Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Пункт приема стеклотары в Косом переулке. Приемщица - злая толстая волшебница с сизым носом. подходит Рон, весь рваный, грязный, с похмелья шатает. Достает из мешка бутылки, начинает расставлять на прилавке. Злая приемщица:
- Тары нет!
Рон, грустный, собирает бутылки и уходит. Через некоторое время заходит в пункт Люциус Малфой, в дорогом плаще и саквояжем, начинает доставать бутылки из-под Огневиски, бурбона, дорогого вина. Приемщица:
- Тары нет! ...сэр.

Список фандомов

Гарри Поттер[18342]
Оригинальные произведения[1182]
Шерлок Холмс[711]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[209]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12458 авторов
- 26837 фиков
- 8406 анекдотов
- 17327 перлов
- 641 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 11 К оглавлениюГлава 13 >>


  Дочь зельевара

   Глава 12
Пространство под потолком Большого зала заполнилось совами. Птицы кружились в воздухе, неторопливо опускаясь на столы, чтобы отдать студентам принесенные письма и посылки.
Перед Эрикой, задевая друг друга крыльями, уселись сразу две совы. Девушка узнала обеих: некрупная полярная белая сова принадлежала мадам Мерканди, а пятнистая неясыть – Саре Эштон - подруге Эрики по Снежному Поместью.
Неясыть приветливо ухнула, узнавая подругу хозяйки, и протянула лапу, к которой были привязаны сразу два письма.

- Привет, Свифт, - Эрика погладила мягкие перышки и почувствовала легкий укор совести. Привыкая к новой жизни, она ни разу не вспомнила о старых подругах. А ведь Сара непременно выспросит у Мерканди, куда делась непредсказуемая Сетлер, а узнав, надумает себе всяких ужасов - самой Эштон с родным отцом более чем не повезло.
А Лейя Жанне (второе письмо, принесенное Свифтом, конечно же, от нее) просто решит, что Эрика больше не желает с ней общаться. С самооценкой у Лейи всегда были большие проблемы.
«Сегодня же напишу», - подумала Эрика, отвязывая письма и скармливая неясыти кусочек тоста.
Белая сова Мерканди возмущенно заклекотала и ущипнула Эрику за палец – самомнения у этой птицы было едва ли не больше, чем у ее хозяйки. И ее искренне возмутило, что на нее никак не обратят внимания.
Эрика фыркнула, забрала у белой птицы письмо и, махнув рукой, согнала ее прочь, оставив без угощения. Задумчиво оглядела узкий голубой конверт с гербовой печатью школы – белая лисица, держащая в зубах ветку оливы. Точно такой же конверт, но без печати, с так и не прочитанными газетными вырезками, лежал в сундуке Эрики. Что мадам еще прислала? Протоколы допросов? С нее станется.
Эрика глянула на преподавательский стол. Снейп выглядел не выспавшимся, помятым и раздраженным. Что это с ним интересно? А ведь сейчас первым уроком как раз зелья… Нужно поговорить с ним. Нужно все выяснить. Конечно, куда безопаснее для собственного спокойствия прятаться за занавесом незнания. Но Эрика не могла так. Даже это короткое время, на которое она отложила разговор, начинало давить на ее сознание неприятной тяжестью. «Трусиха, слабачка, боишься правду узнать? Расплакаться боишься, слюнтяйка?» Говорят, что неведение – благо. Пусть так. Значит, Эрике придется стать врагом самой себе.
«О, Моргана, ну чего я боюсь?! Моя собственная мать смотрела на меня, как на неудачный эксперимент, после этого меня ничем уже не проймешь…»
Дальше поразмышлять над этим вопросом Эрике не удалось. Каким-то шестым чувством она ощутила на себе чей-то пристальный взгляд. С показным равнодушием, девушка стала лениво оглядывать зал.
«Кого тут так интересует моя скромная персона?»
Любопытные отыскались не сразу, зато за гриффиндорским столом.
Делая вид, что слушает ехидные комментарии Драко по поводу какой-то только что прочитанной им статьи из «Пророка», Эрика скосила глаза, рассматривая тех, кто удостоил ее своим вниманием.
Нескладного вида долговязый рыжий парень, таращился на нее с явным отвращением на лице, и что-то тихо бубнил соседу по столу. Соседом оказался не кто иной, как сам Гарри Поттер. Он слушал, нахмурив брови, безуспешно стараясь пялиться не так явственно.
Рядом с ними сидела девушка примечательная своей непокорной растрепанной копной каштановых волос. («Интересно, она слышала что-нибудь о средствах для укладки?») Девушка пару раз кидала на Эрику быстрые взгляды, что-то недовольно выговаривая рыжему, чем вызывала у того выражения недовольства на веснушчатой физиономии. Поттер на ее слова только плечами пожимал.
Эрика состроила непроницаемое лицо, повернула голову, провокационно изгибая бровь, и уставилась прямо на гриффиндорцев. Рыжий немедленно побледнел и отвернулся к своей овсянке. Девушка ответила спокойно-невозмутимым взглядом и опустила глаза в книгу, которую пристроила рядом с тарелкой. А вот Поттер глаз не отвел. Он смотрел все так же прямо в лицо Эрике с явным вызовом во взгляде, словно дуэлянт перед первым ударом.
Эрика чуть склонила голову на бок, ничем не выдавая удивления, хотя такое поведение посчитала весьма странным.
«Чего это он? Глядит так, будто я его любимую канарейку отравила?»
Поттер меж тем с гордым видом вернулся к своему завтраку.
Эрика пожала плечами и обратилась к Малфою:

