Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Волдеморт:
-Северус корми Нагиню!
-Или что?
-Поттеру отдам!
-Нагини ням-ням!*обсыпаясь специями*

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 19 К оглавлениюГлава 21 >>


  Почему я? (Часть вторая)

   Глава 20. ... ставок больше нет!
«Правильно говорят, вредно иметь много свободного времени, еще вреднее думать. А уж если совместить эти две прописные истины, то получится то, что я имею сейчас: разговор по душам со своей совестью — когда-то и ее надо привести в порядок, раз уж все остальные дела я более-менее закончила. С другой стороны, есть ли она у меня, эта самая совесть?» — девушка украдкой глянула на сидевшего рядом с ней друга, который делал вид, что увлеченно читает древний фолиант по ментальной магии — Дамблдор постарался.
Они опять не сговариваясь заняли свой пост в гостиной Гриффиндора, ожидая сокурсников.
Прошло уже две недели, как начались занятия ОД, и целая неделя, как Вета, от скуки, начала копаться в себе. В итоге девушка пришла к очень нелицеприятным выводам — она изменилась. Сильно и бесповоротно, или просто проявилась ее истинная натура? Вета тихо фыркнула себе под нос — с такой наследственностью как у нее вполне вероятно — второе.
Девушка снова посмотрела на Гарри — вот сидит тот, кто считает ее своей подругой, да только подруга ли она ему? А другим? Разве можно быть подругой и в то же время, понимать, что для тебя важнее не жизнь человека, а его победа над одним из твоих врагов? Можно ли играть на самых светлых чувствах подруги, заставляя ее переступать через свои принципы, зная, что все ее старания всего лишь бесполезная попытка предотвратить неизбежное — большинство студентов погибнет в предстоящей битве? Ее широкий жест по «спасению» Северуса Снейпа лишь способ достижения истинной цели — убрать из замка как можно больше свидетелей, которые могут помешать…
Две вечно болтающие гриффиндорки — ширма для создания вида милой дружной компании. Украинская «подружка» приближена была к телу только для того, чтобы держать шпиона в постоянном поле зрения. Рыжий недалекий обжора вообще нечто вроде домашнего питомца главного героя предстоящего действия — мелкая неприятность, которую нужно было пережить.
Только вот белокурый мерзавец не безразличен, но это в силу магии крови, ведь не может же быть в жизни все просто и понятно.
«И что остается? Только два существа в этом мире мне по-настоящему дороги… Хоть какое-то утешение — я искренне люблю своих детей, а то совсем какая-то грустная картинка выходит: двуличная змеюка, по сравнению с которой Беллатрикс Лестрандж не ангел, но не так уж и плоха, потому что открыто выражает свое отношении к окружающим, а ты, оказывается, законченная лицемерка».
— О чем думаешь? — Вета слегка вздрогнула от раздавшегося рядом тихого голоса.
— В себе копаюсь, — честно ответила она на вопрос.
— Хреново.
— Вот и я пришла к тому же выводу, а ты о чем молчишь?
— У меня скоро День рождения, да только что-то предчувствие у меня дурное на этот счет.
Вета хмыкнула — еще бы.
— Ничего, Поттер, мы поставим зло на колени и зверски забьем его, — пожала плечами девушка, заталкивая некрасивые мысли о себе подальше, и корча по возможности искреннюю улыбку в сторону друга.
— Ты уже решила, как поступишь с Книгой?
От такой резкой смены темы разговора Вета в первый момент чуть не ляпнула «уже да», но в следующее мгновение в этом вопросе незримой тенью мелькнула чья-то до боли знакомая фигура.
«Не ожидала, не ожидала, и как это вы сумели не поубивать друг друга, когда обсуждали эту тему?»
— Думаю. У меня на данный момент очень много времени для этого.
— А где…
— Гарри, меньше знаешь, лучше спишь и дольше живешь, — «И передай это же любопытному мерзавцу, или он думал, что все будет опять по его плану — КУКИШ!»
—Хорошо-хорошо, только не надо меня сверлить таким плотоядным взглядом, я невкусный, — замахал на подругу руками Гарри, превращая все в шутку.
— А это еще надо проверить, — хищно улыбнулась Вета.
— Что именно надо проверить? — раздался голос от двери.
Девушка вздохнула — может в позиции жизни: «всех убью, один останусь» — не так уж и плоха?
— Да так, одну теорию, — с этими словами девушка подмигнула другу, махнула в знак приветствия знакомым, и поспешила убраться подальше от надоедливых подружек с их дурацкими вопросам. Вета ретировалась в комнату и залезла с ногами на подоконник — за окном догорало обычное лето.
Погоде было все равно на то, что в скором времени должно было случиться. Вета почувствовала некое родство с этим безмятежным и плавным течением жизни. Она вдруг абсолютно ясно поняла, что теперь, ей не интересно, чем занимается Орден, проходят ли собрания, приглашают ли хотя бы Поттера на них, на ее планы все это уже не могло повлиять. Так же как предстоящая битва вряд ли изменит ход вещей и на смену лету вдруг придет, к примеру, зима. Нет, теплая погода плавно уступит свои права английской промозглой осени, а затем уже выпадет снег, ей не важно, увидят ли защитники Хогвардса следующий Новый год. И первые за долгое время Вета почувствовала, как на нее нисходит абсолютное умиротворение и ясность сознания. Вот так неожиданно, просто от взгляда на красоту открывающегося за окном пейзажа, она обрела спокойствие, все сомнения отошли в тень, а перед ней открылся прямой и понятный путь... Она будет жалеть только о трех вещах: она не увидит, как вырастут ее дети, что молчаливых вечеров с Гарри больше никогда не будет, и не сможет примириться с мужем, не помириться, а хотя бы просто расстаться по доброму. Попросить заботиться о детях, ведь, положа руку на сердце, Вета призналась сама себе, что у него изначально было больше шансов выжить и возможностей защитить детей, однако, теперь эта возможность была упущена бесповоротно. Вета поморщилась от воспоминаний, не то чтобы она считала себя не правой, но под воздействием эмоций все же повела себя несколько неадекватно. Даже удивительно, что ни Дамблдор, ни Люциус не прибили ее на месте, сдержались, будь она на их месте в тот момент, вряд ли была бы столь милосердна.
«Очнувшись через несколько дней от странного отупения, когда ничего кроме шума в голове и тупой боли в груди не ощущалось, Вета преисполнилась жгучего гнева, который требовал выхода наружу. Но, так как Белатрикс она решила оставить в живых, а на друзьях, после того, что они для нее сделали в самый тяжелый момент, срываться было бы большим свинством, девушка решила отыграться на первопричине ее состояния. Однако, застать Люциуса в их комнатах ей не удавалось несколько дней. За это время девушка вся извелась, мучаясь от дикой обиды, жалости к себе, которая раздражала и бесила ее еще больше, и беспокойства о детях. Причем, Вета не могла разобраться в своих ощущениях, что терзает ее больше всего: измена мужа, разлука с детьми или же сам факт того, что она, такая рациональная, все же умудрилась влюбиться, и в кого, в законченного мерзавца! Самое удручающее было то, что любовь к нему оказалась самой большой ошибкой, какую она совершила за все свои семнадцать лет. Самой большой и самой неисправимой. Ошибкой на всю оставшуюся жизнь. Потому как исправить она уже ничего не могла. Сейчас Вета не хотела даже пытаться — ее гордость была слишком сильно уязвлена, а обида была непреодолима. Она ненавидела столь же сильно, сколь и любила. Как оказалось, любила она без памяти. А на потом, и девушка это точно знала, уже ничего нельзя было отложить, так как время стремительно, как песок, ускользало сквозь пальцы. Оставалось только одно — сжечь за собой мосты, чтобы в последний момент не пойти на попятный, чтобы не жалеть жизни, потому как выхода кроме смерти у нее не могло бы быть.
«Уходя, уходи!»
— Веталина, что с Вами? Вам нездоровиться, — девушка вздрогнула, очнувшись от невеселых мыслей и, украдкой смахнув слезы, зло посмотрела на старого волшебника.
— А то Вы не знаете!
— Не грубите, — осуждающе покачал головой Дамблдор. — И, послушайте моего совета: не нужно рубить с горяча. Остыньте, подумайте, а потом кидайтесь в бой. Вы сейчас слишком возбуждены.
— Не Вам давать мне советы! — огрызнулась Вета, выбираясь из ниши стены, где она пряталась в надежде хотя бы у кабинета директора «заловить» Люциуса для «финальной сцены».
Дамблдор прищурился, теряя весь свой благодушно-обманчивый вид, но, через секунду его лицо снова приобрело мягкое выражение, которое, однако, совсем не вязалось с его словами:
— Что ж, раз Вы решились делать глупости, то я наслажусь этим моментом сполна.
