Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Тёмному Лорду.

Многоуважаемый Лорд!

Настоящим письмом я, Регулус Арктурус Блэк, подтверждаю, что именно я нагло спионерил часть вашей души, известную как крестраж, для нужд производства.

Я полностью осознаю свою вину и готов к уплате штрафа в размере одной смертной казни.

С уважением, Р.А.Б.

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 18 К оглавлениюГлава 20 >>


  Почему я? (Часть вторая)

   Глава 19. Ставки сделаны... Часть 2.
На душе действительно было муторно. Вета зябко поежилась.
— Вета, вот ты где, а мы тебя ищем, — девушка вздрогнула от неожиданности и попятилась: в ее сторону неслись две гриффиндорки, внимания которых Вете сейчас хотелось бы меньше всего.
— Где ты пропадала весь день, а?
— Мы тебя обыскались.
— Что—то ты бледная какая—то…
— Устала, да?
— Ой, конечно, ты же еще до конца не выздоровела.
— Пошли, мы тебя чаем напоим, отдохнешь…
— И поговорим…
Вета натянуто улыбнулась Джинни и Лаванде, обреченно сдаваясь на милость шумных подруг: судя по решительным лицам вырваться у нее не получиться, а значит, их явление нужно просто пережить…
«Как стихийное бедствие… Мерлин, за что мне это?»
Попав в цепкие пальчики гриффиндорок, Вета обреченно подчинилась их коллективному разуму. Сидя у камина в гриффиндорской гостиной и медленно потягивая чай, девушка пыталась отрешиться от болтовни подруг, ей, конечно, не мешало бы убить куда—то время, чтобы не думать о предстоящем, но такой способ утомлял ее. Подавив тяжелый вздох и рассеяно кивнув на какой—то вопрос Джинни, девушка оглядела гостиную: гриффиндорцы, ройвенкловцы, хаффлпаффцы. По какой—то странной договоренности, оставшиеся в замке школьники старших курсов собирались у красно—золотых, для этого Дамблдор даже расширил пространство комнаты. В бескорыстные намерения старика Вете верилось с трудом, но она не могла не отметить, что с психологической точки зрения это верный ход.
«Люди всегда подсознательно пытаются держаться ближе к лидеру. На этот раз, идея очень даже не плоха», — все студенты рассредоточились по гостиной так, что центральной фигурой, откуда ни посмотри, был Гарри.
Видимо, девушка слишком долго смотрела на друга, потому что он вдруг вскинул голову, обрывая беседу, и посмотрел на нее, вопросительно приподняв бровь. Вета рассеяно покачала головой – мол, ничего, просто задумалась. Гарри понимающе дернул уголками губ и вернулся к прерванному разговору. Девушка же попыталась вслушаться в разговор подруг.
— Нет, ну все—таки, как он мог, а?!
— Мне это тоже не нравиться, Джин, но что мы можем сделать? Он – директор Хогвардса – главный здесь.
— И что, теперь сидеть спокойно и смотреть на такую несправедливость? Чем мы хуже парней?
— Может, тем, что вы не парни, — Вета не успела остановить себя и высказала свою неудачную в сложившейся ситуации мысль – о чем говорят подруги она поняла.
«Язык мой – враг мой», — констатировала она, наблюдая, как вытягиваются лица у подруг, а затем обе набирают воздуха в грудь. «Что сейчас будет…»
— Да как ты…
— … можешь говорить такое!!!
— Способом использования речевого тракта.* (сложный комплекс органов, позволяющий ему не просто издавать звуки, но и говорить, петь, подражать звукам природы)
— Ты… ты… Издеваешься?! – Джинни от негодования вскочила на ноги и нависла над Ветой. – Ты… ты же наша подруга, тебя же тоже лишили возможности сражаться за то, что тебе дорого!
В комнате мгновенно повисла тишина.
Вета поймала осуждающий и предупреждающий взгляд Гарри.
«Черт!»
— И слава Мерлину, — Вета решила реагировать на все происходящее с философской точки зрения – все равно сказанного не воротишь, поможет только спокойствие, — не обязательно лезть в пекло, чтобы сражаться за то, что дорого. Можно внести свою лепту и по—другому.
