Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Просыпается Воландеморт утром. Смотрит- вокруг пьяные вдрызг Пожиратели и авроры. Пытается вспомнить, что было вчера. Вдруг подходит к нему Снейп в белых одеждах. Воландеморт (жалобно):
-Что было?
Снейп ехидно:
-До или после того, как вы сделали мне предложение?

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12711 авторов
- 26898 фиков
- 8628 анекдотов
- 17693 перлов
- 680 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлению 


  Фортуна, inc.

   Глава 7
Глава 7
28 июля 2004 года


Совсем рядом слышатся голоса:
– Молодец, ребята! Отлично сработали! Образцовый перехват! Несите его осторожно. Осторожно, девочка! Не повреди клиента…
– А что ему сделается? Все равно скоро в расход пойдет… – странно, ее голос кажется знакомым.
– Пойдет непременно, но выглядеть при этом должен хорошо, правильно… Следы побоев ни к чему. Ясно же, национальный герой не позволит какому-то педику себя отколошматить. А следы исцеляющих заклятий можно заметить… Так что аккуратнее, девочка! Кстати, что с педиком?
– С педиком все в порядке, – это уже другой голос, но тоже знакомый. – Явился покорно, как барашек! Очень трогательно!
– Записку он с собой захватил? – спрашивает тот, кто заговорил первым.
– Да. Баран, одно слово!
– Где он сейчас?
– В подвале. Ребята захотели поразвлечься…
– Это правильно! Потрахаться педрила перед смертью мог, а ебарей его пусть авроры ищут! В добрый час!
Девушка и парень, голоса которых кажутся знакомыми, тоже смеются. Нужно открыть глаза и посмотреть на них, но что-то мешает. Мешает! Тянет во тьму черного озера, на дне которого сияют ослепительные звезды…

А в голове словно вращаются шестеренки, воспоминания, разрозненные обрывки разговоров – и складываются в узор, такой же стройный и логичный, как звездное небо…


– Работать на земле они не любят, а против производства заготовок для волшебных артефактов не возражают. Но это не выход, конечно, – серьезно объясняет Гермиона.
– Не выход, – кивает он.

– Земледелием они действительно не занимаются, а выращивание волшебных растений – это совсем другое, – сильная, уверенная женщина сейчас сломлена нежданным горем.
Начальник отдела особо тяжких преступлений, сидящий в кресле напротив, кивает. Гарри Поттер, наблюдающий за ними со стороны, отрицательно качает головой:
– Это одно и то же, госпожа директор. Одно и то же! Волки не пашут и не сеют для двуногих! Я ведь читал книги Фенрира Грйбека и должен был вспомнить!

– Скажите, пожалуйста, вы не знаете, кто сменит мистера Хопкинса на посту руководителя этого эксперимента? Очень интересные результаты получаются, будет жалко, если они пропадут… – лунозависимая Кармин вздыхает.
– Они не пропадут! – улыбается блондин в черной полумаске.

– Понимаете ли, аврор Поттер, – рассудительно произносит запорошенный пылью редактор «Лондонского вестника», – Деннис числился и публиковался у нас, но, кроме этого, сотрудничал с самыми разными газетами и журналами. Обычно он печатался под своим именем, а иногда – под псевдонимами, которые мне, разумеется, не известны. Увы, я абсолютно не в курсе дел Денниса, не связанных с нашей редакцией…

– Как по-твоему, Уэйну Хопкинсу можно доверять? – Деннис серьезен и сосредоточен. – Я редко использую наше знакомство, но сейчас мне очень надо… Я хотел узнать именно репутацию Уэйна в вашем ведомстве…
– Я понимаю, – кивает Гарри, – понимаю… Когда малознакомый человек рассказывает странные вещи, очень хочется проверить его честность…

– Ох, какая же хорошая была женщина! – всхлипывает заместительница покойной, молоденькая и симпатичная Бенгта Свенсон. – Настоящая равенкловка! Строгая, но справедливая! Смотрела на знания, а не на рекомендации!
– Да, мисс Свенсон, – кивает начальник отдела особо важных преступлений.
Гарри Поттер, наблюдающий за ними со стороны, поминает тихим добрым словом Гермиону с ее политкорректностью. Сейчас считается неприличным без особой нужды спрашивать симпатичную девушку, откуда у нее необычное имя и фамилия…

– Я проверю, сколько людей регулярно и часто ездили за границу в последние полгода. Но эту инфу хорошо бы продублировать в более высоких инстанциях, – счастливый Дарбифилд, начальник магтаможни Хитроу, пьет за первую улику в деле Анонимных Контрабандистов. Начальник отдела особо тяжких преступлений поднимает свой стакан, а Гарри Поттер, стоящий в дверях, качает головой:
– Этого недостаточно! Нужно сделать вот что…



Все становится ясно. Пора открывать глаза! Это нелегко, но совершенно необходимо…