— Глупости! Глупости?! Да Вы сделали все, чтобы разрушить мою жизнь! Вы и этот мерзавец! Мерлин, как же я вас обоих ненавижу!!!
— У Вас, кажется, начинается истерика, — холодно-презрительно проговорил Дамблдор, — я вызову мадам Помфри.
— У меня истерика?! О! Да я только высказываю Вам свои претензии! Когда у меня начнется истерика, Вы точно будете знать!
— Что здесь происходит? — в коридоре появилась МакГонагалл, и сразу же пронзила Вету гневным взглядом, но девушка не заострила на этом внимание, потому что за спиной профессора трансфигурации заметила вожделенную персону. Даже Дамблдор, которому она, наконец-то, решила высказать все, что думает о его делишках, отошел на второй план.
— Так, и кто это тут у нас? Исправившийся Пожиратель смерти, бывший смертник и мерзавец, каких поискать!
— Веталина! — Дамблдор предостерегающе положил девушке руку на плечо, но она резко скинула ее и устремилась к Люциусу.
— А такой ли исправившийся? А? Что скажешь? Поведаешь своему новому хозяину, что ты делал у озера совсем недавно и с кем? А Вы, Дамблдор, точно уверены, что предавший единожды не предаст вновь?
— Замолчи! — прошипел мужчина ей в лицо.
— О нет, дорогой, ты меня не заткнешь так просто, для того, чтобы я замолчала тебе придется убить меня! Хотя, что это я, для тебя это не проблема… да и убивать то уже и не надо. Ты и так смертельно ранил меня! Мерлин, как ты мог, как же ты мог! За что?! — Вета прижала руки к вискам, пытаясь унять пронзившую ее головную боль. — Как же я тебя ненавижу! Всех вас НЕНАВИЖУ! Вы вторглись в мою жизнь, растоптали ее! Зачем, почему?! Что я вам сделала?!
Эта ваша война! Ваша жажда победы любой ценой! Вам не важно, что кому-то от этого может быть смертельно больно! Вам плевать, что выбранные вами герои не хотят быть ими! Вам все равно! Плевать!
Ноги ее больше не держали, она упала на колени — слишком долго она была в напряжении.
— Для вас существует только цель, а как ее достичь, сколько для этого нужно сломать, уничтожить — не важно!
— Веталина, — осуждающе прошептала МакГонагалл, — что Вы делаете?!
— Я? Я закатываю истерику. Вы же хотели это видеть, «уважаемый» директор.
— Вы будете об этом жалеть, — покачал головой Дамблдор. — Пойдемте, Минерва, пусть дети разбираются сами.
— Бежите? Что же Вы? Вам же так хотелось насладиться этим зрелищем, или что, правда глаза колет? Не нравиться слушать? Совесть просыпается? Мерлин! Неужели Вам действительно наплевать на то, что по Вашей милости скоро погибнет столько детей?
— Не Вам читать мне нотации, девушка, — холодно заметил Дамблдор, разворачиваясь к Вете спиной, и уводя за собой Минерву МакГонагалл.
Люциус последовал было за ними, но Вета ухватила его за полу мантии и дернула на себя:
— А ты куда собрался? Тоже струсил?
— У Вас истерика. Вы мне противны.
— Да неужели? То есть, я выгляжу отвратительно? А как же выглядишь ты, мой дорогой? Когда ты смотришься в зеркало, тебя не тошнит от увиденного там?
— Нет, — скрипнул зубами Люциус.
— Надо же, а вот меня бы тошнило, будь я тем, кем являешься ты!
Мужчина недобро прищурился и склонился над девушкой:
— И кем же я являюсь по-твоему?
— Мерзким Пожирателем смерти! Неблагодарной скотиной!
— Неужели? И за что же я должен тебя благодарить?
— Хотя бы за то, что до сих пор жив! Я вытащила тебя из Азкабана! Или забыл в кого ты превратился там?
— И в кого же? — прошипел Люциус, еще ниже склоняясь к Вете. — Просветите меня по этому вопросу.
— В ничто.
— В ничто, значит…
— Ты чуть не подох там как последняя собака!
— А напомнить ли тебе, почему я там оказался? — в глазах мужчины заблестела сталь.
— Зачем же? Ты оказался там потому что это то, чего ты заслуживаешь за все то, что сделал! Мерлин, я жалею о том, что тогда сделала. Я пожертвовала ради тебя всем! А ты так обошелся со мной! Мерзкий, гнусный…
В следующую секунду девушка задохнулась от боли — мужчина с силой ударил ее по лицу — из носа и губы брызнула кровь.
— Ты забываешься, дорогая! — Люциус навис над ней черной тенью. — Забываешься и рискуешь!
— И что ты сделаешь? Убьешь меня? Ты уже сделал это!
— Я даже не начинал. Не выводи меня, иначе, в конце концов, узнаешь, что такое Пожиратель смерти, раз уж тебе так нравиться меня так называть.
— Будто я не знаю, — Вета сплюнула мужчине под ноги, — ты, неблагодарная скотина!
— Ах, это я неблагодарный? — мужчина схватил девушку за руку и резко дернул, заставляя встать, а потом с размаху впечатал в стену. — Я значит, скотина?
— Да, — девушка уже не понимала, что говорит, даже яростный, полубезумный блеск в глазах мужа не пробудил ее инстинкт самосохранения, потому что затопившее ее безумие выключило разум. В ней сейчас говорила только боль и желание сделать так же больно этому ненавистному, презренному… обажаемому, любимому до потери сознания, человеку. — Ты лишил меня всего!
— Я дал тебе все! Это ты неблагодарная, мерзкая девка!
— Я?!! Да ты!!!
— Молчать! — прорычал, бешено скаля зубы, мужчина. — Заткнись! Ты! Поттеровская подстилка!
— Что?! — Вета даже опешила и гнев, затуманивший ее разум, ненадолго отступил. — Ты рехнулся? О чем ты?
— Думаешь, я такой кретин? Ничего не вижу? То, как ты на него вешаешься? Уединяешься с ним?!
— Люциус, ты сошел с ума!
— Да! Да, сошел! Говоришь, ненавидишь меня? Нет, дорогая, это я ненавижу тебя! Решили с Поттером посмеяться, дурака из меня сделать? Так вот, ничего у вас не получилось!
— Ты бредишь!
— Неужели? Думала, я размяг от твоих прелестей? Да таких как ты я пачками имел и буду иметь!
Слова мужа вновь всколыхнули в девушке волну ярости:
— И начнешь с Белатрикс? О да, вы друг друга стоите: подстилка Воландеморта и его раб! — прорычала Вета в лицо мужчины.
Тот дернулся, как от удара, запрокинул голову и втянул сквозь зубы воздух, а когда снова посмотрел на Вету, то в его взгляде не было ничего кроме тьмы.
— Все, дорогая, договорилась!
— Что, убьешь меня? Не боишься сесть в Азкабан? — на даже этот взгляд не смог остановить Вету, хотя, где-то на задворках сознания, затуманенного болью от предательства мужа и его жестоких обвинений, она понимала, что нужно было давно остановиться, и все что она сейчас творит большая ошибка.
«Но я ведь собиралась сжечь все мосты, не так ли?»
— Нет, такого удовольствия вам с Поттером я не доставлю. У меня есть другая идея — ты больше никогда не увидишь детей! — хищно улыбнулся ей в лицо мужчина, наблюдая, за ее реакцией.
Прошло несколько секунд, прежде чем до Веты дошел смысл его слов и от ее щек отхлынула вся кровь, а внутри похолодело так, что она перестала чувствовать все тело и обвисла в мертвой хватке мужчины.
— Ты… ты не можешь…
— Еще как могу. И даже закон в этом случае на моей стороне — наследники остаются с отцом. Ни один суд не отдаст их такой, как ты, а я приложу для этого все усилия.
— Люциус…
— А теперь можешь ползти к Поттеру и плакаться ему в жилетку, — жестко усмехнулся Малфой. — И передай, что у него кишка тонка тягаться со мной — никто и никогда не сделает из меня посмешище!
— Я… я… Я не позволю тебе так поступить со мной!
— И что ты сделаешь? Кто ты теперь? У тебя нет силы, нет ничего! А когда у Дамблдора пропадет в тебе надобность, ты вообще перестанешь кого бы то ни было интересовать. Думаешь, Поттер, победив, вспомнит о какой-то девчонке, которая, к тому же, спала с ненавистным ему Пожирателем? Нет, у него будет милая, прекрасная, чистая рыжая нищенка, а от тебя избавятся, как от ненужной вещи, как это делаю я сейчас. Поиграли, и хватит. Шах и мат!
