Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Что такое "клинит на поттериане"?
Это когда утром спросонья на полном серьезе думаешь:
"Посплю еще полчасика, а в вуз, чтобы время на дорогу не тратить, аппарирую".

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[107]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12659 авторов
- 26942 фиков
- 8603 анекдотов
- 17664 перлов
- 661 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>


  Цветок у окна

   Глава 3. Осень
Снова холод в сердце меня кольнул - не забудусь - не засну.
Слово, как струну, к свету протяну, позову свою весну.
На мои дела будто тень легла без надежды и без тепла.
Я на краешке стола у замерзшего стекла.
(Константин Никольский)


* * *
Большая дверь больничного крыла негромко хлопнула.

- Мадам Помфри, я принёс последнюю партию, – звук моего голоса разлетелся по широкому пространству помещения и потерялся где-то в сводах белоснежного потолка.

Хозяйка больничного крыла вынырнула из-за белой ширмы, стоящей у дальней от входа стены и заспешила ко мне.

- Вот и замечательно, Драко, – улыбнулась Помфри. – Спасибо тебе большое за помощь. Думаю, этого хватит до Рождества. – Она ловко подхватила поднос с зельями, который я левитировал перед собой, и поставила его на высокий медицинский столик.

- Что ж, тогда я, пожалуй, пойду, – протянул я, поворачиваясь к выходу.

- Конечно, дорогой, конечно, тебе же нужно подготовиться, – защебетала медсестра, провожая меня к выходу. - Такой день, такой день! Наконец-то в Хогвартс снова прибудут ученики. Директор МакГонагалл говорила, что пир должен превзойти все ожидания.

Перед дверьми я выдавил из себя приветливое прощание и покинул больничное крыло.

«Драко»… «дорогой»… Это сейчас я для неё Драко, а ещё месяц назад иначе, как «мистер Малфой», ко мне в замке никто не обращался. Я не ждал, что, перебравшись в Хогвартс, встречу радушный приём, но от такой подчёркнуто-холодной отчужденности, с которой меня здесь приняли, всё же становилось не по себе.

По прибытии в школу я был удостоен ещё одной аудиенции у старой кошки, долго и туманно говорившей об огромной ответственности, которая ложится на мои плечи, после чего направлен в подземелья к Слагхорну. Тот встретил меня кислой физиономией, сказал, что жить я буду в той же комнате, что и все предыдущие семь лет, обедать вместе с преподавательским составом в Большом зале, и поручил подготовить класс зельеварения к новому учебному году. Признаться, я был несколько обескуражен. Предполагалось, что работать я начну после сдачи ЖАБА, а не до, но спорить смысла не было.

На обеде всё разъяснилось. Входя в Большой зал, я ожидал увидеть там лишь профессоров, однако за столом сидело ещё не меньше десятка незнакомых волшебников. Оказалось, что это были строители, прибывшие для восстановления замка.

Признаюсь честно, когда я проходил по коридорам, следуя от кабинета директора в подземелья, то не слишком смотрел по сторонам. Сейчас же мне были ясно видны многие повреждения, ещё не устраненные строителями. Стены Большого зала в нескольких местах были разбиты, двери покосились, а факультетские столы и вовсе отсутствовали.

Позднее, выйдя на улицу, я ужаснулся, увидев раскуроченные стены, разбитую лестницу главного входа, уничтоженные теплицы.

Внутреннее убранство замка пострадало ещё сильнее. Картины и доспехи, которыми ранее изобиловали коридоры, были сложены мёртвой кучей в бывшем классе прорицаний на первом этаже. Разбитые парты и стулья, классные доски, колбы и реторты, а также прочая учебная утварь раскинулась посреди школьного двора, накрытая специальным тентом от возможных дождей. Перемещающиеся между этажами лестницы порой вели себя совершенно неадекватно, зависая где-то на полпути на неопределённое время. Часть восьмого этажа полностью выгорела, Выручай-комната была уничтожена навсегда.

Но, пожалуй, самым печальным зрелищем был вид разбитых факультетских часов в холле замка. Это была не самая страшная поломка из тех, что предстояло устранить строителям и преподавателям в Хогвартсе, нет, скорее, это был символ. Символ потерянного времени и разбитых жизней. Уничтоженных жизней тех, кто был так прекрасно молод и кто уже никогда не вернётся в эти стены, чтобы получить свои дипломы.

Все разрушения нужно было устранить до сентября, поскольку Министерство настаивало на открытии школы. В Хогвартсе кипела работа. Строители восстанавливали стены и постройки, преподаватели и служащие - всё остальное. Дел хватало на всех.

Больничное крыло привели в порядок довольно быстро и мадам Помфри, стремясь пополнить запасы лекарств, обратилась к Слагхорну, а тот подсунул ей меня. Конечно, помогать директору восстанавливать магические картины гораздо интереснее, чем дни напролёт проводить в лаборатории зелий.

Медсестра посмотрела на меня крайне скептически и заказала сварить пятьсот порций «Бодроперцового зелья». Зачем ей понадобилось столько простого средства от простуды, которое можно приготовить в любое время не более чем за час, я не понимал, пока не принёс в больничное крыло первую партию готового зелья. Помфри встретила меня холодно, а когда я уже уходил, то заметил, как она водит палочкой над пузырьками. Проверяет, понял я. Значит, мне не доверяют. Хотя, чего ещё можно было ожидать? Всем и каждому известно, что я не просто сын Упивающегося смертью, но и сам ношу Тёмную метку. За то, что я до сих пор не в Азкабане, нужно сказать спасибо моему отцу, за то, что теперь живу в Хогвартсе, – деньгам моей семьи. Сам же я в глазах других людей - просто мелкий подонок, сражавшийся не на той стороне. Да и год директорства Снейпа в Хогвартсе не прибавляет мне популярности в глазах тех, кто здесь работал и учился; о том, что он меня выделял из общей массы студентов, знала вся школа.

Теперь же мне предстояло восстановить свою репутацию. Начал я с малого: с завоевания доверия скромной школьной медсестры. Несколько улыбок, вежливая речь, безукоризненное выполнение её поручений, вопросы здоровья моей матери, обсуждаемые с ней, - и к концу второй недели моего пребывания в Хогвартсе она уже называла меня по имени. С остальными обитателями замка у меня тоже постепенно установились более или менее терпимые отношения. Единственный, кто по-прежнему воротил нос в моём присутствии, был Слагхорн. Эх, не видать мне места в его «Клубе слизней», как своих ушей.

