Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Гермиона: Пни!!!
Рон: Кого пнуть?!
Гермиона: ВЫ ОБА С ГАРРИ!!! ПНИ ПОЛНЫЕ!!!!!

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  Почему я? (Часть вторая)

   Глава 7. Тишь, гладь, божья благодать? Часть 2.
Вета вздохнула и устало села на стул, стоящий по середине Выручай-комнаты, качая головой — вот уже битый час они мучили простенькое проклятье, а огонек-сигнал на палочке Гарри никак не зажигался, что же в таком случае будет, когда они перейдут к сложным? Девушка боялась даже представить.
«Если! мы перейдем к сложным».
— Гарри, вот скажи, ты надо мной издеваешься или хочешь умереть и прихватить за собой своих друзей, за компанию, так сказать?
— Конечно, нет! И я не хочу об этом говорить, сколько можно повторять! — негодующе прошипел гриффиндорец, в очередной раз делая показанные ему Ветой движения и в очередной раз с нулевым результатом.
— Не хочешь? Тогда напряги извилины и приди, наконец, к логическому ответу: твои друзья все равно будут рядом и как бы ты не стремился отдалиться от них, не покинут тебя! Неужели ты не понимаешь, что они пойдут за тобой на битву, встанут плечом к плечу рядом, и если ты проиграешь, то они умрут, защищая тебя, потому что вы, гриффиндорцы, не способны спасать свои шкуры, вы спасаете чужие.
— Так не будет! — Гарри яростно сжал руки в кулаки и угрожающе надвинулся на Вету.
— Будет! Чтобы ты там ни думал, а биться с Волдемортом тебе придется, и ты об этом прекрасно знаешь! — девушка откинулась на спинку стула, сложила руки на груди и стала покачиваться на деревянных ножках — гнев Гарри совершенно не пугал ее. — Чем ты хочешь его победить? Expelliarmus-ом?
— Моя палочка против него бесполезна, поэтому все это зря, понимаешь, зря! Я тебе говорил, что не могу!
— Поясни? — она удивленно воззрилась на бушующего гриффиндорца.
«Это что—то новенькое, а почему я раньше об этом не слышала?»
— Они из одного материала, близнецы, их циклит друг на друге.
— Как интересно, — Вета нахмурилась, но в следующий момент покачала головой. — Но это ничего не меняет, против Упивающихся тебе тоже придется сражаться. Если ты, конечно, не надеешься, что тебя пустят к Лорду без битвы.
— А разве мне не должны помочь Стрелы?
— Во-первых, мы не знаем, что это такое и как близко тебе придется подойти к нему, чтобы применить их, во-вторых, до того как я их найду еще дожить надо, а, в-третьих, откуда эта надежда на авось?
— На что, прости? — парень недоуменно посмотрел на Вету, забыв даже злиться дальше.
— На авось: авось справлюсь, авось обойдется...
— Почему на авось? Дамблдор говорит, что я не могу победить его силой, а только тем, чего у него нет — любовью.
— Только не говори, что ты веришь в этот бред.
Гарри насупился и отвернулся.
— Дамблдор придерживается другого мнения.
— Что, наш уважаемый любитель сладкого наконец-то заметил твое состояние и провел с поучительно—воспитательную беседу? И ты ему опять безоговорочно поверил, снова уверовал в силу любви? Не надоело из себя идиота строить, позволяя людям манипулировать тобой и вкладывать тебе в голову чужие мысли и желания?
— Дамблдор хочет мне добра, он заботится обо мне, — возмутился парень.
— Да? Хороша забота — отправить тебя к Дурслям, вместо того, чтобы оставить в Хогвардсе. Уж поверь мне, защита тут понадежнее, чем Защита крови. Ведь пока ты здесь, Волдеморт до тебя не добрался ни разу: ты жив и относительно здоров.
— Он на протяжении семи лет совершал на меня нападения в стенах школы, а у Дурслей ни разу.
— Так прямо и ни разу?
Гарри смутился и сел рядом с Ветой на пол.
— Ты же видишь, что у меня не получается, я не могу, я слаб, — тихо и устало проговорил парень.
— Да, как видно у Дамблдора получилось вселить в тебя надежду и поднять твой боевой дух, — съязвила Вета, но видя больной взгляд зеленых глаз, подавила в себе желание сказать еще что-нибудь лестное о директоре, и перевела тему на другое:
— Расскажи-ка мне о своих встречах с Волдемортом, они ведь за эти годы были, так?