— Я… Я… Ты…
— Не трать больше мое время. Я с тобой закончил, — издевательски фыркнул мужчина. — Да, и совет: не попадайся мне больше на глаза, не искушай во мне Пожирателя смерти!
С этими словами, Люциус оттолкнул от себя Вету и стремительно зашагал к входу в кабинет директора.
А девушка медленно сползла по стенке, зажимая рот рукой, чтобы подавить рвавшийся из груди крик, и безумными глазами наблюдала, как за Люциусом закрывается вход.
В коридоре повисла абсолютная тишина. И в ней Вета явственно слышала, как в ее душе с мучительным криком умирает надежда… Но ведь она этого и хотела — умерла, так умерла!
Вечность спустя, держась за стену, девушка неуверенно поднялась на ноги, утерла рукавом мантии кровь с лица, немного постояла, прислушиваясь и привыкая к пустоте внутри себя, а потом выпрямилась, гордо подняв голову — так лучше. Оказывается, когда твое сердце замолкает и перестает биться для кого-то, то становится проще и свободнее дышать, а перед внутренним взором возникает четкий и единственный путь…
«Расставаться с надеждой не страшно, только больно, но недолго»».

Девушка тряхнула головой, отгоняя воспоминания о том безумии, которое одолело ее тогда. Нет, все же иногда кое-что лучше забыть навсегда. А то чего доброго, она еще начнет сочувствовать бедному, не понятому в своих лучших порывах души Люциусу Малфою. Эта мысль даже ненадолго развеселила ее — даа, оскорбленная невинность… Вета перевела взгляд на обвивавшую ее руку зеленую ленту-змею. Но, пока Беллатрикс рядом, вряд ли удастся окончательно стереть из памяти все случившееся.
«Слава Мерлину, скоро все кончится! Главное, чтобы все задуманное получилось. Кстати, о задуманном — пора наведаться к директору и сыграть еще одну партию».
От предвкушения у девушки даже настроение поднялось. Нет, оно, конечно, поднималось каждый раз, когда студенты возвращались с тренировок: «Вот тебе овцы на закланье! Волки в овечьей шкуре, уж Гермиона постарается! В чем, в чем, а в этом я уверена!»
То, что напоследок удастся смачно насолить старому интригану, Вету несказанно радовало. Хотя, даже эту маленькую «пакость» последнее время она делала просто по привычке.
Откладывать разговор в долгий ящик девушка не собиралась. Поэтому, проснувшись, она сразу же направилась в Большой зал, надеясь застать директора там и попросить уделить ей некоторое время.
Войдя в помещение, Вета удачно избежала цепких ручек двух гриффиндорок и двинулась к учительскому столу:
— Профессор Дамблдор, — церемонно поклонилась она старшему волшебнику, — я могу отнять у Вас несколько минут вашего времени?
— Веталина, — директор также учтиво кивнул ей в ответ на приветствие — оба они прекрасно понимали, что вся эта вежливость простое лицемерие.
Тогда, у входа в кабинет директора, когда Вета закатила сцену, она высказала все, что думает о волшебнике, а он, в этом девушка не сомневалась, прекрасно понял ее отношение к нему.
Но сейчас Дамблдор ей был нужен, а ради того, что ей нужно, девушка и с Волдемортом бы любезничала, не то что с директором.
«Хотя, название разное, а суть-то одна…»
— К сожалению, я…, — тем временем продолжал говорить профессор, но Вета покачала головой, склоняясь над столом, чтобы быть ближе к директору:
— Поверьте, то, о чем я хочу с Вами поговорить и в Ваших интересах тоже, так что дела могут подождать.
Старый волшебник прищурился и внимательно глянул на девушку из-под своих очков-полумесяцев.
— Хорошо, — видимо, что-то в лице Веты убедило его в серьезности темы для разговора.
— Директора, но у нас обход, — вмешалась в разговор профессор трансфигурации.
— Ничего, Минерва, Веталина не будет простив, если мы будем общаться и проверять укрепления, не так ли?
Вета скрипнула зубами — она бы предпочла поговорить с волшебником наедине, но раз так…
— Конечно же, директор, никаких проблем.
— Вот и прекрасно, а сейчас предлагаю Вам позавтракать и дать тоже самое закончить нам, — посоветовал волшебник и повернулся к Вете в пол оборота, отвечая на какой-то вопрос МакГонагалл, заданный ею полушепотом — аудиенция была окончена.
Впрочем, Вету прозрачный намек на ее неуместное поведение, не смутил: все, что она хотела, она получила — остальное не важно. Поэтому девушка спокойно прошла к столу и, подвинув Рона, села рядом с Гарри.
— Используешь меня в качестве прикрытия? — тихо шепнул юноша ей на ухо, чуть заметно кивнув в сторону Джинни, сидевшей справа от него и оживленно беседующей с Лавандой Браун.
Вета криво усмехнулась:
— Объясни мне странную любовь этой парочки ко мне.
— Ломаешь над этим голову? — фыркнул парень.
— Не то чтобы это занимало все мои мысли, но существование несколько осложняет. Может, если я пойму такое обостренное внимание к моей персоне, то смогу отделаться от него?
— Вряд ли, — покачал головой Гарри, — они просто потеряли одну из жертв — Гермиону. Последнее время она несколько не расположена даже реагировать на их внимание, и они нашли новую. Скажу тебе посекрету — Джинни считает тебя несчастной, потому что ты далеко от дома и у тебя не ладиться в личной жизни…
— Не ладиться, это мягко сказано, — хмыкнула Вета.
— … у Джинн, как и у ее матери обостренное чувство заботы о ближних своих. Так что терпи, а Лаванде просто скучно. Раньше здесь было несколько больше народа.
— То есть, хочешь сказать, что эта парочка от меня никогда не отвяжется, пока мы обитаем под одной крышей?
— Почему же — найди им другую жертву, — хитро улыбнулся Гарри.
— Поттер, ты растешь в моих глазах!
— Стараюсь. О чем ты говорила с директором?
Вета покачала головой:
— Еще только собираюсь.
— И?
— Пытаюсь завершить свои дела, — девушка посмотрела в глаза Гарри. — Пора.
— Знаю, — взгляд юноши стал отстраненным и печальным. — Уже скоро, а мы так и не разгадали загадку Стрел.
— Поттер, раньше ты и без этого вполне успешно справлялся с поставленной задачей.
— Как сказать, мне удавалось скорее выжить и не дать ему натворить бед, чем победить.
— Мы приложим все силы, чтобы на этот раз у нас все получилось. Много народа для этого делает все возможное и невозможное.
— Да. Я очень надеюсь на это!

* * *
— Так о чем Вы хотели так срочно поговорить? — деловито спросил Дамблдор, на ходу проверяя только ему одному видные сигнальные и защитные барьеры, установленные вокруг замка.
Рядом с ним неотступно следовала МакГонагалл, как показалось Вете, ревизируя внутренние укрепления стен.
Вета скривила губы в улыбке, посторонние ей были не нужны, поэтому она решила начать разговор из далека, и навести профессора на мысль, что в некоторых случаях третий лишний.
— Хочу попросить Вас помочь мне отправить отсюда Скорпиуса и Драко. Когда начнется последнее сражение, они не должны здесь находиться. Кто знает, как будут развиваться события. Но как бы все не закончилось, я хочу, чтобы прежде чем на замок нападут, дети были в безопасности.
— Лорд Малфой…
— Лорд Малфой может думать по этому поводу все что угодно, но думаю, что и он, если услышит предложение отправить детей в безопасное место от Вас, не будет упорствовать, — перебила волшебника Вета.
— Сомневаюсь.
— Директор, Вы можете делать все что угодно со своими учениками, раз их родители полностью полагаются на Вас. Вы можете удерживать их здесь, рассказывая сказки о доблести и самопожертвовании, борьбе на стороне Света за общее благо, и, возможно, эти дети действительно смогут переломить ход событий в нашу строну — они все же не беззащитные груднички, но от присутствия моих детей в замке Вам ни холодно, ни жарко.
Дамблдор покачал головой, собираясь, как показалось Вете опровергнуть ее слова, но девушка снова не дала ему высказаться:
— А если Вы думаете, что угроза моим детям удержит Люциуса на нашей стороне и заставит его сражаться на пределе своих возможностей, то Вы просчитались. Поверьте, ничто не удержит этого человека от того, чтобы поступить так, как он считает выгодным для себя.
Дамблдор приподнял брови:
— Вы не слишком высокого мнения о своем муже.
— Да, и попробуйте меня убедить, что Вы другого мнения о характере Люциуса Малфоя.