За приготовлением зелий, подготовкой класса зельеварения к учебному году, разборкой кладовых с ингредиентами незаметно пролетали дни. Я был занят постоянно и не скажу, что мне это не нравилось. За обилием дел не оставалось времени на уныние. Покидая Хогвартс лишь раз в неделю, по субботам, я навещал маму в больнице. Это были удручающие визиты, после которых мне хотелось забиться в тёмный угол и повыть на луну. Поэтому после св. Мунго я с удвоенной энергией брался за работу, стремясь изгнать из своей головы мрачные мысли. Днём мне это всегда удавалось, чего нельзя сказать о ночах. Ночи были ужасны. Хотя они и сейчас ужасны. Ночью меня настигают жуткие образы прошлого, перемежающиеся с беспросветностью настоящего, адское пламя, дышащее мне в спину, и бесконечное ощущение падения в ледяную бездну. Просыпаясь, я не могу вспомнить этих снов, от них остаётся только липкий ужас, яростно колотящееся сердце и холодный пот на висках. Снотворные от этого не помогают. Даже хуже: под действием снотворных я не могу проснуться, когда становится совсем плохо, и тогда мне кажется, что я схожу с ума. Зелье для «Сна без сновидений» помогает, но его нельзя применять больше одного раза в неделю. Остаётся ещё алкоголь - самое верное средство. Только вот его требуется всё больше, а по утрам после такого вечернего «лечения» вставать всё сложнее и сложнее.

И вот теперь он настал – день «Х», день, когда в школу вернутся студенты. Значит, сегодня вечером будет традиционный пир в Большом зале, и распределяющая шляпа снова пропоёт свою песню, дрожащие от волнения первокурсники узнают, на каком факультете им предстоит учиться. Держу пари, Слизерин будет крайне непопулярен.

Прохожу мимо восстановленных факультетских часов. Они вновь наполнены сверкающими камнями и выглядят почти так же, как и раньше. Единственное отличие - две большие мраморные доски, прикрепленные к стене слева и справа от крайних часов. На досках золотыми буквами выбиты имена погибших защитников Хогвартса: на одной – учащихся и преподавателей, на другой – тех, кто успел подойти на помощь. На доске с именами студентов не указаны факультеты, на которых они учились, что подчёркивает единство защитников школы. Однако я знаю, что теперь в каждой факультетской гостиной есть своя мемориальная доска. В каждой, кроме гостиной Слизерина. Среди нас не было защитников, были только предатели. Зато теперь в нашей гостиной красуется портрет Снейпа. Он всегда пуст и только красивая серебряная табличка внизу рамы упрямо утверждает, что на картине изображён не кто иной, как герой войны и гений шпионажа, бывший преподаватель зельеварения и бывший декан факультета Слизерин, директор Хогвартса с такого-то по такой-то год, профессор Северус Снейп.

* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«Я снова в Хогвартсе.

Странно видеть нашу общую спальню с пятью кроватями. Мы все здесь: я, Рон, Невилл, Дин, Симус. Правда, Невилл и Симус останутся лишь на месяц: им предстоит сдать выпускные экзамены. Но пока мы все здесь. Вот сейчас ночь, и пологи кроватей опущены, в комнате слышно только тиканье часов и негромкое похрапывание Рона, а на подоконнике стоит новая гербологическая любовь Невилла – какой-то особо редкий цветок, о котором он весь вечер рассказывал всем, кто готов был его слушать. Словно и не было прошлого года, не было войны. Так легко представить себе сейчас, что все мы учимся на седьмом курсе и впереди ещё целый учебный год, наполненный проказами, свиданиями, квиддичем, лихорадкой подступающих экзаменов и бесконечными мечтами о будущей взрослой, самостоятельной жизни. Только всё это неправда. Война была. И была страшная битва, которую в газетах именуют Битвой за Хогвартс, битва, унёсшая жизни многих людей, многих моих друзей и сверстников. Сегодняшний пир в большом зале – лишнее доказательство тому, что всё это было.

Когда мы уселись в Большом зале за привычные длинные столы, мне сначала показалось, что ещё не все ученики прибыли со станции в Хогсмиде, но Флитвик уже вёл к преподавательскому столу первокурсников. Распределяющая шляпа затянула какую-то жизнеутверждающую песенку на мотив марша, а я всё смотрел по сторонам и не понимал, что происходит, почему в зале так мало студентов. Если за столом ревенкловцев было лишь несколько пустующих мест, то хафлпаффский и гриффиндорский столы были пусты минимум на треть. Но больше всего меня поразил стол слизеринцев. За ним сидели не больше двадцати человек, и все они были явно не старше четвёртого курса. Единственное исключение - Малфой. Он буквально возвышался над всеми своими сокурсниками на две головы и сидел, как-то слишком сильно выпрямив спину. Интересно, что могло случиться со студентами змеиного факультета? В битве они точно не принимали участия, а значит, остались живы. Крэбб не в счёт, он сам виноват. Неужели Министерство запретило им возвращаться? Но тогда почему здесь Малфой? Эх, зря я не общался с мистером Уизли последние несколько недель. Хотя мне теперь очень стыдно общаться со старшими Уизли. Они не осуждают меня, я знаю, но Джинни их дочь, а я причинил ей боль. Возможно, позже, когда чувства немного остынут, и всё уляжется, мы сможем опять общаться, как раньше. Пока же мне хватает косых взглядов Рона и печальных глаз Джинни. Она всё время так смотрит на меня, что я чувствую себя последней сволочью. А Рон.… Если бы не Гермиона со своими лекциями о невмешательстве в чужую личную жизнь, то мы бы вряд ли сейчас разговаривали».

* * *
Восемнадцать человек! Всего восемнадцать человек! И это весь славный факультет имени Салазара Слизерина! Из них три человека - ничего не понимающие первокурсники, и я, Драко Малфой, в непонятно каком статусе.

Я сижу в гостиной и бессмысленно пялюсь на огонь в камине. Остальные студенты давно отправились спать, а мне, прежде чем уснуть, нужно хорошенько напиться. Восемнадцать! Мерлин всемогущий, всего восемнадцать!

- Мистер Малфой, Вам известно, что распивать спиртные напитки на территории школы запрещено?

Почему-то я даже не удивляюсь, услышав этот голос: резкий, почти каркающий, холодный. Поворачиваю голову влево и упираюсь взглядом в мрачное изображение бывшего директора Хогвартса.

- Я совершеннолетний.

Глупо заявлять такое Снейпу. Взбеленится, как пить дать. Интересно, магический портрет может заколдовать живого волшебника? Ну, так и есть, губы сжал, крылья носа трепещут.

- Мистер Малфой, Вы ведёте себя, как последний хафлпаффец! Вот уж не ожидал от Вас такого малодушия.

Ого, он мне что, лекции о чести факультета читать собрался? Не поздновато ли?

- Бросьте, профессор. Все давно спят, и меня никто не видит. Обещаю, что не стану оставлять пустые бутылки в гостиной.

Мне не хочется ругаться. Даже с портретом.

- Драко, - ох, как же я не люблю, когда он так произносит моё имя. По его тону сразу становится понятно, что разговор не просто серьёзный, а очень серьёзный. Лучше бы уж официальное «мистер Малфой», чем это многозначительное отрывистое «Драко». – Вы должны понимать, что ситуация более чем серьёзная. Большинство Ваших сокурсников предпочло не возвращаться в Хогвартс в этом году. Да, многие перевелись в другие школы. Есть те, кто вовсе бежал из страны, но ещё больше тех, кто находится на подозрении у Министерства, и вынужден был отказаться от обучения. Вы это понимаете?

Понимаю, а как же, не совсем тупой. Только вот зачем Вы мне это говорите, профессор?

