Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Представьте себе картинку:
Сидит Сева в больничном крыле, одной рукой обнимает стакан, другой держится за голову и отрешенно шепчет: «Нагини ням-ням, Нагини ням-ням» А на плече у него сидит Розовый слоник, гладит его хоботом по голове и приговаривает: « Сев, ну чего ты, чего?...»

Список фандомов

Гарри Поттер[18463]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[133]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[107]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12659 авторов
- 26942 фиков
- 8603 анекдотов
- 17664 перлов
- 661 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>


  Цветок у окна

   Глава 2. Лето
Днем живу как все, ночью утра жду, свет добро на зло променял.
Раньше я все знал про свою беду, а теперь она - про меня.
(Константин Никольский)



* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«Теперь я веду дневник. Даже как-то странно. Мне казалось, что слово «дневник», учитывая определённые события прошлого, всегда будет вызывать у меня только неприязнь. Ан нет, по-другому вышло. Хотя в чужой дневник я, пожалуй, больше не сунусь. Да и свой никому прочесть не дам.
Выспросил у Гермионы про самые надёжные чары для защиты написанного. Оказалось, что лучше всего зачаровать дневник на опознание своей персоны. Несколько сложных слов и лихих вывертов волшебной палочкой и, нате вам, записи может увидеть лишь тот, чьей рукой они были написаны. Правда, пришлось подписать дневник полным именем. Гермиона сказала, что это обязательное условие. А ещё она сказала, что, если я впишу рядом со своим ещё чьё-то полное имя, то этот человек тоже сможет всё прочитать. Только я не впишу».

* * *
Отвратительное лето: сырое, дождливое и на редкость холодное. Вечерами приходится разводить огонь в камине, чтобы прогреть спальню. Прогреть весь дом я даже не пытаюсь. К чему, если скоро меня всё равно здесь не будет?

Нас забрали сразу же с поля битвы, то есть из Хогвартса. Несколько часов в подвалах Министерства, потом бесконечные допросы. Было холодно и очень хотелось спать. Отец держался как всегда высокомерно-снисходительно, разве что елейных ноток в разговоре со старшими аврорами добавилось. Он понимал, что проиграл и ему уже не выбраться. Слишком многое было сделано не так, слишком страшным и неправильным оказался его выбор. Не знаю, раскаялся ли он, скорее всего, нет, но роль свою играл блестяще. А вот мама сдала. Держала меня за руку и плакала, плакала, плакала. Непрекращающийся поток слёз был остановлен лошадиной дозой успокоительного зелья, которое молоденький аврор чуть ли не силой заставил её проглотить. Правда, после этого на допросах от мамы толку не было. Она сидела, уставившись в одну точку, и всё время повторяла моё имя.
Меня тоже допрашивали. Сначала просто так, потом с применением «Сыворотки правды». И я рассказывал. Рассказывал всё, что знал, и всё, о чём догадывался. Рассказывал о постоянном страхе и невозможности уйти, сбежать от творившегося в моём доме ужаса. Рассказывал обо всех пытках, которые устраивал Тёмный Лорд на глазах своих подчинённых. Рассказывал, что и кого он заставлял делать и как наказывал за неповиновение. Авроры записывали, уточняли и отчего-то упорно не желали смотреть мне в глаза. Потом я узнал причину, но тогда меня это жутко бесило.

К концу июня большинство слушаний по делам теперь уже окончательно бывших Упивающихся были рассмотрены, приговоры вынесены. Отцу дали пожизненный срок в Азкабане, меня и маму отпустили под надзор. Услышав приговор, она упала в обморок, а когда её привели в чувство, то это была уже не та женщина, которую я знал. Через два дня мне пришлось отправить её в Мунго.

Ещё через неделю большая сипуха с ужасно гордым видом принесла официальное уведомление о смерти Люциуса Малфоя. Новость не успела до конца укорениться в моей голове, а домовой эльф уже докладывал о прибытии «господина Артура Уизли».

* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«Мечусь между Норой, Площадью Гриммо и Министерством. В Норе тепло, и мне там рады. Джинни просто сияет, а миссис Уизли всё время старается меня накормить. На Площади Гриммо сияет и кормит Кикимер. Министерство же просто сияет. Ну, и ещё просит разъяснений. Свои показания я повторил раз двести. Рон и Гермиона тоже. Но министерским этого мало. Они даже портрет Дамблдора допрашивали, кажется. Но это уже моя вина. На оправдании Снейпа и посмертном признании его заслуг я настаивал долго и упорно. Пришлось даже прессой пригрозить. Оправдали частично, признали полностью. Орден Мерлина какой-то там степени вручили посмертно. Награда теперь в кабинете директора в Хогвартсе хранится, как и портрет Снейпа. Бедная МакГонагалл.

Осенью придётся вернуться в школу. Говорят, многие магглорождённые, пропустившие предыдущий учебный год, вернутся. Мы с Роном сначала не хотели, но Гермиона в этом вопросе непреклонна. Ладно, проведу ещё один год рядом с Джинни, побуду ребёнком, как сказала миссис Уизли. Только какой из меня теперь ребёнок?

Джинни сияет. Хотя я это уже писал. Но она и, правда, сияет каждый раз, когда я её вижу. Кажется, она уверена, что мы снова вместе. Кажется, в этом уверены все вокруг. Даже Рон. А я ни в чём не уверен. Я просто устал. И мне чертовски надоело всё окружающее меня сияние.

Палочка Малфоя всё ещё у меня.

Погода просто ужасная».

* * *
Похороны прошли скромно. Я, мама и два домовика, исполнявшие роль могильщиков. Пару авроров, маячивших неподалёку, я старался не замечать.

