Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Что такое клинит на поттериане - это когда плачешь, увидев в мясном отделе этикетку: "Шейка. Сева".
(реальный случай)

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12711 авторов
- 26898 фиков
- 8628 анекдотов
- 17693 перлов
- 680 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Гриффиндорец на неделю

   Глава 3. Вторник



С утра Драко выяснил еще одну подробность – гриффиндорцы любят спать до последнего, а потом они, гогоча как гуси, устраивают паломничество в ванную. Только он закрылся в кабинке, чтобы с удовольствием прогнать сон бодрящим душем, как в дверь забарабанили.

– Малфой, ты тут не один! – проорал Уизли, сотрясая дверь мощными ударами. – Совсем обнаглел, это общая спальня, а не одноместный люкс!

Драко сделал вид, что не расслышал хамских воплей. Лениво намыливая мочалку, он закрыл глаза и подставил лицо под теплый упругий дождик. За дверью стихло, но ненадолго. Следующий удар был сильнее предыдущего, и к крикам Уизела присоединилось еще несколько голосов.

– Открывай, придурок! – орали гриффиндорцы, колошматя по двери уже не только кулаками, но и, кажется, ногами. – Из-за тебя на завтрак опоздаем!

– Я скоро, – невозмутимо ответил Драко, смывая с волос мыльную пену.

Раздраженные соседи по спальне, рвущиеся в душ, его неприятно удивили. В слизеринских подземельях с незапамятных времен царил негласный закон – первыми ванную занимают чистокровные ученики, а уже потом все остальные. Каждое утро Драко плескался не менее получаса, а иногда, если хотелось поспать подольше, уступал очередь Блейзу или Винсу. Но никогда умывание не напоминало громкоголосый бардак, в который его умудрились превратить гриффиндорцы.

– Может, он там утопиться собрался? – послышался из-за двери нерешительный голос Лонгботтома.

– Утопится он, как же, – отозвался Уизли. – Предлагаю взломать дверь и вышвырнуть хорька вон, пока на завтрак не опоздали. Слышь, Малфой? Открой сам, если не хочешь сверкать перед всеми голым задом.

Драко хмыкнул и взялся за зубную щетку. За дверью зашептались – гриффиндорцы, сообразив, что враг просто так не сдастся, готовили штурм. Драко закрутил кран, аккуратно причесал волосы, и, прислушавшись, резко дернул дверь на себя. Уизли, Лонгботтом и Финниган, не ожидавшие такого маневра, с грохотом повалились на пол.

– Сволочь слизеринская! – взвыл Уизел, растянувшись в луже мыльной воды. – Чтоб ты провалился!

Осторожно перешагнул через ругающегося Финнигана, Драко покинул ванную, гордо вскинув голову и не произнеся ни слова в ответ. Он повесил полотенце на спинку кровати и подумал, что во всей этой затее с переводом на львиный факультет есть свои плюсы. Доводить гриффиндорцев на их же территории оказалось намного забавнее, чем раньше. Темпераментные красно-золотые бесились, орали и костерили Драко на чем свет стоит, но никто из них не подумал претворить угрозы в реальность. Видимо товарищеский дух не позволял надавать тумаков своему же однокласснику – еще один признак пресловутого благородства. Сам Драко никогда бы не спустил подобного кому-нибудь из слизеринцев. От умения поставить других на место напрямую зависел его авторитет среди учеников, но в Гриффиндоре уважение завоевывалось как-то иначе.

Из ванной все еще доносилось возмущенное бормотание и звук льющейся воды. Сердитый Лонгботтом выглянул из-за двери, схватил зубную щетку и опять скрылся. Его отвратительная жаба с глупым именем Тревор таращилась сквозь толстое стекло пузатой банки, стоящей на окне. Драко постучал по стеклу ногтем и, сотворив червяка, бросил его внутрь. Тревор принял угощение, издал низкий урчащий звук, должный обозначать то ли удовольствие, то ли благодарность, и прикрыл глаза пленкой.

С соседней кровати раздался негромкий храп – Поттер, проигнорировавший общий подъем, продолжал спать. Драко натянул рубашку и осторожно подошел ближе, размышляя, не подшутить ли над Поттером. Можно гаркнуть прямо в ухо и посмотреть, как очкарик от неожиданности свалится на пол, а можно облить его водой. Решив не рисковать – за такое можно действительно схлопотать по шее – он вернулся к кровати и начал обуваться.

– Еще раз закроешься, голову откручу, – проворчал Уизли, выходя из ванной. С его апельсиновых волос лилась вода, а лицо, растертое полотенцем, цветом соперничало с кроватными пологами. – Скажи спасибо, что морду не начистили за такие шуточки.

– Тупой дикарь, – не остался в долгу Драко. Ему показалось, что в голосе Уизела не было слишком уж злых ноток, а значит можно обойтись дежурными оскорблениями, без перехода на трудное финансовое положение рыжего семейства.

– Хорек трусливый.

На этом утренний обмен любезностями завершился. Рон порылся в своем сундуке, выудил из его недр расческу и опять скрылся в ванной. Драко подошел к окну, поправляя галстучный узел. Гриффиндорцы его удивляли все больше и больше. Казалось бы, после вчерашнего инцидента на Зельях его должны были возненавидеть все, даже тихоня Лонгботтом. А эти благородные дураки приняли все происходящее как само собой разумеющееся. Еще и посочувствовали, когда Поттер рассказал подробности. Даже вечером, когда выяснилось, что хулиганство Драко в гостиной стоило Поттеру проигранной партии в шахматы, никто не сказал ни слова.

– Интересно, как они с такой доверчивостью собираются Лорда победить? – пробормотал Драко, – Наивные, как единороговы жеребята.

Снова раздался храп. Драко закатил глаза и подошел к кровати. Поттер спал, обняв подушку и выставив из-под одеяла полосатое ситцевое колено.

– Подъем, шрамоголовый. – Драко легонько толкнул Поттера в плечо.

Тот заворочался, смешно морща во сне нос, но глаз не открыл. Из-под подушки выглядывал краешек какого-то яркого журнала. Драко осторожно потянул находку к себе, стараясь не разбудить спящего. Выудив журнал, он не сдержался и присвистнул: с мятой обложки на него смотрел смуглый красавец, зажавший между мускулистых бедер неправдоподобно толстый черенок от метлы. Красавец сверкал белозубой улыбкой, многозначительно оглаживал метловище ладонью, и принимал такие позы, что не оставалось сомнений в направленности журнальчика. «Квиддичный Капитан расскажет вам о своих тайных фантазиях! – гласил заголовок. – Индивидуальные занятия для горячих молодых волшебников!». И внизу скромная приписка – адрес борделя в Лютном переулке.

Пролистнув несколько страниц, Драко покосился на приоткрытую дверь в ванную и быстро спрятался на своей кровати, плотно задернув полог.

