Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Утро. Семейство Дурслей садится завтракать. Петунья не в духе, и когда Дадли роняет вилку, в сердцах замечает:
- Ну вот, прекрасно! Теперь ещё и придёт кто-то!
Дадли:
- Мама, кто придёт? Почему?
Петунья:
- Потому что примета такая! Если упала вилка - значит, придёт злая женщина!
Гарри тихонько замечает:
- Да? Странно, тётя... Ты же уже здесь!..

Список фандомов

Гарри Поттер[18476]
Оригинальные произведения[1237]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[137]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12677 авторов
- 26938 фиков
- 8608 анекдотов
- 17671 перлов
- 668 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Печальные валентинки

   Глава 5
* * *
Утро профессор Северус Снейп провел в размышлениях.
Прежде всего, было необходимо выяснить, кем похищена картина: обычными маггловскими воришками или все-таки магами. Если это маги, и те, о ком думал профессор, то волноваться не стоило - они сами его найдут. Если же это магглы… дело осложнялось, и осложнялось существенно. Однако данного обещания Северус нарушить не мог, а потому надо было придумать, как выйти на маггловский черный рынок антиквариата. Правда, оставался еще и третий вариант, совсем тупиковый: картину украли воры-маги, но о ее секрете они не знают. Еще бы, этот секрет знали только трое… и все трое дали клятву молчать.
Северус открыл правый верхний ящик письменного стола, достал оттуда визитницу и принялся перебирать карточки. Визитки были разложены в алфавитном порядке, и профессор еще раз возблагодарил себя за аккуратность, вытащил несколько заинтересовавших его карточек и подошел к камину. Нужен был предлог…
Он немного подумал, потом кивнул собственным мыслям и бросил в камин горсть дымолетного порошка.
- Гостиная мисс Сьюзан Боунз, - сказал он.
Вскоре в камине показалась взъерошенная голова его помощницы.
- Ой, доброе утро, сэр, я проспала, кажется… Извините, сейчас аппарирую в лабораторию…
- Доброе утро. Не торопитесь. Вы можете и сегодня остаться дома, но при одном условии.
- Да, сэр?
- Вопрос довольно деликатный, но я полагаю, что могу на вас рассчитывать. Мне кажется, я должен помочь мисс Грейнджер в расследовании похищения картины из галереи Тейт, тем более что Дэдд – один из моих любимых художников. Сомневаюсь, что мисс Грейнджер со своей гриффиндорской независимостью примет мою помощь, хотя я и обладаю значительным количеством связей и действительно могу помочь…
- Да, вы правы, сэр… - вздохнула Сьюзан. - И что я должна сделать? – с готовностью спросила она.
- Вот визитные карточки. Я не сомневаюсь, что похитители – банальные магглы, но, даже если это и волшебники, это не играет роли. Здесь – координаты людей, перепродающих как маггловский, так и волшебный антиквариат. Вы должны связаться с ними, сказать, что вы секретарь одного обеспеченного человека, который по понятным причинам не желает открывать своего имени, и сказать, что он интересуется работами художника Ричарда Дэдда и не поскупится, если какое-то из его произведений будет в продаже. Просто соберите информацию, ни с кем не нужно встречаться и тем более заключать какие бы то ни было договоры. Вы меня поняли?
- Да, сэр, - кивнула Сьюзан, – я все сделаю. Когда вам нужны эти данные?
- Чем скорее, тем лучше, - тряхнул головой профессор. – Картина ни в коем случае не должна уплыть в чужие руки.
- Хорошо, сэр. Вы еще о чем-то хотели меня попросить?
- Нет. Всего доброго, - Снейп сделал шаг назад в свой кабинет и принялся отряхивать сюртук и брюки от золы.
Как он и ожидал, Сьюзан без проблем поверила в историю с его желанием помочь бедной мисс Грейнджер, слишком гордой для того, чтобы принять что-то от своего бывшего профессора, слизеринца к тому же.
«Впрочем, - подумал он с грустью, - так бы оно и было».
От оперативности работы Сьюзан зависело многое, слишком многое. Он должен был быть уверен в том, что картина украдена именно теми, о ком он думал. Связи с похищенным зельем он не видел…
Мерлин, но если картина украдена ими, жизнь его не станет легче. Потому что он знал, о чем они его попросят… и ему очень не хотелось выполнять их просьбу.

Сам профессор отправился навестить кое-каких знакомых, приторговывавших краденым (некоторые из них поставляли магические артефакты многим Упивающимся, а порой и самому Волдеморту – через третьи руки, естественно - а потому профессор был для них человеком не новым и в случае чего мог к ним обратиться).
День был летний, душный и невозможный. Жара действовала на профессора Снейпа точно так же, как Гриффиндор с Хаффлпаффом вместе взятые: она приносила ему жесточайшую мигрень и портила ему настроение так, что еще немного – и он был бы готов метать громы и молнии голыми руками. Грязные лавочки контрабандистов в Косом переулке были последним местом, где бы профессору хотелось находиться в тот день (ну, может, за исключением какого-нибудь излишне людного пляжа или парка). Нечего было и думать о том, чтобы аппарировать в центре Лондона, и потому профессор был вынужден идти пешком.

