Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Народная поговорка: Что Воландеморту хорошо, то Гарри Поттеру-смерть...

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12711 авторов
- 26898 фиков
- 8628 анекдотов
- 17693 перлов
- 680 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>


  Гриффиндорец на неделю

   Глава 4. Среда


– Хочешь сказать, что твою дурацкую метлу заколдовал кто-то из наших?!

От громкого вопля жаба Лонгботтома, дремавшая на пуфике у камина, издала неприличный звук и тяжело упрыгала под диван. Драко вздохнул, морщась от головной боли, и с тоской оглядел гостиную Гриффиндора. Яркое осеннее утро превратило ее в подобие китайского фонаря – буйство бордово-красных оттенков било по глазам и раздражало. Хотелось спать и совершенно не хотелось разговаривать. Но от приставучих гриффиндорцев отвязаться было невозможно.

– Я говорю, что на прошлой тренировке с ней все было нормально, и не известно, когда именно ее заколдовали, – терпеливо, как умалишенному, пояснил Драко, стараясь не смотреть на пышущего негодованием Уизли. – Если бы я хотел обвинить ваших тугодумных гриффиндорцев, то сделал бы это, даже не сомневайся.

– Не забывай, хорек, ты такой же гриффиндорец, как и мы, – угрожающе прорычал рыжий, сжимая кулаки. – И если будешь продолжать в том же духе, я покажу, на что способны тугодумы. Мало вчерашней взбучки?

– Рон, прекрати, нашел время, – прикрикнула на него Грейнджер. Она сидела на подоконнике, прижимая к груди стопку книг. Солнечные лучи, запутавшиеся в ее волосах, придавали им зловещий оттенок темной ржавчины. – Давай еще раз, Малфой. – обратилась она к Драко. – Когда у вас была последняя тренировка?

– В воскресенье утром, я уже говорил, – промямлил тот, надеясь, что после нескольких ответов поттеровские друзья оставят его в покое. – И тем же вечером я перенес метлу сюда, со всеми своими вещами.

– Значит, заколдовать ее могли только в воскресенье днем, – Грейнджер, заметив, что Уизли порывается что-то сказать, нетерпеливо махнула на него рукой. – Но это нереально, – продолжила она. – Для такого заклинания, как Преданное Сердце, нужно время на подготовку.

– Чары могли наложить намного раньше, – Драко с трудом подавил зевок и несколько раз моргнул, прогоняя сонливость. Ночью он так и не смог уснуть, в сотый раз прокручивая в голове драматическое падение Поттера и разговор со Снейпом. – А потом просто активировать в нужный момент.

– Специально ждали, когда Гарри сядет на метлу, да? – опять встрял рыжий, за что получил от подруги тычок локтем. – Что?!

– Могло быть и так, – Грейнджер пронзила Уизли гневным взглядом. – Только разбиться должен был не Гарри, а Малфой. И все же я думаю, что метлу заколдовали в воскресенье или уже после переезда, – она повернулась к Драко. – Зачем злоумышленнику такие сложности? Откуда он мог знать, что Гарри позовет тебя летать? Ты мог вообще до конца семестра не сесть на метлу, тогда вся затея с Преданным Сердцем не имеет смысла.

Драко хотел ответить, но Уизли, раздосадованный тем, что его так грубо прервали, опять влез в разговор.

– Но Гермиона! – воскликнул он. – Есть чары наложили не на прошлой неделе, то получается, что это действительно сделал кто-то из наших.

– Наконец-то дошло, – не сдержался Драко.

– Но это невозможно! – вскипел Рон.

– Почему?

– Потому что наши бы никогда так не поступили! Что мы, слизеринцы какие-нибудь?

– Уверен? Может, еще принесешь Магическую Клятву, что среди гриффиндорцев не может быть врагов и предателей? – хмыкнул Драко, вспомнив Петтигрю, которого видел пару раз в родном поместье.

Рыжий открыл рот и вытаращил глаза, не зная, как ответить.

– Да! – наконец выпалил он.

– Хорошо, я запомню. Придет время, и я вернусь к этому разговору, Уизел, – мстительно пригрозил Драко, заставив Рона еще больше покраснеть от злости.

Он сознательно нарывался на конфликт, наплевав на усталость и недосып. Уж очень разозлила непрошибаемая уверенность рыжего, что принадлежность к какому-либо факультету говорит о человеке больше, чем его поступки. Было обидно, слова Уизли казались несправедливыми, несмотря на то, что раньше Драко сам не гнушался подобных определений в отношении других.

– Хватит вам. Неужели нельзя быть хоть чуточку серьезнее? – Грейнджер хлопнула ладошкой по подоконнику. – Малфой, когда ты собирал вещи, никто рядом не крутился?

– Я не помню, – вздохнул Драко.

– А ты постарайся вспомнить.

– Не помню, – он отошел от окна и устало опустился в ближайшее кресло. – Я торопился и не смотрел по сторонам. В спальне никого не было, а сидел ли кто-нибудь в гостиной, я не знаю. Пару раз я выходил из комнаты, ненадолго, только чтобы переговорить со Снейпом.

– И никого не видел?

– Грейнджер, в пятый раз повторяю – я не смотрел по сторонам, – огрызнулся Драко. – Мне не дали времени на сборы. Вызвали в кабинет и оглушили «приятной» новостью о переводе. Велели срочно собрать вещи, а через час я уже шел в Гриффиндорскую башню. А до этого, между прочим, я не спал несколько ночей, дергаясь от каждого шороха. – Драко почувствовал, что начинает заводиться, но остановиться уже не мог. – А еще до этого сидел в больничном крыле, где мне пытались спасти глаз. А еще до этого ждал вестей от родителей, но так и не дождался, кроме заверения директора, что с ними все в порядке. И ты думаешь, что у меня не было других забот, кроме охраны своих вещей?

В гостиной повисла удрученная тишина. Уизли нахмурился и отвернулся, на лице Грейнджер застыло сочувственное выражение.

– Я и сегодня почти не спал, – добавил Драко, откидываясь затылком на мягкую спинку кресла. – И уж точно не ожидал, что с утра мне устроят допрос с пристрастием.

Он закрыл глаза. Голова заболела еще сильнее, под веками поплыли желтые пятна. Драко почувствовал, что ему уже наплевать и на неизвестного злоумышленника, и на таинственное заклятие, и на нападения. Он хотел одного: отправиться в кровать, поплотнее задернуть полог и уснуть до вечера. А еще лучше – до следующего утра. Только бы друзья Поттера оставили его в покое.

– Извини, мы не собирались на тебя налетать с расспросами. Просто мы волнуемся – Гарри мог погибнуть.

Драко открыл один глаз, посмотрел на Грейнджер, переместившуюся с подоконника в соседнее кресло, и пожал плечами.

– Ничего с вашим драгоценным Поттером не случилось, – протянул он. – К ужину вернется обратно.

– Раньше, – раздался знакомый голос. – Меня уже отпустили.

– Гарри! – взвизгнула Грейнджер.

Драко застонал, сильно зажмурившись. Вопль грязнокровки, обрадованной появлением Поттера, резанул по ушам не хуже крика баньши. Он поднял голову и уставился на умилительную картину: Грейнджер повисла на шее у Поттера и, кажется, даже подвывала от счастья. Уизли топтался рядом, улыбался от уха до уха и дружески похлопывал друга по плечу. Поттер краснел, смущенный радостным приемом, гладил Грейнджер по волосам, уже не казавшимся ржавыми, и как фарфоровый болванчик кивал головой на каждую фразу Уизли. Выглядел он бледнее обычного, но никаких страшных ран видно не было.

