы застыли в напряжении. Не прошло и дня, с тех пор как они вернулись, чтобы Северус не мечтал об их жизни в Древнем Риме.

Он никогда не забывал слова Модии: "У тебя тут прекрасная жизнь с красивым мальчиком в кровати. У тебя стабильный заработок, хорошее питание и уважение соседей. Просто наслаждайся всем этим, пока можешь". С тех пор он пытался придерживаться этого совета, но здесь, в Великобритании, после войны с Волдемортом, это стало намного сложнее.

Может и не сразу, так как несколько месяцев они с Гарри проводили время порознь, восстанавливая Хогвартс. После открытия школы все стало еще сложнее. Их отношения начали осуждать: из-за Северуса родители отказывались отпускать своих детей в школу. Люди могли простить ему бытность Пожирателем Смерти и даже смерть Дамблдора, но немногие смогли понять и принять их с Гарри отношения.

В целях защиты Хогвартса и себя от порочащих сплетен, они стали "сдержанней". А потом Гарри попросили попробовать свои силы в Пушках Педдл, и все изменилось.

- Да, я думаю, что мы так и поступим, - сказал Гарри.

Он прижался к Северусу и начал объяснять, почему был так в этом уверен.

- Мы с командой были на западе Англии. Начали с Труро, а затем отправились в Эксетер и Бристоль и наконец, добрались до Бат, - пояснял Гарри. - Когда мы остановились в Бате, я взял отгул на день и пошел в римские термы. Domine, это было так удивительно: вдруг почувствовать себя дома. Игроки команды странно на меня смотрели, будто за этим была какая-то история, как будто люди использовавшие ванны и поклонявшиеся святыне были странными, отличающимися от нас и давно ушедшими в небытие. Domine, все это время мне казалось, что если обернусь, то увижу их, вернусь в то время. Больно было видеть проблеск того, что мы потеряли.

Северус обнял его и поцеловал в макушку, успокаивая. Он понимал чувства Гарри.

- Так вот, мы заглянули в аббатство. У них там хранится грандиозная коллекция средневековых книг, которую захотел увидеть наш менеджер. Поначалу я отказывался туда идти и собирался просто вернуться в гостиницу. Я имею в виду, это же просто склад старых книг!
Уголки губ Северуса дернулись в легкой улыбке. Это высказывание было как раз в духе Гарри!

- Но, думаю, я бы пошел туда в любом случае, что бы потом рассказать все Гермионе, - с энтузиазмом продолжал Гарри. - Сначала, все было так скучно, как я себе и представлял. А потом, ты не догадаешься, что я увидел! Там была твоя книга. У них есть копия твоей книги, Domine!

Северусу не нужно было уточнять, о чем говорил Гарри. Книга по Зельям, найденная им в шестнадцать лет в одном из книжных магазинов Косого переулка! С этой книгой он никогда не расставался, именно она заставила забросить тот дневник на полях учебника, который Гарри нашел на шестом курсе обучения.

Автором Библии Зелий был средневековый монах Аделард Бата. Этот священнослужитель был уважаемым арабским ученым, известным пропагандистом ближневосточной науки и философии в средневековой Европе. Наряду с этим, он переводил древние манускрипты на латынь. Одной из таких работ была книга зелий и заклинаний Magicus Antiquitus, в которой содержались рецепты, собранные со всего древнего мира. Северус знал, что у этой невероятной работы существовало менее двадцати копий, и только несколько дошло до наших дней.

В эту книгу входили творения древнего Мастера Зелий, известного под инициалами Ф.Д.Х. Ничего больше об этом человеке известно не было, кроме его навыков в создании многочисленных рецептов зелий и заклинаний, послуживших основой для многих других в современном Магическом мире. Северус прославился в том числе своими экспериментами с основами зелий из книги этого древнего гения. Рецепты Аделарда стали вдохновением юного слизеринца, а к этому моменту Северус знал их все наизусть.

- Это был оригинал, Северус, не копия, а оригинал, расшифрованный непосредственно Аделардом, - взволнованно продолжал Гарри. - Я знаю ее наизусть, ты ведь частенько заставлял меня ее читать, - он улыбнулся и любяще прикоснулся губами к плечу Северуса. Поцелуй был настолько нежен, настолько ласков, что тот почувствовал себя невероятно глупым из-за своих ранее высказанных опасений.

- Знаешь, там есть дополнительные страницы, - продолжил Гарри, его глаза сверкали от сдерживаемого предвкушения. - Параграф в самом начале, который отсутствует в твоей книге. Я смог прочитать его, хотя текст и расплывался от потеков воды, но меня спасло отличное знание латыни. Там было написано «Расшифровка рецептов Северуса Тобиаса Хиспаникуса из Аква Сулис».