— Что ж…, — пожал плечами Дамблдор, а потом хитро посмотрел на Вету, — но почему бы Вам самой не разобраться в этой ситуации?
— Потому что мы с Люциусом не общаемся, и попытка изменить это, вряд ли приведет к чему-то хорошему. И это Вы тоже прекрасно знаете.
Волшебник покачал головой, и Вете даже на секунду показалось, что в его взгляде промелькнуло сочувствие.
— Я подумаю этим, — рядом раздалось недовольное покашливание профессора трансфигурации, и Дамблдор добавил: — когда у меня будет время. Это все?
Вета скрипнула зубами, желая «драной кошке» в следующий раз подавиться по-настоящему.
— Нет, профессор, Вы не подумаете над этим на досуге, Вы дадите мне ответ сейчас и как можно скорее займетесь этим вопросом, — покачала головой девушка, удерживая Дамблдора за рукав мантии, чем вызвала неодобрительный взгляд профессора трансфигурации:
— Веталина, Вам не кажется, что слишком много на себя берете?
— Нет, профессор МакГонагалл. За своих детей я без сожаления сотворю все зло мира, но сейчас я просто прошу поступить разумно, — и хотя она отвечала профессору трансфигурации, смотрела она при этом на директора, надеясь, что тот поймет сказанную ей фразу. Заметит и услышит то, что она пыталась сказать.
Дамблдор задумался, осторожно снимая пальцы девушки со своего локтя.
— Профессор, у нас на сегодня еще много дел, — напомнила МакГонагалл, пытаясь вернуть коллегу к действительности и продолжить обход.
— Минерва, будьте добры, продолжайте без меня. Думаю, нам с Веталиной действительно нужно серьезно поговорить, — директор, к облегчению Веты, наконец-то вышел из задумчивости и серьезно посмотрел на девушку.
— Но...
— Вы сможете закончить без меня. Если это затратит слишком много Вашей энергии, обязательно отдохните, прежде чем продолжать работу. Не нужно надрываться, моя дорогая, пока что здесь все в порядке. Если бы было что-то не так, мы бы уже почувствовали, — Дамблдор примирительно похлопал коллегу по плечу.
— Как скажите, профессор, — недовольно поджала губы ведьма, но, тем не менее, двинулась дальше уже без них.
— Теперь мы одни, как Вы и добивались, начинайте, но учтите, у меня действительно мало времени.
— Я понимаю профессор, у нас у всех сейчас времени осталось не так чтобы много, поэтому, я вынуждена просить Вас об одолжении…
— Если насчет детей…
— Нет, — покачала Вета головой. — Если Вы не хотите мне помочь в этом деле, я и сама справлюсь.
— Тогда зачем Вы отняли столько моего времени?
— Потому что Вы сами настояли на разговоре в присутствии посторонних лиц, а тема очень деликатная, по крайней мере, для нас обоих, — девушка указала глазами на МакГонагалл и подошедших к ней авроров. — Так что, давайте прогуляемся к озеру.
Дамблдор снова пристально взглянул на девушку, но и на этот раз не выказал сопротивления, поэтому, они направились к выходу из замка.
По пути к уединенному и памятному Вете месту у озера, волшебники молчали. Девушка собиралась с мысли и обдумывала с чего именно стоит начать, о чем думал Дамблдор, ей было неведомо, но лицо его было серьезно, без обычной наигранной мягкости и лучащихся светом глаз.
Достигнув поваленного дерева, девушка не останавливаясь, прошла к кромке водоема, старший волшебник же присел на корягу:
— С Вашего позволения, я сяду, — в голосе директора послышалась усталость, Вета обернулась — волшебник действительно выглядел утомленным, и поэтому казался много старше своих лет.
— Скоро все закончится, — проговорила девушка, отворачиваясь к темной глади озера.
— Да, но до тех пор предстоит много дел… Впрочем, мы пришли сюда не для того, чтобы я вел с Вами задушевный разговор.
— Когда-то, на этом самом месте Вы делали именно это.
— Тогда было другое время, Веталина. Начинайте же.
— Тогда Вам было многое от меня нужно… Но Вы правы… Я не буду влезать в Ваши дела, они мне более не интересны. У меня и своих достаточно.
— Наконец-то. Вы уже достаточно навредили мне своими поступками, — в голосе директора девушка услышала еле сдерживаемый гнев, но не обернулась.
Она выбрала, с чего начать разговор, так, чтобы ее план удался — директор невольно сам подсказал направление.
— Поэтому я и просила Вас уделить мне еще немного своего времени, — на этот раз Вета повернулась лицом к волшебнику. — Я хочу исправить все то, что я вольно или невольно успела натворить.
Дамблдор скептически приподнял бровь:
— С чего вдруг это раскаяние?
Девушка пожала плечами:
— В свете последних событий у меня появилось много времени, чтобы сесть и серьезно подумать.
— Хотите принести извинения? — он не верил ей, и правильно делал, но сейчас Вете нужно было именно его доверие, а значит, придется быть как можно более откровенной, до определенного момента, естественно.
— Нет, — фыркнула она — не удержалась. — Вряд ли я жалею о сделанном настолько, чтобы Вы мне поверили. Да и не к чему Вам мои извинения…
Вета на некоторое время умолкла, но Дамблдор не проявил возмущения по поводу несодержательного пока что разговора и паузы. За что она была ему весьма благодарна — выкладывать свой план даже частично, но без какой либо утайки ей было несвойственно. Поэтому Вета ощущала себя не в своей тарелке.
— Вы ведь понимаете, что Книга Перуна не должна попасть в руки Волдеморта, — выпалила девушка на одном дыхании, будто решившись, прыгнула с высокой скалы в воду.
Волшебник даже дернулся от неожиданности, а потом на секунду замер в недоумении, но быстро совладал с собой, и в его глаза девушка увидела некую удовлетворенность.
— Значит, она у Вас, — лицо директора исказила предвкушающая улыбка.
— Будто Вы этого не знали.
Волшебник покачал головой:
— Я думал, что она у Малфоя, но не у того, у которого она оказалась. Вы достойны друг друга. Не думал, что сейчас у Вас достаточно силы, чтобы прятать ее от меня.
Вета усмехнулась — она, конечно, раскрывает карты, но кое-что будет ее маленькой тайной: ей действительно не хватило бы силы прятать Книгу от поисковых заклинаний директора, поэтому, артефакт хранился у домового, а его магии вполне хватало и на большее колдовство.
— Я не прячу ее, просто, считаю, что сила, сокрытая в ней, принесет миру больше вреда, чем пользы.
— Ваши слова порадовали бы Гесера.
— Вероятно. Но Вы думаете по-другому, — Вета решила, что делать вид, будто она не заметила радости директора от услышанной им новости, не имеет смысла.
— Да. Я считаю, что в правильных руках она могла бы принести много добра, — твердо заявил волшебник.
— Пока что она оказалась совершенно бесполезна в том, что касается помощи Светлым силам. Только добавила проблем в ее сохранении от Темных.
— Послушайте, к чему все это…, — Дамблдор начал подниматься на ноги.
— Выслушайте до конца! — Вета сжала под мантией руки в кулак, пытаясь взять себя в руки и не выдать страха — за Книгу даже Дамблдор мог не погнушаться банальным убийством, ведь оно бы было во благо!
— Веталина, простите, но считаю этот разговор беспредметным, — мужчина дернул рукой, доставая палочку.
«О, Мерлин! Только не это!»
— Я отдам Вам Книгу! — закричала она, отшатываясь от директора, и вскидывая руки в защитном жесте.
— Хватит играть со мной в игры, девочка! — покачал головой Дамблдор, направляя на нее волшебную палочку.
— Никаких игр, — замотала головой девушка, пристально следя за зажатым в руках директора деревом. — Все по-честному. Клянусь Вам. Выслушайте же меня, — Вета сложила руки в умоляющем жесте.
Волшебник покачал головой, начиная взмах руки для заклинания.
— Вы все равно без меня ее не найдете, а даже если так, то не сможете забрать. Вы же сами сказали, что не могли найти ее, думаете, убив меня, вы разрешите эту задачу?! — девушка прижала руки к груди в защитном жесте — ее начала бить дрожь от страха, но не за свою жизнь, а за то, что ее план вот-вот грозил провалиться. Она недооценила потребность Дамблдора в обладании артефактом.
И, будто, подтверждая ее слова, мужчина заговорил:
— Мне жаль, но я не вижу другого выхода. Ваши игры меня утомили, как и Вы сами. Со Стрелами ничего не вышло, а времени продолжать поиски уже нет. Так что, Вы мне больше не нужны. А вот Книга — очень нужна. Она очень сильно может помочь переломить ход битвы в нашу пользу, правда, не так, как я надеялся изначально, но выбирать уже не приходится.