Гарри открывает глаза – и понимает, что лежит в углу темной комнаты с высокими потолками. Во мраке плохо видно, но кажется, что это заброшенный дом, или склад, или сарай. Руки и ноги крепко связаны веревками, впившимися в тело.
В противоположном углу комнаты, освещенном лучше других, стоит письменный стол. На нем лежит очень знакомая волшебная палочка. Слева от стола высится огромный шкаф. Его двери открыты. Лицом к шкафу и спиной к Поттеру стоит блондин, одетый в черное.
Сердце Гарри начинает колотиться как бешеное. Он знает все – кроме имени человека, который это придумал. Логика подсказывает, что им не мог быть Малфой, но что, если… Что, если…
Блондин медленно поворачивается, и Поттер с трудом скрывает облегчение. Этого человека он никогда прежде не видел. Симпатичный парень, красивый даже, но абсолютно незнакомый.
Зато… У Гарри перехватывает дыхание. Привычным и очень знакомым жестом блондин вдруг потирает мочку правого уха. Затем он внимательно смотрит на пленника и растягивает губы в улыбке:
– Доброй ночи, господин аврор! Рад, что вы пришли в себя!
– Доброй ночи, мисс… Уичестер, кажется? Другие ваши фамилии я запамятовал, – шевелить губами трудно, но можно. – И не противно вам, такому крутому, превращаться в смазливых баб? Я бы на это не пошел даже ради огромных денег, которые вы зарабатываете на наркозельях. А так складывается впечатление, что ваша нелюбовь к геям вызвана скрытым влечением к муж…
– Ах ты… – блондин молниеносным движением выхватывает свою палочку, но в последний момент сдерживает себя, подходит к двери комнаты и кричит: – Ребята, наш петушок очнулся! Как там у вас дела?
Входят еще несколько человек, некоторые из них знакомы. Поттер заставляет себя улыбнуться:
– Какая неожиданная встреча! Мисс Свенсон, сейчас вы выглядите лучше, чем в день нашего знакомства! А ваши фамилии, господа, я запамятовал. Последствия травмы, увы… Помню, что русоволосого зовут Стеллан, а тот, кто стоит слева от него, за все время нашего разговора не произнес ни слова…
– Поговори, падла, поговори! – блондин растягивает губы в ухмылке. – Покудахтай перед смертью!
– Спасибо за разрешение, мисс Уичестер! С удовольствием расскажу все, что сумел о вас выяснить; кстати, мои коллеги тоже в курсе всех ваших дел. Неясны лишь несколько деталей… – Гарри шевелится, пытаясь устроить затекшее тело поудобнее, но это нелегко. – Кто догадался первым – Уэйн Хопкинс или Пенелопа Кристал?
Бенгта Свенсон вздрагивает, словно от удара. Русоволосый Стеллан ухмыляется.
– А самому сообразить слабо? – ехидно спрашивает блондин.
– Не слабо, – Гарри улыбается еще шире. – Уэйн Хопкинс, разумеется! Он знал о растениях все. Такой человек непременно заметит, что его подчиненные тайно выращивают в питомнике травы, используемые для приготовления наркозелий. Кстати, вы отлично поработали, ребята! Я читал дюжину заключений экспертов, и все они дружно утверждали, что эти травы в Англии невозможно вырастить даже с помощью магии. А вы сумели! Браво! Хорошим учителем оказался Уэйн Хопкинс!
– Не смей произносить имя подлой гниды! – визжит парень, который во время допроса в питомнике волшебных растений упорно молчал. – Эта свинья хотела нас предать!
– Нет! – Поттер с трудом приподнимается. – Уэйн всеми силами стремился защитить вас – подлецов, убивших своего учителя! Догадавшись о ваших незаконных делах, он встревожился, но не захотел поднимать шум, а собирался решить проблему миром. Однако на всякий случай Хопкинс решил рассказать о своих подозрениях журналисту, которому доверял, причем выражался так витиевато, что тот вообще заподозрил невесть что…
– А какая разница? – жестко спрашивает Бенгта. – Донос есть донос, неважно, журналюгам или аврорам.
– Разница в том, что аврор, узнав о компромате, по долгу службы обязан начать расследование, а у журналиста есть право молчать об услышанном. Кстати, насколько я понимаю, мисс, именно вы в свободное от основной работы время варили наркотические зелья? Вряд ли весь процесс от начала до конца проходил в лаборатории мисс Кристал. Скорее всего, вы выполняли там только самые трудные операции и, может быть, еще воровали редкие ингредиенты. Но ваша начальница все равно что-то заподозрила. Скажите, мисс Свенсон, вам не было ее жаль? Мисс Кристал ведь приняла вас на работу, хотя знала, что вы оборотень…
– Эта свинья не заслуживает благодарности! – истерически визжит девушка. – Свиньи созданы для того, чтобы кормить волков! Рано или поздно мы восстановим исконный порядок вещей!
