Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В день рождения Сириуса Блэка Снейп приходит в аптеку:
-У вас есть средство от блох?
-Есть.
-Заверните его, пожалуйста, покрасивей - подарок всё-таки!

Список фандомов

Гарри Поттер[18555]
Оригинальные произведения[1248]
Шерлок Холмс[718]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[185]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[114]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12764 авторов
- 26904 фиков
- 8671 анекдотов
- 17707 перлов
- 685 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>


  Рассвет

   Глава 8. Том
Туман клубится и плывёт меж чёрных стволов в неверном слабом свете убывающей луны. У земли он совсем густой, и ноги погружаются в него как в молоко. Отовсюду доносятся шорохи и шелест, и странные звуки, похожие на стоны и всхлипы. Тома они не пугают, напротив, вызывают странное дурманящее оживление.

Вначале Поттер пытается идти в темноте, но, увидев, как Том спотыкается на кочках и проваливается в каждую вторую яму, он зажигает на кончике палочки крохотный зеленоватый огонёк, и теперь тот освещает им путь, отбрасывая слабые отблески на лица. На Поттере грязная чёрная мантия, та самая, в которой он нашёл Тома; зачем он её надел, непонятно. Рукава вытянулись, скрыв ладони, тяжёлые полы бьют по ногам, но ступней сквозь туман не видно, и он словно парит над травой, как призрак. Вытянувшееся бледное лицо с острыми скулами и впалыми щеками выражает предвкушение, Том поглядывает на него уже без прежнего испуга, скорее, с интересом. Забавно наблюдать, как Поттер преображается с заходом солнца, хотя, в привычке ли дело, или в чём-то ещё, с каждым днём кажется, что и восход перестаёт его изменять; усыпляет — может быть, но острые клыки и ногти, ленивый взгляд из-под полуприкрытых век и обманчиво мягкие жесты никуда не исчезают.

Бабочка почти вылупилась из куколки. Мысль приходит неожиданно, и Том встречает её спокойно. Безмятежность, похожая на опьянение, разливается в нём, тем сильнее, чем дальше они продвигаются вглубь леса, к месту, где всё начиналось.

— Аппарируешь нас ближе? — спокойно предлагает он.

Вместо ответа Поттер придерживает его за рукав, через секунду он и сам замечает, что едва заметную дорожку перед ними пересекают некие тёмные пушистые тени со слабо светящимися глазами. Дождавшись, пока они скроются среди молодых зарослей тиса, Поттер вновь увлекает его за собой.

— Я не помню точного места. Дойдём так.

Том кивает. Над их головами, шелестя крыльями, пролетают несколько летучих мышей, сначала взмывают ввысь, чернея на фоне фиолетового майского неба, потом резко снижаются и теряются в темноте. «Полночь», — машинально отмечает Том. Больше суток прошло с того момента, как они с Поттером предприняли что-то вроде попытки выяснения отношений на кулаках, а чувство, будто это было вечность (или даже дольше) назад. Он почти уже не злится, тем более что Поттер неплохо натренировался в целительстве: нет ни синяков, ни ссадин.

— Боишься?

— Не больше, чем ты, — Том отвечает резко, раздражённый нелепыми попытками опёки, стремление к которым время от времени находит на Поттера. Можно подумать, тот считает, что Том — младенец; подумать только, это он-то младенец — он, ещё в пятнадцать лет знавший о тёмных силах больше, чем Поттеру когда-либо удастся изучить.

— Прекращай уже, а? — просит Поттер с лёгкой усталостью, и Том, хотя не видит его лица, может поспорить, что на губах играет улыбка. — Идём. — Он резко сворачивает, продолжая вести его за собой за рукав, и пальцы сжимаются уже не на ткани — на коже, всё сильнее и сильнее, словно Поттер себя не контролирует. — Уже скоро.

Скоро, думает Том, и внутри что-то болезненно сжимается. Он не хочет вспоминать, что было, достаточно того, что он вернулся и может жить. Вместе с тем что-то влечёт его следом за Поттером, заставляя пойти и увидеть место… чего? Его «рождения»? Или место, где потерпело фиаско его изначальное «я»? Том вырывает руку и ступает на шаг впереди Поттера.

