Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Снейп шел по Косому перулку и вдруг увидела как на маленькую девочку напал соплохвост. Он тут же кинулся к ней, соплохвоста убил, девочку спас. Чуть живую пострадавшую отправили в больницу, а профессора обступили прохожие и журналисты:
- Назовите ваше имя и завтра же вся магическая Британия узнает про отвагу чистокровных колдунов!
- Я не чистокровный колдун.
- О, это не имеет значения. Вы наверное работаете в аврорате?
- Нет, я преподаватель зельеварения в Хогвартсе профессор Снейп.
- Так вы бывший Упивающийся смертью? Завтра же весь магический мир узнает, как вы убили любимую зверушку маленькой девочки!

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>


  Почему я? (Часть вторая)

   Глава 8. Тишь, гладь, божья благодать? Часть 3.
— Вета?
— А? — девушка сморгнула задумчивость и подняла голову от книги.
— А что вы делали с Гарри в Выручай—комнате? — на нее подозрительно и недобро смотрели карие глаза рыжей гриффиндорки.
«Мерлин! И эта туда же… Что, что, сексом занимались, грубым и с извращениями, мне как раз не хватает острых ощущений со взрослым и опытным мужем, так что решила попробовать зеленый свежачок, вдруг понравится».
— Свадьбу репетировали, с поцелуями в засос, — как можно ядовитее усмехнулась Вета.
«А нечего приставать ко мне с идиотскими подозрениями!»
Глаза Джинни расширились, губы задрожали и вместо того, чтобы, как предполагала Вета, кинуться на обидчицу с кулаками, гриффиндорка разрыдалась, упав перед ошарашенной девушкой на колени и уткнувшись в них лбом.
— Ээээ, Джинни?
От звука голоса Веты, девушка зарыдала еще громче.
— Мерлин, дай мне, пожалуйста, терпения не удавить ее прямо здесь, — Вета подняла глаза к пасмурному январскому небу и протяжно вздохнула. — Если ты не встанешь, то простудишься и заболеешь, а я тем временем закадрю твоего парня, оженю его на себе, я ведь поклонница восточных традиций, мне гарем подавай. Потом выдам ребенка Люциуса за его, кстати, предварительно наложу на обоих Imperio, а то ведь еще поубивают друг друга невзначай, и буду жить с двумя пускающими на меня слюни обожания мужиками. Блеск, правда?
Рыжая девушка затихла где—то на середине речи Веты, а под конец уже просто икала.
— Ну что, встанешь с холодной земли, или я пошла?
— Ккуда?
— Топиться! Слушай, давай вставай, на нас люди смотрят.
Джинни испуганно обернулась на пару второкурсников—хаффлпаффцев, застывших у входа в беседку, и опять всхлипнула, как решила Вета, теперь девушка собиралась рыдать от злости и унижения, а через несколько дней весь Хогвардс будет в курсе произошедшего.
— А ну брысь отсюда! И если кто—нибудь из вас проболтается, оставшееся время до летних каникул вы проходите обросшие шерстью. Надеюсь, слух о том, что произошло с Забини вы знаете?
Хаффлпаффцы судорожно сглотнули и быстро ретировались.
— Так, с этим разобрались. Теперь с тобой: с чего ты взяла, что у меня с Гарри что—то есть?
Джинни поднялась с колен и присела рядом с Ветой, пряча заплаканное лицо за волосами.
— Мне сказала Ханна Аббот.
— А если бы эта Аббот сказала, что у меня копыта и хвост, ты бы тоже поверила? Что за дурацкая привычка слушать слухи и сплетни? Надо было сначала проверить информацию.
— Так я и пришла — выяснить, — возмутилась девушка.
— Тогда выясняй, а не набрасывайся на не в чем неповинную девушку.
— Ха, — гриффиндорка несмело улыбнулась, посмотрев в лицо Вете.
Та приподняла брови, копируя мимику мужа и декана.
— Вот тебе и «ха»! Задавай, давай, свои вопросы и вали, я книжку читаю умную, мне Гермиона дала, уже два месяца читаю, все никак не могу первую главу вымучить.
— Историю Хогвардса, что ли?
— Какая проницательность, тебе бы в отношении Гарри такую же. Ты же такие мудрые советы даешь другим: вот Гермиона мне как—то выдала то, чему ты ее научила, так это весьма недурной психоанализ поведения мужчины, а в отношении своего парня дура дурой, уж извини за грубость.
Джинни вздохнула и виновато посмотрела на Вету.
— Так всегда бывает, мы же не видим себя со стороны и к своим близки относимся предвзято, вот и получается, что в других разбираешься, а тех, кого любишь, не понимаешь.
— Ладно. Давай так: я с Гарри не встречалась, не встречаюсь и встречаться не планирую, ок? Теперь я могу вернуться к своей любимой книге?
— Но ты же с ним разговариваешь в укромных местах?
— Мама! Я со многими разговариваю, но это не значит, что я сплю или встречаюсь с кем—нибудь, кроме своего мужа.
Джинни покраснела и отвела глаза.
— Ханна говорит, что вы выходили из Выручай—комнаты и были такими... измученными и довольными...
— Мрак! — Вета закатила глаза и провела рукой по лицу. — Ты меня хоть слышала?
— Да, я поняла, что с Гарри ты не встречаешься и я тебе верю...
— Ну, слава тебе Мерлин!
— Но что вы там делаете?
— Блох ловим.
— Вета! — Джинни сузила глаза и гневно посмотрела на слизеринку.
— Ну не все ли тебе равно? — девушка удовлетворенно усмехнулась — определенно, злящаяся рыжая со сверкающими глазами ей нравилась намного больше, чем рыдающая с опухшим носом и лицом, покрытым красными пятнами.