- Зачем Вы мне это говорите, профессор? – озвучиваю я свою последнюю мысль. – Хотите подчеркнуть, как мне повезло, что директор МакГонагалл выбрала деньги именно моей семьи, а не каких-нибудь Паркинсонов или Ноттов?

- Мерлин, какой же Вы всё ещё ребёнок, Драко, – морщится Снейп. – Пора взрослеть.

- Куда уж взрослее, – бурчу я в стакан с огневиски.

- Прекратите пить! – профессор резок. Кажется, я его по-настоящему разозлил. – Мне нужно с Вами серьёзно поговорить.

- О чём? – оставлять выпивку не хочется. Неизвестно, сколько Снейп будет здесь распинаться. Я за это время вполне могу окончательно протрезветь, и не видать мне тогда спокойного сна.

- О положении факультета Слизерин в школе и о Вашей роли среди слизеринцев.

Интересно. Даже очень. Ладно, так и быть, помучаюсь сегодня кошмарами. Не в первый раз.
Видя, что я отставил бокал, Снейп удовлетворённо кивает и начинает говорить.

- Как Вы наверняка заметили, Драко, наш факультет переживает явный упадок. Подавляющее большинство студентов, учившихся здесь до прошлого года, предпочло не возвращаться. Причины самые разные. В основном, причастность к делам Тёмного Лорда их родителей или их самих. Могу сказать, что Вам очень повезло не оказаться в Азкабане. Не знаю точно, почему, но подозреваю, что Люциус умер не просто так.

Снейп внимательно смотрит на меня. Ну, уж нет, профессор, эту тайну я раскрывать не стану. Если вы не знаете, значит, и МакГонагалл не в курсе, что не может не радовать. Мне достаточно собственных угрызений совести - чужая жалость ни к чему.

- Что ж, - сдаётся Снейп, – могу только сказать вам, что все студенты, носившие Тёмную метку, находятся в тюрьме. Министерство не афишировало этот факт. Об этом знает очень узкий круг людей, включая директора МакГонагалл, поскольку до окончания школы студенты в некоторой степени находятся под её защитой, даже если достигли своего совершеннолетия и находятся вне пределов Хогвартса.

Я потрясён. Правда, потрясён. Если всё так, как говорит Снейп, то все семикурсники Слизерина сейчас находятся в Азкабане. Хотя Милисента, кажется, не успела принять Метку.

- Вижу, до Вас, наконец-то, начинает доходить истинное положение вещей, – нарисованный профессор понимающе ухмыльнулся. – Вам не просто повезло, Драко, Вам очень крупно повезло. Главное для Вас - сейчас не потратить своё везение понапрасну…

- А остальные ученики? – перебиваю я Снейпа. – В школу прибыли студенты со второго по четвёртый курс. Даже если учесть, что мои одноклассники сидят в тюрьме, то где ещё три курса?

Профессор удивлённо смотрит на меня.

- Вы оглохли или настолько пьяны, что не в состоянии запоминать мои слова? – кажется, он злится. – Я же сказал, что многие покинули страну или не могут в данный момент продолжить своё образование. Министерские Проверки не самое страшное. Родители многих студентов нашего факультета работали в Министерстве на руководящих должностях. Их семьям не повезло больше всего. После осуждения родителей у них забрали всё без всяких проверок. Просто как компенсацию за «моральный ущерб». Их преступление, видите ли, самое тяжёлое, поскольку они должны были защищать магический мир, а не отдавать его на растерзание Тёмному Лорду.

Всё, хватит, не хочу больше этого слушать! Я не хочу знать, что стало со слизеринцами. Я не хочу знать, как Министерство наказывает своих бывших сотрудников. Я вообще ничего больше не хочу знать, если это не касается меня напрямую!

- Профессор Снейп, давайте вернёмся к цели нашего разговора, – я устал. Я даже, пожалуй, готов пойти спать. - О какой такой моей роли на факультете вы говорили?

- О, так Вы всё ещё способны запоминать мои слова? – он ещё и издевается! – Я хочу передать Вам поручение от профессора МакГонагалл. Поскольку Слизерин лишился большей части студентов, то и старост назначить просто не из кого. Прибывшие студенты ещё слишком юны для этой роли, а роль будет не из лёгких. Не думаю, что студенты других факультетов будут относиться к вам хотя бы нейтрально. Это будет противостояние, Драко, настоящая холодная война. Вы должны помочь своему факультету. Защитить своих сокурсников. Поэтому вам поручаются обязанности старосты. Они сохранятся за вами и тогда, когда вы сдадите ЖАБА. Кроме того, Слизерин фактически лишился своей квиддичной команды. Вы, к сожалению, не сможете играть, но Вы должны помочь собрать команду, определить игроков, обучить их тонкостям игры. Слизеринцы не должны чувствовать себя прокажёнными в этой школе. Наш факультет равен остальным трём. Нужно просто всем об этом напомнить.

Ораторское искусство у Снейпа не отнять. Браво! Такая пламенная речь всего лишь для одного зрителя.

- Профессор, - я поднимаюсь с дивана, не забыв прихватить с собой бутылку и стакан, – не волнуйтесь, НАШ факультет будет в полном порядке.

Снейп пристально смотрит на меня с холста, а потом резко кивает головой и исчезает за рамкой портрета.

* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«Уф, как же я, оказывается, отвык учиться! Все эти бесконечные задания меня просто убивают. МакГонагалл на трансфигурации выжимает из нас все соки. Флитвик, кажется, летом объелся «озверина» и гоняет нас на заклинаниях почём зря. Стебль заставляет учить такие зубодробильные названия растений, что выговорить их могут только Невилл и Гермиона. Но Невилл теперь не учится с нами, а Гермиона постоянно витает в облаках. Кажется, их отношения с Роном развиваются так же активно, как сорная трава на грядках с молодой мандрагорой. Единственные предметы, которые меня почти не напрягают, – это ЗОТИ и, как ни странно, зельеварение. Новый преподаватель ЗОТИ – бывший аврор средних лет по смешной фамилии Бобити – объясняет всё очень подробно и вдумчиво. А мне теперь, кажется, достаточно просто услышать, как звучит заклинание, чтобы оно у меня получилось. Впрочем, большинство семикурсников успешно справляются с защитой. Прошедший год явно не прошёл даром. На зельях Слагхорн по-прежнему мягок и предупредителен. Даже больше, чем раньше. Но если раньше зелья мне казались скучными и заумными, то теперь они для меня просто скучные. Оказывается, надо просто сосредоточиться и следовать инструкциям в книге, и у тебя выйдет вполне сносное зелье. Не такое, как по рецепту Принца-полукровки, но на положительную оценку хватит.

А вот от квиддича я отказался. Просто не пошёл на просмотр, хоть и купил себе новую метлу. Капитан теперь Джинни, а сталкиваться с ней лишний раз мне не хочется. Пусть играют те, кому здесь ещё учиться. Рон, кстати, тоже не пошёл на просмотр, хоть и по другой причине. У этой причины длинные каштановые волосы она обожает сидеть целыми днями в библиотеке.

