Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

/как вариант анекдота № 2136/
Волдеморт: Стакан наполовину пуст.
Дамблдор: Стакан наполовину полон.
Снейп: Стакан вдвое больше, чем требуется.

Список фандомов

Гарри Поттер[18555]
Оригинальные произведения[1248]
Шерлок Холмс[718]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[185]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[114]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12764 авторов
- 26904 фиков
- 8671 анекдотов
- 17707 перлов
- 685 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  Παιδέρως (Любовь мальчика)

   Глава 2

– Я же говорила, что со стороны Тобиаса возражений не будет, – сегодня сопрано Лилиан позвякивает колокольчиками.

Известная мне до мелочей кухня кажется странно переменившейся. Косой солнечный луч пробивается сквозь оконный проем, скользит, оглаживая встречающиеся по пути пылинки и, добравшись до выцветшего линолеума на полу, растекается о нему горячим прямоугольником. Ластик, кот Эвансов, любит дремать на таких, то и дело поворачиваясь толстым брюхом кверху.

– Доброе утро, Северус! – сегодня ее рука без перчатки. Снова касаюсь губами, на мгновенье поймав в зеркальцах перламутровых ногтей отражение своей растерянной физиономии.

***

Река у меня сегодня не представляется, как ни стараюсь зажмуриться, как ни стискиваю замерзшими пальцами крылья носа. Журчащее по камням сопрано Лилиан... Моя Лили с разбитой коленкой... Кирпично-красный шелк... Лили на платформе и солнечные лучи...
И сладковатый запах разложения — он везде. Им тянет как от не ставшей рекой канавы, так и от каждого воспоминания: о чуть вытертой на сгибах перчатке, о смазанной зеленкой царапине и об одном из тех странных снов, что я вижу не первый год, но никак не могу понять, о чем же они.
Всюду тление и... ирисы.
– Северус, – холеная, будто выточенная из мрамора ладонь Лилиан до ужаса контрастирует с моей, покрасневшей от холода, широкой, как у тролля, с короткими обломанными ногтями. – Северус, вы замерзнете... Вы стоите здесь битых полчаса, неподвижно, как статуя.
– Я в порядке, мисс... миссис Корнуэлл, – журчание реки–канавы–голоса вдруг становится опасно-близким. Как и ярко-красные, почти невыносимо пахнущие ирисами губы.
– Я же сказала: «Лили», – горячий шепот опаляет пушок над верхней губой, который я, будучи в школе, называл пробивающейся щетиной и отчаянно скреб бритвой. Короткие волоски вспыхивают, огонь моментально перекидывается на щеки, а смех Лилиан падает в этот пожар каплями бензина.

***

– Жалко, что ты ненадолго, у меня тут уравнение по трансфигурации никак не сходится. Поможешь?
– Конечно.
Я все-таки сбежал - сразу после этого дурацкого недопоцелуя у вонючей канавы. Сбежал в чужую весну из своей, которая вдруг стала слишком странной, непонятной и пугающей. И теперь смотрю, как пальцы Лили - настоящей - зарываются в серую шерсть Ластика, и тоже глажу довольного, похожего на мохнатого поросенка кота. Перебираю густой, местами свалявшийся мех, а кошак лениво косит на меня желтым глазом, давно догадавшись, что я вовсе не случайно то и дело натыкаюсь на теплую ладонь. Но он никому не расскажет.
Мы с Лили нашли его давным-давно за старыми складами — тощего, как полевая мышь весной, беспрерывно скулящего. Лили хотела, чтобы он жил у меня, но отец наотрез отказался держать в доме «лишний рот». Пришлось, сгорая от стыда, тащить его к Эвансам. Там Ластика приняли.
Но все равно это мой кот. У нас с ним общие тайны, общая нелюбовь к крикливой и тощей дуре Туни и общая «хозяйка». И я готов решать уравнения по трансфигурации, варить зелья и обсуждать заклинания, лишь бы еще минуту провести рядом с ней. Моя Лили. Моя, что бы там ни говорили про то, что на нее положил глаз этот пижон Поттер. Ничего ему не обломится.