— Конечно, нет, я же люблю его.
— Отлично, люби дальше.
— Не скажешь?
— Пока — нет.
Гриффиндорка вздохнула и встала со скамьи, но пройдя несколько шагов, вернулась.
Вета приготовилась ко второму забегу.
— А о чем он с тобой говорит?
— В смысле?
— Ну, может делиться своими мыслями, рассказывает как у него дела? Может, что у него болит?
— Почему это он должен мне это рассказывать? Нет, конечно, если я спрошу, то может и расскажет, но я, обычно, к людям не лезу, когда вижу, что они этого не хотят — чужие проблемы меня не касаются. А то, что я сделала исключение для Гарри в той части проблемы, что касается и моей шкурки, так это исключение, подтверждающее правило.
— Очень по—слизерински...
Вета пожала плечами.
— Я... просто он с нами давно не говорит, а с тобой его иногда видят, вот я и решила... Я так за него волнуюсь. Он нас отталкивает. Рон махнул рукой — злиться, скорее всего. Гермиона предпочитает не вмешиваться. Лариса занята Роном, он же ей предложение сделал, — Джинни опять всхлипнула, но под предостерегающим взглядом Веты, судорожно вздохнула, проглатывая слезы, — а я... я себе места не нахожу, видя как с каждым днем он уходит все дальше, становиться все смурнее, а я ничего не могу сделать.
«Ну надо же, а Рон оказался не такой мямлей, как можно было подумать…»
Вета закрыла книгу, которую ей, похоже, была не судьба когда—либо прочесть и задумчиво посмотрела на гриффиндорку.
— Если я спрошу, а лучше вправлю ему его мозжечок, которым он, по всей видимости, думает, ты перестанешь разыгрывать Принцессу—Несмеяну?
— Кого?
— Рыдать перестанешь?
— А ты, правда, можешь это сделать?
— Я, конечно, не всемогущий Дамблдор, но попробую, раз надо для моего душевного спокойствия.
— Спасибо тебе большое, ты настоящий друг, — Джинни сжала руки Веты в ладонях и слегка потрясла их, — ну я тогда побегу?
— Вот—вот, первая разумная мысль за полчаса, — кивнула Вета в след выбежавшей из беседки девушке. — Интересно, во что я ввязалась на сей раз? И какой я друг? Ладно, пойдем геройствовать и выводить героя из его депрессивного состояния, а то еще загнется раньше времени.
«Что—то последнее время из меня сарказм так и плещет. Переобщалась с Малфоем?»

* * *
— А это? — Гарри ткнул пальцем в рисунок.
— Alequit Artes?* Нет, думаю, в битве ты не сможешь достаточно сконцентрироваться, лучше вот это — Centenarius, создающее землетрясение, как раз, если будет нужно выбить у кого—нибудь землю из под ног, потом это — Creo Aurum Vassashri Aurus Invertei — хорошее оружие против восставших мертвецов, годится и для того, чтобы "филигранно" разломать небольшую деревеньку или рощицу вековых дубов, если захочешь позлобствовать или Волдеморт притащит зомби.
— Да уж, а я думал, что проклятья, которые мы учили до этого... кхм... сильные.
Вета пожала плечами и опять стала перелистывать страницы книги: план который она набросала никуда не годился и несколькими днями ранее она решила, что будет подбирать заклинания уже на самом уроке, пробуя то или иное и смотря на результат — у Гарри просто не получались некоторые заклинания, которые получались у нее, как он не пытался.
— Да, пока не забыла: нужно будет разучить парочку заклинаний защиты, но не так важно, это потом.
— Я думал, научится защищаться весьма важно.
— Да, конечно, но есть одна поговорка: нападение — лучшая защита.
— Тогда как на счет вот этого: Incineratius?*
— Испепеляющие? Ты уверен, что сможешь? Даже я могу творить не все проклятья Огненной стихии, так парочку и все, а я ведь учила проклятья из этой книги долго.
— Ты что, правда, владеешь всеми этими заклинаниями?
— С чего ты взял? В моем арсенале всего несколько, причем ты на них как раз и стопорился.
— Не понял — я сам учусь? — Вета пожала плечами. — А ты тогда для чего здесь?
— Гарри, я тут для того, чтобы: во—первых, служить тебе внешним раздражителем, во—вторых, следить, чтобы ты не отлынивал, в—третьих, чтобы не брался за очень сложные и очень сильные, и, наконец, в—четвертых, просто за компанию. Да и потом, книга все же на моем ответственном хранении. Есть возражения по изложенным пунктам?
— Кхм, да нет, просто, я думал, что ты меня учишь.
— Ты расстроен тем фактом, что намного умнее и способнее, чем думал о себе? Очнись, ты же преподавал Защиту, а для этого нужен интеллект и талант. К тому же, может, чуть—чуть, но я все же учу, когда ты, к примеру, палочку выворачиваешь так, будто в носу хочешь поковыряться, когда надо просто вскинуть кисть на уровень глаз и выгнуть на противника.
— Я так и делаю.
— О, да, в следующий раз на пару сантиметров выше и чуть под другим углом и ты рискуешь перестать быть Мальчиком—который—выжил и стать просто Одноглазым Гарри. Ты же обещал меня не разочаровывать, — обиженно надула губы девушка. — Я уже понадеялась, что в тебе просыпается слизеринец.
— Это ты там сама себе напридумывала, но за комплемент спасибо.
— Комплемент?
— «Ты намного умнее и способнее».
— Это я сказала? Ложь, наглая ложь, я не могла!
Они переглянулись и засмеялись.
— Кстати, хотел спросить, откуда ты знаешь про Дурслей? — отсмеявшись, спросил Гарри.