- Ваш Поттер что, на всех незнакомых людей волком смотрит?
Малфой глянул в сторону «надежды волшебного мира» и брезгливо поморщился:

- Да он на всю голову ушибленный.

- Этот «герой» считает, - вмешался в разговор смуглый юноша (Эрика наконец-то вспомнила, что зовут его Блейз), - что учится в Слизерине уже само по себе преступление. К тому же он, мягко говоря, не в лучших отношениях с нашим деканом, на которого ты имеешь счастье быть похожей.
Слова про счастье были произнесены с явной ехидцей.

- Угу, - тут же поддакнула Миллисента, - ты смотри, он еще шпионить за тобой начнет.

- Шпионить?

- Да, - Драко небрежно пожал плечами и самодовольно усмехнулся. – Совсем остатки мозгов растерял. Вот, например, вчера в Хогвартс-экспрессе. Мы с Блейзом и Панси в купе сидели, разговаривали, никого не трогали. В общем, вели себя, как и полагается культурным людям. И вдруг я заметил…
Коротко, но очень выразительно, являя несомненный врожденный талант к ораторскому искусству, Драко поведал, как он выявил шпиона, притаившегося на багажной полке, под мантией-невидимкой. Как дождался конца поездки и обездвижил наглеца метким Petrificus totalus. А когда опознал в нем Поттера, то не поленился и провел воспитательную беседу на тему «подслушивать нехорошо» с последующим разбиваниям носа в качестве демонстрации возможного наказания за нарушение этой не хитрой заповеди. Накрыл воспитуемого все той же раритетной мантией и скромно удалился с места происшествия.

- Я надеялся, что он так и уедет обратно в Лондон, - закончил Малфой свой увлекательный рассказ. – Но его, видимо, кто-то нашел и снял заклинание.

Эрика задумалась. Все же любопытные дела творятся в этой уважаемой школе.
Вспомнилась одна статья в «Ежедневном Пророке», вышедшая в начале лета. Писали о Дамблдоре, как о самом яром оппозиционере возродившегося (теперь уже совершенно официально) Того-кого-не-называют. Ну и конечно, вместе с директором не смогли не упомянуть его вотчину. И в этой статье репортер попытался склонить Дамблдора к разговору о вражде Домов, конкретно, о взаимной неприязни Гриффиндора и Слизерина, и о возможной негласной опале Зеленого Дома. (Ведь именно Дом Слизерина в свое время выпустил в свет талантливого молодого мага, имя которого теперь предпочитается не произносить ни вслух, ни в мыслях. Да и его сторонники, в большинстве своем, выходцы из Зеленого Дома).
Директор тогда всплеснул руками (на колдофото этот момент вышел очень выразительным) и заявил, что все это глупости и преувеличения. Что некоторое противостояние, несомненно, имеется, но это было во все времена, с самого основания школы. Межу квидичными командами иногда возникают трения, к тому же студенты борются за Кубок Школы - в таких условиях без разногласий не обойтись. Но никакой вражды и «упаси Мерлин» никакого притеснения студентов Слизерина нет и быть не может. «Нельзя же обвинять детей, в ошибках их родителей».
Прочитав статью, Эрика была солидарна со словами директора. Ну, какие войны могут быть в школе, чтобы об этом нужно было писать в газетах?
В Снежном Поместье между девушками тоже периодически возникали подковерные разборки, никуда от этого не деться – все молодые, кровь кипит, чувство собственной важности пробивает потолочную лепнину, надо как-то выпускать пар. Не сочинять же про каждого ужа, подкинутого в постель противнице, статью.
Но теперь, оказавшись в непосредственной близи к месту событий, Эрика должна была признать, что какое-то напряжение все же присутствует. Да и рассказ Драко наводил на определенные мысли. Одно дело разбить противнику нос - это даже понятно – парням только дай кулаками помахать. Другое дело - его парализованного спрятать под мантией-невидимкой и отправить в многочасовое путешествие, о котором никто знать ничего не будет. Эрике вспомнились пятна крови на свитере Поттера. А ведь под Петрификусом парень мог бы и кровью захлебнуться, тут уже все зависело бы от того, насколько хорошо у Малфоя удар поставлен. И дело бы уже приняло совершенно иной оборот.
В Снежном Поместье за такие «развлечения» три шкуры бы спустили, а в Хогвартсе подобные происшествия, похоже, в порядке вещей.
Эрика попеременно оглядела Драко, Блейза, Теодора, Милисенту и Панси, позволяя всем своим мыслям отразиться на лице.