По ночам всё так же снятся кошмары.

Я, кажется, решил, что делать с палочкой Малфоя».

* * *
В библиотеке отгородили небольшой уголок для занятий тех, кто готовится к ЖАБА. Я провожу здесь много времени. Впрочем, не я один. Лонгботтом, вон, тоже каждый день сидит за соседним столом и корпит над очередным талмудом по гербологии. Причём он никогда не смотрит в мою сторону. В отличие от других «недовыпускников». Те вечно морщатся и строят какие-то непонятные рожи. Они бы рады выставить меня из библиотеки, да устраивать разборки на территории мадам Пинс не рискует даже Пивз, что уж там говорить о каких-то студентах. А сам я никогда не ухожу, если мне не это не нужно.

Вот и сейчас я сижу, низко склонившись к огромному древнему фолианту по зельям, и выписываю необходимый материал. Нам выдали примерный список вопросов к экзамену. Нехилый такой списочек, надо сказать. Ну да, Высшие зелья это вам не пособие по заварке травяного чая, и я в них очень неплохо разбираюсь, что бы там не говорил Слагхорн.

Я как раз собирался записать несколько слов об особенностях крестоцветника, собранного в пятый день новолуния, когда почувствовал, что рядом с моим столом кто-то остановился.

- Привет, Малфой.

Резко вскидываю голову, пожалуй, даже слишком резко, но повод того стоит. Рядом со мной стоит не кто иной, как герой всея магического мира, известный так же под именем Гарри Поттер.

- Чего тебе, Поттер?

Ответ вполне нормальный, в меру раздражённый. Нечего отрывать честных людей от процесса самообразования…. И нечестных, тоже не стоит. А то, что я не поздоровался в ответ, так это мелочи. Мы же не друзья, в конце концов. Можно даже сказать, что мы враги. Хотя мне сейчас только врага в лице Поттера не хватает...

- Надо поговорить. – Поттер никак не реагирует на мою грубость.

- И с чего ты взял, что я стану с тобой говорить? – Нет, честно, Драко, ты – идиот! Зачем нарываешься?

- Сегодня во время обеда у озера. – Поттер всё так же непрошибаем. – И поверь мне, Малфой, тебе лучше прийти.

А потом он просто разворачивается и уходит.

Ну и что это должно значить? Что это было? Угроза? В связи с чем? Я же веду себя тише привидения и незаметней домовика. Учусь, слежу за сокурсниками, провожу квиддичные тренировки. Всяких Уизли и грязнокровок обхожу за милю. Про Поттеров-героев вообще не вспоминаю. А тут нате вам – приди туда, я скажу, куда, да ещё и не пообедав! Ладно уж, схожу. Любопытство, конечно, кошку сгубило, ну да я немного поумнее кошки.

* * *
Добросовестно закончив все намеченные на сегодня задания, я выхожу из библиотеки. Обед начался всего несколько минут назад, поэтому в коридорах ещё можно встретить студентов, спешащих в Большой зал. Неторопливо спускаюсь в холл, а затем выскальзываю на улицу. Кажется, никто не заметил. Сам не знаю, почему, но мне не хочется, чтобы меня сейчас увидели.

На улице холодно. Эх, надо было сходить в подземелья за тёплой мантией. Или эльфа заставить принести её. Хотя нет, эльфа нельзя. МакГонагалл приняла моих домовиков в Хогвартс с тем условием, что я не буду вызывать их к себе за пределами спальни.

Торопливо пересекаю школьный двор и спускаюсь к озеру. По мере приближения к воде воздух становится ещё холоднее. Уф, и приспичило же Поттеру говорить именно здесь! Кстати, а сам он где?

Повертев немного головой, я замечаю одинокую фигуру под деревом у самой кромки воды. Поттер стоит ко мне спиной и смотрит куда-то вдаль. И не боится он стоять спиной к возможному противнику? Вот откуда он знает, что я не нашлю на него сейчас какое-нибудь милое болезненное проклятие? А то и Аваду.… Но это я что-то не о том думаю. Давно в аврорате на допросах не был, Драко?

Стараясь ступать максимально бесшумно, подхожу к Поттеру и встаю у него за спиной. В голове мелькает совершенно дурацкая мысль громко закричать и напугать беспечного любителя осенней природы.

- Пришёл всё-таки. – Поттер говорит не оборачиваясь. Нет, он точно дурак. Стоять к Малфою спиной и даже не пытаться достать палочку. Свою-то я держу в руке, с тех пор как заметил его. Рефлекс.

- Что тебе от меня нужно, Поттер?

Я напряжён. Мне холодно. Я почти злюсь.

- Мне от тебя? Ничего, – его геройственное сиятельство всё же поворачивается лицом ко мне. – Это тебе нужна одна вещь, которая с некоторых пор принадлежит мне.

Смотрю на него с недоумением. Поттер что, совсем умом двинулся? Какая ещё вещь, находящаяся у него может быть необходима мне? У меня всё есть. А если чего-то и нет, то уж точно не Поттеру знать об этом. И вообще, какого дементора он устроил тут спектакль с загадками?

Набираю в лёгкие побольше воздуха, чтобы высказать всё это вслух, и так и застываю, не в силах произнести ни слова. Поттер протягивает мне мою волшебную палочку. Палочку, которая выбрала меня и служила мне верой и правдой почти шесть лет. Палочку, которую я потерял в Имении в тот вечер, когда Поттер бежал оттуда. Палочку, которая значится теперь в анналах истории магического мира как оружие, которым был сражён Тёмный Лорд.

Потихоньку выдыхаю. Главное - успокоиться. Поттер, конечно, идиот, но не до такой же степени, чтобы вот так просто отдать её мне, правда? Я не верю в альтруизм. Даже со стороны гриффиндорцев. В конце концов, МакГонагалл тоже из красно-золотых, но это не мешает ей делать неплохие деньги на своих благодеяниях.

Всеми силами удерживаю свою руку, которая уже тянется за палочкой в руках Поттера. Вместо этого делаю самое нейтральное выражение лица, на которое сейчас способен.

- С чего вдруг? Помнится, раньше ты буквально кричал, что это теперь твоя палочка.
Мой голос сочится ядом. Папа был бы доволен.

- Да, теперь это моя палочка, – нахмурился Поттер. – Я взял её в честном бою, и по всем магическим законам она теперь принадлежит мне. Но она мне не нужна.

Последние слова он произнёс так, словно это всё объясняло. Что, моя палочка недостойна служить великому Гарри Поттеру?

- А мне не нужна твоя благотворительность, Поттер! – я всё же срываюсь на крик. Плохо, очень плохо, но он меня достал. – Я не нуждаюсь в ней!

Поворачиваюсь и иду прочь. Быстрее, уйти отсюда, спрятаться в слизеринской гостиной. Меня трясёт. И не только от холода.

- Стой, Малфой. – Упрямое сопение за моей спиной. – Да остановись ты!

Поттер хватает меня за плечо и резко разворачивает к себе. Палочка оказывается в моей руке рефлекторно. Её кончик упирается в подбородок Поттера. Он нервно сглатывает, но пальцы, удерживающие меня, не разжимаются.