– Да ты шалун, Потти, – усмехнулся он, разглядывая Квиддичного Капитана, демонстрировавшего «черенок» во всех ракурсах. – Никогда бы не подумал…

То, что Поттер держит под подушкой специализированное издание для волшебников, предпочитающих свой пол, многое объясняло. Например, почему у него до сих пор не было девушки. Не смотря на невысокий рост и дурацкие очочки, Поттера вполне можно было назвать привлекательным. Хотя, зная его привычку влипать во всякие приключения, о которых ходили слухи, можно было предположить более экстравагантные вкусы. Например, увлечение вейлами. Или лепреконами. Или великанами. Мало ли какие странности бывают.

Представив Рубиуса Хагрида в роли сердечного друга Гарри Поттера, Драко передернулся от отвращения.

Дверь в ванную заскрипела, открываясь. Драко затолкал журнал под матрас и отдернул полог, сделав вид, что завязывает ботинки.

Лонгботтом и Финниган почти сразу ушли, не обратив никакого внимания на Драко. Видимо, инцидент с ванной остался в прошлом, и продолжать перепалку никто не собирался. Уизли быстро одевался, вытаскивая измятые вещи из самых неожиданных мест: мантия оказалась небрежно брошенной на спинку стула, брюки – на крышке сундука, а ботинки вообще под кроватью.

Поттер продолжал спать как ни в чем небывало. Странно, что друзья-приятели даже не сделали попытки его растолкать. А ведь первым уроком у Гриффиндора стояла Трансфигурация. Вот тебе и хваленая взаимовыручка.

Драко надоело гадать и следить за молчаливыми сборами рыжего. Судьба Поттера и баллы, которые снимет гриффиндорский декан за прогул, его не волновали. Он открыл свой шкафчик, теперь занимающий законное место у вешалки, вытащил манию и с громким хлопком закрыл дверцу.

– Тише ты! – неожиданно шикнул на него Уизли. – Не видишь, что ли, спит человек!

Оторопев от подобного заявления, Драко чуть не выронил мантию.

– А когда в дверь долбили, о его сне не думали?

– Если бы ты не заперся, мы бы не долбили.

Логика рыжего сразила Драко наповал.

– Мне теперь не мыться и на цыпочках бегать? – спросил он, нарочно не понижая голоса. – Его величество, Потти Великий, почивать изволит, подумайте, какое важное событие!

– Человек всю ночь не спал, можешь ты это понять, хорек паршивый? – рявкнул Уизел, тоже перестав сдерживаться.

– О, понятно, – осклабился Драко, – Небось до утра черенок полировал. Мечтал об индивидуальных занятиях. Ты не проверял, может у него помимо усталости еще и кровавые волдыри на ладонях? Позвать мадам Помфри?

Рыжий уставился непонимающим взглядом, словно Драко сморозил невероятную глупость. Ах, он наверняка не знает, какие пикантные журнальчики его дружок прячет под подушкой.

– У тебя, Малфой, совсем крыша поехала. Несешь бред какой-то. – Уизел покрутил пальцем у виска. – Неспроста тебя из Слизерина выперли. Кому охота жить в одной комнате с полным психом?

– Ах ты рыжая вшивота! – задохнулся Драко, выхватывая палочку, – Да я тебя…

– Заткнитесь оба, – раздался вдруг хриплый голос. Поттер вынырнул из-под одеяла и взглянул на спорщиков усталыми воспаленными глазами. – Чего орете? Который час?

– Утро доброе, петушок давно пропел, – издевательски протянул Драко, со злостью глядя на Уизли, у которого на лице застыло выражение «все из-за тебя!» – Мне тут пытались объяснить, что у великих героев день начинается не раньше полудня и будить их, как простых смертных, дурной тон.

Поттер потряс головой, словно не понял, о чем речь, и зашарил под подушкой. Драко вспотел от страха, решив, что шрамоголовый закатит истерику, не обнаружив журнал на прежнем месте, но тот, кажется, не заметил пропажи. Выудив из-под подушки очки, Поттер водрузил их на нос и зевнул так, словно решил вывихнуть себе челюсть.

– Может, поспишь еще? – участливо спросил Уизел. Как только Поттер продрал глаза, рыжий сразу потерял к Драко интерес, что выглядело оскорбительно. – Гермиона поговорит с Макгонагалл, скажет, что у тебя опять…

– Да все нормально. – Поттер сел на кровати и начал расстегивать пижаму. – Немного голова болит.

– А шрам?

– Чуть-чуть.

Они разговаривали так, словно в комнате кроме них двоих никого не было. Драко начал злиться, почувствовав себя лишним. Значит, лохматого выскочку покрывают не только приятели, но и гриффиндорский декан. Интересно, что если бы Макгонагалл узнала, почему ее любимчик имеет по утрам такой бледный вид? А Поттер тоже хорош – полночи дрочил на квиддичных капитанов, а теперь нагло врет, изображая из себя тяжелобольного.

– Если болит голова, то нужно идти к мадам Помфри. – подал голос Драко, которому до смерти надоело, что на него не обращают внимания.

– Со мной все нормально, – отрезал Поттер, натягивая брюки. Он одевался быстро, путаясь в брючинах и застежках, словно не дрых только что без задних ног. Уизли с тревогой следил за каждым его движением, будто готовился в любой момент кинуться на помощь, если другу станет плохо.

– Значит, теперь мне разрешено дышать, ходить и говорить? А я уж думал, что придется до конца года на цыпочках бегать, чтобы не потревожить сон Гарри Поттера, – с издевкой сказал Драко. Странная иерархия, заведенная в гриффиндорской спальне, раздражала. Более всего тем, что была совершенно непонятна и не логична.

Поттер поднял лохматую голову и удивленно, совсем как недавно Уизли, уставился на Драко.

– Ни черта не понимаю, что ты городишь, Малфой, – голос у него был усталый и больной.

– Я попросил его не шуметь, пока ты спишь, – встрял Уизли. – А хорек решил, что ты у нас на особом положении, и вызверился. Завидует, не иначе.

– Конечно, завидую, Уииииизел. – протянул Драко – Всю жизнь мечтал, чтобы три болвана силком вытаскивали меня из-под душа, угрожая высадить дверь. А еще я мечтаю спать до обеда посреди недели, и чтобы меня отмазывали от уроков. – Он прислонился к столбику кровати и скрестил руки на груди, решив высказать все, что наболело. – Со мной даже родители так не носились. Представляю, что сказал бы Снейп, сообщи ему кто-нибудь, что у меня головка бо-бо, и поэтому я не приду на Зельеварение. Но, конечно, куда нам, простым слизеринским заморышам до героических гриффиндорцев, которым законы не писаны.

– Точно, завидует, – еще раз зевнул Поттер. Он подошел к настенному зеркалу, сдернул с рамы мантию и попытался пятерней пригладить волосы. – Расслабься, Малфой, – сказал он, рассматривая в зеркале результат своих трудов. – Профессор Макгонагалл знает, что я могу задержаться. Это связано с…

– Гарри… – предостерегающе поднял руку Уизли, словно Поттер чуть не выдал страшную тайну.

