Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Посадили Снейпа в Азкабан. Встречается он там с Люциусом:
- Мерлин, Северус, десять лет после войны прошло. Тебя уж давно оправдали. Теперь-то за что?
- За которого.
- Как это??
- Да сижу я у себя в кабинете, за спиной висят портреты Дамблдора и Темного Лорда. Заходит Хмури и говорит: "Снейп, уж десять лет после войны прошло, ты уж давно не шпион. Ну снял бы ты этого мудака!" - "Которого?"

Список фандомов

Гарри Поттер[18480]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12701 авторов
- 26942 фиков
- 8623 анекдотов
- 17684 перлов
- 676 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  Когда Смерть ошибается. Часть 1. Чудо для зельевара. Часть 2. Ледяное кружево.

   Глава 7. Перерождение души. Предназначение
Разум парил в пустоте некоего пространства, ощущая себя вечным отражением множества зеркал, не осознавая своей принадлежности ни к чему конкретному. В этой пустоте столь же размеренно парили мысли этого разума отделенные от самих себя, как отдельные отражения личности. Неожиданно личность, ранее раздробленная на множество составляющих слилась воедино, вбирая в себя окружающую пустоту, ее холод и беспристрастность. Менялись мысли и чувства, перекраивалось сознание и воля, смывая наносное и лишнее, как река весной очищает свои берега половодьем. Наконец личность осознала свое собственное существование, принимая его как данность. Где-то в неописуемой ее глубине возник сложный вопрос:
«Кто я?»
Ответа на него не было. И сознание стало анализировать само себя, ища память и чувства. На границе восприятия мелькали тени и какие-то иные личности, но сознание не понимало, что они есть. Лишь одна из окружающих теней привлекла внимание свободного разума. От этой тени исходило…нечто, что можно было счесть подобием. Сознание пыталось анализировать это подобие, но не находило аналогии в постепенно пробуждающейся памяти. Личность задумалась. В пустоте стали постепенно рождаться образы памяти, перешедшей из области идей в область визуализации. Младенчество, когда от тебя отказываются из-за обстоятельств рождения. Детство, когда тебя гонят лишь за то, что в тебе слишком мало «правильной» крови. Юность, когда тебя ненавидят за неадекватность общему мнению и восприятию. Одиночество, боль и страх, что навсегда останешься изгоем. Потом равнодушие и холодное презрение. Недоверие к окружающим. И ответная ненависть, доходящая до желания убить, уничтожить тех, кто ломал и унижал. Снова боль и страх. Страх за того, за кого приняла ответственность. Страх за погибающего, возможно по твоей же вине. И ПРЕДЧУВСТВИЕ. Покрытое слоем льда, оно замораживает сознание, оставляя вымороженную пустыню в глубине чувств и надежд. Лед сменяется хрупкой, словно сотворенной из морозных узоров картинкой, постепенно обретающей цвета и объем. Бесконечно гигантский круг, при этом являющийся ничтожно малым. Ядовитый свет, полный холодной зелени. Вспыхивающие древние руны, кольцом охватывающие его периметр. Постепенное угасание света этого кольца, в центре которого сложный, ни на что не похожий рисунок. И дробь копыт несущейся серебристой лошади с глазами, светящимися, как это кольцо, холодным зеленым светом. На спине высокого животного всадник в черном, в его руке меч-эспадон, он скачет по миру, и там, где копыта коня касаются стран и городов, начинаются эпидемии, уносящие миллионы жизней.
Зеленый круг гаснет и вместо него появляется другой, тусклый, желтовато-песочный, цветом похожий на старые, рассыпающиеся кости. Он иной, с другим рисунком, меньше по размеру, словно должен быть точно внутри предыдущего, и в то же время больше, словно накрывает его, охватывает собой, но он гаснет точно так же, и свет его сменяется новым перестуком копыт, сопровождающим появление сияющего белизной всадника, несущего с собой неурожаи и катаклизмы, холодные зимы и засушливые летние сезоны. И там, где проносится он, начинается голод, выматывающий, опустошающий, уничтожающий.
Третье кольцо цветом подобно спекшейся крови, оно еще меньше предыдущих, но и больше, намного больше них. Его свет мереет и дрожит, словно боится погаснуть, рисунок внутри него извивается и корчится, словно рвется на куски, распадаясь под грохотом копыт иссиня-черного жеребца, несущего всадника, что чернее ночи, и война идет по пятам за ним, поглощая страны и континенты, ненавистью наполняя сердца людей.