— Мы хотим на равнее со всеми биться с Упиванцами. Убивать их!
— А ты убивала хотя бы раз в своей жизни? Уверена, что хочешь этого?
— Упиванцев? Да! И я не понимаю твоего бездействия в этом отношении. То, что ты временно не можешь колдовать, — Вета поморщилась при упоминании своей неспособности колдовать – неужели все уже об этом знают? – не значит, что ты не должна нам помогать в нашем желании. Почему бы тебе не начать учить нас, как ты это делала с Гарри? Или ты тоже вступила в ряды шовинистов Хогвардса?!
Девушка с грустью посмотрела на разъяренную рыжеволосую подругу – она не знала, о чем говорила, а вот Гарри Поттер знал, поэтому и буравил Вету тяжелым взглядом.
«Сегодня предстоит еще один преприятнейший разговор», — подумалось ей, и, будто, повторяя ее мысли, над ее головой раздался тихий голос друга:
— Вета, можно тебя на пару слов?
«Что хуже: смотреть на фурию, или объясняться с Гарри? Или не так, что привычнее?»
— Да, конечно, извини меня, Джинни, я не хотела задеть тебя, всех… Я лучше пойду…
«Стоит ли поблагодарить его, или я все же ошиблась в выборе?» — девушка подозрительно покосилась на друга, шедшего чуть впереди, но, вспомнив обвиняющие выкрики Джинни им в след, решила, что все же выбрала меньшее из двух зол.
Достигнув Астрономической башни, Гарри жестко произнес, сверкнув на нее зелеными глазами:
— Не смей идти у них на поводу!
— А кто идет? Я вроде бы и не собиралась, — фыркнула Вета насмешливо. – У тебя мания преследования, Поттер.
Гарри обиженно поджал губы, отворачиваясь и направляясь к выходу.
Вета закатила глаза: «Ну, сколько можно—то?! Когда все это закончится и если я останусь жива, ноги моей не будет в Хогвардсе, да и морду Поттера лет пять я видеть тоже не захочу!»
— Гарри! — крикнула девушка, вслед уходящему другу. — Предложение поговорить было только предлогом, чтобы прекратить бурю под названием «почему девушки не допущены к общим тренировкам с аврорами?», или тебе все же действительно необходимо хоть с кем—то поговорить на эту тему? Ты же знаешь, что я пойму и не буду осуждать тебя.
Гриффиндорец остановился у самого выхода, замер, а потом, со вздохом, обернулся к Вете:
— У нас уговор.
Она уселась в нишу, между зубцами башни, позволяя другу самому все рассказать.
— С Дамблдором и Муди. Девчонки не участвуют в битве, а мы все остаемся здесь и помогаем защищать Хогвардс. Ведь, как ты говорила, пользу можно приносить не только бегая с волшебной палочкой за Упивающимися.
— Компромисс, но не думаю, что Они согласятся с такой точкой зрения на проблему. Сегодняшнее представление это подтвердило. И что собираетесь делать в этой ситуации? Думаешь, они усидят за стенами Хогвардса во время битвы?
— Для споров не время и не место.
Вета приподняла брови:
— Когда это интересно останавливала Уизли? У них вообще понятие о самодисциплине отсутствует, а как я понимаю, на правах твоей девушки, она сейчас лидер у девочек.
— Гермиона…
— У Гермионы сейчас голова о другом болит, — «Вот ведь нехороший сегодня день!»
Гарри недоуменно нахмурился:
— А…?
— Без комментариев, — покачала головой Вета.
— Ладно, — друг махнул рукой, решив не отходить от темы разговора, — пойми, — воевать — не их дело. Я не смогу спокойно сражаться, если буду постоянно бояться за Джин, Гермиону, тебя...
— Я—то понимаю, да и они, где—то глубоко внутри тоже понимают, что не готовы к такому, только что это изменит? Они все равно не будут спокойно сидеть в замке, когда на него нападет Волдеморт, — покачала головой Вета.