— Да, все семь лет, что я здесь учусь, а перед пятым курсом натравил на меня дементоров, — Вета поежилась, вспомнив свою встречу с монстрами, — а еще раньше они напали на меня здесь, когда я был на третьем курсе.
— И ты сам отогнал их в тринадцать лет?
— Да, Люпин, он друг моих родителей, а тогда преподавал в школе Защиту, научил меня патронусу. Я так спас от дементоров моего крестного, когда они напали на нас в Запретном лесу.
— И ты говоришь, что ты не можешь и что ты слаб? Из твоих слов следует, что еще в детстве ты овладел одним из сильнейших заклинаний и постоянно оставлял Лорда с носом. Это, как раз, на прямую указывает, что ты сильный маг и можешь его победить, просто тебе нужно немного помочь. Кстати, еще это говорит о том, что он тебя боится и пытается убить, пока ты не вырос и не приобрел всю магическую силу, на которую способен.
— Да мне просто везло, как ты не понимаешь! — парень вскочил и начал метаться взад—вперед перед глазами девушки
— Столько раз? А, по—моему, везение тут ни причем. К тому же, лично я думаю, что Волдеморт тебя боится. Да, да, Гарри, и не смотри на меня такими глазами, — ответила девушка на удивленный взгляд гриффиндорца, предупреждая его вопрос. — Поверь, страх такого существа, как Волдеморт никак не может указывать на то, что тебе просто везло. И перестань мельтешить, меня из-за этого тошнить начинает.
— Боится, не боится: все это, — парень обвел комнату рукой, — все равно бесполезно. Я не смогу победить его… Возможно, когда у меня был выбор, нужно было идти не в Гриффиндор. А теперь: я — Светлый волшебник, которому Свет не поможет, а Тьма недоступна.
— Вздор!
— Почему я тогда не могу? У меня даже Crucio не получилось.
— Просто тебе не хватает злости.
— Тогда я был очень зол, человек, на которого я направил это проклятье, на моих глазах убил моего крестного, единственного, кто остался у меня из близких людей.
— А я утверждаю, что тебе не хватило злости. Вот что ты чувствовал, когда пытался причинить этому человеку боль?
— Мне было плохо, больно: я очень любил Сириуса и в тот момент я всей душой ненавидел Беллатрикс Лестрандж, да и сейчас ненавижу.
— Белла? Жаль, что ты ее не убил, ну да ладно... Дело в том, что не нужно ненавидеть. Ненависть затуманивает разум, а наша сила на пятьдесят процентов состоит из силы разума, нужно очень сильно разозлиться. Холодной ярости будет достаточно для любого Темного заклинания, и чем сильнее будет ярость и ясен твой разум, тем сильнее выйдет проклятье.
— Я не знал этого, — парень растерянно посмотрел на Вету.
— Ты не рос в семье, практикующей Темные Искусства, а там любой ребенок знает, что надо делать. В этом отношении тебе не повезло.
— Ну, конечно, — фыркнул парень и усмехнулся.
— Точно-точно. Так что давай, прекращай бред на счет любви и вперед с песнями.
— Причем тут песни?
— Забудь, — Вета махнула рукой, — лучше давай еще раз пробуй, не получится, буду перед каждым занятие тебя бить, чтоб ты злился.
Вете все же пришлось пару-тройку раз чувствительно впечатать Гарри в стену, пока он не нашел нужное ощущение у себя внутри и после очередного сползания по стене не вскочил и не направил на девушку палочку, выкрикивая проклятье, и кончик палочки не засветился бардовым светом.
Парень испугался и принялся просить у нее прощения, а Вета только облегченно вздохнула — Гарри Поттер все же не безнадежен.
К тому же, девушка была довольна, что первый урок прошел относительно хорошо. Да и пар она выпустила, побив Гарри о стену и испытав от этого определенное удовлетворение, уж слишком сильно ее разозлила неспособность парня понять такую простую вещь, как разницу между ненавистью и яростью.
— Все, Поттер, на сегодня можешь гулять, — девушка величественно указала Гарри на выход.
— Ну, спасибо, профессор Снейп, — фыркнул парень, открывая перед Ветой дверь.
— Что такое, мистер Поттер, Вы, наконец-то, выучили, как следует обращаться к преподавателю? — раздался голос слева от ребят.