- Господа и дамы, - проникновенно произнесла она, ни к кому конкретно не обращаясь, - что вообще происходит в этой замечательной школе?
Слизеринцы с подозрением посмотрели на нее, потом переглянулись между собой. Суть вопроса они уловили совершенно верно.

- Видишь ли… - начал было Блейз, но Драко тут же отдернул его:

- Помолчи, Забини…

Эрика тут же повернулась к Малфою, удивленно приподняв бровь. Тот пояснил:

- Не здесь. После уроков в гостиной поговорим, - он чуть помолчал и добавил. – Если тебе интересно.

- Ты даже не представляешь, насколько интересно, - Эрика выразительно глянула в серые глаза Малфоя.


* * *
Гарри и Гермиона шли к подземельям. Гермиона шла на зельеварение с полным правом и со спокойной душой. Поттер не мог похвастать тем же.
С шестого курса начинались Высшие Зелья. И ни для кого в Хогвартсе не было секретом, что Снейп берет на свой предмет только тех, у кого не ниже «Превосходно» за СОВ.
Гарри получил «Выше ожидаемого», что автоматически перечеркивало его намерение после Хогвартса пойти в академию авроров, где ЖАБА по Зельям была необходима для поступления.
Скорее всего, Гарри бы смирился с таким положением дел - нет, значит, нет. Не судьба. Да и перспектива еще два года регулярно лицезреть Снейпа – удовольствие весьма сомнительное. Так что все бы утряслось и шло своим чередом, если бы схватка в Министерстве не закончилась для Сириуса Блэка длительным состоянием между жизнью и смертью.
Дамблдор сам взялся вытаскивать Блэка с того света. Все то время, пока старый маг вырывал из зубов смерти ее законную добычу, Гарри Поттер околачивался под дверью комнаты, за которой шло исцеление, в доме номер двенадцать на Площади Гриммо. За это время юноша успел передумать и отбросить целый ворох мыслей. Гарри пытался представить, что будет, если Сириус все же не выкарабкается, и ему становилось страшно, ведь тогда он останется совсем один. Последний родной Гарри человек, который любит его просто так, за то, что он существует, а не потому, что ему предстоит спасать мир от психа-узурпатора, может уже никогда не очнуться. Тут же Поттеру представлялось, как открывается дверь комнаты, выходит уставший Дамблдор с погасшим взглядом и тихо произносит: «Мне очень жаль, Гарри, но Сириус…» Гарри тряс головой, усиленно прогоняя мрачное, но такое навязчивое видение, стараясь заменить его другим. Также откроется дверь, также на пороге возникнет Дамблдор, он будет уставшим, но улыбающимся, и успокаивающе скажет: «С Сириусом все будет хорошо». Или даже выйдет сам Сириус - бледный, покачивающийся, хватающийся за стены, чтобы не упасть, но живой…
Поттер уже почти уверился, что эти его мысли непременно вещие, и все обойдется, как его сеанс самовнушения был прерван. Возникший словно неоткуда, мрачный и по обыкновению злой Снейп грубо отпихнул юношу с дороги, проворчав что-то неразборчивое, и скрылся в комнате, плотно закрыв за собой дверь, и не оставив Гарри шанса заглянуть внутрь.
Поттер с ненавистью уставился не злосчастную дверь, словно надеясь прожечь ее полотно взглядом и испепелить ненавистного зельевара. Какое право имеет этот ублюдок, этот проклятый Пожиратель входить туда, куда не пустили самого Гарри. Что ему там понадобилось? А вдруг он помешает Дамблдору?! И тот не сумеет спасти Сириуса. Возможно, директор велел Снейпу принести какие-то зелья для исцеления Блэка. Но Снейп ведь ненавидит Сириуса! Богатое воображение Поттера тут же нарисовало ему яркую картинку: в полутемной комнате мрачный Снейп ставит на стол флакон с зельем, которое заказал ему Дамблдор. Затем достает из складок своей отвратительной черной мантии маленький пузырек с классическим черепом над перекрещенными костями на этикетке. И, гнусно ухмыляясь, добавляет несколько капель во флакон с лекарством…
Гарри снова потряс головой. Нет. Он не посмеет творить подобное под самым носом у Дамблдора.
