Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Что такое "клинит на Поттериане"?
Это когда видишь в своей гитаре наклейку с названием фирмы Prince и радуешься, радуешься!

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12711 авторов
- 26898 фиков
- 8628 анекдотов
- 17693 перлов
- 680 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  Фортуна, inc.

   Глава 2
Глава 2
22 июля 2004 года


Когда Поттер утром вышел завтракать, на подоконнике кухни сидели две совы. Одна принесла письмо от Денниса, другая – свежие газеты.
Первым Гарри открыл послание от Криви. Тот писал, что готов встретиться уже сегодня. Решив совместить приятное с полезным, Поттер назначил встречу в обеденное время в одном из магловских ресторанчиков неподалеку от Косого переулка. Хозяин этого заведения был сквибом, негласно сотрудничал с авроратом и не возражал, что его заведение порой использовалось для конспиративных встреч. Кормили в ресторане вкусно и недорого, а на некоторые столики были нанесены маглоотталкивающие заклятья для простецов и чары, рассеивающие внимание, для волшебников.
Отправив ответ Деннису, Поттер открыл «Ежедневный пророк» и с трудом сдержал очень грязное ругательство.
На первой полосе была напечатана фотография Гойла еще хогвартских времен. Подпись к снимку гласила: «Загадочная смерть бывшего Пожирателя Смерти – роковая случайность или страшная месть?» Не узнать неповторимый стиль Риты Скитер было невозможно.
Скандальная журналистка превосходно знала свое дело, да и ее информаторы поработали оперативно и точно. Жуткая картина гибели Гойла воссоздавалась в статье абсолютно верно.
При этом Скитер не допустила ни одного прямого обвинения, которое можно было бы назвать клеветой, но намеков, подтекстов и ассоциаций хватало с избытком. Все они упорно наталкивали читателей на мысль о том, что бывшего сторонника Волдеморта убили члены Ордена Феникса, решившие отомстить всем своим врагам за погибших друзей. Заканчивалась статья так: «Я буду очень внимательно следить за ходом расследования. Не удивлюсь, если авроры никогда не обнаружат убийцу. Порой преступники уходят от правосудия не потому, что их невозможно найти, а потому, что они слишком хорошо известны…»
– Дай почитать! – Джинни уже закончила готовить завтрак и подошла к Гарри. Он протянул ей газету.
Изучив первую страницу, Джинни презрительно фыркнула. Ее лицо стало таким свирепым, что, окажись в тот момент в кухне Рита Скитер, ей было бы не избежать Летучемышиного сглаза.
– Вот ведь злыдня! – возмущенно заявила Джинни. – Убивать таких надо! Нельзя ее хотя бы привлечь к ответственности за клевету?
– Нельзя, – вздохнул Поттер.
Вскоре после того, как Гермиона начала работать в отделе по контролю за магическими существами, Гарри получил от Риты Скитер несколько фрагментов ее новой книги «В стеклянном плену у мисс Равноправие: личные впечатления». Стопка отпечатанных листов сопровождалась запиской: «Вряд ли знаменитая защитница всех меньшинств захочет быть обвиненной в похищении журналистки, находившейся при исполнении служебных обязанностей. Скандал окажется настолько громким, что, думаю, мне удастся избежать ответственности сами-знаете-за-что. Так что полегче на поворотах, друзья!»
Поттер не знал, что сделал бы, если бы Скитер потребовала от него поделиться служебной информацией, – наверное, наплевал бы на осторожность и проучил мерзавку как следует. Но больше журналистка Гарри не беспокоила, и он старался не обращать внимания на ее идиотские статьи и обвинения, хотя порой это и было нелегко…

Чмокнув Джинни на прощанье, Поттер по каминной сети отправился в офис питомника по разведению и дрессировке гиппогрифов, где работала Пэнси. Гарри специально прибыл немного раньше назначенного времени: хотелось понять, что это за место, в котором трудилась бывшая Пожирательница Смерти.
Офис выглядел, как и большинство других, но на стенах висело множество фотографий гиппогрифов всех мастей, а также рекламные плакаты:

Наши гиппогрифята всегда здоровы и послушны!

Приобретая детеныша у нас,
Вы получаете
10%-ную скидку
на профилактические осмотры у колдоветеринара.

Если у Вас уже есть гиппогриф,
и Вы им не очень довольны –
приходите к нам!

Мы превратим
Вашего неуправляемого зверя
в надежного и исполнительного скакуна.

Дрессировка гиппогрифов
любого возраста и характера!

Мы работаем даже с самыми трудными случаями.

Чуть-чуть магии
плюс много знаний и опыта –
вот и весь наш секрет!