Не было ни речей, ни поминального приёма. Никто не прислал цветов или писем с соболезнованиями. Сразу после похорон маму пришлось вновь отвезти в Мунго. Колдомедики вообще не рекомендовали брать её на это мероприятие, но по-другому я просто не мог.

Именно в тот вечер я впервые в жизни по-настоящему напился. Просто сидел на полу в своей комнате, смотрел на огонь в камине и пил огневиски прямо из бутылки, гадая, какую предельную норму содержания алкоголя в крови выдержит мой организм. А ещё вспоминал.

Отец всегда умел выходить из самых скользких ситуаций. Он не просто выживал, нет - он оставался на вершине. И вместе с ним на вершине всегда оставались мы, его семья. Внешнюю сторону благополучия чистокровного семейства Малфоев описывать не стоит – у нас было всё, о чём только можно мечтать в материальном плане. Кроме того, у нас были традиции предков, мораль, завещанная поколениями и поколениями магов, не приемлющих брачных уз вне магического сообщества. Если и встречались в роду безумцы, решающиеся нарушить табу, то от них немедленно отрекались, и имена их потомкам неизвестны.

Положение аристократов обязывало к соблюдению определённого этикета. Вежливая холодность и отстранённость между родственниками на людях создавали нужный образ, но не отражали истинного положения вещей. В нашей семье точно не отражали. Да, моя мать никогда не хлопотала надо мной, подобно курице-наседке, а отец не трепал по волосам, желая выразить своё одобрение, но твёрдая уверенность, что я любим родителями, не оставляла меня никогда. Теплота взгляда, мягкие интонации голоса, искренние, предназначенные только для внутрисемейного пользования улыбки – вот они, гарантии и показатели отношений. Ах, если б вы видели, с каким благоговением отец застёгивал фамильное бриллиантовое колье на шее мамы! Кончики его пальцев лишь слегка задевали крошечные завитки волос, как бы невзначай выбивающиеся из высокой причёски, а она прикрывала глаза густыми ресницами, и на её щеках выступал чуть заметный румянец.

Пожалуй, именно эта слепая уверенность в своей семье и поддерживала меня на допросах. Говорить неправду там, конечно, было невозможно, но какой же слизеринец не умеет истолковывать факты в свою пользу? До прихода Уизли я был уверен, что сумел выкрутиться сам.

Артур Уизли. Какой-то там дальний родственник какого-то там дальнего родственника. Про таких говорят: «седьмая вода на киселе». Нищий любитель магглов, как презрительно отзывался о нём отец. Таких в нашем Имении если и пускали на порог, то только при наличии соответствующих бумаг с министерскими печатями. Теперь в мой дом может прийти каждый.

Он пришёл поговорить. Да, да, именно так, «поговорить» - его определение. На самом же деле, он пришёл меня уничтожить. Потому что я не понимаю, как можно жить дальше после всего, что он мне наговорил.

* * *
- Мистер Малфой, – начал он весьма официальным тоном, - я пришёл поговорить о вашем отце. – Последовала небольшая пауза. - Я думаю, нам стоит присесть.

Постояв ещё немного, но так и не дождавшись приглашения, Уизли уселся на диван. Всё происходящее казалось ненастоящим. Какая-то сова только что принесла мне письмо, где сообщалось, что отец умер, а теперь этот человек хочет со мной о нём поговорить? Действительно, стоило присесть. Например, вот в это замечательное кресло с высокой спинкой. Кажется, я что-то уронил? Ах, да, министерское послание…

- Вижу, вам уже сообщили. – Уизли смотрел на кусок пергамента, упавший на ковёр. – Приношу свои соболезнования.

Ровный тон собеседника начал меня злить. Какого дементора он припёрся? Выразить «соболезнования»? Ха! Так и скажите, что хотели позлорадствовать, мистер Уизли!

- Зачем Вы пришли? – спросил я напрямую, игнорируя правила хорошего тона.

- Затем, чтобы рассказать вам о том, почему умер ваш отец.

- С чего вы взяли, что я хочу об этом знать?

Кажется, меня немного занесло. Знать я хотел, но не от Уизли. Совершенно точно не от Уизли.

- Мистер Малфой, давайте говорить, как взрослые люди, хорошо? – его тон был всё таким же ровным. Вот что значит отец многодетного семейства. Если дети бесятся, надо дать им успокоиться и не выходить из себя понапрасну. Дождавшись моего кивка, он продолжил: – Ваш отец заключил с Министерством магии некоторую сделку. Суть её заключалась в следующем: ваша свобода и свобода вашей матери в обмен на информацию. Он знал многое и о многих. Благодаря его показаниям и воспоминаниям, Министерству удалось арестовать тех Упивающихся, которых было почти невозможно привлечь к ответственности за недостатком доказательств.

- Почему же тогда ему не смягчили приговор?

Это я спросил? Это точно мой голос? Уизли посмотрел на меня с жалостью. Вот только этого не хватало! Спину выпрямить, глаза поднять, и спокойнее, спокойнее…

- Драко, - тааак… уже «Драко», - поймите, смягчить приговор Люциусу Малфою было просто невозможно. Один побег из Азкабана чего стоит. К тому же, выдавая других Упивающихся, ему пришлось раскрывать и свои преступления.
Уизли замолчал. А я всё никак не мог понять, что же он недоговорил. Ведь он что-то недоговорил. Отец выдал Министерству бывших соратников. Что ж, бывает. Его самого приговорили к пожизненному заключению. Значит, он должен сейчас находиться в одной из камер Азкабана. Но почему же тогда мне прислали уведомление о…

- Почему же тогда мой отец мёртв? – вот она, эта упорно ускользающая от меня мысль.