— Про твое тяжелое детство с деревянными игрушками? Гермиона рассказала, когда я спросила с чего ты такой дурак.
— Ты обещала не вмешиваться в мои отношения с ними, и я не дурак!
— Я передумала, и ты дурак, потому что, только дураки отталкивают любящих их людей, когда на самом деле больше всего в них нуждаются.
— Так надо, я не хочу, чтобы кто—нибудь из них пострадал из—за меня.
— Мне казалось, тогда, на первом занятии ты меня понял, ан нет. Тогда объясню для тех, кто в касках: поздно пить боржоми, детка.
— Чего?! — выпучил Гарри на Вету глаза, увеличенное диоптрией очков, зрелище получилось впечатляющее.
— Они в опасности с первого раза, когда Волдеморт увидел их рядом с тобой и понял, что они тебе дороги. Поверь, его абсолютно не волнует, общаешься ты с ними или нет. Он, к сожалению, похоже, умный мужик, и прекрасно понимает, что даже если твои друзья не рядом, они все равно для тебя самое дорогое в жизни.
Гарри вздрогнул и прикоснулся к шраму на лбу, Вета приподняла брови.
— Что?
— Он... Он иногда может читать мои мысли, даже на расстоянии, а когда близко, я не могу скрыть от него ничего. Окклюменция не помогает, да я и не умею особенно ею пользоваться.
— То есть ты слегка подумал, и решил что я права?
«Как быстро, а кто—то говорил, что он твердолобый».
— Но это ничего не меняет.
Вете захотелось плакать, но больше заавадить Мальчика—который—по—упрямству—переплюнул—даже—барана.
— С чего бы это?
— Им все равно рядом со мной опасно, если на меня нападут, и они будут рядом, то могут пострадать или быть убитыми. А то, что они будут рядом, не противься я этому, это сто процентов и то, что кинуться меня защищать. Ты сама это говорила.
«Язык мой — враг мой».
— Я говорила это в другом контексте!
— Но смысл был тот же!
— Гарри, я тебя сейчас придушу! Бедные психоаналитики, никогда не буду теперь говорить, что это простая и ненужная профессия, — Вета встала со стула, подошла к парню и положила руки ему на плечи:
— Я говорила это, когда ты решил сложить лапки и не сопротивляться Волдеморту. А теперь вспомни, что я написала в письме — твой пессимизм влияет и на них, отнимая волю к победе, поэтому, сейчас жизненно необходимо, чтобы ты был рядом с ними, давал им надежду и силу, они, между прочим, нужны тебя для того же. Потому что, как бы мне не хотелось признавать это, ради любви люди могут творить чудеса. Не сама любовь побеждает, а поступки, совершаемые ради нее. Возможно, в этом я где—то согласна с Дамблдором, — Вета подняла руку, предупреждая возглас Гарри, — именно ради нее, ради дружбы, человеческой теплоты общения стоит жить и умирать, именно это дает силы бороться и побеждать, но это смысл, а не способ и орудие победы.
Гарри тяжело вздохнул и сел прямо на пол, прижав пальцы к вискам и массируя их.
— Мне тоже плохо без них, но я думал, что так я смогу их защитить.
«Откуда интересно у него такие мысли? Когда он уезжал на каникулы ничего подобного и близко не было, или я не обращала внимания?»
— Так ты наоборот, делаешь их беззащитными. В отчаяние без надежды нет силы. Вернись к ним, верни им силу и веру в победу... Меня тошнит от их постных морд, когда мы едим, а мне надо кушать за двоих, — усмехнулась Вета.
— Это последнее высказывание тоже было в контексте философствования о стимуле для борьбы со злом? — засмеялся парень, задумчиво глядя на Вету. — Знаешь, Вилени...
Вета вскинула брови.
— ... ты невыносима.
Девушка цокнула языком, соглашаясь.
Прежде чем выйти из комнаты, Гарри накинул на них мантию—невидимку, в общем—то мантия теперь особенно была ей не нужна, так как Винсент уже два дня как отлеживался в Больничном крыле, хотя, встречаться с кем—нибудь из преподавателей она тоже не хотела...
Быстро спустившись с седьмого на Ground—этаж (Вета уже почти привыкла к движущимся лестницам и теперь вполне сносно передвигалась по ним), молодые люди поспешили к Большому залу.
Усаживаясь рядом с Гермионой, Вета заметила прищуренный взгляд Джинни, но только вопросительно посмотрела на девушку.
«Сама же просила меня поговорить со своим благоверным, что теперь—то не так?»
Рядом, по правую руку сел Гарри, но все равно, у Веты сразу же сложилось впечатление, что он вроде бы и с ними, а вроде бы и нет: вяло съев ужин, парень раньше всех ушел из зала.
Девушка посмотрела на лица гриффиндорцев: Джинни закусила губу, пытаясь сдержать слезы, Рон недовольно и даже зло поморщился и обратился шепотом к Ларисе что—то у той спрашивая, Гермиона тяжело вздохнула и покачала головой.
«Кхм, а со мной он не такой апатичный, да и румянец появляется, газа начинают блестеть. Неужели Джинни права и он... Он что? Влюбился? Да нет, бред какой—то… Только этого мне еще не хватало!»
Вета тряхнула головой и нервно хихикнула, ненамеренно привлекая к себе внимания друзей.
— Ты чего? — приподняла брови Гермиона.
— Даааа... так, ничего...
Вета немного помолчала, задумчиво вертя в руках кружку с чаем, но подозрительные взгляды гриффиндорцев продолжали буравить ее макушку.
— Выкладывай, — рыжий парень даже ложку отложил, которой бессознательно рубал торт в тарелке.
— Хм, никто не заметил, что Гарри как—то не очень хорошо выглядит?
— Все заметили, только он на любой вопрос огрызается, — в голосе Ларисы послышалось раздражение.