Сотрудники офиса – все как один невысокие, крепкие, с жесткими взглядами, одетые по-магловски – приветствовали гостя с любопытством, однако без особой радости. Учитывая наиболее вероятные причины визита начальника отдела особо тяжких преступлений, это было вполне понятно. Впрочем, враждебности сотрудники питомника тоже не выказали.
– Вы к Паркинсон? – спросил один из парней, такой же крепкий и невысокий, как и его коллеги. – Она еще занята – объезжает Солнышко.
– Можно посмотреть, как работает мисс Паркинсон? – Поттеру действительно было интересно.
– Да, – кивнул собеседник. – Только, что бы ни случилось, не вмешивайтесь.
Вслед за своим провожатым Гарри вышел из офиса на большую лужайку. Вместе они зашагали по тропинке, уводящей в густую чащу леса.
Чем дальше они уходили от здания, тем громче слышалось курлыканье гиппогрифов и свист крыльев.
Вскоре впереди показался просвет. Шум стал сильнее. Проводник остановился на опушке, в тени, которая из-за жары была необходима даже в такой ранний час.
Поттер увидел небольшую поляну, со всех сторон окруженную лесом. Сверху доносилось хлопанье крыльев и крики, человеческие и звериные.
– Стойте здесь, – сказал проводник. – И, ради Мерлина, не выходите на поляну – не дразните Солнышко! Когда сегодняшний урок закончится, гиппогриф спустится вниз. Тогда вы можете окликнуть Паркинсон, и она к вам подойдет. А мне пора…
Провожатый скрылся в чаще. Гарри поднял голову – и увидел, что высоко в небе парит золотистый гиппогриф. Сверху послышался громкий женский голос:
– Вира! Умница! А теперь – влево! Так, хорошо… Майна! Молодец!
Голос звучал громко, властно и пронзительно. Для объездчицы гиппрогрифов это, наверное, было хорошо, но ее мужу Поттер не завидовал.
Пэнси вдруг громко закричала:
– Тубо! Тубо! Назад!
Птицезверь, до этого повиновавшийся командам всадницы, неожиданно сделал крутой вираж и быстро полетел к кромке леса. Насколько можно было судить с земли, Пэнси отчаянно пыталась остановить гиппогрифа.
Гарри видел немногое: слишком высоко все происходило. Но он и сам летал, пусть на более послушной, однако все равно своенравной метле. Поэтому Поттер не мог не восхищаться мужеством и самообладанием всадницы, которая всеми силами пыталась остановить взбунтовавшегося птицезверя.
Борьба воль длилась несколько минут, потом гиппогриф развернулся. Медленно и плавно он спикировал на поляну.
– Молодец! Молодец! Умница, Солнышко! – кричала Пэнси слегка охрипшим, но все равно радостным голосом.
Спешившись, она взяла гиппогрифа под уздцы и повела его к тропинке, у которой стоял Гарри. Убедившись, что опасности больше нет, он окрикнул Пэнси. Гиппогриф дернулся и тревожно закурлыкал. Она сначала вздрогнула, потом улыбнулась:
– Это ты, Поттер? Здравствуй! Рановато ты! А я-то не пойму, почему Солнышко вдруг взбесился! Так это он тебя учуял, умница моя… Не волнуйся, Солнышко! Это свой…
Она потрепала гиппогрифа по холке. Тот продолжал курлыкать, но уже не тревожно, а ласково.
– Зачем ты хотел меня видеть? – спросила Пэнси, успокоив зверя.
– Ты сама не догадываешься?
– Из-за Грега, – это был не вопрос, а утверждение.
– Да. Когда ты узнала о его смерти?
– Слушай, ты не возражаешь, если я немного повожу Солнышко? Ему нужно успокоиться после полета.
. – Конечно!
Ведя за собой гиппогрифа, Паркинсон зашагала вдоль кромки леса, огибая поляну по периметру. Гарри двинулся следом.
– Так когда ты узнала о смерти Грега?
– Вчера, – ответила Пэнси неохотно, но твердо. – Драко написал…
– А, как по-твоему, откуда он об этом узнал? Статья в «Пророке» появилась только сегодня.
– У Малфоев всегда были свои люди в министерстве, – Паркинсон пожала плечами. – А шум у вас вчера поднялся изрядный.
– Неужели у Малфоев даже сейчас хватает денег на осведомителей?
– Люди помогают друг другу по разным причинам и не всегда из-за денег. Иногда они поступают так из благодарности…
– А иногда – из страха разоблачения, – подхватил Поттер. – Все понятно. Ты знаешь обстоятельства убийства?
– Да. Читала о них в «Пророке». Не понимаю, какими чарами можно было добиться такого эффекта, – несмотря на жару, Пэнси вздрогнула.
– Я тоже не понимаю, а много думать о странном вредно для здоровья. Давай поговорим о более очевидных вещах, например, о Греге. Кому он мешал? Кто мог его убить?
– Совершенно не представляю! – ответила Паркинсон очень решительно. – Грег был милым… добрым… Его все любили.
– Милым?! Добрым?! – услышанное не укладывалось в голове.
– А ты считаешь, что все слизеринцы – злодеи и убийцы? – Пэнси хмыкнула. – Как это по-гриффиндорски! Или тебя ввела в заблуждение внешность Грега? Ему с ней повезло, как, впрочем, и Винсу, светлая ему память… светлая память им обоим, – быстро поправила она и шмыгнула носом. – Что все думают, глядя на высоких, крепких парней? То же, что и ты, – громилы, убийцы… А Грег и Винс были совсем другими – добрыми, верными друзьями и… немного наивными… Они и мухи не могли обидеть! Если бы об этом узнали, трудно Грегу и Винсу пришлось бы – слабых и добрых все норовят стукнуть! Только внешность и спасала. Жаль, ее ненадолго хватило… – она всхлипнула.
– Но Крэбб пошел против Драко в Выручай-комнате! – Поттер почувствовал себя совсем сбитым с толку. – Я сам видел!
– Говорю же – дурак он был! Наивный очень, верил всему, что ему говорили! А тогда, бедолага, поверил Сам-Знаешь-Кому… – Паркинсон достала из кармана магловских пятнистых брюк мятый носовой платок и утерла слезы. – Грег хоть чуть-чуть прочнее на ногах стоял, своим умом жил…
– Ты любила Грега? – решил на всякий случай уточнить Гарри. – Или… Винса?
– Нет, – Пэнси снова всхлипнула. – Просто мы дружили. Дружили, понимаешь? Я часто навещала Грега в его новом кошмарном доме…
– Разве коттеджи в Мерри-Холлоу кошмарные? Мне они очень нравятся.
– Неудивительно! Типично гриффиндорское место! Все домики крохотные, одинаковые и стоят в ряд, словно солдаты на плацу! Ненавижу такие! Лучше уж съемная дыра – она хотя бы не притворяется домом! Но родители мечтают о садике, пусть маленьком, но своем… Так что не знаю…
– А Грегу его новый дом нравился?
Паркинсон надолго задумалась, а потом удивленно ответила:
– Не знаю. Грег редко говорил о себе. Когда я к нему приезжала, то выплескивала все, что наболело, – рассказывала о родителях, о гиппогрифах – и становилось легче, словно сбросила с плеч тяжелый груз. А Грег улыбался мягко, ласково, как только он один умел, и гудел: «Успокойся, Пэнс, все будет хорошо!» Я понимала, что это глупости – откуда хорошему-то взяться? Но все равно становилось легче…
– Неужели Грег никогда не рассказывал о себе?
– Говорил иногда, но так спокойно и отстраненно, словно не о себе, а о ком-то другом. Насколько я помню, – продолжила она с явным сомнением, – новый дом ему скорее нравился. Грег любил яркие краски…
– А откуда у него взялись деньги на покупку этого дома? Кризис очень сильно ударил по чистокровным семьям.