- Вижу, палочка твоей матери всё ещё у тебя, – выдаёт Поттер.

- Конечно у меня, ты, идиот. А как, по-твоему, я мог бы учиться без палочки?

Мы так и стоим друг напротив друга: я - с палочкой у его горла, он – крепко схватив меня за плечо. В его левой руке зажата моя волшебная палочка, но он даже не пытается её поднять, просто смотрит мне в глаза.

- Может, всё-таки опустишь палочку и выслушаешь меня?

Слова Поттера приходят словно издалека. И дёрнул меня боггарт ответить на его взгляд! Глазищи у Поттера огромные или кажутся такими из-за очков и какого-то совершенно сумасшедшего зелёного цвета. В памяти всплывает глупое послание на День святого Валентина, которое когда-то отправила юному герою магического мира его «тайная» почитательница.

Его глаза хоть видят слабо,
Но зеленей, чем чародея жаба.


Ну да, у меня всегда была хорошая память на стихи. Даже на такие бездарные. Хотя дело не в цвете глаз Поттера, совсем нет. Гораздо больше меня поразило их выражение. Взгляд у него до невозможности усталый. Словно он тащит на своих плечах какую-то неподъёмную ношу или не спал целую вечность. Но какое мне дело до проблем Поттера? У меня своих выше крыши.

- Ну, раз ты так просишь… – делаю я жест доброй воли - опускаю палочку.

Поттер тут же отпускает моё плечо и отступает на шаг.

- Слушай, Малфой, я хочу вернуть тебе твою волшебную палочку. – Какое оригинальное начало! – Она мне и, правда, не нужна, а тебе, как мне кажется, без неё плохо.

Плохо. Да что он может знать, полукровка, воспитанный магглами! Палочка – это не просто кусок древесины, это часть волшебника, часть его силы, его сущности. Меня учили беречь её с раннего детства. «Настоящий волшебник никогда не лишится своей палочки», - так любил говорить мне отец. «Не лишится», ага, только отдаст добровольно, когда этого потребует полоумный хозяин.… Или когда её вырвет из твоих рук не менее полоумный враг хозяина…

- Я знаю, что значит потерять свою волшебную палочку, – между тем продолжает Поттер. – Это словно лишиться части самого себя.

- Раз ты такой понятливый, что ж не вернул её мне тогда, в Выручай-комнате, а, Поттер? – шиплю я на него.

Он лишь пожимает плечами.

- Тогда она была мне необходима. Да и момент, согласись, был неподходящий.

Невольно хмыкаю. Да уж, действительно, неподходящий был моментик. Мы втроём с Креббом и Гойлом на одного, как нам тогда казалось, Поттера.

- Хм.… И что ты хочешь за то, что вернёшь мне мою волшебную палочку? – я спрашиваю осторожно, максимально точно формулируя вопрос. Мне не нужны сюрпризы. Я хочу знать цену, которую должен буду заплатить.

- Что я хочу? - Поттер снова хмурится, словно пытается осмыслить вопрос. – Да ничего я не хочу. Просто вернуть её и всё.

- Просто вернуть? – позволяю себе выражение вежливого недоумения. Давай же, колись, тебе ведь что-то надо от меня.

- Ну… не совсем просто, – тянет Поттер.

Ага, я так и знал! Я так и знал! Так какова же будет цена?

- Я не могу отдать тебе её «просто». – Поттер почему-то медлит. – Я тут кое-что почитал по этому поводу. – А он ещё и читать умеет? Надо же! – Поскольку с точки зрения магии палочка принадлежит мне, то существует только два способа вновь передать её тебе.

- Неужели? И что же это за способы?

Я спрашиваю вполне искренне, поскольку догадываюсь только об одном из способов. Но на это Поттер вряд ли пойдёт.

- Ну… - как же меня бесит это его «ну…», - первый способ идентичен тому, что сделал я, чтобы получить палочку.

- То есть я должен тебя разоружить? – выдаю я на одном дыхании.

- Да, – подтверждает Поттер. – Но просто разоружить не получится. Придётся устраивать настоящую магическую дуэль, иначе палочка не примет нового хозяина.

- Дуэль? – что ж, я правильно догадался. Но драться с Поттером я не хочу. Даже ради своей волшебной палочки.

- Я не стану с тобой драться, Малфой.

И слава Мерлину! Я его, конечно, не боюсь, но кто знает, во что могла бы вылиться подобная битва. В пылу сражения можно таких дров наломать, что потом драконами не развезёшь.

- Есть другой способ. Добровольный Дар.

- Добровольный Дар?

Я немного слышал об этом. Правда, то, что я слышал, не касалось волшебных палочек - только магических артефактов.

- И в чём же суть этого «способа»? – не могу удержаться и выделяю последнее слово язвительной ноткой.

- Хм… - Поттер снова мнётся. – Всё довольно просто. Я произношу формулу Добровольного Дара и передаю тебе палочку. Потом ты произносишь определённые слова Принятия Дара. И всё – палочка снова твоя.

- Всё? – Что-то не верится.

- Ну… - О, вот и вездесущее «ну…» вернулось. – В книге ещё было написано, что между Дарителем и Принимающим возникает что-то вроде магической клятвы. Принимающий не сможет больше нанести какой-либо урон Дарителю.
- А если Принимающий всё же попытается как-то навредить Дарителю? – спрашиваю из чистого любопытства. Не собираюсь я вредить Поттеру. То есть нападать на него точно не собираюсь, а на оскорбления запрет вряд ли распространяется… Я надеюсь.

- Тогда магия как-то отреагирует на это. Наверное, каким-то неприятным для Принимающего образом, – отвечает Поттер.

Конечно, кто бы сомневался.

- И это всё? Вся заковырка только в том, что я не смогу никогда навредить тебе, Поттер?

Я знаю, что повторяюсь, но лучше быть уверенным на все сто процентов, нежели брать кота в мешке.

- Да, это всё. - Поттер снова хмурится. – А чего ты ждал, Малфой?

- Ну… - Вот, я всегда говорил, что Поттер хуже чумы! Теперь и я заразился его глупым «ну…» - Ты мог потребовать от меня заплатить за возвращение палочки.

Интересно, у него что, процесс мышления напрямую связан с мышцами лица? Разве можно так хмуриться! Морщины же появятся раньше времени.

- Слушай, Малфой, я не собираюсь ничего требовать от тебя за возвращение палочки. Я просто хочу её вернуть. Это всё, – заявление по-гриффиндорски категорично. – И решай уже скорее, я замёрз, – добавляет Поттер и засовывает руки в карманы мантии.

Я с ужасом наблюдаю, как моя палочка исчезает в складках чёрной ткани. Нет! Нет, нет, нет!

- Хорошо. Согласен, – произношу я быстро.

Поттер хмыкает и достаёт руки из карманов.

- Давно бы так, – ворчит он и протягивает мне какой-то клочок пергамента, вытащенный из правого кармана. – Это слова Принятия Дара, – любезно поясняет он. – И ты бы убрал палочку, Малфой. Она мешать будет.

