Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Последние слова Рона Уизли:
- Я тебе говорю - это педаль тормоза, а не газа!

Список фандомов

Гарри Поттер[18508]
Оригинальные произведения[1242]
Шерлок Холмс[716]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12711 авторов
- 26898 фиков
- 8628 анекдотов
- 17693 перлов
- 680 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>


  La Semaine Du Diable

   Глава 8. Bene placito. In dubio. Per procura.
По доброй воле.


— Значит, вы здесь работаете, — Драко аккуратно прикрыл за собой дверь кабинета мадам Эм и осмотрелся. Волшебница привела их с Гарри в небольшую, но уютную комнату, стены которой были не видны под забитыми книжными полками. Напротив средних размеров окна стоял деревянный стол, весь заваленный какими-то бумагами. У стены, прилегающей к двери, расположился камин.
— Вас это удивляет, мистер Малфой? — мадам Эм улыбнулась и, указав на два кресла, появившихся перед её столом, добавила: — Прошу, садитесь.
— Мы считали, что вы, как наблюдатель, связаны с Неделей Дьявола и… — Гарри замялся, подыскивая слова, — не являетесь…
— Человеком? — волшебница улыбнулась, одарив гриффиндорца смеющимся взглядом. — Отнюдь. Каждые сто лет наблюдатели сменяются.
— А можно узнать принцип? — спросил Драко.
— Отчего же нельзя? Наблюдающим назначается тот или те, кто выиграл предыдущую Неделю.
— То есть вы… — пара Хогвартса переглянулась. — Так сколько же вам сейчас…
— Мистер Поттер, я прошу вас! — мадам Эм недовольно отмахнулась. — Это так неэтично — задавать женщине вопросы о её возрасте!
— Простите, — виновато проговорил Гарри.
— Ничего. Однако, да, я намного старше вас обоих.
— Но выглядите прекрасно, — слегка склонив голову, пропел Малфой. Поттер недовольно закатил глаза, а волшебница, рассмеявшись, проговорила:
— О, мистер Малфой, вы истинный аристократ.
— Благодарю, — Драко улыбнулся, кинув высокомерный взгляд на Гарри.

— Но перейдём к делу, — уже серьёзно произнесла женщина. — Расскажете, наконец, что вас сюда привело?
— Само собой. Нам нужно как можно больше узнать, — гриффиндорец извлёк из кармана найденный в комнате отеля снитч и положил его на стол перед ведьмой, — об этом предмете.
Волшебница взяла его в руки и, немного покрутив, вдруг улыбнулась, продолжая при этом молчать.
— Мы считаем, что он был изготовлен кем-то на заказ, потому что серебряный. К тому же, об этом говорят буквы сбоку.
— Это ваш ключ? — спросила женщина, подняв свои светлые, почти бесцветные глаза на юношей. Оба неуверенно кивнули.
— Что ж, — протянула она и, вернув снитч на место, резко поднялась из-за стола. — Ваши догадки не лишены смысла. Я склонна считать, что он действительно сделан на заказ. Ведь именные снитчи, как и любые другие вещи, в любом случае делаются на заказ, верно?
Волшебница подошла к одной из книжных полок, бегло её осмотрела и, вытянув одну из книг, раскрыла на нужной странице. Вернувшись с книгой к столу, ведьма положила её перед студентами. Драко и Гарри одновременно склонились над плотными страницами, на развороте которых красовалась колдография серебряного снитча.
— Это, — мадам Эм указала пальцем на колдографию, — изображение одного из тех снитчей, которые использовались во времена, когда квиддич ещё был молодой игрой.
— То есть, снитчи не всегда были золотыми? — Гарри поднял удивлённый взгляд на волшебницу.
— Именно, — кивнула она. — Около тысячи лет назад для изготовления снитчей использовалось только серебро. Золотыми они стали сравнительно недавно — не больше пяти веков назад. Версий того, по какой причине это произошло, много, но основных две. Одни считают, что с появлением более быстрых мётел поимка снитча перестала быть трудной задачей для ловцов, поэтому решили найти металл, который смог бы улучшить лётные качества мяча. И таким металлом оказалось золото.
— Но разве золото не тяжелее? — Поттер заинтересовано смотрел на волшебницу.
— Верно, но под действием магии его плотность меняется, — ответила та. — Золото становится в разы легче многих металлов, в том числе и серебра.
— А вторая версия? — спросил Драко, всё ещё разглядывавший колдографию в книге.
— Ну, вторую я не очень люблю. На мой взгляд, она слишком примитивна, — говоря это, ведьма недовольно скривилась. — Некоторые считают, что всё дело в эстетике. Золото просто вошло в моду, тогда как серебро из неё вышло. Вот и всё.
— Действительно, глупо, — проговорил Гарри и вдруг согнулся под новым, неожиданно сильным приступом кашля.