Если его так встречают после каждой ночевки в больничном крыле, то не удивительно, что Поттер чувствует себя звездой. Не желая поощрять гриффиндорский культ личности, Драко тихонько поднялся на ноги и направился к двери, надеясь незаметно улизнуть в спальню, пока Золотое Трио празднует воссоединение.

– Эй, Малфой, ты куда? – спросил Поттер. – Погоди, дело есть.

Драко скрипнул зубами и мысленно попрощался с подушкой. На минуту ему показалось, что допрос начнется по новой, ведь Поттер пропустил самое интересное. И придется в десятый раз рассказывать про метлу, про заклятие, про разговор со Снейпом, про кровавый след и так далее. Мерлин…

– Ну? Чего еще надо? – нелюбезно спросил Драко, решив сразу показать, что не расположен к разговору. Но Поттер, кажется, не обиделся.

– Тут к тебе пришли, – улыбнулся он, и у Драко от нехорошего предчувствия вдруг что-то екнуло в животе.

* * *

Полная дама на картине искренне улыбнулась Драко и спряталась за веером. Портреты, еще в понедельник обсуждавшие отсутствие в новичке гриффиндорских качеств, сегодня провожали его дружелюбными взглядами. Драко медленно спускался по лестнице, уверенно держась за перила, чувствуя безмолвную поддержку со всех сторон. Дубовые ступени не скрипели, лестница не вырывалась из-под ног, факелы на стенах вспыхивали ярче, приветствуя представителя славного факультета Гриффиндор.

– Ты тут совсем освоился, – прозвучал за спиной неуверенный голосок Панси. – Прямо как дома… И красный с золотом тебе идет.

Драко не ответил. Комплимент Паркинсон оставил его равнодушным, хотя еще пару дней назад замечание, что ему к лицу даже такие кричащие оттенки, показалось бы очень лестным. «Превращаюсь в грифа, – брюзгливо подумал Драко, сворачивая с галереи в узкий коридорчик под лестницей. – Сначала наплевательское отношение к внешнему виду, потом начну, как Уизел, расшвыривать шмотки по всей спальне. А потом, не успеешь оглянуться, какой-нибудь Финниган уже чистит зубы твоей пастой, потому что у них, видите ли, принято делиться с соседями».

Он дошел до окна в конце коридора, уселся на широкий каменный подоконник и, наконец-то, взглянул на своих нежданных посетителей. Появление бывших друзей у порога гриффиндорской гостиной его удивило и немного напугало. Они заявились в полном составе: Забини, Гойл, Крэбб и взволнованная Паркинсон. Разговаривать с ними там, где полно любопытных ушей, Драко не рискнул, но и далеко уходить от гриффиндорской гостиной было страшновато. Если что-нибудь случится, Поттер же обязательно придет на помощь, ведь так?

– Польщен вниманием к своей персоне, – холодно сказал он, скрещивая на груди руки. – Соскучились или по делу?

Бывшие однокурсники переглянулись и выжидательно уставились на Драко, словно предоставляя ему самому делать выводы. Тот молчал, вопросительно приподняв бровь. Пауза затягивалась. Первым не выдержал Забини:

– Мы пришли извиниться, – выпалил он. – В смысле, мы должны были раньше понять, что дело слишком далеко зашло. То есть, мы же друзья, но мы даже не пытались тебе помочь, потому что…

– Вот как, – прищурился Драко. – С чего вдруг вы вспомнили о дружбе?

– Мы слышали о том, что случилось с Поттером, – прогудел Винсент. Он, со своим широким лицом, на котором застыло виноватое выражение, напоминал смущенного медвежонка. – И решили прийти.

– Не вижу связи между вчерашним случаем и тем, что вы все это время меня игнорировали, – Драко обвел слизеринцев мрачным взглядом и добавил с издевкой: – Друзья мои.

Те опять переглянулись.

– Если бы ты сразу рассказал о своем отце, то мы бы… – начал Забини, но Драко не дал ему договорить.

– Вот как? – резко переспросил он. – Я должен был созвать в гостиной общее собрание и оповестить всех, что мои родители бежали из страны?

– Конечно нет, но…

– Или я должен был рассказать, что отец отказался поддерживать… – Драко запнулся, не решаясь произнести вслух имя Темного Лорда, – Короче, вы поняли, о ком я. Без этого признания вы не могли мне помочь? Или я должен был подойти и сказать – ребята, меня хотят убить?

– Можно было и так. Откуда мы знали? Если бы ты не вел себя так заносчиво и объяснил нам, в чем дело…

– Я вел себя заносчиво? – окончательно вскипел Драко. Он спрыгнул с подоконника и схватил опешившего Забини за грудки. – Вы все видели, – со злостью прошипел он. – Вы прекрасно знали, что меня пытаются убить. Просто не могли не знать! Я в жизни не поверю, будто вы не догадывались, в чем дело. А теперь вы приходите и заливаете мне про какую-то там дружбу!

– Да заткнись ты хоть на минуту! – неожиданно взвизгнула Панси. Оттолкнув Гойла, все это время стоящего столбом, она шагнула к Драко и вдруг больно ткнула его пальцем в грудь. – Ты вел себя как самоуверенная сволочь! Ни с кем не разговаривал, постоянно сидел у Снейпа или у себя, ничего не объяснял. Мы не верили слухам, ждали, что ты сам все расскажешь, а ты молчал. Мы думали, что тебе не нужна ни помощь, ни поддержка, что нам лучше не вмешиваться, раз ты ничего не говоришь. А ты смотрел на нас так, будто мы… – ее голос вдруг сорвался, – будто мы враги. Думаешь только о себе, какие-то тайны, какие-то секреты…

Она громко всхлипнула, и Драко испугался, что Панси сейчас разревется. Расплачется горько и отчаянно, как в детстве, когда пятилетний Драко, припрятав в кармане туза, обыграл ее в подрывного дурака. С тех пор Панси никогда не плакала, и смотреть, как у нее начинают дрожать губы, а глаза наполняются слезами, было жутковато.

– Панс, Панс, ты чего? Да брось ты, нашла из-за кого убиваться, – забормотал Забини, осторожно придерживая ее под локоть. Паркинсон сердито оттерла слезы и всхлипнула. Смущенные Крэбб и Гойл шумно вздохнули – словно где-то поблизости зевнул дракон.

Драко стало стыдно. Он отвернулся к окну, слыша за спиной тихие всхлипывания Панси и успокаивающий шепот Забини. К утренней усталости прибавилась досада и неприятное ощущение, что Драко все это время ошибался, записав друзей, которых знал с детства, в стан врагов. Ему не приходило в голову, что приятели все это время ждали от него хоть каких-то объяснений происходящему. Хотя он сам, с первого дня учебы в Хогвартсе поставил себя немного особняком от них. Детская дружба, когда все они были на равных, быстро сменилась жесткой иерархией. Драко привык, что он главный, а они – безмолвная свита за спиной, в любой момент готовая поддержать своего негласного лидера не только в учебе, но и в не совсем безобидных шалостях. Он действительно не считал нужным рассказывать им что-то важное, полностью понадеявшись на безоговорочную поддержку своей свиты. А они, видимо, не считали себя приближенными у королевского трона.

– Ладно, разобрались, – буркнул Драко, не зная, как вывернуться из неприятной ситуации. – Будем считать, что ничего не было.

– Нет уж, было! – Панси подняла зареванное лицо. – Ты вел себя как неблагодарный идиот.