Дверь в комнату снова приоткрылась. Сидящий на полу Гарри с надеждой вскочил на ноги, но это снова оказался Снейп. Не удостоив его даже взглядом, зельевар стремительно унесся в темноту коридора. А Поттер снова опустился на пол. Подтянул колени к подбородку и обхватил их руками.
Было ему противно, обидно и страшно одновременно. Эти и еще какие-то похожие чувства сплетались в нем тугой клубок, который плотным комом засел где-то в грудной клетке и наматывался сам на себя.
Гарри думал о том, чего ему сейчас хочется больше всего. И хоть собственный разум убеждал его, что желает он лишь выздоровления любимого крестного, сердце упорно доказывало, что хочется ему мести. Мести для Беллатрисы Лейстрандж, для Волдеморта, для вех его прихвостней. И, конечно же, для Снейпа, для этого проклятого изворотливого предателя. На чьей стороне на самом деле воюет шпион Дамблдора, Гарри не сомневался ни секунды. (Впрочем, если бы его хоть кто-нибудь попросил привести существенные обоснования своей уверенности, юный Поттер не нашелся бы, что ответить. Но его никто не спрашивал, и Гарри мог спокойно продолжать ненавидеть и подозревать зельевара).
Да, Гарри Поттер желал мести. Даже нет, не мести – возмездия. Справедливого, праведного наказания. Чтобы вершить его своими руками, чтобы за плечом стояли закон и одобрение. А кто может вершить подобное? Ответ был прост и даже прозаичен.
В эти минуты Гарри как никогда хотел быть аврором. И он дал себе слово, что обязательно им станет.
А потом были экзамены, и презрительно кривящий губы Снейп «поставил крест» на намерении Гарри вступить в ряды борцов со злом. Но Гарри не был бы Поттером, если бы не сумел найти обходной путь. Через кабинет директора.
Сбивчиво, сумбурно и невнятно, но очень эмоционально юный Поттер объяснил Дамблдору свое желание работать в будущем именно в аврорате, и как следствие, необходимость обучаться Высшим Зельям. И к тому же, Снейп («профессор Снейп, Гарри»), наверняка намеренно занизил оценку.
Профессор Дамблдор отнесся к словам подопечного со всем должным пониманием и пообещал поговорить с «профессором Снейпом», чтобы тот принял Гарри в свой класс на шестом курсе.
Поттер остался доволен. Это была маленькая, но победа.
Первого сентября сразу после пира к Гарри подошла профессор МакГонагалл и сообщила, что профессор Снейп согласился обучать его Высшим Зельям.
После позорно провалившийся слежки за Драко Малфоем (ведь ничего существенного выяснить так и не удалось), после унизительного шествия через пол Большого зала под снейповским конвоем, эта новость показалась хорошей. И она продолжала оставаться таковой, пока Гарри не поделился ею с друзьями.
Рон без обиняков назвал Гарри сумасшедшим, поскольку тот собственноручно выхлопотал себе два дополнительных года в компании сальноволосого ублюдка.
Гермиона, дежурно пожурив Уизли за неподобающее высказывание в адрес преподавателя, выразила искреннюю радость от того, что Гарри так настойчиво стремиться к знаниям. Но стоило Поттеру порадоваться поощрению, как подруга тут же добавила, что теперь профессор Снейп точно не даст ему спуску.

- Ведь за тебя Дамблдор попросил, - пояснила Гермиона, листая новенький учебник по трансфигурации.

- Скорее всего – не попросил, а приказал, - внес свою лепту Рон. Он с довольным видом любовался на свой блестящий значок старосты. – Так что теперь это слизеринский стервятник тебя окончательно заклюет.

И вот теперь, второго сентября 1996 года, идя по коридору к лестнице, ведущей в подземелья, Гарри Поттер уже не считал свою маленькую победу такой уж победой, а нелегкая судьба аврора перестала быть такой манящий. Но ничто и никто на свете не заставил бы его признаться в этом. Пресловутая гриффиндорская гордость требовала терпеть, и Поттер терпел. И шел к подземельям неторопливо и твердо, едва ли не чеканя шаг, как несправедливо осужденный гордец на эшафот.