— Да… конечно, но… просто… А, Салазарова задница! Я не знаю что делать! — парень схватился за голову. – Я так устал, Вета, просто невозможно. И все чаще и чаще у меня возникает желание тупо следовать советам Дамблдора.
— Тупо лучше не надо, но вот спросить для успокоения души, что собирается предпринять наш Великий и Ужасный для решения этой проблемы, не мешало бы, — улыбнулась девушка, приобнимая Гарри за плечи.
На долгое время молодые волшебники замолчали. Было свежо и солнечно, птицы весело щебетали в кронах деревьев, озеро поблескивало в лучах солнца, и даже темные вершины Запретного Леса не казались таким угрюмыми как всегда, только вот… было у девушка ощущение, что все это иллюзия — не могло быть такого умиротворения во время войны. Все это спокойствие не вязалось с настроением в замке.
— Знаешь, мне кажется, что даже если у Дамблдора есть вполне хороший план, следует подстраховаться и придумать план «Б».
Гарри повернул голову в сторону подруги:
— Ты о чем?
— О тебе и о «ОД».
Гарри облокотился локтями о стену и устремил свой взгляд на поля для квиддича:
— Я не могу, я дал слово.
— Тогда я займусь этим, у меня все равно уйма времени образовалась.
— Вета, — парень осуждающе скосил глаза на подругу.
— Хорошо, хорошо, давай попросим самого разумного и ответственного человека в Хогвардсе.
— Ты сказала, что у нее сейчас и так проблем хватает.
— Думаю, я смогу кое—чем помочь в этом. И потом, все равно лучшего запасного плана нам не придумать, особенно на скорую руку. Знаешь, будет хуже, если Джинни и остальным придет в голову тоже самое, только без жесткого контроля Гермионы.
Гарри покачал головой:
— Не знаю, правильно ли это? Я не хочу, чтобы они воевали, — упрямо поджал губы парень, но уверенности в его голосе относительно начала разговора, поубавилось.
— Это правильнее того, что будет, если идея Дамблдора провалиться, — девочки влезут в битву неподготовленными.
Гарри поморщился, но по его взгляду Вета поняла, что внутренне друг был полностью согласен с ней, хотя и пытался сопротивляться неизбежному:
— Ладно, будем считать, что между нами этого разговора не было, и ты лично решила проявить инициативу после разговора с Джинни.
Вета вздохнула и отвернулась, подставляя лицо под лучи солнца:
— Меня радует, что ты не лишен слизеринской жилки, друг мой Поттер, тебе она очень идет.
— Да…, — парень ненадолго замялся, а потом, прошептал: — Вета, может, тебе стоит покинуть замок?
— Долго над этой фразой думал?
— Подожди, — Гарри поднял руки, защищаясь от воображаемого удара, — дай скажу. Просто, не твоя это война. Зачем тебе…
— Поттер, заглохни, а? Не порть впечатление о твоем IQ.
— Прости, — смутился он.
— Вот и славненько. А сейчас, если не возражаешь, я пойду, сообщу Гермионе, какое счастье ей привалило. Кстати, на будущее, Гарри, будь осмотрительнее в своих клятвах, даже близким людям, если не хочешь оказаться крайним.
— Я – гриффиндорец, я не могу лукавить, даже если иногда во мне просыпается слизеринец.
— Вот не знала, что понятие гриффиндорец синоним слову— дурак.
— Конечно нет.
— С Вашим последним утверждением я бы поспорил, — раздался вкрадчивый голос от входа.
— Соскучились, решили проведать? – фыркнула Вета, слезая с камня и становясь рядом с повернувшимся к говорившему Гарри.
— Можно и так сказать…, — казалось, настроения особенно пекировать у Снейпа не было: круги под глазами, красные белки, — все говорило о том, что Мастер Зелий не спал несколько ночей.
— И зачем я понадобилась нашему ужасному в этот раз?
— Знаете, последнее время я нахожу вас не такой уж и глупой, но иногда ваши слова заставляют меня сомневаться в моих выводах, — «Снейп все же в любой ситуации остается Снейпом, правда, ощущение, что он делает это по инерции или в силу привычки».