Малфой резко развернулся в кресле, тут же забыв про книгу, и как-то растеряно посмотрел на гриффиндорца.
— С вами всё хорошо, мистер Поттер? — медленно произнесла ведьма, внимательно глядя на юношу.
Гарри неубедительно улыбнулся и, всё ещё прерываясь на кашель, ответил:
— Да. Это просто… простуда. Всё в порядке.
— Нет, не в порядке, Поттер, — процедил Драко.
— Малфой, ради Мерлина, помолчи.
— С какой стати?
— А вы не считаете, что то, что происходит с мистером Поттером, простуда, мистер Малфой?
— Ну конечно нет! — Воскликнул Драко. — Это же ясно, как день!
— Что ж, — ведьма странно улыбнулась. — В таком случае, могу я вас попросить измерить мистеру Поттеру температуру?
— Что? — Драко даже привстал от удивления.
— Я хочу, чтобы вы измерили температуру своему напарнику. Если, конечно, сам мистер Поттер не против, — волшебница перевела на гриффиндорца смеющийся взгляд. Однако улыбки на её губах уже не было, каждая черта её лица, за исключением глаз, не выражала ничего кроме высшей степени серьёзности.
— Я? Нет, не против, — выпалил Гарри и растерянно посмотрел на Малфоя. Слизеринец же неуверенно поднялся, присел рядом с креслом Гарри и потянулся, было, ладонью к его лбу, но резкий голос ведьмы его остановил:
— Мистер Малфой, догадаться измерять температуру рукой или ртутным градусником может только маггл. Вам должно быть известно, что эти методы крайне неточны. Раз уж у нас нет специальных приспособлений под рукой, я прошу вас сделать это губами.
— Что?! — на этот раз удивлённый возглас принадлежал обоим юношам.
— Да в самом деле, я же не прошу вас целовать друг друга! — возмутилась ведьма. — Я всего лишь хочу, чтобы вы, мистер Малфой, прикоснулись губами ко лбу мистера Поттера! И, ради Мерлина, перестаньте краснеть, как две шармбатонские девственницы на первом свидании!
— Ладно, Поттер. Каждый второй волшебник в школе готов отдать всё за один только мой взгляд. Что уж говорить о… — Драко кашлянул, — о таком. Тебе выпала огромная честь. Наслаждайся.
— Каждый второй волшебник в мире готов отдать всё за то, чтобы прикоснуться к моему шраму, — парировал Поттер. — Так что это ёще спорный вопрос, кому из нас выпала большая честь, Малфой.
— Почему ты не можешь просто помолчать? — тихо спросил Драко, накрывая ладонями виски Гарри.
— Хотел то же самое спросить у тебя, — едва заметно улыбнувшись, ответил гриффиндорец и закрыл глаза.
Малфой усмехнулся и, немного помедлив, наконец нагнулся к Поттеру.

Гарри вздрогнул, ощутив прикосновение сухих губ ко лбу. Ладони на висках приятно холодили кожу, заставляя головную боль отступать. Драко медлил, и у Гарри мелькнула мысль о том, что это прикосновение длится немного дольше, чем нужно. От осознания этого приятно скрутило живот, и когда Малфой начал отстраняться, Поттер вдруг машинально потянулся за его губами, желая продлить касание ещё немного.
— Горячий.
Резкий, немного хриплый голос Драко вернул Гарри в реальность. Он распахнул глаза. Слизеринец стоял к нему спиной у противоположной стены; мадам Эм, всё так же сидя за столом, довольно улыбалась.

— О, вы ведь до сих пор не знаете моего настоящего имени! — вдруг произнесла она и, протянув руку Гарри, произнесла: — Эмили Делакур.
— Делакур? — рука Поттера остановилась на полпути.
— Именно. Флёр Делакур — моя внучка. Вы ведь знакомы? — ведьма улыбнулась и, хитро сощурив глаза, сама пожала застывшую руку Гарри.
— А я ломал голову, вспоминая, где мог видеть ваше лицо, — проговорил Драко. Казалось, он впал в состояние, недалёкое от ступора: серые глаза помутнели, делая взгляд непривычно рассредоточенным. — Нам пора, Поттер.
— О, нет, постойте! Знаете, Флёр сейчас как раз гостит у меня. Думаю, она рада будет видеть вас. Что вы думаете по поводу чашечки чая или, быть может, бокала настоящего французского вина?
— Не думаю, что у нас есть время, — довольно резко произнёс Драко.
— Мерлин с вами, времени у вас предостаточно. Говорю вам как человек, в своё время прошедший через подобное испытание, — Делакур улыбнулась, но не как обычно: грусть, совсем лёгкая и почти незаметная, скользнула по её лицу, но исчезла так же стремительно, как и появилась. — Тем более, не думаю, что этот визит будет так уж для вас бесполезен.
Ведьма подмигнула юношам, поднялась из-за стола и, подойдя к камину, набросила на худые плечи чёрное пальто.
— Цветок герани на камине — это порт-ключ. Воспользуйтесь им. Надеюсь, вы помните, что нужно держаться за руки, как при трансгрессии? И не забудьте свой ключ. Он вам ещё пригодится.
С этими словами ведьма исчезла в зелёном пламени.