Из своего кабинета он аппарировал в Косой переулок и прошелся по местным лавочкам, попутно закупая и ингредиенты для зелий. Затем он аппарировал на тихую улочку в Кесингтон и зашел в крошечный магазинчик на Экзибишн-роуд. Продавец неопрятного вида поулыбался ему своим щербатым ртом, постарался напустить туману относительно работ Дэдда, но проницательный Снейп понял, что Дэдда тут не было и вряд ли когда-либо будет. Далее профессор прошел через Гайд-парк, вышел на Парк-лейн, заглянул в лавочку на углу Оксфорд-стрит и повернул направо… Проходя мимо Ковент-Гардена, профессор остановился. Ковент-Гарден… Былые колонны, точеные балясины балюстрады… Снейп попытался вспомнить, сколько же времени он не был в опере, но не смог. Что же, все равно не с кем было туда идти. Хотя… в голову пришла мысль об ассистентке… И, поддавшись внезапному порыву, профессор купил два чудом оставшихся в кассе билета на вечерний спектакль. Вечером давали «Паяцев».
Далее профессор перешел Темзу по мосту Ватерлоо – на Стэнфорд-стрит была еще одна подпольная лавочка. Хозяин ее, длинный, тощий, запредельно педантичный маггл, вел себя так, будто торговал не ворованным антиквариатом, а был по меньшей мере Лордом-мэром. Картины у него не было и не предвиделось.
В каком-то маггловском кафе для туристов звучала некая мерзостная мелодия, до противного жизнерадостная. «Do you believe in love?» - настырно вопрошала поющая дамочка сладким, как пятый литр сиропа залпом, голоском. Снейп, несмотря на жару, ощутил мороз по коже, поежился и прибавил шагу. Квартала через два, к собственному ужасу, он понял, что бессознательно бормочет эту же песню себе под нос.
Маршрут профессора теперь пролегал по Саутуок-стрит, затем по Тули-стрит, дальше – снова к Темзе, к докам… В итоге профессор оказался в Гринвиче – конечной точке своего путешествия.

Итак, картины не было. Снейп ощутил новый приступ мигрени и непроизвольно вспомнил весь сегодняшний гвалт, грохот машин и, самое главное, отвратительный запах переработанных этими машинами нефтепродуктов. Вне сомнения, еще один такой день – и у человечества будут все основания ставить памятник святому великомученику Северусу Снейпу, хотя бы за проявленное по отношения к нему, неблагодарному человечеству, терпение…

* * *
Ближе к вечеру появилась Сьюзан.
- Сэр, представляете, все пропало! Все совсем плохо, я даже не знаю, в чем дело! – затараторила она.
- Мисс Боунз, будьте любезны сообщить, что именно пропало, - холодно перебил Снейп.
- Ой, ну как же, вы столько адресов каминных дали, и нигде картины не-е-е-т-у-у-у-у…
Снейп успел припомнить, что именно на эти адреса Сью возлагала основные надежды. Действительно, другого способа помочь Грейнджер она не видела, и это ее удручало.
- Прошу вас, держите себя в руках, - бросил Снейп, видя, что глаза ассистентки уже практически на мокром месте. – Будут другие возможности. Это только одна из многих. Скажите лучше, вы давно были в опере?
- В оп… не помню. Маленькая была, с тетей ходили, - Сьюзан ответила на этот вопрос так равнодушно и так беспечно, что в глубине души Снейп уже пожалел, что купил билеты.
- Мисс Боунз, сегодня вечером мы идем в Ковент-Гарден, - сообщил он.
- Правда? Ой, здо… то есть нет, сэр. Я не смогу пойти с вами. Это очень мило с вашей стороны, вы просто лапочка, но у тети Амелии сегодня день рождения, и я никак…
Слова застыли у Снейпа в горле. Он даже не успел решить, что это будут за слова: то ли возмущение по поводу вульгарного обращения «лапочка» (и что она себе позволяет!), то ли по поводу такого откровенного пренебрежения его персоной. День рождения тети, ну надо же!
- Понимаю, - наконец процедил Снейп. – Что же, тогда желаю приятного вечера.
- Нет, ну погодите, я же не могу вас бросить одного вот так вот! Я найду… вы же не пойдете один… о, как раз у Герми сегодня свободный вечер! Сейчас я свяжусь с ней через камин…
Сью действовала воистину с космической скоростью. Не успел профессор и слова молвить, как Сьюзан исчезла из камина, а потом снова появилась с криком: «Сэр, Герми согласна!».