Северус потерял дар речи. Он открывал и закрывал рот, но никак не мог выдавить из себя ни единого звука.

- Инициалы в книге твои, Domine. Должно было быть С.Т.Х, а не Ф.Д.Х! Их скопировали неправильно при расшифровке работы Аделарда. И нам ничто не мешает вернуться, потому что мы уже это сделали.

- Гарри, - осторожно начал Северус. - Мы не можем этому доверять. Может быть, это кто-то другой. Аделард мог ошибаться. Я не записывал ни единого из рецептов зелий, а имя Северус было распространено в Риме... наверняка, это был кто-то другой.

- Нет! - воскликнул Гарри. - Это был ты, я знаю это! Ты не записывал рецептов, но мы же еще не вернулись! Ладно, имя Северус распространенное, а как насчет Тобиаса Хиспаникуса?!

- Гарри, мы не можем вернуться.

- Можем, и мы это сделаем... сделали! Письмо Аписуса тоже является доказательством!

- Что ты хочешь сказать?

- После Бата у нашей команды был свободный день, и мы с Кэти Бэлл решили побывать в Годриковой Впадине. Я там не был с тех пор, как гонялся за хоркруксами, да и тогда не смог нормально осмотреться. Я хотел увидеть, где умерли мои родители, без постоянного преследования Пожирателей Смерти. И вдруг я все понял. Именно это место описывал Аписус в своем письме. Мы вернемся. Письмо подтверждает это.

Северус не мог понять, как письмо Аписуса подтверждает, что они вернулись, он не мог поверить в то, о чем говорил Гарри, но точно знал, что опять прочитав письмо, докажет мальчику, как сильно тот ошибался. Когда Минерва прервала его размышления, он автоматически засунул пергамент в карман. Встав с кровати, он подошел к одежде. Полы в подземельях были холодны как лед, и обычно Гарри бы завизжал, вернись Северус в кровать с такими холодными ногами, но на этот раз его любовник отвлекся, и попросту этого не заметил.

Гарри выхватил письмо из рук Северуса и аккуратно его развернул. Мельком пробежав его, мальчик нахмурился. Он редко видел его таким. Гарри всегда настаивал, что не отличается особым умом, но шаг за шагом, на протяжении многих лет, к Северусу приходило понимание, насколько это утверждение не соответствует действительности. Иногда он мельком видел другую его сторону: сообразительность, которую редко показывал остальным.

Снова и снова Северус мысленно проклинал чертовых родственничков мальчика. Они постоянно ему вдалбливали, что он тупой, и в итоге, тот вправду в это поверил. Он отвергал свои способности и таланты, будто они ничего для него не значили. Северус опять испытал желание начать поиски Дурслей, как порывался много раз до этого. Но Орден хорошо делал свою работу: они как сквозь землю провалились. Хотя, может быть, это было и к лучшему, потому что Гарри не заслуживал потерять возлюбленного из-за Азкабана, в который бы он непременно угодил после убийства чокнутой семейки.

- Вот, слушай, Domine, - сказал Гарри, привлекая внимание Северуса. - Заметь, как он строит предложения. Например, вот это: "Теперь, когда ваш красивый мальчик убил Темного мага". Он знает, что я убил Волдеморта! Он не предполагает, а утверждает. Или вот это предложение, где он пишет о черемухе и длинном холме. Ты знаешь, как много их в той местности? Курганы. Один есть в Годриковой Впадине. Я никогда не мог понять, почему Аписус написал нам это? Чего он добивался? Мы же не могли ему написать ответ. Я думаю, он написал письмо, потому что хотел дать подсказки, где его найти. Вероятно, когда он писал это, то уже точно знал, что я убил Волдеморта, потому что мы вернемся... потому что мы уже вернулись!

Энтузиазм Гарри продолжал расти, он больше не мог его сдерживать. Эмоции вырывались из него так, что он уже не в силах был усидеть на месте.

- Когда мы с Кэти добрались до Годриковой Впадины, она оказалась такой знакомой... как будто я вернулся домой. Сначала я подумал, что это потому, что я когда-то здесь жил. Но это чувство было глубже. У меня не было никаких воспоминаний об этом месте... да и неоткуда им было взяться! И тогда я понял. Там в изобилии растет черемуха. Местные жители называют это Долиной Gean*. Gean - еще одно название дикой вишни. Так же как и в римском названии, которое написал Аписус - Prunusconvallium.
Деревенька расположена по дороге в Бат, и там есть старый паб, пекарня и аптека. Местные жители утверждают, что Поттеры жили там с римских времен... О, и знаменитая аптека тоже, те рецепты до сих пор используются. Дочь Аписуса вышла замуж за мужчину по имени Фигалус! Гончар!* Понимаешь, Domine? Они жили в Годриковой Впадине!