Забрав со стола серебряный снитч, Гарри подошёл к камину, у которого его ждал Драко. Слизеринец без особого интереса рассматривал давно иссохшую декоративную герань. Когда Поттер остановился рядом, Малфой, не глядя на него, подал гриффиндорцу ладонь.
— Мы с тобой уже обнимались, спали в одной комнате, обжимались в тёмном коридоре, ты спас меня от боггарта, а я тебя практически поцеловал. И всё это за два дня. Не думаю, что держать друг друга за руки должно казаться чем-то из ряда вон. Верно?
— Да, — Гарри улыбнулся и взял ладонь Драко в свою.
Но слизеринец не спешил тянуться к порт-ключу. Он вдруг сильнее сжал руку брюнета, но это не было больно. Просто… странно.
— Тогда ответь мне на один вопрос, Поттер, — Драко медленно повернул голову к Гарри, внимательно вглядываясь в его лицо. — Почему, когда я держу твою руку, у меня внутри всё переворачивается?
Гарри на секунду показалось, что в голове вдруг выключили свет. Все мысли внезапно выветрились, оставив после себя только вязкую темноту.
— Драко, я…
— Забудь.
Малфой отвернулся и быстро протянул свободную руку к герани.
Последовал характерный неприятный рывок, сопровождаемый для Гарри невыносимым ощущением того, что безгранично важный момент был только что безвозвратно упущен.


Под сомнением.


Дом Эмили Делакур оказался совершенно обычным, ничем непримечательным коттеджем на тихой небольшой улочке, каких в Авиньоне, должно быть, десятки. Красная черепичная крыша почти незаметно выглядывала из-под густой сени высоченных лип, растущих по обе стороны от домика. Белое крыльцо, матово-зелёная дверь между двумя парами совершенно одинаковых окон в деревянных рамах, выкрашенных белой краской.

Малфой быстро, стараясь не смотреть на Гарри, открыл калитку и, подойдя к двери, постучал в неё массивным кольцом.
— Драко…
— С каких пор я тебе «Драко»? — прорычал Малфой, спиной чувствуя подошедшего Поттера.
«Мерлин, как я мог такое ляпнуть?! — таким был единственный вопрос, который всплывал в голове слизеринца, когда он прокручивал в памяти недавний эпизод у камина. — "У меня внутри всё переворачивается"! Какого чёрта я несу?! Если отец узнает…»
— С каких пор? Хотел бы я сам знать, — тихо проговорил Гарри, не отводя взгляда от слизеринца.
— Где они там застряли? — Малфой ещё раз постучал в дверь, нервно переступив с ноги на ногу.
На этот раз внутри послышались быстрые шаги, и девичий голос сообщил:
— Je vais!1
— Vraiment?2 — недовольно пробормотал слизеринец, кинув короткий взгляд на стоящего рядом Гарри. Он готов был провалиться под землю, увидев, что гриффиндорец всё так же не сводил с него внимательных зелёных глаз. Понимание того, что провалиться он готов был именно от счастья пришло с опозданием, но Драко даже не успел как следует себя за это обругать, потому что входная дверь наконец-то открылась. На пороге стояла милейшая молодая француженка. Прекрасная улыбка делала её ещё более привлекательной, а лучистые голубые глаза добавляли лицу необычный, но такой завораживающий детский шарм.
— Charmèe de vous voir! Je suis très contente de vous voir!3 — весело щебетала она, крепко обнимая Гарри.
— Она говорит, что рада нас видеть, Поттер, — снисходительно перевёл Драко, всем своим видом давая понять, что развернувшаяся перед ним сцена крайне ему неприятна.
— Флёр, я тоже рад, — отстраняясь, неуверенно произнёс Гарри. — Кто бы мог подумать, что мы встретимся вот так. Как твоя сестра?
— О, замечательно! Сейчас она у родителей, — улыбаясь, ответила француженка. — Очень мило с твоей стороны спросить о ней, mon cher4. Она постоянно вспоминает о тебе и о Роне. Бывает, говорит без умолку.
Флёр звонко рассмеялась, а затем, переведя взгляд на Драко, кокетливо улыбнулась и спросила:
— Вы, насколько я помню, Драко Малфой, верно?
— Oui, ma dèlicieuse5, — слизеринец взял руку Делакур и галантно поцеловал.
— Parlez-vous français?6 — слегка склонив голову, спросила француженка. Её взгляд оценивающе прошёлся по Драко, что не осталось незамеченным. Гарри недовольно отвернулся, а Малфой, усмехнувшись, ответил всё тем же приторно-сладким голосом:
— Сela va de soi, ma chère.7
— Флёр, дорогая, невежливо держать гостей на пороге, — раздался голос Эмили.
— Oh, oui!8 — спохватилась Делакур, пропуская юношей в дом. Закрыв за ними дверь, Флёр вдруг развернула Гарри к себе и быстро прикоснулась губами к его лбу.
— Холодный, — проговорила она и улыбнулась, ловя на себе удивлённые взгляды Поттера и Малфоя.
— Qu`est-ce que c`est?!9 — возмущённо спросил Драко. Гарри, разумеется, ни слова не понял, но вопрос этот прозвучал так резко, что он, почему-то, вздрогнул.
— О ля-ля! — Флёр смерила Малфоя изучающим взглядом. — Ревность?
Последнее, хоть и было вопросом, но прозвучало как твёрдое утверждение. Пресекая любые попытки возразить, Делакур скрылась в другой комнате, оставив Драко и Гарри наедине.
— О чём ты спросил? — неуверенно начал Поттер. Каково же было его удивление, когда скулы Малфоя слегка зарделись. Слизеринец отвернулся, давая понять, что отвечать не собирается.
— Что вы там делаете? Идите сюда! — глубокий голос Эмили словно сдёрнул тягучую пелену, установившуюся в комнате. Малфой и Поттер торопливо прошли туда, где скрылась Флёр пару минут назад. Не упустив возможность столкнуться в дверях, юноши, наконец, вошли, оказавшись в средних размеров кухне. Прямо в центре стоял массивный стол светлого дерева, на котором Эмили явно готовила какое-то зелье. Многочисленные склянки, крупный чёрный котёл, связки трав, разделочные доски и пара ножей — всё это напоминало стол в кабинете Снейпа.
— Варите зелье? — Малфой подошёл и, взяв одну из колб, аккуратно встряхнул её.
— Как видишь, — Эмили улыбнулась и, кинув в котёл только что измельчённые корни, метнулась к раковине.
— Можно узнать, какое?
— Узнай, — ведьма вернулась к котлу и, посмотрев на Драко, коротко ему улыбнулась, продолжая заниматься своим варевом.
Малфой окинул взглядом ингредиенты, стоящие на столе.
— Я не уверен, но… похоже на зелье от сглаза, — слизеринец поднял удивлённый взгляд на ведьму.
— Exactement!10 — воскликнула она, и, словно в подтверждение её слов, в котле раздался резкий звук небольшого взрыва. — Именно оно.
— Невероятно, — ошеломлённо произнёс Гарри, разглядывая стол через плечо Драко.
— Что именно, Поттер? Существование зелья от сглаза?
— То, что ты определил зелье по одним только ингредиентам! — игнорируя язвительный тон слизеринца, воскликнул Гарри.
— Если бы ты больше слушал Снейпа на зельях и меньше перекидывался любовными посланиями с Уизли, тоже был бы способен на такие элементарные вещи.
— А если бы ты меньше слушал своего Снейпа и больше смотрел вокруг, то заметил бы, что Джинни вообще-то учится не на нашем курсе.
— Я в курсе, болван! — прошипел Драко.
— Так не неси всякую чушь, идиот!
— А не заткнуться ли вам обоим?! — старшая Делакур резко оборвала перепалку. При этом глаза её так недобро сверкнули, что спорить с ней никто не рискнул. — Будьте добры, позвольте мне сварить, наконец, зелье. Для вас же ведь стараюсь…
— В каком смысле? — Драко поднял на ведьму удивлённый взгляд.
— В прямом, мальчик мой. А теперь выйдите все за дверь и дайте мне закончить!
— Но…
— Живо! — Эмили вскинула руку, указывая на выход из кухни. На этот раз возражать никто не стал, и все трое покорно покинули комнату, оставив ведьму наедине с её котлом.