— Нет! Вы не правы. Я Вам нужна!
— От Вас одни проблемы, — покачал головой Дамблдор, — но не бойтесь, я не убью Вас. Просто получу то, что мне нужно здесь и сейчас. Вам не понравятся побочные эффекты, зато они устроят меня — мы все надолго избавимся от удовольствия лицезреть Вас.
— Нет! Вы не правы, у меня есть план…
«Что же делать?! Великий Мерлин, помогите мне хоть кто-нибудь!»
«Опять влипла», — вдруг пронесся странный, окрашенный нотками злости, полушепот — полу-вздох у нее в голове, и тут же вдалеке, у замка что-то хлопнуло, послышались испуганные крики людей, а из-за стены повалил густой черный дым. Анализировать что все это значило Вете было некогда — Дамблдор отвлекся на происходящее, не считая ее соперником.
Метнувшись в его сторону, она в мгновения ока вспрыгнула на корягу, чтобы быть выше волшебника, и приставила к его горлу свое недавно приобретенное украшение — змейку, которая с видимым удовольствием обнажила зубы у самой сонной артерии волшебника, и только сдавливание руки Веты остановило ее от решающего броска.
— А теперь слушайте и не дергайтесь, а то я могу испугаться ослабить хватку, и тогда эта милая зверушка в мгновение ока выпустит смертельный яд в Вашу кровь.
— Я недооценил Вас, — прохрипел Дамблдор.
— Как и я не рассчитала Вашего жгучего желания получить Книгу. Но, в отличие от Вас, я вижу много выходов из сложившейся ситуации, но только если Вы наконец дадите мне договорить.
Волшебник качнул головой — змея издала шипяще-предупреждающий звук:
— Без резких движений, директор. У этой твари есть много поводов желать Вашей смерти. Больше, чем у меня.
— Я уже понял. Хватит угрожать мне! — зло выплюнул волшебник.
— Так вот, мы остановились на том, что есть выход, который нам обоим на руку — все, хватит говорить правду, она хотела по-хорошему — не получилось, значит, будет по-старинке.
— Что Вы предлагаете? — просипел вопрос Дамблдор.
— На Книгу, помимо Вас, есть еще два претендента: Завулон и Волдеморт.
— И что?
— Вы поможете мне сделать вид, что в том, что я не смогла сдержать обещание, я не виновата — все стечение злого рока, или даже некомпетентности самого Ночного Дозора, а я покажу Вам где храниться Книга, предоставлю возможность заполучить ее и, кроме того, отвлеку Волдеморта и какую-то часть его армии на некоторое время от битвы. Что, согласитесь, выглядит очень заманчиво.
— Почему я должен Вам верить?
— Я не говорила о вере ни слова, я говорила о взаимовыгодном сотрудничестве, — прошептала на ухо Дамблдору Вета, — оно поможет нам удержаться от опрометчивых шагов в отношении друг к другу. Я нужна Вам, Вы — мне.
Старый волшебник замер, а потом вдруг усмехнулся и расслабился.
— Очень жаль, что мы не нашли общий язык. Вы были бы ценным союзником.
— Нет уж, увольте. Вы и так умудрились хорошо поиспользовать меня в своих играх. Будь я вашим союзником, вряд ли бы я дожила до сего дня. Все же, я не столько талантлива, как Северус Снейп.
— Хорошо. Излагайте свой план. Я согласен с Вашим предложением. Только уберите сначала Вашу подругу от моей шеи.

* * *
Не смотря на то, что разговор прошел не совсем так, как надеялась Вета, и Дамблдор сильно напугал ее в начале, в общем и целом, она была довольна – изложив придуманный план, ей удалось заинтересовать старого волшебника и заручиться его поддержкой. Единственный момент смущал ее – недоверие обеих сторон друг другу, но, она ведь и раньше не питала большой любви к Дамблдору. Только вот он в прошлом открыто не выражал того, что просто использует ее, а она открыто не угрожала ему, но все бывает в первый раз.
Однако, все что ни делается – к лучшему. Поэтому, входя в замок, девушка улыбалась легкой улыбкой – план вошел в финальную стадию, осталось дождаться только основных действующих лиц. А это уже не за горами. Девушка была стойко убеждена, что Волдеморт не откажет себе в удовольствие преподнести праздничный подарок Гарри на его совершеннолетие. Дамблдор в этом был с ней согласен. Да и сам будущий именинник чувствовал приближение своего врага.
Войдя в Хогвардс, Вета поморщилась – со стороны Больничного крыла сильно несло гарью вперемешку с тошнотворным запахом сгоревших при взрыве медикаментов.
«Интересно, кто так удачно устроил этот фейерверк? Ведь он действительно спас меня. И этот голос… Да нет, у меня точно галлюцинации от перенапряжения психики! Да! Взрыв – счастливая случайность, а голос – мое подсознание!»
Вета присела на ступени, положив голову на колени – идти вовнутрь ей не хотелось. Там должно было вонять еще больше, а тут она хотя бы на свежем воздухе.
— Нет, это не мог быть он! Точно! Не мог! Иначе… иначе я ничего не понимаю…
— Разговариваешь сама с собой? Плохой признак, — рядом с Ветой присела Лариса.
— Сама знаю…
Лариса кивнула. Девушки замолчали.
— Что-то тебя давно не было видно, — ляпнула Вета, решив поддержать разговор.
Подруга фыркнула:
— Мне нездоровилось.
— Я должна попросить прощения за невнимательность? – ради приличия спросила Вета.
Лара отмахнулась.
— Это я должна просить прощения, что не могу помочь. Тебе тяжелее… я ведь только сейчас поняла, каково это, когда у тебя проблемы, а решить их можешь только ты сам… Рон рефлексирует по поводу и без оного, а это, сама знаешь, зрелище не для слабонервных, но он ведь мой мужчина, и, получается, его проблемы – мои…
Вета посмотрела на расстроенную подругу – утешение никогда не было ее коньком, да и что она могла сказать: «все будет хорошо»?
— Прости, но Рона я уже не потяну. Мне достаточно головной боли.
— Я понимаю… просто…, — Лариса печально умолкла.
Вета склонила голову, разглядывая трещины в граните ступеней. Рон действительно последнее время был очень странный, но она отмечала это на автомате, и не придавала особого значения – Уизли не ее проблема. Ей Поттера хватало с лихвой, но, рыжий гриффиндорец лучший друг Гарри, и не повлияет ли его настроение на Поттера? Только этого ей сейчас и не хватало: вновь выводить «золотого мальчика» из плаксивого состояния. Надо что-то делать, во избежание эксцессов.
— Я тоже так думаю, но что?
«Я что, вслух это сказала? И что именно?»
— Вета, может быть, ты придумаешь, а? Я понимаю, что тебе сейчас не до этого, но я в отчаянии – он пить стал!
Девушка вздохнула – свято место пусто не бывает. Избавляешься от головной боли, сразу же появляется зубная.
— Я попробую, — обреченно вздохнула Вета.
— Спасибо… — Лариса помолчала, устремив взгляд в сторону от подруги. – Прости, что снова нагружаю тебя чужими проблемами, когда у тебя своих полно, а тебе помочь не могу…
Вета дернула плечом – мол, переживу.
— Это тебе, — гриффиндорка положила скатанный в рулон пергамент на колени Веты. – Я пойду. Припекает.
Вета кивнула, продолжая изучать ступени.
«Хорошее настроение плохо на меня действует, я снова становлюсь жалостливой».
Неодобрительно покачав головой, Вета решила последовать примеру подруги. Лариса была права, действительно солнце начало припекать и становилось очень жарко. В замке должно было быть прохладнее, только нужно было найти место, где бы не воняло после взрыва, и избежать встречи с кем-либо из профессоров, ведь они точно погонять ее на трудработы по устранению случившегося ЧП – она слышала доносившиеся через открытые окна Больничного крыла голоса студентов.
Рядом на землю что-то упало. Девушка непонимающе уставилась на лежавший у ее ног пергамент.
— Это тебе.
Подняв свиток, она развернула его.
Всматриваясь в рисунок, Вета ощущала, как горло сдавливают рыдания, а из глаз текут слезы: Лариса отдала ей то, что теперь было несбыточной мечтой – эскиз Малфой-мэнора в былом его величии.
— Зачем? – прошептала девушка, сжимая рисунок в руке.
— … помочь хоть чем-то…
Вета шмыгнула носом и прижала пергамент к груди.
«Может, ты и права: лучше помнить утерянную мечту, чем не имеет вообще».
