Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Надпись на каточке Альбуса(из шоколадных лягушек):
А так-же известен совместным изобретением с неназываемым чар вечного полуполного стакана,которые превращат любую емкость во всегда наполовину пустой стакан, сколько из него не пей

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17723 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 10 К оглавлениюГлава 12 >>


  А кто сказал, что будет просто?

   Глава 11. «Эффективный брак»
– Это ведь хорошо, Гарри Поттер, сэр?
Он обвел тоскливым взглядом пустые комнаты.
– Я не знаю, Добби, я, право слово, не знаю...
Эльф сжался в крохотный комок, но все-таки высказал свое мнение:
– Он незлой... По крайней мере, к прислуге. Добби уверен, что Гарри Поттер не выбрал бы в супруги недостойного человека.
«Эх, мне бы твою уверенность», – подумал Гарри. Слова Диего не шли у него из головы... Конечно, он собирался проигнорировать их, но что если... Если... Их так много, этих самых «если»...

Кто из них двоих слишком самонадеян? Он, который верит пусть не в счастье, но в его возможность, или испанец, который отрицает все, кроме большого куша ценой потерь?.. Странно... так странно обдумывать все это, пытаться разобраться в себе. Одна часть его стремилась в подземелья, терзаемая противоречиями... жаждавшая узнать свой приговор. Вторая – наоборот... Ослепшая, растерянная, она топталась на месте, потому что осознавала: один неверный, слишком решительный шаг – и пути назад будут отрезаны...
Сын... Ему как никогда нужны были маленькие, тонкие мальчишеские ручонки, которые, обхватив его за талию, могли встать между ним и неизбежностью... Отрезать его от того Северуса, которого он боялся познать и к которому каждой каплей привязывали его влажные тягучие сны минувших ночей.
Он взглянул на предмет, который держал в руке. Единственное, что он не позволил перенести домовым эльфам, крохотная коробочка из темного дерева, содержащая внутри себя маленькое, уже увиденное и осязаемое, но пока не познанное чудо. Он романтик? Да, наверное... Быть может и не может быть одновременно... Ему казалось, что боль, разделенная на двоих с Джинни, и тишина пустого склепа, пропитанная винными парами, что слишком долго были частью его души, вытравили любую тягу к простому любованию чем-то пусть не совершенным, но прекрасным. И стремление обладать не вопреки чему-то, а так... Ради себя.
– Ну, я пойду, Добби.
Эльф кивнул.
– Директор Дамблдор велел опечатать это пространство, как только вы его покинете.
Он усмехнулся, вот так всегда... Место, в котором он боролся со старыми демонами и обрел новых... Место, в котором он пытался заслужить доверие своего ребенка и чуть не потерял его, стало просто безликим «пространством». Гарри улыбнулся: наверное, так и должно быть... Слишком многое в жизни преходяще... Но ему почему-то очень хотелось навсегда запомнить эти комнаты... где его душу по ночам преследовал не слишком таинственный гость, приносящий с собой до одури прекрасный аромат сирени. Где он так нелепо, так отчаянно и несвоевременно влюбился, и в ту же минуту мир сошел с ума... Обрел краски, но потерял всякую логику...
– Все, Добби, я ухожу...
Не права была милая девушка со странной судьбой по имени Лиз Астрикс: это – вполне уместный подарок к абсурдному событию. Он запирал дверь под тоскливым взглядом домового эльфа, как нельзя более соответствующим его маленькому действу перехода от одной жизни к другой.

Сорок три ступеньки... странно, за семь лет он впервые обратил внимание на то, сколько их... Другие он не считал... Только те, что вели из холла вниз, в едва освещенный факелами сумрак... К его новой жизни... К развитию событий, суть которых он до конца не понимал...

Тук-тук-тук... странно, что на три таких ровных флегматичных удара приходилась рассеянная, почти лихорадочная дробь его сердца.