— Точно, он только с тобой последнее время хоть как—то разговаривает! — обвиняющим тоном заметила Джинни, поджимая губы.
— Джинни! — предупреждающе воскликнула Вета, кинув взгляд на гриффиндорку. — Мы на эту тему не так давно говорили, я надеялась, что ты меня поняла!
— Говорили, и я поняла, но и ты пойми! — Джинни вскочила из—за стола и помчалась к выходу.
— Какие все нервные, — дернула плечом Вета, отворачиваясь от дверей и окидывая взглядом оставшихся за столом друзей Гарри. — И так?
— Что — и так? Это все: он день ото дня мрачнеет, бледнеет и выглядит, будто вообще не спит, а на вопросы только рычит или отмалчивается! — Рон оттолкнул от себя тарелку и встал.
— Но, если я не ошибаюсь, вы спите в одной комнате.
— Знаешь, если человек не хочет общаться и задергивает полог, я не должен сидеть по ночам у его кровати и наблюдать, как часто он просыпается и спит ли вообще. Пока! — Рон потянул Ларису за собой и пошел по проходу к выходу.
— Гермиона?
— Я тоже не знаю. С ним происходит что—то нехорошее и началось это на третий день каникул. Я уже перечитала все что смогла — нигде ничего нет, я даже приблизительно не знаю, что это. А почему ты...?
— Почему спрашиваю? Да так, считай, праздное любопытство.
— Ну да, конечно...
Вета уже начала спускаться вниз по мраморным ступеням, когда Гермиона, направившаяся к входу на движущиеся лестницы, остановилась и окрикнула ее:
— Вета! — девушка обернулась к гриффиндорке. — Если ты что—нибудь узнаешь или сможешь помочь...
— Я... постараюсь и если смогу, помогу. Тебе не нужно об этом просить, — улыбнулась девушка. — Хорошей ночи, Гермиона.
Махнув рукой, Вета продолжила движение.
«Значит нарушение сна? Хм, странно все это, ни с того, ни с сего? Если бы было связано с Волдемортом, Дамблдор уже предпринял бы меры... или этот оболтус не сказал? Но даже если не сказал, старый хрыч ведь не слепой, а если он до сих пор не обеспокоен, значит все под контролем… или нет?»
Открыв двери в комнаты, Вета прошла к горящему камину, опустилась на шкуру и помещала дрова кочергой, наблюдая как вверх устремились огненные искры.
«Стоит ли говорить директору? Стоит ли вообще лезть в чужие проблемы, когда у самой их воз и маленькая тележка? Риторический вопрос — я уже по уши в чужих делах и, похоже, поздно делать вид что я тут ни причем и мне наплевать, уже не получится... К тому же пообещала Гермионе помочь…
Как все странно и не похоже на меня. Раньше у меня не было желания защищать и облагодетельствовать никого, кроме себя. Чертовы гормоны, сколько неприятностей из—за этих маленьких мерзавцев на мою голову!»
— Женщина, что—то последнее время ты какая—то задумчивая. Что происходит?
— Люциус? — Вета вздрогнула, услышав голос мужа над ухом.
— А ты ожидала увидеть в наших комнатах кого—то другого? Может Поттера? — мужчина уселся в кресло, закинул ногу на ногу и преувеличенно равнодушно посмотрел на нее.
Вета непонимающе заморгала:
— В каком смысле?
Люциус прищурившись оглядел ее с ног до головы, но на вопрос не ответил, а заговорил о другом.
— Завтра тебе нужно принимать зелье.
Девушка скривилась, поднялась на ноги и, сняв верхнюю мантию и кинув ее на столик, за что получила недовольный взгляд мужа, села напротив.
— Прелесть.
— Не мне это надо, — фыркнул муж.
Вета дернула плечом и попросила.
— Давай о чем—нибудь другом поговорим, а?
— Хочешь, чтобы я рассказал тебе что—нибудь?
— Почему нет? После каникул мы стали меньше общаться.
— Ты стала больше пропадать непонятно где, — пожал плечами мужчина.
— Я учусь.
Люциус приподнял брови.
— Ну, по крайней мере, пытаюсь...
— Так что ты хочешь, чтобы я рассказал, — прервал девушку муж.
— Расскажи о себе, к примеру, о своем детстве. Каким ребенком ты был? Какими были твои родители? Чем увлекался? Что делал после школы?
— Хм, — Люциус согласно наклонил голову и устроился поудобнее, вытянув ноги к огню, — я был спокойным ребенком, в этом отношении моим родителям повезло больше, чем мне...
«Драко был шумным?»
Девушка уже открыла рот, чтобы задать этот вопрос, но передумала, вспомнив, как муж отреагировал на упоминание имени первой жены.
— ... я бы не сказала, что был тихим или не любопытным — все дети в юном возрасте пытаются как можно больше узнать об окружающем мире, но мне было достаточно книг, которые мне давали родители, когда я задавал им очередной вопрос. Некоторые бы сказали, что мне не повезло, что они не уделяли мне достаточного внимания, не проявляли родительской заботы и любви, но в нашей семье, впрочем, как и в любой аристократической и черномагической семье это не принято, — Люциус посмотрел на Вету, будто проверяя, понимает ли она его, Вета понимала, ее родители также относились к ней и это не значило, что они не любили ее или пренебрегали ей и своими родительскими обязанностями, просто так принято.
— Именно с того времени я пристрастился к книгам, а так как меня не ограничивали в их выборе, то, мое внимание практически сразу сосредоточилось на том, что в будущем мне так пригодилось — на редких заклинаниях и проклятьях.