Гарри встал с кровати, все еще обнаженный и подошел к своей одежде, которую успел снять к приходу Северуса. Он вытащил металлическую коробочку, проржавевшую в нескольких местах и выглядевшую очень, ну очень старой.

Передав ее Северусу, он забрался на край кровати и сказал: - Я нашел это, когда взошел на курган, чтобы взглянуть на деревню сверху так же, как описал Аписус. Когда я пришел на место, то внутри появилось странное чувство, будто кто-то меня подталкивал копать. Я нашел палку, но она сломалась, и пришлось действовать руками. Я был один, Кэти осталась в деревне в кафе. Я сидел там очень долго, и все рыл и рыл, пока не наткнулся на вот эту коробочку. Я не осмелился ее открыть, и принес сюда, чтобы мы сделали это вместе.

Северус в изумлении смотрел на старую коробку. На ней не было замка, что и не удивительно, они еще не были известны римлянам. Северус же всегда запирал свою шкатулку чарами. Он не мог не заметить, как эта вещица была красива. Ну и что, что старая и побитая, зато ее украшала гравировка различных животных. Северус проследил контуры рисунков кончиком пальца. Это были лев, змея и пчела.

Он не знал, что сказать, да и если бы знал, то не смог бы ничего произнести. Гарри не прав. "Доказательства", которые он предоставил, в лучшем случае, косвенные. Безумие какое-то. Но хотя его разум вопил, все отрицая, сердце подсказывало Северусу, что Гарри все же прав. Они вернулись... вернутся... и эта коробочка им в этом поможет.

Альбус, вероятнее всего, уничтожил все свои записи, чтоб никто не смог вернуться в прошлое и поменять будущее. Но это не могло остановить Северуса. Он изобрел весь процесс с самого начала, поэтому точно знал, что делать. Никто в целом мире не смог бы совершить это, кроме него самого.

Было безумием опять пройти весь процесс, но Северус чувствовал, что его сердце учащенно забилось от одной только мысли об этом.

- Может попробуем? - искренне спросил Гарри. - По крайней мере, мы можем открыть шкатулку и посмотреть, что там внутри?

- Думаю, это меньшее из того, что мы должны сделать, - наконец ответил Северус, и не смог сдержать улыбки, когда Гарри буквально засиял от восторга.

Коробочка открылась сразу, как Северус произнес первое слово, пришедшее на ум - "пчела". Она, скорее всего, была запечатана Аписусом, кто еще мог использовать такое кодовое слово? Внутри пестрели странные на первый взгляд предметы: маленькая стеклянная бутылочка и несколько монет с чеканкой Веспасиана*. Еще одна монета была завернута в бархат, она выглядела больше, чем остальные, с чеканкой гласившей "Аква Сулис" и была приурочена к девятнадцатому году до конца первого века. Она была идеально вырезана из тончайшего серебра, и могла бы послужить им как Crux Temporus. Рядом лежал свернутый пергамент с короткой запиской и три маленьких темных волоска - волосы, которые Северус сразу признал, принадлежали Гарри.

Аписус использовал простые чары, которые наряду с волосами Гарри должны были заставить того искать коробочку.

Написанное в пергаменте гласило: "Tempus Fugit Retrorsum"... Время поворачивает вспять.

- Видишь, Domine? Видишь? - воскликнул Гарри, радуясь подтверждению своей теории.

Северус не мог говорить. Он сидел, осторожно изучая содержимое коробки. После беглого осмотра, он поднял палочку и бросил чары сохранности.

У них были все предметы для возвращения. И они вернулись, как бы еще у Аписуса оказались Гаррины волосы? У них не просто были все предметы в наличии, но более того, они их используют. Они вернутся не к тому месту и времени, из которого ушли, а в то, когда они не смогут пересечься с самими собой, вызывая парадокс.

- Мы не вернемся в Рим, - сказал он Гарри. - Мы окажемся в Британии, занятой римским легионом, и если хотим попасть в Рим, то нам надо будет проделать очень долгий и трудный путь, - Северус чувствовал давящую потребность сыграть роль «адвоката дьявола». Ставки были слишком высоки, и он должен был убедиться, что Гарри понимает все нюансы.

- Я понял, Domine. Мне подходит Римская Британия, - ответил Гарри. - Мне нравится Годрикова Впадина. Я практически видел в воображении римские здания. Кстати, погода не походит на Римскую, но на юго-западе довольно тепло, - мальчик вздрогнул и обхватил себя руками. - Кроме того, там наша семья и друзья. Я бы не хотел жить в Риме, когда они все в Prunusconvallium.