Дверь распахнулась.
– Входи, Гарри.
Он почти забыл, что Снейп по собственной воле переходил на «ты» и путал его фамилию с именем скорее намеренно, чем случайно.
«Черт, черт, черт...» Он почти мечтал о той страшненькой, грязно-серой ночной рубашке, сомнительное удовольствие лицезреть которую ему представилось на четвертом курсе.
Не повезло... Под зеленым, темного, насыщенного оттенка древнего мха бархатным халатом на его «муже»... гм-м... жене... – О Мерлин, супруге! – были только черные шелковые пижамные штаны. Снейп явно коротал время до его прихода, предаваясь тем приятным расслабляющим ощущениям, подарить которые в состоянии только вода. Мокрые змейки темных волос прилипли к шее, на которой блестели многочисленные капли... Гарри почувствовал себя почти безумным... По крайней мере, ровно настолько, чтобы протянуть вперед руку с зажатой в ней черной коробочкой и сказать...
– Это вам... Тебе...
Бровь Снейпа привычно поползла вверх, но подарок он все же взял.
– Это лишнее... – он открыл коробочку. – Но, по крайней мере, это красиво.
Щелчок захлопнувшейся крышки едва не заставил Гарри вздрогнуть.
Снейп отвернулся и прошел через мрачный кабинет, декорированный так, чтобы вызывать если не страх, то, по крайней мере, тоску даже у самых отчаянных представителей красно-золотого факультета. Это была не единственная комната, в которой Гарри до сих пор доводилось бывать, но, вступив следом за профессором на его личную территорию, в едва освещенную камином гостиную, он почувствовал почти смущение. Раньше он был тут гостем, теперь – жильцом. И придется привыкнуть к двум высоким, обтянутым немного потертой кожей креслам рядом с чайным столиком, смириться с тем, что вечера с книгой ему, скорее всего, придется коротать на жестком диване, лишенном маленьких комфортных украшений вроде подушек. И на этих многочисленных книжных полках его скромная коллекция любимой литературы будет смотреться либо сиротливо, либо вульгарно – среди этих строгих, упакованных в одинаковые, явно выполненные на заказ, обложки изданий. Он бы не удивился, узнав, что они расставлены по алфавиту. Он бы уже ничему не удивился...
– Чаю?
Почти ничему... Неторопливый взмах длинных белых пальцев в сторону столика, на котором – все необходимые для маленького действа приборы. Чайник, чашки, сахарница и молочник – все из тончайшего фарфора, такого же белоснежного и полупрозрачного, как гладкая кожа плеча, чувственно и почти неприлично обнаженного съехавшим на бок воротом халата, когда Снейп – нет, не сел – скользнул в одно из кресел. Было ли это случайно? Бывает ли у этого человека вообще что-то случайно?
– Да, спасибо.
Больше всего он напоминал себе зомби. Нелепую мертвую марионетку, ведомую талантливым кукловодом через уже сгустившийся сладковатый туман почти смерти... Но только почти... Он дышал и думал, он тонул, медленно растворялся в кресле, которое оказалось на удивление удобным... Грел озябшие пальцы о чашку с ароматным горячим чаем и думал... Мыслей было так много и так мало – и все не о том... Не о проблемах и судах, а о чуть покрасневших от горячего напитка губах. Об узких ладонях... О созданном богом в его период увлечения абстракционизмом носе, ноздри которого едва трепетали, вдыхая терпкий аромат до черноты заваренного чая... И о глазах – в сотворении которых повинным можно было счесть только... Нет, он не знал, кого... в них не было ни пламени ада, ни райских кущ. Только безмолвие и что-то бесконечное, сродни давно мертвой вселенной, в которой однажды, по воле рока, погасли все звезды и сошедшие с ума от горя галактики канули в лету в глубине единой, черной дыры под названием вакуум, где нет ни времени, ни пространства... Впрочем, он мог ошибаться. Гарри имел весьма посредственное представление о магловской физике и еще меньшее – о душе Северуса Снейпа. Мужчины, от которого он хотел... Впрочем, он желал настолько много вещей – разных и противоречивых – что единой картине этим вечером не дано было сложиться ...
– Сахар?
Это он мог: растерянно кивать и пить чай. Сладкий и...
– Молоко?
Опять кивок? Как же так – он терпеть не может чай с молоком... Тогда почему именно его добавляет в чашку, глядя, как заманчивый янтарный оттенок сменяется бледно-кофейной мутью?.. Безумие? Да, наверное, так оно и начинается – с маленьких несогласований между тобой и происходящим вокруг. Интересно, с этим можно что-то сделать или следует все оставить как есть... И, наверное, анализ собственной болезни можно отложить на потом... Потому что под пристальным взглядом черных глаз невозможно думать логически... Надо... но нет, не выходит.
***
Он все продумал. Мелочи и детали... В единую схему укладывалась все: от брачного контракта с очень удобным пунктом до смущенного взгляда Поттера в больничном крыле. Секс был в его схеме важным звеном – единственная возможность Поттера признать брак недействительным и сбежать из ненамеренно поставленного на него капкана. Северус не собирался оставлять ему этого шанса. Все зашло слишком далеко и должно пойти еще дальше, потому что эта игра начинала его увлекать. И причина была вовсе не в глупых, но таких честных реакциях Поттера на устроенный для него маленький спектакль. Она заключалась даже не в широко распахнутых глазах цвета изумруда, которые сулили много приятных дополнений к и без того безупречному плану. Суть крылась в том, что он надеялся обрести в итоге очередной сделки с живущим внутри него дьяволом, привыкшим властвовать не разделяя.