- Все равно я узнаю, что замышляет эта бледная немочь, - юноша старался скрыть некоторую нервозность перед предстоящим уроком, за ожесточенной решительностью.

- Гарри, - Гермиона в который раз попыталась воззвать к здравому смыслу, - ну подумай сам. Ты когда в поезде за Малфоем шпионил, услышал что-нибудь важное?

- Хорек хвастал, как его отец от обвинений открутился, - Поттер упрямо стиснул зубы и добавил, - и как тот под шумок снова умудрился пролезть в попечительский совет.

- Важное, Гарри, важное, - Гермиона снова убедилась, что здравый смысл друга глух и нем. - Об изворотливости Малфоя-старшего мы уже можем написать трактат. Речь не об этом. Ты помнишь, в чем ты Хорька подозревал?

- Гермиона, - Гарри устало вздохнул и поправил сумку на плече, - ну не наседай, а? Я же уже рассказывал, что не слышал ничего ни про метку, ни про задание Волдеморта. Но это ничего не значит…

- Значит! – Уверенно заявила девушка. – Это значит, что вероятнее всего Малфой-младший не принимал метку, и не получал ни каких заданий.

- Слушай, - Поттер подозрительно покосился на подругу, - а что это ты так Хорька защищаешь, а?

- Ох, - вздохнула девушка, с укором посмотрела на Гарри и заговорила медленно и внятно, как говорят с маленькими детьми. Или с сумасшедшими. – Я никого не защищаю. Я просто не хочу, чтобы ты изводил себя пустыми подозрениями и тратил силы и нервы на то, чего на самом деле нет.
Юноша почувствовал легкое угрызение совести, и решил дальнейшие выводы и предположения оставить при себе. Ведь Гермиона действительно за него волнуется, а Гарри не хотелось быть причиной лишнего беспокойства.

- Ладно, Гермиона, - примирительно сказал он, - я постараюсь выкинуть это из головы.

- Ну, вот и молодец, - девушка обрадовано улыбнулась, и Поттер отметил, что такая улыбка неуловимо преображает ее.
«А Малфоя я все равно на чистую воду выведу», - упрямо подумал Гарри.

* * *
Как и подозревала Эрика, на Высших Зельях слизеринцы оказались в большинстве. Драко, Блейз, Теодор, Панси и сама Эрика. Еще в классе присутствовало трое равенкловцев, один хаффлпаффец и один гриффиндорец. Правда, урок еще не начался, и вполне мог подойти кто-то еще.
Рассаживаться предполагалось за длинные столы по четыре человека. Слизеринцы привычно обосновались за первым столом справа от прохода. Эрике, которая оказалась в зеленой компании пятой, пришлось садиться отдельно от них к вящей радости Панси.
Сетлер заняла место за пустующим первым столом слева от прохода. Представители остальных трех Домов предпочитали расположиться подальше от преподавательского стола, что наводило на определенные мысли.
Выложив на стол все необходимое для урока, Эрика уже хотела подойти к Нотту, чтобы дослушать его рассказ о том, как в прошлом году некая Долорес Амбриж из Министерства устроила в Хогвартсе настоящий террор, обошедший, впрочем, стороной хитроумных слизеринцев. Но именно в этот раздался громкий самодовольный возглас Драко:

- А вот и святой Поттер со своей ручной грязнокровкой! – Эрика посмотрела на двух гриффиндорцев, только что переступивших порог класса.
Услышав высказывание Малфоя, Гарри Поттер мгновенно побелел от гнева и, кажется, уже готов был вступить в перепалку, но его подруга (видимо, определение «грязнокровка» относилось именно к ней), проявив неплохую выдержку, ухватила юношу за руку, тихо проговорив что-то вроде: «Гарри, не надо». Поттер, упорно не глядя на зубоскалящих слизеринцев, позволил увести себя к третьему столу в правом ряду, где уже сидел один из представителей красного Дома. Но просто так ему уйти не дали:

- Поттер, а что ты здесь делаешь, а? – Драко продолжал ухмыляться. – Насколько я знаю, ты оказался слишком туп, чтобы получить проходную оценку на Высшие Зелья.

- Это не твоего жалкого ума дела, Малфой, - все же сорвался Поттер, вскакивая с места. – Так что заткнись.

- Да где уж мне, - тут же "пригорюнился" слизеринец. – У меня директорских протекций нет, всего приходится своим «жалким умом» добиваться.