— Про... профессор? — Гарри вздрогнул и испуганно посмотрел на исчезающую за спиной дверь в Выручай-комнату.
— Не дергайтесь, Поттер, об этой комнате я знаю, а вот что Вы оба там делали?
— Мы, ну... это..., — Гарри замялся и умоляюще посмотрел на Вету.
— Поверьте, профессор, Вам об этом лучше не знать, — нагло усмехнулась девушка в лицо декану.
Тот скривился.
— Не боитесь, что Ваш муж узнает о Ваших похождениях?
— А что, должна?
— Следите за тоном, леди Малфой, иначе Слизерин потеряет половину баллов.
— О, да, профессор Снейп, порадуйте Гриффиндор, ему как раз не хватает пары сотни баллов, чтобы победить Слизерин, — усмехнулась Вета ничуть не испугавшись сузившихся глаз — Люциус постоянно проделывал с ней этот фокус, когда она его чем—то раздражала, а, не смотря на установившийся мир и покой, раздражался он часто и со вкусом, в этом был весь Люциус, хотя и не доводил раздражение до ссоры, как подозревала Вета, тоже наслаждался установившимися теплыми отношениями.
— Вон с моих глаз — оба!
Вета пожала плечами и потянула замершего Гарри к лестницам.
— Нифига себе, ты что, так с ним всегда говоришь?
— Да я с ним почти и не говорю, с ним Люциус все больше общается, а я так, здрасти—досвидания, не больше.
— Но ты его не боишься?
— А за что его боятся, он что, маньяк-убийца? И не говори, что боишься ты, — фыркнула Вета.
— Да нет, просто так с ним никто не говорит.
— Ну, не молчать же мне? Я так со всеми говорю, когда у меня хорошее настроение.
— Кстати, вы обогнали Гриффиндор всего на каких-то десять баллов, а не на пару сотен, а это ничтожный разрыв. Мы как всегда выиграем кубок!
— Только в твоих мечтах, Поттер, — усмехнулась Вета и, махнув парню рукой, стала быстро спускаться по лестнице к подземелью, подозрительно оглядываясь по сторонам — нет ли где Винсента?

* * *

«— Вета, как дела? — ей на встречу из кареты выпрыгнула Джинни с искусственной улыбкой на лице. — Спасибо тебе за подарки.
— Да не за что, как у вас?
— Привет, потихоньку, — вздохнула Гермиона, по удобнее перехватив корзину с котом.
Вслед за девушками из кареты выбрался Рон и протянул руку светловолосой девушке. Лариса благодарно улыбнулась и, опершись о руку парня, сошла на землю — парочка приветственно кивнула подруге и заспешила к школе.
Из кареты, тем временем, выбрался лохматый парень с темными кругами под глазами.
— Что это Гарри похож на чахоточного? — приподняла брови Вета, следя, как он не здороваясь ни с кем, пошел к дверям школы.
«Он что, не читал книгу? Ну я ему тогда покажу!»
Джинни сразу же изменилась в лице и быстро пошла по направлению к школе, поравнявшись с Гарри, она обогнула его, даже не взглянув. Догнав брата и его девушку, она о чем-то зашепталась с Ларисой, которая приобняла рыжую гриффиндорку за плечи.
Гермиона снова вздохнула и посмотрела вслед Гарри, который держался на приличном расстоянии от друзей.
— Они что, поссорились?
— Как сказать, скандала не было, но Гарри тут нам перед отъездом заявил, что нам лучше держаться от него подальше. Мы, конечно, начали с ним спорить, а он замолчал и перестал с нами говорить, а когда мы рядом, предпочитает держаться на расстоянии. Такое уже было на пятом курсе, но сейчас это похоже намного серьезнее.
— Знаешь, Гермиона, что я думаю? Я думаю, что ваш Поттер полный придурок с истеричным характером.
— Жестко, — покачала головой Гермиона, — если подумать, то когда мы страдаем, боимся за своих близких, то мы все такие — истеричные и неуравновешенные, а с его детством, тенью Волдеморта, постоянно маячащей где-то рядом: он основательно подпортил Гарри психику…
— С Волдемортом согласна — мало приятного, когда за тобой гоняется этакий аналог магглского Гитлера, и, ко всему прочему, ты видишь, как он творит свои темные делишки, а что с детством?
— Как ты знаешь, его родители погибли, когда Гарри было около года. После этого его отдали на воспитание его магглским родственникам, а они оказались порядочными свиньями: морили голодом, держали под лестницей в чулане, вещи он донашивал за своим двоюродным братом, использовали его как слугу, даже домашние эльфы живут лучше, чем жил он.
