Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

МакГонагалл жалуется мистеру и миссис Уизли:
- Фред и Джордж не только ведут себя хуже всех. Они практически не пропускают ни одного урока!

Список фандомов

Гарри Поттер[18494]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26966 фиков
- 8628 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлению 


  Согласно вашему желанию

   Глава 3. Распорядитель
Вековые деревья "Запретного леса" и небесная синева исчезли последними, открывая лишённые окон голые стены и низкий, освещённый обычной лампой потолок; теперь VIP-кабинет ничем не отличался от остальных незачарованных комнат. Взмахнув палочкой ещё раз, Распорядитель закрыл за собой дверь и запечатал её “Коллопортусом”.

Он неторопливо прошёл по коридору до границы антиаппарационной зоны, привычно проверяя Запирающие и гася на ходу светильники. Старое здание, надёжно спрятанное неподалёку от заброшенной станции Северной ветки маггловского метрополитена, постепенно погружалось в темноту, растворяясь во мраке одного из лондонских подземелий.

О местонахождении “Vobis volentibus” не было известно ни Исполнителям, ни самым уважаемым клиентам, ни тем более магглам, — никому, кроме невыразимцев. Но и те не знали имени его нынешнего владельца; во всех бумагах, хранившихся в Отделе тайн, анимаг Айрем Эймар Уолш значился просто Распорядителем — точно так же, как когда-то его дед. Впрочем, за двадцать лет Айрем свыкся с этим обращением настолько, что собственное имя, прославленное далёкими кельтскими предками, казалось ему чужим.

Заказанная Гарри Поттером иллюзия требовала слишком серьёзных усилий для её поддержки, не позволяя использовать магию в других комнатах, поэтому сейчас “Vobis volentibus” был пуст; до вечера следующего дня клиентов можно было не ждать, и Айрем аппарировал к себе, едва погасла последняя лампа. Развернув к камину кресло, предназначенное для особо важных посетителей, он кивком указал на тлеющие угли неслышно возникшему домовику. Поклонившись, эльф исчез; огонь тут же запылал с новой силой, вспугнув устроившуюся на отдых саламандру, а возле правого подлокотника кресла завис золотой поднос с бутылкой “огденского” и низким хрустальным бокалом.

В комнате надолго установилась тишина, нарушаемая только треском весело танцующего пламени. Не проникая в дальние углы просторного, обставленного старинной дубовой мебелью кабинета, мягкий свет оживлял ставшее задумчивым лицо Распорядителя: устало откинувшись на спинку кресла, Айрем неотрывно смотрел на огонь, машинально постукивая волшебной палочкой по плотно сжатым губам. Предложение фальшивым Исполнителем немалой суммы взамен на сохранение воспоминаний не стало для него неожиданностью, — как и настойчивая просьба самого VIP-клиента это возможное желание удовлетворить. Бывшая частью его собственной жизни, длившаяся много лет история двух волшебников неизбежно принимала новый оборот. Всё шло так, как планировалось, но сейчас Айрема волновал только предстоящий разговор с единственным человеком, которого он уважал, по-своему любил, и боялся — даже после его смерти.


Эта история началась, когда Люциус Малфой привёл в “Vobis volentibus” — в первый и последний раз — своего единственного сына. Пятое июня девяносто шестого года запомнилось двадцатидвухлетнему Айрему до мельчайших подробностей: в тот день он вступил в наследство, впервые возложив на себя полномочия полноправного владельца “Vobis volentibus”. Визит Драко Малфоя для новоиспечённого Распорядителя оказался таким же волнительным событием, как и для самого юного VIP-клиента, которому посещение элитного заведения подарил отец на совершеннолетие. Подарок был традиционным: почти все клиенты получали серебряные перстни, без которых попасть сюда было невозможно, именно этим способом. Отцы приводили сыновей, спустя годы те приводили своих; как правило, исключение составляли только рекомендуемые постоянными клиентами волшебники, лучшие мастера, которых приглашали для наведения особо искусных иллюзий, и высокопоставленные министерские чиновники.