Не проходит и нескольких минут, как, продравшись сквозь кусты лещины и боярышника, они выходят на поляну. Даже залитая туманом и лунным светом она похожа на арену, ветви ближайших деревьев опалены или сломаны. Наступает неожиданная тишина, все звуки смолкают, только слышно тяжелое дыхание Поттера, стоящего в футе от Тома; глаза его сверкают.

— Здесь, — говорит он.

Том понимает, что дрожит. Что если он упадёт здесь и умрёт? Вот оно, место, куда он вернулся, где он впервые открыл глаза и увидел слабый свет разгорающегося дня, который вскоре был заслонен плащами дементоров. Он с опаской ступает в кружок лунного света, словно опасаясь, что граница между миром реальным и миром призрачным истончилась и в любой момент можно провалиться в чистилище.

Поттер уже осматривает поляну, опускается на колени и, изогнув спину как дикий зверь, шарит руками в траве, внимательно всматриваясь в туман, будто способен что-то разглядеть сквозь него. Может быть, и способен. Он весь мокрый от полуночной росы и снова бледен до синевы.

— Я думаю, он где-то тут, — возбуждённо говорит он, облизывая губы. Том останавливается напротив него, спрятав руки за спину, не в силах заставить себя тоже начать поиски: возможно, если пресловутый камень действительно возвращает «оттуда», то может и загнать «туда» снова. К чёрту, пусть уж Поттер пьёт его кровь. Пожалуйста. Это всё равно лучше, чем смерть.

Время идёт, но непохоже, чтобы Поттер хоть что-то нашёл. Он выглядит отчаявшимся, вновь и вновь блуждая по кругу, подсвечивая себе палочкой и шёпотом проклиная туман. Тому это начинает надоедать, и он улыбается, думая, что раньше и сам бы не ушёл с этой поляны, не найдя камня.

— Гарри, будь он тут, ты давно бы нашёл его. Оставь. Что если…

Обращённый на него взгляд Поттера кажется бессмысленным, но через мгновение тот привстаёт и склоняет голову, прислушиваясь.

— Кто-то идёт, — произносит он со странной интонацией и достаёт мантию-невидимку. Том со злостью думает, что Поттер может оставить его здесь, беспомощного и безоружного, но всё же тот не настолько изменился: мантия скрывает их обоих. Том чувствует руку, что обхватывает его за пояс, она ледяная даже через несколько слоёв ткани, но он не отодвигается и когда в глаза бьют лучи яркого света, хотя не сразу понимает, что всё равно необнаружим.

— Тише, — шепчет он, чуть повернув голову и еле шевеля губами, ощущая, как кожу щекочут волосы Поттера. Тот напрягается, словно готов вот-вот броситься прочь, и теперь уже Том, оставаясь на месте, удерживает его. Холодно, он замёрз, и туман окружает его как живое голодное существо.

Всё же Поттер делает шаг, и Том невольно ступает за ним, когда несколько фигур появляются из темноты и поляна заполняется шумом голосов. Он и Поттер, отделённые мантией от окружающего мира, теперь действительно кажутся призраками. Можно подойти к ближайшему колдуну, протянуть руку и подёргать его за нос. Или выхватить из поднятой руки палочку, но Том не рискнёт. Хотя хотелось бы.

— Аппарируй, — просит он с досадой и повторяет надсадным шёпотом: — Аппарируй!

Поттер молчит, Тому хочется его ударить со всей силы, просто кулаки чешутся. Идиот чёртов. Раскис при виде магов. Поттер их знает? Том оглядывает лица, но не может ничего рассмотреть в ярком свете нескольких палочек, и невозможно избавиться от чувства, что они оба, хоть и невидимые, но под прицелом. Маги расходятся по поляне, осматривая прогалины в кустах, Том ждёт, что вот-вот кто-то из них применит «Хоминум Ревелио».

— Ты знаешь, что они с тобой сделают, Поттер? — продолжает он. — Убьют на месте. Таким ты в Хогвартсе не нужен. Тебе уже не вернуться, понимаешь? Хочешь попробовать показаться и посмотреть, что будет? Или думаешь, что эти люди пришли поохотиться на клубкопухов?