Ясное дело, непосредственность мисс Боунз не знала границ. Разумеется, она сказала этой Грейнджер, что ОН, Северус Снейп, приглашает ее, Грейнджер, в оперу! Он, который ненавидит Гриффиндор, зубы, зазнаек и антифлюсное зелье! И друзей Поттера в придачу. Это было немыслимо. Но отказываться было бы не по-джентельменски, а профессор слишком себя для этого уважал. И вот, когда часы пробили восемь, он встретился с Грейнджер возле Ковент-Гардена. Дальнейшие события припоминались очень смутно – вероятно потому, что припоминать их совсем не хотелось. Во-первых, Грейнджер не вырядилась в одну из своих новомодных безразмерных балахонистых мантий, а надела довольно пристойное черное платье. Во-вторых, у нее обнаружилась фигура. В третьих, она умела себя вести, как подобает в общественном месте и вполне разумно предпочла не мешать ему наслаждаться великим Леонкавалло. К концу первого акта он даже практически забыл, что она рядом, полностью растворившись в бессмертном «Смейся, паяц!».
Антракт вспоминался еще более смутно: некто, отдаленно напоминавший профессору его самого, принес Грейнджер мороженого и даже позволил себе обсудить с ней тембр голоса тенора, исполнявшего партию Тонио. И уж совершенно точно не он ловил запах духов Грейнджер, признавая, что их парфюмерная композиция весьма и весьма приятна.
«Мерлин, до чего я докатился!» - размышлял Снейп, возвращаясь домой – сперва ему пришлось провожать Грейнджер. «Второй день подряд болтаюсь с юными девушками Мерлин знает где! Нет, решительно пора прекратить это безобразие!»…
Он твердо решил, что в дальнейшем посвятит себя работе и только работе. Он пообещал себе выбросить из головы тот романтический бред, что он придумывал все эти годы. Выкинуть из шкафа старые письма. Освободить место на полке для зелий – нечего розам там делать… толку от них все равно никакого, а новые опытные образцы скоро будет некуда ставить. Быть построже со Сью… с МИСС БОУНЗ! - и не поддаваться, ни в коем случае не поддаваться! Надо быть непоколебимым, как скала. Именно так. Вспомнить годы деканства в Слизерине… фирменный свирепый взгляд… Фразы, короткие, емкие и хлесткие… обжигающие сарказмом…

Дома, на столе, его ждала еще одна роза.

* * *
Утром Гермиона Грейнджер получила головомойку от начальства по поводу нераскрытого дела о похищении картины из галереи Тейт, ненайденных опытных образцов Зелья Портала, а также еще нескольких мелких рабочих заданий. Гермиона была не виновата – отчетов от экспертов она не получила до сих пор и, думалось ей, не получит еще долго. Кингсли же спрашивал с нее. Она вздохнула поглубже, закрыла глаза и, скрепя сердце, приняла очень важное решение. Она решилась просить профессора Снейпа о помощи.
Письмо ее было следующим:
Уважаемый профессор Снейп!
Понимая, что Вы осведомлены о мотивах похищения картины из галереи Тейт намного больше меня, а также принимая во внимание Ваши знакомства в магическом мире, прошу Вас о помощи в раскрытии дела. Мне удалось получить некоторую информацию по этому вопросу, которая, думаю, Вас заинтересует. Не согласитесь ли Вы встретиться со мной на этой неделе в удобное для Вас время?
С уважением,
Гермиона Грейнджер.
Северус Снейп прочел эту записку со смешанным чувством. С одной стороны, он зарекся общаться с особами вроде Грейнджер. Образ «волк-одиночка» его устраивал намного больше, нежели дуэт Скалли-Малдер (черт бы побрал эти маггловские сериалы!). С другой стороны, Грейнджер действительно могла получить некую информацию, которая прольет свет на местонахождение картины… поскольку уже прошло несколько дней, а никто из них до сих пор не вышел на связь…

Встреча была назначена на пять часов вечера на Диагон-аллее.
Снейп аппарировал в бар пораньше… можно было понаблюдать за посетителями и сделать некоторые полезные выводы, которые могли бы…
- Добрый вечер, профессор!
- Да… здравствуйте, мисс Грейнджер. Вижу, вы освободились раньше, - произнес профессор с кислой миной.
- Да, так получилось, что Кингсли отпустил меня сегодня пораньше…
Оба старались не смотреть друг на друга. Сегодняшний день настолько не вязался со вчерашним вечером, что представить себе предстоящий разговор не получалось совершенно.
Оба сделали заказ, радуясь поводу отложить разговор хотя бы ненадолго… Оба небольшими глотками попивали принесенный им масляный эль, стараясь делать вид, будто висящее над их столиком молчание нисколько их не угнетает. Гермиона не выдержала первой.
- Итак, сэр, я надеюсь, вы не изменили своего решения…
- Нет. Не изменил, - буркнул Снейп.
- Может быть, тогда обсудим этот вопрос? Не могли бы вы поделиться со мной той информацией, что вам известна?
- Мисс Грейнджер, я должен быть уверен, что сказанное мною не станет известно кому-либо кроме вас.
Гермиона замолчала, собираясь с мыслями.
- Да, сэр. Я обещаю.
Снейп коротко ей кивнул.
- Полагаю, вам можно верить. Что же, задавайте вопросы. Не обещаю, что отвечу на все, потому что отчасти это связано с данной мною клятвой.
- О, понимаю… - протянула Грейнджер. – Хорошо.
Вид у нее был такой, будто она собралась его экзаменовать. «Слишком много на себя берет», - подумал профессор и криво усмехнулся.
На лице Гермионы появилось озадаченное выражение, но она ни о чем не спросила.
- Мисс Грейнджер, запас моего времени не бесконечен, - язвительно напомнил Снейп.
Она покраснела, и Снейп внутренне порадовался… Поделом ей, нечего думать, что она контролирует ситуацию.