— А, к Мерлину все! – топнула ногой Вета, запихивая рисунок за пазуху, и зло стирая слезы со щек. – У меня хорошее настроение – жизнь прекрасна и удивительна!
Гордо вскинув голову и нацепив на лицо маску беззаботности, девушка бодро зашагала по ступеням: у нее появилась работа, а значит предаваться праздным размышлениям некогда.
Идя по гулким коридорам Хогвардса, и иногда, пропуская мимо себя спешащих по своим неотложным делам авроров и обычных волшебников, которые изъявили желание остаться в Хогвардсе и стать его защитниками, Вета приближалась к Больничному крылу — коридор наполнился белым дымом, нестерпимо воняющим гарью, глаза стало резать, а в горле першить. Девушка закашлялась и потерла глаза, а когда приступ закончился и она решила продолжить свой путь, то впереди увидела знакомую фигуру и застыла, ей бы уйти, но ноги отказались слушаться. Единственное что она могла сделать, это опустить голову, чтобы не видеть его. В ушах застучало, сердце пронзила такая боль, что дыхание сбилось, так, что девушка не могла вздохнуть. Когда он прошел мимо, будто не заметив застывшей на его пути фигуры, обдав ее холодом равнодушия, Вета закусила до крови губу, чтобы рыдания, теснившие ее грудь, не вырвались наружу. Прижав ладонь у груди, девушка еще долго стояла на одном месте, вслушиваясь в удаляющийся стук каблуков, и не обращая внимания ни на что.
Но вот ей удалось сделать первый прерывистый вдох – сердце больно толкнулось в ребра; второй – оно последний раз нервно дернулось; третий – ровный стук, и новая презрительная злость заполнила ее, но не на мужчину, а на себя, и на свою предательскую любовь, которую, не смотря ни на что, она, оказывается, так и не смогла убить в себе…
Хорошее настроение окончательно покинуло ее, оставив только жажду сделать кому-то также больно, как сделали ей…
Вета замотала головой, прижав руки к вискам: «Нет! Прекратить это безумие! Ты куда-то шла? Вот и иди! Не отвлекайся! На прошлое нет времени и сил, осталось только настоящее!»
Глубоко вздохнув, с мазохистским удовольствием ощущая, как зажгло горло и из глаз выступили слезы, девушка решительно зашагала дальше – ей нужно было найти рыжего граффиндорца!
— Вот же ж гадство! – раздалось совсем рядом с ней, и почти тут же, чуть не упав на нее, из белой вонючей дымки показалась рыжая голова. – Ой, Вет, извени…
— Да ладно, — девушка поддержала шатающуюся Джинни за локоть.
— Ууу, проклятье, не могу больше выносить эту вонь! С меня хватит! Пусть эльфов привлекут! Совсем офигели из нас рабсилу делать! – кашляя через каждое слова, просипела Джинни, зло погрозив кулаком в сторону Больничного Крыла.
— Что скажет Гермиона на твое заявление, — поддела подругу Вета.
— Да мне фиолетово! Пусть тогда сама идет и попробует убрать там все, а то мы вкалываем, а она где-то бродит!
«Умная Гермиона», — хмыкнула про себя Вета.
— А ты ее искала?
— Нет, мне твой братец нужен.
Джинни закатила глаза:
— Лучше не надо. У него крышак совсем съехал! Узнала бы, у кого этот балбес берет спиртное, придушила бы гаденыша!
Вета в изумлении приподняла брови – кровожадность и Джинни у нее как-то не вязались в один образ, но в серьезности слов девушки слизеринка не сомневалась.
— Ты сегодня в хорошем, как я погляжу, настроении.
— Ага! Так бы и прибила всех! Какой-то идиот не нашел ничего лучше, чтобы пошутить, как взорвать зелья мадам Помфри, и нас погнали на труд работы, будто у меня других дел нет, а еще придется восстанавливать уничтоженный запас! Мой идиот братец бухает по-черному и не говорит почему! Гарри куда-то опять делся! Так что у меня все блеск! Лучше не придумаешь!
— Эмм, — Вета на всякий случай отошла подальше от оживленно жестикулирующей девушки, — так где ты говоришь Рон?
— Где-где, в спальнях – надирается!
— Ну, я тогда пойду, попробую оторвать его от этого занятия.
— Дааа, как же! Он мать не слушает, а она его уже завалила «кричалками», а ты думаешь, что тебя он выслушает.
— У меня есть хорошие методы убеждения, — «наверное… гррр!»
Рон нашелся там, где и предполагала Джинни – в спальни мальчиков в гриффиндорской башне. Все по старинке так и называли общее теперь общежитие – гриффиндорским. Рыжая подружка Гарри не ошиблась и в том, что ее братец, по крайней мере, с первого взгляда производил впечатление запойного пьяницы. Вета тряхнула короткими волосами – и когда она успела упустить это, с другой стороны, ей что, Поттера все это время мало было, да и свои проблемы мучили, а тут еще следи за рыжим безумием! Но…
— Знаешь, пить с утра пораньше да еще такие крепкие напитки – моветон.
Парень поднял голову с груди и посмотрел на нее мутным рассеянным взглядом.
— Нда, — Вета поддела носком пустую бутылку скотча, — и правда, где ты это достаешь, хотелось бы знать.
— Тыммм, — с первой попытки членораздельной речи у гриффиндорца не вышло.
Вета сложила руки на груди, прислонившись спиной к двери и наблюдая, как Рон набирает в грудь воздуха для второй попытки:
— Неде твоехр тело…
— Ужас какой!
— Нее навиться нее смотхи, — промямлил парень, запрокидывая голову.
— Да нет, что ты, я в восторге, — фыркнула Вета, брезгливо распихивая бутылки со своего пути. – Может, поделишься, у меня, знаешь ли, тоже хреново на душе.
Рон тупо уставился на плюхнувшуюся рядом девушку:
— Вали отсюда…
— Фу, как некрасиво, — слизеринка больно пихнула парня под ребра и перехватила початую бутылку виски. – Мерлин велел делиться. Кстати, — она обвела рукой загаженную комнату, — как ты уживаешься с соседями?
— Они тут больше не живут, — промямлил парень, уронив голову ей на плече.
— Ааа, хороший способ выбить себе отдельный номер, а я думала гриффиндорцы не умеют мухлевать.
— Не все, — голос был очень трезвый, а глаза, смотревшие прямо в лицо Вете – абсолютно чистые, не замутненные алкогольным туманом.
Девушка закашлялась, подавившись виски.
— Накой приперлась?
Вета пожала плечами:
— Проверить не гоняешь ли ты уже чертей, или просто составить компанию, выбирай что больше нравиться.
— Я не Поттер, чтобы ты за мной хвостом ходила, — глаза Рона подозрительно сузились.
Девушка решила ничего не придумывать на этот раз – гриффиндорец оказался не таким просточком, как виделось издалека.
«Неужели, никто раньше не замечал этого?»
— Если учесть, что ты близкий друг Гарри, то меня и твое настроение заботит не меньше, чем его.
— Давно до этого додумалась, или кто помог?
— О чем ты? – Вета приподняла брови, снова отнимая бутылку у Рона и делая внушительный глоток.
— Ясно…
— Чего тебе ясно? Вот мне ясно, что коллы не хватает под то, что мы бухаем.
— Чего?
Вета отмахнулась.
— Тебя Лариса прислала?
Девушка чуть не поперхнулась очередным глотком:
— Почему?
Рон усмехнулся:
— Думаешь, ты одна такая умная.
— Ок, раз умный, догадался, то что из того?
— А не пойти бы тебе в таком случае далеко и надолго?
— Да нет, мне и здесь не плохо, — девушка отставила полупустую бутыль и серьезно посмотрела на гриффиндорца, — говори, в чем дело.
— Да иди ты…, — Рон попытался встать, но она перехватила его за мантию и с силой потянула назад.
— Ну уж нет, Уизли – или ты говоришь, что не так, или я…
— Что ты? – зло прорычал в лицо, почти упавший на нее парень. – Пойдешь, доложишь Этой, что я упился до глюков?
— Нет. Особых глюков я у тебя не наблюдаю, как и того, что ты вообще пьян. К чему эта комедия. и учти, мне нужна правда, потому что все, что мне не понятно, вызывает у меня агрессию – сейчас каждая мелочь может нанести нам серьезный ущерб.
Рон неожиданно сильно схватил Вету за плечи и вперился взглядом в ее глаза:
— Скажи, что ты за нас!
— Я за Гарри! – прорычала сквозь зубы девушка.
— Этого достаточно, — парень также неожиданно отпустил ее, как и схватил, и склони голову, упершись ей в колени. – Не знаю, может все же у меня паранойя…
— Выкладывай, — Вета поборола желание погладить гриффиндорца по голове, как собачку, и похлопала в утешение по плечу.