Я не спорю. Засовываю мамину палочку в карман. Поттер тем временем тоже достал кусок пергамента и уже протягивает мне мою волшебную палочку, удерживая её пальцами за самый кончик.

- Я, Гарри Джеймс Поттер, добровольно отдаю Драко Люциусу Малфою то, что было взято мной у него в честном бою. Эта вещь больше не будет служить мне. Я отказываюсь от всех прав на неё. Отныне!

Чуть дрожащей от волнения рукой я касаюсь ручки волшебной палочки и тоже начинаю читать.

- Я, Драко Люциус Малфой, добровольно принимаю от Гарри Джеймса Поттера то, что было утеряно мной в честном бою. Эта вещь будет служить мне. Я клянусь, что в моих руках она не обернётся против своего прежнего владельца. Отныне!

Как только слова заканчиваются, волшебная палочка теплеет в моей руке. Из её кончика вылетает несколько серебристрых искр. Они обвивают запястье Поттера, скользят вверх по палочке, пробегают по моей кисти и растворяются в воздухе. Вот это я понимаю – волшебство!

* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«Я всё-таки это сделал! Я вернул Малфою его палочку. Не знаю почему, но это было очень важно для меня. Я помню, каково это – потерять свою волшебную палочку и быть вынужденным пользоваться чужой. Даже если это палочка друга или та, что, по идее, теперь принадлежит тебе, чувство нецелостности не покидает тебя. Нет, я поступил правильно. В конце концов, зачем мне вторая палочка? Лучше моей для меня всё равно нет.

Гермиона согласилась с моим решением. Рон что-то пробурчал про подлых хорьков, но ругаться не стал. И это радует. Кажется, наша размолвка из-за Джинни начинает потихоньку уходить в прошлое.

Кстати о Джинни, она теперь встречается с каким-то парнем из Ревенкло. Никак не могу запомнить его имя… то ли Джед… то ли Джеф… Главное, что она выглядит счастливой. Даже глаза сияют. Я рад за неё.

До выпускных экзаменов на ЖАБА осталось меньше недели. Невилл и Симус скоро уедут. В спальне нас останется только трое. Невилл попросил меня позаботиться о своём любимом растении. Сказал, что это какой-то очень редкий и красивый цветок, и его нельзя слишком часто перевозить, а Невиллу предстоит много путешествовать. Одна гербологическая лаборатория предложила ему стипендию, и теперь Невилл будет изучать редкие магические растения по всему миру. Я пообещал, что напишу, если его любимец доживёт хотя бы до Рождества. Невилл на это только посмеялся и сказал, что раз уж я умудрился уничтожить Волдеморта, то поливать цветок дважды в неделю я точно сумею. Я его оптимизма не разделяю».

* * *
В Большом зале царит полумрак. Волшебный потолок отражает огромные чёрные тучи, затянувшие небо - на улице снова идёт дождь. Но никого из выпускников и их друзей, находящихся сейчас здесь, это не волнует, им не до того. Да и какая разница, что за очередную каверзу придумала природа, когда вокруг звучит красивая музыка, а под потолком порхают феи и светлячки? В зале тепло, уютно и немного шумно. Разгорячённые танцами и лёгким алкоголем студенты шутят, смеются, вспоминают годы учёбы; «сладкие парочки», не стесняясь, целуются прямо на танцплощадке.

Я сижу один за столиком в тёмном углу и потягиваю слабенькое молодое вино из хрустального бокала. Надо ли говорить, что на свой выпускной бал я пришёл без девушки? Да и друзей у меня здесь нет, в отличие от остальных. Другие выпускники наприглашали целую толпу приятелей, так что теперь в зале, кроме нас, веселятся, по меньшей мере, ещё два старших курса.

Если говорить честно, то идти на выпускной я не собирался. Но сегодня утром нарисованный Снейп успел поймать меня, когда я выходил из гостиной на завтрак, и недвусмысленно напомнить о чести факультета. Да, да, профессор, я всё помню и всё понимаю. Все, кроме того, зачем я припёрся на этот глупый вечер.

Сегодня суббота, и у меня были очень мирные планы: навестить маму в больнице, проверить, не натворили ли чего слизеринцы за ту неделю, что я был занят экзаменами, и, наконец, хорошенько выспаться, приняв вожделенную дозу «Сна без сновидений».

Маму навестить удалось. Она даже на пару минут пришла в себя и порадовалась, что я сдал ЖАБА. Только потом начала снова звать папу, и медсестре пришлось дать ей сильное успокоительное. После этого разбираться в проделках однокашников не хотелось, и я отправил их к Слагхорну. В конце концов, он наш декан или как? А вот про сон пришлось забыть, дабы, облачившись в лучшую парадную мантию, представлять свой факультет на внеплановом выпускном балу.

Несмотря на необычность времени проведения мероприятия, МакГонаглл расстаралась. Нельзя не признать, что сегодня всё по высшему разряду. Большой зал украшен сотнями живых цветов, вокруг которых вьются разноцветные феи. Один из факультетских столов поставлен к стене и нагружен всевозможными вкусностями и напитками. Вдоль остальных стен стоят небольшие столики, рассчитанные на четверых, за которыми могут расположиться все желающие. Домашние эльфы подают любое заказанное блюдо в считанные мгновения. На месте, где обычно стоит преподавательский стол, расположилась сцена с музыкантами. Сами профессора уселись недалеко от выхода за отдельным столом. Остальное пространство зала предназначено для танцев. Ходили слухи, что будет фейерверк. Интересно, как они хотят это провернуть, не имея возможности вывести всех на улицу?

Мимо меня проносится младшая Уизли с каким-то оболтусом из Ревенкло. Так, так, так… значит, не врут слухи, что Поттер остался без девушки. Неужели она его бросила?

- Привет, Малфой. Веселишься? – на соседний стул плюхается Поттер.

Помяни боггарта, он и тут как тут.

- Тебе тоже, как я посмотрю, скучать некогда, – я недвусмысленно киваю в спину удаляющейся парочки.

Поттер поворачивает голову в указанную сторону и расплывается в совершенно глупой улыбке.

- Я рад, что она снова счастлива.

Нет, он точно идиот.

- Тебя радует, что твоя девушка гуляет с другим?

- Джинни уже давно не моя девушка. Мы расстались ещё летом.

Поттер говорит спокойно, словно его это действительно не волнует. Хотя какое мне дело до его любовных переживаний?

- Ты так и не ответил на вопрос, – он всё ещё сидит на соседнем стуле.

- Какой вопрос? – что ему от меня нужно?

- Я спросил, весело ли тебе, Малфой.

Нет, он точно решил меня достать. И ему это почти удалось.

- Какого соплохвоста ты привязался, Поттер? Что тебе нужно от меня?

- Ничего. Я просто спросил. – Мерлина ради, с каких пор гриффиндорцы стали такими спокойными?

Я почти собираюсь послать своего странного собеседника к дементоровой бабушке, но тут на горизонте появляется Лонгботтом.