Драко весь обратился в слух, сообразив, что сейчас узнает что-то важное. Хотя, чем можно оправдать такое попустительство со стороны гриффиндорского декана?

– Да ладно, все равно скоро узнает, – Поттер скривился, как от приступа головной боли, и продолжил. – Я плохо сплю по ночам. Иногда даже кричу во сне. Все наши знают, и Макгонагалл тоже.

– И ничего не говорит? – с сомнением переспросил Драко, не веря услышанному. Объяснение более всего смахивало на дурацкий розыгрыш. – И давно плохой сон стал поводом для прогулов?

Поттер покачал головой и вздохнул, словно разговаривал с маленьким ребенком, не способным понять смысл сказанного. Драко насупился, исподлобья его рассматривая. Под глазами у Поттера залегли темные круги, нижние веки покраснели и припухли, как будто тот полночи проревел в подушку.

– Да не прогуливает он, – опять встрял Уизли. – Просто пропускает одно-два занятия в неделю, вот и все. И между прочим, Дамблдор разрешил, потому что…

– А, еще и Дамблдор! – возмущенно воскликнул Драко. – И чему я удивляюсь? Понятно, что директор ради своего любимчика…

– Да заткнешься ты или нет? – заорал рыжий так громко, что Тревор испуганно подпрыгнул в своей банке. – Ты же не знаешь ничего, а лезешь.

– Уизел, есть такое выражение – если не я, то кто? Кто еще, кроме меня, выведет вас на чистую воду? – Драко с удовольствием рассматривал кирпичные пятна гнева, расцветающие на веснушчатых щеках Рона. – Вы тут привыкли к постоянным поблажкам, да так, что уже воспринимаете их как само собой разумеющееся. Всегда знал, что в Гриффиндоре с дисциплиной нечисто, но чтобы сам директор поощрял – такого даже я не подозревал. Ну и как, Поти, – он обернулся к Поттеру, который, казалось, даже не заметил накалившейся обстановки, – каково это – знать, что твоей ленивой заднице все прощают, только потому, что много лет назад тебя не прибило Авадой, да и то, по чистой случайности? Каково знать, что оценки завышают, только потому, что ты…

Договорить он не успел – кулак Уизли с треском врезался ему в скулу. Драко схватил негодяя за рукав, и они, вцепившись друг в друга, повалились на пол. Придурошная жаба зашлась громким кваканием, кроватная стойка, о которую Драко приложился головой, угрожающе заскрипела. Стул, заваленный книгами, свитками и конфетными фантиками, подхваченный хаотичными движениями двух пар ног, с грохотом перевернулся. Уизли громко сопел, придавив к полу противника, наносящего точные короткие удары. Из разбитого носа на грудь капала кровь, сливаясь с бордовым обшлагом мантии. Драко вывернулся из захвата и с удовольствием врезал рыжему в ухо – драка, которую он провоцировал все утро, оказалась очень кстати. Он только сейчас понял, в каком напряжении пребывал все последние дни.

– Агуаменти! – заорал кто-то, и на дерущихся обрушился поток воды.

Уизли мотнул головой и разжал кулаки. Драко напоследок лягнул его в колено и быстро отполз к стене, отфыркиваясь и отплевываясь от прохладных струек, заливающих глаза. Он вытер рукавом лицо и ухмыльнулся – Поттер стоял посреди разгромленной спальни, словно никак не мог решить, чего ему больше хочется: прекратить драку, или присоединиться к Уизелу в его приступе праведного гнева. С кончика опущенной палочки капала вода.

– Все, успокоились? – рявкнул Поттер. Он тяжело посмотрел на Драко и неохотно убрал палочку в карман. – Слушай, Малфой, давай договоримся – ты не лезешь в нашу жизнь, а мы не лезем в твою. Что и как у нас заведено тебя не касается. Ты учишься на нашем факультете, обедаешь за нашим столом и так далее, но не суешь свой любопытный нос куда не просят. Усек? – грозно добавил он, заметив, что Драко открыл рот, чтобы разразиться новым потоком ругани. – Тебя сюда перевели не для того, чтобы ты нам жизнь отравлял, ясно?

– Не твое дело, зачем меня перевели, – прохрипел Драко, поднимаясь на ноги и со злостью одергивая мокрую мантию. Он чувствовал, как по подбородку течет что-то горячее, а слюна отдает железом. До скулы было больно дотронуться, но взглянув на рыжего, Драко удовлетворенно хмыкнул – левый глаз Уизела заплыл лиловым и превратился в щель.

– Вот именно – не мое, – согласился Поттер. – Не лезь в наши дела, иначе мы устроим тебе такую «сладкую» жизнь, что Слизерин раем покажется.

– О, вот оно, настоящее гриффиндорское благородство, – протянул Драко, ощупывая челюсть.

– Называй как хочешь, – холодно отозвался Поттер. Он подхватил свою сумку и взялся за дверную ручку. Озлобленный Уизли потопал за ним следом, прижимая к глазу ладонь. – И вот еще что, Малфой. – Поттер остановился на пороге и обернулся. – Чтобы мой журнал сегодня же оказался там, откуда ты его забрал. Ясно?

Дверь оглушительно хлопнула. Драко пару раз моргнул, все еще тяжело дыша после драки и слыша в ушах громкий звон, и вдруг почувствовал, что краснеет.


* * *

Мелкий противный дождь зарядил с самого обеда, намокшие ленты вымпелов на шестах болтались как змеиные хвосты. Ветер теребил гриффиндорский шарф, забирался под мантию, дергал штанины форменных брюк, вытягивая остатки тепла. Драко сидел на холодной трибуне и мрачно очищал подошвы ботинок от земли и палой листвы. Настроение после утренней драки было под стать погоде – такое же тоскливое, унылое и осеннее. Гриффиндорцы с ним не разговаривали. Нет, не просто не разговаривали – едва обращали внимание, словно он внезапно стал невидимкой. Видимо угроза Поттера устроить Драко «сладкую жизнь» уже начала приводиться в исполнение.

А тут еще квиддич. За всеми волнениями, предшествовавшими переезду, он совсем забыл о нем. Но первая же тренировка гриффиндорской команды напомнила, что с понедельника для Малфоя нет места на поле. За Слизерин играть он больше не может, а в Гриффиндоре уже есть один ловец. Ждать, что Поттер уступит свое место в команде, было глупо. Можно попроситься на место вратаря или загонщика, но какой из Драко вратарь? А для загонщика он слишком тонок и легок. Да и не идти же на поклон к Поттеру после сегодняшнего? Оставалось одно – сидеть на самой дальней трибуне и смотреть, как играют другие. Незавидная участь, но Драко испытывал угрюмое мазохистское удовольствие, наблюдая за летунами и растравливая собственные раны.