— Она очень не любит, когда ей мешают, — извиняющимся тоном проговорила Флёр, когда молодые люди расположились в гостиной, демонстративно сев на разные концы дивана. — Эмили привыкла выполнять свою работу качественно, а если её отвлекают, то качества едва ли можно ожидать. Поэтому она так злится.
— Так что за зелье она варит? — спросил Малфой, сверля блондинку стальным взглядом, от которого девушки, обычно, сходили с ума. Либо от страха, либо от восхищения. Но на француженку этот малфоевский взгляд не произвел решительно никакого эффекта. Во всяком случае, вида она не подала.
— Эмили вам всё объяснит, как только закончит работу над ним, — сдержанно проговорила она. — Имейте терпение.
— С удовольствием. Если бы терпение не отымело меня первым, — огрызнулся Драко.
— Малфой! — одёрнул сокурсника гриффиндорец. — Сколько можно хамить?
Гарри был готов услышать очередную язву в свой адрес и уже просчитывал свой возможный ответ, но, к своему удивлению, увидел, что слизеринец только устало потёр ладонями лицо и, подняв взгляд на француженку, сдавленно проговорил:
— Pardonnez-moi. Je suis juste inquiet. Pour lui11, — Малфой коротко кивнул в сторону Гарри.
Флёр ласково улыбнулась и тихо ответила:
— Oui. Je comprends.12
— Наверное, спрашивать, о чём разговор, бесполезно? — осторожно начал Гарри.
— В точку, Поттер. Твоя дедукция поражает, — бесцветно отозвался Малфой.
— Даже несмотря на то, что разговор этот касается меня?
— Даже несмотря на то, что он касается тебя. В следующий раз не забудешь толмач в отеле. И кстати, тогда на кухне я говорил не о младшей Уизли.
— А о ком тогда? — Гарри удивлённо воззрился на Малфоя.
— Мерлин, Поттер, на нашем курсе учится так много Уизли, что ты не знаешь, кого выбрать? — раздражённо ответил слизеринец, резко вставая со своего места и отходя к окну.
— Ты о Роне, да? — пролепетала Флёр.
— Вот, даже она догадалась, — усмехнувшись, проговорил Драко.
— Но любовные записки… — продолжала француженка. Внезапно её скулы зарделись и она, как-то странно улыбнувшись, посмотрела на гриффиндорца и проговорила:
— Mon Dieu13, Гарри, так ты… гей?
— Что?! Нет!!! — Поттер быстро вскочил с дивана, чувствуя, как жаркий румянец заливает его лицо.
— А жаль, — пропел Малфой, разворачиваясь к Гарри и одаривая его жгучим взглядом, который, вкупе с одной из самых обольстительных улыбок слизеринца, на которую он только был способен, уже успела свести с ума добрую половину Хогвартса. Причём далеко не только женскую.
— Зелье готово! — голос Эмили, только что вошедшей в комнату с высоким бокалом в руках, не дал Гарри шанса ответить слизеринцу. Поэтому неприятная для Поттера тема так и осталась висеть в воздухе, а вопрос по поводу его ориентации продолжал оставаться открытым. Для всех, кроме самого Гарри, разумеется. Хотя сам он уже не был в этом абсолютно уверен.
— О, и неужели мы наконец узнаем его предназначение? — протянул Малфой, подходя к столу и заглядывая в бокал.
— Как вам будет угодно, — ведьма расположилась в кресле, закинув ногу на ногу. — Могу я попросить вас сесть? Разговор предстоит не из коротких.
Гарри и Драко быстро переглянулись.
— Ну же, чем быстрее мы начнём, тем быстрее закончим, — мягко, но уже более настойчиво проговорила Эмили.
— Начнём что именно? — голос Малфоя звучал не просто недоверчиво. В его словах явно сквозила неприкрытая враждебность, и колючий взгляд серых глаз только усиливал этот эффект.
— Драко, сядь, — спокойный, но напряжённый голос Гарри возымел действие. Слизеринец, всем своим видом показывая, что происходящее ему крайне не нравится, подчинился, опускаясь на диван рядом с Поттером.