- Это был ещё один пункт соглашения с Министерством, – теперь Уизли старался не смотреть мне в глаза. Совсем как авроры на допросах. – Пункт, конечно, тайный, нигде не зафиксированный, но… - он вздохнул. - Ваш отец пожелал расстаться с жизнью, нежели существовать долгие годы в заточении. Он понимал, что теперь у вашей семьи будет множество врагов по обе стороны каменных азкабанских стен. Наверное, он хотел так расплатиться со всеми долгами и некоторым образом обезопасить вас от возможных преследований со стороны родственников арестованных по его показаниям.

Вот так. Теперь понятно отсутствие писем с соболезнованиями. Теперь всё встало на свои места. Только как же мне теперь жить, зная, чем моя жизнь оплачена? Нужно спросить, что стало причиной смерти, но я не могу произнести ни звука.

- Это был яд, – до моего слуха доходит ответ на незаданный вопрос. - Быстродействующий яд. Как он попал к нему в камеру, я не знаю.

Киваю, подтверждая, что услышал. Отвечать нет сил.

- Что ж, думаю, мне пора. – Уизли поднимается с дивана.

Я снова просто киваю, и он уходит. Всё. Теперь можно.

* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«Мне снятся страшные сны. В них только пустота и свет. Очень много света. Я не вижу ничего и никого вокруг себя, не понимаю, где нахожусь. Свет окружает меня со всех сторон так, что даже неясно, стою я на какой-то поверхности или просто вишу в воздухе. Этот свет не злой, на первый взгляд, в нём нет ничего пугающего, но мне всё равно очень страшно. Страшно от осознания, что за этим светом нет ничего, там только пустота. И сам этот свет – пустота. В какой-то момент мне всегда начинает казаться, что и я тоже просто пустота. Тогда мне очень хочется закричать, позвать на помощь. Я открываю рот и напрягаю голосовые связки, но звука не слышно. От этого становится ещё страшнее. Подступает паника. Она разрастается и крепнет, захватывает всего меня, мешает вздохнуть. И в тот самый момент, когда в лёгких уже не остаётся воздуха, я просыпаюсь.

Чаще всего после таких снов я по старой привычке ощупываю шрам на лбу, внимательно прислушиваясь к своим ощущениям. Но шрам не болит. Волдеморт мёртв и уже никогда не вернётся. Я выдержал и понял всё, что нужно было выдержать и понять, победил того, кого должен был победить. Почему же тогда мне снятся эти дурацкие сны?!

Я спрашивал Рона и Гермиону, не снится ли им что-нибудь странное или пугающее. Рон признался, что несколько раз во сне видел, как вытаскивал меня из озера. Гермионин кошмар – наш с ней визит в Годрикову Впадину. Всё понятно и объяснимо. Только вот какого гоблина мне снится то, что снится?

Не знаю, почему, но я не стал описывать друзьям свои сны. Сказал просто, что порой они не слишком приятны. Рон в ответ на это заявление невесело усмехнулся, а Гермиона одарила меня пронзительным испытывающим взглядом, но спрашивать ничего не стала. Какие же они всё-таки хорошие».

* * *
Утро встретило меня слепящим светом, льющимся из окон, и пронзительной головной болью. Так, пить я больше не буду.… В таких количествах точно не буду.

Горячий душ помог. Голова всё ещё болела, но я уже был готов спуститься в столовую к завтраку. В доме, кроме меня, никого не было – домовые эльфы не в счёт, – но я упорно продолжал есть в столовой. Одиночество - не повод забывать об этикете. Проходя через гостиную, я с тоской посмотрел на опустевший кофейный столик, расположенный между диваном и двумя креслами. Ещё недавно на нём стояла прекрасная раритетная ваза - свадебный подарок родителям, если не ошибаюсь. Эльфы долго собирали фарфоровые осколки, разлетевшиеся по всей комнате в тот день, когда приходил Уизли. Да.… Не стоило её швырять. И на стене теперь царапины остались... Хотя нет, их, кажется, уже заделали.
Чашка кофе помогла ещё лучше душа. Голова совсем успокоилась. Что ж, можно переходить к изучению прессы.
«МИНИСТЕРСТВО МАГИИ ПРОДОЛЖАЕТ БОРЬБУ С ПОСОБНИКАМИ ТОГО-КОГО-НЕЛЬЗЯ-НАЗЫВАТЬ!» - гласил заголовок на первой полосе газеты. А что, ещё не всех пересажали? Посмотрим, что там такого страшного придумали господа победители.

«Вчера вечером временно исполняющий обязанности Министра магии Кингсли Бруствер подписал указ «О дополнительных мерах по предупреждению противозаконных действий со стороны бывших пособников Того-Кого-Нельзя-Называть и их родственников».

Согласно этому указу, всё движимое и недвижимое имущество лиц, попавших в «Тревожный список» (смотрите на стр. 4), будет подвергнуто тщательным проверкам на предмет соответствия нормам законодательства.

В случае обнаружения запрещённых или тёмномагических предметов таковые будут изъяты, а лица, хранившие их, подвергнуты карательным мерам.

Всё имущество лиц, подвергающихся Проверке, передаётся во временное ведение Министерства магии вплоть до окончания всех процессуальных действий. Если по каким-либо причинам на момент окончания процессуальных действий лицо, являющееся владельцем проверяемого имущества, или его законный представитель/наследник будет не в состоянии принять его, то всё означенное перейдёт в собственность Министерства магии.

Лица, попавшие в «Тревожный список», не имеют права покидать пределов страны или скрывать своё местонахождение от представителей власти.

Все заклятия, препятствующие представителям власти свободно находиться на проверяемой территории, должны быть сняты в трёхдневный срок с момента получения уведомления о Проверке.

Если лица, имущество коих подвергается Проверке, не пожелают находиться на территории своих жилищ во время производимых там действий, то Министерство обязуется предоставить им временное жильё, а также обеспечить необходимыми денежными средствами в залог беспроцентной долговой расписки. Долговая расписка должна быть погашена заёмщиком в течение пяти дней после окончания Проверки его имущества, в противном случае, средства будут возмещены за счёт продажи части имущества заёмщика.