— Миленько, и кто так расстарался и главное — зачем?
— Дамблдор. Это связано с магией Защиты: Гарри в безопасности в доме своих родственников.
— Хорошая безопасность, — фыркнула Вета.
«Добрый дедушка и здесь сделал недоброе дело. Ну, надо же, какая Неожиданность, только что они его все так поддерживают во всем?»
— Так решил директор, наверное, это правильно, — протянула Гермиона, входя в Большой Зал.
— Неужели ты сомневаешься в непогрешимости нашего многоуважаемого и всезнающего директора Дамблдора?
— Последнее время, — прошептала девушка.
— Тогда присоединяйся к моему фан-клубу Непоклонников милого дедушки.
— Так не хорошо говорить, — нахмурилась Гермиона, — он все же наш директор и просто человек, который старше нас.
— А мне родители с детства не привили почтения к сединам, за что и страдают.
— Кто?
— Эти самые седины, — усмехнулась Вета, одаривая улыбкой директора, подозрительно сверкнувшего линзами-полумесяцами в ее сторону.

После обеда, во время которого грффиндорцы не сказали друг другу и пары слов, Вета решила подкараулить Гарри где-нибудь вечерком и вставить ему мозги на место, но не рассчитала, что вернулись не только гриффиндорцы, но и один слезиренец.
Заметив внушительную фигуру Кребба, высматривавшего ее как коршун добычу, девушка первый раз пожалела, что связалась с ним.
— Винсент, как провел праздники? — нацепив на себя американскую улыбку, спросила она, подойдя к парню.
— Спасибо, хорошо. Мне понравился подарок. Откуда ты знаешь, что я люблю вырезать из дерева?
Вета фыркнула, кивнув на руки.
— Мастера видно из далека, у меня дедушка был резчиком по дереву.
Она не стала пояснять, что вырезал он преимущественно фигурки для занятий Темной магией. Зачем подкидывать идею человеку, который учился на Слизерине и был сыном темных магов? Дойдет до этого сам — его счастье, не дойдет — значит, остальным повезло.
— Понятно. Я провожу тебя до твоих комнат?
— Винс, а может не надо ходить за мной?
— Как не надо? — изумился парень. — А как же то нападение?
— Молния не бьет два раза в одно место.
— Нет, я так не могу, я должен за тобой присматривать.
Вета закусила губу, только этого ей и не хватало: чтобы Винсент ходил хвостиком, когда она начнет заниматься с Гарри — традиции традициями, но постоянное присутствие «рыцаря» стало напрягать девушку — ей уже не так нравилась идея иметь под рукой «вассала», как сперва, и как она когда-то говорила Гермионе.
«Что бы такое сделать?»
Над этой проблемой Вета раздумывала, пока шла по коридору к комнатам, когда прощалась с Винсентом, даже тогда, когда Люциус вызвал Дедушко, все еще недобро поглядывавшего на него, и заказал ужин.
— Какую гадость обдумываешь?
Вета перестала меланхолично жевать мясо и глянула на мужа.
— С чего ты взял?
— Вета, мы не первый день знаем друг друга, — мужчина откинулся в кресло и сложил руки на груди. — И так?
— Тоже мне, Фрейд.
Люциус приподнял правую бровь.
— Ладно, ладно, не надо устраивать танец бровей — я обдумываю, как отвязаться от одного человека, хотя бы на время.
— Тебе наконец надоело играть в традиции и Винсент Кребб стал тебе мешать?
— Откуда знаешь?
— Дорогая, я знаю о тебе все.
— Дорогой, ты не знаешь обо мне ничерта, но ты сумел меня заинтриговать, поэтому продолжай.
— Премного благодарен за разрешение, моя госпожа, — склонил голову в поклоне Люциус, сверкнув на Вету голубыми льдинками. — Есть два варианта: или вывести его на время из строя, или избавиться.
— Гм, не слишком ли радикально будет применить Avada Kedavr-у?
— Нет, милая, ты все же кровожаднее меня. Почему сразу Avad-у? Можно добиться исключения.
— Это ты кровожаден, милый, за что парню жизнь ломать?
Люциус прищурено посмотрел на Вету и вдруг начал смеяться. Девушка склонила голову и улыбнулась себе под нос — понял.