— Лариса… она не та, за кого себя выдает, — выпалил на одном дыхании парень ей в коленки.
— В каком смысле? – такого Вета не ожидала.
— В прямом. Мне кажется, что это другой человек.
— Погоди. Но как ты определил? Ты же ее до появления в Хогвордсе не знал.
— Не веришь..., — Рон вскинул голову и уничижительно посмотрел на девушку.
— Нет, здесь вопрос не в доверии, а в логике…
— Тогда увы, логического объяснения у меня нет, но вот что я могу с точностью тебе сказать – это не Лариса, и уж точно не девчонка.
— Эээ??? – Вета выпучила глаза на Рона, ловя ртом воздух и не находя слов…
— И нечего на меня так пялиться! Если не веришь, то топай отсюда! – Рон резко поднялся на ноги и указал на дверь.
— Эм, погоди…, — девушка примирительно подняла руки, — можно вопрос?
— Если это останется между нами.
— Слово слизеринца!
Гриффиндорец фыркнул.
— И нечего кривиться, мы может и не образец подражания, но когда даем слово – оно железно!
Парень поджал губы.
Девушка закатила глаза:
- О, я тебя умоляю…
- Ладно, спрашивай.
— Зачем весь этот спектакль? – девушка обвела рукой захламленную комнату начинающего алкоголика.
— Чтобы не приставали, чтобы дали подумать, чтобы она отвалила… и…
— Чтобы она считала тебя недалеким придурком, рехнувшимся на почве сильных эмоциональных перегрузок?
Рон пожал плечами.
— И потом, не каждый день удается официально напиться.
— Ааа, Дамби в курсе.
— Он разделяем мои сомнения по поводу Ларисы.
— Он вообще великий перестраховщик, но большей частью там, где не надо. Кстати, не говори, что это он тебя снабжает, а то Джинни ему горло перегрызет.
— Ты с нами?
— В каком смысле?
— Ты поможешь разобраться?
— Гм…
— Вета, ты только что говорила, что ты за Гарри, как думаешь, ради чего кому-то притворяться моей девушкой, не будучи даже женщиной? Не для того ли, чтобы следить за Гарри и сделать что-то плохое в самый неподходящий момент.
— Ну не знаю, почему же до сих пор она или он медлили? Ничего не предприняли?
Рон склонил голову на бок и прищурился:
— Кто знает, что задумал этот гад змеевидный. Но в одном я уверен порой, все не так как кажется, глаза зеркала души, а в ее глазах я не вижу ничего, кроме тьмы. Долгое время она водила меня за нос, но, похоже, в последнее время потеряла бдительность.
Вета покачала головой, задумчиво разглядывая рыжего гриффиндорца, который оказался на поверку, совсем не глупым малым…
«Возможно, он и прав. Ведь я тоже во много ошибалась, и, может, ошибаюсь до сих пор – «все не так как кажется на первый взгляд, говоришь…»
— Хорошо, я помогу, но чем?
— У меня есть план!
Девушка фыркнула, но, быстро себя переменила отношение к «плану Рона», по мере того, как он начал излагать свой план. План оказался очень простым, но стопроцентно действенным, размаха ему, конечно, не хватало, но это от отсутствия опыта, решила девушка и потом – зачем городить огород, когда все можно сделать быстро и надежно. Она, безусловно, внесла некоторые коррективы – парень сначала артачился, но потом согласился, что «пьянство» затянулось – пора было заставить врага зашевелиться и совершить опрометчивый шаг на радостях.
И с чего она взяла, что волшебник, виртуозно играющий в шахматы может быть недалеким дебилом?
«Ай, ай, ай… кто-то просчитался, а кто-то оказался достойным звания слизеринца!»

* * *
Вета осторожно выглянула из-за поворота.
- Ну что? - прошептали ей на ухо.
Девушка дернула плечом, отгоняя парня:
- Щекотно. Если я буду смеяться, вместо того, чтобы рыдать, ничего не выйдет.
- А ты собираешься рыдать?
- Сомневаешься в моих актерских способностях? – Вета оглянулась назад.
Парень дернул бровью.
- То-то же, а теперь не мешай.
Обозрев обстановку, Вета довольно кивнула:
- Начинаем – действующие лица на месте, массовка тоже.
- Извини, если что.
- Уизли, все будет в порядке, - девушка ободряюще хлопнула парня по плечу и подтолкнула по направлению к Большому Залу.
- Выход первый, сцена первая.
Скрестив пальцы на удачу и кивнув девушке, Рон развернулся к ней спиной и стремительно вышел в коридор перед Большим залом.
Подождав несколько секунд, девушка ринулась за ним.
- Рональд Уизли, а ну остановись! Мы не договорили!
Парень, почти растолкавший народ, толпившийся у дверей в зал, дернулся и, сжимая кулаки, развернулся лицом к Вете, пронзив ее гневным взглядом.
— Ты вообще любишь ее? – будто не замечая воинственного настроения Рона, девушка как дракон налетела на парня, ткнув пальцем в грудь.
Толпа, благоразумно расступившаяся перед ними, образовала некий полукруг и замерла, даже шепоток затих, а потом все дружно ахнули - девушка не отвернулась, только издевательски скривила разбитые губы, краем глаза наблюдая за реакцией одного единственного зрителя, для которого и был устроен весь этот спектакль. Смена эмоций на лице у этого волшебника очень порадовала Вету – все шло как надо!
— Полегчало? – прошипела она, сплевывая кровь на пол.
— Вета, я…, — промямлил парень, с ужасом глядя на дело рук своих.
Застывшая поначалу «зрительская аудитория» вдруг в одно мгновение пришла в движении: младшие волшебники ринулись в зал – за преподавателями и директором, а старшие – накинулись на парня:
- Рон! Ты что творишь?!! – Дин Томас попытался схватить друга за мантию, но тот удачно вывернулся и подскочил к Вете.
Девушка, играя свою роль до конца, испуганно осела на пол.
- Не трогай ее, совсем упился до чертиков! – взвился над головами голос Джинни. – Мать тебя на лоскутки порвет за это, слышишь?!!
- А ведь действительно порвет, - прошептал парень нагибаясь над Ветой. - Уверена, что нужно было именно так?
- Ничего, сейчас у тебя будет защитник, - утешила девушка, наблюдая за перемещением ног вокруг них.
- Скорее бы уже, а то меня сейчас бить будут, - хмыкнул Рон, заваливаясь назад – кто-то дернул его за мантию, послышалась возня, сдавленные протесты парня, а потом звуки ударов.
Девушка усмехнулась – ничего, парочка тумаков гриффиндорца не убьет, а вот эффект на кое-кого произведет, ведь молча стоявший в окружении гомонящей толпы и прибывающий в шоке Гарри Поттер пришел в себя, и всем ясно показал отношение к произошедшему – именно его удар свалил таки «бывшего друга» на пол, рядом с Ветой.
Девушка тихо хрюкнула над выражением лица парня а-ля «И ты, Брут?!»
- Отстаньте от него! Он не виноват! Он не хотел. Рон… ведь правда?! Гарри! Перестань, прошу тебя! Да прекратите же Это!
«Хорошооо, сработало!»
- Что здесь происходит? – раздался над головами недовольный голос.
Люциус Малфой, с призрением искрививший губы при виде того, в какой ситуации она оказалась, но не произвел на нее впечатления – теперь Вета снова взяла себя в руки. Она снова нашла себе занятие, а значит, у нее больше не будет свободного времени, чтобы думать о всяких глупостях и копаться в себе, вновь в вновь вынимая наружу свою боль, любясь ею и лелея ее.
Конечно, было бы лучше, если бы на место происшествия первым подоспел Дамблдор – не пришлось бы ничего объяснять, но…
«Так даже лучше» - решила Вета. – «Рону даже играть не придется, а значит на выходе получится самая что ни на есть естественная реакция!... Хм… Бедный, бедный Рон?»
Еще до «представления» волшебники условились, что каждое утро будут встречаться, чтобы Рон рассказывал о том, как ведет себя «Лариса». Однако, прошла неделя с памятной сцены, а ничего не происходило, кроме того, что парень день ото дня становился все смурнее.
- Знаешь, кажется, что на этот раз мы промахнулись и наш план – полная туфта!
- Хм…
- Вот тебе и «хмм»… Меня закидали кричалками все кому не лень, я уже вздрагиваю от любого шороха, она квохчет на до мной как курица, а я пытаюсь не облевать ее – вот и все… Никаких ночных вылозок, никаких тайных разговоров. Она постоянно у меня на виду. И ни разу даже не намекнули, что рады бы видеть в стане врага.