Проверка будет проводиться в соответствии с Планом, разработанным Министерством магии».


На четвёртой странице газеты, мелким шрифтом был напечатан внушительный «Тревожный список». Наши с матерью имена значились под номерами 43 и 44.

Нервно постукивая пяткой о пол и пытаясь мысленно просчитать варианты действий в сложившейся ситуации, я вернулся к началу газеты. Новость, расположившаяся на второй полосе, была ещё более неприятной.

БЕСПРЕЦЕДЕНТНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ РУКОВОДСТВА БАНКА «ГРИНГОТТС»! ГОБЛИНЫ РАЗРЕШАТ МИНИСТЕРСТВУ ПРОВЕСТИ ПРОВЕРКУ ХРАНИЛИЩ!


«Сегодня представители руководства банка «Гринготтс» подтвердили недавнее заявление главы Сектора по работе с нелояльно настроенными гражданами Артура Уизли о том, что содержимое сейфов лиц, попавших в «Тревожный список», будет передано в ведение Министерства магии для проведения в них Проверки.

- Сейфы будут осматриваться представителями Министерства при обязательном присутствии работников банка, – заявил пресс-секретарь «Гринготтса». – Мы по-прежнему гарантируем полную сохранность имущества, находящегося в наших хранилищах».

Чтоб им боггарт всю жизнь обед подавал! Сказать, что я был зол, значит, не сказать ничего. Мало того, что эти министерские крысы будут копаться в моих вещах, так они ещё хотят залезть ко мне в карман! И гоблины им это позволяют! Видно, здорово наша тёмная братия им насолила, раз они готовы волшебников до золота допустить. Мерзкие уродцы!

Пытаясь успокоиться, я встал из-за стола и начал расхаживать по комнате. Где-то на третьем круге маршрута «стол – окно – камин» меня прервали. В столовую, громко шурша крыльями, влетела уже знакомая мне сипуха. Усевшись на подоконник, птица высокомерно взглянула на меня и нехотя протянула лапу. Пришлось подойти и отвязать послание. Избавившись от своей ноши, сова немедленно улетела, а я чуть подрагивающими руками вскрыл отмеченный официальной печатью конверт.

«Дорогой мистер Малфой!
Извещаем Вас, что, согласно Указу Министерства магии «О дополнительных мерах по предупреждению противозаконных действий со стороны бывших пособников Того-Кого-Нельзя-Называть и их родственников», всё Ваше имущество будет подвергнуто процедуре Проверки.

Настоящим письмом уведомляем Вас также о том, что поскольку Ваша мать - Нарцисса Малфой - находится на постоянном лечении в больнице имени Святого Мунго и, по заключению колдомедиков, недееспособна, то все права на её имущество передаются в Ваше ведение вплоть до её выздоровления.

Просим Вас не покидать места своего постоянного проживания и снять со своего дома любые чары, способные препятствовать представителям Министерства в их работе.
В течение трёх дней с момента получения данного письма к Вам будут направлены наши сотрудники для проведения дальнейших действий.

С уважением,
Помощник главы Сектора по работе с нелояльно настроенными гражданами
Персиваль Уизли».


* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«Сегодня Джинни вытащила меня прогуляться по Косому переулку. Я не хотел, но она так упрашивала.… Не смог отказать.

План, на самом деле, был не так уж плох. Предполагалось, что мы будем бродить по магазинам, выбирая вещи для предстоящего учебного года, а потом перекусим в каком-нибудь кафе. Она ещё настаивала на покупке новой совы. (Да, да, прямо так и сказала: «Гарри, тебе просто необходима новая сова!» Как будто Хедвиг была старой!) Но от этой идеи я наотрез отказался.

Прогулка началась ненавистным путешествием с помощью дымолётного пороха, поскольку Джинни ещё нельзя аппарировать. Вывалившись из камина во «Флориш и Блоттс» и уговорив съеденный завтрак не покидать пределов моего гостеприимного желудка, я поплёлся покупать учебники. Джинни постоянно что-то говорила, придирчиво осматривая каждую приобретаемую книгу, а меня не покидало отвратительное чувство, что за пределами магазина меня ждёт что-то неприятное.

«Неприятное» оказалось несколькими журналистами, засыпавшими меня вопросами, едва мы переступили порог книжной лавки. Со всех сторон пощёлкивали фотовспышками камеры, а мне хотелось провалиться под землю.

Незапланированная пресс-конференция продолжалась почти час. После этого всё желание гулять у меня окончательно пропало, и я сбежал домой. По-моему, Джинни на меня обиделась».

* * *
Я метался по дому, как ужаленный гиппогриф, заглядывая во все известные мне тайники. Сволочи! Крысы министерские, грязнокровые ублюдки! Чтоб вас всех докси насмерть загрызли! Да, да, именно так: привязать каждого министерского червяка к столбу и напустить на него мелких голодных тварей. И пусть они его жрут. Медленно так, кусочек за кусочком.… И «силенцио» наложить, чтоб орать не могли.

Так, а это что такое? Я думал, отец давно избавился от Руки славы. Он же сказал, что больше я её не увижу.… К дементору всё! Откуда мне знать, что запрещённого хранится в доме, если половина тайников была известна лишь отцу? Какой толк от того, что я уже сжёг четыре редчайших трактата по тёмной магии и вылил в камин больше двух десятков запрещённых к использованию зелий, потому что вынести их из дома не могли даже домовики? Проверка всё равно найдёт кучу тёмномагических предметов. И неважно, что я о них даже не слышал. Они находятся в моём доме, и, значит, я буду нести всю ответственность перед законом. Учитывая сложившуюся ситуацию, наказание будет только одно: моя молодость, проведенная в сырой камере Азкабана. И кто тогда будет навещать маму в больнице? И ради чего тогда отец заложил Министерству своих бывших соратников?