- Гарри! – второй после Поттера герой магического мира подошёл ближе. – Вот ты где. Мы тебя обыскались. Пойдём скорее, Симус хочет, чтобы мы сфотографировались на память. – Он остановился рядом со столиком и тут, наконец, заметил меня. – Привет, Малфой. Поздравляю с окончанием школы, –Лонгботтом говорит ровно, без какого-либо намёка на издёвку.

- И тебя с тем же. – А что мне остаётся? В конце концов, я же получил приличное воспитание.

- Не скучай, Малфой. – Поттер поднимается и уходит вслед за Лонгботтомом.

Всё, с меня хватит. Я пробыл на этом грёбаном вечере достаточно, чтобы считать свой долг перед факультетом выполненным. Раз уж со мной начали разговаривать гриффиндорцы, значит пора сматываться.

Уже выходя из зала, я слышу, что голос МакГонагалл, усиленный заклинанием, просит всех посмотреть на северную стену Большого зала. Оборачиваюсь и застываю в изумлении. Стена - старая, прочная, каменная стена - стала прозрачной, и сквозь неё видно, как на улице взрывается, озаряя ночную мглу всеми цветами радуги, огненный фейерверк.

* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«Ну, вот все и разъехались. Теперь в комнате нас только трое. Рон всё время пропадает где-то с Гермионой и приходит, только когда пора ложиться спать. Я стараюсь им не мешать. Дин, кажется, начал встречаться с Луной. Мне же остаётся только учиться. Вот я и учусь. Оценки стали лучше, и это радует всех: преподавателей, Гермиону, меня… Жалко, что я больше не играю в квиддич.

Малфой теперь стал помощником преподавателя. Помогает Слагхорну с младшими курсами.

Странный он какой-то. Раньше я его ненавидел, а теперь мне его почти жалко. Живёт в Хогвартсе совсем один – ни друзей, ни родных. Вот и на выпускном весь вечер просидел в углу. Даже на танец никого не пригласил, хотя девушек в зале было более чем достаточно.

Кстати о выпускном, после него я нашёл неплохое средство, спасающее от кошмаров. Пара бутылок сливочного пива на ночь - и спишь, как младенец. Но не думаю, что Рону и Гермионе стоит об этом знать».

* * *
Коридоры Хогвартса - жуткое место. Никогда не понимал тех, кому нравится бродить здесь по ночам. Мне вот ни капельки не нравится. Идти приходится почти в полной темноте, свет от «люмоса» распространяется не более чем на два шага впереди тебя. То там, то тут из стен выплывают привидения. Ночь – это их время, а потому они не обращают внимания на дежурных. Любой шорох, даже самый незначительный, в это время суток гулко разносится по коридорам, повторяясь многочисленным эхо.

Ноябрь подходит к концу. В замке холодно как никогда. Камины в гостиных горят день и ночь, но я всё равно часто не могу уснуть от холода. Хорошо, что теперь мне можно выходить из замка в любое время. Я пользуюсь этим, чтобы покупать огневиски в «Трёх мётлах». Понятно, что пьяным на работе меня никто не потерпит, но я же помощник преподавателя зельеварения, не так ли? А значит, сварить «Антипохмельное зелье» для меня – раз плюнуть.

Работой меня особо не загружают. В мои обязанности входит проверка домашних и контрольных работ студентов с первого по четвертый курс и подготовка учебных материалов к урокам. Иногда Слагхорн просит проследить за теми, кто отбывает у него отработку. Да ещё мадам Помфри периодически просит сварить то или иное зелье для госпиталя. Если прибавить ко всему вышеперечисленному периодические ночные дежурства в коридорах замка, то это всё. Зато привилегий стало значительно больше.

Главное – свобода перемещения. Никто теперь не спрашивает с меня за возвращение в спальню после отбоя или за вечерний выход за пределы замка. Из моей спальни убрали четыре ненужные кровати и поставили письменный стол и шкаф для одежды. Все эльфы Хогвартса слушаются меня, как и любого другого работника школы. Обедаю я теперь за преподавательским столом и могу наравне с профессорами снимать баллы и назначать отработки всем студентам. Не скажу, что часто пользуюсь этим правом (МакГонагалл сразу предупредила, что злоупотреблений не потерпит), но один-два гриффиндорца в неделю отправляются чистить котлы под моим надзором.

А ещё я готовлюсь к поступлению в Университет. Думаю, факультет магического правоведения, на котором когда-то учился мой отец, вполне подойдёт мне. Но сначала я отправлюсь путешествовать. Как только вернусь в Имение и налажу там дела, заберу маму из Мунго и поеду во Францию или Испанию. Обязательно к морю. Говорят, морской воздух полезен для восстановления душевного равновесия.

Смотрю на циферблат золотых часов – последний подарок, который я получил от родителей. Почти час ночи, значит, можно начинать спуск в подземелья, моё дежурство почти закончилось. В потайном нагрудном кармане мантии притаилась маленькая фляга с занятными магическими свойствами: в неё можно налить жидкости в четыре раза больше видимого объёма. Последнее время я с ней не расстаюсь. Особенно на дежурствах. Держу в ней огневиски или, когда решаю себя побаловать, коньяк. Пара глотков обжигает язык, и по телу начинает разливаться приятное тепло. Хорошо, что завтра суббота. Можно будет поспать подольше.

Последний лестничный пролёт, и вот я в холле. До родных подземелий рукой подать. Странный шорох у лестницы заставляет меня остановиться. Может, ну его? Зачем мне эти ночные разборки, а? Уже разворачиваюсь в нужную мне сторону, но тут шорох повторяется, а за ним следует неприятный смешок.

- Кто здесь? – стараюсь говорить как можно твёрже. Никого ужасного здесь быть не может. Наверняка один из студентов решил погулять при луне со своей подружкой и теперь возвращается в гостиную.

- Плохо же ты дежуришь, Малфой, раз кто угодно может ночью по школе разгуливать.

Поттер. И почему я не удивляюсь?

- Поттер, и почему это, позволь тебя спросить, ты до сих пор не спишь, как и полагается добропорядочному гриффиндорцу? – поднимаю палочку повыше, чтобы осветить как можно больше места вокруг себя, но ночного нарушителя всё равно не видно.

- А я не добропорядочный. Точнее, не всегда добропорядочный. И вообще, кто бы говорил! От тебя же спиртным за милю несёт, а ты, между прочим, при исполнении, Малфой.

Поттер вырастает передо мной прямо из воздуха. От неожиданности я делаю шаг назад.

- Да брось ты, – прерывает он мои, готовые сорваться с губ слова. - Давай лучше выпьем вместе.

Перед моим носом оказывается целая бутылка огневиски. Довольно неплохой марки, надо сказать.

- С чего ты взял, что я стану с тобой пить? – палочку я всё же опускаю. Да и какой смысл направлять её на Поттера? Всё равно ничего я ему не смогу ей сделать.

- Не хочешь, не надо, – бурчит гриффиндорец. – Мне больше достанется.

Он обходит меня и начинает подниматься по лестнице.