По доверенности.


— Итак, — кивнув, начала Эмили, — во-первых, Драко, тебя сглазили.
— Что?! Уж наверное, я бы почувствовал! — возмущённо воскликнул Малфой, но рука Гарри на его плече заставила слизеринца замолчать.
— А во-вторых? — всё так же спокойно, не сводя напряжённого взгляда с ведьмы, спросил гриффиндорец.
— А, во-вторых, — продолжила Делакур, — сглаз этот наложили через Гарри.
— Поэтому, все симптомы проявляются у меня, — закончил Поттер. Эмили кивнула, подтверждая заключение гриффиндорца.
— Но это не надолго. Ещё примерно через три дня лихорадка достигнет того уровня, когда ты, Гарри, уже не сможешь встать с постели. Жар, высокая температура, бред, отсутствие ощущения реальности и галлюцинации — это всё то, что тебя ожидает. В лучшем случае. В худшем — смерть. Но и это ещё не всё.
— Куда уж хуже, — мрачно прокомментировал Малфой. Он бросил короткий взгляд на Гарри. Гриффиндорец сидел молча, сцепив руки на коленях в замок. Его лицо не выражало абсолютно никаких эмоций, и, казалось, что не ему только что сообщили о его же возможной смерти.
«Проклятье лежит на мне, а умереть может он, — с горечью подумал Малфой. — Да, тот, кто накладывал этот сглаз, знал, как сделать так, чтобы я мучился как можно сильнее. Если меня не убьёт магия, то убьёт чувство вины».
— Когда развитие болезни у Гарри достигнет своего пика, сглаз начнёт действовать на тебя, Драко. Но уже не так. Ты не будешь ходить пять дней с симптомами гриппа, как это было с Гарри. Всё будет намного быстрее и мучительней. Раз, — ведьма звонко щёлкнула пальцами, отчего Малфой невольно вздрогнул, — и ты сгоришь за двенадцать часов. Жар и лихорадка убьёт тебя меньше чем за сутки.