Последний круг черен, как пустота, из которой родилась эта вселенная, ибо он преддверие ее. Не гаснет он, как прежние, но линии его расползаются, подобно потокам нефти, заливая землю, стирая ее, и из этой черноты рождается конь огненный, что несет единственную всадницу. Она - воплощение пустоты, ибо в нее повергает мир, и коса ее, звенящая, как натянутая до последних усилий струна, отражает свет умирающего солнца, гаснущей вселенной, и всадница эта – конец всего. Но она же и начало нового, возможно лучшего, но несущего гибель всему прежнему, за что когда-то сражались и умирали по своей воле, а теперь подчиняются высшему суду, ЧЕТЫРЕМ, тем, кто уничтожит, но спасет. Всадникам, чьего появления страшатся, но ждут, ибо это даст свободу отчаявшимся и надежду проклятым.
Сознание отстраненно воспринимало видение, не стремясь слиться с ним, понять его. Оно просто запоминало, откладывая память об увиденном далеко в глубины самого себя, не стараясь как-то интерпретировать.
Личность восстановилась, независимо от сознания, и теперь с интересом наблюдала за холодной рациональностью. Две части «Я» придирчиво изучали друг друга, решая, стоит ли сливаться полностью, или можно сохранить некоторую дистанцию. Решив, что последнее гораздо приемлемее и полезнее, они слились в полноценное «Я», подобное тому, что было прежде, до их разделения, но все же немного иное. Чувства и разум, образуя единое целое, ранее были неотделимы, теперь же стали независимы, способны в случае необходимости для сохранения самих себя разделиться, скрыться за тем, что представляло собой примитивную основу «Я», за инстинктами, также обретшими лезвийную отточенность, но полную зависимость и подчиненность разуму. Изучив самое себя, «Я» довольно усмехнулось, решив, что это лучший из всех возможных вариантов воссоздания себя.
Стоило завершиться воссозданию, как началась самоидентификация. Я недоумевающее огляделась, пытаясь понять, где же очутилась моя…душа. Что-то царапалось в глубине памяти, но я не смогла вытянуть это нечто на поверхность, поэтому смирилась и загнала еще глубже, чтобы оно меня не отвлекало.
На эмпатическом уровне я ощущала присутствие рядом с собой четырех человек, в чьих эмоциях сейчас сильнее всего были скорбь и страх за меня и мое состояние. Я удивилась. А потом рядом со мной появилось еще нечто, гораздо большее, чем просто человек.
Голос старушки укачивал, словно она была моей бабушкой:
«Ну же, девочка. Я же говорила, что я не безжалостна. Ты доказала, что готова жизнью заплатить за чужое спасение, принести в жертву самое ценное, что у тебя есть. Но я не собираюсь это у тебя забирать. У тебя впереди еще долгий путь. Иди по нему смело. Просыпайся, внученька. Просыпайся, тебя ждут…»

Голос истончился и исчез. Я приоткрыла глаза, по которым сразу же, будто ножом, резанул свет. Моргнув раз, другой, я разглядела лица, склонившиеся надо мной. Олег и Мировуд. Справа раздался голос Борислава:
- Ну, наконец-то! Очнулась. Слава Богам!
Да, точно. Особенно одной старушке. Я хмыкнула. И одними губами прошептала:
- Пить…
Стакан появился немедленно. Вода, правда, была с чем-то смешана, ее вкус был сладковатым. Ну и ладно. Жажду она все же утоляла. Похоже, меня уложили в одном из домиков в лечебнице. Я приподнялась на локтях, придерживая простыню на обнаженном теле. Взгляд скользнул по комнате. Угу, все тут. Мировуд от меня отошел, усевшись на соседнем топчане, Олег устроился в ногах моей лежанки, Борислав стоит рядом, держа стакан. Внезапно мне на макушку легла ладонь. По запаху полыни я определила, что это профессор Снейп.
- Как вы себя чувствуете, мисс Ольха?
- В целом паршиво, но я очень вам благодарна. Лучше так, чем вообще никак. Спасибо, что спасли.
- Я так понимаю, теперь мы квиты, мисс?
Я попыталась вывернуть шею, чтобы посмотреть ему в лицо, но он меня опередил. Обойдя кровать, он встал так, чтобы я могла видеть его, не напрягаясь. Руки скрещены на груди, весь в черном…взгляд такой…отрешенный…
- А откуда вы знаете?