– Во время кризиса Грег вложил немногие деньги, которые у него остались, в бизнес Малфоя – ночной клуб. Тогда, после смерти прежнего владельца, Драко только-только становился на ноги и очень нуждался в средствах. Подробностей не знаю, но, насколько могу судить, инвестиция оказалась успешной. Все эти годы Грег получал стабильную прибыль. На нее и купил коттедж.
– Тебе Малфой не предлагал вложить деньги в его бизнес?
– Не предлагал. Он не знал, что это обязательно, – фыркнула Паркинсон. – Да и нужды не было: до кризиса у нас денег хватало, а после не осталось ни кната. Нечего оказалось вкладывать. Кроме того, именно Грег был самым близким другом Драко, вот он ему и помог…
– Понятно. Кстати, Малфой и Забини навещали Грега по той же причине, что и ты, – хотели выговориться?
– Насчет Забини ты прав – тот даже мне иногда плакался на суровую начальницу. А Драко с Грегом дружили. У них был общий бизнес и свои секреты, в которые посторонних не посвящали.
– Понимаю, но на всякий случай спрошу – слухами земля полнится. Мне говорили, что у Малфоя в последнее время возникли проблемы с бизнесом, – Поттер решил сыграть втемную. – Сплошные убытки, не хватает денег…
– Ни о чем подобном я не слышала, – твердо ответила Пэнси. – Наоборот, в последнее время Драко говорил, что его дела идут очень хорошо.
– А с Грегом он не ссорился? Например, из-за невесты? Кстати, как ее зовут? Запамятовал я что-то…
– Ты о Дейзи Бриггс? – задумчиво спросила Паркинсон. – Да, Драко не очень радовало, что у Грега появилась невеста. Удивляться тут нечему. Бриггс хаффлпаффка, да еще и полукровка – таким трудно понять слизеринцев и их отношение к жизни. Кроме того, новый человек всегда приносит… проблемы в компанию, где все давно друг друга знают. Порой именно женитьба разрушает многолетнюю мужскую дружбу. Но даже если этого не происходит, то сложившиеся годами привычки все равно приходится менять. Неудивительно, что Драко это не нравилось… – она закусила губу.
– Он ссорился с Грегом из-за его будущей женитьбы?
– Лично я никаких ссор не слышала. Но Драко считал, что Грег совершает большую ошибку, и говорил об этом прямо.
– Он пытался как-то отговорить Грега?
– Пытался. Порой эти уговоры проходили весьма бурно, но ссорами не были. Ты же можешь спорить с друзьями, но не ссоришься с ними, верно? У Драко и Грега все было так же.
– Значит, по-твоему, у Драко не было причин убивать Грега?
– Да ты что?! – Пэнси, казалось, по-настоящему ужаснулась, но быстро взяла себя в руки и заговорила более спокойно: – Драко не мог не то что убить Грега, а даже причинить ему хотя бы небольшой вред! Это невозможно! Я понимаю, что проще всего подозревать ближайших друзей, но, поверь, это совсем иной случай!
– Понятно. А не могло это быть убийство из ревности? Например, месть отвергнутого поклонника Дейзи?
– Хорошая идея! – Паркинсон хмыкнула. – И очень приятная как для членов Ордена Феникса, так и для слизеринцев. Но при мне Грег никогда не упоминал о прежних ухажерах Бриггс, так что помочь ничем не могу.
– А саму Дейзи ты видела?
– Да. Однажды вечером, когда я пришла навестить Грега, Бриггс была у него, и мы познакомились. Потом виделись еще несколько раз – всегда в Мерри-Холлоу.
– Что скажешь о ней?
– Типичная хаффка, если ты понимаешь, о чем я. Добрая, милая, но совершенно бесцветная. Без изюминки. Но далеко не худшая из выпускниц этого факультета…
– Кстати, где работает Дейзи Бриггс?
– Опять запамятовал?! – Паркинсон хмыкнула, и Гарри показалось, что она раскрыла его хитрость. – Бриггс – официантка в кафе-мороженом в Косом переулке. Не у Фортескью, а в новом. Оно недавно открылось и называется, кажется, «Ледовая магия». Грег там с Дейзи и познакомился. Он очень любил сладкое…
Пэнси снова шмыгнула носом. Гиппогриф тревожно закурлыкал.
– Спасибо за помощь, – разговор с первой фигуранткой оказался даже более полезным, чем можно было надеяться. – Вижу, Грег для тебя не посторонний. Если мне понадобится посоветоваться, я непременно к тебе обращусь.
– Конечно-конечно! – истово закивала Паркинсон. – В любое время дня и ночи! Мой домашний адрес ты наверняка знаешь…
– Знаю. И… – Поттер помедлил, – еще один вопрос на прощанье. Это чистая формальность… Где ты была вечером двадцатого и ночью с двадцатого на двадцать первое июля?
– Дома, с родителями, – Пэнси хмыкнула: кажется, сказка про формальности ее не убедила.
– Твои родители смогут это подтвердить, если потребуется?
– Да, разумеется.
– А больше в тот вечер тебя никто не видел? Может, коллеги заглядывали, друзья или просто соседи? Или ты разговаривала с кем-то по каминной сети?
– Никто в тот вечер к нам не заходил, насколько я помню. И ни с кем я не разговаривала, потому что легла спать очень рано. Я двадцатого работала сверхурочно – выполняла особый заказ. Попался очень трудный зверь, я устала как собака и после ужина почти сразу вырубилась.
– Да, при такой работе это неудивительно… Что ж, еще раз спасибо и до свидания. Рад, что у тебя все хорошо.
– С чего ты взял?! – Пэнси жестко хмыкнула. – У нашей семьи был дом, деньги, питомник гиппогрифов – ничего этого больше нет. Я вместе с родителями живу в Лютном переулке, в жуткой дыре, которой и домовики бы побрезговали. На свою нынешнюю зарплату я вряд ли смогу когда-нибудь купить даже мерзкий коттедж в мерзком Мерри-Холлоу. О доме, похожем на тот, который был у нас прежде, и речи нет! Но и это еще не все! Двое моих друзей-ровесников уже ушли из жизни. Один из них погиб на войне – это страшно, но хотя бы понятно. А другого изжарили как свинью… – она снова достала из кармана мятый носовой платок.
– Но… я думал, тебе нравится твоя работа… пробормотал Гарри растерянно.
– Да, нравится. И что с того? До кризиса у нас был свой собственный питомник гиппогрифов. Могли выращивать для себя, а не на продажу. А теперь я даже не знаю, к кому попадут мои лапочки… – Паркинсон потрепала Солнышко по холке, и тот ласково закурлыкал. – У нас все было бы иначе! Я бы все устроила по-своему! Уверена, родители позволили бы мне заниматься питомником! Когда они поняли бы, что для меня значат гиппогрифы, то не стали бы возражать! – закончила она решительно.
Поттер почувствовал себя неловко, хотя его вины не было ни в проблемах семьи Паркинсон, ни в финансовом кризисе. На грань катастрофы страну поставила безответственная политика Волдеморта и его клики. Правительству Шеклболта пришлось приложить много сил, чтобы вытащить магическую Британию из полной нищеты и безысходности.
Но объяснять это обиженной Паркинсон, да еще на следующий день после смерти Гойла, было бессмысленно. Поэтому Гарри успокаивающе сказал:
– Ты хотя бы занимаешься любимыми делом, пусть и не совсем так, как тебе хотелось бы. У мертвых, да и у многих живых, нет этой возможности. До свидания… и удачи!
Удивляясь сам себе, Поттер протянул Пэнси руку. Лишь сделав это, он сообразил, что таким образом нарушил все правила этикета, которые пожилые профессорши упорно втолковывали студентам школы авроров. Паркинсон удивленно подняла брови, но руку пожала и негромко сказала:
– Тебе тоже удачи, Поттер!