— Действительно, откуда вам знать. Прошу прощения за глупый вопрос.
— Я вас прощаю. Прошу, — мужчина полуобернулся, освобождая проход.
Ободряюще пожав руку Гарри, который при виде Снейпа тоже очень странно себя повел – промолчал, Вета последовала за зельеваром. Шли молча, только иногда девушка ловила на себе странный взгляд мужчины. В конце концов Вета не выдержала:
— Профессор Снейп, прекратите на меня так поглядывать.
Тишина.
— У меня что—то с прической или с лицом?
— Не нахожу в Вас ничего интересного, на что можно было бы смотреть, так что не воображайте, — преподаватель чуть затормозил и полуобернулся к ней.
Девушка закатила глаза:
— Ну конечно, а у меня значит паранойя.
— Вполне вероятно. Прошу, — перед Ветой в сторону начала отъезжать горгулья, а профессор, круто развернувшись на каблуках полетел обратно по коридору.
Проводив учителя взглядом, девушка тягостно вздохнула, покосившись на винтовую лестницу…
— Дорогая Веталина, что же вы нас совсем забыли.
— Я, дорогой профессор, помню о Вас каждый день, это Вы перестали приглашать меня на совет.
— Неужели?
Вета улыбнулась.
— Что ж, прошу простить мне эту оплошность, слишком много дел навалилось разом.
— Так чем же я обязана, что вы отодвинули все дела и вспомнили обо мне, — прищурилась Вета.
— Зачем же столько сарказма, дорогая, я думал, вы искренне обеспокоены судьбой Гарри, — Дамблдор снял очки с переносицы и начал их протирать, хитро поглядывая на девушку.
— Я действительно переживаю за него, и с Вашей стороны сомневаться в этом по меньшей мере оскорбительно.
— Так, может быть, Вы скажете, где Книга?
— Я? С чего Вы взяли, что я знаю?
— Веталина, — старый волшебник покачал головой: — Давайте не будем вести пустой разговор, перебрасываясь ничего не значащими фразами. Я знаю, что у Люциуса ее нет, значит, она у Вас.
Вета вздохнула – Дамблдор редко говорил что—либо в лоб.
— Зачем она Вам?
— Вы же знаете, — настало время улыбаться Дамблдору на ее вопрос.
— Ничего кроме того, что тогда сказал Люциус о волнующем нас вопросе нет. Думаю, у Вас нет сомнений в том, что я желаю победы над Волдемортом Гарри не меньше, чем Вы.
— И все же…
— Книга Перуна должна остаться только в легендах. Она слишком сильна для этого мира, обладание таким артефактом не может принести счастья никому. Как философский камень или Мечь Македонского. Мы не научились и никогда не научимся использовать такие вещи для мира, потому что живем по принципу: мир может быть достигнут только с помощью войны, а поддержан с помощью угрозы ее развязывания. Во избежание катастрофы она должна быть вновь утеряна. Так будет лучше.
Дамблдор откинулся на спинку кресла и, водрузив очки обратно на переносицу, глянул поверх них на девушку:
— Думаю, что соглашусь с Вами, но будьте осторожны, не все так легко примут Вашу точку зрения.
— А мне кажется, что Вам очень хочется оставить ее себе.
— Не скрою, что хотел бы знать, что она спрятана в надежном месте и иметь возможность контролировать это.
— А так же время от времени использовать, — ухмыльнулась девушка.
— Не без этого. Я всего лишь человек, со своими слабостями и недостатками.
— Уверяю, что Книга будет храниться в очень надежном месте.
— Надеюсь. Поэтому, хочу внести свою лепту, — с этими словами Дамблдор протянул девушке серый камушек, который достал из шкатулки.
Не контролируй Вета свою мимику и эмоции, у нее точно отвисла бы челюсть.
Взяв протягиваемый предмет, девушка повертела его в руках – в принципе, она сразу догадалась, что это, но было интересно почувствовать силу, которая была вложена в этот простой камушек, чтобы можно было перенестись из Хогвардса, закрытого для перемещений, в любое место.