***

Все-таки за прошедшие месяцы я успел отвыкнуть и от ссутуленных плеч, и от оценивающего взгляда отца. Глубоко вздохнул — не хватало только выброса стихийной магии, мне же не пять лет. Да и вел он себя вполне прилично: сидел за столом напротив Лилиан... Не стану я называть ее «Лили»! Пусть лучше будет «миссис Корнуэлл». Где бы еще прочитать, как нужно мысленно называть женщину, которая тебя целовала? Даже если ты ее об этом не просил? И надо ли об этом просить? Мне вдруг, в эту самую минуту, захотелось поцеловать Лили — чтобы узнать, можно ли так, не спрашивая.

– Что ж, Лилиан, надеюсь, вам у нас понравится! – отец склонился в шутливом поклоне, и она серебристо рассмеялась. Сердце кольнуло моментальным узнаванием — точно так же смеялась она там, у канавы, разглядывая мое, кажется, совершенно ошеломленное лицо. «Согрелись, Северус? Больше не стойте так долго на ветру! Ну, что же вы — бегите домой!» И я сбежал — не домой, к Лили. Туда, где к горлу не подкатывала смесь желания и отвращения. Сбежал к рыжему солнцу, к своему коту и чужому счастью, которого мне так не хватало.

Сегодня я этого делать не буду. Объясню, что она ведет себя глупо, что мне совершенно не хочется с ней целоваться. Что я всего лишь хочу...
Хочу понять, откуда взялся запах ирисов в моих мечтах. И все. Больше мне ничего от нее не нужно. В крайнем случае — пусть смотрит. Вот, как сейчас — серьезно, внимательно. И сдержанно улыбается – впрочем, без этого можно было и обойтись, а то уши снова вспыхнули, и я в очередной раз порадовался, что так и не подстригся, несмотря на шутки по поводу моих волос, глуповатые, но незлые – от Нотта, и едкие, на грани оскорблений и пошлости — от Поттера с дружками.

***

Лилиан осторожно приоткрыла дверь, заглянула в комнату. Я поспешно затолкал под кровать свои дырявые носки, но она как будто не заметила ни моего жеста, ни книг и пергаментов, разложенных в только мне понятном порядке (который отец называет бардаком).
– Северус, вы не возражаете, если я оставлю у вас вещи? В гостиной они мешают.
Я кивнул, и она втащила в комнату огромный узорчатый чемодан. Приткнула его между кроватью и полуразвалившимся креслом, помнившим еще довоенные времена. Конечно, я про давнюю магловскую войну, а не про ту, от которой лихорадит магический мир последние пять лет.
– Вы занимаетесь? – Я счел вопрос риторическим, а она продолжила: – Мне тоже не помешает привести дела в порядок. Можно, я посижу с вами? – Последнюю фразу Лилиан произнесла, уже доставая из чемодана стопку белых листов и несколько разноцветных карандашей — кажется, маглы называют их «фломастерами». Уселась в кресло, поджав под себя ноги, и принялась рисовать. Рисовала она все время, пока я дописывал эссе по чарам. Иногда фломастер начинал поскрипывать, и тогда она доставала квадратный флакон с прозрачной, чуть зеленоватой жидкостью, роняла пару капель в пластиковую трубочку, и запах ирисов становился почти невыносимым и в то же время завораживающим.