- Ты же понимаешь, Гарри, - предупредил Северус. - Что они будут намного старше, чем в тот момент, когда мы вернулись в будущее. Возможно, некоторые даже умерли в том времени, в которое мы туда прибудем.

- Нет! - запротестовал Гарри. - Аписус написал, что они стареют медленно, и Дамблдор был намного старше любого из них когда-либо... эээ... будет... ээээ... был. Да, без разницы. Кроме того, разве тебе не хочется вновь увидеть Аписуса, даже если он и старше тебя? Мы точно знаем, что он был жив, когда написал записку, и это заключительное доказательство.

Гарри отчаянно пытался убедить Северуса, и кусая губы, придумывал новые аргументы. Внезапно он напрягся, всматриваясь в большую серебряную монету, на которую Северус наложил чары сохранности.

Сияющие ликованием глаза уставились на Северуса.

- Посмотри на дату, Domine! Смотри! В письме Аписус пишет о своей семье и их детях и что они делают. Они все здоровы и счастливы, - Гарри тыкал пальцем в пергамент, который Северус все еще держал в руке. - Пожалуйста, Domine, - продолжил он. - Это самое главное. Прочитай письмо, посмотри на монету и сравни даты!

Несколько секунд Северус озадаченно хлопал ресницами, а потом до него дошел смысл слов Гарри. Согласно дате на большой серебряной монете, ее сделали за девятнадцать лет до окончания первого столетия. А письмо Аписуса было написано в восемнадцатом году с конца столетия. Конечно, римские даты были очень трудны для перевода. В то время Аписус писал стандартным методом обозначения времени ab urbe condita - от основания Рима. Это являлось громоздким и вызывало путаницу, особенно после того, как Юлий Цезарь изменил календарь. Чаще всего римляне вели исчисление времени по количеству лет правления того или иного Императора. Монета, с чеканкой Аква Сулис выпускалась в честь Домициана, который правил примерно с 81 года нашей эры. С другой стороны письма стояло примечание о том, что оно было написано на втором году правления Домициана - в 82 году нашей эры. Монеты с изображением Веспасиана должны были выпустить тремя годами позже.

Северус опять подивился интеллекту Гарри, который смог совместить даты в уме. Когда они впервые читали письмо, то обсуждали династию Флавиев, но он даже не думал, что мальчик запомнит все даты.

Если Гарри прав и монету можно превратить в Crux Temporus, если они вернуться в точную дату, указанную на монете, и если дата на письме верна, то они прибудут за год до написания письма. Записка, лежавшая в шкатулке, была написана небрежно, будто ее автор торопился. Предметы в коробке собирали тщательно, но идея о записке, очевидно, пришла на ум в последний момент.

С другой стороны, письмо Аписуса было длинным и подробным, требующим немало времени. Оно, казалось, было предназначено Северусу: испещренное намеками о доме, ожидающем его, ученике, которому надо помочь и поддержать. Зачем бы еще Аписус называл внука Модии по имени? Гарри было наплевать на то, кем был Аврелий Амброзий, так же как и Мерддин. Эта часть письма была нацелена непосредственно на него. Описание привело Гарри в Годрикову Впадину. Но намеки о Мерддине? Они писались для Северуса.

Внезапно его осенило: откуда Аписусу знать, что Мерддин магически не сильнее Гарри, если конечно ему кто-то этого не сказал? Существовал лишь один человек, который бы помог Аписусу дать столько намеков, что гарантированно возбудят желание Северуса вернуться. Он представил себя подсказывающим Аписусу, как лучше написать. Может быть, письмо, настолько правильное для Северуса, составил он сам?

Гарри внимательно наблюдал за ним, пока он размышлял. Лицо мальчика озарило счастье и ликование, когда он понял, что Северус сдался.

- Теперь ты видишь? - воскликнул Гарри. - Я прав, да? Ты не можешь этого отрицать!

Северус остро посмотрел на дерзкого мальчишку, но не смог приказать ему замолчать. Было приятно видеть, что Гарри счастлив, как же давно он не видел его таким! Но он все еще сомневался, что Аписус был жив, когда закопали коробку. Магическая подпись была определенно его, и почерк тоже в его стиле. Северус не мог не признать этого, ведь он сам в течение нескольких лет видел обучение его письменной грамоте. Гарри прав, письмо было написано год спустя, поэтому все к моменту чеканки монеты были живы.

Теперь, убедившись, что возвращение в прошлое возможно, он загорелся желанием его совершить. Но на их пути было еще одно препятствие, еще одна причина остаться, и эта причина затрагивала Гарри. Именно он должен решить, а Северус ему подчиниться.