Гриффиндорцы тренировались уже минут сорок, и, несмотря на нелетную погоду, останавливаться не собирались. Драко смотрел на темные силуэты, мелькающие на фоне серых туч, и завидовал. Сейчас он изо всех сил ненавидел и Поттера, мельтешащего возле колец, и Уизела, закладывавшего лихие виражи, и весь львиный факультет, вместе с его основателем. Летать хотелось до зуда в ладонях, все еще помнящих шероховатую древесину метловища; до бессильной злости на обстоятельства. Если бы сейчас стало известно имя злоумышленника, Драко собственноручно наложил бы на мерзавца парочку непростительных. И плевать на последствия.

От тренирующейся группы отделился маленькая фигурка. Сделав круг над полем, словно высматривая кого-то, летун взял курс на дальнюю трибуну и пошел на снижение. Драко занервничал, узнав Поттера и сообразив, что тот летит прямо к нему. Можно было успеть спрыгнуть с сырой лавки и спрятаться под лестницей, но он остался на месте. Все равно уже заметили.

– Чего расселся-то? – сердито заорал Поттер, подлетев ближе. Полы намокшей мантии хлопали у него за спиной как крылья. – У нас тренировка, а он сидит как в кино!

– Как в чем? – не понял Драко. Возмущенный тон Поттера его поразил не меньше незнакомого слова.

– Это такие магловские живые картинки. Не совсем картинки, а как… а, забудь, долго объяснять. – отмахнулся Поттер. – Так какого хрена ты сидишь? Я думал он делом занят, а он дармовое представление нашел.

– Слушай, очкарик, не твое дело, где я сижу. – Драко наконец-то сообразил, что его пытаются устыдить, причем непонятно за что. – С каких пор остальные должны спрашивать у тебя разрешения, чтобы посидеть на трибуне? Ты что, стадион купил вместе со школой? Душ не занимай, в спальне не шуми, теперь и на стадионе посидеть нельзя. Мой отец, между прочим, много лет был в совете попечителей, так что у меня прав даже побольше, чем у некоторых, которые…

– Притормози, Малфой, никто на твои права не покушается. – Поттер неожиданно улыбнулся и подлетел ближе. – Я хотел сказать... – он внезапно замялся, – не согласишься ли ты… раз все равно на трибуне мерзнешь… Короче, мне надо с кем-нибудь потренироваться. – Выпалил он на одном дыхании. – Рон летает хорошо, но за снитчем не угонится. Остальные все заняты, а наш охотник вообще руку повредил, стараниями твоих змеиных дружков.

– Ты что – предлагаешь с тобой снитч погонять? – изумился Драко, пропустив мимо ушей напоминание о прошлой, действительно жесткой, игре, в которой слизеринский загонщик чуть не отправил гриффиндорского охотника на больничную койку. То, что Поттер может сам, без каких либо унизительных просьб со стороны, пригласить бывшего соперника в игру, не укладывалось в голове.

– Ну да, а что такого? – Поттер даже слегка покраснел, смущенный неподдельным удивлением и недоверием во взгляде Драко. – Без шуток, Малфой, – быстро добавил он, – ты же не надеялся до конца учебного года на лавке отсидеться? У нас запасного игрока нет. Мне бы потренироваться, а то на следующей неделе матч с Рейвенкло, а я то в больничном крыле, то еще где…

– Стоп-стоп, – Драко почувствовал, что у него от попытки связать несвязуемое начинается мигрень. – Поттер, поправь, если ошибаюсь – ты меня в команду зовешь, что ли?

– Да! – почему-то обрадовался тот, словно боялся услышать отказ. – В команду, конечно. Ты же больше не можешь за Слизерин играть. Так что, согласен?

Соблазн отказаться, утерев самоуверенному наглецу нос, был велик. Но Драко быстро кивнул, послав неуместную гордыню куда подальше. Потом можно будет высказать все, что накипело, а сейчас он хочет одного – летать! Подняться в небо, закрутить вираж вокруг колец, почувствовать коленями мелкую дрожь пришпоренной метлы. А еще было бы неплохо хотя бы на тренировке выхватить у Поттера из-под носа маленький золотой шарик, похожий на рассерженного шмеля.

– Погоди, ты куда? – крикнул Поттер, когда Драко бегом помчался вниз по ступенькам. – Твоя метла в спальне, а не в сарае!

– Потом все, потом! – выдохнул Драко, даже не обернувшись. Ему было все равно, на какой метле лететь, на своем щегольском Нибелунге или на стареньком школьном Чистомете. Хоть на швабре, лишь бы скорее оторваться от земли.

Перепрыгивая через лужи, он резво добежал до раздевалок, на ходу расстегивая мантию. Повеселевший Поттер догнал его у сарая для метел и, заложив лихой вираж, опустился на землю.

– А я думал, что ты зазнайка и никогда не снизойдешь до школьного старья, – засмеялся он, входя следом за Драко в темное нутро сарая, пропахшее пылью, древесной трухой и полиролью. – Нет, правда, Малфой, почему бы тебе не призвать своего Нибелунга? У Чистомета и скорость не та, да и вообще…

– Без разницы, – отрезал Драко, придирчиво осматривая хвост ближайшей метлы. Он напрочь забыл про призывающее заклинание, обрадованный возможностью полета. Но не признаваться же в этом Поттеру.

– Ну, хоть играть ты на ней не будешь? – Поттер протянул руку и с треском переломил ореховый прутик, торчащий из неаккуратного хвоста. – Ей же лет сто, наверное. Давай я сам за твоей метлой сбегаю, если тебе лень.

– Отвяжись, – огрызнулся Драко, но быстро смягчил тон, испугавшись, что Поттер передумает и выгонит его из команды, не успев даже принять. – Сдалась тебе моя метла. Купи себе такую же и таскайся с ней сколько угодно. И эта сойдет.

– Нибелунг быстрее.

– Я и на Чистомете тебя обгоню, – ухмыльнулся Драко, подумав, что было бы забавно обогнать Поттера на этом старье, раз и навсегда доказав, что он по праву занимал место слизеринского ловца. И дело вовсе не в деньгах и связях отца.

– Я смотрю, тебе не терпится.

– А я смотрю, ты прямо грезишь моей метлой.

Поттер вдруг порозовел и отвел взгляд.

– Ну… – протянул он, – я бы прокатился. На Нибелунге я еще не летал. Если разрешишь, конечно.



Драко зажал Чистомет под мышкой, поднял с пыльной лавки забытые кем-то старенькие краги, и холодно взглянул на Поттера. Тот стоял, лукаво посверкивая очками из-под растрепанной челки, и только что пол ботинком не ковырял. Подлиза.

– Вынужден тебя разочаровать, Потти. Нибелунг зачарован, поэтому никто кроме меня на него сесть не может, – важно сообщил Драко, решив сразу обозначить границы благодарности. – Более того, никто кроме меня его даже призвать не сможет.

– Правда, что ли? – усмехнулся Поттер. – Спорим, призову?

– Бесполезно, проспоришь.

– Если выиграю, то ты снимешь чары и дашь мне прокатиться, идет? – глаза у Поттера азартно заблестели. – Я только пару кругов над полем сделаю, совсем чуть-чуть.