— Хорошо, у тебя почти получилось разыграть меня, — отсмеявшись прокомментировал мужчина.
— Почему почти, у меня получилось — ты засмеялся, а я этого и добивалась.
— Зачем?
— А мне нравится твой смех.
— Хм...
— Ладно, вернемся к нашим баранам, вернее, к барану, так что ты мне посоветуешь?
— Отрави его.
— Мы уже решили, что убивать его я не буду, — подозрительно посмотрела на мужа Вета.
— Умеешь только смертельные яды варить?
— Ммм... А что, хорошая идея. Спасибо, — кивнула она мужу.
— Да не за что. Не хочешь поведать: зачем тебе избавляться от него? Что-то мне с трудом верится, что причина только в том, что тебя утомил обычай.
— Неа, ты же у нас великий знаток женской души, вот и думай, — чмокнув в нос нахмурившегося мужчину, Вета побежала к себе в комнату, предварительно умыкнув с полки книгу по зельям.
— Так для чего именно? — муж возник через полтора часа в дверях ее комнаты, оторвав Вету от выписывания рецепта.
— Ты полтора часа думал над этим?
— Я полтора часа думал, каким пыткам тебя подвергнуть, чтобы ты открыла мне правду.
— И что надумал? — улыбнулась Вета, ставя точку в пергаменте и закрывая книгу.
— До или после того, как решил, что придушу тебя, если ты попадешь в очередную историю? — мужчина подошел к девушке и потянул ее за руку на себя.
— А есть разница? — Вета уткнулась мужу в сюртук, вдыхая свежий, резкий запах мужчины.
— Не принципиальная: сначала я хотел затащить тебя в постель, чтобы запытать ласками, потом склонялся к идее затащить в постель и заснуть рядом, даже не притронувшись.
— Ммм... не принципиальная? Кому как, дорогой, и на чем остановился, позволь узнать? — Вета справилась с пуговицами его одежды и теперь гладила спину Люциуса, наслаждаясь ощущением теплоты и бархатистости кожи под своими руками.
— На том, что в кои-то веки хочу выспаться: заниматься с тобой сексом несколько раз на дню, без выходных...
— Тяжеловато? А я думала, мужчины твоего возраста более выносливы, не спроста же они заводят себе молодых любовниц.
— Мужчины моего возраста? — приподнял брови Люциус.
Вета невинно захлопала ресницами.
— Маги моего возраста, дорогая, могут днями не вылезать из постели.
— Могут— то могут, да кто ж им даст, — прошептала девушка, пряча улыбку.
— Вета, будь серьезна! — возмутился Люциус, приподнимая голову девушки за подбородок. — Это может повлиять на твое здоровье.
Вета добралась до пояса брюк и мучалась с пряжкой.
— Правда, и почему же? — девушка, наконец, одолела упрямый кусок металла и теперь сражалась с пуговицами и крючочками.
— Потому что ты беременна, если не забыла.
— И что? Мадам Помфри сказала, что ничего в этом такого нет, что можно.
— Мадам Помфри не знает, как часто и как бурно, — Люциус перехватил ее руки и завел девушке за спину, — поэтому, сегодня ты будешь спать у себя.
— Ну! — Вета от негодования даже ногой топнула.
— Никаких ну!
— Люциус! — девушка попыталась освободить руки, чтобы потянуться до мужа и заставить изменить решение, но не тут-то было: одно заклинание и она уже полностью раздета, потом еще одно и она обездвижена, потом отлевитирована на кровать и укутана в одеяло.
— Садист! — крикнула девушка в закрывшуюся дверь.

* * *

Проснулась Вета от каких-то странных звуков. Спрыгнув с кровати, девушка подошла к двери, но та не поддавалась, подергав для верности еще пару раз, она недовольно скривилась — Люциус замер ее, и позвала домового.
— Чего надобно в такое времечко? Спать надоть, а не шастать по ночам.
— Ой, да ладно тебе, — махнула на него рукой Вета. — Ты лучше скажи, ты что-нибудь слышишь?
В ту же секунду опять что—то зашумело, но быстро стихло.
— Слышу.
— Что это?
— Как что? Ваш муженек стонет и мечется на ложе, наверное, уже все простыни оборвал, проклятый.
— Дедушко! — Вета обеспокоено прислушалась, но пока все было тихо.
— Что — Дедушко, я уже, почитай, годков триста Дедушко, а он действительно проклятый. Злодей какой—то его проклял, сильно проклял, но так ему и надоть, нехороший он волшебник, темный.