– Ух ты! – незаметно для своих похитителей Гарри пытается освободить связанные руки, но получается это плохо. – Так вы у нас идейные, оказывается! Я-то искал банальных наркодилеров, а напоролся на банду революционеров! Вау! Это вы на прибыль от торговли наркотой собираетесь захватить власть в стране?
– Да! – с вызовом отвечает Бенгта. – Любые средства хороши, чтобы загнать свиней в хлев, который им уготован от века!
– А мисс Кармин тоже так думает? – быстро спрашивает Поттер русоволосого Стеллана. – Мне показалось, она искренне скорбела о гибели Хопкинса…
– Рано или поздно она все поймет! – спокойный, слегка ироничный оборотень, каким его запомнил Гарри в уэльском питомнике, вдруг срывается на крик. – Она поймет!
– Очень сомневаюсь. Видите ли, все разумные существа делятся на две категории. Одни способны оправдать беззаконное убийство, другие на это не пойдут никогда. Поверьте моему опыту: мисс Кармин относится ко вторым.
– Заткнись, свинья! – орет Стеллан.
– Хорошо, давайте сменим тему разговора. Зачем понадобилось убивать Дейзи Бриггс?
Оборотни смеются. Поттер настораживается: неужели он чего-то не понял?
– Для Риты Скитер, поросенок! – отсмеявшись, объясняет блондин. – Ты посмотри, как все логично выходит! Орденцы из мести убили Грегори Гойла, и блондин в маске начал мстить грязнокровкам. Красота! А самый важный момент в цепи его зверств – смерть грязнокровной невесты Гойла. Бесстрашный Гарри Поттер пытался спасти несчастную девушку, но не успел, потому что задержался на вечеринке у друзей. Обнаружив тело мисс Бриггс, он бросился в погоню за убийцей и уничтожил его, однако и сам погиб от руки презренного негодяя! Впечатляет, верно? Представляешь, какую трогательную статью напишет эта свинья, когда найдут ваши с Хорьком трупы?
– Вы убили Дейзи Бриггс только для того, чтобы свалить все остальные преступления на Малфоя? – Гарри не верит ушам.
– Да, разумеется, – отвечает блондин. – Одной свиньей больше, другой меньше – какая разница?
– А зачем вам понадобилась чехарда с таможней? Ведь всю наркоту вы выращивали и производили в Англии.
– Так именно из-за этой чехарды вы и не искали наркоту здесь! – улыбается блондин. – Таможня стояла на ушах, реализаторов шерстили страшно, но не осматривали ни питомники волшебных растений, ни зельеварные мастерские.
– Понятно. А за границу вы выезжали не по нашим каналам, а по магловским? И возвращались так же? Поэтому мы и не могли вас найти…
– Разумеется, – блондин улыбается. – Быстро соображаешь, поросенок! Работа у меня такая – сопровождаю богатых грязнокровных свиней на отдых в Европу. А магловская таможня наркотические зелья не распознает. При желании я мог вывезти хоть тонну, но хватало и совсем маленьких партий…
– Неплохо ты устроился! Чистая работенка и хорошо оплачиваемая. Но, конечно, по сравнению с прибылью от торговли наркозельями это мелочи. Не жалеешь, что теряешь шикарный бизнес?
– Не жалею, поскольку ничего не теряю. Другим аврорам ты ничего не успел рассказать, иначе отправился бы за свиньей Бриггс не один, а со штурмовым отрядом. Понятно, что после смерти Хопкинса питомник будут шерстить, но свои посадки там мы уже уничтожили. Теперь можем выращивать нужную траву где угодно. И ты правильно догадался: в лаборатории Кристал мы заимствовали некоторые ингредиенты и делали кое-что сложное. Сейчас знаем, где находить недостающее и как варить зелья от начала до конца в не очень подходящих для этого условиях. Отработан навык, понимаешь ли…
– Что ж, спасибо за информацию! Она пригодится на суде.
– Не сдаешься, поросенок? – улыбается блондин. – Уважаю! Ты заслужил право узнать правду перед смертью…
– Я бы на твоем месте так рано меня не хоронил. Я не выжил бы, если бы не умел прятать тузы в рукаве.
– Твое везение кончилось в день смерти Волдеморта, поросенок. Ты был нужен миру, чтобы убить этого гада. Сейчас, после его смерти, ты уязвим так же, как любая свинья.
– Ох, какие мы оптимисты! – Гарри отчаянно пытается освободиться, но веревки слишком тугие. Слишком… – Ну, раз уж ты совсем ничего не боишься, – может, назовешь свое настоящее имя?
– Почему бы и нет? – блондин улыбается. – Я Фенрир Грейбек-младший – хотя, разумеется, в мире маглов ношу иное имя. Отец скрывал меня от всех, даже от самых близких друзей. Когда я родился, он отправил маму и меня в мир маглов, зная, что простецы не существуют для вас – свиней, погрязших в гордыне. Там я вырос, а отец тайно навещал нас, учил меня магии, жизни и войне. Летом 1995 года, когда стало ясно, что Волдеморт вернулся, отец представил меня общине, объявил своим преемником и заставил всех присягнуть мне на верность.