Гарри вернулся в офис гиппогрифьего питомника, чтобы по каминной сети отправиться в аврорат и узнать новости. Но на подоконнике сидела министерская сова, явно поджидавшая начальника отдела особо тяжких преступлений. Расшифровав и прочитав письмо, Поттер молча выругался, отослал Деннису Криви записку с сообщением, что их встреча переносится на завтра, и отправился в «Дырявый котел». Именно оттуда проще всего попасть в мир маглов, а аппарировать среди простецов аврорам позволено в любом достаточно темном и пустынном переулке.
Гарри так и сделал. Через несколько минут он уже стоял у невидимого маглам входа в аэропорт Хитроу.
Открыв тяжелую дверь, Поттер зашел внутрь и стоически выдержал долгую и утомительную, но совершенно необходимую процедуру идентификации личности. Когда все наконец закончилось, он прошел в служебные помещения и быстро спросил:
– Есть новости?
Кевин Дарбифилд, начальник волшебной таможни, скривился и кисло ответил:
– Все как обычно. Снова маглорожденный лох с безукоризненной репутацией. На сей раз это хаффлпаффец Джордж Бэнкхид. Служит в департаменте спорта, а на Лазурном Берегу проводил отпуск. Там познакомился с очаровательной девушкой по имени Арабелла Уичестер. Когда отпуск закончился, она попросила ухажера доставить в Англию подарок любимой бабушке на день рождения. Может, в нормальном состоянии Бэнкхид и заподозрил бы неладное, но мисс Как-Ее-Там к тому времени уже давно и регулярно кормила его маленькими дозами Амортенции. Ради возлюбленной лох был готов на все. Он с удовольствием спрятал в своем багаже мешочек с небольшой, но ценной безделушкой, которую нельзя показывать жадным до чужого добра таможенникам. На самом же деле в Уменьшающем мешке хранилась обычного объема партия запрещенных к свободной продаже зелий. Ничего нового! – Кевин выругался.
– Могу я посмотреть на допрос задержанного?
– Да сколько угодно! – Дарбифилд махнул рукой в сторону двери у дальнего угла. – Там комната с прозрачной стеной. Но Бэнкхид по-прежнему под кайфом…
– Воспоминания у него уже взяли?
– Да, а толку-то? Все остальные лохи помнят только то, что им показывали.
– Но проверить не помешает все равно…
Поттер прошел в дальнюю комнату. Одна из ее стен позволяла видеть, что происходит в допросной. Большинство задержанных и не подозревали, что за ходом их разговора с таможенниками нередко наблюдали невидимые зрители – чаще всего сотрудники аврората.
Едва войдя, Гарри услышал пронзительный голос задержанного:
– Как вы не понимаете?! Эту вещь мне дала Арабелла! А-ра-бел-ла! Она не могла просить ни о чем плохом! Это лучшая девушка на Земле! Мы скоро поженимся, разве я мог отказать невесте?!
Гарри прижался лицом к стеклу. Все было как обычно и сейчас оказалось на удивление невовремя.
Началось это примерно полгода назад. При обысках в подозрительных местах регулярно стали попадаться большие партии запрещенных к свободной продаже средств, – проще говоря, зелий с наркотическим эффектом.
Авроры начали трясти информаторов, но все было тщетно. Никто не знал, откуда зелья появляются в Британии. Аресты розничных продавцов не помогли: оптовики общались с ними только под Оборотным зельем. Обыски в подпольных и полулегальных зельеварных лабораториях тоже оказались безрезультатными:
Наркота была очень качественной, и многие магические травы, входящие в ее состав, не росли в Англии даже в теплицах. Поэтому усилили охрану таможни, чтобы обнаружить каналы ввоза редких ингредиентов.
Однако эти меры дали неожиданный эффект. Ни разу таможенникам не удалось найти контрабандные растения, однако примерно раз в месяц пресекались попытки ввоза в страну наркотических зелий из разных стран Европы. Все курьеры были маглорожденными или полукровками с хорошей репутацией. Все они даже не подозревали о своем опасном грузе, поскольку находились под действием Амортенции и из кожи вон лезли, чтобы помочь горячо любимым малознакомым людям. На всякий случай авроры устанавливали слежку за преступниками поневоле, но пока наблюдение ни за одним фигурантом не принесло результатов.
Все могло бы быть не так страшно: в конце концов, аврорам регулярно удавалось перехватывать партии наркотических зелий. Увы, радоваться победе мешало одно важное обстоятельство: найденной контрабанды всегда было сравнительно немного. Такими объемами невозможно завоевать даже относительно небольшой британский рынок. И, несмотря на задержания и конфискации, наркотические зелья продолжали поступать в страну в огромных количествах.
Поэтому поимка очередного курьера становилась не триумфом, а поражением аврората. Она означала, что основные партии зелий снова прошли через таможню незамеченными. Это понимали и все до одного авроры, и министр магии, их бывший коллега, и журналисты, пишущие на криминальные темы. Каждое новое поражение все сильнее унижало британских стражей порядка, что, разумеется, им совсем не нравилось. И аналитики, и таможенники, и авроры, работающие «на земле», лезли из кожи вон, чтобы обнаружить и поймать преступников, но ничего не менялось…
Гарри занимался расследованием этого дела почти с самого начала. Было очень неприятно раз за разом осознавать свою тупость и превосходство противника.
Но стоны и сетования никому еще не помогали. Поэтому Поттер, помянув любимое присловье Молли Уизли: «И на старуху бывает проруха», – отправился проверять в Омуте Памяти воспоминания очередного наркокурьера поневоле. Начальник отдела особо тяжких преступлений не сомневался: рано или поздно Общество Анонимных Контрабандистов совершит ошибку. И авроры непременно ею воспользуются…