— Спасибо. Признаюсь честно, я не ожидала такого... От Вас.
— Мы на одной стороне, хотя и действуем разными методами.
— Не могу не согласиться.
— Удачи, Веталина.
— И Вам тоже, сэр…
Спустившись по винтовой лестнице, Вета облокотилась спиной о стену, наблюдая, как статуя горгульи медленно встает на свое место.
«Странный он все—таки, но… мне—то какая разница. Главное – одна из проблем решена. Вот только, я себе придумала другую. Похоже, у меня талант усложнять себе жизнь».
Глубоко вздохнув, Вета решительно оттолкнулась руками от стены и твердым шагом двинулась к гостиной Гриффиндора – ей предстоял разговор с Гермионой, которая явно не будет в восторге от того, что собирается навязать ей подруга, но у слизеринки имелся маленький Джокер в рукаве.
В гостиной оказалось пусто, но девушке это было на руку – ей не хотелось снова испытать на себе негодования Джинни, к тому же, сейчас ей предстояло испытать гнев другой гриффиндорки, а это утро и так было вполне насыщенным по части общения на повышенных тонах со «львами». Главное, чтобы в комнате Гермиона была одна (ввиду недавнишней нехватки мест, студентов определили в общежитие гриффиндорцев, да они и сами, одни тайно, другие явно, желали быть поближе к Гарри, правда, за старостами оставили преимущество жить в отдельной комнате, поэтому теперь Гермиона делила ее с тремя старостами с других факультетов).
Дойдя до заветной двери, Вета пару раз стукнула в дверь, но, к своему удивлению, ответа не услышала.
— Странно, мне казалось, что она сегодня была слишком расстроена, чтобы идти завтракать. Или я так плохо ее знаю?
Нахмурившись, девушка постучала громче и настойчивее – с тем же результатом.
— Гермиона, это я, ты там?
Тишина.
— Гадство! – откладывать на потом разговор не хотелось – вдруг не хватит духу. – Подруга, тебя точно нет в комнате? У меня к тебе важный разговор.
Тишина… но нет, послышалось Вете, или правда, но в комнате будто кто—то тяжело вздохнул…
— Уходи.
— Фу, слава тебе, Салазар, — слизеринка возвела очи к небу, и постучала еще раз.
— Прошу тебя, Вета, я не настроена сейчас говорить по душам.
— А то тут что—то сказал о душе? У меня к тебе чисто шкурный интерес. Причем, я имею в виду ни свою и ни твою шкурку, а кое—кого другого.
Вета будто воочию увидела, как Гермиона замирает и недоверчиво смотрит на дверь – гриффиндорка, безусловно, поняла, о ком говорит подруга. В комнате послышалось шуршание и тихие шаги по направлению к двери.
— О чем ты?
— Ну, нет, так не пойдет, я тебе что, отвергнутый жених, чтобы через дверь с тобой общаться? – возмутилась Вета и для полноты картины сложила руки перед грудью, хотя и понимала, что гриффиндорка ее не видит.
— Ты на меня давишь, — обиженно произнесли за дверью, но все же открыли ее.
Фыркнув, Вета протиснулась в узкий проем и неодобрительно оглядела подругу:
— Выглядишь отвратно.
— На себя посмотри, — хмуро буркнула Гермиона.
— Твоя правда, — усмехнулась ей Вета, — мы с тобой составляем колоритную парочку: вампир и банши. Что еще нужно для вечеринки кошмаров.
— Вечер, — Гермиона усиленно не шла на контакт.
Вета покачала головой, наблюдая, как подруга вяло передвигается по комнате.
— Знаешь, я тебя понимаю, — прикрыв за собой дверь, девушка села на кровать и похлопала около себя ладонью, приглашая присесть и саму хозяйку, — только могу сказать, что подобное настроение делу не поможет.
— Хочешь убедить меня, что я зря убиваюсь?
— Нет, отчего же, не зря, ты же любишь его и сильно переживаешь. По—другому и быть в сложившейся ситуации не может, но пока есть хоть малейшая возможность что—то сделать, нужно действовать, а ты как—то сникла. Очень не похоже на гриффиндорку.