– А если проиграешь? – спросил Драко, уже прикидывая, что можно было бы потребовать с самоуверенного очкарика, когда тот продует пари. В своем выигрыше он был уверен.

– Ну… Тогда можешь «Квиддичного Капитана» себе оставить, раз он так понравился. – великодушно разрешил Поттер. – Фред еще принесет.

Драко насупился. На мгновение ему показалось, что Поттер издевается, и весь разговор про квиддич, Нибелунг и место запасного игрока был затеян с целью уязвить воришку-Малфоя, пускающего слюни на чужие порнографические журнальчики. С языка уже готов был сорваться оскорбительный ответ, но Поттер смотрел прямо, не ухмылялся, не дразнил, и, кажется, действительно предлагал равноценный, по его мнению, обмен.

– Подавись своим «Капитаном», – наконец выдавил Драко, проклиная загоревшиеся уши, выдававшие его с головой. – Я просто посмотреть взял. Я, Потти, теории предпочитаю практику, – соврал он, не моргнув глазом, – в отличие от некоторых.

Поттер пожал плечами, словно говоря – «не хочешь, как хочешь». И тут, видимо, до него дошло.

– Только не говори, что ты уже… – изумился он. – А я думал, что тебе это… ну, девчонки нравятся. Еще удивился, что ты этот журнал забрал. Погоди, а как же Паркинсон? Или ты, это... ну, с ней, чтобы никто не догадался, да?

Драко почувствовал себя отмщенным – теперь Поттер полыхал едва ли не ярче, чем он сам. Щеки у него побагровели, на лбу и над верхней губой выступили капельки пота, даже шрам стал ярче. Так тебе и надо, не стоит лезть в игру, если не знаешь, какие козыри на руках у противника. Драко мысленно усмехнулся, торжествуя победу, а потом призадумался над странной реакцией Поттера.

– Панси тут совершенно не причем, – сказал он, не зная, как поддерживать разговор на столь интимные темы с человеком, который, видимо, стесняется своей ориентации, но при этом умирает от любопытства. В сарае вдруг стало слишком душно, словно вместо осеннего дождя выглянуло жаркое июньское солнце. – И мне все равно, догадается кто-нибудь или нет. Я, знаешь ли, не собираюсь делать из этого тайну.

Если Поттер и удивился, то никак не показал. Он вертел в пальцах измочаленный прутик, уже сломанный в трех местах, и молчал, обдумывая какую-то мысль. Драко пожал плечами и начал застегивать ременные крепления краг. Конечно, это замечательно, что Поттер открыл для себя новый мир, в котором, помимо него самого существуют и другие волшебники, предпочитающие свой пол, но что там насчет квиддича? Неужели забыл? Или передумал? Может, Драко слишком разоткровенничался, а Поттер, воспитанный варварами-маглами, теперь не возьмет его в команду?

– А твой отец знает, что ты… этот? – почти шепотом спросил Поттер. С каждым вопросом он багровел все сильнее, хотя казалось, что дальше уже некуда. Еще немного, и вспыхнет факелом.

Драко закатил глаза и перекинул Чистомет через плечо.

– Я не «этот», как ты выразился, – сердито сказал он, чувствуя себя профессором Снейпом, объясняющим бестолковым студентам принцип варки перечного зелья – Мне больше нравятся парни, а не девушки, вот и все. Отец в курсе и ничего не говорит, потому что знает – когда придет время, я женюсь на достойной ведьме и продолжу наш род. Так что нет поводов чего-то там говорить.

– И дело только в этом? В продолжении рода? То есть, можно интересоваться кем угодно и никто слова не скажет?

У Поттера глаза стали круглыми как у совы. Если бы не красные щеки, то Драко бы рассмеялся, настолько тот выглядел глупо.

– Можно и так сказать, – снисходительно пояснил он. – Главное, чтобы твоя кровь и магия не пропали даром, а личная жизнь никого не касается. Тебя же не удивляет Хагрид, например?

– В смысле?

– Он полувеликан, Поттер. Полу. Великан. Ну, сам подумай – откуда он взялся? Значит его родители…

– Ах, да, точно…

– Вот именно. И никому нет дела. Так что все намного проще, чем кажется.

– Ну, Рон примерно так и сказал, – вздохнул Поттер. – Мол, никого не волнует, кто с кем спит и вообще… Вроде бы это нормально и не считается чем-то необычным, только я не верил, потому что, когда я жил у дяди…

– А, так Уизел уже успел тебя просветить? – усмехнулся Драко, вспомнив, что журнал Поттеру принес именно старший брат рыжего. Но тут его передернуло от ужасной догадки. – Мерлин мой, только не говори, что ты и Уизли…

– Нет! – Поттер скривился, словно проглотил ложку уксуса. – Ты что, издеваешься? Рон мне как брат, это еще хуже чем… Фу, как такое в голову могло придти?

– Да кто вас, гриффиндорцев знает, – Драко, посмеиваясь, направился к дверям, показывая, что задушевному разговору пришел конец. – Вы вообще странные.

– Не более чем слизеринцы, – добродушно откликнулся Поттер. Он явно повеселел, хотя было не очень понятно, отчего. Можно подумать, что он нашел родственную душу, даже заулыбался во весь рот. И кто еще тут странный?

Драко вышел из сарая, глубоко вздохнул и запрокинул лицо к небу, чувствуя на лице мелкие капельки дождя. Ветер уже не казался злым и пронизывающим. Он был легким, игривым, звавшим за собой в небо, под самые тучи. Метла, как лошадь, застоявшаяся в стойле, чуть подрагивала в нетерпении и рвалась ввысь. Драко легко оттолкнулся от земли и завис над разбитой тропинкой, проверяя балансировку и управление Чистомета. Сделав круг над крышей сарая, он медленно набрал высоту и повернул к стадиону.

– Эй, ну так как насчет Нибелунга? – проорал Поттер, вынырнув откуда-то слева. – Дай прокатиться, что тебе стоит.

– Потом, Поттер, все потом! – засмеялся Драко и, пришпорив старенький Чистомет, рванул туда, где мелькали крошечные силуэты игроков.

* * *

Конечно, обогнать Поттера у него не получилось. Пару раз Драко был почти у цели, но проклятый снитч, прожужжав возле лица, уносился вдаль и нырял в ладонь гриффиндорского ловца. Поттер радостно хохотал и в победном жесте вскидывал над головой руку с зажатым в кулаке золотым шариком. Драко злился, орал что-то обидное, требовал переиграть, и один раз, не сдержавшись, заехал Поттеру локтем в бок. Удивительно, но тот даже не рассердился, только, посмеиваясь, разжал пальцы, выпуская на волю блескучую неуловимую цель, и гонка началась заново.