Вета с некоторой долей зависти посмотрела на мужчину — в этом их родители отличались друг от друга: ее отец был не то, чтобы против, а, скорее, не очень одобрял ее желание овладеть темной магией, когда как мать весьма благосклонно относилась к желанию дочери, мотивируя это тем, что это традиция, и если он хотел что—то другое, то нашел бы себе другую жену из другой семьи. В конечном итоге, родители сошлись на том, что Вета будет учить не слишком темные и сложные проклятья и только под надзором родителей.
— В школу я поступил, будучи, подкованным в данной области, насколько может быть подкован одиннадцатилетний ребенок, конечно, — хитро усмехнулся Люциус.
— Ну, конечно, — фыркнула Вета.
— Не перебивай.
Девушка уже в открытую усмехнулась, потом, подчиняясь внезапному порыву, встала, подошла к Люциусу и уселась к нему на колени — мужчина не сопротивлялся, только двинул бровями.
Вета вздохнула и положила голову на плечо мужа, обнимая его за талию. Теперь тягучий голос еще сильнее очаровывал, девушка чувствовала, как в груди мужчины зарождаются слова и тихим рокотом прокатываются до гортани...
— Как понимаешь, никуда кроме Слизерина попасть я не мог, да и не хотел. Тут я быстро освоился и в скором времени стал лидером в классе, затем старостой факультета, потом — старостой школы.
— Еще бы...
— Вета!
— Хм, — выдохнула девушка в сюртук мужа, подняла голову и чмокнула в подбородок.
— Не подлизывайся, ты меня слушаешь или я ухожу.
— Хм, — Вета поплотнее прижалась к Люциусу.
— Играл в команде по квиддичу Нападающим. В школе мне это нравилось, но заниматься профессионально не стал, у меня были уже другие планы, — жестко усмехнулся мужчина, — к окончанию школы я был уже Главой семьи. Мой отец... хм... принял неправильное на тот момент решение, что и привело его гибели. Учился в Кембридже на факультете Высших заклинаний, после пошел в Министерство...
— Зачем?
— По просьбе... одного друга.
— Скорее по приказу, — прошептала, не удержавшись, Вета, умиротворенно вздохнув в объятьях мужа.
Мужчина тут же напрягся и отстранил девушку от себя. Девушка вздрогнула под холодным прищуренным взглядом.
— Что ты сказала?
«Вот опять, спрашивается, кто меня за язык тянул. Не хочу скандала!»
— Эм... ничего? — Вета вымученно улыбнулась и умоляюще посмотрела на мужа.
— Иногда, дорогая, ты не следишь за своим язычком.
— Ну, прости, пожалуйста, я так больше не буду, — она сложила ладони в умоляющем жесте.
— И меньше тоже, — Люциус отпустил плечи Веты и откинулся на спинку кресла. — Хорошо, по приказу Темного Лорда. Ему нужен был человек в Министерстве, достаточно влиятельный в кругу аристократии, тот, кто мог бы оказывать определенное влияние на Министра.
Вета поерзала на коленях, снова принимая удобное для себя положение.
— Почему ты согласился?
— На то время я принял единственное правильное решение, не только для себя, но и для моего Рода, перед которым я нес и несу ответственность.
— Правильное решение? — прошептала Вета, задумчиво глядя на гобелен, изображающий спящую змею.
— На тот момент... Кстати, это не значит, что я не разделял некоторый его теорий. Просто... методы мягко говоря, были унизительны для меня, но, рано или поздно, человек привыкает ко всему — принимает и смиряется.
— Смирившийся Люциус Малфой? — Вета не удержалась от фырканья.
— Я — великолепный актер, если ты не заметила.
— Заметила.
— Правда, поначалу я «отлынивал» от некоторых «обязанностей», со временем это стало получаться хуже: к крови привыкаешь, и убийства уже не кажутся чем—то ужасным, хотя, при любой возможности я пытался не иметь к этому никакого отношения. Не мерзко? — голос был спокойный, в вопросе не слышалось интереса к ответу.
— Нет, а тебе? — пожала плечами Вета: она никогда не жалела людей, которых не знала, да даже тех, которых знала, не жалела, скорее сочувствовала, потому что искренне соглашалась с отцом в том, что жалость унижает любого человека, делая из него слабое, беспомощное существо, которое могло вызывать у окружающих только отвращение.
— Мне мерзко только потому, что из меня сделали палача, не более. Об этом я тебе уже говорил там, у дома твоего дела, а жалеть убитых мною магглов я не намерен, ты же не жалеешь раздавленного тобой таракана, который раздражает, ползая где попало и мешая жить, — в голосе мужа послышалось жесткость и презрение. — Магов... что ж, это были честные дуэли... насколько это было возможно.
— Почему ты решил уйти?
— С чего ты взяла, что я ушел?
Вета дернула плечом, по—видимому, мужчина почувствовал и вздохнул:
— На это были причины.
— Не расскажешь?
— Нет.
— На тот момент это было правильное решение?
— На тот момент это было единственное возможное решение.
Вета теребила лацканы сюртука, вслушиваясь в размеренные, даже слишком медленные, удары сердца мужчины, и раздумывала.
«Мой муж — чудовище? Будь я другая, то так бы и думала, но я такая, какая есть и это хорошо, так как, именно по этому, мне откровенно наплевать на его прошлое. Это плохо? С точки зрения Светлых — отвратительно. С другой стороны: «нужно прощать ошибки других, кто не без греха и не суди, да не судим будешь» — это же их любимые изречения? Хотя, у всех двойные стандарты: и у Светлых, и у Темных, — просто смотрят они на ситуации с разных сторон монеты.