В комнате установилось тягучая тишина. Часы на каминной полке размеренно отсчитывали секунды, причём сейчас звук этот казался невыносимо громким. Было около полудня, но на улице было темно из-за набежавших туч. По оконному стеклу застучали первые неуверенные дождевые капли.
Эмили перевела взгляд в окно.
— Похоже, Авиньон передумал радовать нас солнцем и сегодня, — нахмурившись, проговорила она.
— Этот сглаз, — подал, наконец, голос Гарри, и, что особенно удивило Драко, его речь была настольно ровной, что, казалось, известие о том, что возможно они оба умрут через три дня, совершенно его не занимало, — он действует на нас обоих из-за магической цепи?
Безусловно, умение сохранять самообладание в критический момент – черта, наличию которой можно позавидовать. На секунду Малфою показалось, что сумасбродное на первый взгляд решение Дамблдора отправить на Неделю именно их, на самом деле не лишено смысла. Твёрдая уверенность и спокойствие Гарри передавались экспрессивному от природы слизеринцу так, что он почти физически ощущал, как обретает почву под ногами. Всё-таки, они действительно хорошо дополняли друг друга.
— Да, — коротко ответила Эмили и пояснила:
— Если бы не связь между вами, проклятье подействовало бы только на Драко. Главная опасность его в том, что волшебники частенько не обращают на него должного внимания, считая первые симптомы обычной простудой. Если бы вы пришли ко мне завтра вечером или, упаси Мерлин, послезавтра, я не смогла бы вам помочь. Возможно, хороший колдомедик смог бы что-то сделать, но это вряд ли. Что уж говорить обо мне, ведьме, которая имеет весьма отдалённые представления о медицине.
— Но, тем не менее, мы с вами встретились не завтра и не послезавтра, — подавшись вперёд, уточнил Малфой. — Это что-то меняет?
— К вашей огромной удаче, — Эмили улыбнулась, — да, меняет. Первые три дня сглаз можно легко снять без каких-либо негативных последствий для волшебника, на которого он был наложен. В нашем случае, для обоих волшебников. Симптомы проявляются только на второй день после наложения проклятья, и на то, чтобы распознать сглаз, есть всего два с половиной дня. На ваше счастье вы оказались связаны магической цепью. Только благодаря этому я могу с уверенностью сказать, что это именно сглаз, а всё-таки не простуда.
— А поподробнее? — спросил Драко.
— Всё дело в температуре, — за бабушку ответила Флёр. — Когда я прикоснулась ко лбу Гарри, он оказался холодным.
— Так ты измеряла ему температуру? — удивлённо проговорил Малфой, глядя на француженку. Девушка быстро улыбнулась и кокетливо кивнула.
— Как видишь, аucune raison d'être jaloux14, — сделав невинное лицо, проговорила она.
— А кто, по-твоему, ревнует?! — раздражённо ответил Драко и хотел уже продолжить, как вдруг осознал, что говорит на английском.
— При чём здесь ревность? — слизеринец похолодел, услышав этот вопрос, произнесенный голосом Гарри. На секунду Малфой пожалел, что сглаз не действует быстрее, и он вынужден сейчас ловить на себе испытывающий взгляд внимательных зелёных глаз.
— Может, вернёмся к проклятью? — осторожно вклинилась в разговор Эмили.
— Вот именно, Поттер. Оставь свои глупые вопросы до того времени, когда ситуация будет не столь критична, — злобно прошипел Драко, стараясь, чтобы голос звучал как можно агрессивнее. И дрожал как можно меньше. — Итак, температура.
Эмили улыбнулась и продолжила.
— Я не просто так заставила именно тебя, Драко, измерить Гарри температуру. И это дало свои результаты. Дело в том, что высокую температуру мог почувствовать только ты, потому что с тобой Гарри связан магической цепью. Если бы к его лбу прикоснулась я, то никакого жара бы не ощутила. Равно как не ощутила его и Флёр. Всё было бы намного сложнее, если бы цепи не было. В этом случае лоб был бы горячим для всех, и нельзя бы было с точностью сказать, что это — температура, то есть обычная реакция организма на инфекцию, или же признак сглаза.
— И каким образом устанавливают истину? — спросил Гарри.
— Накладывают связь. Такую же магическую цепь, которой связаны вы. Специально для того, чтобы измерить температуру больному.
— Ясно, — произнёс Гарри. — Значит, нам нужно благодарить Мерлина за то, что Неделя Дьявола предусматривает наличие цепи.
— И не только Мерлина. Тебе, Гарри, следовало бы поблагодарить так же и Драко, — серьёзно сказала Эмили, взглядом указав на слизеринца. — Насколько я помню, это он настоял на том, что это не просто простуда. И заметь — тогда ему ещё не было известно, что от этого зависит и его жизнь тоже. Он заботился только о тебе.

Как ни странно это звучало, но Гарри часто думал о том, что было бы, если бы он оказался в долгу перед своим врагом. Привычка эта появилась после того, как Гарри узнал, скольким он был обязан Снейпу. Когда открылась, наконец, правда о том, что Северус оберегал его после смерти родителей, что именно ему Гарри обязан тем, что жив сейчас, ценности у Поттера незаметно для него самого поменяли свою полярность. Он не был уверен не то что в следующем дне, но даже в следующей минуте, так стоило ли говорить о людях, его окружавших? Конечно, Гарри не лелеял мысли о том, что Волдеморт может вдруг прийти к нему с белым флагом в руках и предложить перемирие, но к тому, что его школьный враг вполне мог за шкирку оттащить его от роковой черты, Гарри был готов. Тем более, что Малфой был крестником Снейпа, и зельевар его ценил. Значит, было за что.