— Может, я устала биться головой о закрытую дверь! – девушка зло сжала руки в кулаки. – Думаешь, я не понимаю все бессмысленность и несвоевременность того, что твориться со мной? Сейчас, как никогда я нужна Гарри, как никогда должна быть активной и прилагать все силы на то, чтобы помогать готовиться к битве, а я… чем явственнее ощущается приближение решающего сражения, тем меньше во мне остается сил, надежды, желания действовать! Я сама себе такая противна! Но что я могу сделать, если все, о чем я думаю, это Он?!
«А может быть это и не такая плохая идея занять ее чем—то полезным?»
— Как ты справляешься с этим?
— Прости? – Вета непонимающе посмотрела на стоявшую рядом подругу.
— Как ты борешься со страхом за своих близких?
— Хм…
Вета действительно не задумывалась об этом – некогда было, да и зачем? После возвращения от Недоли она, наверное, стала фаталисткой – что будет, то будет.
— Я просто не думаю об этом, — честно призналась она подруге. – Я живу сегодняшним днем, не заглядывая далеко в будущее. Нет, нет, не смотри на меня так скептически. Я не сложила руки, просто делая здесь и сейчас что—то для общей цели, я понимаю одну простую истину – как бы мы ни старались, все будет так, как будет, и ничто не изменит предначертанного.
— Мы, гриффиндорцы, так не можем.
— Поэтому и страдаете.
— Наверное, — подруга села рядом с Ветой на кровать и положила ей голову на плечо. – Что мне делать? Я чувствую себя такой бессильной, глупой, ненужной…
— Ты права.
— Это что, вместо утешения? – показалось, или Гермиона, хоть и криво, но все же улыбнулась.
— Ты права, что ты стала глупой, потому что, если бы ты была прежней Гермионой, ты бы не задавала таких дурацких вопросов: что тебе делать? Ты сама прекрасно все знаешь.
— Если бы…
— Ой, хватит, перестань умирать у меня на плече…
— А если я не хочу? Если я хочу забиться куда—нибудь в темный уголок и чтобы все оставили меня в покое?
— Ууу, какая глупость. Последнее дело жалеть себя. Поверь, в тишине и покое будет еще хуже. У тебя останется слишком много времени на мысли.
«Мерлин, за что мне этот крест – выводить гриффиндорцев из депрессии? Кстати, они так ей подвержены, а с виду такие бойкие, крепенькие…»
— Но я знаю выход: я сделаю тебе одно заманчивое предложение, — Вета хитро глянула на подругу.
«Давай, твое любопытство должно побороть апатию, или ты не Гермиона Грейнджер».
— Не думаю, что…
— Правильно, сразу соглашайся, и поверь, времени на депрессивные мысли у тебя не останется.
Гермиона устало глянула на подругу, но в потухших глазах («и когда она успела так загнать себя в это состояние? вроде бы еще недавно была вполне жизнерадостна»), глубоко, глубоко в них, Вета разглядела искорку.
«Все же попалась, теперь главное вовремя сделать подсечку, чтобы не сорвалась в последний момент!»
— Так вот, тут из одного анонимного источника поступила идея возобновить занятия ОД, и так как я не могу в силу физиологических трудностей, Гарри слишком занят с Дамблдором, остается только твоя кандидатура! – все это Вета выпалила на одном дыхании, чтобы не дать Гермионе остановить себя, потому что, по мере того, как до подруги доходил смысл слов, лицо ее из безразличного стало сначала недоуменным, а потом и вовсе злым.
— Нет!
— Герми…
— Я сказала – нет! Как бы мне ни было противно мое нынешнее состояние, я не буду собственными руками толкать своих друзей в пропасть! — «Ну, хоть какая—то реакция на внешний раздражитель, который не зовут «Северус Снейп»».
— Послушай…
— Когда—то я просила тебя не заниматься с ними, неужели ты думаешь, что я изменила свое мнение относительно этого?