Он почти уверен, что среди магов есть кто-то, Поттеру знакомый: с такой силой смыкаются пальцы на его запястье.

— Заткнись, — ровно говорит Поттер после тягучих, медленных минут молчания.

Противное чувство от аппарации Том принимает как нечто успокаивающее.

***

Поттер аппарирует не сразу в гостиницу, а за несколько кварталов от неё. И почти сразу его ведёт вбок, первые несколько футов он бредёт с трудом, одной рукой придерживаясь за кирпичную стену, а другой комкая мантию-невидимку. Том молчит: холодок в груди наконец исчез, но вместо него появляется и усиливается уже привычное тянущее предчувствие боли. И он не успевает ничего сказать, когда Поттер хватает его за руку и аппарирует вторично — на сей раз точно в номер.

— Дай мне флакон с кровью, — просит Поттер будничным тоном. Том бросает ему сумку и наблюдает, как он опустошает один пузырёк, второй, третий — всё купленное за прошлый день. — Я и колдовать нормально не могу, — жалуется Поттер с неприятным смешком, подкидывает сумку в воздух и, взмахнув палочкой, подхватывает её в полуфуте от пола.

Том молчит; сжимая край стола. Он мог бы многое сказать о том, каково это — обладать магией, но быть не в состоянии применить её, чтобы разбить кое-кому лицо об дверной косяк. Или каково наблюдать, как силы, черпаемые из его — его! — крови, уходят на идиотские истерики.

— Проголодался? — спрашивает он вместо этого издевательским тоном. Словно клуша-ведьма, с обедом встречающая мужа с работы. Внутри кипит ярость, дикая, обжигающая, сумасшедшая: слишком долго он позволял Поттеру управлять собой, и понимание того, что вряд ли что-то в ближайшее время изменится, отнюдь не успокаивает.

— Да, — хрипло говорит Поттер, но следующие его слова — верх странности, словно оба они продолжают разыгрывать пародию на скандал семейной пары. — Иди отсюда. Убирайся. Закройся в ванной, чтобы я тебя не видел.

Том приподнимает брови, но остаётся на месте, заставив себя расслабить плечи и опустить руки.

— Попробуй ещё запереть меня в сундуке, — отвечает он, возвращая противный смешок. Он знает, что может сейчас сделать, впервые за последнее время понимает, что у него есть реальный шанс… для которого нужно рискнуть. Разве он когда-нибудь боялся рисковать? Он не помнит.

Сейчас он может управлять Поттером.

— Убирайся, — повторяет тот.

Том садится на кровать (она как нельзя кстати: не видно, что ноги у него на самом деле подкашиваются) и начинает расстёгивать пуговицы на своей рубашке. Поттер сглатывает. Неприятный звук, резкий в мёртвой тишине номера.

— Что, Гарри, — легко интересуется он, когда рубашка расстёгнута уже наполовину, а горло открыто полностью, — собираешься голодать или как?

У него отличное зрение и неплохая реакция, но за Поттером он уследить не успевает, секунду назад тот, прикрыв глаза и стиснув зубы, сидел в кресле, а теперь нависает над Томом, оскалившись.

— Ты что, спятил? — шипит он, и одно это наполняет Тома невероятной злобой: не так давно Поттер готов был растерзать его, а теперь строит из себя вегетарианца. После того, как у Тома всё горло в шрамах от его укусов.

Он откидывается назад, опираясь на локти, и запрокидывает голову. Мелькает мысль, что всё равно ничего не выйдет, пустая затея, Поттер не поддастся, ведь нечто похожее Том уже пытался провернуть, но… Но Поттер наваливается сверху, толкая его дальше на кровать. Том закрывает глаза и слышит над ухом собственническое рычание, кожу холодит чужое дыхание, и он комкает покрывало, ожидая боли от сильного укуса. Вместо этого он ощущает прикосновения языка, вылизывающего его шею, в том месте, где последний из шрамов всё ещё не до конца зажил, как раз над бьющейся жилкой.

— Поттер, — тихо говорит он, уже жалея, что всё это затеял, — просто пей. Быстрее.