– Давай, Драко, хоть раз в жизни признай, что был настоящим тролличьим дерьмом, – поддакнул Блэйз. Крэбб и Гойл дружно кивнули, одобряя его слова. И когда только спелись?

– Черт с вами, я вел себя как идиот! Теперь довольны? – рявкнул Драко, заливаясь румянцем. В другой ситуации он предпочел бы откусить язык, чем признать свою неправоту, но сейчас был особый случай. Он почувствовал, как ему все это время не хватало поддержки друзей. Поттер, с его миссией телохранителя – это одно. Но друзья, которых знаешь с детства, с которыми тебя объединяет нечто большее, чем общий факультет – совсем другое.

– Я был неправ. Я должен был вам доверять, – добавил он уже спокойнее. Панси громко шмыгнула носом, Крэбб и Гойл смотрели с плохо скрываемым недоверием. – Ну, что я еще должен сказать, чтобы вы поверили, как я сожалею? – опять огрызнулся Драко, когда и Блэйз многозначительно хмыкнул, скрестив на груди руки. – Мне принести торжественную клятву, что с сегодняшнего дня я буду рассказывать вам о своих планах?

– Клятвы не надо, – ухмыльнулся Забини. – Хотя, почему бы нет?

– Да пошел ты, – Драко в раздражении сунул пятерню в волосы, взлохмачивая идеально уложенную прическу. – Короче, мне очень жаль. Но вы сами могли бы подойти и спросить, что происходит, – добавил он. – И вообще, вы пришли извиняться, а прощение прошу я. Где справедливость?

– Справедливость в Гриффиндоре. – пухлые губы Блэйза сложились в искреннюю улыбку. – Хорошо, будем считать, что квиты. Мы, вообще-то, не ради прощения пришли, – он вдруг понизил голос, словно собирался поведать какую-то тайну. – То есть, и за этим тоже, но…

– Зачем? – насторожился Драко.

Блэйз заговорщицки приложил палец к губам и зашарил в карманах. Крэбб и Гойл быстро обернулись по сторонам и встали плечом к плечу, перегораживая проход. Вполне успокоившаяся Панси шагнула ближе и зачем-то достала палочку. Все эти приготовления заставили Драко, почти поверившего в добрые намерения друзей, опять запаниковать.

– Блэйз… – испуганно промямлил он, тоже вытягивая палочку из кармана. – Понятия не имею, что вы задумали, но учтите – это территория чужого факультета…

– Вот! – воскликнул Забини, доставая какой-то блестящий предмет. – Держи. Теперь твои вещи будут в сохранности.

Он поставил предмет на подоконник и Драко зажмурился, когда солнечные лучи, отскочив от стеклянных граней, больно ударили по глазам. Это был высокий тонкий фиал, до краев наполненный густой черной жидкостью. Драко поднес подарок к лицу и неверяще уставился на крупные пузыри воздуха, медленно плавающие за толстым стеклом. Горлышко фиала было плотно закупорено сургучной пробкой, да еще и перевязано для верности какой-то пожелтевшей травой.

– Мбилинту? – с изумлением спросил Драко, переворачивая фиал вверх дном – пузыри лениво закружились в смоляной жидкости. – Откуда? Зачем?

– Оттуда, – в голосе Блэйза прозвучала плохо скрываемая гордость. – Написал родственникам, вчера прислали. Учти, бесплатно даю. По старой дружбе, хотя ты и не заслуживаешь.

Драко не ответил, заворожено разглядывая бесценный подарок. Про невиданного африканского монстра, охраняющего род Блэйза со стороны прадеда, ходили легенды. Мбилинту, жуткое существо конголезских болот, при имени которого туземцы обращались в бегство. Его кровь считалась сильнейшим оберегом в одном случае, и мощным противоядием, по силе сравнимым с безоаровым камнем, в другом. Прикинув, сколько стоит унция крови мбилинту, Драко поспешно сжал фиал в ладони.

– И что мне с ним делать? – спросил он. – Не могу же я придти в спальню, открыть сундук и начать прыскать этим на свои вещи. Уизли меня не так поймет, еще решит, что я их проклясть хочу.

– Не надо прыскать, – Блэйз с удовольствием рассматривал растерянное выражение на лице Драко. – Ты же теперь с Поттером сидишь? Сегодня пройдусь по аудиториям, на все парты поставлю метку. Ни одна сволочь близко не подойдет. И от Преданного Сердца убережет.

– Только в кабинете Зельеварения осторожнее. А то Снейп прознает, и придется тебе еще один флакон выпрашивать, – хмыкнул Драко. – Погоди, откуда ты знаешь про Преданное Сердце? Ну и трепачи, ничего в тайне сохранить нельзя!

– Да все уже знают, – встрял в разговор Крэбб. Он тяжело переминался с ноги на ногу, но не решался подойти ближе, хотя было видно, что фиал с волшебной кровью заинтересовал и его. – Слухи с вечера ходят. Снейп на ужин примчался злой как мантикраб, чуть всех взглядом не испепелил. Я даже думал, он нас пытать будет.

– Он такой, он может, – засмеялся Драко, подбрасывая на ладони фиал. Получив неожиданную поддержку от людей, которых уже, скрипя сердце, записал во враги, он почувствовал себя намного увереннее. Против мбилинту не существует контр-заклятий, а значит и вне Гриффиндорской башни Драко может чувствовать себя защищенным. Неведомый африканский зверь своей волшебной кровью отведет любые чары, любое зло, направленное на охраняемого человека. Если раньше Драко сомневался в искренности друзей, то после такого подарка его подозрительность развеялась как дым.

– Спасибо, – искренне поблагодарил он, переводя взгляд с одного лица на другое. – Не знаю даже, что еще сказать… просто, спасибо.

Крэбб и Гойл расплылись в улыбках, Блэйз махнул рукой, как бы говоря – не стоит благодарности. Паркинсон быстро отерла рукавом последние слезинки и вдруг, без предупреждения, кинулась Драко на шею. Отвесив звонкий поцелуй в щеку, она вспыхнула румянцем и неловко улыбнулась. Драко, смущенный ее порывом, почувствовал, что краснеет.

– Ладно, тогда сделаем так, – прервал неловкое молчание Забини. – Сегодня мы пройдем по всем аудиториям и везде поставим защитный знак.

– А крови хватит?

– Хватит. Потом, надо еще сходить к квиддичным раздевалкам, там тоже чары не помешают.

– И в Большом зале надо. Чтобы заколдовать чужой стул, много времени не понадобится. А то вот так сядешь пожрать – а тебя в окно вынесет, – опять подал голос Крэбб. Драко посмотрел на него почти с нежностью – кто бы подумал, что толстяк Винс, которого, казалось, не интересует ничего, кроме еды, подаст стоящую идею.

– Значит и Большой зал. Только… с Поттером проблем не будет? Вдруг он что-нибудь заметит, объясняй потом, почему мы крутимся у гриффинорского стола.

– Поттера я возьму на себя, – легкомысленно ответил Драко. – Я же могу ему в двух словах объяснить, что происходит? Или лучше наврать?

– Ну… – замялся Блэйз. – Если он не будет болтать… – и, заметив недоуменный взгляд, пояснил. – У тебя есть Поттер, который, если что, вместо тебя шею сломает. А теперь будет и мбилинту. А у нас? Я не хочу однажды проснуться в горящей постели, знаешь ли. Я постараюсь оставить немного крови и для нас, но ты же понимаешь…

Драко понимал. Неизвестному злоумышленнику трудно дотянуться до него сквозь защищенные паролем стены Гриффиндорской башни. А вот друзья, оставшиеся на территории Слизерина, могут рассчитывать только на себя. Ничто не помешает врагу ударить из-за угла, столкнуть с лестницы или подсыпать яду в пищу, притом, без всякой магии. За последний месяц Драко усвоил это очень хорошо.