- Гарри есть одна проблема, над которой ты должен подумать. Если мы вернемся, ты опять окажешься никем. Я не освободил тебя перед тем, как мы покинули Рим, просто решил, что этого не понадобится. У меня есть только мои документы гражданина. По крайней мере, пока я не составлю некоторые документы на твое освобождение.

- Ты думаешь, меня это беспокоит? - спросил Гарри. - Если я буду там рабом? Я такой же товар и здесь, все хотят урвать кусочек Мальчика-Кторый-Победил-Волдеморта. Они хотят фотографироваться со мной, хотят, чтобы я соглашался со всем, хотят, чтобы я читал о себе в газетах. Как только я начал карьеру ловца, все еще больше усугубилось! А этот Чемпионат мира? - Гарри вздрогнул. - Ты видел сегодняшний выпуск Пророка?

Северус кивнул.

- Я никогда не хотел этого, - продолжил Гарри. - Я просто сделал то, что должен был сделать в качестве ловца. А теперь общественность стала слишком агрессивной, команду везде сопровождают авроры, чтобы защитить меня. Это не жизнь. Единственное место, где я чувствую себя в безопасности, это рядом с тобой, но наши отношения осуждают из-за разницы в возрасте и того, что ты был когда-то моим учителем. Во имя Цирцеи, мне двадцать три года, но все обращаются так, будто не больше девятнадцати! За мной постоянно следят, якобы для того, чтобы защитить. У меня есть список "обязанностей", который навязали мне мой тренер и агент! Ты знал, что они подсунули мне агента? Они хотят, чтобы я красовался целую неделю на развороте Ведьмаполитена! - Гарри снова вздрогнул. - Все думают, что я свободен, но это не так. Все мои решения должны быть основаны на том, что будет лучше для команды, или для стимулирования Квиддича, или для всего этого гребаного Магического мира!

Гарри несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоится, но волнение так и не ушло. Северус хотел обнять его и уверить, что они могут бросить все, уйти куда-нибудь далеко и жить вдвоем. Но на самом деле, он знал, что они не смогут воплотить эти мечты: Гарри слишком известен. Он не думал, что на Земле найдется укромный уголок, где они смогут остаться одни - уж точно не в этом "времени". В итоге, Гарри найдут, и этот цирк начнется заново.

- По крайней мере, римляне честны! - горько произнес Гарри. - Я знал, что меня ждет, если я нарушу "правила". Там я принадлежал тебе, а ты обеспечивал мою безопасность. И я твердо уверен, что ты меня хочешь, как Гарри, а не абстрактного героя. Я просто хочу быть нормальным и жить своей собственной жизнью, таким, каков я есть на самом деле. Пожалуйста, Domine, давай хотя бы попробуем. Я хочу домой.

На последнем слове голос Гарри сломался.

Северус понимал, что не сможет ему отказать, даже если захочет. Ему так же хотелось вернуться. Все это время он и представить не мог, как переживает Гарри. Конечно, он думал, что тот наслаждается жизнью, бывая в интересных странах, встречая новых людей. Но сейчас, смотря на своего мальчика, он видел, что тот медленно погибал. Искорки, которые часто посещали зеленые глаза, практически исчезли. Прошло бы еще немного времени, и сам Гарри начал бы исчезать. Он начал выглядеть встревоженным и беспокойным, а его естественное возбуждение постепенно размывалось.

- Когда я нашел книгу и разгадал подсказки, я был просто уверен, что ты скажешь - да. Я надеялся, что мы пойдем домой! - глаза Гарри заблестели непролитыми слезами. - Я думал, ты хочешь вернуться. Пожалуйста, Северус, - молил он.

Северус задохнулся. Гарри никогда не называл его по имени, ни разу с тех пор, как они вернулись. Для Гарри он всегда был "Domine". Все также молча, он обнял своего возлюбленного.

- Конечно, мы пойдем домой! Аписус дал нам возможность, а зелье я сделаю за неделю. Я тоже хочу вернуться, Гарри! Просто, мне нужно было убедиться, что ты действительно этого хочешь и осознаешь последствия.

Накатившее внезапно облегчение, очевидно, было слишком большим для Гарри и он, уткнувшись носом в грудь Северуса... заплакал. Молодой человек, который только дважды позволил себе заплакать при нем, рыдал, как потерявшийся ребенок.

Поэтому он просто сидел и обнимал его до тех пор, пока Гарри не уснул. День клонился к закату, а Северус все сидел, глядя в окна спальни, и строил планы.

**********

Прошло почти шесть недель, и они были готовы к путешествию. Северус уже не мог дождаться этого момента. Как только Гарри уведомил тренера своей команды, что собирается уйти, тут же начался хаос.