Главное для меня не это, главное, чтобы он не вернулся. Вот это действительно беспокоит. У Волдеморта на меня зуб ничуть не меньше, чем на Гарри, и он с удовольствием займется мной, предоставь ему такой шанс. Люциус же может захотеть вернуться к нему и я, как способ... ммм... примирения, очень даже ничего... Хм, не верю своему мужу? Но ведь он сам сказал, что «на тот момент это было единственное решение», на этот момент решение может быть другим...

Интересно, почему меня до сих пор не пытаются убить? Чего они ждут? Даже в Дурмстранге чаще объявлялись, с другой стороны, мне что, надоела спокойная жизнь и захотелось острых ощущений? Нет уж, покорно благодарю!
Великий Мерлин, какая каша в голове! Это значит, что я... не доверяю ему до конца, все же осуждаю его? Или просто боюсь? Люциус все же опасный человек со своими тараканами в голове, этого я отрицать не могу».
— Осуждаешь? — фыркнул Люциус
— Кто мы такие, чтобы судить? — пожала плечами девушка, пытаясь отбросить в сторону свои мысли.
— А теперь попытайся ответить честно. И так: осуждаешь?
— Нет. Если ты помнишь, там же, у дома деда, я тебе говорила, что мне абсолютно все равно, что ты делал раньше, и повторила это не так давно чуть другими словами... Просто, ты опасный человек, а я вообще скептически отношусь ко всему и везде ищу подвох. Издержки воспитания, — вздохнула Вета и опасливо посмотрела на мужа — скандал?
Люциус, к изумлению Веты, лишь криво улыбнулся, а потом девушка и вовсе была обескуражена: муж поцеловал ее в лоб, затем прикоснулся губами к левой руке, там, где должно было быть обручальное кольцо (они так и не обменялись ими, сначала, потому что нельзя было из—за Дурмстранга, чтобы не вызывать подозрений и лишних вопросов, потом... потом просто не обменялись).
— Я тебя понял, поэтому можешь выкинуть весь этот бред из своей головки.
— Понял?
— Да, — посидев еще с минуту молча, Люциус снял Вету с колен, встал и кивнул на брошенную у кресла сумку. — Уроки?
— Желаешь помочь? — оживилась Вета.
— Просто мечтаю.
«Кхм, вот и поговорили, а все начиналось так... с детства, в общем, начиналось».
Девушка пожала плечами и решила, что раз скандала не будет, и Люциус даже разоткровенничался, что бывало с ним нечасто, даже, скорее, никогда, то все прошло весьма хорошо и у нее получилось узнать о нем чуть больше, чем она знала полчаса назад, а именно этого она и хотела, начиная разговор.
«Может не совсем этого, но вопрос: расскажи что—нибудь о детстве, и тому подобное, подразумевало мое желание узнать о нем что—то новое, да?»
«— Мантию? — Гарри недоуменно посмотрел на Вету, которая покачивала ногой, изучая кончик туфли, и ждала ответа.
— А что? Хочу погулять по Хогвардсу ночью.
— Слушай, не делай из меня идиота, О’кей?
Девушка прищурилась на возмущенного парня.
— Тогда: мне нужна мантия, чтобы сварить одно зелье, а для него нужны ингридиенты.
— Набег на кладовые Снейпа? — не выспавшиеся, покрасневшее глаза парня блеснули из под очков.
Вета задумчиво окинула взглядом оживившегося парня.
«Однако вид у него с каждым днем все хуже».
— Ну! — Гарри нетерпеливо притопнул ногой.
— Что — ну? Тебя—то никто с собой не звал, — девушка вытянула руку и стала рассматривать ногти, наблюдая через раздвинутые пальцы за юношей.
Лицо Гарри сначала вытянулось, затем открылся рот, потом закрылся, а под конец прищурились и сверкнули глаза.
— Нет меня, нет мантии.
— Хм, это что, шантаж?
— Условие.
— Согласна, — Вета резко вскочила со стула и хлопнула по плечу Гарри, который от неожиданности даже отшатнулся от девушки.
— Последнее время ты отвратительно выглядишь, но мозга у тебя явно прибавилось, не разочаровывай меня, договорились? По глазам вижу, что ты хочешь меня обнадежить.
Парень фыркнул.
— Так, встречаемся два часа после отбоя у дверей моей комнаты. Не опаздывай, а то Люциус меня застукает и будет большой Бада—Бум.
— Что?
— Говорю, тебе будет большой Бада—Бум по голове, — засмеялась Вета, после чего добавила, — а потом мне, причем, зная Люциуса, могу точно сказать, он еще и декана позовет, чтобы и тому было удовольствие... А сейчас давай—ка позанимаемся, а то я тебя раскусила, ты меня отвлекаешь от «наших баранов».
Вета открыла книгу и полистала ее:
— Вот это сделай — Fumos.*
— Дым? — Гарри наклонился над книгой, а потом удивленно вскинул глаза на девушку.
— А что тебе не нравится? Очень, между прочим, хорошие чары: когда нужно, дают возможность спрятаться или убежать, а когда и скрыть твою атаку.
— Бежать? Нападать со спины?
— Гарри, не разочаровывай меня! Ты не честную дуэль собираешься, а на войну, я бы даже сказала, бойню. Там нет места ни правилам, ни честности! Поверь, Темные маги не будут предупреждать тебя, что сейчас нападут.
— Я понимаю, но... я же гриффиндорец.
— Значит, ты должен измениться. И в первую очередь, это нужно тебе, а не мне, поэтому, можешь не сверлить меня взглядом. Ну!
Парень вздохнул, отошел от девушки, встал на изготовку, глубоко вздохнул, вскинул руку и быстро проделал указанное в книге движение:
— Fumos! — ноль. — Fumos! — тот же результат.
Через минут десять, когда Гарри слегка охрип, на конце палочки все же засиял огонек, подтверждающий правильное выполнение.
— Хорошо, но ты понимаешь, что нужно еще быстрее?