– Сколько же тебе тогда было?
– Шестнадцать. У нас это тоже считается совершеннолетием. Отец оставил меня готовить народ к истинной войне и пожертвовал собой, спасая всех нас. Отец ненавидел и презирал Волдеморта, но служил ему, надеясь, что междоусобицы в мире свиней помогут истинным хозяевам этой земли вернуть власть. Мы ведь правили островом задолго до того, как сюда пришли вы, проклятые свиньи… Вы гнали нас, резали и жгли, словно свой скот. Но мы не скот, а пастухи, и скоро загоним вас обратно в хлев! Отец знал, что наш народ однажды вернет власть над родной землей. Он умер счастливым, не сомневаясь, что я сделаю все для восстановления справедливости…
– Это ради справедливости ты стал варить и продавать наркозелья?
– Да! Если свиньи по доброй воле убивают себя медленно действующими ядами, почему бы им не помочь? Кроме того, в нынешние торгашеские времена все забыли о чести, и на войне побеждает тот, кто богаче… Уже сейчас на счетах нашей организации скопились огромные суммы. Еще лет десять – и мы будем богаче всех в этой стране. Тогда я не стану начинать войну, а приду к власти честно. Свиньи изберут меня вождем на демократических выборах и получат именно то, что заслужи…
– Развлекаетесь, девочки?
Дверь открывается незаметно. Сначала Поттер слышит хриплый неузнаваемый голос, потом видит яркую вспышку пламени.
Оборотни разворачиваются к двери. Они направляют палочки на вошедшего – покрытого копотью человека в рваной одежде – и молча орут атакующие заклятья. Но все чары вервольфов тонут в огне, который летит к ним.
Слышится голос – Гарри не сразу узнает свой собственный:
– Не убивай их! Они нужны живыми! Они должны дать показания на суде! Не убивай, слышишь?!
Уже крича, он понимает, что все бесполезно: стену огня не остановить. Но почти сразу она резко уменьшается в размерах, затем долетает до оборотней. Они кричат. В следующее мгновение пламя исчезает вовсе. Обгоревшие тела падают на пол.
Человек с закопченным лицом стоит, прижимаясь спиной к стене у двери, и внимательно разглядывает пострадавших.
– Жить будут, – хмыкает он, – просто потеряли сознание. Я еще на них сонные чары наложил, чтобы не подохли от болевого шока… Как ты, Поттер?
– Нормально. Главарю захотелось напоследок похвастаться, вот он и разболтался. Развяжи мне руки, пожалуйста…
– Хорошо, – почерневшее от копоти лицо кривится в улыбке. – Если уж сегодня я изображаю доброго аврора, игру надо довести до конца…
В голове пусто. Не хочется ни шевелиться, ни думать. Но начальник отдела особо тяжких преступлений должен продолжать расследование, поэтому Гарри спрашивает.
– Как ты сюда попал? Ты ведь должен сейчас быть в клубе…
– Получил письмо, – губы кривятся еще сильнее. – Оно написано почерком, очень похожим на твой. Ты приглашал на встречу, обещая сообщить имя убийцы Грега. Дурость, конечно, исключительная, но я повелся… Трансгрессировал на условленное место – и первым делом увидел труп этой Бриггс. Там меня и оглушили… Пришел в себя уже в подвале. Компания сексуально озабоченных юношей решила познать радости однополой любви, используя меня в качестве тренажера. Особенно их вдохновляло то, что вскоре я должен был войти в историю как Мститель на мотоцикле, убитый бесстрашным Гарри Поттером. В мои планы это не входило…
– Они живы?
– Вроде бы да, только без сознания. Я, идиот, весь из себя крутой, обезвредил их и радостно шагнул к двери – на волю! – губы снова кривятся в усмешке. – А она оказалась заперта, причем не на ключ, а на очень хитрое заклятие. Ни Открывающие, ни любые другие чары на него не действовали. Приводить в сознание и допрашивать оборотней не хотелось, так что пришлось в буквальном смысле пробивать себе путь сквозь дерево и камень. Потому так и задержался…
– Понятно. Кстати, ты собираешься меня развязывать? Или предпочитаешь играть в злого аврора?
– Ах, да, совсем забыл, – сейчас улыбка кажется искренней. – Должен сказать, в качестве несчастной жертвы ты выглядишь весьма… симпатично.
Он подходит совсем близко. Поттер только сейчас замечает, что у победителя оборотней в руках нет палочки.
Он улыбается и щелкает пальцами. С них срывается маленькая искорка, подлетает к веревкам и пережигает их. Гарри лишь теперь понимает, что связанные руки и ноги затекли до полного онемения.