Проводив напряжённым взглядом Люциуса, удалившегося в любезно предоставленный ему личный кабинет Распорядителя, именинник скороговоркой произнёс стандартное «мне нужна знаменитость…» и запнулся, порозовев, а затем побледнев так сильно, что Айрем испугался возможного обморока. Собравшись было предложить мальчику немного эльфийского вина, он вовремя вспомнил о том, что это запрещено не только законом, но и правилами самого заведения. Ободряюще улыбаясь, он налил ему воды и достал из-под стойки фиал с дорогим Укрепляющим зельем, которое в “Vobis volentibus” держалось для Исполнителей Желаний, зачастую работавших сутки напролёт. Но Драко Малфой, вздёрнув подбородок, вежливо отказался от предложенного и отчётливо назвал имя известному всему магическому миру волшебника, заставив Распорядителя в буквальном смысле раскрыть рот.

Айрем долго и тщательно готовился к исполнению предстоящих обязанностей: составы и побочные действия применяемых зелий были вызубрены назубок, а заклинания и чары, призванные обеспечить комфортное исполнение желаний, отработаны до автоматизма. Изучив пухлую картотеку с данными об Исполнителях и лучших иллюзионистах, будущий Распорядитель за два месяца успел познакомиться со всеми, не поленившись навестить каждого из них лично. Он с лёгкостью освоил материализацию всевозможных аксессуаров и порт-ключей, научился настраивать комнаты на появление в них по желанию клиента ведущей в ванную двери и самоуничтожавшихся после использования фиалов со смазкой — любого цвета и на любой вкус. ‘Velle suum cuique est’: он ни на минуту не забывал об этих словах, украшавших внутреннюю сторону его собственного, доставшегося по наследству перстня, но оказался совершенно не способен отреагировать должным образом на просьбу своего первого заказчика.

Взяв себя в руки, Айрем с усилием вернул улыбку, уточнил особые пожелания и попросил VIP-клиента отдать палочку, которую тут же выронил на стойку. Драко заметно напрягся, но промолчал. Снова розовея, обкусывая губы с такой силой, что те потемнели, наливаясь ярким вишнёвым цветом, он молча выложил на стойку требуемую сумму.

Полтора часа, которые заняло исполнение желания Драко Малфоя, Айрем провёл с его отцом. Люциус оказался прекрасным собеседником; тем не менее, поминутно поглядывая то на часы, то на портрет над камином, Айрем беспрерывно молился всем известным ему святым, чтобы всё прошло нормально. К его облегчению, клиент, насколько можно было судить, остался доволен, дата следующего визита была назначена, а метаморф своевременно принял необходимую, точно рассчитанную дозу стиравшего память зелья.

Айрем не сразу узнал, что вскоре Люциуса Малфоя арестовали — после какого-то происшествия в Министерстве. Здесь, под каменной мостовой Лондона, происходящее в мире казалось не таким значительным. Для занятого днём и ночью Распорядителя даже смена власти и последовавшая репрессия нечистокровных магов обернулась только дополнительными расходами, связанными с визитами вновь назначенного министра и его помощников, услуги которым заведению приходилось оказывать бесплатно — взамен на неприкосновенность как практически всех Исполнителей, так и самого Айрема, бывшего полукровным. Так или иначе, послужило ли осуждение Люциуса тому причиной или нет, но в следующий раз Драко Малфой посетил “Vobis volentibus” только спустя два года.

Он появился в кабинете Распорядителя поздней ночью — без предварительного письма, которым VIP-клиенты обычно заблаговременно предупреждали о своих визитах, в компании похожего на тролля здоровяка. Сразу же узнав заметно повзрослевшего сына Люциуса Малфоя, Айрем терпеливо выслушал обязательные рекомендации и вручил перстень новому клиенту после долгих сомнений: оба молодых человека были навеселе и вели себя довольно шумно, требуя огневиски и маггловских сигарет, которых в заведении никогда не держали. Драко сам оплатил исполнение желания своего друга, который попросил «вейлу-девственницу, да покрасивше», и только после того, как тот отправился в VIP-зону, сделал собственный заказ.

Желание в точности повторяло первое: Драко Малфой по-прежнему хотел Гарри Поттера. К несчастью, единственный метаморф был занят, а необходимого ингредиента для Оборотного зелья не оказалось в наличии, о чём Распорядитель и сообщил клиенту, раздражённо завертевшему в пальцах волшебную палочку. Лениво протянув «значит, не судьба», Драко от предложения зайти позже или сменить заказ отказался, но согласился просмотреть список дополнительных услуг. Пробежав глазами длинный перечень зелий и чар, вызывающих самые разнообразные видения, он задержал палец на Зелье Реальных Снов, патент на производство которого Айрем приобрёл совсем недавно у владельца известной лавки, славившейся превосходно зачарованными товарами. Потерявший компаньона Джордж Уизли продал Айрему дорогостоящий рецепт за сущие кнаты прямо в захламлённой подсобке после задушевной беседы и двух бутылок огневиски, полторы из которых опустошил сам.