— Да понимаю я! — сморщился волшебник.
— Так делай!
— Fumos! — на этот раз палочка мелькнула так быстро, что Вета практически не заметила тех па, которые изобразила кисть.
— Так... Теперь вот, добавь это слово, — Вета подозвала Гарри и ткнула пальцем в текст книги, — и резко выбрось руку вперед, будто хочешь проткнуть противника палочкой.
— И что будет?
— Дым ядовитый будет, направленного действия.
— Насколько ядовитый?
Вета фыркнула:
— А разве мы тут учим что—нибудь без летального исхода?
— Кровожадная...
— Ты мне зубы не заговаривай, — шутливо нахмурилась Вета и повела рукой, предлагая парню встать на прежнее место.
— Fumos AnHarmonius Est!* — палочка «молчала».
— Еще раз, у меня—то получается, — девушка нахмурилась.
— Fumos AnHarmonius Est! — огонька не было.
Промучившись еще минут десять, парень покачал головой:
— Я уже в достаточной ярости, чтобы оно получилось, но...
Вета вздохнула — не первый раз, только раньше девушка сбрасывала все на усталость парня и на непривычность к темным заклинаниям, теперь... теперь у нее закрались другие подозрения.
— Хм? — Гарри глянул на Вету.
Девушка махнула рукой:
— Ну и ладно с ним, не будешь притворяться скунсом. Давай следующее.
— Squallius!* — опять появился огонек.
— Мндам, — Вета постучала волшебной палочкой по губам, прикусив нижнюю острым белым клычком.
— Что?
Девушка отмахнулась от вопрошающе—недовольного взгляда зеленых глаз и уткнулась в книгу.
Гарри сел рядом с девушкой на появившийся из воздуха стул и вопросительно посмотрел ей в лицо.
— Дальше работаем так: просто брать все подряд и смотреть, которое получится. Я буду только следить, чтобы ты не пробовал те, что все же слишком сильные, ну, и корректировать твою скорость и движения кисти.
— Сегодня еще что—нибудь?
— Если ты решил пропустить Трансфигурацию, ради Мерлина, но я не хочу получить от МакГонагалл отработку.
Гарри усмехнулся, снимая мантию—невидимку с вешалки:
— Я—то сегодня получил от Снейпа.
— Так это ты со своей гриффиндорской бесшабашности, а я осторожная слизеринка...
— ... которая не ходит на зелья.
Вета хитро ухмыльнулась и потянула парня за собой.

* * *
Вете повезло, выскользнуть из комнаты она смогла почти вовремя: Люциус принял, наконец—то, впихиваемое в него лекарство, а потом запил «это пойло» чаем... Люциус, конечно, сам подсказал ей идею, но вот то, что он бы дал возможность ее осуществить — это было очень сомнительно, поэтому, недолго думая, Вета решила — меньше знает, лучше климат в семье.
Однако, уже подливая зелье в чай, Вета испытала некоторые угрызения совести и даже вдруг подумала, что он все равно узнает, ведь сам предложил, да и Винсент скоро сляжет в Больничное крыло, но... мозг думает, руки делают.
«Главное, чтобы ему не поплохело после смешивания лекарства и снотворного и он не проснулся от проклятья, а то будет не Гарри Бада—Бум, а мне — Харакири!»
— Гарри, ты где?
На плече Вете вдруг легли руки, девушка вскрикнула и в развороте отскочила, вытаскивая палочку: на нее смотрел ухмыляющийся гриффиндорец.
— Придурок! — зашипела она. — С такими выходками можно и на тот свет отправится!
— Так в это время тут только я и мог быть, чего ты всполошилась? — Гарри удивленно пожал плечами.
— Сволочь ты, Поттер, и нос у тебя холодный, — дернув на себя кусок мантии, девушка потянула парня по коридору, но тот в провожатом не нуждался и уже в скором времени Вету тащили на буксире: идти под мантией было неудобно, слишком мало места, правда, спасало то, что Вета была ниже мага на целых полторы головы и большой комплекцией не отличалась.
«Пока не отличаюсь».
Девушка мягко погладила маленький животик.
Отвлекшись, она не заметила как Гарри остановился и по инерции прошла еще несколько шагов, выскользнув из под плаща, правда, девушку тут же и весьма грубо втащили обратно.
— Поттер!
— Малфой! Если ты хочешь отработок у Снейпа или у Филча, то это твои проблемы! Но мне и сегодняшней экзекуции хватило!
Вета прищурилась, но решила отдавить гриффиндорцу ноги в отместку как—нибудь в другой раз.
— Ладно—ладно, не заводись, Гарри, давай лучше поскорее со всем этим разделаемся. Люциус долго спать не будет.
— А что ты с ним сделала?
— Усыпила, но лучше бы ему об этом не знать, поэтому: первое, быстро, второе, тихо, третье, без эксцесса исполнителя,* пожалуйста. Тащим, что написано в этом списке, — Вета пихнула парню клочек пергамента, после чего направила на дверь палочку: — Segregara porta intraterae!*
— Где научилась? — пройдя в открывшуюся дверь, молодые люди оказались в классе Зельеделия: комната была прогружена в абсолютный мрак.
— Lumos! — Вета огляделась — в классе зельеделия в Хогвардсе она не была ни разу: большая комната, явно приспособленная для сдвоенных уроков, длинные парты, стоящие вряд с правой стороны от двери, неширокий проход, слева почти над потолком несколько решетчатых окон, впрочем, в Англии, как и в России, зимой ночи были темными, так что о природном свете можно было не мечтать и Lumos был как нельзя к стати. Вдоль стен стояли стеллажи с какими—то банками—склянками, девушка даже показалось, что там что—то шевелится. Вздрогнув, Вета схватила Гарри за руку.