Обессилено опускаюсь на ковёр в библиотеке и прислоняюсь спиной к широкому кожаному дивану. Как же я устал. Устал думать, устал принимать решения. Раньше мне не приходилось решать ничего серьёзного - это делали за меня. Мать решала, какую одежду я буду носить и что есть, отец решал, во что я должен верить и как себя вести, с кем общаться и кого презирать, Тёмный Лорд решал, какая роль мне достанется в его игре с магическим миром. Но потом пришёл Гарри Поттер и всё разрушил.

Вот только мыслей о Поттере мне сейчас не хватает! Как подумаю, что у этой скотины моя волшебная палочка, сразу хочется разбить что-нибудь тяжёлое. Желательно о его тупую башку. Лучше уж буду думать о Министерстве. Эта проблема сейчас насущнее.

Честно говоря, когда чиновники заявились в Имение, я не предполагал, что они мне скажут. Был твёрдо уверен только в том, что из дома никуда не уйду. Сейчас эта уверенность испарилась, да и других вопросов прибавилось. Главный из них: как мне выпутаться из этой паутины, что так старательно расставило Министерство для «неблагонадёжных» граждан магической Британии. А паутина крепкая, и я уже основательно увяз в ней.

Министерские заявились внушительной группой, состоящей из трёх человек. Два крепких парня, по виду немногим старше меня, расположились у предполагаемых путей отступления – один у входной двери, второй у камина, – и застыли, словно сфинксы, «незаметно» сжимая в руках волшебные палочки. Вот интересно, они действительно ждали, что я попробую сбежать? Нашли дурака!

Третий - сухонький старикашка с большой папкой под мышкой и цепким взглядом бесцветных глаз – представился как Оридан Горбрик, старший сотрудник Сектора по работе с нелояльно настроенными гражданами и, не дожидаясь приглашения, уселся в одно из кресел.

А потом началось. Большая папка была открыта, и на кофейный столик вывалили целую кипу различных постановлений, разрешений, бланков, которые нужно было прочитать или заполнить. Мне быстро и доходчиво объяснили всю предстоящую процедуру Проверки. И от этой простоты и доходчивости становилось не по себе.

Я должен выбрать, где буду жить во время Проверки, и сообщить об этом не позднее, чем послезавтра. Переезжать до окончания всех процедур нельзя.

Если хочу остаться в Имении, то придётся выбрать всего одно жилое и два подсобных помещения, которые мне необходимы. Вся остальная территория будет перекрыта специальными заклинаниями так, что даже домашние эльфы не смогут туда попасть.

Хранилище в «Гринготтсе» тоже будет опечатано и тщательно проверено. Мне совершенно незачем волноваться: сохранность денежных средств гарантируют как гоблины, так и Министерство. Если в сейфе не хранятся какие-либо предметы с тёмномагическими свойствами, то содержимое его останется неприкосновенным.

Проверка начнётся прямо сейчас с наложения Следящих чар на все выходы из Имения. Вынести что-либо, кроме одежды, что на мне, и волшебной палочки, будет невозможно. Все посетители (как будто у меня теперь бывают посетители!) могут вынести из дома только то, что принесли с собой.

Личные вещи будут проверены вне очереди, всё остальное имущество – согласно министерскому Плану. Срок проведения Проверки в моём случае не более полугода.

Не более полугода? Я полгода должен жить фактически заложником в собственном доме и зависеть от Министерства буквально в каждой мелочи? Ну, нет, спасибо, это мы уже проходили…

С другой стороны, как бороться со сложившимися обстоятельствами, я тоже не представлял.

* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«Все вокруг только и говорят о новом указе Министерства. Гермиона считает, что правительство перегибает палку, Рон отчаянно спорит с ней, причём главный его аргумент: «так им и надо». Мистер Уизли пропадает на работе почти сутками, и узнать его мнение не представляется возможным. Самому мне всё происходящее не по душе.

Миссис Уизли готовится закатить настоящий пир в мою честь по случаю предстоящего дня рождения. Мне бы этого не хотелось, но обидеть её я не могу.

Пришли письма из Хогвартса. Теперь их подписывает профессор Флитвик.

Мы с Джинни помирились».

* * *
Утро по традиции началось с головной боли. Глупо, конечно, было вчера так напиваться, но воспринимать этот мир на трезвую голову мой разум категорически отказывался.

Знакомая схема: горячий душ – горячий кофе – горячие новости в прессе - почти избавили организм от последствий вечерней невоздержанности. Что ж, теперь можно заняться делами. А их немало. До завтрашнего дня мне необходимо найти место, где я смогу жить в течение полугода, если не дольше. Желательно, чтобы это место было несколько больше, чем одна комната и ванна с кухней. Кроме того, нужно оформить бумаги по займу. Раз уж я не могу свободно пользоваться собственными деньгами, то нужно вытрясти из Министерства достаточно средств на достойное существование. Мы, Малфои, не привыкли жить, как попало. Ах да, и нужно придумать, куда отправить домашних эльфов на время Проверки. Если я уеду, в доме им остаться не разрешат, об этом Горбрик вчера предупредил, а таскать за собой сразу двух домовиков непрактично. С ума сойти, Драко Малфой размышляет за завтраком о судьбе домашних эльфов! Предки, наверное, в гробах переворачиваются.