— Но ты же понимаешь, что они не останутся в Хогвардсе, когда Волдеморт нападет?
— Конечно, останутся, кто пустит школьников в сражение.
— Гермиона, я удивляюсь тебе – ты знаешь своих друзей и однокурсников как облупленных, неужели ты надеешься, что их неспособность постоять за себя, остановит их? Включи, наконец, свою голову обратно, а то ты меня пугаешь столь странными для тебя рассуждениями, будто кто—то промыл тебе мозг.
— Дамблдор…
— Я не знаю, какую цель преследует старый интриган, но вряд ли на данный момент его слишком заботит вопрос безопасности студентов…
— Как ты можешь!
— А вот так, потому что это просто идиотская мысль, будто ему удастся удержать их в замке, к тому же, кто даст гарантию, что Упиванцы не прорвутся сюда? А запасной план на этот случай существует? Похоже, что нет… К тому же, почему бы сразу было не отправить их в безопасное место, как других?
— Мы помогаем…
— Да нарлика лысого! Все бы прекрасно справились и без того, что мы подсчитываем запасы и составляем описи! Мерлин Великий! Что же вы все не видите очевидного – директор играет в свою игру, где главное арифметика: что такое несколько десятков жизней, если будут спасены тысячи!
— Но… но зачем? – Гермиона испуганно посмотрела на бушующую подругу.
— А вот это хороший вопрос, — Вета пристально посмотрела на гриффиндорку. – Поверь, это не мое предвзятое мнение, хотя я и недолюбливаю профессора Дамблдора, это мое слизеринское наблюдение. Я, безусловно, верю, что он преследует великую цель, но…
— Мне трудно поверить в то, что ты говоришь. Директор всегда заботился в первую очередь о нашей безопасности…
— Может, тогда так было нужно…
— Но он же на стороне добра, — неверяще замотала головой Гермиона. – Он не может так делать, не должен!
— Видишь ли, на иногда добро и зло совсем неразличимы. Я не хочу сказать, что он вдруг резко стал злым волшебником, нет… Но в его действиях я вижу слишком много странностей и ошибок так, где их быть не должно и не могло бы быть в другом случае, кроме как если он не ведет свою игру.
— И все же это просто непостижимо, это не укладывается у меня в голове.
— А ты подумай логически. Вот тебе, кстати, пища для размышления: он позволил остаться особо рьяным студентам, которые, в той, или иной степени важны для Гарри, он запретил ему подготавливать их к битве, хотя самого Гарри натаскивают в усиленном режиме, он не разработал план на случай вторжения Упиванцев в Хогвардс, или никому о нем не говорит, и, явно наивно не полагает, что студенты останутся отсиживаться за стенами замка…
Чего у Гермионы было не отнять, так это способности быстро складывать, даже в состоянии апатии и частичной атрофии мозгов:
— Это… это… но как же так… Мы все ему верим, а он… Разве это может быть правдой?
Было видно, что Гермиона всерьез задумалась над словами Веты и нашла в них зерно истины.
"Иногда меня пугает скорость ее мысли... Или, скорее, настороживает - так ли наивна и проста эта девочка, как все думают, или же это маска, как у всех. Что кроется у тебя в голове? Ведь полюбила же ты мужчину много старше себя и явно не годящегося в объекты страсти юних дев. Ты очень странная, Гермиона Грейнджер, и во что выльется все то, что я сделаю сегодня?"
— Решай сама, но вот что скажу я – пусть старик ведет свою игру, мы не должны идти у него на поводу как стадо баранов. Ко всем нужно быть готовым и на всякий случай иметь запасной план. Вот этим запасным и может стать возобновление занятий ОД.
— Я не смогу, — покачала головой Гермиона.
— Только ты и сможешь.
— Нет, я не могу. Не сейчас…. Особенно если ты права… Неужели никому нельзя верить? Столько лет и все ложь?
«Тьфу ты! Хорошо, что я еще Гарри все не преподнесла в таком свете. Нет, все же, меня порядком утомили эти гриффиндорцы. То не верят, но проникаются и выпадают в аут, начиная переживать о том, что все те так, как их казалось и хотелось, чтобы было».