Иногда она зачеркивала нарисованное, комкала тонкий лист и бросала его на пол. Перед тем, как уйти, аккуратно сложила листки (белые отдельно от разрисованных), спрятала в чемодан. Собрала все разбросанное — без магии, просто наклоняясь за каждым бумажным комком. За каждым из восьми. Шаг — и юбка сзади подскакивает, открывая ноги в светлых чулках – до самых подвязок. Запах ирисов и еще какой-то — чужой, сладковатый, одновременно манящий и отвратительный – бьет в нос, голова кружится. Шелест бумаги, и снова шаг.
– Спасибо за гостеприимство, Северус, – улыбается от двери. – Я приду завтра?
Киваю, очень желая сказать «нет». Нет, не приходи. Не хочу. Мне противно оттого, что моя весна оказалась такой — душной, с тонкими линиями ирисовых фломастеров, с тяжелыми складками юбки и светлыми чулками. Неправильной и зовущей.
– Конечно. Хотя... – последняя попытка, – меня завтра не будет, но вы можете зайти – я оставлю дверь открытой. Заходите, Лилиан. «И уходите до моего возвращения, оставив только запах – легкий, едва заметный, наполняющий эти странные каникулы чем-то запретным. Куда более запретным, чем опушка школьного леса».
– Лилиан? – она снова улыбается, но глаза серьезны, даже печальны. – Почему не «Лили»?
– Потому что вы – не Лили.
– А кто же я? – тонкие пальцы с длинными, чуть заостренными ногтями комкают, перебирают завязки папки, которую она почему-то не вложила в чемодан. И пока я, не отрываясь, гляжу на отражающиеся в ее ногтях мозаичные кусочки моей комнаты, предлагает: – Может, «Лил»?

***

«Да, так правильней. Лили – это солнечные лучи в волосах и пятна чернил на пальцах. Это удивительная, не каждому подвластная магия, способная превратить грязную канаву в волшебную реку, а мою чертову жизнь... А Лил — это просто Лил», – думал я, в очередной раз пропуская ужин и прислушиваясь к доносящемуся из кухни серебристому смеху. Тусклый баритон отца, невнятный шепот матери и – надо всем и во всём этом – обволакивающее сопрано Лил.

***

– Кто она такая? – роняю как бы невзначай, оттирая клейкий, тянущийся за мочалкой жир со старой сковородки. Без магии, само собой. Хватило бы одного заклинания, но мать из глупого упрямства продолжает пользоваться магловскими средствами. Не хочет лишний раз провоцировать ссору с отцом. Хотя в последние дни – с тех пор, как в доме появилась Лил – он стал куда спокойней. За ужином не бурчит, придираясь к любой мелочи, а не умолкая рассказывает всякие байки про работу. Кто бы мог подумать, что он умеет шутить – даже меня порой пробивает на улыбку, а Лил вообще хохочет взахлеб. Только мать почему-то не радуется – кривится презрительно и отворачивается. Но подкладывать отцу лучшие куски не забывает.
– Шел бы ты заниматься. Тоже, нашелся помощник.
– А все же? Откуда взялась эта Лилиан? И кто она?
– Шлюха! – брошенная в раковину ложка бьется о бортик, оставляя на белой эмали сероватые царапины.
Ничего себе! Не могла же мать так взбеситься из-за того, что Лил с отцом с утра ушли вместе – он обещал показать ей какой-то новый магазин. Но ведь это же глупо – ревновать Лил к отцу? Или отца к ней? Глупо или нет, но смотреть на мамины дрожащие губы противно до тягучего, тоскливого отчаяния. И хочется успокоить ее – но что сказать? Что Лил не интересует отец, потому что ее... интересую я? Если бы я был в этом уверен! Но зачем она тогда проводит со мной столько времени? Помимо воли вдруг представилось, как она приходит к отцу, наклоняется так низко, что становится видно место, где светлые чулки заканчиваются, открывая полоску еще более бледной кожи...

– Севви!
Мгновенно раскалившаяся сковородка выпадает из покрасневших пальцев, мать причитает и накладывает обезболивающие заклинания, пока рука не приобретает прежний вид. Не то чтобы я не знал, что такое ревность – каждый раз внутри все переворачивается, когда вижу, как эта мразь Поттер клеится к Лили. Но это даже не ревность. Я вообще не могу подобрать названия этому страшному, неуправляемому, звериному чувству.

***

Во дворе у Эвансов никого, только их «Бентли» тихо урчит мотором, как Ластик, когда ему чешут толстое брюхо. Звоню, надеясь, что откроет Лили или ее отец, в крайнем случае – мама, хотя она всегда смотрит с таким сочувствием, что хочется нагрубить. Открывает Петуния.
– А ты что здесь делаешь? – бурчит вместо приветствия. – Мы сейчас уезжаем. На побережье, до самого конца каникул.
Голос торжествующий, и от этого еще более противный. На побережье. До самого конца. Самого-самого. Теперь мне и сбежать некуда.