Уговорив себя, что падать духом ещё рано, я первым делом отправился в «Гринготтс» улаживать финансовый вопрос. Надо ли говорить, что там меня ждало жестокое разочарование? Наше дражайшее Министерство сделало просто гениальную вещь – установило лимит по займу для граждан, чьё имущество попало под Проверку. Максимальная сумма, которую я смог получить на ближайшие полгода, едва доходила до размеров той, что давал мне отец в семестр на карманные расходы. Это что, попытка научить чистокровных аристократов жить, как Уизли? Похоже, придётся остаться в Имении, потому что снять приличное жильё на такие деньги просто невозможно.

Вернувшись домой в растрепанных чувствах, я уже было решил вновь запить своё горе чем-нибудь крепким из отцовских запасов, когда эльф принёс мне письмо.

- Это пришло сегодня утром, хозяин. После того, как вы отбыли, – пропищало лопоухое создание и поклонилось в пол.

- Что там ещё? – проворчал я, раздражаясь оттого, что мои планы были нарушены. – Опять из Министерства? – не дожидаясь ответа, я выхватил письмо из тощей лапки эльфа. – Свободен.

- Да, сэр, – пискнул тот и немедленно исчез.
Письмо оказалось не из Министерства. Это был до боли знакомый желтоватый конверт, надписанный изумрудными чернилами.

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА
«ХОГВАРТС»


«Директор: Минерва МакГонагалл

Дорогой мистер Малфой!
Мы рады проинформировать Вас, что школа чародейства и волшебства «Хогвартс» приглашает всех семикурсников, не сдавших экзамены на ЖАБА в прошлом году, закончить своё образование. С этой целью будут организованы месячные подготовительные курсы, после которых Вы сможете сдать экзамены в установленном порядке и получить соответствующее свидетельство об окончании школы.

Занятия начинаются 1 сентября. Ждём вашу сову не позднее 31 июля.

Искренне Ваш,
Фелиас Флитвик,
заместитель директора».


К письму, как обычно, прилагался список необходимых книг и вещей. Я перечитал оба пергамента несколько раз, пытаясь увериться, что всё это правда. «Хогвартс» будет открыт, и нас зовут обратно. Всех. Если мне пришло письмо, значит, остальным тоже должно было прийти. МакГонагалл не зря была деканом Гриффиндора, раз не боится звать назад тех, кого нынче принято называть «неблагонадёжными». Не может же она не знать, что большинство старшекурсников Слизерина носили Метку или были в двух шагах от её получения! И всё же, она зовёт.… Или это такой тактический ход, чтобы держать всех нас под контролем? Что ж, тогда этот ход проигрышный. Изначально. Потому что вряд ли кто-то вернётся. Я имею в виду слизеринцев. Нет, мы расползёмся по норам и будем ждать, пока пройдёт послепобедная истерия Министерства, чтобы потом опять укрепиться в обществе и вернуть себе всё, что потеряли. Главное, чтобы наши норки не затопило водой. Пока всё к тому и идёт.

Со смешанным чувством я смотрел на ровные строчки письма. С одной стороны, вернуться хотелось. Опять почувствовать себя школьником, беззаботным мальчишкой, главные проблемы которого - исход квиддичного матча да надоедливые гриффиндорцы. К тому же, законченное образование никогда не бывает лишним. С другой стороны, там произошло слишком много всего. Мне до сих пор иногда снятся языки адского пламени и коридоры, заваленные трупами людей. А ведь многие из тех, кто не пережил финальной битвы, были моими однокашниками в течение семи лет. Я видел их в Большом зале, на уроках, я сталкивался с ними в коридорах, с некоторыми из них я даже разговаривал, а кое-кого иногда называл друзьями.… Нет, нет, к дементору всё это, никуда я не поеду! Да и с Министерством, наверняка, возникнут проблемы. Я же не должен переезжать в течение полугода, а в Хогвартс зовут только на месяц.

Решено, нужно написать письмо с вежливым отказом и отправить в школу. Как бы там ни было, портить отношения с МакГонагалл не в моих интересах. Я ещё хочу обзавестись наследником, и неизвестно, уйдёт ли старая кошка к тому времени на пенсию.

Твёрдой рукой человека, определившего свою судьбу, я взял отложенный во время чтения конверт, чтобы вложить в него письмо. И тут же заметил, что в нём есть ещё один листок. Совсем маленький. Даже не листок, скорее, кусочек пергамента, похожий на те, которыми обменивались иногда профессора в Хогвартсе. Очень интересно…

«Мистер Малфой!
Прошу Вас зайти в мой кабинет, как только Вам доставят это письмо.

Дело, по поводу которого я хочу с Вами поговорить, чрезвычайно важно.

М. МакГонагалл
P.S. Каминная сеть для Вас открыта».

* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«Как же всё достало! Кругом бесконечная суета. Миссис Уизли выполняет свою угрозу по превращению моего восемнадцатилетия в «грандиозный праздник, достойный самого молодого кавалера Ордена Мерлина в современной истории магического мира». Она этот титул не иначе как в статейках Скитер вычитала и теперь не перестаёт повторять. Хорошо хоть от идеи праздновать мой день рождения в Министерстве отказались - такого я бы точно не пережил.
Журналисты стали настойчивее, чем голодные вампиры, почуявшие запах крови. Совы буквально атакуют меня, заваливая тоннами писем и посылок. Перемещаться приходится исключительно по каминной сети, потому что выйти на улицу равноценно добровольной сдаче в плен жаждущим общения ведьмам и волшебникам.

Последние два дня сижу на площади Гриммо и не высовываюсь. В Норе бедлам хуже, чем накануне свадьбы Билла и Флёр. Несколько раз в день в камине возникает голова миссис Уизли, которая интересуется, какие блюда я хочу видеть на своём дне рождения, какого цвета скатерти должны быть на столе в день моего рождения, кого ещё я бы хотел пригласить на свой день рождения… и так далее и тому подобное. Мерлин, да я уже вообще не хочу никакого дня рождения! Меня бы вполне устроила тихая вечеринка в кругу близких друзей и знакомых. Неужели так необходимо приглашать двести человек, больше половины из которых я даже не знаю?