— Хорошо, не получается так, буду по другому, — прошептала себе под нос Вета, доставая из кармана амулет. – Гермиона, ты хочешь спасти Снейпа?
«В принципе, я так и знала, что придется прибегнуть к этому».
— А это тут причем? – из—за резкой смены разговора, Гермиона даже вздрогнула.
— Я отдам тебе амулет, что мы нашли на чердаке в доме Блеков, если ты согласишься вести занятия.
— Но он же не работает, — протянула недоверчиво девушка, тем не менее в этой фразе проскользнула тень надежды.
— Теперь работает, — Вете было противно так поступать с подругой, но другого выхода она не видела.
Вытянув «Слезу» на ладони, она поднесла ее почти к самому лицу Гермионы:
— Смотри, она светиться так, будто ее только что обмакнули в свежую кровь – она заряжена по полной программе и, вероятнее всего, сдержит даже смертельное проклятье.
Врать было мерзко, и после того, как слова сорвались с ее языка, девушка почувствовала во рту горечь. Зло тем и отличается от добра, что никогда не маскирует своих намерений, а здесь… не уподобилась ли она только что старому интригану? Но разве ей была в этом какая—то выгода? Ее битва будет совсем в другом месте, а на обман и шантаж она идет только ради того, чтобы у друзей и знакомых Гарри была надежда на выживание, или нет?
— Но как?
— Какая разница, главное, что ты сможешь уберечь того, кого любишь.
— А она точно поможет, она же только для темных волшебников? – девушка несмело протянула пальцы к талисману – пальцы дрожали.
Вета посмотрела в лицо подруги и поняла, что уже победила – Гермиона согласиться на все, ради того, чтобы спасти Северуса Снейпа, наверное, девушка пошла бы даже на что—то более страшное, чем измена своим принципам и словам.
«Любовь – страшная вещь… Мне ли этого не знать».
Вета вспомнила, как недавно чуть не замучила Беллу насмерть, по большей части руководствуясь только ревностью и желанием отомстить.
«Если положить руку на сердце и признаться в своих мотивах честно».
— А Снейп у нас что, недавно приобрел статус светлого мага, что ли?
Гермиона подняла глаза на подругу: из них уходило выражение безнадежности и взамен проступала сосредоточенность на цел.
— И так? – но ответ Вету уже не интересовал, она знала его, поэтому не дожидаясь слов, вложила амулет в руку подруги.
— Да! – Гермиона сильно сжала «Слезу» в кулаке и решительно посмотрела в глаза Вете.
Когда за Веталиной закрылась дверь в спальню старост, девушка печально глянула на нее, а перед глазами встал образ подруги, которая, до сих пор, наверное, стояла так же и с тем же выражением лица.
«Можно ли в один и тот же момент дать надежду и запятнать душу? Люциус гордился бы мной – я становлюсь истинной слизеринкой и Малфой, но смогу ли жить с этим, и сможет ли Гермиона простить меня потом?»

* * *
Занятия ОД начались на следующий же день, точнее ночь. Теперь по вечерам в гостиной Гриффндора оставалось только два человека: Гарри и Вета. Один делал вид, что он не знает, куда пропадают на полночи все студенты, а Вета была пыталась лишний раз не думать о том, каким образом у нее получилось уговорить Гермиону пойти на это.
Не сговариваясь, она с Гарри взяли за привычку молча ожидать возвращения учеников с занятий, и уходили только тогда, когда ученики за полночь приползали в полной изнеможенности – Гермиона рьяно принялась за дело, но с такими удовлетворенными лицами…
На подругу Вета пыталась вообще лишний раз не смотреть – это выражение непоколебимой решительности как нож резали ее совесть.

(Вот и продолжение. С пылу с жару, только что поставила точку. Даже не делала вычитку. Так что, простите за имеющиеся ошибки, но я так давно не выкладывала продолжение, что у меня чесались руки сделать это сразу же, как я закончу эту главу!)

просмотреть/оставить комментарии [91]
<< Глава 18 К оглавлениюГлава 20 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.