Его взгляд медленно скользнул по напряженной позе его... как это ни смешно звучит, но супруга. Он намерен был во сто крат усилить это напряжение и привести его к неминуемому взрыву. И сопротивления не будет... Он его просто не допустит.

– Я добавил к своим апартаментам три комнаты. Детскую, ванную для Джейми и ваш кабинет, нам, как преподавателям разных дисциплин, будет неудобно принимать студентов на одной территории, ты согласен?
Конечно, с этим Поттер спорить не будет, его сейчас волнует другое... Как приятно смотреть в лица людей, настолько неумеющих прятать себя и свои чувства от окружающих. Вот он замялся, смутился, подбирает слова и решается задать вопрос.
– А где буду спать я?
Выдержать паузу и пожать плечами.
– Информация обо всех перепланировках в школе поступает в Совет попечителей. Как только статьи о нашем браке окажутся в газетах, журналисты начнут искать любые сведенья, и кто-то не откажет себе в удовольствии поделиться с ними тем фактом, что мы спим в разных комнатах. Я считаю, что это было бы для многих несвоевременным открытием в свете грядущего разбирательства в суде. Успокойтесь, Поттер, у меня достаточно широкая кровать, в которой вам совершенно ничего не грозит... Но если идея вам так отвратительна, можете сегодня спать в комнате мальчика, а в последствии располагать этим диваном.
– Нет, – слишком поспешный ответ и неминуемое смущение. – Идея мне не отвратительна. – Снова необдуманные слова и – как результат – почти паника на лице Поттера.

А он даже красив, когда вот так растерян. Блеск глаз, едва приоткрытые мягкие губы... Снейп мог поспорить на часть свого состояния, что может прочесть каждую его мысль. Не верится, но, похоже, Поттер искренне считает себя сейчас победителем, которому к главному призу предложили еще и дополнительный бонус. Исполнение пары-тройки заветных желаний...
Странно... Он впервые задумался над тем, приятно ли обманывать того, кто сам так жаждет обмануться? И не нашел ответа. Это было действительно странно. Какое удовольствие от игры, когда соперник стремится проиграть? Утешало только то, что Поттер не осознает всю степень своей обреченности. Да, утешало... Совсем немного, но достаточно для того, чтобы продолжать партию, предвкушая неминуемое разочарование, когда выплывут размеры истинной ставки. Это подстегивало к действиям.

Иронично приподнятая бровь, способная довести растерянность Поттера до масштабов вселенной.
– Как знаете.
Чай пили молча, покончив с ним, Снейп встал, взял с полок одну из книг и шагнул в спальню, оставив дверь за собой открытой.
– Эльфы распаковали ваши вещи, Поттер, пижама в ванной, разного рода безделицы в коробке в вашем кабинете, можете расставить их там, где вздумается, но надеюсь, гостиная от большого количества ваших вещей не сильно пострадает.