– Как ты это делаешь? – спрашивает он, разминая непослушные конечности. – Никогда о таком не слышал. Тебя Волдеморт научил?
– Ох, Поттер, – закопченное лицо снова кривится; Хорек хмыкает, садится на пол совсем рядом и прижимается спиной к стене. – Ты даже не представляешь, как я устал… Когда я услышал, что ты тоже у них, то отчаянно захотел бросить тебя здесь, вернуться в клуб и уже оттуда вызвать наряд авроров в это кубло. Тогда не пришлось бы ничего объяснять…
– Все равно пришлось бы. Многие оборотни знали, что тебя захватили в плен, и они не стали бы молчать об этом после ареста. Так что твое чудесное спасение все равно бы заинтересовало аврорат.
– Значит, я поступил верно… – Хорек трет грязный лоб грязной рукой.
– И к тому же спас мне жизнь. Узнав о твоем побеге, оборотни очень сильно рассердились бы. Думаю, они убили бы меня просто из личной вредности, причем очень быстро – пока не подоспела помощь из аврората. Так что я у тебя в долгу, Малфой.
– Нет, Поттер. Сегодня я вернул тебе долг – школьный долг за Выручай-комнату. Теперь мы в расчете… И именно потому, что ты мне ничего не должен, я… – следующее слово дается Хорьку с явным трудом, – прошу тебя о новой услуге. Мерлин знает, как я хотел бы скрыть свою тайну от всех и особенно – от людей из министерства. Но молчать сейчас я уже не могу: ты не успокоишься, пока не узнаешь правду. Так вот, я очень тебя прошу: пожалуйста, не говори никому о том, что сейчас услышишь! В моей тайне нет ничего преступного, а ее сохранение – вопрос жизни и смерти для меня.
– Я не могу обещать, пока не узнаю, о чем речь.
– Что ж, – Малфой фыркает, – слушай и решай… Ты когда-нибудь задумывался, каким образом Винс, весьма посредственно успевавший в чарах, сумел вызвать Адский Огонь в Выручай-комнате?
– Волдеморт его научил? Или кто-то из Кэрроу?
– Что ты! – Хорек хрипло смеется. – Оба Кэрроу были слишком тупы, чтобы научиться такому сложному заклятию. А Темный Лорд очень редко делился со своими сторонниками полезной и ценной информацией. Тем, кто не исполнял его приказов, он таких одолжений не делал никогда. Все было совсем иначе. Сейчас я почти уверен: Винс и сам не понимал, что использует чары исключительной сложности. Просто ему понадобился огонь – и Винс схватил то, что лежало ближе всего. А начиналось все так…
После побега из Хогвартса, – голос Малфоя звучит тихо, но очень отчетливо, – я каждую минуту, каждую секунду ждал вызова к Темному Лорду и наказания за невыполненный приказ. Но дни шли, а ничего не происходило. Мне показалось, что обо мне забыли – или простили мою слабость…
Но однажды Темный Лорд вызвал меня. У дверей его кабинета я увидел Винса и Грега. Они помогали мне с ремонтом Исчезательного Шкафа и, значит, тоже были виноваты… Мы трое до ужаса боялись, но старались скрыть страх.
Однако Темный Лорд держался с нами дружелюбно и приветливо. Он сказал, что в Хогвартсе мы хорошо поработали, и именно за этот успех нам предоставляется уникальный шанс – стать самыми могущественными волшебниками своего времени. Требовалась для этого сущая малость. Нужно было всего лишь позволить умным и знающим людям помочь нам раскрыть наши способности…
Хорек снова фыркает. Его лицо передергивается, он прикрывает глаза и надолго замолкает. В конце концов Гарри не выдерживает:
– Что же случилось дальше?
– Дальше? – Малфой открывает глаза. – Мы согласились: права на отказ у нас не было. В результате мы стали… стали… – он понижает голос до шепота, – подопытными кроликами в экспериментах очень талантливых и совершенно бессовестных людей. По-моему, среди них были как маги, так и маглы. Но с уверенностью утверждать не могу: о Синей комнате я помню немногое, хотя бывал там почти целый год по несколько раз в неделю. Насколько я понимаю, – после окончания войны читал магловские медицинские книги – нас накачивали психотропными средствами. Но не только ими…
Поттер слушает резкие, обрывистые слова Хорька и не сомневается, что тот говорит правду. Профессия аврора хорошо учит отличать истину от лжи.
За годы работы начальник отдела особо тяжких преступлений навидался всякого и о еще больших ужасах читал. Гарри знает точно: история младшего Малфоя – далеко не самое страшное, что случалось с людьми и во Вторую войну, и в мирное время. Но почему-то именно судьба давнего школьного врага причиняет Поттеру такую сильную боль, что он сам удивляется.