В ответ тот снова смеётся, на сей раз это ещё более странный смех, Том не может сказать, что за чувство в нём звучит.

Поттер неожиданно лёгкий, тяжесть тела почти не ощущается, но чертовски холодный, словно туман. Кажется, стоит протянуть руку — и можно проткнуть его грудь насквозь, а на пальцах останутся капли росы. Том ахает, когда ледяная кожа соприкасается с его собственной: Поттер обхватывает его обеими руками, утыкается лбом в плечо, вжимается с такой силой, что рёбра трещат — или кровать скрипит? Том ничего не понимает; мысли путаются, странное чувство эйфории возвращается, словно вот-вот — и он откроет коробку с тайной, и всё станет ясно.

Поттер что-то слабо шепчет, и Том, привстав (руки, обвивающие его, не препятствуют, но ногти слабо царапают кожу на спине), не сразу разбирает, что это за слово. «Холодно».

Том смотрит на него из-под ресниц (в глазах плывут пятна радужного тумана, будто пылинки в лунном свете), не решаясь продолжить. Это как стоять на пороге, не зная, что за дверью; нет, даже страшнее, потому что там темная вода, и холод, и одинокий голос, зовущий его: подойди ближе, сделай шаг ко мне, обними меня и согрей.

Том не умеет делиться теплом, он понял это уже давно и до сих пор плевал на это, но очень хочет жить.

«Что угодно подставишь» ты сказал, Поттер?

Он протягивает руку и гладит худую спину Поттера, потом нерешительно ерошит его волосы, густые и жесткие. Тот шипит и внезапно резко двигает бёдрами, Том от неожиданности опрокидывается на спину, а Поттер (в темноте его глаза светятся как блуждающие огоньки) склоняется над ним и снова принимается вылизывать ему шею; каждый раз, когда кончики клыков задевают кожу, по ней пробегают мурашки от странного чувства, похожего на предвкушение. Рубашка давно сползла с плеч, рукава болтаются у запястий, будто кандалы. Поттер слабо смеётся. Том кладёт ладонь на его затылок и мягко надавливает, вынуждая спуститься чуть ниже, к пульсирующей вене. На мгновение Поттер поднимает голову, и они встречаются взглядами. Мучительно долгую секунду Том думает, что его план раскрыт, ничего не удастся, но слабо светящиеся глаза приковывают его внимание, он не в состоянии смотреть ни на что другое. Наконец он медленно кивает и указательным пальцем проводит по лицу Поттера, сверху вниз: ото лба, скрытого чёлкой, до прямого носа, крошечной впадинки под ним, обветренных губ и узкого подбородка.

Вампиры быстрые как змеи, Поттер — не исключение. Том не успевает почувствовать укуса, но ощущает, как по горлу скользит язык, собирая кровь, а Поттер прижимает его к себе с жадностью матери, баюкающей ребёнка. Боли нет, и сколько бы Том ни ожидал её, она не приходит. Только голова кружится, а дыхание тяжелое и прерывистое. Тома пугает собственное желание подставлять шею снова и снова, пока что-нибудь не произойдёт.

Тогда дверь откроется, внезапно думает он, но мысль исчезает прежде, чем он успевает понять её значение.

«Хватит, — хочет сказать он, но не может, только запускает пальцы в волосы на макушке Поттера. — Хватит».

Тот сжимает его в объятиях, хрипло рыча, как голодная кошка, и кажется всё теплее, его движения становятся порывистыми, зубы снова прикусывают шею, на сей раз — больно, но тут же шершавый язык зализывает ранку. Поттер дёргается, вжимаясь в него, его руки неожиданно нежно поддерживают Тома, не давая упасть. Слабый луч света выхватывает из полумрака бледное лицо, искажённое гримасой. Том не закрывает глаза, ожидая третьего укуса, но его не следует: Поттер вскрикивает и до крови пропарывает клыками собственную губу.

…Тишину прерывает только донесшийся из полуоткрытого окна взвизг автомобильных покрышек. Поттер облокачивается на голую грудь Тома, положив подбородок на скрещённые ладони, и в слабом свете наступающего утра его взгляд сонный, но внимательный. Неожиданно он привстаёт, потягивается, а потом берёт Тома за подбородок, поворачивая его лицо к окну. На пальцах засохла кровь.