Гермиона мне сочувствует, но говорит, что так нужно. Дескать, надо дать магическому обществу вдоволь налюбоваться на своего героя, и тогда, постепенно, все успокоятся. Надеюсь, что она права, потому что долго такого «любования» я не выдержу - сбегу куда-нибудь в запретный лес, и пусть меня там кентавры учат по звёздам читать.

Чтобы отвлечься от всей этой суеты, начал разбирать свои вещи. Половина мантий мала, да и вообще, надо бы обновить гардероб перед отбытием в Хогвартс. Новенькие учебники и другие принадлежности, купленные для меня Роном и Гермионой, уже сейчас отправились в школьный сундук.
Не знаю, что делать с набором по уходу за метлой: то ли оставить его дома, то ли купить себе новую метлу. Интересно, мне разрешат играть в квиддич? В письме, что пришло из Хогвартса, об этом ничего не сказано.
Те «сокровища», что ещё остались у меня – осколок волшебного зеркала и карту Мародёров – вновь положил в чудесный мешочек, что подарил Хагрид. Лучше места для них всё равно не придумать.

Мантию-невидимку спрятал на дне сундука, под остальными вещами. Сундук я теперь запираю таким заклинанием, что мало кто сможет открыть.

Нужно решить, что делать с волшебной палочкой Малфоя».

* * *
Гордо выпрямив спину и стараясь не отводить взгляда от собеседницы, я сидел на жёстком стуле с высокой спинкой и подлокотниками в кабинете директора школы чародейства и волшебства. Стол передо мной был почти полностью завален всевозможными свитками пергамента, располагавшимися, как видно, в совершенно понятном для хозяйки кабинета порядке. Сама хозяйка, в зелёной мантии и с неизменным строгим пучком волос на голове, находилась по другую сторону стола, сидя на точно таком же, как и у меня, жёстком стуле; разве что спинка его была немного выше.

- Мистер Малфой, – начала МакГонагалл своим сухим, деловитым тоном, который отличал её манеру общения с учениками, – рада, что Вы решили прийти сюда. Дело, которое я хочу обсудить, крайне важно, как для Вас, так и для Хогвартса. К тому же, решить его необходимо уже сегодня.

Вот так вот, с места в карьер. И никаких тебе «добро пожаловать» или «не желаете ли чаю?».

- Профессор МакГонагалл… - или мне её теперь надо «директор МакГонагалл» называть? – Я, признаться, был несколько удивлён Вашим письмом и ещё больше удивляюсь вашим словам. Какое именно дело может связывать меня и Хогвартс? Если Вы имеете в виду приглашение закончить обучение, то хочу сказать сразу, что вынужден его отклонить по некоторым объективным причинам.

- Мистер Малфой, - директриса поджала и без того тонкие губы, - я понимаю, что в свете последних действий Министерства магии Ваше положение довольно сильно пошатнулось…

- О, уверяю вас, профессор МакГонагалл, это временные трудности и скоро всё наладится, – проговорил я излишне быстро, почти перебивая её. Так, не волноваться, главное: сохранять спокойствие.

- Несомненно, – старая кошка имела наглость улыбнуться мне. – Однако, до той поры, когда «всё наладится», пройдёт ещё немало времени. И, насколько я знаю, всё это время Вы будете вынуждены жить в достаточно стеснённых условиях.
К моим щекам прилила кровь. Знает она! Конечно, знает. Теперь все вокруг знают, что чистокровные волшебники вынуждены будут жить, как нищие.

- Не понимаю, какое отношение стеснённые условия моего проживания имеют к Вам? – получилось немного резче, чем хотелось бы, но что поделать.

- Я могу предложить Вам место проживания и работу на ближайший год, мистер Малфой. – МакГонагалл была совершенно спокойна. – Разумеется, работу Вы получите после того, как сдадите ЖАБА, – уточнила она.

- Вы предлагаете мне поселиться в Хогвартсе? – сказать, что я был удивлён, значит, ничего не сказать. Я был в шоке.

- Именно, – кивнула директриса. – Если Вы примете моё предложение, то сможете перебраться в школу уже завтра.

- И в чём же суть вашего предложения? – осторожно произнёс я.

- Мистер Малфой, как Вы, без сомнения, знаете, Ваш отец входил в Совет попечителей школы, – мне оставалось только кивнуть. Знаю, конечно. – Несмотря на все разногласия, которые периодически возникали у него с руководством школы, семья Малфоев всегда была одним из главных меценатов для Хогвартса. Поскольку на данный момент Вы являетесь единственным наследником, то автоматически становитесь и членом попечительского Совета. – А вот это было новостью. - Сейчас Вы не можете помочь школе, но рано или поздно, как Вы и сами только что сказали, ситуация изменится. – МакГонагалл выдержала небольшую паузу: - Итак, суть моего предложения такова: я предоставляю Вам место в школе, на время, пока Министерство выполняет свою работу, а Вы, в свою очередь, продолжаете оказывать Хогвартсу финансовую поддержку после того, как вам вернут имущество и состояние.

Надо же, оказывается и гордым детям Годрика не чужды мирские слабости, и любовь к деньгам - одна из них. Не боитесь замараться, принимая деньги от Упивающегося, профессор?

Теперь понятна та поспешность, с которой меня сюда вытащили. Завтра я должен сообщить Горбрику место своего постоянного проживания на время Проверки. Только вот откуда МакГонагалл могла узнать об этом? Что-то здесь не чисто, ой, не чисто.… Чует моё сердце: не так всё просто, как мне хотят это показать…

- Мистер Малфой, - раздался позади меня раздражённо-вкрадчивый голос, - в любое другое время я бы, несомненно, оценил Вашу осторожность, но в данный момент она скорее мешает, нежели помогает.