– Поттер не проболтается, – уверенно сказал он.

– Ну, если ты говоришь... А забавно, – вдруг протянул Блэйз, – никогда бы не подумал, что вы с Поттером так… подружитесь.

– Мы не подружились, – возмутился Драко. – С чего ты взял?

– Разве? – пухлые губы Блэйза сложились в хитрую усмешку. – Значит, у тебя к нему не дружеский интерес, а какой-то другой?

Драко свирепо уставился на Забини, но тот ухмыльнулся еще шире. Панси, чуть покраснев, придвинулась ближе, словно ожидая услышать какую-то пикантную историю. Крэбб и Гойл глупо захихикали, вздрагивая широкими плечами. Драко насупился, сообразив, что происходит: приятели, завершив официальную часть примирения, перешли к подтруниванию друг над другом. И первой же целью избрали того, кто несколько недель был недоступен для их шпилек. Чудесно. Теперь он должен как дурак доказывать, что Поттер ему не интересен ни как друг, ни как потенциальный бой-френд.

– Не понимаю, о чем ты, – Драко чуть откинулся назад и смерил Блэйза надменным взглядом. – Поттер мне не приятель, и вряд ли когда-нибудь им станет. Он просто охраняет меня по просьбе Дамблдора.

– Брось, Драко, – Панси присела рядом и шутливо толкнула его плечом. – Вы раньше так весело ругались, неужели сейчас ты перестал его задевать только потому, что он тебя защищает? Поттер хорошенький, хоть и гриффиндорец. Правда, очки ему не идут, но во всем остальном…

– О, Панс… – Драко уперся спиной в кованый переплет окна и сложил руки на груди. – Говори за себя. Скажи просто, что он тебе нравится, и покончим с этим. Поттер не в моем вкусе, ты же знаешь.

– Да прям! – Блэйз привалился к стене и, копируя жест Драко, тоже скрестил на груди руки. – Нам-то можешь не заливать. Тебе нравятся невысокие стройные брюнеты с зелеными или голубыми глазами, сам говорил.

– И что?

– Ничего, только Поттер как раз в твоем вкусе. Если ты в прошлый раз не наврал, конечно.

Драко пожал плечами, признавая поражение. Лохматый очкарик действительно вписывался в тот образ, который он когда-то с жаром расписывал приятелям. Но то был шуточный разговор, пустая болтовня, не имеющая отношения к реальности.

– Можно подумать, я готов кинуться на любого смазливого брюнета, даже если у него зеленые глаза, – с наигранным безразличием сказал Драко. – Что? – нахмурился он, когда Панси захлопала в ладоши. – Я не сказал, что он мне нравится.

– Но ты сказал, что он симпатичный.

– Я сказал – смазливый, это не одно и то же.

– Пусть так, но ты уже признал, что у Поттера приятная внешность, – лицо Паркинсон порозовело от радостного оживления, словно она была свахой, пришедшей в дом потенциальной невесты. – И еще у него красивые глаза, разве нет?

– Не рассматривал.

– Правда? Странно. Тогда откуда ты знаешь, что Поттер зеленоглазый? За очками это не так заметно, если специально не присматриваться.

– Он всю неделю вертелся у меня под ногами, тут не только цвет глаз заметишь, – попробовал оправдаться Драко, но Панси продолжала, не обращая на его слова никакого внимания:

– А вдруг он такой же, как ты? Девушки-то у него нет. Представляешь, какая из вас получится красивая пара: он брюнет – ты блондин. Он гриффиндорец…

– А я слизеринец! – проскрежетал Драко. Эта беседа уже стояла ему поперек горла. Он никогда бы не признался, что разговор о прелестях Поттера его порядком смутил. – Честное слово, Панси, если бы мы не дружили с детства, то я…

– Ты теперь тоже гриффиндорец. – засмеялся Блэйз. На его смуглом лице читалось такое удовольствие от всего происходящего, что Драко скрипнул зубами. – Смотри, как все удачно складывается – теперь вы учитесь на одном факультете, а значит делить вам нечего. Твои родители… ну, ты понял, да? То есть, вы с Поттером по одну сторону баррикад и все такое. Он тебя защищает, вы много времени проводите вместе, даже сидите за одним столом. Спите в одной спальне… Правда там Уизли и еще несколько человек, но я знаю парочку полезных заклинаний для глубоко сна…

– Когда мне понадобятся твои знания, я дам знать, – отрезал Драко. – Но пока не нужно, спасибо. Уизела и так пушкой не разбудишь.

– О, значит вы уже…

– Блэйз, что я должен сделать, чтобы ты отвязался?

– Просто признай, что Поттер тебе нравится. Пока ты был в Слизерине, это не бросалось в глаза, но теперь-то видно – ты от него ни на шаг не отходишь. Вряд ли только из-за боязни попасть в переплет.

– Хорошо, – Драко холодно взглянул на ухмыляющихся приятелей. – Поттер мне нравится. У него симпатичная задница, зеленые глаза, бесподобная прическа и ангельский характер. Он мой защитник, он, практически, принц на белом коне. Точнее – на старой метле, но кого это волнует. И я настолько впечатлен его прелестями, что за три дня забыл о последних пяти годах, когда мы друг друга готовы были прибить. Это же такая мелочь, по сравнению с настоящим высоким Чувством. Обещаю прислать вам приглашение на нашу свадьбу.

Блэйз захохотал, запрокидывая голову. Панси всхлипывала в ладони, а Крэбб и Гойл грохнули так, что в оконном переплете вздрогнули разноцветные стеклянные ромбики.

– Ну, раз у вас с ним все на мази, то я затыкаюсь, – отсмеявшись, сказал Забини. – Хотя насчет усыпления Уизли я не шутил, если что, обращайся.

– Я подумаю, – пообещал Драко. Теперь, когда неловкость обернулась шуткой, он почувствовал себя намного увереннее. – Итак, когда вы будете ставить защиту?

– Да хоть сейчас, – Панси взмахнула палочкой, вызывая Темпус. – Через час обед, до этого времени мы успеем?

– Запросто, – Блэйз взял с ладони Драко фиал и, прищурившись, посмотрел его на свет. – Сначала – аудитории. Потом сходим к раздевалкам. Успеем.

– Тогда, чтобы не терять времени даром, расходимся, – решил Драко. – Я возвращаюсь в Башню, если буду какие-то новости, придумайте, как сообщить, не привлекая лишнего внимания.

Он чувствовал себя странно: в груди разливалось приятное тепло и чувство благодарности. Да что там благодарность – Драко еле сдерживал порыв плюнуть на все и прямо сейчас помчаться к Снейпу, требовать перевода обратно, на родной факультет. Теперь-то ему ничего не страшно, так ведь? Друзья его не бросили, как он думал сначала; не отвернулись, не предали. Наоборот – предложили помощь, да еще какую! Драко даже не мог припомнить, чтобы хоть одна магическая семья, вот так вот запросто, без каких либо договоренностей, оказывала подобную услугу другой семье. Кровь хранителя рода, особенно такой силы как мбилинту, была священна и использовалась только в крайних случаях. На фоне этого события, насмешки друзей насчет предполагаемых отношений между Драко и Поттером, выглядели детским лепетом, данью старинной привычке, на которую грех обижаться.