— Что, страшно? — в голосе парня ей послышалось завуалированное удовольствие, от того, что она испугалась
— А тебе нет? Вот трясешься как, — возмутилась девушка.
Гарри дыхнул и изо рта у него вырвалось облачко пара.
— Холодно, а я не взял мантию.
Слизеринка фыркнула — ей—то холодно не было: слишком много адреналина выплеснулось в кровь за прошедшие часы, а Гарри похоже все воспринимал очень спокойно.
— Не первый раз проделываешь это?
— И дай Мерлин, не последний.
— Тогда веди, Сусанин.
— С усами? — спросил удивленно Гарри, осторожно пробираясь мимо парт, к двери, расположенным около учительского стола, и буксируя за собой Вету.
— Забудь.
— Давай, повторяй фокус, — парень отодвинулся в сторону, пропуская девушку вперед.
— Intratum Segregare Porta!
— Откуда знаешь—то? — Гарри тихо прикрыл за собой дверь.
— Хм, совсем не плохо, даже очень. Мама бы порадовалась за школу, в которой я учусь — такие запасы, — Вета осторожно заскользила между стеллажами. — Откуда знаю, откуда знаю, от деда. Он у меня был любителем искусства, имел собственную коллекцию всяких артефактов и тому подобного, думаю, большинство из его «игрушек» было добыто нечестным путем. Так... Все, хватит лирики, ищи первую часть по списку, я пойду за второй — будет быстрее.
Волшебники разошлись в разные стороны и стали тихо греметь склянками, банками и разными мензурками, ища нужные ингредиенты.
— А что такое — Драцена дракона? — раздался громкий шепот Гарри с противоположного конца стеллажа, где Вета потянулась за жемчужным порошком.
Девушка вздохнула и закатила глаза.
— Смола драконового дерева из семейства лилейных, краснеет на воздухе.* Найди флаконы с черной тягучей жидкостью и пооткрывай каждый, только, ради Мерлина, не вдыхай ничего, проверь на свет.
Еще минут через пятнадцать все ингредиенты были собраны, кроме одного, но за ним Вета решила поохотится завтра вечерком, когда миссис Норрис выйдет на прогулку.
— Пошли отсюда, — обернулась она на дверь, когда закончила складывать флакончики, в которые поместила нужное количество составляющих зелья, в сумку; дверь была приоткрыта, а Гарри в хранилище не было.
— Вот мерзавец... Поттер! — Вета подцепила волшебной палочкой ошметки охнанно—запирающего заклинания и поставила его на место — вышло криво, но она понадеялась, что сойдет и зельевар не заметит.
— Поттер! — девушка прошипела громче.
— Да, — усмехнулось у нее над ухом.
Вета резко развернулась и ударила по пустоте перед собой: послышался приглушенный стон и через секунду рядом стоял гриффиндорец и тер грудь.
— Ты чего такая злая? — возмутился он.
— Я такая всегда, ты просто не понял еще... И я тебя предупреждала как насчет твоих шуточек, так и насчет эксцессов, поэтому: Ты где шляешься?! — Вета уже тащила парня к выходу, правда, предварительно повесив на него сумку, себе же забрала мантию.
— Вот так всегда — делаешь добро..., — волшебник был довольно грубо выпихнуть за двери, облачен в мантию и поведен прочь от класса Зельеделия.
— И что ты сделал доброго, кроме того, что одолжил мантию с собой в довесок?
— Кроме того, что еще помог тебе все собрать?
— И кроме этого?
— Я добыл тебе котел!
— У меня есть.
— Может, но вот глиняный котел и деревянная ложка в обычный комплект не входят, не так ли?
Вета остановилась около своих дверей и подозрительно посмотрела на Гарри.
— Что ты щуришься? Я все же кое—что знаю про зелья, Герми постаралась, — Гарри похлопал по оттопыренному боку сумки, куда только что запихнул нужные предметы.
— Хм, хорошие у тебя друзья, а главное — мне полезно. Я как—то не подумала, что ж, спасибо Гарри, — Вета сдернула сумку с плеча парня. — Nox! Будь осторожен на обратном пути, — прошептала она в темноту.
— Я—то как—нибудь доберусь, не впервые, а вот тебе хуже, так что это ты будь осторожнее. Пока, — воздух рядом с лицом Веты колыхнулся, послышались тихие шаги, быстро удаляющиеся по темному коридору.
Осторожно приоткрыв дверь, девушка скользнула в гостиную, освещаемую тлеющими углями в камине. Кинув к себе сумку, Вета быстро пошла в спальню мужа, остановилась на пороге, прислушиваясь — Люциус спал, спокойно и глубоко дыша.
Удовлетворенно вздохнув, девушка быстро разделась, скользнула в кровать и прижалась всем телом к теплой спине мужчины, уткнувшись носом ему в затылок и с блаженством втянув любимый аромат его кожи и волос».

____________________________
* Alequit Artes — вызывает стену (кольцо) огня или, при точной направленности, огромный огненный шар из Первоначального Пламени. Считается, что его очень трудно контролировать. (инет)
* Incineratius — испепеляющие Чары — создает огромный огненный шар на конце палочки. (инет)
* Fumos AnHarmonius Est — вызывает дым, превращенный в летучий яд, который направляется на конкретный объект. (мое)
* Squallius — вызывает шквальный ветер, который сметает все на своем пути. (инет)
* Эксцесс исполнителя — Статья 36 — Эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат. (УК РФ)
* Segregara porta intraterae — заклинание, используемое для открытия чего—либо запертого сложными охранными заклинаниями. Универсально. (мое)
* «Гримуар. Сборник заклинаний и зелий». (инет)


просмотреть/оставить комментарии [91]
<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.