- Я немного понимаю по-русски. Один… знакомый, болгарин, когда-то научил. Я частично разобрал ваш разговор с волхвами, когда вы объясняли, что с вами произошло и почему вы в таком плачевном состоянии.
- Вот значит как…Что ж…тогда квиты.
Он вздернул бровь, с язвительной усмешкой спросив:
- Вы предпочли бы, чтобы я об этом не знал?
- Да. Не люблю, когда мне кто-то чем-то обязан. Всегда лучше жить в неведении. То есть, лично мне лучше. Спокойнее.
Он пожал плечами и вышел из домика. Проводив его взглядом, я нахмурилась, потом тоже передернула плечами и обернулась к Олегу. Он улыбался:
- Рад видеть тебя с нами, девчушка.
- Не представляешь, как я сама этому рада…
- Что-то по твоему лицу этого не скажешь. Ну ладно, поправляйся, я пошел.
- Олег…
- Что?
- Пожалуйста, присмотри за Сивкой, пока я болею, а то я о нем совсем забыла, о бедненьком…
Олег захохотал в голос и вышел. В наступившей тишине зазвучал голос Мировуда:
- Когда поправишься, я дам тебе последнее задание. Точнее, у меня их два, но ты уже сама выберешь, какое тебе выполнять.
- Стоп, почему последнее? Мне осталось еще два…
- Я оформил тебе как задание получение сведений от информатора. Ты нам очень помогла.
- Ну…я…спасибо. Только может, скажешь сразу, что ты собираешься мне поручить, чтобы у меня было время подумать?
- Ладно. – Мировуд улыбался, - Первое – доставить из Англии волшебную палочку профессора Снейпа. Из того, что он пытался нам объяснить на жутчайшей смеси жестов, английского и исковерканного русского, я сумел понять, что это предмет сугубо индивидуальный, и ему нужна его собственная.
- А второе?
- Помочь ему устроиться здесь, на Руси, достать документы, обеспечить жильем, ну и конечно, научить толком русскому языку.
Я задумалась. И то и другое было весьма важно. Да и мне хотелось взяться за оба. Я посмотрела на Мировуда. Он беззвучно смеялся, так, что его белая борода моталась из стороны в сторону, как маятник.
- Ох, девочка, все я понял по твоему личику. Пока поправляешься – занимайся с ним. Потом съездишь в Англию, а когда вернешься – продолжишь занятия и всем остальным озаботишься. Так тебя устраивает?
- Вполне, Мировуд. Надеюсь, в этой поездке я не влипну в неприятности.
Засмеявшись теперь уже вслух и встав, похлопал меня по ноге, накрытой простыней:
- Ладно, поправляйся, девочка, не буду тебе мешать.
- Подожди, Мировуд…сколько я проспала?
- Напоили мы тебя позапрошлой ночью, так что ты проспала…около полутора суток.
Я вскинула брови. Ничего себе…Ну, выжила, и то хорошо. А теперь можно и об остальном подумать.
- Мировуд, а ты не мог бы позвать ко мне профессора Снейпа и попросить одного из мальчиков принести из моего дома толстую тетрадь в синем кожаном перелете, которая на столе лежит?
- Могу, но тебе стоит отдохнуть.
Я усмехнулась:
- Наотдыхалась уже. Прямо распирает, как хочется что-нибудь поделать. А до задания мне еще не меньше недели в себя приходить. А кстати, там еще на самой верхней полке маленький такой словарик, красненький. Его пусть тоже захватят.
- Тогда хотя бы Северуса пожалей. Мы все, вообще-то, в отличие от тебя, не спали.
Я ужаснулась:
- Как, все эти полтора дня?
- Ну да. Слушай, Борислав, может ее еще от глухоты полечить? – Мировуд, смеясь вышел, прямо как и Олег незадолго до него. Борислав же нахмурившись, смотрел на меня.
- Тебе еще рано работать!
- Кот сказал, что я работать буду? Это для меня развлечение, а не работа. Если хочешь, можешь со мной посидеть…правда, мне кажется, что тебе сейчас полезнее лечь спать.
- В этом ты права. Да и я тебе достаточно доверяю, чтобы не сомневаться. Ты не настолько дура, чтобы угробить усилия трех волхвов и одного алхимика.
Я улыбнулась:
- Ладно уж…постараюсь не угробить. Но записи пусть все равно принесут. А то я тут со скуки опухну.