– Да пересядь ты на свою метлу, чего мучаешься? – не выдержал Поттер, когда Драко, упустив снитч у самой земли, свалился прямо в лужу. – Давай призову. Акцио метла Драко Мал…

– Я сам! – прохрипел Драко, вставая на колени. Мокрая мантия облепила ноги, одежда набухла от воды, в ботинках хлюпала жидкая грязь. Но сдаваться он не собирался. – Акцио Нибелунг! – крикнул он.

– Гарри, может, хватит на сегодня? – спросил Уизли, вытирая взмокший лоб. На Драко он демонстративно не смотрел, видимо все еще помня утреннюю стычку. – Загонял насмерть, два часа уже летаем.

Поттер проворчал что-то нечленораздельное, кивнул своей команде, потом подошел к поверженному сопернику и протянул руку. Усталые гриффиндорцы дружно развернулись и отправились к раздевалкам. Драко, оттолкнув Поттера, остался стоять на коленях, заляпанный грязью по самую макушку. Прилетевший Нибелунг больно толкнул черенком в поясницу, и Драко еле удержался, чтобы еще раз не нырнуть носом в коричневую глинистую жижу.

– Играем дальше! – потребовал он, с трудом переводя дыхание. – Ты хотел полетать? Так вот, садись на мою метлу, а я на твою – и полетели!

– Да ты совсем очумел, Малфой. – Поттер, не обращая внимания на раздраженное рычание Драко, подхватил его подмышки и рывком поставил на ноги. – Будем считать, что ничья. Отыграем с Рейвенкло, и хоть до рассвета за снитчем гоняйся.

– Сейчас! – Драко вывернулся и в бешенстве топнул ногой – рыжие брызги полетели во все стороны. – Струсил, так и скажи, а ничью можешь засунуть себе в задницу! Так и подозревал, что ты дутая знаменитость.

– Хорошо, я согласен! – рявкнул Поттер, почему-то разозлившись. – Хочешь отыграться? Пожалуйста! Только все равно ничего у тебя не получится, хорек.

– Посмотрим, Потти, – мрачно пообещал Драко.

Оскальзываясь и поминутно спотыкаясь, он отошел от злополучной лужи, схватил свою метлу, быстро прошептал разблокирующее заклинание и всунул ее в руки Поттеру. Тот, ни слова не говоря, оседлал метловище, мстительно мазнув по светлой полированной древесине грязным ботинком. Нибелунг медленно, словно прислушиваясь к незнакомому седоку, поднялся в воздух. Драко схватил брошенный Поттером Нимбус, стряхнул с прутьев хвоста налипшие комья глины и, покрепче сжав в ладонях древко, устремился в небо. Оба соперника, не сговариваясь, повернули в сторону от стадиона и взяли курс на опушку Запретного леса.

Они летели, разрезая плотный сырой воздух, и молчали. Драко изредка бросал косые взгляды на Поттера, стараясь угадать, в какой момент тот выпустит снитч. Очкарик смотрел прямо перед собой, словно боялся отвлечься и врезаться лбом в дерево. Серьезный, сосредоточенный, на щеках высыхают грязные разводы, а пальцы так крепко стискивают черенок метлы, что даже костяшки побелели. Болван самоуверенный.

Драко поднырнул под еловые лапы, обрушивая с них холодные водопады, промчался между мокрых стволов и, сжав послушный Нимбус коленями, спрыгнул на землю, прямо в упругую подушку слежавшейся хвои. Поттер приземлился у него за спиной. Пыхтя как рассерженный еж, он вытащил из кармана снитч, криво ухмыляясь, показал его Драко и запустил в просвет между елей.

– Нечестно! – крикнул Драко, когда золотой мячик с сердитым гудением скрылся за стволами. – Мы так не договаривались, ищи его теперь по всему лесу!

– Раньше надо было думать, – парировал Поттер. – Я же дутая знаменитость, так давай, покажи, на что сам способен. Или слабо?

– Прибью, сволочь, – прорычал Драко, запрыгивая на метлу. Поттер в ответ издевательски рассмеялся.

Несмотря на белый день, вокруг было жутковато. Драко медленно полетел вдоль опушки, всматриваясь в мелькающие смолистые стволы. Если снитч умчался вглубь леса, то придется признать очередное поражение – забираться под покров мохнатых еловых лап со свисающими обрывками седой паутины он не решился бы даже под страхом смертной казни. Лес жил своей жизнью: деревья качались, чуть слышно вздыхали, корявые ветки хватали за мантию, брызгали в лицо мелкой водяной пылью. Поттер летел рядом, не обращая внимания на шорохи и поскрипывания, напоминающие старческий кашель, весь сосредоточившись на поисках снитча. Его присутствие раздражало и успокаивало одновременно.

– Смотри, там! – вдруг воскликнул он, показывая куда-то вправо.

Драко беспомощно закрутил головой, силясь рассмотреть в сгустившихся сумерках золотой всполох, а Поттер уже унесся вперед. Его алая мантия мелькнула за деревьями и пропала.

– Стой, сволочь, опять нечестно! – заорал Драко, пришпоривая Нимбус.

Он бросился в погоню, не разбирая дороги, видя перед собой только мелькающее тут и там алое пятно. Лицо обдавало ветром, шершавые стволы елей со свистом проносились мимо. Драко покрепче перехватил древко и пригнулся вперед, изо всех сил стараясь не врезаться в какую-нибудь елку или куст дикой малины. Видимо снитч решил завести их в самую чащу.

– Есть! – раздался победный крик из-за деревьев.

Драко заскрипел зубами и рванул вперед, приготовившись к худшему. Так и есть – выскочив на небольшую поляну, он увидел Поттера, держащего в руке трепыхающийся мячик. Очкарик радостно гоготал во весь голос, словно последняя победа оказалась для него самой важной в жизни. Он потрясал над головой снитчем, болтал ногами и, вздернув черенок многострадального Нибелунга, не привыкшего к такому обращению, гарцевал на его хвосте как на коне, вставшем на дыбы.

– Ну что, Малфой, как я тебя сделал, а? – крикнул он, со свистом нарезая вокруг Драко круги. – Скажи теперь, кто из нас дутая знаменитость? Я предупреждал, что выиграю.

– Нашел чем хвастаться. – Драко обернулся по сторонам, выискивая подходящий предмет, чтобы швырнуть им в Поттера. – Ты не должен был отпускать снитч в лесу – это раз. Я был уверен, что от леса мы полетим к замку, значит, ты меня обманул – два. И три – Нибелунг быстрее Нимбуса, а значит, счет не засчитан!

– Ну, ты и нахал, – засмеялся Поттер. Он чуть снизился и завис над кустами, почти касаясь подошвами ботинок голых веток. – Давай считать: мы не договаривались о том, где именно выпускаем снитч – это раз. Снитч сам выбирает, куда лететь, и ему плевать на то, что ты там думал и планировал – это два. И три – хоть на двух, хоть на десяти Нибелунгах ты меня не догонишь. Смирись, Малфой, я просто лучше летаю, вот и все.