— Спасибо, — говорит он. — Спасибо.

Том пытается улыбнуться, но уголки губ только слабо дёргаются. Он откидывается назад и притягивает к себе подушку.

Поттер обхватывает его за пояс и устраивается рядом. Лицо его выражает абсолютное умиротворение, когда он водит палочкой над горлом Тома, а потом убирает её в карман. Теперь он похож на засыпающего ребёнка, а Том — на родителя.

***

До полудня он лежит без сна; Поттер не двигается, и только слабое хрипловатое дыхание выдаёт, что он вообще жив. Когда солнце в зените, Том решает, что можно попробовать. Осторожно привстав, он высвобождается из ослабевшей хватки и в ужасе замирает, увидев, как Поттер хмурится во сне, а его пальцы конвульсивно скребут покрывало. Том собирается взять палочку из его кармана, но, проведя ладонью по груди Поттера (та почти не вздымается), решает не рисковать. Некоторое время он сидит на краю кровати, всего в полуфуте от Поттера, и пытается совладать с головокружением.

Хочется вернуться и спать, спать, пока…

…пока не проснётся Поттер?

Он поднимает с пола упавшие Поттеровы очки, вертит их в руках и кладёт на прикроватный столик, очень тихо подхватывает с кресла плотный плащ и надевает его, застегивает на все пуговицы, заставляя себя не торопиться и двигаться очень медленно. Денег осталось немного, он забирает несколько крупных купюр, пару золотых галлеонов и идёт к двери.

Скрип кровати заставляет остановиться. Пальцы до боли сжимаются на дверной ручке, Том медленно поворачивает голову, ожидая увидеть в футе от себя Поттера, но тот по-прежнему спит — просто перевернулся на спину. Рот приоткрыт, но зубов не видно, а на щеках играет слабый румянец.

Том закрывает за собой дверь и мстительно выбрасывает ключ в первую попавшуюся урну.

Он не знает, куда идти, вливаясь в лондонский людской поток, вдобавок, голова кружится всё сильнее, но осознание того, что он свободен, ничем не может быть испорчено.

Разве что пониманием того, что он впервые один.

просмотреть/оставить комментарии [17]
<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>
декабрь 2021  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

ноябрь 2021  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.12.02 11:50:04
Наперегонки [12] (Гарри Поттер)


2021.11.29 15:19:40
Квартет судьбы [15] (Гарри Поттер)


2021.11.23 11:36:18
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2021.11.20 19:51:44
Дочь зельевара [220] (Гарри Поттер)


2021.11.20 00:40:45
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2021.11.18 14:37:36
Ненаписанное будущее [20] (Гарри Поттер)


2021.11.15 19:21:56
Своя цена [28] (Гарри Поттер)


2021.11.15 01:15:02
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2021.11.09 20:13:52
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [0] (Гарри Поттер)


2021.11.08 20:50:05
Амулет синигами [119] (Потомки тьмы)


2021.11.07 10:03:56
Моральное равенство [0] (Гарри Поттер)


2021.11.06 19:11:10
Гарри Поттер и последний враг [2] (Гарри Поттер)


2021.10.31 22:05:41
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2021.10.29 20:38:54
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.10.24 19:02:37
Возвращение [2] (Сумерки)


2021.10.24 13:38:57
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [1] (Гарри Поттер)


2021.09.30 13:45:32
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2021.09.27 15:42:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.09.26 23:53:25
Имя мне — Легион [0] (Yuri!!! on Ice)


2021.09.14 10:35:43
Pity sugar [7] (Гарри Поттер)


2021.09.11 05:50:34
Слишком много Поттеров [45] (Гарри Поттер)


2021.08.29 18:46:18
Последняя надежда [4] (Гарри Поттер)


2021.08.26 15:56:32
Дамбигуд & Волдигуд [9] (Гарри Поттер)


2021.08.25 22:55:21
Атака манекенов [0] (Оригинальные произведения)


2021.08.24 01:18:00
Своя сторона [2] (Благие знамения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.