Драко внимательно вчитывался в описание действия зелья, обещавшего самые правдоподобные видения — но не тому, кто его принимал, а любому магу, чья палочка в знак согласия коснётся поверхности волшебного напитка. Что именно должен был увидеть этот маг, зависело только от пожеланий выпившего зелье. Сколько часов длился получаемый эффект, Айрем не знал — тестирование ещё не проводилось, а клиент был нетрезв, что могло вызвать самые неожиданные побочные эффекты. Но в послевоенное время заведение переживало не самые лучшие дни, каждый заказ был на вес золота, и после недолгих колебаний просьба Драко была удовлетворена.

Дальнейшее удивило Айрема настолько, что он не успел вмешаться: зажмурившись и надолго застыв в неподвижности, Драко внезапно откупорил фиал, окунул в него волшебную палочку и быстро поднёс зелье к губам, выпив всё до капли. В ответ на вопрос растерявшегося Распорядителя, зачем было принимать зелье, используя не чужую, а собственную палочку, Драко невнятно пробормотал: «А она не моя», и плавно сполз со стула, мгновенно засыпая пьяным мертвецким сном прямо на полу у стойки.

После этого случая Малфой снова надолго исчез. Дело было обычным; скорее всего, он женился и решил больше сюда не возвращаться. Но Айрем знал, что возвращение было лишь делом времени; он не сомневался, что мужчина, чьё первое и единственное желание в этих стенах исполнила не женщина, вернётся обязательно.

И не ошибся.

Увидев его спустя несколько лет, Айрем в первое мгновение обомлел; в кабинет неторопливо вошёл человек, которого он меньше всего ожидал здесь увидеть: его собственный брат. Рождённые от разных отцов, они не были похожи; единственное, что выдавало их родство — ярко-рыжий цвет волос, доставшийся им обоим от рано умершей матери, которую Айрем совсем не помнил. Воспитанный чистокровным дедом, своего отца-маггла он не видел ни разу, но с единоутробным братом, Гарретом Эджвортом — сквибом и нищим художником, подрабатывающим от случая к случаю кем придётся, время от времени встречался.
Приняв заказ на "Гарри Поттера", с каждым годом пользовавшегося всё большей популярностью, Айрем из чистого любопытства решил выяснить, кто скрывался под внешностью брата-неудачника. И когда на следующий день узнал, что Гаррет работает садовником у Малфоев, сразу догадался, кем был так заинтересовавший его маг.

Вскоре выяснилось, что Драко Малфой пользуется волосами самых разных людей, но в каком бы облике не появлялся сын недавно умершего Люциуса, Айрем всегда его узнавал — по броской, чёрного дерева трости с серебряным набалдашником, с которой Малфой, по всей видимости, никогда не расставался. Были и другие приметы: знакомо вздёргивающийся подбородок и прикушенная в минуты волнения губа; порой Айрем ловил себя на том, что улыбается, узнав его в очередной раз. В бесконечной череде лиц, мелькавших перед ним днём и ночью, Драко Малфой оставался единственным клиентом, который был для Айрема особенным.

Словно в насмешку, самого Айрема природа создала абсолютно асексуальным; предпочитая наслаждения иного рода и больше всего ценивший своё одиночество, он относился к желаниям клиентов хладнокровно и спокойно, уже давно ничему не удивляясь, а в случае Драко — даже слегка сочувствуя. Недоумение вызывало одно: шли годы, заказы регулярно повторялись, а Драко всё отказывался от предложения встречаться с одним и тем же Исполнителем постоянно. Было ли это опасением разрушить свою семью или чем-то ещё, но так или иначе, стать постоянным партнёром нетребовательного "Хорька", заказывающего только Гарри Поттера и предпочитавшего быть исключительно пассивом, мечтал каждый Исполнитель Желаний. Айрема же интересовал сам национальный герой; заполучить столь важного клиента для него было делом чести. Однако тот, будучи примерным семьянином, и не подозревал о существовании “Vobis volentibus”: это стало ясно, едва только что назначенный главный аврор переступил порог кабинета Распорядителя.