– После гибели Волдеморта я несколько недель жил как на иголках – ждал нового приглашения в Синюю комнату. Но все было тихо. Потом заболели родители, пришлось искать деньги на их лечение, и со временем я стал… забывать. А потом началось это…
Хорек снова надолго умолкает, и Гарри переспрашивает:
– Что – это?
– Это, – Малфой стискивает зубы и щелкает пальцами. Из них вылетает небольшой сгусток пламени, с шипением врезается в дальнюю стену и исчезает без следа. – Могу испепелить дом дотла или слегка опалить – как захочу… Это не Адский Огонь – что-то другое, более сложное. Не знаю, откуда оно взялось, но до визитов в Синюю комнату я ничего подобного не умел.
– Полезная штука! Даже герои комиксов тебе позавидуют.
– Да, – Хорек снова хмыкает. – Еще больше они позавидуют тому, что я теперь почти не чувствую боли. Некоторое неудобство ощущается, но не более того... Вот только платить за чудо-умения приходится дорого: огненной магией очень трудно управлять. Ее избыток время от времени нужно… сбрасывать. Иногда трансгрессирую на скалистый безлюдный берег моря, там швыряю пламя в воду или дроблю утесы. Но это не совсем то, что нужно… Гораздо лучше получается во время пожара: можно усиливать или уменьшать огонь по собственному желанию. И сил уходит много, потом долго можно жить… почти нормальным человеком.
Когда я понял, что со мной это надолго, то вспомнил об Адском Огне Винса и отправился к Грегу. Оказалось, у него все почти так же, хотя боль он ощущал сильнее, чем я. Странно, правда? Он вроде крепче и должен был оказаться менее чувствительным, но получилось наоборот… Вместе мы искали способы сбрасывать огонь так, чтобы никому не повредить…
Примерно тогда же я узнал о… пристрастиях Стю. Он не принуждал меня ни к чему, – наоборот, честно предупредил. Но Стю очень мне помог с деньгами, и я хотел хоть как-то отплатить ему за доброту. Мне это было легче, чем другим, ведь я не чувствовал боли…
Все оказалось очень просто… и удобно… – Малфой обхватывает руками колени. – Стю не требовал любви или заботы – он лишь хотел, чтобы выполняли его приказы. Так гораздо легче… А потом выяснилось, что сильная физическая нагрузка или боль, даже если ее не чувствуешь, все равно подавляет стихийную магию… Так что Стю мне помог дважды. А когда он умер, мы с Грегом стали использовать испытанные приемы... Порой это было противно, но иного выхода не оставалось. Мы хотели жить среди людей, а не лабораторными крысами в отделе тайн.
Да и вообще, по-моему, проще жить без любви, – Хорек вздрагивает. – Я еще в школе влюбился до безумия, совершенно по-дурацки. Ничего хорошего из этого не вышло, зато огреб кучу неприятностей…
– Что за девушка отказала одному из самых завидных женихов страны? – удивляется Поттер. – Или до признаний дело не дошло?
– Я признался, но он не понял. И давай не будем больше об этом, ладно? А с Грегом мне было спокойно и надежно по многим причинам, в том числе из-за специфики моей работы. Я объяснял тебе на допросе… Кроме того, я не имею права связывать жизнь с человеком, который не знает о моих странностях: это слишком большой риск. А рассказывать всю правду о себе я боялся…
– Потому ты и возражал против женитьбы Гойла?
– Да, разумеется, – в голосе Малфоя слышно раздражение. – Об этом не всякому слизеринцу расскажешь, а тут хаффка, наивная, как барсук! Грег, простая душа, надеялся скрыть от жены важнейшую часть своей жизни. Я понимал, что это невозможно, но не мог его убедить…
– Ты знаешь, как погиб Гойл?
Хорек смотрит на Гарри совершенно больными, безнадежными глазами и кивает.
– Могу показать, если хочешь… Накануне, двадцатого июля, Грег прислал мне сову с радостной новостью. Ему показалось, что он научился гасить вспышки стихийной магии. Это было очень важно, ведь с момента знакомства Грега с Бриггс мы не занимались сексом. Грег понимал, что со стихийной магией надо что-то делать, и разработал какую-то систему упражнений. Благодаря ей последние два месяца он не выплескивал огонь, а давил его внутри. Грег был безумно счастлив…
Но на меня эта новость особого впечатления не произвела. Я приехал, выслушал радостный рассказ и попытался объяснить, что единичный случай ничего не гарантирует. Разговор затянулся. Свободного времени у меня тогда было много: накануне в «Фортуне» отмечал день рождения один из завсегдатаев, вечеринка получилась шумной, а на следующий день после такого обычно приходит мало посетителей. Мы с Грегом спорили несколько часов, но я не смог убедить его, а потом… Смотри!
Поттер вглядывается в отчаянные глаза Малфоя, проваливается в его воспоминания…