- Они приглядываются. Или ты думал, что одной прелюдной ссоры и пары кричалок хватить, чтобы Он поверил, что ты можешь отказаться от многолетней дружбы?
- Не знаю, но… плохо, что мы не посвятили в наши планы хотя бы Снейпа.
Вета недоуменно воззрилась на парня.
- Да! Я знаю, что из моих уст это звучит дико, но кому как не ему знать извращенный мозг змеелицего.
- Нет, - Вета покачала головой, - чем меньше людей знают, тем лучше…
- Но мы топчемся на одном месте.
- Ты точно ничего не заметил странного?
Рон исподлобья взглянул на девушку и буркнул:
- Точно, нет.
- Тогда… тогда остается только ждать.
- И это все? – раздраженно покосился парень на нее.
- Ну, это же был твой план, а тут как в шахматах, иногда нужно затаиться, сам же знаешь, - девушка подмигнула другом и быстро исчезла со смотровой башни.
«Да, это был твой план, но у меня имеется запасной… Бедный, бедный Рон! С другой стороны, это будет весело!»
Девушка даже припрыгнула от предвкушения и потерла руки.
Следующая неделя выдалась для Рональда Уизли не просто тяжелой, а адской – Вета уж расстаралась на славу, чтобы помочь ему войти в нужное душевное состояние. Но самое главное – парень винил во всех своих бедах старых друзей и ни о чем не догадывался. А Вета отводила душу, сожалея только об одном, что на месте Рона не ее благоверный.
Начала девушка с безобидной шутки с самого утра следующего дня после разговора на смотровой башне: Рону перекрасили всю одежду в слизеринские тона, а так как юный волшебник нечего не понимал в бытовой магии, также как и его псевдо-подруга, то выйти пришлось к завтраку в том, что было. Зал ликовал, хваля таинственного шутника, а Рон кипел, сдерживаемый только Ларисой.
Дальше хуже: по чьей-то злой воле Пивз ополчился на гриффиндорца, а закончилось это все тем, что парень попал в Больничное крыло с обгоревшими волосами, бровями и ресницами. Вышел оттуда он абсолютно лысый и совершенно убитый. На это раз даже Вета призналась, что слегка перестаралась, но в купе с зеленым цветом одежды эффект был поразительный – студенты начали обходить Рона стороной, тихо шушукаясь у него за спиной, и только Лариса сочувственно поглаживала его по плечу и что-то утешительно говорила на ухо.
Вета, спрятавшаяся в темной нише, сложила руки на груди, довольно ухмыляясь. «Бедны, бедный Рон, но это только начало!»
На следующий день Рон начал говорить исключительно с шипящим акцентом. Вета довольно фыркнула, услышав это рано утором, когда парень в очередной раз пришел к ней на свидание и начал жаловаться на жизнь, грозно потрясая кулаками и проклиная Гарри Поттера за его выходку.
На этот раз, расставшись с Роном, девушка посочувствовала уже Гарри.
Днем Рональд Уизли и Гарри Поттер были вызваны к директору за драку, а мадам Помфри было строго на строго запрещено лечить зарвавшуюся шпану, не понимающую положения дел и поведения в сложившейся ситуации. К вечеру глаза рыжего (бывшего рыжего) гриффиндорца приобрели красный пигмент радужки, а зрачки вытянулись вертикально.
Гермиона Грейнджер была обозвана чертовой грязнокровкой, а Рон первый за долгое время попал на отработку к профессору Снейпу.
Вета проводила взглядом скрывшуюся за дверью класса зельеваренья понурую спину друга и довольно кивнула.
Следующим утром Рон не пришел на встречу, не было его и днем, Лариса тоже пропала.
Вечером, после отбоя, ее вызвали к директору.
- Чем обязана столь позднему чаепитию?
- Проходите, присаживайтесь, - за спиной Веты тихо закрылась дверь директорского кабинета.
Удобно устроившись в любимом кресле Люциуса, девушка незаметно от Дамблдора шепнула заклинание усиления своих духов – хулиганить, так до конца. Затем левитировала к себе чашку с чаем и стала медленно отпивать горячую жидкость, делая вид, что разглядывает кабинет, хотя, все в нем ей было уже знакомо до мельчайших деталей. Первой разговор начинать она не хотела – не ее инициатива поговорить в очередной раз по душам…
- Мне казалось, что Рональд Уизли Ваш друг, - наконец нарушил тишину волшебник.
- Так оно и есть, - девушка склонила голову.
- Тогда мне не понятны все эти Ваши инсинуации в его адрес.
Вета вскинула невинные глаза на Дамблдора:
- Инсинуации? Я не понимаю о чем Вы, директор.
- Все Вы прекрасно понимаете! – ей показалось, или старый волшебник даже привстал в кресле? – Вы что, не понимаете, что все эти выходки могут, да что там, обязательно подтолкнут его к темной стороне?!
Девушка пожала плечами:
- И что?
- Я не понимаю Вашей безответственному отношению к «другу». Вы заигрались, извольте прекратить все это.
- Не Вам меня упрекать, - язвительно заметила девушка, пристально глядя в глаза старшему волшебнику.
- Что?!!
- Не Вы ли когда-то сделали тоже самое со своим подопечным? Вот только он даже не догадывался о том, что за игру Вы с ним затеяли, а Рон, слава Мерлину, вполне отдает себе отчет в том, что и для чего делается… может, только сейчас слишком поддался эмоциям.
- Так вы с ним условились об этом? – приподнял брови Дамблдор, снова усаживаясь в кресло.
- Нет.
- Тогда…, - волшебник нахмурился, но Вета быстро продолжила, чтобы не выслушивать очередную лекцию:
- Директор, Вы не можете отрицать, что времени остается все меньше и меньше. Мы не может позволить себе роскошь быть застигнутыми врасплох.
Ваши же шпионские игры закончились: Люциус вне игры, Снейп под подозрением, раз уж у него так туго последнее время с информацией, остальные шпионы не настолько близки к Волдеморту.
- Рон тоже вряд ли будет приближен, - покачал головой мужчина, постукивая пальцами по столу.
- А вот здесь Вы ошибаетесь: Волдеморт может и умный, но хитрости в нем ни на грамм – вот Люциус да, а этот, фрр, полукровка, его не учили интриговать…
Так вот, мало того, что именно Рон сейчас наиболее близок к тому, кто скорее всего даст сигнал к началу битвы, так он еще имеет и соответствующую репутацию, то есть: а) он близкий друг Гарри Поттера, б) все думают, что Рональд Уизли недалекий кретин, что в корне не верно.
- А если Вы переоцените умственные способности подростка действующего под влиянием сильных переживаний? – с сомнением протянул директор, но нервно стучать пальцами по столу перестал и откинулся в кресле, задумчиво изучая Вету.
- О, я прошу Вас! Рон - отвратительный актер, но ума и чуткости ему не занимать. Он обошел всех нас, почувствовав неладное с Ларисой, и начав действовать.
- Да, только с вашим планом он не ознакомлен.
- Повторюсь: он - плохой актер, так что, лучше чтобы его реакция была натуральной. Это даст результат быстрее, чем если он будет пыжиться, играя оскорбленную невинность.
- Все же, это рискованно.
- То же самое я могу сказать и о ваших комбинациях на протяжении многих лет, - девушка все же не удержалась, чтобы не поддеть старого волшебника, но он пропустил ее выпад мимо ушей, задумчиво протянув:
- Не знаю…
- Дайте новой крови влиться в струю ваших интриг, и это принесет свои плоды.
- Ох, рискуете…
- Я потеряю не меньше, чем мы все, если ошибусь, так что… поверьте, приложу все свои силы, чтобы оказаться правой.
- Я надеюсь, что это будет так. Что ж, не буду Вам пока мешать, в чем-то Вы правы, но помните – я слежу за Вами, не увлекайтесь.
Вета серьезно кивнула – со стороны Дамблдора такой карт-бланш был неслыханной щедростью, а она умела ценить шаги на встречу.
- Спокойной ночи, Веталина.
- И Вам, директор, - кивнула девушка, прощаясь.
- Кстати, Рони и Лариса пропали. В замке их нет, - донеслось до Веты из кабинета, когда дверь туда уже почти закрылась.
«Вот ведь чертов старик, не мог раньше сказать!»
Что ж, Дамблдор отдал ситуацию ей на откуп, а значит, помогать ей был не намерен. Вета скрипнула зубами: будто бы они делали не одно и тоже дело!
Девушка кубарем скатилась со ступенек и помчалась к комнате Рона – медлить было нельзя!

просмотреть/оставить комментарии [91]
<< Глава 19 К оглавлениюГлава 21 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.