Неохотно пообещав выполнить мою просьбу, Борислав покинул меня, оставив ненадолго в полном одиночестве. В голове родилась сумбурная мысль – а зачем я вообще собираюсь взяться за эти задания, ведь это обрекает меня на долгое тесное общение с угрюмым, злым и замкнутым индивидом! Таким…таким холодным и равнодушным! О, Боги, о чем я думаю, а?! И нельзя перекладывать с больной головы на здоровую!
Мои скандальные размышления прервало появление Овсеня. Он, запыхавшись, ввалился в комнату, неся стопку книг, тетрадей и пару ручек. А на вершине этой кипы балансировал, наполовину зависнув в воздухе, красный словарик. Следом протиснулся Лютень, неся поднос со свежеиспеченным хлебом и кружкой простокваши. Я мечтательно облизнулась, предвкушая отличный завтрак. И это предвкушение лишь самую малость подпортило то, что не удержавший вес гранита науки Овсень уронил все то, что принес прямо мне на живот.
Ровно две минуты у меня ушло на то, чтобы ухомякать нехитрый, но очень сытный завтрак. Подняв глаза на парней, я поняла, что они оба стыдливо отводят от меня глаза, побагровев, как две вареные свеклы. Еще с минуту я пыталась врубиться в причины столь яркого проявления смущения. А потом хихикнула, не сумев удержаться. Торжественно вручив поднос опешившему Овсеню, я вновь завернулась в сползшую с самых…э-э…выдающихся частей моего тела простыню. Ох уж эти волхвы…пренебрегать столь важной стороной образования – верх недосмотра.
- Да идите уже! Что застыли? И нечего смущаться. Все нормально.
Послушавшись старшей, то бишь меня, они двинулись на выход, но в дверях Лютень обернулся, задав вопрос, заставивший меня вспомнить о собственных подозрениях:
- Ольха, скажи…а вы с этим иностранцем…ну…не одного ли роду-племени?
Я заколебалась:
- С чего ты взял?
- Да у вас татуировки на плечах такие похожие…словно живые, а не нарисованные…если я не ошибаюсь и правильно запомнил кое-что из одной книги – это символ Змеевичей…
Немного помолчав и подумав, я выдала:
- Не знаю, Лютень. Просто не знаю. Я с ним ведь почти и не знакома. Как-нибудь спрошу. Мне, по правде, и самой это интересно. Так что, если захочешь, я тебе расскажу, потом.
Парень кивнул, и, даже не спросив, когда это потом будет, ушел вслед за братом. А я попыталась восстановить в памяти тот рисунок, что видела.
У Змеевичей это своеобразный паспорт. Символ Клубка, рода. На моем плече свернулась в браслет изумрудно зеленая змейка с узором из красного золота на чешуе. Это была змейка Полозов. И чем ты выше в иерархии Клубка – тем больше алого золота в узоре. У главы рода, в его человеческом воплощении, она чисто золотая, у Наследника главы – золотая с тонким, изысканным изумрудным рисунком. И рисунки эти меняются с течением лет. Я, например, родилась с просто зеленой змеей, но, когда Дед забрал меня ко двору, она приобрела благородный изумрудный цвет, а после Наречения Младшей принцессой на ней проявился и семейный узор. А, например, у Клубка Кобр – второго по знатности рода – рисунок синий с серебром. Есть еще черные с алым, белые с черным…очень много разных. Вот, только изумрудной с серебром, как у Алхимика, нет, кажется, ни у одного Клубка. И при этом змея эта – явно символ. Вот только чего? Хотя, чем так гадать, проще спросить его самого. А раз сейчас я этого сделать не могу, в силу отсутствия сего на редкость неприветливого субъекта, надо посидеть с моими записями, да составить план будущих занятий.