***
Хотелось спать... Нет, наверное, хотелось чего-то большего, чем просто спать – несмотря на сильную усталость, но что делать с этими желаниями, Гарри не знал, а потому решил не делать ничего. Отложив разбор вещей на завтра, он быстро прошмыгнул через спальню в ванную. Практически зажмурившись... Чтобы не обращать внимания на стягивающего с себя халат Снейпа.
Прохладные струи не принесли обычного освобождения от целой череды навязчивых образов, каждый последующий из которых был еще фривольнее и откровеннее, чем предыдущий. Черт... Включив ледяную воду, он истязал свое тело, наказывая его за постоянное предательство, пока от холода его кожа не стала походить не гусиную. И закончил издевательство над собой, беспощадно растерев ее махровым полотенцем... Черным, разумеется, а каким еще оно могло быть в ванной комнате Снейпа?
Но он понял, что все его жертвы на алтарь здравого смысла оказались напрасными, едва снова переступил порог спальни.

Снейп лежал на животе поверх бархатного покрывала и, опираясь на локти, читал в свете нескольких свечей книгу. Зрелище было совсем не однозначным, провоцирующим и одновременно болезненным, закусив губу, Гарри сдержал готовый сорваться стон, полный удивления и горечи. Белоснежная кожа спины, особенно яркая на фоне темно-зеленых покрывал, была испещрена причудливым рисунком глубоких старых шрамов. Тонкие и широкие, они переплетались как змеи, свивались в клубок, а потом расползались в разные стороны, скрываясь за линией брюк и впиваясь в руки и плечи. Как загипнотизированный, Гарри сделал шаг вперед и, сев на край кровати, коснулся кончиками пальцев особенно уродливой отметины.

– Что это? – Снейп даже не вздрогнул от его прикосновения и не обернулся, но на вопрос ответил.
– Вся моя жизнь, Поттер, – поганое детство, тяжелое отрочество и короткая юность, а как результат всему этому – зрелость, не менее паскудная, чем все остальное.

Он ничего не мог поделать, не повинуясь разуму, его пальцы скользили по паутине рубцов, напитываясь чужой болью... не жалость, нет... Между нею и умением сострадать – огромная разница.
– Почему ты их не свел?
– Зачем? Каждый из них – часть меня... Маленький фрагмент. Напоминание...
– О боли? Зачем помнить старую боль?
– Чтобы избежать новой. Жизненный опыт, Гарри, – приятный или нет – не тот багаж, от которого можно отказываться с легкостью. Хранить хорошие воспоминания легко, но те, кто открещиваются от одних печалей, просто освобождают место для новых.
Безумие... безумие... безумие...
Он наклонился, легкими поцелуями пробежавшись по страшным отметинам. Так хотелась верить, что нежностью удастся их исцелить. Не получилось. Одно искреннее желание, к сожалению, не часто может совершить чудо, да и что даст гладкая кожа, когда под ее покровом останется исковерканная душа.
– Какая грустная философия, – заметил Гарри, разуверившись в своей способности творить чудеса.

Проигнорировать такие его действия Снейп не мог. Медленно положив книгу на тумбочку, он перевернулся на спину и внимательно посмотрел на Гарри. Было в его взгляде что-то такое смущающее, препарирующее – словно он смотрел не на оболочку, а на что-то, спрятанное глубоко внутри. И этот взгляд не был мягким, он резал плоть и дробил кости в попытке докопаться до этого сокровенного «чего-то», и боль была острой, но сладкой, и необходимой – в ней таяли все сомнения и растворялась нерешительность.