— Интересное определение, если учесть, что моего отца ты любил, да и мать тоже.
— Твой отец был нехороший, но нетемный, а вот твой дед...
— Не поняла, что с дедом и который из двух?
Как только домовой открыл рот для ответа, снова раздался шум. Кинувшись к двери, Вета стала дергать ручку.
— Да открой же ты это мантикрабову дверь! — прорычала она, поворачиваясь к лохматому существу.
Домовой пожал плечами и щелкнул пальцами.
— Как скажете, госпожа, но Дедушко Вас предупредил.
Раздраженно махнув на домового, девушка кинулась к комнате Люциуса, из-за дверей которой раздавались глухие стоны.
Ворвавшись в спальню, Вета на миг остановилась, оценивая ситуацию: Люциус метался по кровати и стонал, сжимая и разжимая кулаки, одеяло валялось на полу, рядом с ним кувшин, из которого на палас вытекла вся вода, а рана на ноге переливалась красным светом и кровоточила.
— А, флоббер-червя тебе в..! — девушка подбежала к кровати и попыталась удержать мужа в одном положении, но мужчина был слишком силен и ее отбросило на несколько метров от кровати, когда он сопротивляясь, отшвырнул ее от себя.
Не смотря на то, что она весьма чувствительно приложилась спиной о пол, Вета быстро вскочила на ноги и снова подбежала к кровати, но на этот раз решив разбудить мужа.
— Люциус! — ноль внимания.
— Люциус! — аналогично.
Прищурившись, Вета поискала глазами, то, чем можно было его разбудить. Наткнувшись взглядом на дверь в ванную, девушка кинулась туда, прихватив с собой валявшийся на полу кувшин для воды. Набрав его, она вернулась в комнату и, не долго думая, выплеснула ледяную воду в лицо мужчине.
Он вскочил на кровати, наткнулся безумным взглядом на нее и в следующее мгновение, Вета была придавлена тяжелым телом к кровати, а руки мужа сомкнулись на нее шее.
Не ожидавшая такого, девушка попыталась вырваться, лягнув его ногой, но это только больше разозлило мужчину и руки сильнее сжались на горле. Уже теряя сознание, Вета краем глаза заметила, что кувшин, выроненный ею при падении, валяется на кровати, из последних сил девушка дотянулась до него и, соскальзывая в темноту, двинула им по голове мужа.
Очнулась она от ощущения, что ей тепло, но в это приятное состояние тут же вмешалась боль в шее. Вздрогнув, Вета открыла глаза и испуганно заозиралась по сторонам, однако, взгляд ее смог увидеть только широкую грудь мужчины, которая нервно вздымалась, свидетельствую о том, что человек не спит.
— Люциус, как ты?
— Как я? Мерлин, это я должен спрашивать как ты? Какого дьявола ты вообще ко мне вошла в комнату, я же запер тебя! — мужчина подтянул укутанную в одеяло девушку к себе, так, что ее глаза теперь были на одном уровне с его.
Вета хотела уже было начать возмущаться таким поведением мужчины, но заглянув в его глаза, передумала — слишком дикими и страшными они ей показались.
Вытащив руку из кокона, девушка провела кончиками пальцев по щеке мужа — рука тут же была перехвачена и отведена в сторону.
— Люциус, — прошептала она, покачав головой и возвращая руку на то место, где она, по мнению Веты и должна была быть — на царапавшей ладонь щеке мужа.
— Зачем ты здесь, кто тебя звал? Убирайся отсюда, — мужчина мотнул головой, уходя от ее прикосновения, и попытался оттолкнуть Вету к краю кровати, но девушка, молниеносно вытащив вторую руку, вцепилась руками в его волосы, и мужчина был вынужден прекратить свои попытки.
— Люциус, успокойся, ничего ведь страшного и непоправимого не произошло. Тебе снился кошмар, а я пришла и разбудила тебя.
— Ничего страшного?! Неужели ты не поняла, что еще немного и я бы тебя убил вот этими руками, — мужчина потряс у нее перед носом ладонями. — Кто тебя вообще просил будить меня!
— Прекрати орать! Мне не нравится! — наконец возмутилась Вета.
— Ах, ей не нравится! А что тебе нравится? Когда тебя душать? Убирайся!
Вета вскочила на колени и зло уставилась на мужа.