В волшебной таможне Гарри провел несколько часов. Вместе с ее сотрудниками он раз за разом просматривал воспоминания Бэнкхида о человеке, действовавшем под личиной Арабеллы Уичестер, и сравнивал их с тем, что помнили другие задержанные о людях, которые сделали их наркокурьерами поневоле. Аврор и таможенники запоминали характерные привычки и жесты, манеру говорить и двигаться преступников, пытаясь понять, сколько человек работают с ни в чем не повинными англичанами в Европе. Увы, пока ничего интересного обнаружить не удалось.

Усталый, злой и голодный, Поттер вернулся в министерство. До встречи со служанкой Гойла оставалось не так уж много времени, а есть хотелось отчаянно. Но перед тем как отправиться в министерский ресторан, Гарри все же заглянул к себе, чтобы узнать новости. Увы, результатов магловской экспертизы коттеджа в Мерри-Холлоу еще не было.
По дороге в ресторан Поттер на всякий случай зашел в архив и запросил сведения о Дейзи Бриггс. Однако выяснилось, что девушка в криминальной картотеке не числится, – значит, никаких трений с законом у нее не было.
Правда, фамилия фигурантки один раз упоминалась в сводке происшествий. Осенью 1996 года, в разгар Второй войны, некий Джон Бриггс, маглорожденный волшебник, был убит неизвестными. У покойного остались жена и четверо детей. Судя по всему, это был отец Дейзи.
Поттер отправил мисс Бриггс письмо с предложением встретиться в любое удобное для нее время, затем заскочил к аналитикам и попросил их собрать сведения об этой девушке. После недолгих размышлений Гарри написал еще и равенкловцу Энтони Голдстейну, не особо надеясь на положительный ответ. Затем, собравшись с силами, составил очень вежливое послание Малфою, предлагая ему встретиться послезавтра в любое удобное время. Покончив со всеми этими делами, Поттер наконец-то отправился обедать.
В ресторане он навалил на поднос гору первой попавшейся еды и уселся за свободным столиком в самом дальнем и темном углу. Времени и сил на бессмысленную болтовню сейчас не было.