– Да, чтоб тебе больше ни одного матча не выиграть! – завопил Драко, выхватывая палочку. От последних слов Поттера в голове словно петарда взорвалась. – Чтоб ты себе шею свернул, урод полукровный! Чтоб ты себе ноги переломал, чтобы тебе…

Договорить он не успел: Поттер вдруг коротко вскрикнул, словно получил в грудь невидимое проклятье, дернулся вместе с метлой из стороны в сторону и внезапно дал с места в карьер, да так, что только ветер засвистел. Драко, опешив, смотрел, как всегда послушный Нибелунг взвился свечкой вверх, унося к вершинам елей орущего Поттера; как его бешено закрутило и завертело вокруг своей оси, а потом понесло дальше, выше, прямо в серое рыхлое облако над лесом. Миг – и Нибелунг, сделав кувырок вместе со своим седоком, так же внезапно рванул к земле.

– Тормози, тормози, псих, разобьешься! – в панике заорал Драко, пытаясь вспомнить хоть одно заклинание, способное остановить взбесившуюся метлу. – Древко на себя, вверх тяни, выводи вверх!

Но Поттер, кажется, не слышал. Его болтало из стороны в сторону, хвост метлы судорожно бился о стволы деревьев, ломая прутья хвоста. Нибелунг вздрогнул, как живой, еще раз крутанулся на месте и, на ужасающей скорости врезался в гущу высокого кустарника, пробив в нем широкую просеку. Алая мантия Поттера, сорванная с него во время полета, тяжелой грязной тряпкой упала под ноги застывшему от ужаса Драко.


* * *

Темпус показал второй час ночи. В спальне было тихо, даже Уизел не храпел. От окна тянуло сыростью, в стекло постукивали дождевые капли. Драко перевернулся на другой бок и поплотнее задернул полог, отгораживаясь и от сырости, и от шума дождя, и от вида пустой кровати напротив. Светлое пятно подушки и откинутые бордовые занавески выглядели сиротливо в отсутствии хозяина. На сундуке рядом с кроватью лежали забытые пергаменты и рассыпанное совиное печенье.

Поттер остался в больничном крыле. Он даже не пришел в сознание, когда мадам Помфри его осматривала, только постанывал еле слышно. А выглядел он и правда жутковато – одна рука вывернута под каким-то неестественным углом, все лицо в мелких порезах, школьный джемпер на боку разодран, и в прорехе видна длинная рана, из которой сочится сукровица. И здоровенная шишка на лбу, прямо на месте шрама, отчего тот стал похож на быстрый росчерк кистью, обмакнутой в ярко-красные чернила.

– Легко отделался, – проворчал профессор Снейп, транспортируя пострадавшего в больничное крыло. – С тобой потом поговорим, – отрезал он, когда Драко сунулся за ним следом. – Стой тут, не мешай.

А он и не думал мешать, перепуганный сверх меры. Пока он вытаскивал потерявшего сознание Поттера из переломанных кустов; пока лупил по бледным щекам, пытаясь привести в сознание; пока на сумасшедшей скорости летел к замку, чтобы позвать на помощь; даже тогда Драко не было страшно, так, как сейчас. До него с огромным запозданием дошло, что на месте Поттера, лежащего сейчас за белой больничной ширмой, должен был быть он.

Через полчаса Снейп вышел, угрюмо взглянул на притихшего Драко, послушно подпирающего стенку у дверей в лазарет, и повел его вниз, в свой кабинет.

– Жди, – велел он, и опять ушел, теперь надолго.

Драко уселся в глубокое кресло, поджал под себя ноги и уставился на пламя в камине. Через пять минут он вскочил и забегал по кабинету, зажав ладони под мышками и клацая зубами от холода. Покрутившись несколько минут и так и не согревшись, он скинул промокшую мантию, придвинул кресло к самому очагу и уселся, протянув ладони к огню. Так он просидел почти час, вздрагивая от каждого незнакомого звука и беспрестанно потирая руки, которые продолжали дрожать, хотя холода уже не чувствовалось. Драко казалось, что враги повсюду: мышиным шорохом проскальзывают за настенными гобеленами; школьными ботинками топают за дверью, осенним ветром завывают в каминных трубах, поскрипывают рассыхающейся мебелью. В конце концов, измученный и усталый, он уснул прямо в кресле, свернувшись калачиком.

Снейп вернулся, когда часы на каминной полке отбили девять часов вечера. Влетел в кабинет, прошел в соседнюю комнату и вышел оттуда с двумя стаканами скотча.

– Пей, – велел он, протягивая Драко стакан.

Тот, часто моргая со сна, принял спиртное, подумав, что с последними событиями имеет все шансы спиться, как последний неудачник. И вздрогнул, когда профессор свалил перед камином обломки несчастного Нибелунга.

– Люциус тебя слишком балует, – раздраженно сказал Снейп, доставая палочку и направляя ее на переломленное древко. – Даже знать не хочу, сколько стоит такая метла.

– Много, – ответил Драко, стискивая ладони вокруг пузатых бочков стакана. – Как там Поттер?

– Жить будет, – Снейп взмахнул палочкой, поднимая обломок в воздух и заставляя его медленно поворачиваться вокруг свой оси. – Поттер пострадал из-за собственной глупости. Не следовало тебе поддаваться на провокации и устраивать никому не нужное соревнование.

– Вообще-то это Поттер поддался, а не я. – Драко почувствовал себя обязанным вступиться за покалеченного однокурсника. – И я же предложил ему сесть на свою метлу. Так что он разбился по моей вине.

Снейп опустил палочку и с интересом уставился на Драко – древко с грохотом упало на пол.

– Однако, – усмехнулся он. – Не верю своим ушам – Малфой взял вину на себя. Видимо влияние Гриффиндора действует сильнее, чем можно было предположить.

Драко покраснел и спрятался за стаканом.

– И зелье на уроке тоже я испортил, а не Поттер, – еле слышно буркнул он, но Снейп услышал.

– Похвальная самоотверженность, но, увы, запоздалая. Мне решительно все равно, кто из вас виноват, – сказал он, снова поднимая в воздух обломок. – Единственное, что меня интересует в данный момент, это странное поведение твоей метлы.

– Меня оно тоже интересует. – Драко понюхал содержимое стакана и сделал осторожный глоток. Как и в прошлый раз, спиртное обожгло небо, а потом огненным шаром прокатилось по горлу, согревая и расслабляя. Драко вздохнул, наконец-то начиная успокаиваться. – Честное слово, я не знаю, что случилось с Нибелунгом. Торговец уверял, что эта модель слушается только хозяина, и посторонние чары на нее не действуют.

– Тут чары не простые. – Снейп ловко поймал черенок, переломанный у самого хвоста, и протянул его Драко. – Что ты скажешь об этом? Вот тут, под прутьями.

Гладкая деревяшка тяжело легла в ладонь. Драко повертел изуродованный черенок, стараясь не задевать острые щепки в месте перелома, и раздвинул хвост метлы. На чуть влажном полированном дереве темнела длинная коричневая полоса, сливающаяся цветом с прутьями, кольцом опоясывающая черенок.