Несмотря на свои двадцать семь и внушительный список заслуг перед магическим миром, Гарри Поттер оказался простым, довольно интересным молодым человеком, сохранившим очаровательную способность краснеть, как первокурсник. Айрем не преминул воспользоваться очевидной неискушённостью главного аврора, развлекаясь от души; его речь изобиловала ненужными подробностями, не столько вводя в курс дела, сколько напоминая одну из тысячи историй известной восточной любительницы вместо исполнения желаний морочить головы своим незадачливым клиентам похабными сказками. Наткнувшись в ворохе заключений зельеваров и экспертов на пергамент с отчётом целителя, регулярно осматривавшего Исполнителей, среди которых встречались и полулюди — в том числе великаны и кентавры, несчастный проверяющий залился краской до форменного воротничка и прикрыл ладонью глаза, в замешательстве потирая взмокший лоб. Еле сдерживая смех, Айрем и не рассчитывал на согласие, традиционно предлагая совершенно раздавленному обрушившейся на него информацией аврору стать VIP-клиентом. Тем не менее, всего через три недели Гарри Поттер действительно им стал, первым же своим письмом заставив Распорядителя растерять приобретённую с годами невозмутимость.

Физиологическая характеристика юного Драко Малфоя была составлена в рекордные сроки: в “Vobis volentibus” гордились уровнем предоставляемых услуг и метаморфы перед воплощением никогда не работали с одними только колдографиями и портретами, отдавая предпочтение выпискам из целительских карт и тщательно собираемым данным о привычках и склонностях заказываемого объекта, будь то женщина, мужчина или маггл. Поэтому желание главного аврора было исполнено почти незамедлительно — и очевидно, исполнено столь же качественно, сколь быстро: Поттер отпустил Исполнителя спустя всего несколько минут, однако и письмо с датой следующего предполагаемого визита не заставило себя долго ждать.

В “Vobis volentibus” исполнялись абсолютно любые желания всех без исключения волшебников, которыми согласно правилам были только мужчины, и зачастую после удовлетворения прихотей клиентов Исполнителям приходилось часами отлёживаться в кабинете штатного целителя. Всегда желанных звёзд квиддича и славившихся своей красотой ведьм далеко не всегда заказывали только ради секса. Палочки были запрещены, но никто не мог запретить клиенту делать с Исполнителем то, что ему заблагорассудится, особенно если клиент был способен за это платить. Разумеется, происходившее за дверями VIP-кабинетов за ними и оставалось, но Айрем никогда не отказывал себе в удовольствии добавить каплю-другую сыворотки правды в предназначенное для очередного Исполнителя зелье или применить легилименцию, чтобы насладиться чужими тайнами, пока воспоминания не успели исчезнуть навсегда. В его заведении бывали величайшие волшебники и обычные маги; примерные семьянины и тайно встречавшиеся любовники, которых здесь традиционно называли “Постоянными гостями”; любители экстрима и те, кто предпочитал заказывать не меньше двух Исполнителей — но лишь для того, чтобы только наблюдать. Многие клиенты не считали визиты сюда изменой, принося в “Vobis volentibus” частицу своей второй половины. Случалось и так, что необходимым ингредиентом для Оборотного служил волос не супруги-пуританки очередного изведённого бесплодными фантазиями клиента, а его собственный, — как в случае первоклассного изобретателя и иллюзиониста Джорджа Уизли, отводившего для исполнения своего странного желания всего один день в году — первое апреля. Клиенты воплощали самые причудливые фантазии, заказывая бывших преподавателей, братьев и сестёр, отцов и матерей; распоряжаясь исполнением чужих желаний, Айрем знал о них всё: казалось, удивить его уже невозможно. И всё же такое удивительное совпадение желаний, как у Гарри Поттера и Драко Малфоя ему приходилось наблюдать впервые. Они оба всегда заказывали только друг друга — за исключением того, что Поттеру по-прежнему был нужен семнадцатилетний Драко, а не ровесник. Для Распорядителя эта особенность предпочтения Поттера гарантировала постоянство визитов — ведь исполнить его желание мог только метаморф “Vobis volentibus”.

Открывшаяся вопреки всем наложенным чарам дверь перевернула всё с ног на голову. Когда однажды Поттер и Малфой появились в его кабинете почти одновременно, Айрем только мимолётно удивился такому совпадению; ему и в голову не могло прийти, что клиенты столкнутся друг с другом — наведённые на заведение чары этого бы не допустили. Но в тот же вечер Айрему пришлось убедиться, что ничего невозможного не бывает.
Обет молчания, традиционно приносимый во время перехода перстня “Vobis volentibus” от одного владельца к другому не позволял ему делиться информацией о клиентах — с кем бы то ни было. Кроме одного человека, без чьей поддержки Айрем никогда бы ничего не добился, и чьего осуждения боялся больше всего на свете... Но на главного аврора, обладавшего в числе других правом снятия обетов, этот запрет не распространялся. Единственное, о чём благоразумно умолчал Айрем, рассказывая о Малфое — это Реальный Сон, заказанный Драко двадцать один год назад.