– Привет, Гарри! Как Джинни? Как дела? Нашли убийцу Гойла?
Раздавшийся над ухом знакомый голос не обрадовал, но друзей обижать нельзя. Поттер, быстро проглотив еду, заставил себя улыбнуться и приветливо сказал:
– Привет, Гермиона! Рад тебя видеть. У Джинни и у меня все хорошо. Дела – как обычно. Убийцу мы ищем и, надеюсь, скоро найдем. А как у тебя дела? Как Рон? Что творится в поселке мирных оборотней?
– У меня все в порядке, – Гермиона, как обычно растрепанная, села рядом. – Мои новые подопечные осваивают ремесла и тихо радуются, что сельское хозяйство сейчас неприбыльно. Работать на земле этот народ не любит, а против производства заготовок для волшебных артефактов не возражает. Но это не выход, конечно. Пока представителей всех волшебных рас не уравняют в правах с людьми и не позволят их детям учиться в Хогвартсе – ничего серьезно не изменится. Только равноправие – ключ к мирному урегулированию проблемы межвидовых отношений!
– Угу, – кивнул Гарри и продолжил есть. За годы знакомства он прекрасно понял, что спорить с Гермионой о ее подопечных бесполезно, а прерывать – небезопасно. Впрочем, сейчас желание мисс Равноправие высказаться было более чем кстати – оно давало возможность спокойно пообедать.
– Но я не об этом хотела поговорить, – Гермиона нахмурилась, потерла лоб, закусила губу, надолго замолчала, а потом вдруг покраснела и выпалила с отчаянной решимостью: – Гарри, в школьные годы ты чаще навещал «Нору», чем я. Как по-твоему, Рона в детстве родители наказывали? Я имею в виду физические наказания…
– С чего ты взяла?! – Поттер не поверил ушам. – Я знаю семью Уизли с лета перед вторым курсом и абсолютно уверен: ни Артур, ни Молли никогда не били своих детей! Даже пальцем не трогали!
– Я тоже так думаю, – Гермиона покраснела еще сильнее и затеребила скатерть.
– Но почему тебе пришла в голову такая бре… такая странная мысль? – в Гарри вдруг проснулся бдительный аврор, которого было очень трудно утихомирить, даже когда дело касалось лучших друзей. – Неужели Рон… поднимал на тебя ру…
– Да что ты! – Гермиона рассмеялась. – Нет, никогда! Просто в последнее время Рон стал… каким-то странным. Он часто задумывается так глубоко, что не слышит, когда я окликаю. Еще… Рону в последнее время постоянно снятся кошмары. Во сне он кричит: «Не трогайте меня! Пожалуйста, не надо! Я не хочу!» И это такие страшные крики… Но когда Рон просыпается, то ничего не помнит. Появилось это совсем недавно и без всяких видимых причин…
– Так вот в чем дело! – от облегчения Поттер улыбнулся, хотя радоваться было нечему. – Нет, причина совсем в другом! Ты разве забыла, из-за чего Рон ушел в отставку? Во время одной из операций его ударили проклятием Неизбывной Тоски. Попавший под него человек впадает в отчаяние и нередко пытается покончить с собой. Лечение возвращает желание жить, но рано или поздно депрессия возвращается снова… и снова… и снова. Полностью исцелиться от действия этого заклятия пока невозможно. Ученые еще не придумали античары…
– Ох, что-то я заработалась в последнее время! – Гермиона еще сильнее покраснела. – Но я думала, что все это не очень серьезно, а Рона отправили в отставку, так как после проклятия у него ухудшилась скорость реакции…
– Из-за этого тоже. Но внезапные и непредсказуемые приступы депрессии аврору на боевых операциях также ни к чему. Кстати, если у Рона это впервые после отставки – я очень рад за него. Хорошая у вас семья, раз депрессия столько времени не давала о себе знать!
– Ох, какая же я дура… – прошептала Гермиона, побагровев до свекольного оттенка. – Лезет в голову всякое… Но приступы отчаяния нужно лечить! Ты не знаешь, какие специалисты Святого Мунго этим занимаются?
– А, может, Рон сам справится? – как и любой аврор, Гарри не любил колдомедиков.
– А если не справится? Ты же говорил, что повторные приступы депрессии могут довести до самоубийства… Ну ладно, целителей я сама найду, это уж мое дело, – Гермиона встала из-за стола. – Спасибо, Гарри, что помог разобраться! А то я совсем отупела в последнее время. Не иначе, кто-то кинул в меня проклятием Неизбывной Тупости!
– Ты к себе несправедлива, – постарался Поттер утешить подругу. – Если бы я общался с домовиками, оборотнями и кентаврами так же часто, как ты, то совсем рехнулся бы!
– Не называй эльфов домовиками – они теперь свободны! – сердито крикнула Гермиона на прощание.
Эта фраза окончательно полностью уверила Гарри, что у лучшей подруги теперь все хорошо и она совершенно успокоилась.
Времени до встречи с домовухой осталось совсем мало, и он начал кидать в рот остывшую еду, не чувствуя ее вкуса.