Их засыпали письмами с просьбами пересмотреть решение и вернуться, тут же осуждая за отказ от обязательств перед Магической общественностью. Северус тоже получил свою долю гневных посланий. Он всеми силами старался игнорировать этот бедлам, погрузившись в приготовления к отъезду. В конце концов, такой реакции он изначально и ожидал.

Гарри, в свою очередь, негодовал из-за такой бурной реакции не только его команды, но и общественности, и в итоге, он послал за своими вещами, отказываясь появляться на публике. Он вывел Англию на первое место, что не случалось за последние сотни лет. Он восстановил авторитет Пушек, оставил запасного ловца, которого сам обучал. Он даже умер за них, когда избавлял Магический мир от Волдеморта. И после всего этого, они были категорически против решения Гарри Поттера впервые за двадцати три года, взять в свои руки свою собственную жизнь, не подчиняясь никому более, кроме себя (ну, и следовательно, одного очень сексуального Мастера Зелий).

Они рассказали ограниченному кругу людей куда, скорее, "в когда" они уходили, в том числе Минерве, Грейнджер, Уизли, Невиллу и Луне.

Глаза Грейнджер заполнились слезами, сразу же, как Гарри озвучил ей и Уизли их решение.

- Но, Гарри, - прошептала она. – Получается, мы никогда больше не увидим тебя!

- Это твое решение, ведь так? - спросил Рон грустно, но понимающе. Начиная с того разговора, Северус начал называть его по имени. Реакция мальчика доказала, что он всегда был истинным другом. - Гарри здесь несчастлив, Гермиона. И никогда уже не будет. Когда я был ребенком, то думал, что слава замечательная штука, но она постепенно уничтожает нас. Я ведь прав, приятель? Не проходит и дня, чтобы о тебя не написали газеты. Ты даже не можешь прогуляться по Косому переулку, не будучи атакованным толпой. И ты любишь Снейпа, правда ведь? Он достоин большего, чем постоянно слушать пересуды в свой адрес.

Гарри глубоко вздохнул и кивнул.

- Рон, но мы же этого не делаем! - возмутилась Грейнджер.

Северус понимал, что она по-своему пытается поддержать. Тем не менее, всегда складывалось такое чувство, будто Северус чем-то обидел ее, будто она хотела для Гарри кого-нибудь помоложе. Конечно, она никогда в открытую не признавалась в этом, не с ее либеральным воспитанием. Но она всегда выглядела неловко, когда рядом был Северус, и ей приходилось подбирать слова, примеряя свои эмоции с убеждениями.

- Конечно, нет, - согласился Рон. - Но мы точно также не приглашаем профессора Снейпа к себе в гости. Вот, когда они последний раз у нас были?

- Мы встречались с Гарри несколько недель назад! - возразила Грейнджер.

- То-то и оно! - ответил парень. - Только с Гарри. Когда вы вернулись, я кое-что прочитал, - продолжал он, обращая все свое внимание на Снейпа и игнорируя друзей. - Я хотел узнать все о... хммм... вы знаете... об отношениях между мальчиками и мужчинами. И я узнал, что там это воспринимается по-другому. Их менталитет совершенно отличался от нашего. Конечно, я не говорю, что поддерживаю их законы, все-таки это педерастия, но в те времена это было принято, можно сказать, даже приветствовалось. Ну, пока все это не перерастало в явное насилие. На этот раз, Гарри же не будет вашим рабом? - Рон смотрел на Северуса спокойным, проницательным взглядом.

- В течение нескольких дней, ему придется им побыть, - ответил Северус. - До тех пор, пока я не разберусь в некоторых документах. В прошлый раз нам повезло, но на этот раз, я хочу все сделать по правилам. Можете быть уверены, я не применю к нему насилия, - Рон еще несколько секунд пристально смотрел на него, а потом все же кивнул, удовлетворенный ответом.

Он подошел к Гарри и обнял его: - Я не всегда был хорошим другом, приятель, - сказал он. - Но я люблю тебя больше чем кто-либо еще, ну если не считать Гермионы. Если ты думаешь, что путешествие во времени сделает тебя счастливым, то я не встану у тебя на пути. Но я буду по тебе скучать каждый день всю оставшуюся жизнь.

После такого заявления, стена отрицания Грейнджер разрушилась.

Лонгботтом был на удивление благосклонен. Он сказал, что поддерживает его решение, и что Северус был не таким уж и плохим парнем.

Луна Лавгуд кивнула и мудро улыбнувшись, сказала: - Ну, конечно, вы собираетесь обратно. В конце концов, вам предстоит переделать массу дел.

Минерва понимала их лучше, чем любой из их здешних друзей. Она даже не подвергала сомнению их выбор. Просто подошла, обняла Северуса, и наказала Гарри присматривать за ним.