Разговор состоялся недолгий, но продуктивный. Снейп хмыкнул, убедившись воочию, что с ЭТОЙ Грейнджер все-таки можно договориться до чего-то путного. Они обсудили детали, допили масляный эль и разошлись, не оборачиваясь.
Вечером, вернувшись домой, Снейп понял, что в темном кабинете его кто-то ждет. И он был уверен, что знает, кто именно.
Он не снял верхней мантии, медленно вытащил из кармана палочку и нарочито громкими шагами прошел в собственный кабинет.
- Что же, Грегори, - сказал он одному из своих самых бестолковых учеников. – Где портключ?
Развалившийся в его любимом кресле молодой человек, напоминавший скорее чудовищных размеров хряка, нежели человеческое существо, ухмыльнулся и с поклоном – насколько это ему позволяла практически отсутствующая шея – протянул Снейпу старый ботинок. Тот послушно прикоснулся блинными пальцами к потрескавшейся бурой коже, ощутил легкое головокружение, а затем увидел перед собой фамильный особняк Гойлов. Барокко в самом отвратном его проявлении. Там и сям лепнина, приделанная к любой вертикальной поверхности – и завитушки, завитушки… Снейпу, предпочитавшему строгую аскетичную готику или, на худой конец, art nouveau, от барокко подчас делалось дурно.
Место было мерзким – в любом смысле этого слова. Бушевавшие тут когда-то празднества приверженцев Темного Лорда гулким эхом пронеслись в голове профессора, но он отмахнулся от наваждения и пошел к парадному крыльцу. Дверь открылась, и взгляду Снейпа предстало еще более мерзкое внутреннее убранство особняка. Снова барокко. Показная роскошь была пошлой до тошноты: золотые статуи, ярко-красные ковры и шпалеры, портьеры, обивка мебели… Можно было подумать, что кто-то из предков этих Гойлов учился в Гриффиндоре… Все вокруг свидетельствовало о чрезмерности и безвкусии: необъятные фигуры на плафонах и картинах – Снейп никогда не понимал любви фламандцев к изображению телес, напоминающих поднявшееся тесто; массивные золотые рамы, сияющие золотым галуном ливреи недвижных лакеев…
Покачиваясь, юный мистер Гойл проводил своего бывшего декана в парадную гостиную. Снейп, силясь проморгать рябь в глазах, последовал за ним.
- Ты знал, что мы придем за тобой, Северус, - послышался скрипучий голос с вычурного дивана.
- Да, Карл, - кивнул профессор. – Итак, где картина?
- Грегори, мальчик мой, прикажи принести картину, - приказал мистер Гойл-старший сыну.
Отчаянный скрип паркета за спиной сообщил Снейпу, что Грегори вышел из комнаты.
- Садись, Северус. Итак, ты понял, что за похищением картины стоим мы. Впрочем, я и не сомневался.
- А Долохов?
- Долохов тоже здесь. Ты ведь помнишь: Тайна Трех.
- Четырех, если уж быть до конца точными, - поправил Снейп.
- Ты прав, скоро нас будет четверо. Именно потому нам и нужна твоя помощь.
- Можешь не рассказывать, склероз все это время щадил мою память, - скривился профессор. – Итак, без Антонина наш с тобой разговор – только встреча старых знакомых.
- Будь спокоен. Антонин немного не в себе сейчас – знаешь, эта варварская страна с ее варварскими обычаями, которая, несмотря на завышенную самооценку и все свои претензии, как была страной дикарей, так и останется… Отнесись к этому с пониманием…
- Долохов сошел с ума? – быстро спросил Снейп.
- Не совсем. Я показал его одному колдомедику – надежному человеку, - тут Гойл-старший доверительно наклонил голову, - и он сказал, что восстановление рассудка Долохова – лишь вопрос времени. У Антонина гениальный план. Он предлагает использовать способности Люциуса и сделать из него нового Темного Лорда.
- Абсурд, - отрезал Снейп. – Люциус никогда не мог тягаться в магии с Темным Лордом, у него нет таких способностей.
- Зато он был правой рукой Властелина, а значит, прекрасно осведомлен о его планах. А способности ему передашь ты.
- Это очень сложный и опасный ритуал. Я не говорю о расходе энергии на то, чтобы освободить Люциуса, хотя это потребует от меня многого. Но передача магических способностей… Карл, я не уверен, что это безопасно для жизни Люциуса.
- Вот ты этим и займешься. Кстати, где сейчас сын Малфоя?
- Не имею ни малейшего представления. Видел его с полгода назад. Мне казалось, он уехал на Луару.
- Найди его. Можно использовать его как заложника, если Люциус испугается. А он может испугаться, Северус, он труслив, я знаю его…
- На это потребуется время, - задумчиво произнес Снейп.