Протянув руку, Гарри поправил несколько прядей волос Северуса. Теперь они лежали, разметавшись по подушке, напоминая причудливо изогнутые лучи темного солнца, что-то похожее он видел на картинке в учебнике по Истории магии, кажется, она изображала голову Медузы Горгоны, той дано было заставлять людей каменеть под взглядом ее глаз. Что ж, возможно, у Снейпа могло обнаружиться родство не только с Ван Хельсингами... Да, очень возможно.
– Я не буду задавать идиотский вопрос что ты делаешь. Я спрошу: зачем?
Голос Северуса... Наверное, одна из действительно красивейших вещей в мире... Как правильно ответить? Потому что я люблю тебя? Потому что хочу... Или...
– Мне это нужно.
– Зачем?
– Просто нужно...
Северус ухмыльнулся и перевел взгляд с лица Гарри на что-то ведомое только ему и удивительно таинственное, происходящее, судя по всему, на потолке. И было так просто спросить его в ответ:
– Это значит «нет»?
«Пожалуйста, просто ответь мне, и я засуну подальше все свои желание, потому что слишком многим обязан тебе, чтобы не подарить в ответ хотя бы покой. Ответь...» Наверное, именно в этот момент Бог, Мерлин или кто-то там, наверху, был не слишком занят и не оставил без удовлетворения его немую мольбу.
– Это значит: ты идиот, Гарри.
Можно было бы поспорить с этим утверждением, не будь этот диагноз подкреплен тонкими пальцами, запутавшимися у него в волосах, неожиданно сильные, они властно надавили на его затылок, привлекая... вовлекая...

...В поцелуй... Сначала – легкий, как перышко, маленький тест на взаимность... губы – гладкие и твердые – пытались распробовать другие, более мягкие и податливые, и стоило тем, вторым, уступить, впуская их в теплую глубину своего рта...
А Гарри еще думал, что, пусть он во многом неопытен, но уж это он умеет... Бред, все его попытки проявить инициативу казались неуклюжими и неуместными. Снейп даже целовался по принципу «прими то, что я хочу тебе дать и наслаждайся этим». Это он мог, это получалось у него замечательно – то растворяться без остатка в горячем напоре чужого языка, то тихо постанывать от пьяного удовольствия полуукусов, терзающих его нижнюю губу вперемешку с нежными ласковыми прикосновениями к ставшей необыкновенно чувствительной от прилива крови коже губ.