— Да что я тебе сделала, что ты вот так со мной разговариваешь? Чем я это заслужила? Не я же тебя душила несколько минут назад!
— Именно, поэтому я не хочу, чтобы ты была рядом, не хочу однажды проснуться и увидеть твой холодный труп у себя под боком, — мужчина устало закрыл глаза и отвернулся от Веты.
Замерев, девушка изумленно похлопала ресницами, пока смысл сказанного доходил до ее разгневанного сознания, а когда дошел, Вета облегченно вздохнула и улыбнулась.
— Люциус, — она подползла к нему и села рядом.
— Ты еще здесь? — спина мужчины напряглась.
— Послушай, — Вета осторожно прикоснулась к его плечу, — меня и раньше не особенно интересовало и беспокоило кто ты и на что способен, не потому что ты мне неинтересен или я равнодушна к тебе, просто я уже давно поняла, что ты нужен мне вне зависимости от того, опасно мне рядом с тобой или нет, — девушка усмехнулась, — согласись, все же с тобой мне намного безопаснее, чем без тебя, а вот это... Это не ты, а то проклятье, что оставило рану на твоей ноге, нужно просто снять его.
— Я мог тебя убить! — мужчина развернулся и зло посмотрел на Вету.
Девушка вздохнула и покачала головой.
— Но не убил же...
— Счастливая случайность.
— Мы снимем заклятье, и все будет хорошо, тебя перестанут мучить кошмары и боль. Все раны со временем заживут, от них останется только воспоминание.
— Даже если так, я не хочу, чтобы ты была рядом, — мужчина снова отвернулся.
«Ну что за детский сад, ей Мерлину, кому тут из нас семнадцать? Права была мама — мужчина тот же ребенок, только большой и дури в нем намного больше».
— Люциус, для меня крайне важно, чтобы ты присутствовал в моем будущем, — после этих слов он вздрогнул и, как показалось Вете, перестал дышать, но не повернулся, тогда она попробовала последний, но самый глупый аргумент: — Жить без тебя мне будет очень плохо, я вляпаюсь в очередную историю, из которой меня будет некому спасти.
— Со мной ты тоже можешь попасть в историю, из которой я не смогу тебя спасти, потому что сам и убью.
— Ты однажды сказал, что ты не Трелони, чтобы предсказывать будущее, вот и оставь Стрекозе ее хрустальные шары.
— То есть я прав — у тебя напрочь отсутствует инстинкт самосохранения?
— Аха.
— И тебя абсолютно не пугает перспектива быть задушенной в собственной кровати собственным мужем? — приподнял брови Люциус.
— Неа.
— Больная! — уверенно проговорил он, будто ставя диагноз.
— Люциус, ну почему сразу больная? Я просто сейчас кое-что вспомнила.
— И что же? Посвяти меня в свои ненормальные мысли.
— Что если я буду постоянно спать рядом, кошмаров не будет.
Мужчина выгнул вопросительно и немного надменно выгнул бровь.
— Я как-то была на осмотре у мадам Помфри и она сказала, что тебя должны мучить кошмары по ночам. Тогда я очень удивилась, потому что спала с тобой рядом и никаких кошмаров у тебя не было.
— Совпадение.
— Так давай проверим.
— Отвратительная мысль.
— Я не поняла, ты что, не хочешь, чтобы твоя жена спала рядом?
— А о чем я говорю последние минут десять?
— Хм, а ты что-то говорил? — усмехнулась Вета, вытянула из-под себя одеяло, и, устроившись под боком у мужа, накрыла их теплой тканью.
— Эксперимент начался, лабораторные мыши права голоса не имеют! — фыркнула она в губы мужа, когда тот попытался возразить.
Через минут пять Люциус окончательно сдался, признав, что и, правда, не имеют...
... На следующий день до обеда Вете все же на время удалось убежать от Винсента и, к ее радости, поймать Гарри Поттера, который скрывался и от нее и от своих друзей.
Нашла она его на Астрономической башне. Парень стоял один и смотрел на Запретный лес.
— Вот ты где, — усмехнулась Вета, вставая у выхода, чтобы парень не сбежал.
— Я не хочу ни с кем разговаривать, — раздался ответ.
— Конечно, обидел друзей, а теперь стыдно признаваться, что поступил как полный идиот.
— Я не намерен с тобой говорить об этом, — в голосе послышалось шипение, а плечи парня недовольно дернулись.