Домой Снейп вернулся в самом что ни на есть мрачном расположении духа. Перспектива лишиться магических способностей, да еще и в пользу Люциуса Малфоя, да еще и с риском для собственной жизни, его не прельщала. Раньше бы он, скорее всего, пошел на это, если бы обстоятельства вынудили: победа над Темным Лордом была превыше всего. Но не сейчас – жертвовать чем-то ценным ради двух шизофреников, по которым госпиталь Св. Мунго плачет, он точно не собирался. Тем не менее, эти двое могли наломать дров, и, вдобавок, Люциус был у них. И даже при своих посредственных магических способностях они могли причинить ему вред – не магический, так физический. Поэтому в течение предыдущих двух часов он терпеливо выслушивал прожекты Гойла и действительно сумасшедшего Долохова (в излечение которого, к слову, он ни на йоту не верил), и даже вставлял некоторые замечания и комментарии.

В его квартире горел свет. Второго пришествия бывших коллег по цеху Снейп не ожидал, и неизвестный посетитель его беспокоил.
Снейп открыл дверь – ни одно из защитных заклинаний не было нарушено – и неслышно прошел сквозь прихожую, держа палочку наготове. Черная тень метнулась в его сторону, и он, не раздумывая, крикнул:
- Ступефай!
Перед глазами мелькнули до боли знакомые рыжие локоны, и мисс Сьюзан Боунз, его собственная ассистентка, беззвучно повалилась на ковер. На лице ее застыло выражение крайнего изумления и растерянности.
Какое-то время Снейп понаблюдал за ней, потом бросил: «Фините Инкантатем» и принялся приводить ассистентку в чувство. Та открыла свои огромные телячьи глаза и обиженно заморгала.
- Как же так, сэр… Как же так…
- Вам следовало меня предупредить, - сердито буркнул Снейп.
- Я хотела сделать вам сюрприз… Хотела сообщить, что в лаборатории все готово для того, чтобы снова варить Зелье Портала… Я сегодня весь день там проработала… А вы… вы…
Снейп привычным жестом выудил из кармана платок и автоматически вытер ассистентке глаза и нос. Ассистентка тем временем устроилась у него на груди и тихонько всхлипывала.
- Полно, мисс Боунз. Вы же понимаете, что сейчас непростые времена и следует быть наготове, потому что, если кому-то понадобилось Зелье Портала, он может прийти сюда и потребовать еще порцию, а то и вовсе рецепт?
Сьюзан вздохнула, и Снейп с сожалением подумал, что его новая черная мантия после обработки ткани таким обильным потоком слез парадной уже ни в коем случае не будет.
- Сэр… Вы меня простите… я такая глупая, а вы умный и хороший. Ну почему я не могу в вас влюбиться, я была бы просто счастлива-а-а-а…
- Ничего страшного, мисс Боунз, - успокоил ее Снейп, как-то странно хмыкнув.
- Нет, ну правда, было бы здорово, наверное, мы бы жили вместе и работали вместе, и я бы заботилась о вас…
- Очень мило с вашей стороны, мисс Боунз, но, право же, не стоит приносить себя в жертву моей персоне. Я вполне могу сам о себе позаботиться. А вы еще встретите своего сияющего прекрасного принца…
Со стороны коридора послышался шум, и Снейп снова схватился за палочку. Не очень-то удобно встревоженно хвататься за палочку, если сидишь на ковре и утешаешь собственную ассистентку.
- Профессор Снейп здесь живет? Дверь не была закрыта, и я…
Сьюзан обратила на вошедшего свой влажный от слез взгляд и обомлела: в дверях стоял прекрасный принц. Действительно сияющий. Действительно прекрасный…

- Эээ… извините, - смущенно пробормотал Билл Уизли, а это был именно он, покраснев до корней волос, так, как краснеют только рыжие.
- Все в порядке, мистер Уизли, - произнес Снейп, пытаясь подняться с пола с максимальным достоинством (а это, поверьте, было не так-то просто сделать).
Он протянул руку ассистентке и помог ей встать на ноги.
Билл все стоял и смотрел на них, будто недавним ступефаем поразили не Сьюзан, а его.
- Мистер Уизли, - подал голос Снейп. – Может, вы перестанете разглядывать мою ассистентку и соизволите сообщить, что привело вас в мое жилище в столь поздний час?
Билл, получив порцию фирменного снейповского сарказма, покраснел еще больше.
Снейп выпрямился, скрестил руки на груди и насмешливо посмотрел на него. От этого Билл почувствовал себя маленьким, ничего не понимающим в зельях школьником.
- Видите ли, сэр, - произнес он, чуточку запинаясь, - сегодня у нас в Норе… то есть, у нас дома, понимаете… заходила Гермиона.
- Очень рад за Гер... мисс Грейнджер. И какое это имеет отношение ко мне, позвольте спросить?
- Она вас искала сегодня. Вечером, в смысле. Сказала, что нашла что-то очень важное, просила передать вам письмо. Она уехала к родителям, там нет камина. Не аппарировать, - почему-то добавил Билл, чувствуя себя уже совсем глупо, и протянул профессору свиток.
Профессор взломал печать и прочел следующее:
Профессор!
Сегодня я искала дело в столе своего начальника, Кингсли Шекболта, который дал мне магический доступ к своим папкам, и наткнулась на очень интересный документ. Это обязательство, подписанное Министром Магии и тремя аврорами, включая Кингсли, в том, что они ни при каких обстоятельствах не станут разглашать тайну местонахождения Люциуса Малфоя. Из документа мне удалось узнать, что Люциус не сидит в Азкабане, как мы все привыкли думать и как объявлено официально, а скрывается в неизвестном месте, и за эти несколько лет его ни разу не видели ни в магическом, ни в маггловском мире. Тем не менее, все прорицатели, а также обряды Поиска Крови, проведенные не без помощи семьи Малфоев, показывают, что Люциус жив.
Предполагаю, что Малфой может быть замешан в похищении Ваших зелий. Прошу Вас не делиться ни с кем полученной информацией.
Гермиона Грейнджер.
«Значит, теперь Гермиона пойдет по следу», - подумал Снейп…
Что же, этот след должен был задержать Гермиону. Снейп не был уверен, чем обернется для нее эта находка. С одной стороны, девушка будет вне опасности, потому что она будет искать Люциуса совсем не там, где он находится в данный момент. С другой стороны, дело принимало неприятный оборот, и помощь авроров могла понадобиться в любой момент.
- Прошу прощения, - медленно, задумчиво произнес Снейп. – Мне придется вас покинуть. Располагайтесь.
Билл и Сьюзан озадаченно переглянулись. Снейп, не замечая их недоумения, взял пригоршню дымолетного порошка, очень тихо произнес какое-то слово и исчез в камине.