Шея, предплечья... он не заметил тот момент, когда Снейп оторвался от его рта, потребовав большего. Руки Северуса освобождали Гарри от пижамной куртки. Прохладные ладони скользили по коже, поглаживая, проводя кончиками ногтей по местам, которые Гарри никогда раньше не заподозрил бы в такой чувствительности к прикосновениям, за руками следовал рот, – порою жадный и требовательный – приносящий почти боль, за которой неизменно приходилась извиняющаяся за чувственную грубость ласка влажного кончика языка.
Тогда он окончательно потерял себя, превратившись в податливый воск, который становился мягким под лихорадочно блестящим пытливым взглядом черных глаз, от которых невозможно было ничего спрятать, не получалось не таять. И было какое-то совершенное по своей остроте бесстыдство в том, как удовлетворенно вспыхивали они каждый раз, когда губы или руки вырывали из его тела очередной полный удовольствия звук.
Руки Снейпа скользнули под Гарри, проникая под пижамные штаны, сжимая полушария ягодиц и все, что он смог – это выдохнуть «да», когда плавно, медленно гибкое тело над ним своим весом распластало его по кровати. Мучительно, почти лениво Северус вжимался своей возбужденным членом в его – как волна накатывает на песчаный берег скользя по его телу. Руки Гарри блуждали по рельефам шрамов, рассказывающих о целой жизни, он был почти на грани оргазма, когда Снейп резко отстранился и одним движением стянул с него брюки, повесив их на спинку кровати.
Стыда не было: под изучающим взглядом этих бездонных глаз, раскрасневшийся и возбужденный, все, о чем мечтал он – это чтобы эта ночь длилась бесконечно...
Северус положил ладонь ему на грудь и медленно провел ею вниз по животу, пока не сжал руку на его члене, несколькими сильными движениями проведя ладонью сверху вниз... Гарри застонал, громко, протяжно, требуя... умоляя о большем. Северус усмехнулся и, соскользнув с кровати, избавился от последнего элемента своей одежды, нарочито аккуратно положив его на стул. Гарри смотрел и не мог насмотреться... Каждый изгиб этого тела – не раз тревожащего его во сне... Все, о чем он мечтал и теперь собирался получить... Взяв из прикроватной тумбочки флакон, Снейп медленно, не отрывая от него глаз, налил себе на ладонь тягучее масло. А дальше...
Что? Как? Зачем? Все стало неважно, потому что Северус неожиданно оказался снова на постели и рот...
Теплое влажное тепло вокруг его члена, узкое, немного напряженное горло, смесь томительных движений вверх и резких – вниз, кажется, он порвал простынь, вцепившись в нее руками... Рвущиеся из его груди звуки напоминали теперь скорее крики, чем стоны...
Калейдоскоп ярких картинок, черные волосы, рассыпавшиеся по его животу, гладкие, перемазанные маслом пальцы, которые не стали дразнить, а просто вторгались один за другим в его тело. И это было странное ощущение – почти болезненное, по мере того как его плоть медленно сдавалась, позволяя проникнуть глубже... Впуская в себя неохотно, сдаваясь не сразу, но его мозг просто не мог сосредоточиться на дискомфорте, пока рот Снейпа творил с его членом такие невероятные вещи...
– Перевернись.
Его затуманенное сознание с трудом восприняло приказ. Снейп сам перевернул его на живот, подкладывая под бедра подушку, шелковая наволочка приятно холодила влажный член. Гарри почти бессознательно потерся об нее, пытаясь компенсировать утрату только что оставивших его губ, когда...
Это было больно, так больно, что на глазах невольно выступили слезы, когда Северус вошел в него – резко, одним движением – и застыл. Гарри чувствовал себя экзотической бабочкой, насаженной на иголку, но для яркого мотылька это был конец, а для него, как выяснилось, только начало. Северус не двигался долго... покусывая его лопатки... и это было так приятно... его руки снова оказались под ним и пока одна парой умелых движений вернула твердость его члену, вторая кончиками пальцев сжала крохотный сосок. Гарри уже не понимал, где ему хорошо, а где плохо, и почему... Его тело разрывалось на части от противоречивых ощущений. Это длилось до тех пор, пока Северус не начал двигаться, лаская его в такт рукой. Сначала медленно, потом темп все нарастал и Гарри понял, что впился зубами в покрывало, это было пронзительное, неведомое раньше чувство полной принадлежности кому-то, кто знал как... а главное, зачем... Конечно, он имел представление о существовании такой, казалось бы, банальной вещи, как простата, но что знание в сравнении с ощущением? Это было похоже на взрыв, вспышку чего-то яркого, острого, что стерло не только боль... уничтожило все другие ощущения, а Северус делал это снова и снова... и теперь хотелось этих резких толчков. Гарри понимал, что сам подается назад – навстречу новой вспышке, хватая ртом воздух, как выброшенная на берег рыба, потому что не в силах кричать... Потому что то, что он испытывает, не выразить звуком.
Никогда его оргазм еще не был таким, словно вместе со спермой, заливая подушку и зеленое покрывало, из него выплеснулось что-то давно наболевшее и осталось только ощущение полета... Куда-то туда... к свободе... и резкие финальные движения его любовника только придавали ему дополнительное ускорение. Все... все... все... когда он почувствовал внутри себя теплую влагу, успокаивающую тупую боль, желанную... все встало на свои места... Он был целым – именно в эту секунду, когда удовлетворенный вздох коснулся его щеки и Северус накрыл его своим телом, благодарно целуя в плечо.
– Ты, кажется, уже знаешь, что я люблю тебя.
Зачем он это сказал? Просто эта фраза была сейчас частью его – частью нового, только что возникшего из руин прошлой жизни мира. Не сказать он не мог... Не сожалеть о проявленной искренности не старался... Потому что сразу подуло холодом, потому что Северус одним движением выскользнул из него и его спина потеряла приятную теплую тяжесть чужого тела.
– Душ или очищающие чары?
– Чары...
Гарри с трудом перевернулся на спину, двигаться сейчас куда-либо он был не в состоянии.
Он смотрел на своего личного демона из только что покинутого рая и понимал... То, что сказал ему Кавадрос – он просто воспринимал все по-другому. Глаза Северуса были сытыми и удовлетворенными, но пустыми... Даже не холод, нет, просто тень какого-то томительного разочарования – и хотелось обнять его, целовать упрямо сомкнувшиеся губы и твердить, что в следующий раз будет лучше, случится то самое... ожидаемое им, но не полученное. Однако настолько глупым, чтобы озвучить свои мысли вслух, Гарри все-таки не был.
– Подвинься...
Он повиновался, Северус взмахнул палочкой. Под хруст чистого белья и раздражающее покалывание собственного, почти стерильного, тела, Гарри наблюдал, как его муж скрылся в ванной.