– Мы пошли, – Паркинсон клюнула его в щеку на прощание и тут же ласково провела по месту поцелуя пальчиком. – Не скучай. Может, тебе скоро позволят вернуться. У нас нет больших окон, и по ночам довольно сыро, но тебе там всегда рады.

– Если будешь приставать – останусь с Поттером, – засмеялся Драко, хотя от последних слов Панси в горле появился соленый ком.

Приятели дружно улыбнулись шутке и гуськом скрылись за ближайшим поворотом. Драко остался один. Он с удовольствием потянулся, чувствуя лопатками холодную вязь оконного переплета, вздохнул и закрыл глаза, все еще переживая последние события под шорох удаляющихся шагов. Возвращаться в башню к шумным бесцеремонным гриффиндорцам не хотелось. Солнце приятно припекало спину, в воздухе витал тонкий аромат корицы. Драко, не открывая глаз, повел носом: на ужин, скорее всего, будут ореховые кексы, которые он обожал. Жизнь, наконец-то, начинала налаживаться.

– Так-так, значит у меня симпатичная задница? Как интересно.

От неожиданности Драко сильно вздрогнул и чуть не свалился с подоконника. Пригревшись на солнышке, он не заметил, как начал дремать, и теперь глупо таращился на усмехающегося Поттера, запихивающего в карман какую-то блестящую тряпку.

– Ты что здесь делаешь? – Драко поморщился от очевидной глупости вопроса, но было уже поздно. Поттер шагнул к окну и бесцеремонно уселся рядом.

– Вообще-то, я тут живу, Малфой. Совсем недалеко – через два пролета направо.

– Очень остроумно, – Драко осторожно отодвинулся. Бедро Поттера, прижимающееся к его ноге, казалось горячим, словно тот долго грелся у камина.

– Ну, куда мне до твоего остроумия. Как вы интересно общаетесь в Слизерине. Я и не знал, что пользуюсь такой популярностью.

– Ты подслушивал? – прошипел Драко, стараясь за злостью скрыть охватившее его смятение. – Ничего себе, благородный гриффиндорец. Интересно, как это сочетается с вашим хваленым кодексом чести, а?

– Далось тебе наше благородство вместе с кодексом, – Поттер шумно выдохнул, да так, что его растрепанная челка взвилась вверх и опала, прикрыв молнию шрама. – Я за тебя отвечаю, – принялся объяснять он. – К тебе пришли слизеринцы. Ты сорвался и куда-то ушел. Не мог же я сиднем сидеть, пока тебя на перилах вешают.

– Хорошая попытка, – Драко поймал себя на том, что тоже улыбается. – Ну, раз ты все слышал, то вполне способен сделать вывод, что в твоих услугах телохранителя я больше не нуждаюсь.

– Это тебя Снейп научил так заковыристо выражаться? – в голосе Поттера мелькнула досада. – Сказал бы просто – Поттер, отвали.

– Отвали, – Драко спрыгнул на пол и отряхнул мантию, пытаясь придать себе независимый вид. Близость очкарика нервировала, особенно после его признания в шпионаже. Хорошо, что он немного слышал, хотя восторженной оды поттеровской внешности уже было достаточно, чтобы Драко сгорел со стыда.

– Ты куда? А как же моя неземная красота? Так не пойдет, мы еще не договорили, – окликнул Поттер. Он вальяжно устроился на широком карнизе и покачивал скрещенными в лодыжках ногами. Обернувшись, Драко брезгливо сморщил нос – левая брючина у Поттера задралась, открывая тощую бледную щиколотку, расчерченную свежими царапинами, оставшимися после падения с Нибелунга. Да уж, красота действительно неземная.

– К Снейпу, – Драко развернулся и, решив не обращать на своего телохранителя внимания, направился к лестнице.

Сзади послышался шорох и топот ног – Поттер, спрыгнув с подоконника, резво обогнал его у степеней и встал, перегородив проход.

– Только не говори, что решил проситься обратно в Слизерин, – выпалил он. – Даже ты не способен на такую глупость!

– Тебе-то что, шрамоголовый? Ты все слышал. Забини предлагает защиту, так что я сегодня же могу вернуться обратно. – Драко сделал попытку обойти неожиданное препятствие, но Поттер ловко схватил его за рукав мантии. – Руки, – прошипел он, – руки убрал!

Грозный приказ не произвел на Поттера никакого впечатления. Он не только не убрал рук, а наоборот – шагнул ближе, словно собирался начать потасовку. Драко растерянно моргнул, уставившись на темную перемычку оправы, немного криво сидящую на чуть вздернутом носу. Одно круглое стеклышко поблескивало свежим сколом, там, где крепилось к дужке крохотными винтиками. К другому, со стороны лица, прилипла длинная черная ресница. Драко нервно облизал губы – так близко Поттера он еще не видел.

– Я понятия не имею, что там наплел твой дружок. Откуда ты знаешь, что он не наврал, и не готовит очередную ловушку? – зачастил Поттер, тараща на Драко честные, действительно зеленые глаза. – Я вообще ни слова не понял, какие-то тумбы-юмбы, какая-то кровь, какие-то метки. Гермиона говорила что-то насчет родовых животных, но я не понял, причем тут Забини?

– Отпусти меня, придурок, – рявкнул Драко, пытаясь выкрутить запястье из поттеровской хватки. – Не тумба-юмба, а мбилинту. Расспроси свою лохматую подружку, она тебе все подробности выложит. А что касается моих друзей, то не тебе судить, наврали они или правду сказали.

– Нет уж, я за тебя отвечаю. – крепкая ладонь, тренированная квиддичем и полетами на метле, продолжала сжимать рукав, превращая дорогое сукно в жеванную тряпку. – Сначала ты мне все объяснишь, а потом катись на все четыре стороны. Хоть к Снейпу, хоть к самому Салазару.

– Да не собирался я никуда! Просто хотел в спальню подняться. Чего еще объяснять-то? Тебе уже, наверняка все рассказали.

– Кто такой мбилинту?

– Понятия не имею, – Драко, поняв, что сопротивление бесполезно, оставил попытки вырваться и устало привалился к стене. Поттер сразу разжал ладонь и пристроился рядом, словно они были закадычными друзьями. Он что, действительно решил выпытать все подробности? – Это зверь такой, африканский. Его никто не видел, кроме старших членов племени. Прадед Блэйза шаман, а мбилинту что-то вроде тотемного животного. – Драко нетерпеливо защелкал пальцами, подбирая подходящее объяснение. – У каждого магического рода есть свой зверь-покровитель. Что-то типа фамилиаров, но древнее. У Паркинсон – грифон. У Крэббов – аспид, это как дракон, но со змеиным телом и без лап. Только он давно издох

– Не кормили, что ли?

– От старости, умник. У Уркхардов – озерный ящер. Всякие недоумки, типа тебя и прочих маглорожденных…

– Нарываешься, Малфой.

–…называют его Нэсси. У Флинтов – кельтская химера, у твоего дружка Уизли – норная саламандра.

– Только не говори, что у Малфоев это какой-нибудь волшебный хоре…

– Еще одно слово, и я тебя без палочки урою, – мрачно пообещал Драко. Улыбающийся Поттер жестом изобразил заклеенный рот, и Драко продолжил. – Наше животное – Жеводанский зверь, но его убили два века назад. Короче, эти зверюшки считаются хранителями чистокровных семей. Их кожу, шерсть и кровь можно использовать в магических обрядах.