Только глупый Гойл и свихнувшийся Долохов могли полагать, что Снейп не в состоянии сам, без их помощи, поговорить с Люциусом. История про Трех Хранителей была вымыслом от начала до конца, зато позволяла не опасаться попыток бывших коллег вызволить Люциуса самостоятельно.
Пробравшись по каминной сети в особняк Гойлов, Снейп вышел в отвратительно-помпезную гостиную и отправился на поиски. Вариант «подвал» он отмел сразу – Люциус был нужен Гойлу в целости и сохранности. Не было смысла отправляться и в парадные гостиные… в гостевых комнатах тоже нечего было делать. Люциус наверняка находился в каком-то сухом, хорошо проветриваемом помещении с умеренной влажностью и средней температурой воздуха…
Стало быть, не первый этаж. Возможно, чулан? Снейп нашел дверь понеприметнее, взломал охранное заклинание и неслышно вошел внутрь. При тусклом свете палочки он увидел, что попал по адресу…
Первой мыслью было выкрасть его отсюда, но Люциус не поместился бы в камин. Аппарировать было опасно – неизвестно, перенесет ли Люциус аппарацию. А освобождение Люциуса могло оказаться процессом шумным и совершенно некстати перебудить всех Гойлов с их челядью.
Еще немного подумав, Снейп прошептал: «Мобиликорпус» и вместе со своей ношей отправился на первый этаж. Необходимо было выйти через парадную дверь особняка, другой возможности спасти Люциуса от Гойла и компании не было. Слава Мерлину, в доме никто не проснулся, а заклинания на парадной двери были слишком примитивны.
Снейп выбрался с территории, принадлежащей Гойлам, какое-то время шел по дороге, пока его не нагнало маггловское такси. Водитель не понял, что не сам Снейп несет свою ношу, а она летит по воздуху следом за ним, и предложил странному человеку в черном подвезти его. Снейп согласился, и через двадцать минут был дома.

Мисс Боунз и мистер Уизли сидели в гостиной возле камина, о чем-то разговаривая, и не заметили бы, даже если бы целый полк авроров промаршировал мимо них под звуки духового оркестра. Снейп протащил Люциуса в свой кабинет, снял с него закрывавшую его плотную ткань, достал с полки какое-то зелье, вылил немного себе на руки, потер одну ладонь о другую, чтобы зелье распределилось равномернее, и приложил к Люциусу – точнее, к тому, в кого, как он знал, Люциус был превращен.
- Transgredio!
В комнате что-то загрохотало и заискрилось, но Снейп бровью не повел, пристально всматриваясь в лакированную поверхность. Наконец маленький сморщенный старичок с длинными, как у домового эльфа, ушами, открыл глаза.
- Здравствуй, Северус. Давно же мы не виделись…

Разговор затянулся до утра. Снейп рассказал Люциусу обо всем, что произошло с тех пор, как Люциусу пришлось прятаться, и, в первую очередь, о планах Долохова и Гойла. Как Снейп и ожидал, у Малфоя не было ни малейшего делания становиться новым Темным Лордом.
- Северус, они могут шантажировать нас с тобой, угрожая Драко, ты понимаешь?
- Прекрасно понимаю, - недовольно кивнул Снейп. – Только твое драгоценное чадо скрылось несколько месяцев назад и лишь изредка утруждает себя написанием письма в пару строк - что, мол, с ним все в порядке. Насколько мне известно, Драко увлекся зельеделием, но у меня помощи не просил, даже книг не брал. И это внезапное исчезновение не может не наводить на подозрения.
- А ты не думаешь, что мальчик влюбился и сбежал от родственников и знакомых? Фамильная честь Малфоев не позволяет проявлять свои чувства на людях, а юношескую влюбленность не сдержать никакими правилами.
- Ерунда, - отрезал Снейп. – За этим бегством явно что-то кроется. И потом, Люциус, неужели ты и в самом деле думаешь, что после всей твоей муштры Драко позволит себе сбежать из-за какой-то влюбленности?
- А ты не думаешь, что Гойл уже добрался до него, только прячет этот козырь в рукаве?
- Нет, Гойл не умеет лгать. Если у него что-то припасено, лицо его сразу приобретает такое выражение, какое бывает обыкновенно написано на мордах у соплохвостов, нагадивших хозяину в любимые ботинки.
- Что ты намерен делать? Вытащишь меня отсюда?
- Нет, Люциус, здесь ты в безопасности. Если они не уничтожат картину – а они ее не уничтожат, ты им нужен, - то не смогут ничего тебе сделать. Из картины тебя могу освободить только я, а я найду способ этого не делать.