Драко нервно сглотнул, уже догадываясь, в чем причина случившейся катастрофы.

– Преданное Сердце? – выдавил он. – Но ведь это…

– Именно, – кивнул Снейп, и на его лице появилось довольное выражение, как у учителя, услышавшего правильный ответ ученика. – Итак, что нам известно о заклинании Преданного Сердца?

Он прошелся по кабинету, словно перед классной доской, и выжидательно уставился на Драко. Тот послушно начал перечислять:

– Редкое заклинание, вышедшее из употребления в прошлом веке. Действует удаленно, не требует больших усилий, легко в применении. Использовалось только представителями древних родов, так как для наведения чар необходима кровь животного, имеющего магическую связь с семьей волшебника. Капнув кровью на любой магический предмет, можно заставить его слушаться приказов на расстоянии. Но послушайте! – воскликнул Драко, – Тогда найти этого гада проще простого! Надо выяснить, чья это кровь, – он ткнул пальцем в остатки Нибелунга, – и узнать, с какой фамилией связано животное.

Снейп гневно раздул ноздри, словно Драко сказал невероятную глупость, и быстро взмахнул палочкой. Обломки метлы вспыхнули голубоватым сиянием, кровавый след под прутьями на мгновение засветился синим, а потом погас, словно подернулся пеплом.

– Все ясно, – убитым голосом сказал Драко. – Чары отталкивания. Так что, никак не выяснить, чья зверушка пострадала?

– Можно, но сложно, – неохотно ответил Снейп. Он взял свой стакан, облокотился на каминную полку и брезгливо пнул ногой обломки, все еще светящиеся голубым. – Через несколько дней я смогу узнать имя негодяя, но если он будет продолжать нападения с тем же успехом... О чем ты думал, устраивая эту глупую погоню за снитчем? – вдруг сердито спросил он. – Поразительная безответственность. Мечтаешь отправиться в родное поместье в гробу? Идиотизм Поттера оказался настолько заразен, что ты предпочел наплевать на благоразумие?

– Вообще-то меня уверяли, что в Гриффиндоре я буду в безопасности, – огрызнулся Драко, внезапно обидевшись за Поттера. Он сам готов был обзывать очкарика последними словами, но обвинение Снейпа показалось ему несправедливым. – И как я мог знать, что метла заколдована?

– А ты ждал персонального предупреждения? – хмыкнул Снейп. – Что-то вроде визитной карточки с именем злоумышленника и пожеланием приятного полета?

– Нет, конечно. Но одно дело заколдовать лестницу или толкнуть в темноте на стенку, и другое – наложить чары на личное имущество. Я же никому не давал свою метлу.

– А Поттеру сразу дал.

– Он сам попросил, – покраснел Драко, вдруг подумав, что, с учетом ориентации Поттера, слова Снейпа прозвучали несколько двусмысленно.

– И как давно Поттер стал у тебя на привилегированном положении?

Драко хотел уже разозлиться, но только махнул рукой. Спорить с деканом не имело смысла – тот во всем был прав. Он действительно вел себя беспечно, совершенно позабыв о грозящей опасности. Драко только сейчас сообразил, что, проведя два дня с гриффиндорцами, расслабился настолько, что перестал постоянно ждать удара в спину.

– Что мне теперь делать? – уныло спросил он, разглядывая сквозь прозрачную жидкость дно стакана, словно на нем был написан ответ.

– Прежде всего – дойти целым и невредимым до Гриффиндорской башни, – проворчал Снейп. – И на будущее десять раз проверять сохранность своих вещей. Я не желаю отвечать перед Люциусом, если тебя задушит твой собственный галстук. Больше никаких несанкционированных полетов. В споры не встревать. Драки не затевать, – он хитро прищурился, словно прочитал мысли Драко, когда тот вспомнил утреннюю ссору с Уизли. – И вот еще что. Я считаю, что тебе ни под каким видом нельзя покидать территорию школы.

– То есть, – упавшим голосом уточнил Драко, – и в Хогсмид нельзя?

– Именно.

– Почему бы в таком случае не сдать меня в Азкабан до конца учебного года? – зарычал он, даже не пытаясь скрыть раздражение. – А еще лучше до выпускного? Сначала меня запихивают в Гриффиндор, теперь сажают под домашний арест, а эту сволочь никто не ищет!

– Ищем, – проскрежетал Снейп. – Но ты должен понимать, что…

– Я не вижу, чтобы кто-то его искал! – крикнул Драко, вскакивая с кресла. – Это же так просто! Устройте проверку палочек, вызовите авроров, придумайте еще что-нибудь, в конце концов! А вы с директором только обещаниями кормите. Может, вы ждете, чтобы меня потихоньку пристукнули, а?

– Предлагаешь напоить всю школу Веритасерумом? – хладнокровно спросил Снейп, проигнорировав вопли Драко. – Чтобы на следующий день в Министерство полетели тысячи сов с письмами от возмущенных родителей, чьих чад подвергают нечеловеческим пыткам на допросах? Чтобы школу наводнили проверяющие и комиссии, а твой изобретательный недруг затаился до лучших времен? Судя по всему, он совсем не дурак и наверняка предусмотрел возможную проверку.

– Ну конечно, лучше запереть меня под замок и приставить охранником Уизли! Тогда мне точно ничего угрожать не будет. Кроме того, что он меня прибьет из-за своего разлюбезного очкарика!

– Сядь! – Снейп неожиданно сделал шаг вперед и сильно толкнул Драко в грудь. Тот взмахнул руками и плюхнулся обратно в кресло. – Я не обязан отчитываться перед мальчишкой, не способным дойти из класса в класс без того, чтобы не вляпаться в неприятности. Более того – не терплю нотаций от избалованных юнцов. Возвращайся к себе, – добавил он уже спокойнее, – и постарайся без особой нужды не высовываться из Гриффиндорской башни, иначе за твою жизнь я не дам и кната.

– А если меня и там достанут? – взревел Драко. – Если завтра меня найдут в ванной с дыркой в голове?

– Не провоцируй соседей, и твоя голова останется невредимой, – хмыкнул Снейп, продемонстрировав подозрительную осведомленность о последних событиях. – Через два дня я, надеюсь, буду знать имя того негодяя, что на тебя напал. Все, разговор окончен, можешь идти.

Бледный от бешенства Драко вскочил на ноги, пнул ногой остатки Нибелунга, и бросился к двери. Он уже взялся за ручку, когда его догнало язвительное напутствие Снейпа:

– И поменьше соревнуйся с Поттером. Сейчас не лучшее время, чтобы доказывать свою лихость. Иначе оба будете до конца года чистить котлы. Уж под моим присмотром с вами ничего не случится.

просмотреть/оставить комментарии [20]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.01.18 17:55:03
Наперегонки [5] (Гарри Поттер)


2021.01.18 13:15:09
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.16 18:04:53
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.15 19:53:24
Вы весь дрожите, Поттер [0] (Гарри Поттер)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.