– Ага, что-то типа Преданного Сердца. – Поттер задумчиво почесал в затылке. – Ну, я понял, что Забини предложил тебе этого мумбаи. Только с чего ты взял, что это для защиты, а не для нападения?

Драко опешил.

– Наверное, потому, – с издевкой ответил он, – что Блэйз мой друг.

– Ага, остальные тоже друзья, да?

– Представь себе. Я Винса и Панси с трех лет знаю, наши семьи всегда дружили. Только тебе, как видно, этого не понять.

– Конечно, где уж мне уж, – Поттер сунул руки в карманы и опустил лохматую голову, что-то прикидывая. – Странно, – продолжил он, – что твои друзья детства засуетились только сейчас, после нападения. И смотри-ка, какое редкое животное достали. Почему не подоили грифона? Он-то наверняка не в Африке, а где-нибудь поблизости. Зачем такие сложности? А вот интересно, можно ли кровью одного животного замаскировать присутствие другого?

– Что за бред ты несешь? – пробормотал Драко, уже сообразив, к чему клонит Поттер. Он вдруг представил так ясно, словно видел своими глазами: вот Блэйз подходит к лестнице, которая когда-то скинула Драко со своих ступеней. Друг детства воровато оглядывается по сторонам, ныряет под пролет и замазывает черной жидкостью темно-коричневое пятно, такое же, как на древке разбитого Нибелунга. И все, никаких следов Преданного Сердца. И теперь не сыскать концов, и не выяснить, чьей семье принадлежало животное, поделившееся с хозяином своей кровью.

Нет. Чушь, не может такого быть. Драко мотнул головой и сильно потер переносицу, отгоняя неприятное видение.

– Может и бред, но проверить надо. Пошли, – Поттер вдруг снова схватил Драко за руку и почти бегом потащил его к лестнице. – Сейчас проверим, правду твои друзья сказали, или нет.

– Стой, тупица! – взбеленился Драко, хватаясь за резные балясины перил. – Как ты проверишь? Ты что, собрался в Слизеринской гостиной шпионить? Ты даже пароля не знаешь, идиот!

– Дождемся какого-нибудь слизеринца и следом проскользнем, – Поттер быстро шел вперед, даже не оборачиваясь к Драко, который, чем дальше, тем меньше сопротивлялся. – Мы не надолго, только посмотрим, что да как. Может даже выйдем на след той сволочи, что на нас напала. Ты как хочешь, Малфой, а мне не нравится падать с метлы, словно я неопытный первогодка.

– Да как мы туда незаметно попадем? – Драко сильно дернул руку, и его телохранителю тоже пришлось остановиться. – Нас же сразу поймают. Поттер, не забудь: там Слизерин! А у тебя на шее гриффиндорский галстук.

– Никаких проблем, – бодро ответил Поттер, и его глаза загорелись радостным азартом. Он сунул руку в карман и, как фокусник, взмахнул в воздухе длинной накидкой, сшитой из странной мерцающей ткани. – Ручаюсь, Малфой, такого приключения в твоей жизни еще не было.

* * *
Под мантией было душно и неудобно. Поттер жарко дышал Драко в шею, толкался, наступал на ноги и, как лошадь, мелко передергивал плечами.

– У тебя блохи, что ли? – не выдержал Драко, когда Поттер в очередной раз мотнул головой.

– Свитер колючий, – шепотом пожаловался тот. – Я его уже и стирал, и заколдовывал, все равно кусается.

– Так не носи его, – разозлился Драко. Согласившись на путешествие под мантией-неведимкой, он не учел некоторых неприятных моментов. Оказалось, что прогулка в обнимку с теплым, приятно пахнущим парнем, прелести которого только что так самозабвенно расписывал приятелям, может превратиться в невыносимую пытку. Драко никак не мог отвертеться от непрошеных мыслей.

– Не могу! – зло зашипел Поттер. Он завозился, пытаясь дотянуться рукой до лопаток. – Рон обидится. Это же подарок. Его мама каждый год к Рождеству вяжет именные свитера и дарит их членам семьи.

– Какая унылая традиция, – заключил Драко, стараясь не слишком прижиматься к пыхтящему от усердия соседу. – Не знал, что ты член семьи Уизли.

– Ну… – казалось, Поттер смутился. – Не то, чтобы… Малфой, будь другом, помоги, а?

Он внезапно остановился. Мантия зашуршала, грозя соскользнуть на пол, но Поттер ловко сгреб в ладонь разъезжающиеся полы. Драко уставился на чуть сгорбленную спину.

– Почеши, – лопатки, обтянутые красным шерстяным свитером, нетерпеливо передернулись. – Не могу, жарко, а он кусается.

Драко, как под империо, поднял внезапно одеревеневшую руку и сунул ее под толстое вязанное полотно. То ли на него подействовало слово «друг», обращенное к нему, то ли сама ситуация благоволила, но он повиновался просьбе без лишних вопросов. Под свитером было жарко и колко. Когда кончики пальцев коснулись влажной горячей спины, Поттер хихикнул и подался назад.

– Повыше, – попросил он, наклоняя голову. – Между лопатками… да, вот тут.

Кожа у него оказалась мягкой, почти девичьей. Ладонь медленно двинулась вверх, отмечая круглые шишечки позвонков, трогая бугорки родинок и шершавые росчерки вчерашних царапин. Осторожно проведя кончиками пальцев между лопатками, Драко остановился, сообразив, чем он, собственно, сейчас занимается.

– Ты гладишь, а не чешешь, – почему-то шепотом сказал Поттер. – Хотя… приятно.

Драко вздрогнул, быстро поскреб ногтями горячую кожу и отдернул руку. Мучительная краска смущения залила лицо, он отвернулся и уставился на кончики своих ботинок. Поттер с пыхтением развернулся.

– Спасибо, – сказал он, одергивая свитер. – Так намного лучше.

– Прямо завтра с утра сожги эту красную гадость, – буркнул Драко. Он чувствовал, как начинает злиться и на Поттера, и на свое неуместное смущение. Ничего особенного не произошло, так почему же щеки горят огнем, а между желудком и диафрагмой стало горячо и пусто? Он просто дотронулся, ничего больше, как если бы тронул того же Забини или Гойла. Представив широкую розовую спину Грегори, Драко скривился. Нет, пожалуй, это совсем не то же самое.

– Забыл спросить у тебя совета, – Поттер, казалось, не заметил ничего особенного. – Хороший свитер, теплый.

– Да-да, просто замечательный, – Драко попробовал отодвинуться от Поттера, но добился только того, что его колено вылезло из-под мантии. – Мы будем до вечера тут стоять или все же пойдем?

Поттер открыл рот, но только молча кивнул. На его щеках пламенели ярко-красные пятна. Этого еще не хватало. Не может же Поттер тоже… Он сам сказал, что ему просто жарко, вот и все объяснение. Драко почувствовал, что под мантией не просто жарко, а нестерпимо душно, словно весь воздух вокруг выкачало невидимым насосом. По виску, от кромки волос, медленно и щекотно поползла капля пота. Поттер громко сглотнул, отвернулся и сделал неуверенный шаг вперед.

Они медленно, с постоянными остановками, спускались по лестнице. Драко шел, всем телом чувствуя близость Поттера и, чтобы отвлечься, рисовал себе самые отвратительные картины, какие-то только мог вообразить. Голая спина Гойла уже не спасала, как и представленный в обнаженном виде Крэбб. Забини, Флинт, Монтегю, даже Панси не помогали. Поттер шел рядом, осторожно придерживая мантию руками, пыхтел, мотал головой, прижимался боком, задевал локтем и не собирался помогать справиться с расходившимся воображением.