Тем временем Сьюзан и Билл Уизли сидели в гостиной на диване и вели исключительно занимательную беседу, поминутно смущаясь и краснея. Она понравились друг другу, и оба отчаянно мечтали пообщаться, но тем для разговора, как выяснилось, катастрофически не хватало. Оставалось вспоминать Хогвартс – а самым ярким, хоть и не всегда самым приятным воспоминанием, были уроки зельеделия и колоритная фигура профессора Снейпа.
Обсуждать зверства и несправедливость профессора Снейпа в его собственном доме представлялось обоим делом не вполне уместным. И потому надо было срочно искать какую-то другую тему для общения…
- Гермиона, - заикнулся Билл.
- Да? – радостно откликнулась Сьюзан.
- Я ее сегодня встретил… Что-то с ней было не так. Я всегда думал, что они со Сней… с профессором Снейпом не в лучших отношениях.
- Да нет, что ты, - поспешно выпалила Сьюзан, - профессор недавно говорил, что хочет помочь ей раскрыть одно преступление… Гермиона же работает в аврорате…
- Правда? – брови Билла поползли вверх. – Надо же… Может, тут все не просто так?
- Ох, я так надеюсь! Недавно они вместе ходили в оперу. Правда, профессор хотел пойти со мной, но…
Она залилась краской, а Билл мысленно послал в профессорский адрес проклятие. Тоже придумал, старый хрыч, приглашать в оперу таких хорошеньких девушек! Билл представил, как злобный, гнусный сальноволосый урод профессор Снейп заманивает в свои сети невинных девушек, которые совсем этого не заслужили, как запирает их в своих темных подземельях, где холодно и сыро, как они кричат и страдают, и как никто не приходит им на помощь… Почему-то все эти девушки оказывались рыжеволосыми особами с очаровательными пухлыми щечками… И тут в голове Билла созрел план, как не дать профессору Снейпу заполучить Сьюзан в свои грязные костлявые лапы…
- Говоришь, вместе в оперу ходили?
- Ну да, - Сью выглядела немного растерянной.
- Так они же созданы друг для друга! – выпалил Билл.
Почему-то его совершенно не волновало, что Гермиона – ровесница Сьюзан, а следовательно, тоже юная очаровательная особа. Видимо, сказывалось то обстоятельство, что волосы Гермионы были вовсе не рыжими.
- Ты так считаешь?
- Конечно! – Билл был сама убедительность. – Ты только подумай – оба разбираются в зельях. Оба – молчаливые зануды. Оба знают столько, что хватит на Лондонскую библиотеку. Разве они не похожи?
- Вообще-то да, - задумчиво протянула Сьюзан.
- Похожие люди всегда собираются вместе, - вдохновенно продолжал Билл. – Они только еще не поняли, что похожи.
- Ты прав, - решила Сьюзан. – Надо тогда им это объяснить? Они ведь и слушать не будут!
- Придется. Скажи, чем сейчас занимается профессор?
- Они расследуют дело о похищении картины…
- Вот и хорошо! Напишем им письмо, что, мол, они смогут узнать кое-что интересное, если придут туда-то в такое-то время…
- Неужели пойдут?
- Еще как пойдут! – воскликнул Билл и тут же осекся, справедливо предполагая, что из профессорского кабинета можно услышать всю их беседу. – Значит, так, - продолжал он уже шепотом, и голова Сьюзан, обрамленная мягкими рыжими локонами, наклонилась к нему поближе. - Сделаем вот что…

* * *
Утром профессора Снейпа разбудила сова, влетевшая, вероятно, в форточку, и бесцеремонно усевшаяся на балдахин над его кроватью. Мысленно попеняв себе за безответственность, проявленную в незакрытии форточки, профессор нехотя поднялся с кровати, взял сову в руки и отвязал от ее лапки письмо.
От пергамента пахло дождевой водой и сыростью. Это заинтриговало Снейпа, и он поспешил поскорее развернуть письмо. Написанное там повергло его в состояние полного шока.
Профессор Снейп,
Если Вас интересует информация о предмете, в поисках которого вы находитесь, будьте сегодня вечером в Ист-Энде на Майл-Энд Роуд. Место встречи – склад номер пять, первый этаж. Время встречи – 9 вечера. Одежда – маггловская. Можете захватить с собой палочку, Вам ничто не угрожает. Обязательное условие – приходите один.
Доброжелатель.
Снейп поджал свои и без того тонкие губы и принялся размышлять. С одной стороны, это могло быть ловушкой – этот псевдодоброжелатель не мог знать, что портрет находился у него, и мог пытаться поймать его на эту удочку. Такая встреча была бы напрасной тратой времени и нервов. С другой стороны, доброжелателю могло быть что-то известно о местонахождении пропавшего зелья, и это беспокоило Снейпа необычайно. Вполне возможно, что зелье хранится в таком нищем районе, как Ист-Энд, да еще и на Мерлином забытом складе…
Снейп хмыкнул и отправился доставать из шкафа маггловский костюм.