Разговор с Буки Шелби окончательно убедил Поттера, что на месте Гермионы он непременно спятил бы.
Старенькая, морщинистая домовуха, одетая в ярко-желтую длинную юбку и фиолетовую кофту, не слушала вопросов, которые ей задавали, а лишь трясла головой и как заведенная повторяла:
– Мистер Грегори Гойл был очень добрый, очень хороший, мистер Гарри Поттер, сэр! Редкой души хозяин! Лучше и желать нельзя! Его и мистера Драко Малфоя война сильно обидела, но они старались, держались… Очень-очень хорошие люди они!
– Кто же, по-вашему, мог убить такого хорошего человека, как Грегори Гойл, миссис Шелби? – от старушечьих причитаний у Гарри заболела голова.
– Никто! – истово ответила эльфийка, продолжая трястись, словно в припадке эпилепсии. – Никто-никто мог… то есть не мог хотеть убить мистера Грегори Гойла! Хороший он был человек! Может, никто его и не убивал, а? И не называйте меня миссис, мистер Гарри Поттер, сэр! Я просто Буки!
– Если Гойла никто не убивал, откуда же, по-вашему, взялся его труп? – Поттеру действительно стало интересно.
– Человек как домовик, – философски заметила старушка. – Домовик живет и умирает, человек – тоже. Вот мистер Гойл… того… и умер…
На этой оптимистичной ноте Гарри, опасаясь за свой рассудок, счел за лучшее закончить допрос.