Я вскочил со стула и развернулся в ту сторону, откуда звучал голос.… И застыл на месте. На дальней от рабочего стола стене, среди многих других, висел портрет, с которого неодобрительно взирал на меня черноволосый волшебник в траурно-тёмном одеянии.

- П-профссор Снейп? – голос предательски дрогнул.

- Именно, Драко, – профессор, казалось, несколько смягчился. – И, Мерлина ради, не бледнейте Вы так! Вы же не маггл, узревший привидение!

- Просто, это несколько неожиданно, – я непроизвольно сделал несколько шагов к портрету.

- О, вы, конечно же, не ожидали увидеть мой портрет в директорском кабинете, несмотря на то, что сей факт широко освещался прессой. – Снейп издевался. Да, я не ожидал. Я просто начисто забыл, что этот портрет будет здесь. – Что ж, мистер Малфой, теперь, когда, как я надеюсь, шок от неожиданности нашей с вами встречи прошёл, мы можем обсудить предложение, которое Вам только что поступило от директора МакГонагалл.

Вот так просто. Будто он всё ещё мой декан и решает очередную школьную проблему. Будто он ещё жив. А ещё он совершенно спокойно называет МакГонагалл «директор», и портрет Дамблдора, как я теперь вижу, висит совсем недалеко от его собственного.

Снейп прерывает беспорядочный ход моих мыслей:
- Вас, конечно же, интересует, откуда директор могла узнать о том, что вы уже получили уведомление о Проверке. Всё просто: ей сообщил мистер Уизли. – И тут Уизли. Это что, моё персональное наказание, слышать о нём на каждом шагу? – Уверяю, Вас не пытаются лишить чего-либо или поставить в невыгодные условия. Все договорённости, которых вы достигнете в этом кабинете с директором МакГонагалл, будут зафиксированы в соответствующем контракте. – Он на секунду задумывается, а потом продолжает очень мягко: - Драко, Вам сделали хорошее предложение, действительно, хорошее. Когда-то Вы не поверили мне, не дали возможности помочь Вам, не повторите своей ошибки снова. Соглашайтесь. Это решит ваши проблемы.

От его слов я словно погружаюсь в бездну воспоминаний. Шестой курс, мои безрезультатные попытки убить Дамблдора и его не менее безрезультатные попытки предложить мне помощь. Всё это было игрой, тщательно спланированным спектаклем, но он действительно хотел мне помочь. Да он и помогал, но уже позже, когда Лорд окончательно завладел моим домом и превратил родителей в заложников. А ещё есть Непреложный обет, данный им моей матери.… Неужели он будет выполнять его условия и после смерти?

- Мистер Малфой? – обращается ко мне уже МакГонагалл. Думает, я не вижу, как она смотрит на портрет Снейпа с лёгкой ноткой неодобрения. – Вы готовы дать свой ответ на моё предложение?

Задерживаю дыхание на несколько секунд, а потом выдыхаю короткое «да» и отворачиваюсь от портрета бывшего декана.
В течение всего последующего разговора с директором я смотрю только строго перед собой и не обращаю внимания на предметы обстановки и декора.

В Имение я возвращаюсь с подписанным контрактом и жутким желанием напиться. Но сначала надо заставить эльфов собрать все необходимые вещи. Завтра мы с ними отправляемся в Хогвартс.

* * *
Из дневника Гарри Джеймса Поттера.

«День рождения прошёл именно так, как и планировалось: много гостей, много разговоров и ни минуты покоя. Когда последний из приглашённых отправился домой, я подумал, что могу вздохнуть с облегчением. По возвращении на площадь Гриммо оказалось, что нет. Там меня дожидалась Джинни. А я-то всё гадал, куда она запропала к концу вечера. Мерлин, лучше бы она не приходила. Зачем, ну зачем она пришла? Все эти взгляды, и вздохи, и поцелуи…

Я смотрел в её серьёзные глаза и понимал, что всё кончилось, что во мне больше нет того мучительно-восторженного чувства, которое раньше наполняло душу радостью в её присутствии. Понимал, что моё сердце бьётся ровно, не пропуская ни такта, хотя она находилась так близко и предлагала так много. Огонь, который некогда пылал внутри меня, потух.

Она не плакала. Она почти никогда не плачет. Просто в её взгляде я увидел столько боли и тоски, сколько не было в них даже на похоронах Фреда. Прости меня, Джинни, прости».

просмотреть/оставить комментарии [6]
<< Глава 1 К оглавлениюГлава 3 >>
июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

май 2020  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.06.04 16:37:37
Без права на ничью [2] (Гарри Поттер)


2020.06.02 03:07:38
Наши встречи [2] (Неуловимые мстители)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.31 10:41:52
Дамбигуд & Волдигуд [6] (Гарри Поттер)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [0] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.22 14:02:35
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.21 22:12:52
Поезд в Средиземье [4] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [1] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


2020.05.07 21:17:11
Хогвардс. Русские возвращаются [356] (Гарри Поттер)


2020.05.04 23:47:13
Prized [6] ()


2020.05.03 09:44:16
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2020.04.25 10:15:02
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.24 20:22:52
Список [12] ()


2020.04.21 09:34:59
Часть 1. Триумф и вознесение [0] (Оригинальные произведения)


2020.04.20 23:16:06
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2020.04.15 20:09:07
Змееглоты [3] ()


2020.04.13 01:07:03
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.04.05 20:16:58
Амулет синигами [118] (Потомки тьмы)


2020.04.01 13:53:27
Ненаписанное будущее [18] (Гарри Поттер)


2020.04.01 09:25:56
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.