…и попадает в комнату Гойла, еще самую обычную, не превратившуюся в пепелище. Хозяин спорит с Хорьком – спорит явно давно и безрезультатно. Оба раскраснелись, выглядят усталыми и раздраженными.

– Ну почему ты не можешь просто встречаться с этой Бриггс? – хрипло спрашивает Малфой. – Зачем тебе непременно нужна женитьба?

– Да потому что я хочу жить по-людски! – орет Гойл. – По-людски, понимаешь? С женой, детьми и тапочками у камина! Я больше так не могу, понимаешь?!

Крик вдруг превращается в хрип. Гойл трясется, словно в лихорадке, кашляет, а потом начинает светиться странным красноватым сиянием, словно фонарь, накрытый плотной тканью. Хорек бросается к другу, но тот хрипло шепчет

– Уходи, Драко! Уххходи, слышишшшшь?! Осссставь меня… Пусссть ххххоть кто-то ссспассссетссся…

– Я вызову целителей, они помогут!

– Нет! – Гойл краснеет еще сильнее и пытается встать. – Никому не говори, ссслышшшишшь! Пожжжжжалуйссссста… Я сссам сссправлюсссь… – Гойл начинает трястись еще сильнее.

– Хорошо…– Малфой бросается к камину, швыряет туда горсть Летучего пороха и выкрикивает название своего клуба…