Утро Гермионы Грейнджер тоже началось с получения аналогичного письма. Она не могла знать, шел ли разговор в письме о зелье, или же о картине, пропавшей из галереи Тейт. Первой мыслью было рассказать о письме Кингсли, но она помнила условие прийти одной, а потому удержалась от того, чтобы отправить сову любимому начальнику.
Маггловский костюм, говорите… Что же, пусть будет маггловский костюм. Джинсы и свитер… и кроссовки вроде лежали в дальнем ящике…

День у Гермионы выдался безумным. Встреча с магами-криминалистами, написание еще одного никому не нужного отчета, аппарация на четыре места преступления в компании ничего не смыслящих в криминалистике авроров, чашка кофе и пончик на ходу, потом самоубийство на юге Лондона – но тут было не увильнуть, человек покончил с собой с помощью зелья… Снова Министерство Магии, люди, лица, лица… Хотелось утонуть любимом кресле возле камина и ни о чем не думать.

Предстоящая встреча в Ист-Энде Гермиону не пугала. Она была девушкой здравомыслящей и рассудила, что, если автор письма предлагает ей взять с собой палочку, он действительно не намерен причинить вред. Если, конечно, там не сидят в засаде тысячи вооруженных до зубов Упивающихся…
Кстати об Упивающихся… Гермиона взяла в аврорской совятне сову и отправила с ней письмо в цветочный магазин мадам Роузбад, хозяйке известного лондонского розария. Мадам Роузбад была в курсе дела, поэтому фразы «Темно-бордовая, почти черная роза, по тому же адресу» было вполне достаточно.
Волшебные часы на столе весело подмигнули ей, и Гермиона как-то повеселела. Она заказала в столовой Министерства чашку кофе с булочками, и расторопный большеглазый ушастый эльф принес ей заказ буквально за две минуты. Она закрыла глаза, отдаваясь наслаждению замечательным горьковатым вкусом, и принялась строить планы…

Склад, о котором говорилось в записке, был обычной маггловской бетонной постройкой. Снейп появился в условленном месте за полчаса до назначенного времени и внимательно обошел здание: никаких признаков засады не наблюдалось, магических ловушек и портключей он тоже не обнаружил. Похоже, что так называемый Доброжелатель либо действительно собирался помочь, либо слишком хорошо замаскировал ловушки, либо и вовсе был магглом. Что же, магглов Снейп не боялся.
Дверь склада была железной – обычной дверью, какие магглы в изобилии делают на своих ужасный дымных заводах, магических замков на ней тоже не наблюдалось. Снейп вошел внутрь и обследовал первый этаж, а затем и второй, и третий, на предмет возможных ловушек.
Ни одной ловушки. Это и было самым подозрительным.
Снейп достал из кармана клочок пергамента и перечитал письмо, чтобы удостовериться, верно ли он выбрал этаж – действительно, первый.
Профессор присел на колченогий железный стул и приготовился ждать.

У Гермионы не было времени на то, чтобы аппарировать загодя на место встречи и проверять ловушки. За полчаса до условленного времени ее вызвали на совещание и долго и нудно знакомили с планом работы на ближайшие полгода. Гермиона знала, что Кингсли и сам терпеть не может такие вот совещания, но министерская бюрократия была властна даже над таким демократичным подразделением как аврорат и ничего нельзя было с этим поделать.
Огромный душный полутемный конференц-зал, поражающий ненужной помпой и безвкусием отделки. Мрамор, золото и лепнина. Красные кожаные кресла. Трибуна, с которой докладчик гундосил про тезисы, статистику и прочие неинтересные глупости. Борясь с зевотой, она старалась не пропускать мимо ушей директивы и цифры. Сидящий справа от нее Гарри уже тихонько дремал, откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза отросшей челкой. «Надо будет и мне походить с челкой, это так модно», - с досадой подумала Гермиона.
«Повысить… улучшить… расширить… уровень раскрываемости», - доносился до нее скрипучий голос начальника аврората.
Она вообще была не в состоянии все это воспринимать.
Мерлин, неужели это никогда не закончится?!
Часы показывали без пяти минут семь. Гермиона шепнула сидящему слева от нее Кингсли, что отправляется на встречу со своим агентом, у которого для нее есть важная оперативная информация, прошмыгнула в проход, вылетела из здания Министерства и аппарировала.
Ровно в семь часов Гермиона вошла в здание склада.


просмотреть/оставить комментарии [10]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.08.03 00:00:34
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.08.02 23:45:23
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.07.28 13:20:20
Наши встречи [3] (Неуловимые мстители)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [1] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [1] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.22 08:45:54
Змееглоты [5] ()


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.12 14:55:50
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.07.07 09:21:27
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.