– О, как мы удачно спустились, – громко шепнул он, обдав ухо Драко горячим дыханием. – Вот сейчас и выясним, что они задумали.

Драко очнулся и повернул голову, осматриваясь. Пока он грезил наяву, они успели дойти до дверей Большого зала. Слева темнел широкий проход в Подземелья, похожий на глубокую нору; лестница, по которой они спустились, убегала вверх светлыми лакированными ступенями. Впереди Драко увидел приоткрытые двери в Большой зал, а за ними – знакомые фигуры в слизеринских мантиях.

– Куда?! Стой, заметят! – захрипел Поттер, когда Драко, наплевав на осторожность, вынырнул из-под мантии-невидимки и припал к дверной щели.

– Не ори, они и не заметят, – вывернувшись из-под мантии, а, главным образом, из-под рук Поттера, он почувствовал себя гораздо лучше. – Тоже мне, конспираторы, – пробормотал он, прищуриваясь. – Хоть бы дверь закрыли.

Крэбб, стоящий к Драко спиной, вздрогнул, словно услышал тихий упрек. Он поднял голову, осмотрелся и, не увидев ничего подозрительного, кивнул Блэйзу. Тот, поняв, что тревога была ложной, вернулся к прерванному занятию. Драко повернул голову на бок, чтобы лучше видеть, и даже дыхание задержал. И чуть не заорал от неожиданности, когда сверху его накрыла шелестящая ткань.

– Ну, что там? – выдохнул в макушку Поттер. – Замазывают или новую ставят?

Драко не ответил. Он сердито толкнул Поттера локтем, выражая свою досаду, и опять заглянул в щель.

Блэйз стоял у торца гриффиндорского стола и тщательно возил маленькой кисточкой по перевернутому сидению стула, на котором Драко сидел последние три дня. Черные капли крови мбилинту шипели, соприкасаясь с мореным деревом, вспыхивали жутковатыми искрами. Забини шептал заклинания, прикрыв глаза и чуть раскачиваясь из сторону в сторону, словно впал в транс. Крэбб и Гойл застыли на месте, не спуская глаз с синеватого дымка, струящегося из-под кисти. Казалось, что метка не рисуется, а выжигается на дереве огнем. В приоткрытую дверь потянуло тошнотворным запахом паленой кости; Поттер шумно выдохнул и почесал нос. Наконец, все закончилось, и Забини осторожно перевернул стул. Увидев размашистый крест с загнутыми вверх концами, словно впечатанный в сидение с обратной стороны, Драко почувствовал, как с сердца упал огромный камень.

– Свастика, – громко выдохнул он. – Слава Мерлину. Свастика, понимаешь? – добавил он, заметив недоумение в зеленых глазах. – Поттер, напряги память. Это второй курс ЗОТИ – свастика применяется исключительно для защиты и только для нее.

– Я помню, – шепнул Поттер. Он смотрел в приоткрытые двери и что-то прикидывал в уме. – Не ожидал, что все окажется так просто. Значит, твои друзья действительно хотят тебе помочь.

– Слава Салазару, дошло, – закатил глаза Драко. – Ну, теперь ты убедился, и я могу наконец-то вылезти из-под этой чертовой тряпки?

– Тебе что, не понравилось? – Поттер улыбнулся. Драко уставился на его губы, в полумраке казавшиеся блестящими, словно очкарик только что их облизнул. – Между прочим, мы собирались дойти до гостиной и подслушать, о чем говорят ваши слизеринцы. Или ты уже передумал?

– Не вижу смысла. Мы и так узнали, что хотели.

– Тссс! – вдруг зашипел Поттер, оттаскивая Драко в сторону.

Они едва успели забежать за угол, как двери в Большой зал открылись, и компания слизеринцев во главе с Забини, быстро заворачивающего дымящуюся кисть в кусок пергамента, прошествовала к выходу. В воздухе опять пахнуло паленой костью и какими-то незнакомыми травами. Едва они скрылись за поворотом, как Поттер скинул мантию-невидимку и прислонился к стене.

– Фух, – выдохнул он, сползая на пол, – кажется, не заметили. Ну и вонючий этот ваш мумбаи, аж глаза ест.

– Мбилинту, – поправил Драко, присаживаясь рядом на корточки. После увиденного в зале он чувствовал необыкновенную легкость и даже некоторую долю превосходства перед Поттером. Теперь подозрительный очкарик не посмеет говорить, что слизеринцам неизвестно понятие дружбы. Это даже примирило Драко с неловкостью, пережитой под мантией-невидимкой.

– Так что, идем к вашим или нет? – Поттер помахал перед лицом рукавом накидки. – Скоро обед, можно после него двинуть.

Драко искоса взглянул на своего провожатого. Идти в бывшую гостиную не было никакого желания. И потом, они уже выяснили, что хотели, разве нет?

– Я так понимаю, что на занятия ты сегодня не собираешься? – спросил он, постаравшись вложить в голос побольше яда.

– Меня освободили, как и тебя, – ответил Поттер. Он хитро прищурился, отчего вокруг глаз собрались веселые лучики. – Между прочим, по твоей вине.

– Почему это по моей? – опешил Драко. Устав сидеть на корточках, он аккуратно подвернул мантию и тоже сел на пол.

– Ну, я же с твоей метлы грохнулся, – Поттер вытянул ноги и откинулся затылком на стену, явно настраиваясь на долгий разговор. Как на диване расселся. – Если ты боишься идти в Подземелья, то так и скажи, я пойму.

– Я боюсь? – возмутился Драко. – Я шесть лет там прожил, чего мне бояться?

– Ну… не самих Подземелий, конечно, – Поттер приподнял брови и выжидательно уставился на Драко, словно тот сам должен был догадаться. – Ой, да ладно! – хмыкнул он, поняв, что намек не достиг цели. – Я же почувствовал, как ты нервничал всю дорогу. Если хочешь знать, я вовсе не планировал затащить тебя в укромный уголок, чтобы немного позабавиться, так что можешь не волноваться.

У Драко отвисла челюсть.

– Ну, ты и нахал, – протянул он, не зная, что еще сказать. Прямолинейность Поттера совершенно выбила его из колеи. – Кто еще из нас… С чего ты вообще решил… Ты… Да пошел ты! – наконец воскликнул он в сердцах и сделал попытку подняться.

– Погоди, я серьезно! – Поттер схватил Драко за мантию, не давая возможности встать и уйти. – Давай об этом поговорим, а?

– С Уизелом говори, – огрызнулся Драко. – Я-то, дурак, думал, что тебя интересует гад, который на нас напал. А тебе просто не с кем в Квиддичного Капитана поиграть.

– Вовсе нет! – Поттер вытаращил зеленые глазищи и для убедительности замотал головой. – То есть, и это тоже, но я действительно хочу выяснить, что тут происходит и кто все это затеял.

– Да? – Драко сел обратно и быстро подтянул колени к груди. – Что-то не очень верится. Мне, знаешь ли, как-то не до заигрываний со всякими придурками типа тебя. Меня убить хотят, если ты не понял.

– Ты так яростно отнекиваешься, как будто сам себя уговариваешь, – усмехнулся Поттер. Взглянув в помрачневшее лицо Драко, он быстро придвинулся ближе и зашептал. – Слушай, ты говорил, что у тебя уже было… это... Мне еще никто не попадался, чтобы… ну, чтобы тоже парни нравились. Только ты. Расскажи, как это, а? Ну что тебе, жалко, что ли?