Вынырнув из воспоминаний, Гарри пытается оценить впечатления. Как он ни старается, все же не может обнаружить в увиденном хоть что-то похожее на измененную память. По всему получается, что Хорек показал то, что действительно было.
– О смерти Грега я узнал на следующий день, хотя еще той ночью почувствовал, что его нет в живых, – негромко произносит Малфой. – Из Мерри-Холлоу я отправился в клуб: там мои передвижения невозможно отследить. Впрочем, оборотням это удалось: один из тех, кто говорил с тобой здесь, работал в «Фортуне» последние полгода. Я не знал, что это вервольф, – не додумался проверить график его отгулов…
– А младшего Грейбека ты раньше видел? Блондина в черном?
– Нет.
– Но почему ты лгал мне о том, как умер Гойл? Ты ведь не просто утаивал правду, а именно лгал!
– Ты еще не понял, Поттер? Я лгал, потому что не хотел провести остаток жизни в отделе тайн.
– А почему сейчас говоришь правду?
– Я очень устал, – Хорек закусывает губу. – Одному тяжело. Пока заботился о Греге, было легче… А сейчас… устал… Теперь только от тебя зависит, что со мной будет…
– Послушай… – говорит Гарри, тщательно подбирая слова. – Я понимаю, почему ты хочешь избежать огласки. Но ведь пожизненное заключение в отделе тайн – это не самое страшное, что с тобой может случиться…
– Да неужели? – ехидно осведомляется Малфой, став похожим на себя прежнего. – А что может быть хуже?
– Ты ничего не знаешь о тех, кто ставил над тобой опыты. А что, если они наделили вас троих еще какими-то странными свойствами? Например, получили возможность подчинять вас не только Империусом, но и иными способами?
Хорек явно собирается резко возразить, но вдруг закрывает лицо руками и шепчет:
– Тебе так хочется, чтобы я переселился в отдел тайн добровольно?
– Нет, я хочу, чтобы ты помог нам найти этих умельцев. Вдруг сейчас они ставят опыты еще над кем-то, но не в Синей, а в Желтой комнате? Таких уродов нужно сажать в Азкабан пожизненно.
– Но я почти ничего не помню о Синей комнате!
– В аврорате есть хорошие специалисты, они помогут восстановить воспоминания.
– А потом отправят меня экспонатом в отдел тайн?
– Дались тебе эти тайны! Предлагаю другой вариант. Авроры своих не сдают. Если ты поступишь в школу авроров, пройдешь весь курс обучения и начнешь службу, то даже после твоих признаний тебя никуда не отправят, а, наоборот, вцепятся руками и ногами. Нам нужны парни, которые не чувствуют боли и способны испепелять нарушителей закона! Кстати, нагрузки у авроров очень серьезные даже во время обучения, не говоря уже о самой работе. Это поможет решить проблему выплесков стихийной магии. А если расскажешь о Синей Комнате – тебе будут очень благодарны за то, что сообщил стражам порядка о таких свиньях, как ее хозяева. Соглашайся!
У Малфоя вдруг начинают дрожать плечи. Сначала Гарри кажется, что тот плачет, но потом становится ясно, что Хорек хохочет во все горло.
– Ох, Поттер, Поттер! – говорит он сквозь слезы смеха. – Ты всегда такой правильный! Твердо стоишь на страже интересов родного аврората! А я-то думал…
– Так ты согласен? – спрашивает Гарри, когда Малфой умолкает.
– Да, – он пожимает плечами. – У меня нет иного выбора. Вот только после Хогвартса я позабыл боевые заклинания. Не уверен, что смогу сдать вступительные экзамены...
– Если проблема только в этом – я готов помочь. Позанимаюсь с тобой лично – и ты сдашь любой экзамен. Я же вижу, реакция у тебя хорошая, нужно только отработать навыки… Если ты хочешь, конечно… – Поттер почему-то смущается.
Хорек, однако, отвечает очень серьезно:
– Да, Гарри. Я очень хочу, чтобы ты научил меня боевым заклятьям. Это всегда пригодится. А заниматься мы можем в мэноре. Там есть несколько больших залов специально для магических дуэлей. Кстати, ты меня мог бы и в магловских единоборствах потренировать. Я слышал, авроры их тоже изучают…
То ли в тоне, то ли в словах Малфоя есть нечто странное, но думать сейчас трудно: навалилась усталость. Поэтому Поттер кивает:
– Да, в мэноре будет удобно.
Хорек улыбается и вдруг тоже смущается:
– И вот еще что… Не знаю, правда это или просто сон, но в одном из кошмаров я видел в Синей комнате Рона Уизли. В книгах о ваших… приключениях сказано, что осенью 1997 года он надолго покинул Грейнджер и тебя и попал в плен. Так что возможность оказаться в Синей комнате у твоего друга была…
– Не может бы… – Гарри осекается, вспомнив Рона, застывшего у входа в родной дом. – Хотя не знаю… Но Рон никогда не рассказывал, что над ним ставились какие-то эксперименты, когда он был в плену!
– Рону могли полностью стереть воспоминания об этом. И Грег, и я помнили о Синей комнате очень мало.
– Да, возможно, Рону действительно стерли память, – вспоминается рассказ Гермионы о ночных кошмарах мужа. – Но если ты прав – почему его отпустили?
– Может, хотели через Рона добраться до тебя?
– Но, вернувшись, он ничего плохого мне не сделал! Наоборот, Рон меня спас!
– Говорю же – не знаю! – в голосе Малфоя слышно раздражение. – Может, мне это просто приснилось. Или у них что-то не сработало. Или просто не успели…
– Но если ты прав, – думать о таком не хочется, но недавние события помнятся слишком хорошо, – Рону тоже угрожает опасность. И твой рассказ, возможно, спасет жизнь не только тебе, но и ему…
– Не думаю, что все так серьез… – голова Хорька вдруг падает, подбородок опускается на грудь.
– Что случилось?!
– Поттер,– Малфой вцепляется в плечи Гарри, – мне сейчас нужно поспать – недолго, всего час-полтора. В этом нет ничего страшного, так всегда бывает после выплесков…
– Хорошо, спи.
– Только не вызывай, пожалуйста, невыразимцев, очень тебя прошу!
– Да за кого ты меня принимаешь?! Никого я вызывать не стану. Дождусь, когда ты проснешься, и мы вместе трансгрессируем в Лондон.
– И расскажем, как ты меня спас от оборот…
Хорек засыпает, не закончив фразу. Сначала он спит тревожно, что-то бормочет, вертится с боку на бок. Потом сон становится более глубоким и спокойным.
Поттер смотрит на спящего. Вдруг вспоминается, каким Малфой был в день их знакомства, – холеный, избалованный, верящий, что весь мир принадлежит ему…
Гарри неожиданно понимает, что ему бесконечно жаль того чистенького, уверенного в себе мальчика. В спящем на грязном полу обожженном человеке в рваной одежде не осталось почти ничего от Драко Малфоя, который помнится со школьных времен...
Поттер поднимается, подходит к столу, берет свою палочку, потом осматривает обожженных оборотней. Они все еще спят, тревожно, но крепко, и жизням вервольфов явно ничего не угрожает. Некоторое время Гарри размышляет, что теперь будет с программой «Человек человеку – друг!» Думать не хочется, но даже в таком состоянии понятно: закрывать ее нельзя. Что бы ни говорил Грейбек-младший, войну наверняка поддерживают не все оборотни. А тем, кто за мир, очень нужна работа и признание людей…
Поттер вытирает со лба пот и только сейчас понимает, что в комнате невероятно душно. Гарри подходит к грязному, наглухо закрытому окну и с трудом распахивает его. В комнату врывается свежий воздух, но дневная жара почти не спадает ночами.
Понежившись немного на сквозняке, Поттер возвращается к спящему Хорьку и шепчет:
– Ничего, Драко, – впервые в жизни Гарри называет школьного врага по имени. – Все будет хорошо! И козлов из Синей комнаты мы поймаем, и с тобой ничего плохого не случится…
Малфой что-то бормочет во сне, но слов не слышно.

Конец

просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 6 К оглавлению 
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.01.19 16:38:13
Вы весь дрожите, Поттер [0] (Гарри Поттер)


2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [198] (Гарри Поттер)


2021.01.18 17:55:03
Наперегонки [5] (Гарри Поттер)


2021.01.18 13:15:09
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.16 18:04:53
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.