- Поттер, – зачем я это делаю? Зачем? – Ладно, пойдём. – Он вопросительно смотрит на меня. – Не могу же я допустить, чтобы ты выпил весь этот алкоголь один! Тебе утром будет плохо, а забота о здоровье студентов тоже часть моих обязанностей.

Не проверяя, идёт ли он за мной, я направляюсь в подземелья.

* * *
Сидеть на полу в подземельях могут только сумасшедшие. Толстый ворсистый ковёр, устилающий древний каменный пол моей спальни, запросто пропускает львиную долю холода и сквозняков. Я никогда не сидел на нём даже летом, не то что поздней осенью. Поправочка: никогда до сегодняшней ночи.

Придя в комнату, Поттер бесцеремонно уселся на пол у моей кровати и ловким движением палочки откупорил бутылку. Я сначала хотел сесть на стул – единственный в комнате, но потом решил, что это будет неудобно. В смысле, неудобно будет брать у Поттера бутылку с огневиски, поскольку, как я понял, пить мы собираемся прямо из горлышка.

Вот так молча, распивая спиртное глоток за глотком, передавая друг другу бутылку, мы и сидим на холодном полу, прислонившись спинами к краю кровати. Говорить не хочется. Поттеру, видимо, тоже. Он смотрит прямо перед собой и задумчиво прикладывается к бутылке. Так, не понял, это уже второй, нет, третий глоток подряд, который он делает. Нечестно! Нетвёрдой рукой отбираю у него бутылку.

- Слушай, Малфой, почему ты такая скотина, а? – вздыхает пьяный Поттер, с сожалением глядя на бутылку в моей руке.

- Фамильная черта, – скалюсь я в ответ и демонстративно делаю большой глоток. Огневиски опаляет горло, но я держусь из последних сил, чтобы не закашляться.

- Фамильная черта, – как попугай, повторяет Поттер. – Ну, да, мы - дети своих родителей, кто же спорит. Только вот мы всё-таки их дети, а не они сами в молодости. Тебе не кажется, что вести себя точно, как они, немного глупо.

- Поттер, я вообще-то пошутил, – выдавливаю я из себя в перерывах между глотками. Он что, из тех, кого по пьяни на философствование тянет?

- А ты ещё и шутить умеешь? – искренне изумляется гриффиндорское чучело и пытается отнять у меня бутылку.

- Малфои умеют всё! – выдаю я и начинаю ржать, как кентавр. Нда… кажется, мне уже хватит, хотя я не уверен, что доза достаточна для избавления от кошмаров. Поттер смотрит на меня в недоумении.

- По-моему, тебе хватит, – озвучивает он мою мысль и имеет наглость забрать у меня бутылку. – Да и мне, пожалуй, тоже. – Поттер делает два длинных глотка из горлышка, и пустая бутылка отправляется под кровать. Жаль, я бы ещё от пары-тройки глотков не отказался. – Всё, пора спать.

Мне остаётся только кивнуть. Пора, конечно. Только вот теперь я точно уверен, что не засну, а если засну, то опять буду всю ночь кошмары смотреть. Гад ты, Поттер, всё лекарство выпил!

За своими внутренними монологами я пропускаю много интересного. Пока я тут предавался размышлениям, Поттер уже попытался пару раз подняться на ноги. Ноги держать опьяневшую лохматую голову и всё, что к ней прилагается, явно отказывались. Крякнув, незадачливый пьяница снова плюхнулся на ковёр и стал стаскивать с себя ботинки.

- Думаешь, без них идти будет легче? – вполне ехидно поинтересовался я. То есть это было бы ехидно, если б не проклятый язык, которому отчего-то очень мешали зубы.

- Неее… - Поттер мотнул головой и отшвырнул в сторону ботинок. – Просто спать в них будет неудобно.

Я удивлённо моргнул.

- А тебе не говорили, что обувь снимают после того, как дойдут до кровати, а не до?

- Так вот она. – Поттер теперь стаскивал с себя мантию. Манитя поддавалась плохо.

- Кто? – не понял я.

- Кровать, – милостиво объяснил Поттер и взялся за галстук.

- Но это моя кровать. – Он что действительно не понимает?

- Ну, сегодня она будет ещё и моей кроватью. – После галстука пришла очередь рубашки.

- Нееет, Поттер, не будет, – я замотал головой, но немедленно пожалел об этом: комната вокруг меня закружилась. – И перестань раздеваться! Отправляйся в свою грёбаную башню и раздевайся там, сколько тебе влезет!

- Малфой, не будь эгоистом. – Я фыркнул. – Ты же понимаешь, что до башни я сейчас не дойду, засну где-нибудь по дороге. Где-нибудь очень близко отсюда, например, в вашей гостиной. Вот будет сюрприз для слизеринцев! – Поттер пьяно захихикал.

- Это шантаж! – я возмущён до глубины души. Меня, Малфоя, шантажирует какой-то пьяный гриффиндорец! Вот и приглашай после этого людей выпить.

- Это не шантаж, – откликнулся полуголый Поттер, – это здравый смысл.

После сей убийственной фразы Поттер изо всех сил попытался приподняться и сесть на край кровати. Результаты были плачевными. Тяжко вздохнув, он попробовал снова. А потом ещё раз. И ещё. На непонятно каком разе фирменное гриффиндорское упрямство победило алкогольное опьянение, и Поттер плюхнулся на кровать. Кровать недовольно заскрипела.

- Ты так и будешь на полу сидеть? – поинтересовался новоявленный покоритель кроватных вершин. – На полу спать холодно, – сообщил он мне страшную тайну и пополз к другому краю кровати.

Решив, что спать на полу действительно неудобно, я тоже полез на кровать. Путь занял у меня достаточно много времени, так что, когда я, наконец, достиг своей цели, Поттер был уже в одних трусах и отчаянно пытался завернуться в нежелающее вылезать из-под его пьяной туши одеяло.

- Ты что, в одежде спать собрался? – Поттер ненадолго прекратил свою борьбу с одеялом. – Неудобно будет. Да и одежда помнётся. Она у тебя красивая.

В который раз за этот безумный вечер я удивлённо моргаю. Поттер считает мою одежду красивой? Он что, правда, замечает, во что я одет?

- Ты действительно думаешь, что всё помнётся больше, чем сейчас? – пытаюсь выразительно взглянуть на свою измятую рубашку и не менее измятые брюки, виднеющиеся из-под распахнутой мантии. Получается скверно. – Мы последний час на полу сидели, если ты помнишь.

- Ну и что, – упрямится Поттер. – Всё равно, неудобно. – А потом тянется ко мне и пытается расстегнуть рубашку. Вот ведь настырная скотина!

- Ладно, ладно, я сам, успокойся, – отталкиваю его руки и начинаю раздеваться сам.

Поттер удовлетворённо кивает, зарывается в одеяло и закрывает глаза. Через несколько минут я тоже погружаюсь во тьму.

просмотреть/оставить комментарии [6]
<< Глава 2 К оглавлениюГлава 4 >>
июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.06.04 16:37:37
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.06.02 03:07:38
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.31 10:41:52
Дамбигуд & Волдигуд [6] (Гарри Поттер)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [356] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.