За последние три месяца Распорядитель “Vobis volentibus” и главный аврор Соединённого Королевства общались друг с другом больше, чем за предыдущие десять лет, и практически успели стать друзьями, хотя у них не было ничего общего — не считая того, что Айрем тоже вырос без родителей. Скупой на слова, несгибаемо упрямый и в то же время по-детски открытый Поттер сумел что-то задеть своей одержимостью в давно зачерствевшей душе Распорядителя. И когда их совместными стараниями Драко Малфой решился стать Исполнителем Желаний, Айрем перестал сомневаться, с каким именно волшебником тот когда-то разделил владение палочкой, и какую преследовал цель, выпивая Зелье Сна: заставить мучиться человека, который был так мучительно желанен для него самого.

Впрочем, удалась ли та давняя шалость, действительно став причиной выбора Гарри Поттера или нет, уже не имело значения. В том, что это желание сейчас было взаимным, сомневаться не приходилось; чем это могло закончиться, можно было только догадываться. Но если раньше Айрем проклинал тот день, когда клиенты случайно встретились, то сейчас ловил себя на странном желании не просто предоставить им разбираться друг с другом самим, а непременно свести их, сделав Постоянными гостями — пусть даже и в убыток себе...


Уютную тишину нарушило громкое покашливание. Оттягивая начало неприятного разговора, Айрем смахнул с бутылки паутину, добавил пару сотворённых кубиков льда в наполненный на два пальца бокал и прежде, чем пригубить, почтительно отсалютовал им стоявшему на каминной полке портрету:

— Slainte, дедушка Эймар.

Едва взглянув в его сторону, изображённый на картине рыжеволосый старик, одетый в зелёную, как мох, старомодную бархатную мантию заворочался, пристраиваясь к спинке стула другим плечом.

Айрем с наслаждением вытянул ноги и закинул свободную руку за голову:

— Были в гостях? Очень за вас ра…

— А то ты не знаешь, как я не люблю таскаться по чужим картинам, паршивец! — неожиданно громко рявкнул Эймар, свирепо, словно Балор, вперившись в него единственным глазом. — Не сидеть же мне на этом распроклятом стуле сиднем! Какого лысого фомора твой братец не позаботился о моём удобстве? Болван, клянусь Сыновьями Миля, болваном был, болваном остался, сквиб несчастный, позорище рода, помереть мне на этом самом месте!

Айрем подавился и закашлялся, сгибаясь пополам. Поймав брызнувшее веером огневиски, пламя жадно взметнулось, заставив кресло испуганно отпрыгнуть от камина.

— П-простите… — просипел Айрем, под злобный стариковский хохот вытирая ладонью рот.

— Давай, давай, спали меня! Будь проклят тот день, когда ты появился на свет! Ничем не лучше своего папаши, куда только Мойра глядела, рыжая потаскуха-кха…

Яростный голос перешёл в надсадный кашель. Выудив из кармана огромный измятый платок, Эймар трубно высморкался и отдышался, завистливо косясь на бутылку “огденского”.

— Утречком наведаюсь к ней, так и быть; на её пейзаже целый стог сена, и всегда найдётся бочонок-другой отличного потина… Я бы там и остался, клянусь мечом Артура, не причитай она каждый раз, словно баньши. Ну? Рассказывай давай, да упаси тебя Мерлин вдаваться в подробности!.. Впрочем, как тебе будет угодно, только поживее, я смертельно устал.

Живо привстав, Эймар развернул стул; лихо оседлав его, обхватил низкую деревянную спинку обеими руками и тут же трагически склонил голову, картинно подпирая лоб ладонью. Айрем быстро поднёс к губам бокал, пряча невольную усмешку.

— Я жду, — глухо и угрожающе добавил старик.

Айрем поспешно пристроил бокал на поднос, переплетая пальцы на колене.

— Всё прошло согласно желанию клиентов.

— Ну и? — Эймар нетерпеливо заёрзал, глядя на внука, словно ребёнок на барда в предвкушении сказочной истории.