Поскольку в основном с рецептами я уже разобралась, и совсем недавно, то мне было надо записать только один – тот, с помощью которого меня исцеляли. Моя память позволяет мне запоминать все до самых незначительных подробностей, что выделяло меня даже среди наемников, отличающихся весьма незаурядными способностями. Хотя в остальном я уступала им по всем пунктам. И сильно уступала. Как бы то ни было, но даже память не могла дать мне недостающего звена в рецепте – последнего ингредиента. Я не представляю, в каких количествах и каким образом профессор добавил это…яблоко. Не буду выражаться неприличными словами, хотя и очень хочется. Эх, сколько же всяких гадостей я успела испытать за эту практику…а последнее меня просто доконало. Так и подмывает забрать документы ко всем чертям из этой проклятущей Академии. Хотя, конечно, я этого не сделаю. Не даром же я семь лет там уже мучаюсь?! Ладно. Все, забыть о неприятном. Хотя бы на ближайшую неделю. А там посмотрим. А сейчас надо бы составить план занятий с профессором. Раз уж он уже частично с языком знаком, надо бы выяснить, насколько частично. Ну, а на данный момент, пока время до моей беседы с ним еще есть, надо бы попробовать перевести рецепты, которыми я бы хотела поделиться с ним. А то я не уверена, что при моем знании языка я смогу правильно их продиктовать без предварительной подготовки…
Вот так я и засела за словари. Моего маленького оказалось недостаточно для перевода некоторых специфических названий и Лютень, дежуривший неподалеку, притащил из местной библиотеки незнамо как там оказавшие словари специальных терминов и общелингвистических латинских обозначений. Ух, и закопалась я в эти словообразующие конструкции трех языков!!! Время летело незаметно. О его течении напоминали только нечастые визиты Борислава, когда он с укоризной сообщал мне, что не дело так погружаться в работу всего через двое суток после счастливого возвращения в мир живых, да Овсеня с Лютенем, в первый раз принесших мне обед, а во второй – ужин и светильники. Около девяти часов вечера я, наконец, завершила свое эпохальное мероприятие, хотя успела перевести хорошо если половину накопившихся рецептов. Ладно, теперь можно и отдохнуть со спокойной душой. Я с тяжким вздохом отложила стопку книг и тетрадей и вытянулась под одеялом с осознанием почти выполненного долга. С этими мыслями я и уснула, погружаясь в пучину тревожных сновидений, постепенно переходящих в кошмары.
Я стояла посреди равнины, как черным стеклом покрытой спекшейся почвой. Невдалеке темнели остовы сгоревших деревьев и среди их оголенных ветвей хрипло кричали вороны. Небо, казалось, было бурным океаном облаков. Багровых облаков, превращавших свет в кровь, реками разливающуюся по земле. Я не могла двигаться, только смотреть, подмечая все новые и новые детали ужасающей картины. Разрушенные до основания дома, искореженный металл машин… И тела. Изломанные, словно куклы, они лежали, вплавленные в стекло песка и земли, словно диковинные насекомые в янтаре. Детские тела. В груди зародился крик скорби и боли. Но кричать я не могла. Алый свет отбрасывал неестественные, сюрреалистические блики на мертвую плоть придавая ей подобие жизни, словно даже изувеченные, сожженные тела продолжают чувствовать. И из всех чувств в них осталась лишь непреходящая, неизбывная боль. По моим щекам покатились слезы, еще более горькие в молчании. Зародившийся где-то на этой равнине ветер спугнул стаи черных птиц, взметнувшиеся на фоне бешено клубящегося тучами неба. Порыв его разметал мои волосы и раздул складки длинного черного платья, немедленно заструившиеся по моим ногам, словно потоки чернильной воды. С небес хлынул огненный дождь, не обжигавший, но впитывавшийся в кожу, и каждая его капля дарила знание о тысячах, миллионах погибших, словно каждая из них была душой. И появилась боль, но не физическая – стенала и рыдала душа, проживая все эти жизни, вбирая, впитывая страдание павших в жестокой и бессмысленной войне, войне с собственным разумом, неожиданно утратившим границы восприятия и рамки осмысления собственного бытия. И во всех этих жизнях было одно общее – силуэт принесшего эту гибель, одетый в покрывала Тьмы, проливший в души яд желания найти. Найти неважно что. И всегда находилось это нечто. Вместе со смертью. Сердце мое рвалось на куски при виде этих мучений… А потом я увидела то, что заставило его замереть, застыть в ужасе. Я увидела своего же ребенка, сына, погибшего в неравной борьбе с собственным Я… Но взвыла я не от этого зрелища, а от того, что глазами своего ребенка взглянула в глаза того, кто терзал все эти миллионы невинных душ. На меня смотрели мои собственные, горящие безумием изумрудные глаза…

просмотреть/оставить комментарии [16]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
октябрь 2020  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [25] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.22 20:24:49
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.10.22 20:10:23
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [196] (Гарри Поттер)


2020.10.16 22:49:29
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.10.14 23:59:57
Работа для ведьмы из хорошей семьи [8] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 00:13:58
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.29 19:52:43
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.29 11:39:40
Змееглоты [9] ()


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [258] (Гарри Поттер)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.