**************

В долгожданный день отъезда, их пришли провожать все друзья, несмотря на то, что было все еще слишком рано. Легкий летний туман клубился над гладью озера, весь мир будто замер в ожидании. Они уже успели попрощаться с комнатами, которые хоть и были достаточно комфортными, но не дотягивали до их дома в Риме и с великолепным видом на озеро. Северус ходил по комнатам, прощаясь с вещами, которые они из страха изменить будущее, не брали с собой. Гарри все еще был с Блохой на последней прогулке, по крайней мере, в этом времени. После они дождались, пока она поест и свернется калачиком в кресле, и только тогда Северус превратил ее опять в желтый камешек, который упрятал в рюкзак Гарри. Северус даже не думал оставлять ее тут. Гарри и так лишился при трагических обстоятельствах своей любимой Хедвиг, и мужчина поклялся сделать все, что в его власти, чтоб они не потеряли еще и Блоху. Она уже перенесла одну поездку, и не было причин подозревать, что не переживет вторую.

Официальная версия гласила, что они уедут на юго-запад Англии, и только посвященные знали правду. Конечно, они и вправду должны были начать оттуда свое путешествие. Хагрид звучно сморкался в огромный клетчатый платок, который, по подозрениям Северуса, когда-то был скатертью. Джинни Уизли тоже рыдала, но ее утешал Лонгботтом. Они очень хорошо смотрелись вместе. Возможно, когда Гарри уйдет, у них все сложится просто замечательно.

Молли Уизли удивила его, принявшись обнимать и желать удачи, и даже Артур не прячась молча пожал ему руку. Северус задумался, была ли вина Уизли в образовавшейся между ними пропасти, или, может быть, это их вина, что пребывая здесь, они не сделали над собой усилия, налаживая связи, а все еще жили прошлым, мечтая быть в другом месте.

Небольшая группа людей проводила их до самой станции, где они сели в поезд, идущий на юг. При них были только маленькие рюкзаки, напичканные их вещами и золотом.

Гарри подарил большую часть своего наследства Тонкс и ее сыну. Кстати, она тоже стояла на перроне, держа за руку сына и махая другой на прощание.

Гарри нетерпеливо помахал ей в ответ, его настроение немного улучшилось. Отвернувшись от окна, он ласково улыбнулся Северусу, и тот наконец-то расслабился. Поездка, которую они планировали в течение нескольких недель началась. Они возвращались домой.

*************

Поездка, казалась бесконечной. Они с большим опозданием приехали в Перту и пересели в Эдинбурге и Бирмингеме, и вот наконец прибыли в Бат. Им пришлось остановиться в маленькой гостинице, а Гарри и вовсе все время был вынужден прятаться под мантией-неведимкой, потому, что как только они сошли на перрон, его атаковала группа молоденьких хихикающих девушек, а потом толпа квиддичных фанатов. Северус понимал переживания Гарри и еле сдерживался, чтоб не проклясть эту приставучую мелюзгу. Однако, пары язвительных реплик и острых взглядов в их адрес было достаточно, что они быстренько рассосались.

От Бата они аппарировали. Гарри взял роль ведущего в этом процессе, и они без каких либо происшествий добрались до места.

Годрикова Впадина была невероятно красива. Вместе они долго смотрели на памятник родителям Гарри, а потом побывали в доме, где его когда-то сделали сиротой. И только после этого, взявшись за руки, и не обращая внимания на то, что их мог кто-то увидеть, отправились к длинному холму.

Поблизости росла маленькая рощица. Соцветия облетели в конце лета, но в диких деревцах ясно угадывалась вишня. Именно к этому небольшому островку растительности они и подошли, чтобы переодеться в туники и плащи.

Как только они переоделись, Северус почувствовал, что снова может дышать полной грудью. Это было как глоток свободы. Гарри, же одел красную тунику, ниспадающую с одного плеча и выставляющую на обозрение много соблазнительной плоти. Северус вздохнул: Гарри выглядел восхитительно. Эта туника была так же коротка, как и те, что он носил первые несколько месяцев в Риме. Однако на этот раз Гарри сделал это намеренно. Казалось, он больше не желает скрываться, и решил показать, кому принадлежит на самом деле.

- Доиграешься, мальчишка! – Северус перешел на латынь, даже не заметив этого. - Намереваешься меня соблазнить?!

Гарри усмехнулся.

- Похоже, я в этом преуспел, мой dominus! - самодовольно ответил он.

Северус надеялся, что они побыстрее найдут пристанище, как только прибудут на место, потому что он просто сгорал от желания трахнуть Гарри.