***

И снова я дома, и снова капля из зеленоватого флакона падает в пластмассовую тубу фломастера, а чернила срываются с кончика пера, забрызгивая чертово эссе по зельям. Опять Слагхорн поставит «выше ожидаемого» вместо заслуженного «превосходно», потому что «аккуратность прежде всего». Старый дурак.
«Более дорогим, но гораздо более действенным аналогом «Перечного зелья» является «Греческий нектар», в состав которого входят листья мать-и-мачехи, цветы коровяка и корень ириса».
И еще восемнадцать ингредиентов, большинство из которых крайне редки. А теперь – подробно о каждом.
«В Древней Греции ирис имел ещё одно название — палдерос (дословно — «любовь мальчика»), из-за своей прихотливой, «капризной» окраски». Придумают же...

В этот раз скомканных листов было шесть. И один еще обнаружился под креслом. Я осторожно развернул его, разгладил на столе. Чем-то похожая на Лил девушка, вернее, только контур ее, фиолетовый, пахнущий ирисами контур.

«Оживляющее зелье», которое, как известно даже первокурсникам, никого не оживляет, но, если им пропитать пергамент или бумагу, заставляет рисунок двигаться. Контурно-фиолетовая Лил приподнимает край нарисованной юбки, мне чуть противно и любопытно, и неизвестно, от чего больше в горле застревает вязкий ком. К себе прикасаться привычно и совершенно естественно, все подростки это делают, обычный способ снятия напряжения. Непривычно при этом вспоминать светлые кружевные подвязки и судорожно вдыхать аромат ирисов, пропитавший листок, комнату и мои пальцы; вдыхать до тех пор, пока его не сменяет более сильный и привычный, пряный и чуть отдающий гнилью запах.

***

Ветер колышет занавеску, и на мгновенье сквозь солнечную пыль и разделенное на квадратики стекло я вижу голые деревья. Но потом взгляд снова, как привязанный, возвращается к неясному силуэту у зеркала. Шагаю – осторожно, чтобы снова не упасть – но ветер распахивает оконную створку, и звон разбившегося стекла выбрасывает меня из очередного сна.

просмотреть/оставить комментарии [15]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
декабрь 2021  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

ноябрь 2021  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.12.02 11:50:04
Наперегонки [12] (Гарри Поттер)


2021.11.29 15:19:40
Квартет судьбы [15] (Гарри Поттер)


2021.11.23 11:36:18
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2021.11.20 19:51:44
Дочь зельевара [220] (Гарри Поттер)


2021.11.20 00:40:45
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2021.11.18 14:37:36
Ненаписанное будущее [20] (Гарри Поттер)


2021.11.15 19:21:56
Своя цена [28] (Гарри Поттер)


2021.11.15 01:15:02
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2021.11.09 20:13:52
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [0] (Гарри Поттер)


2021.11.08 20:50:05
Амулет синигами [119] (Потомки тьмы)


2021.11.07 10:03:56
Моральное равенство [0] (Гарри Поттер)


2021.11.06 19:11:10
Гарри Поттер и последний враг [2] (Гарри Поттер)


2021.10.31 22:05:41
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2021.10.29 20:38:54
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.10.24 19:02:37
Возвращение [2] (Сумерки)


2021.10.24 13:38:57
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [1] (Гарри Поттер)


2021.09.30 13:45:32
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2021.09.27 15:42:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.09.26 23:53:25
Имя мне — Легион [0] (Yuri!!! on Ice)


2021.09.14 10:35:43
Pity sugar [7] (Гарри Поттер)


2021.09.11 05:50:34
Слишком много Поттеров [45] (Гарри Поттер)


2021.08.29 18:46:18
Последняя надежда [4] (Гарри Поттер)


2021.08.26 15:56:32
Дамбигуд & Волдигуд [9] (Гарри Поттер)


2021.08.25 22:55:21
Атака манекенов [0] (Оригинальные произведения)


2021.08.24 01:18:00
Своя сторона [2] (Благие знамения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.