***
«Черт, они должны были быть где-то здесь...» Отыскав в шкафчике с туалетными принадлежностями помятую пачку сигарет, он, включив воду, опустился на край ванной. Курил Северус редко и только крепкий аргентинский табак – достаточно терпкий, чтобы заглушить оставшийся на губах вкус очередного любовника. Нет, были обстоятельства, когда он прибегал к этой отраве и просто так, размышляя... Просто сегодня все сошлось одно к одному. Глаза Поттера... Вкус Поттера... Его тело ... Нет, сейчас он не хотел и не стремился называть его «Гарри». Это было бы слишком... Последний каплей, а ему очень нужно было это время наедине с самим собой – чтобы восстановить треснувший самоконтроль. Мог ли он предположить, что эта зеленоглазая тварь... Северус чувствовал злость, но только секунду. При чем тут Поттер – винить надо только себя... За минутную потерю контроля, из-за которой все пошло не так. Он не планировал ни нежности, ни страсти... мнимая любовь Поттера должна была сдохнуть, корчась в своих жалких конвульсиях этой ночью... Нет, он, конечно, собирался поспособствовать их взаимному удовольствию, но не более... Гарри должен был, черт возьми, почувствовать себя использованным, а не благодарным и влюбленным еще больше... Нет!

Когда он предал собственные намерения? Наверное, в тот момент, когда мягкие губы коснулись его спины и он почувствовал это... Тепло и участие вместо обычной жалости... О нем не сожалели – его старались принять, и это было непривычно.

Ему захотелось дать что-то кому-то в ответ... Как это желание оказалось в тот момент непреодолимым? Он не знал, и это почти пугало. Взглянув на полку у безмолвного, когда-то купленного им у маглов зеркала, Северус усмехнулся. На ней лежали очки... Единственное напоминание о том, что кто-то обосновался в его жизни.
Разумеется, он все исправит. Сотрет и растопчет все последствия этой ночи и уже очень скоро в смотрящих на него зеленых глазах не будет ничего, кроме ненависти. Но когда он сам перестанет наказывать себя за допущенную слабость? Не скоро... Поэтому, так или иначе, он еще долго будет вспоминать о том, что только что здесь произошло. О минутах, когда он сжимал в своих объятьях тело, готовое, казалось, принять все, что он в состоянии ему дать.

Погрузившись в воду, он не позволил себе лишней расслабленности и, едва смыв следы полученного удовольствия, вернулся в комнату.

Свечи по-прежнему горели ярко, не обращая на них никакого внимания, в его постели, свернувшись клубком, едва прикрывшись покрывалом, спал Поттер.
Что ж, он вернет завтра контроль над ситуацией, а сегодня можно, наконец, просто отдохнуть. Прошептав «нокс», Северус скользнул под одеяло. Последней его мыслью было, что завтра суд. Похоже, многим придется расплатиться за сегодняшние размышления усталого и, в общем-то, удовлетворенного Северуса Снейпа. О да, в том числе и Гарри Поттеру. Особенно ему.

просмотреть/оставить комментарии [280]
<< Глава 10 К оглавлениюГлава 12 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2022.05.12
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [2] (Оригинальные произведения)



Продолжения
2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.30 02:25:11
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


2021.12.24 21:38:48
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2021.12.23 17:06:13
Ненаписанное будущее [23] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.