Но разговорить старушку было все-таки необходимо: никто не знает о человеке больше, чем его слуга. Перебрав в памяти знакомых, Поттер, кажется, нашел верную кандидатуру и, подготовив все необходимые документы, решил навестить ее, тем более что рабочий день уже закончился.
В холле министерства Гарри нагнала сова с письмом от Дейзи Бриггс. Та сообщила, что ждет начальника отдела особо тяжких преступлений в «Ледовой магии» завтра с утра.
«В ранние часы в кафе почти нет клиентов, а взять отгул я не могу: у меня два младших брата и сестра, а мама часто болеет», – объяснила Дейзи выбор места встречи. Судя по всему, это действительно была дочь убитого Пожирателями Джона Бриггса.
Поттер отослал Дейзи письмо с согласием, написал Деннису Криви, назначая встречу с ним в обеденное время, а затем по каминной сети отправился в редакцию «Придиры».
Уже в полете Гарри сообразил, что может не застать Луну, ведь она бывает на рабочем месте нерегулярно. Но первое, что он услышал, почувствовав под ногами пол, был знакомый голос:
– Здравствуй, Гарри! Я знала, что ты придешь! В гороскопе, который профессор Трелони составляет лично для меня, написано, что сегодня ожидается встреча с давним знакомым. Так оно и вышло! – Луна улыбнулась. – Проходи, садись, признавайся, зачем пришел! Наверняка тебе понадобилась моя консультация по работе! Что-то связанное с убийством Грега? – мечтательный голос дрогнул, в нем появилась грусть.
Луна сидела за огромным столом в большом, темном, пыльном кабинете, заваленном всяким хламом. На столе жужжал магловский принтер, заговоренный так, что мог работать с помощью магии. Он печатал августовский номер «Придиры».
– Здравствуй, Луна! – Поттер вышел из камина, стряхнул с мантии золу и устроился на шатком стуле, стоявшем перед столом. – Ты не ошиблась. Мне нужен твой совет, – раньше он не собирался рассказывать об убийстве Гойла, но сейчас решил, что это будет нелишним. В конце концов, когда сталкиваешься с чем-то непонятным, можно посоветоваться и с издательницей «Придиры». – Обстоятельства смерти Грега были очень странными. Ты ни о чем похожем не знаешь?
Луна выслушала рассказ внимательно и серьезно. Когда Гарри умолк, она нахмурилась и покачала головой:
– Никогда не читала и не слышала ни о чем подобном. Хотя… – она задумалась, – по слухам, то ли в Сибири, то ли на Урале есть огненные змейки. Они прогрызают вход в тело человека, заползают и выжигают его изнутри. Но, по-моему, это легенда...
– Не могла бы ты собрать информацию о таких змейках? – Поттер не очень поверил рассказу, но на всякий случай решил прояснить вопрос до конца.
– Хорошо, – Луна кивнула. – Когда соберу достаточно – непременно отправлю тебе сову.
– Спасибо! – Гарри улыбнулся. – У меня к тебе есть еще одна просьба. У Грега убиралась домовуха по имени Буки Шелби. Сейчас старушка сбита с толку, напугана, и это неудивительно. С аврорами она говорить не хочет, только твердит, что покойный хозяин был очень хорошим человеком. Но откровенно побеседовать с миссис Шелби необходимо: наверняка она знает о Гойле больше, чем остальные. Не могла бы ты нанять эту эльфийку уборщицей в редакцию? Аврорат оплатит все расходы, вот чек из «Гринготтса»…
– Хорошо, – Луна снова кивнула. – Я попытаюсь, но не знаю, получится ли у меня…
– Непременно получится! – уверенно сказал Поттер. – Со стороны такие вещи виднее, а я тебя знаю очень давно!
– Спасибо, – Луна слегка покраснела.
– Ну, я пошел, – Гарри отправился к дверям, но остановился на полпути и растерянно спросил:
– А как у тебя-то дела? Извини, закрутился я что-то. Этот вопрос нужно было задать, когда я только появился…
– Извиняться незачем, – Луна тепло улыбнулась. – Расследование убийства – дело серьезное и важное, а у меня ничего особенного не происходит. Все как обычно. Новый номер мы сверстали и заплатили всем, кто его делал, теперь печатаем. Что будет с сентябрьским – Мерлин знает, но, надеюсь, он нас снова не подведет… Вот и все.
– А… с личным у тебя как? – смущенно спросил Гарри. Луна была не замужем, и ее одиночество по-настоящему огорчало его.
– Вот моя личная жизнь, – Луна улыбнулась и обвела рукой кабинет. – Больше ни на что не остается времени…
– А… как у вас с Невиллом? Я читал в «Ведьмополитене»…
– Меньше читай желтую прессу! – хмыкнула она. – С Невиллом мы только друзья. Кстати, недавно он сделал предложение Ханне Аббот, и она его приняла. Пока это большой секрет, но, думаю, Невилл и Ханна скоро известят всех друзей о помолвке. Так что мы все опять погуляем! – Луна улыбнулась широко, но немного холодновато.
– Аааа… – Поттеру стало неловко. – Я не знал, извини.
– Так не за что извиняться! Я же говорю – мы с Невиллом только друзья, и я очень за него рада!
– Вот и хорошо! До свидания, Луна! – почему-то хотелось поскорее выйти на улицу.
– До свидания, Гарри!

Выйдя из редакции, Поттер немного отошел от дверей, остановился и посмотрел на солнце. Сейчас, вечером, оно грело, но не обжигало, и это было очень приятно. Гарри улыбнулся, чувствуя, что усталость и раздражение куда-то исчезли. Жизнь идет, люди меняются, а Луна остается собой, и это прекрасно!

Домой Поттер вернулся в превосходном настроении, с аппетитом поужинал, без раздражения выслушал рассказ любимой о редакционных проблемах, а потом с огромным удовольствием занялся с ней сексом. Джинни вроде тоже все понравилось, хотя пыл Гарри, кажется, ее несколько удивил.
Уснул он очень счастливым, но видел во сне всякую ерунду. Поттеру снилось, что он работает в питомнике по дрессировке и разведению метел и объезжает особо строптивые экземпляры. Справлялся со своей работой дрессировщик, кажется, неплохо, потому что его фотография красовалась на рекламном плакате с надписью:

Наши метлята – самые здоровые и послушные в мире!

Купив метленка в нашем питомнике,
Вы получаете
10%-ную скидку
на профилактические осмотры
в ремонтной мастерской!


Во сне Гарри смотрел на этот плакат и гордился своими замечательными профессиональными успехами.

просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.01.19 16:38:13
Вы весь дрожите, Поттер [0] (Гарри Поттер)


2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [198] (Гарри Поттер)


2021.01.18 17:55:03
Наперегонки [5] (Гарри Поттер)


2021.01.18 13:15:09
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.16 18:04:53
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.