От свистящего шепота у Драко по телу побежали мурашки. Поттер придвинулся близко-близко и смотрел с таким любопытством, что он почувствовал себя, по меньшей мере, гуру секса. Это было непривычно и неожиданно приятно. Еще никто не смотрел на него с такой надеждой, как будто ожидая услышать какую-то грандиозную тайну. Плохо только, что никаких особых тайн у Драко не было. Не рассказывать же про единственный пьяный поцелуй с кузеном прошлым летом. Из того случая Драко мало что запомнил, кроме жадных рук, хаотично шарящих по телу, мокрых неумелых губ и острого запаха сидра. Юный кузен совершенно не умел ни пить, ни целоваться, и наутро ничего не помнил, к огромному облегчению Драко, который не получил от первого опыта никакого удовольствия. И что, прикажите, рассказывать этому лохматому дурачку, взиравшему на Драко чуть ли не с благоговением?

– Тебе понравится, – пообещал он, стараясь придать голосу побольше убедительности. – Главное, не торопить события, не бросаться на первого встречного и выбрать приличный бордель. Что? – не понял он, увидев на лице Поттера разочарование. – Ты думал, я тебе на пальцах буду показывать, как и что надо делать?

– Бордель? – протянул Поттер. – Нуууу, я-то думал… Нет, на пальцах не надо. Хотя, можно и на пальцах.

Драко понял, что еще несколько минут подобного разговора, и ему придется признаваться в собственной неосведомленности.

– В теории это объяснить невозможно, – веско сказал он, стараясь отодвинуться подальше. – Любовная наука познается только на практике.

– Так давай попрактикуемся, – как-то подозрительно обрадовался Поттер и не успел Драко возразить, как его рот накрыли чужие губы.

Это было намного лучше, чем с кузеном. Поттер целовался жадно, словно компенсируя недостаток опыта невообразимым энтузиазмом. Он облизывал губы Драко, пытался просунуть язык в рот, царапал щеку дужкой очков, сжимал плечи, притягивая ближе. Драко вяло отзывался на неожиданный поцелуй, чувствуя себя учебным пособием, которое кусает и слюнявит слишком прилежный ученик. Он даже попробовал отпихнуть от себя настойчивого поклонника, но Поттер, рыкнув, притянул его обратно. Драко возмущенно замычал, вырываясь, но потом, смирившись, прекратил сопротивление.

В какой-то момент все изменилось. Словно поняв, что немедленного Ступефая не последует, Поттер ослабил натиск. Теперь это был настоящий поцелуй – неловкий, мокрый, горячий, с привкусом клубничных карамелек из Сладкого королевства. Драко закрыл глаза, чувствуя, как болезненные укусы сменяются нежными прикосновениями, а вместо злости на него накатывают первые волны возбуждения. Поттер повернул голову и сунул ладонь Драко под мантию. Почувствовав, как твердые пальцы медленно ползут от плеча к груди, то сильнее надавливая, то почти поглаживая, Драко совсем потерял голову. До него еще никто так не дотрагивался, никто не прослеживал линию ключицы, никто не царапал шею, никто не пытался отыскать под рубашкой сосок, да еще сжать, повертеть его между пальцами. Они целовались всхлипывая, неумело тискаясь, путаясь в застежках и рукавах одежды, изо всех сил стараясь покрепче прижаться друг к другу.


Очнулись они, только когда вдалеке раздались удары школьного колокола. С первым же гулким «бамммм…», плывущим по замку, Драко вздрогнул, отпихнул от себя окончательно сомлевшего Поттера и вскочил на ноги.

– Ты совсем охренел, Потти? – рявкнул он, вытирая мокрые искусанные губы. – А если бы кто-нибудь мимо проходил?

Поттер промолчал. Он медленно поднялся с пола, отряхнул джинсы и начал сворачивать мантию-невидимку. Взгляд у него был рассеянный, как у пьяного; очки съехали с носа и криво повисли на одной дужке. Он смотрел на Драко совершенно невменяемыми глазами и широко улыбался зацелованным ртом.

– Это даже лучше, чем я думал, – пробормотал он.

– Рад, что понравилось, – хмуро отозвался Драко, быстро приводя в порядок одежду. С лестниц и коридоров уже доносились шаги учеников, спешащих на обед, и он мечтал поскорее убраться отсюда, пока никто не заметил его расхристанного вида. – Забирай свою волшебную тряпку и двигай ногами. Сейчас сюда весь замок сбежится, я не собираюсь становиться посмешищем.

– Да, понравилось, – казалось, Поттер не услышал последних слов. Он двинулся следом за Драко как на привязи, только что за руку не пытался ухватить. Видимо решил, что обрел то ли наставника в сексуальном образовании, то ли бойфренда. – Слушай, а давай вечером сходим к вашим, все выясним, а потом ты мне еще что-нибудь покажешь.

Драко раздраженно передернул плечами и не ответил. Он шел вперед, не поднимая головы на встречных учеников. Неумелый поцелуй Поттера вызвал такой болезненный стояк, какого Драко не испытывал никогда в жизни. Сейчас он мечтал об одном – добраться до ближайшего туалета и поскорее решить проблему, больно давящую на застежку брюк.

Спасительную дверь, с характерным знаком на медной табличке, он заметил в конце коридора и устремился к ней со всей прытью. Что удивительно – Поттер не отставал, будто вознамерился повсюду сопровождать Драко. От его прошлой стеснительности не осталось ни следа. Подумать только, еще вчера, в сарае для метел, он краснел и потел, разрываясь между смущением и любопытством. А сегодня легко перехватил инициативу, с чего-то решив, что бывший враг покажет ему мастер-класс по поцелуям. А может, это такая извращенная месть?

Забежав в туалет, Драко распахнул дверцу ближайшей кабинки, но уединиться не смог – придурок Поттер тут же сунулся следом.

– Мне теперь отлить в одиночестве нельзя? – зарычал Драко, дергая на себя ручку. – Чего тебе нужно, Потти? Оставь меня в покое.

– Мы идем вечером или не идет? – Поттер, уже не сверкающий красными губами и щеками, решительно держал ладонью дверь, не давая ее закрыть. – Я все же считаю, что сходить надо!

– Я скажу тебе пароль, и иди куда хочешь. – Драко еще раз безрезультатно дернул дверцу. – Господи, Поттер, – взмолился он, – ну что тебе еще от меня надо?

– Мне надо, чтобы ты согласился. В конце концов, это больше нужно тебе, а не мне.

– Ладно, я подумаю! – Драко, потеряв терпение, изо всех сил потянул ручку на себя. Получив согласие, Поттер моментально отступил, и дверь грохнула по косяку с такой силой, что медная щеколда сорвалась с болтов.

– Точно? – переспросил Поттер. Драко, матерясь сквозь стиснутые зубы, рвал пуговицы на брюках, и ответил не сразу:

– Да, да! А теперь, Поттер, будь же человеком, вали отсюда!

Поттер пробормотал что-то неразборчивое и потопал к выходу. Дождавшись хлопка входной двери, Драко быстро спустил брюки до щиколоток, сел на унитаз и с громким стоном обхватил ладонью подрагивающий от нетерпения член.

просмотреть/оставить комментарии [20]
<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.01.18 17:55:03
Наперегонки [5] (Гарри Поттер)


2021.01.18 13:15:09
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.16 18:04:53
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.15 19:53:24
Вы весь дрожите, Поттер [0] (Гарри Поттер)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.