Он сидел на поваленном стволе дерева и наблюдал, как тот повязывает пояс Октавиуса вокруг талии, затем наклоняется вниз, и вылавливает шнурок сандалии. Они были сделаны из кожи, с длинными шнурками, которые несколько раз оборачивались вокруг ноги. Северусу было жаль, что он прямо сейчас не может начать снимать их сантиметр за сантиметром, покрывая нежную кожу поцелуями, покусывая восхитительные пальчики ног. Ноги любовника вызывали в нем такую же непреодолимую страсть, как и в начале их отношений.

Наконец, Гарри выпрямился. Все, теперь они были готовы к путешествию, но вдруг послышались тихие шаги и шорох в кустах, и через мгновение к ним на поляну вышла молодая косуля. Несколько секунд они смотрели друг на друга, животное большими карими глазами с интересом рассматривало их. Наконец, она кивнула, как бы желая им удачи, и повернувшись, исчезла в тех же кустах. Северус вздохнул с облегчением и посмотрел на Гарри.

На холме было холодно. Дул ветерок и кожа Гарри покрылась мурашками.

- Здесь не так тепло, как в Риме, мой маленький раб? - поддразнил его Северус.

Гарри снова ухмыльнулся, его счастье вырывалась наружу, блестя озорными искорками в глазах: - Тебе просто придется снова меня согреть, не так ли, Domine?

- Безусловно, - воодушевленно согласился Северус.

Они подошли к тому месту на холме, где Гарри вырыл шкатулку, и остановились. Деревня перед ними медленно засыпала, погружаясь в вечерний сумрак. Где-то вдалеке тявкали лисы, но в основном, было тихо.

Гарри улыбнулся: - Как хорошо.

- Да, - согласился Северус. - Ты готов начать все заново, мой Гарри?

- Да! - ответил тот с энтузиазмом, в глазах его светилось возбуждение.

Он обнял Гарри и притянул ближе к себе, тот в ответ обернул тонкую руку вокруг его талии. Северус протянул монету, и на его ладонь легла тонкая ладошка Гарри, накрывая Crux Temporus.

Если все пойдет как надо, то не будет пути обратно. На этот случай, в их рюкзаках ничего не было из этого времени, только несколько туник, парочка зелий, на первое время, пока Северус не сможет сделать больше, немного золота, и спрятанная в рюкзаке маленькая желтая собачка, опять превращенная в камушек. Ах, да, Гарри взял свой альбом с фотографиями. Их палочки надежно спрятаны в мешочках, закрепленных на поясах. А в большем они и не нуждались.

Северус посмотрел на своего возлюбленного: - Готов?

Гарри кивнул, и они опять хором произнесли слова, что унесут их домой.

- Tempus Fugit Retrorsum.

Уже предсказуемо мир начал вращаться вокруг них, а потом опустилась темнота. Заклинание сработало в последний раз, и отправило их назад домой... в прошлое.

Конец

__________
*Автор допускает ошибку, переводя слово "Prunusconvallium" как "вишневая долина". На самом деле, это слово переводится как "сливовая долина".
Гончар - тут идет отсылка на английский перевод фамилии Поттер.
Крыжовник - в Оксфордском словаре я нашел эту историю с крыжовником. В 19 веке, компаньонка, сопровождая на свидание девушку, собирала крыжовник, когда молодые занимались своими делами. Отсюда такое и название.
Тит Флавий Веспасиан (лат. Titus Flavius Vespasianus), в отличие от отца, своего полного тёзки (Веспасиана), вошедший в историю под личным именем Тит — римский император (с 71-го — соправитель Веспасиана, с 79-го до конца жизни правил единолично).
Иска Августа - это римский форт
Вортингерн - Вортигерн (Vortigern, валл. Gwrtheyrn, иногда также Gwrtheyrn Gwrthneu, «Вортигерн Тощий») — кельтский король Британии первой половины V века, пригласивший англо-саксов для борьбы с пиктами. Возможно, первоначально владел землями на Корнуолле и в Девоншире, но после исхода римских легионов из Британии сделался правителем территории бо́льшей части современной Англии. Буквально имя «Вортигерн» означает «верховный правитель».
Лондиниум - город в Римской Британии. Основан в 40-е годы I века н. э.
Darjeeling - элитный сорт чая
*По-видимому, автор приравнивает названия «Bird Cherries» - черемуха или «Птичья вишня», «Gean» - « дикая вишня» и «Сherry» - «вишня».

просмотреть/оставить комментарии [163]
<< Глава 18 К оглавлению 
май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

апрель 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.05.30 09:53:34
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 23:53:00
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [354] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.04 14:38:54
Дамбигуд & Волдигуд [5] (Гарри Поттер)


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.03.29 22:38:10
Месть Изабеллы [6] (Робин Гуд)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.