Поттер повернулся к слизеринцу. Блондин оторвался от изучения своих ладоней и тоже поднял глаза на Гарри. Взгляд его абсолютно ничего не выражал. Ни надменного «Я же говорил!», ни высокомерного «И всё-таки ты идиот». От этого гриффиндорцу стало не по себе. Его вновь посетило чувство, которое он испытал в поезде. Страх от того, что отношение Драко к нему меняется, и, что ещё страшнее, Гарри самого начинало тянуть к Малфою. Причём не так, как его тянуло к Рону. О нет, это ощущение было совершенно другого характера, и Гарри, к своему несчастью, прекрасно осознавал, какого именно.
— Драко, я… — неуверенно начал гриффиндорец, но был прерван.
— Оставь своё «спасибо» при себе, Поттер. Закроем эту тему на том, что ты у меня в долгу.
— Как скажешь, — Гарри коротко кивнул.
— Вот и отлично, — Малфой снова перевёл взгляд на свои руки.
— Драко.
— Что ещё? — раздражённо отозвался слизеринец.
— Прости меня.
Малфой удивлённо вскинул голову.
— За что?
— За то, что я тебе не доверял. Больше этого не повторится.
— Да? — искренне удивление Драко мигом исчезло. Он саркастически приподнял бровь и уточнил: — Ты вроде не был лжецом, Поттер?
— При чём здесь это? — Гарри прищурился, неосознанно пытаясь найти ответ на свой вопрос на лице слизеринца.
Малфой же только хмыкнул и ответил:
— При том, что как только мы вернёмся в Хогвартс, Уизли быстро напомнит тебе, что ты не доверяешь никому, кроме таких, как она сама. Обиженным жизнью борцам за справедливость. Так какая речь может идти о доверии аристократу, отпрыску благородного рода, а по совместительству возможному Пожирателю и просто слизеринской сволочи Драко Малфою?

Всё это было произнесено практически на одном дыхании и с такой нескрываемой злобой в голосе, что Гарри даже не сразу сообразил, что ответить. А когда всё-таки нашёл нужные слова, решил, что отвечать сейчас будет лишним. И пусть Хорёк только что прилюдно практически напрямую назвал его подкаблучником, но ведь в сущности его слова не были лишены смысла. Ведь он, Гарри Джеймс Поттер, действительно нередко ловил себя на мысли, что многие его проблемы были причиной его собственной слепоты. Золотой мальчик слишком доверял своим близким. Доверял настолько, что, сам того не подозревая, позволял им думать и принимать решения за себя. Чего стоит один только четвёртый курс, когда Поттер весь год плясал под дудку лже-Грюма и в итоге получил своё — попал-таки прямо к Волдеморту.

— Вы не против, если я попрошу вас отложить выяснение ваших отношений на потом? — голос Эмили Делакур выдернул Гарри из его размышлений.
— Да, простите, — быстро проговорил он, стараясь игнорировать нарастающее в груди чувство разочарования. Разочарования в самом себе.
— Это зелье избавит вас от проблемы, — произнесла ведьма, взглядом указывая на бокал, стоявший на столе. — Выпить это всё должен Гарри. Зелье устранит действие проклятья и, перейдя по магической цепи, подействует так же и на Драко, избавив его от самого источника сглаза, таким образом полностью излечив вас обоих.
— Побочные эффекты? — осведомился Драко.
— Есть один. Но всё не так страшно, как могло бы быть, — заверила ведьма. — Просто Гарри, как волшебник, который примет зелье, уснёт.
— Уснёт? — недоумённо переспросил Малфой.
— Именно.
— И надолго? — спросил не менее удивлённый Гарри.
— Зависит от того, насколько сильно проклятье в тебе укрепилось. Если конкретней, то от семи до девяти часов.
— De grâce!15 — Вскинулся Драко. — Вы шутите?!
— Отнюдь, — серьёзно произнесла Эмили. — Поверьте мне, это не так много. Вы уже достаточно узнали по поводу своего ключа, потому что вам повезло наткнуться в музее на меня. Подумайте сами: другим парам едва ли повезёт встретить участника предыдущей Недели Дьявола. Тем более, если вас сглазили, то, скорее всего, сглазили кого-то ещё.
— Да, но ведь есть и тот, кто сглазил, — раздражённо произнёс Драко, поднимаясь с дивана и прохаживаясь по комнате. — Знать бы, кто это такой шустрый.
— Наверняка твои испанцы, — едко напомнил Поттер. — Ты же с ними провёл такой приятный вечер.
— Или твои японцы, — не менее едко парировал Малфой.
— Или подставная пара! — вклинилась Эмили. — Хватит обвинять друг друга. Вам пора бы уже привыкнуть, что вы вместе. В том, что случилось, вина обоих. В любом случае, у вас нет выбора. Зелье нужно принять сейчас, а иначе потом вы потеряете намного больше времени. И это будет самая малая из потерь.
Драко вздохнул. Спорить с ведьмой было бесполезно. Старшая Делакур была права абсолютно во всём.
— Тогда последний вопрос, — наконец сказал он.
— Я слушаю, — с готовностью ответила Эмили.
— Почему вы нам помогаете?
— Потому что три года назад Гарри Поттер и его друг Рональд Уизли спасли мою младшую внучку. Чуть позже Гарри Поттер, пусть и бессознательно, уберёг мою старшую внучку от встречи с Волдемортом, прикоснувшись к Кубку Трёх Волшебников раньше неё. Он заплатил за это высокую цену, потеряв друга. Я чувствую себя обязанной ему, поэтому хочу помочь сейчас.
Драко еле заметно улыбнулся. Причина ясна, а значит, последние поводы для сомнений исчезли.