- Тебе и снейповских протекций вполне хватает, - процедил Поттер сквозь зубы.
Раздался звон далекого колокола, оповещающего о начале занятий. И не успело его эхо стихнуть, как в класс стремительно вошел (из-за развевающейся мантии могло даже показаться, что влетел) сам профессор зельеварения Северус Снейп.
Встав возле своего стола, зельевар цепко осмотрел мигом притихших студентов и несколько брезгливо скривил губы. Оценив, кто-где расселся – четыре слизеринца за первым столом, за ними трое равенкловцев, дальше один хаффалпаффец; через проход – слизеринка, за ней пустой стол, и еще три гриффиндорца – зельевар скомандовал:

- Поттер – за первый стол, немедленно.
Юноша слегка побледнел, несколько неуверенно взглянул на свою подругу, сник и принялся покорно собирать пергаменты и учебник. Наблюдая за его миграцией, Снейп желчно комментировал:

- Если вы считаете, что настолько способны к зельеварению, чтобы выклянчивать заступничество директора, я желаю видеть, как вы пользуетесь собственными мозгами, а не одалживаете их у Грейнджер.
Драко с компанией явственно захихикали, и как успела заметить Эрика, даже один из равенкловцев улыбнулся.
Гарри Поттер уселся за стол, где уже сидела Сетлер, но на противоположном конце, так что между ними еще оставалось два свободных стула.

- Здесь вам подсказывать будет некому, - удовлетворенно заключил профессор, бросив на Эрику быстрый и выразительный взгляд. Поттер тоже взглянул на новую соседку, но так угрюмо и неприязненно, будто это она виновата в его смене мест. Девушка улыбнулась ему в ответ – криво, одним уголком рта, как только что ухмылялся сам профессор. Юноша чуть вздрогнул и отвернулся.
А зельевар продолжил «перестановку»:

- Мистер Макмиллан, пересядьте за стол к мисс Грейнджер и мистеру Томасу.
Хаффлпаффец быстро, но без энтузиазма, перекочевал на указанное место. Снейп еще что-то обдумал, но решил оставить остальных, как есть.

- В этом году вы начинаете изучать Высшие Зелья, - заговорил профессор негромко, но его голос тут же заполнил собой все пространство класса. – Учтите, что это больше привилегия, нежели право. Практически все из вас оказались здесь, потому как смогли доказать, что не окончательно деградировали за предыдущие пять лет учебы. Все, за одним исключением, - с этими словами, Снейп так выразительно глянул на бледного Поттера, что тому полагалось тут же трасфигурироваться во что-нибудь жидкое и стечь под стол тихой лужицей. Судя по лицу самого знаменитого в Британии подростка, он и сам был бы не против такого исхода. Но, видимо, что-то не заладилось, и Гарри Поттер, сохранив свою первозданную форму, лишь ответил преподавателю упрямым взглядом человека, уверенного в своей правоте.
Снейп скривил рот в неприятной усмешке, которую можно было трактовать как нечто вроде: «Ну что ж, ты сам напросился», и вернулся к восхвалению Высших Зелий. К чести профессора, его вступительное слово оказалось не длинным, но содержательным и без лишнего пафоса.

- Итак, кто мне скажет, что такое «Белая пелена»? – зельевар взмахнул палочкой, произнесенное им название возникло на доске. Эрика с интересом оглядела класс: поднялась только одна рука. Даже не поднялась – вздернулась, взлетела. Лохматая подруга Поттера едва ли не подпрыгивала на стуле от желания ответить. Остальные дружно полезли в учебники. Взглянув на отца, Эрика увидела непробиваемую маску равнодушия и упорное желание не видеть старательную студентку.
«Очень интересно, - подумала девушка, - странные какие-то отношения преподаватель-студент в этой школе». Но отношения можно выяснить и попозже. Эрика уже собиралась тоже поднять руку, как Снейп неприязненно произнес:

- Да, мисс Грейнджер?
«Долго рассуждаешь», - равнодушно попеняла себе Эрика. А «мисс Грейнджер» уже тараторила заученной скороговоркой:

- «Белая пелена» - это зелье, которое на несколько часов способно лишить человека всех пяти чувств: слуха, зрения, вкуса, обоняния и осязания. Оно считается особо опасным, на его приготовление необходимо особое разрешение министерства.
«Почти точно процитировала учебник, - отметила Эрика и усмехнулась про себя: «белая пелена» - на деле являлось большой лажей некогда великого человека. Информация об этом чуде зельеварческой мысли встречалась довольно редко, по причине ее невостребованости. – Так как, «мисс Грейнджер», вы действительно знаете предмет, или только учебник можете зазубрить?»