Айрем нервно засмеялся, снова берясь за бутылку.

— Драко Малфой решил сохранить воспоминания.

— Моё отсутствие на портрете вовсе не означает, что я ушёл далеко, — проворчал Эймар, утыкаясь подбородком в сложенные «замком» руки. — Я прекрасно слышал, как ты торговался… молодец. — Айрем просиял, словно ему было не хорошо за сорок, а снова двадцать два, но старик не обратил на это внимания. — Да и Малфой тоже красавец, — он довольно фыркнул, — достойный сын своего отца, что и говорить. Но им обоим далеко до старика Абрахаса, вот кто был отличным торгашом! Помню, как-то раз…

— Может, поговорим обо всём завтра? — осторожно перебил его Айрем.

Эймар насупил седые косматые брови, приобретая поразительное сходство с недовольным сделкой гоблином.

— Молодёжь никогда не интересуется прошлым своих стариков, а зря… Ладно, к лешему разговоры. Говори, что сказал Избранный, да ложись спать, коль выпала такая возможность.

Айрем поморщился, слишком резко тряхнув волшебной палочкой над бокалом.

— Он сказал… Так, а что же он сказал? — Из портрета донеслось недовольное сопение. Разглядывая получившееся ледяное крошево, Айрем натянуто улыбнулся: — Ах да… он сказал «прекрасно».

— Я не об этом, мой хороший, — с ответной зловещей улыбкой прохрипел Эймар. — Когда он придёт в следующий раз? Мне нужна дата!

Айрем поболтал остатки огневиски, уставившись в звякнувший льдинками бокал. Вздохнул и аккуратно поставил его на поднос, опуская взгляд.

— Он её не назначил.

Воцарилась напряжённая тишина.

— А ведь я тебя предупреждал, — наконец, тихо отозвался Эймар. — Молодец, внучек, — он издал злой короткий смешок и с расстановкой поаплодировал. — Молодец! Могу поставить свой глаз — мы и Малфоя больше не увидим. Ты превзошёл самого себя, Айрем Эймар Уолш. Ты умудрился потерять не одного, а сразу двух постоянных клиентов. Двух!

— Возможно, теперь они действительно предпочтут не возвращаться к прежнему способу исполнения, — Айрем поднял глаза и непроизвольно подался вперёд, вцепляясь в подлокотники: — Но я сделаю всё, чтобы они стали Постоянными гостями!..

— Для чего? Чтобы получать с них жалкие гроши? У нас первоклассный бордель, а не маггловский дом свиданий! Наша задача каждого мага сделать заказчиком, заказчика — VIP-клиентом, а не наоборот, тупица!

Айрем промолчал.

Выдержав ещё одну тяжёлую паузу, Эймар выплюнул унизительное «gobshite!» и шагнул за резную дубовую раму, с грохотом уронив злосчастный стул.

С силой припечатав поднос, тут же вернувшийся на место, Айрем затряс порезавшейся о разбитый бокал ладонью и перевоплотился, даже не вызвав для последних распоряжений домовика. Покрутился на месте, укладываясь, жадно зализал раненую лапу и обиженно уткнулся мокрым, ставшим невероятно чувствительным носом в тёплый мех.

Как обычно, после выпивки кресло мерно покачивало, под шкурой разливалась приятная нега. Проверенный способ действовал: душившая обида медленно таяла, и ссора с дедом перестала казаться катастрофой. Вместе с чувством стыда исчезало и сожаление о потере клиентов, которых возможно — как знать? — сводил не он, а сама судьба. В конце концов, исправить случившееся было невозможно; к тому же оба клиента — люди семейные, а значит, даже став Постоянным гостем, хотя бы один из них наверняка не будет экономить на своей безопасности. И если действовать продуманно и осторожно, можно не только получить прощение деда, но и заслужить его уважение… Окончательно утешившись, Айрем довольно тявкнул и, уже засыпая, по давней детской привычке обнял себя рыжим, пушистым хвостом.

__________________

“Velle suum cuique est”: «у каждого свои желания»
“Slainte!”: «здоровье!»; распространённый ирландский тост
“gobshite”: "придурок"; грубое ругательство

просмотреть/оставить комментарии [21]
<< Глава 2 К оглавлению 
декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.12.01
This Boy\'s Life [2] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.12.02 09:36:35
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [5] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.30 07:51:02
Секрет почти не виден [2] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [70] (Гарри Поттер)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.