— Ну, давай, Поттер, покончим с этим.
Гарри кивнул, поднялся с дивана и взял бокал с зельем в руки.
— Мне не даёт покоя одна вещь, — вдруг проговорил он.
— Какая же? — спросил Драко, подходя ближе.
— Эмили, вы сказали, что симптомы проявляются на второй день после сглаза, верно? — уточнил гриффиндорец. Ведьма согласно кивнула. Тогда Малфою вдруг показалось, что Гарри едва заметно побледнел.
— Но, — неуверенно продолжил брюнет, — я почувствовал первое недомогание ещё вчера днём, когда мы ехали в поезде. Участники Недели впервые видели нас вчера же, на вокзале. А значит, никто из них не мог наложить на Малфоя сглаз.
Драко похолодел. Его прокляли не испанская пара, не японская, не подставная и не любая другая. Это сделал кто-то намного более близкий. Кто-то, кто учился с ним в Хогвартсе.
— Пей, Поттер, — быстро проговорил слизеринец, хватая руку Гарри, в которой он держал бокал, и практически насильно вливая зелье ему в рот. Уже спустя мгновенье глаза гриффиндорца начали закрываться, колени подогнулись, и он рухнул бы на пол, если бы не Драко, который, не отдавая себе отчёта, аккуратно подхватил Гарри и уложил его на диван. Флёр тут же скрылась на втором этаже, сказав, что принесёт плед для Поттера, но Драко этого уже не слышал. Как не слышал и того, что Эмили его окликнула.
— Драко, — чуть громче повторила она. — Можешь подождать, пока Гарри не проснётся, в нашей библиотеке. Тебя проводить?
— Да, — рассеяно ответил слизеринец. — Если вам будет не трудно.
Эмили кивнула и поднялась. Малфой следовал за ней скорее на автомате, чем осознанно. Оставшись наедине, он опустился в глубокое кресло прямо перед окном и погрузился в размышления, пытаясь вспомнить всё, что происходило с ним в последний день перед отъездом на Неделю Дьявола. Вечеринка с однокурсниками. Блейз Забини, которого пришлось довольно грубо вытолкать из префектской комнаты; вечно ноющая Паркинсон, для которой делать подлости исподтишка — родная стихия… Любой из них мог наложить сглаз. Но кто именно?

__________________

1Je vais! - Я иду! (франц.)
2Vraiment? - Правда? (франц.)
3Charmèe de vous voir! Je suis très contente de vous voir! - Очень рада вас видеть! Очень рада! (франц.)
4Mon cher - мой милый (франц.)
5Oui, ma dèlicieuse - Да, моя восхитительная (франц.)
6Parlez-vous français? - Говорите на французском? (франц.)
7Сela va de soi, ma chère - Конечно, моя дорогая (франц.)
8Oh, oui! - Ох, да! (франц.)
9Qu`est-ce que c`est?! - Это ещё что?! (франц.)
10Exactement! - Именно! (франц.)
11Pardonnez-moi. Je suis juste inquiet. Pour lui. - Прости меня. Просто я переживаю. За него. (франц.)
12Oui. Je comprends. - Да. Я понимаю. (франц.)
13Mon Dieu - Мой Бог (франц.)
14Aucune raison d'être jaloux - Нет причин для ревности (франц.)
15De grâce! - Ради Бога! (франц.)

просмотреть/оставить комментарии [65]
<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>
январь 2021  

декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

...календарь 2004-2021...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2021.01.19 16:38:13
Вы весь дрожите, Поттер [0] (Гарри Поттер)


2021.01.18 21:27:23
Дочь зельевара [198] (Гарри Поттер)


2021.01.18 17:55:03
Наперегонки [5] (Гарри Поттер)


2021.01.18 13:15:09
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.18 09:54:54
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2021.01.16 18:04:53
В качестве подарка [71] (Гарри Поттер)


2021.01.15 22:42:53
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.01.15 22:23:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2021.01.10 22:54:31
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2021.01.10 15:22:24
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.09 23:38:51
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2021.01.08 13:40:40
Глюки. Возвращение [240] (Оригинальные произведения)


2021.01.04 17:20:33
Гувернантка [1] (Гарри Поттер)


2021.01.04 10:53:08
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2021.01.02 18:24:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [62] (Гарри Поттер)


2021.01.01 21:03:38
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2021.01.01 00:54:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.12.26 12:25:17
Возвращение [0] (Сумерки)


2020.12.20 18:26:32
Леди и Бродяга [5] (Гарри Поттер)


2020.12.15 20:01:45
Его последнее желание [6] (Гарри Поттер)


2020.12.13 15:27:03
Истоки волшебства и где они обитают [4] ()


2020.12.10 20:14:35
Змееглоты [10] ()


2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [8] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2021, by KAGERO ©.