- Это все, мисс Грейнджер? – вкрадчиво осведомился Снейп, словно прочитав мысли Эрики.

- Э-э… Да, сэр, - девушка несколько растерялась. Зельевар нехорошо усмехнулся, отвернулся от студентки и сказал:

- Мистер Поттер, прочитайте в учебнике, все, что касается «Белой пелены».
Поттер, до этого времени упрямо смотревший прямо перед собой, вздрогнул от неожиданности:

- А? А… да-да, сейчас, - он суетливо схватил учебник и попытался найти требуемое путем перелистывания страниц. Снейп саркастически хмыкнул, и Гарри тут же догадался заглянуть в оглавление.

- Так, сейчас, вот…- пробормотал гриффиндорец, открыл, наконец, искомую страницу и чуть запинаясь, прочитал. - «Белая пелена» - зелье, способное лишить человека всех пяти чувств: слуха, зрения, вкуса, обоняния и осязания, на три-четыре часа. Относится к разряду зелий повышенной опасности, на его приготовление необходимо особое разрешение министерства, согласно указу номер…»

- Достаточно, - прервал юношу профессор и снова взглянул на Грейнджер. – Вот видите, не нужно обладать интеллектом, чтобы прочесть учебник. Сядьте.
Девушка покраснела и с расстроенным видом опустилась на стул. Поттер, воинственно вскинув подбородок и недобро глядя на преподавателя, тоже уселся.

- Кто-нибудь еще желает высказаться? – с фальшивой любезностью поинтересовался Снейп у студентов. Эрика с задумчивым видом подняла руку – у нее было что сказать, и раз уж предлагают…

- Мисс Сетлер? – холодным тоном откликнулся зельевар.

- Особо опасным считается не само зелье, а процесс его приготовления, - ответила Эрика, поднимаясь с места. – Половина его ингредиентов при соотношении друг с другом становятся нестабильны и могут спровоцировать взрыв с радиусом поражения футов пятнадцать-двадцать. Разрешение выдается только в том случае, если представители министерства убедятся, что зелье будет готовиться в условиях, при которых максимум кого сможет взорвать зельевар, будет он сам. Само зелье бестолковое: часто дает сбои, не срабатывает или наоборот – может ослепить или оглушить необратимо. Зависит от иммунитета и личных особенностей организма. Уже лет семь никто не подавал в Министерство заявку на его приготовление.
В классе висела такая звенящая тишина, что Эрике стало неловко. Глядя в непроницаемое лицо профессора, у девушки даже закралась шальная мысль, что она перепутала «Белую пелену» с чем-то другим.

- Это все? – наконец поинтересовался Снейп таким тоном, словно готов был обрушить на голову юной ораторши целую лавину сарказма. Причину этого Эрика понять не могла, поэтому перешла к лучшей тактике защиты – нападению:

- Нет, - нагло ответила она, глядя в черные холодные глаза, - Табир Окуэн – изобретатель зелья - в лучшие свои годы был признанным мастером зельеварения. Но, создавая «Белую пелену», он был очень стар и уже успел впасть в маразм. Видимо, в этом причина того, что мэтр Окуэн создал такую сложную, но, по сути, бесполезную чушь.
И зачем ее только в учебники внесли?
Тишина в классе стала почти материальной. Эрике хотелось оглянуться и глянуть в лица сокурсников, но она не решалась отвести взгляда от глаз профессора – почему-то ей казалось, что сделать это буде все равно, что спровоцировать змею на нападение.

- Теперь – все? – тихий баритон Снейпа прозвучал раскатом грома. Казалось, время замедлило свой ход и близилось к полной остановки.

- Теперь – да, - нахально ответила девушка, чувствуя, что нарывается на неприятности.

- Садитесь, - разрешил профессор. Мертвящим взглядом он обвел притихших студентов, явно ждущих бури, и, не меняя каменного выражения лица, произнес:

- Вам только что продемонстрировали удовлетворительную подготовку к уроку. Рекомендую сделать выводы, – Профессор величественно прошел за свой стол, и добавил. – Пятнадцать баллов Слизерину.
Время ускорилось до своего привычного ритма. Слизеринцы удовлетворенно зашушукались, Блейз показал Эрике большой палец. Только она этого не увидела.
«Вот ведь зараза крючконосая, - думала Сетлер, стараясь не позволить губам расползтись в довольной ухмылке, - страху на всех нагнал, презрением облил и на тебе: всего лишь «удовлетворительная подготовка». И пятнадцать баллов с барского плеча. Любит потрепать нервы».

- «Белое марево», - снова заговорил Снейп. Слово «пелена» на доске сменилось «маревом». Неугомонная Грейнджер снова вскинула руку, но под ледяным взглядом профессора, тут же смущенно ее опустила. – Более раннее творение Табира Окуэна, и, как следствие, более полезное…
Дальше урок пошел своим чередом. Снейп не упускал возможности унизить Поттера в частности и пройтись острым словом по всему Гриффиндору в целом. Драко заработал Дому еще пять баллов, за какой-то пустяковый ответ, а злосчастный Поттер потерял двадцать с формулировкой «за дерзость».
Вопросов, которые Эрика хотела бы задать Северусу, становилось все больше и больше. Но к уроку они не относились и их приходилось отложить до более подходящего случая.
Звон колокола обозначил конец урока. Снейп задал написать работу о свойствах ренники остролистной, которая в «белой пелене» служит одной из основных причин дисбаланса компонентов, а в «белом мареве» подавляет взрывоопасные реакции, и велел всем убираться вон.

- Мисс Сетлер, задержитесь, - бросил он, не поднимая глаз от каких-то пергаментов на столе. Пожав плечами, Эрика закончила складывать в сумку свои учебные принадлежности, и села обратно на стул. Класс опустел, и Северус, наконец, оторвался от своих манускриптов.

- Как осваиваешься на новом месте? – спросил он.

- Планомерно, - Эрика усмехнулась.

- Нам надо поговорить, - Снейп поднялся из-за своего стола и подошел к дочери.

- Да, уже пора, - согласилась Эрика, не вставая и глядя на него снизу вверх. – У меня уроки до пяти, потом можем открыть вечер воспоминаний.

- Ты так спокойно об этом говоришь.

- Я не боюсь прошлого, Северус, - девушка встала с места, накинула на плече ремень сумки. – По крайней мере, мне хочется в это верить.
Снейп кивнул, принимая к сведению. О себе он подобного сказать не мог.
Мисс Сетлер уже направилась к выходу, когда Северус снова окликнул ее.

- Эрика! – девушка обернулась. – Откуда у тебя такие богатые познания о «белой пелене»?
Мысль о том, что юная экспериментаторша пыталась варить это зелье не оставляла профессора, и давала неприятный осадок.

- Оттуда же, откуда и у многих, - чуть ворчливо отозвалась Эрика. – Из номера «Вестника зельевара» за июль. Там статья была посвященная ставосьмидесятилетию со дня рождения Окуэна. О его работах писали и по «пелене» автор прошелся с особым смаком.

просмотреть/оставить комментарии [181]
<< Глава 11 К оглавлениюГлава 13 >>
август 2018  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июль 2018  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.08.19 22:06:28
Не забывай меня [1] (Гарри Поттер)


2018.08.19 15:47:58
Потомки великих. Слепая Вера [12] (Гарри Поттер)


2018.08.19 14:01:22
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.08.17 17:52:57
Один из нас [3] (Гарри Поттер)


2018.08.15 10:25:36
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.08.14 12:42:57
Песни полночного ворона (сборник стихов) [2] (Оригинальные произведения)


2018.08.12 22:06:53
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.08.12 16:29:39
По праву пользования [3] (Гарри Поттер)


2018.08.09 11:34:05
Вынужденное обязательство [3] (Гарри Поттер)


2018.08.07 23:34:52
Вопрос времени [1] (Гарри Поттер)


2018.08.06 14:02:55
Исповедь темного волшебника [2] (Гарри Поттер, Сверхъестественное)


2018.08.06 14:00:42
Темная Леди [17] (Гарри Поттер)


2018.08.06 08:40:07
И это все о них [3] (Мстители)


2018.08.05 23:56:02
Быть Северусом Снейпом [223] (Гарри Поттер)


2018.08.03 13:46:30
Быть женщиной [8] ()


2018.08.02 16:27:04
Поезд в Средиземье [2] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.08.01 09:38:49
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2018.08.01 09:36:19
Двуликий [41] (Гарри Поттер)


2018.07.28 11:19:43
Змееносцы [6] (Гарри Поттер)


2018.07.26 10:31:16
Научи меня жить [2] ()


2018.07.25 17:26:04
Окаянное дитя Гарри Поттера [0] ()


2018.07.25 17:03:54
Тедди Люпин в поместье Малфоев [1] (Гарри Поттер)


2018.07.23 17:18:30
Гарюкля [2] ()


2018.07.23 11:22:17
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.07.22 23:33:38
Зимняя сказка [2] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.