— Верно, куда как проще стоять тут, смотреть вниз и жалеть себя. Может, еще пригнешь? Могу подтолкнуть, ты же все равно решил сдаться, не бороться, так что пользы от тебя теперь, как от козла...
Гарри развернулся и угрожающе сжал кулаки.
— Дьявол! Неужели это так сложно понять: я—никого—не—хочу—видеть!
Вета прищурилась и окинула взглядом взлохмаченную фигуру: бледно-синий цвет кожи, красные опухшие глаза, жуткие синяки под глазами, резко выделяющиеся скулы, будто парень страдал обезвоживанием — складывалась ощущение, что Гарри просто не спит по ночам, — девушка вздохнула, но решила пока не говорить об этом — у парня есть друзья, которые постоянно рядом, есть преподаватели, которые должны заметить, что он выглядит болезненно, вот пусть они и запихивают его в Больничное крыло, а ей и мужа, который как ребенок, отмахивается от не нравящегося ему лечения, хватит...
— Объясни причину? Потому что не хочешь — как ты себе вбил в голову — подставлять своих друзей, потому что ты все равно проиграешь?
— Да!
— Бред!
— Я так решил, все, тема закрыта! — Гарри сверкнул на нее зелеными глазами и отвернулся, обняв себя за плечи.
— Ладно, хочешь остаться один, ради Мерлина, твоя жизнь, но вот сдаться я тебе не дам, слишком многое от тебя зависит, в частности, лично для меня.
— Только не говори, что тебе есть дело до того, смогу я победить или нет!
— Если ты не забыл, Он точит зуб не только на тебя, но и на меня — я ему теперь также поперек горла встала, как и ты! Кроме этого, моего мужа зовут Люциус Малфой, у Волдеморта на него зуб, уж не знаю за что, но это факт. И пока Лорд жив, нам из Хогвардса не выбраться. Нет, конечно, школа не плохое место, но жить тут всегда? Уволь. К тому же, если ты проиграешь, думаю, Он снесет эту школу, чтобы глаза не мозолила. Да, и вот еще, забыла совсем: волшебному миру станет очень не хорошо, твоих друзей убьют, убьют много невинных людей, которые не захотят присоединяться к Лорду, и тех, кто ему будет неугоден.
— Я никому ничего не должен, я устал, оставьте меня все в покое, — в голосе Гарри Вете послышалась безмерная печаль и одиночество.
«Но тебе придется выползти из этого состояния!»
— Не должен? Не должен он! Хочешь или не хочешь, а должен ты с тех пор, как тебе поставили этот шрам, — Вета прислонилась спиной к камню и ткнула Гарри в лоб, отчего парень вздрогнул и отшатнулся от нее. — Если тебе выпал такой жребий, то неси его. Ты вообще кто — гриффиндорец или трус и слабак?
— Ты не понимаешь! — замотал головой парень.
— Все я понимаю, потому что в таком же положении как и ты. В один совсем не прекрасный день ко мне пришли и, фигурально выражаясь, сказали: встань и иди, а вот хочу ли я, никто не спросил, да и выбора у меня особенно не было: или бороться за жизнь или умереть. Я выбрала первое, а сейчас, хочу, чтобы и ты выбрал это. Не мы с тобой все это начали, мы такой жизни себе точно не желали, но нам это заканчивать... Если мы, конечно, хотим когда-нибудь выглядеть так, как Дамблдор!
Гарри посмотрел на нее и уголком губ улыбнулся — получилось криво и не радостно, но Вета решила, что это уже лучше, чем было.
— Думаешь, это стоит усилий?
— Думаю, седины тебе очень пойдут.
Гарри сложил руки на груди и недовольно посмотрел на Вету.
— Что ты от меня-то хочешь? — сквозь зубы спросил парень.
— Смотрел книгу?
— Смотрел, разве это не Темные заклинания? — Гарри приподнял брови.
— Они самые, а ты хотел сражаться с Упивающимися и Волдемортом с помощью чего? Мыльных пузырей?
— А как же любовь? Мне нельзя пользоваться темной магией.
— Дамблдор слишком верит в полезность сладкого для детей, чтобы понять, что горькое тоже может содержать необходимые витамины.
— Чего?
— Ты когда-нибудь пил хорошее, сильное лекарство, которое было приятно на вкус?
— Обычно меня отпаивают Костеростом — отвратительное пойло.
— Вот. Считай это неким подобием костероста, только для лечения более страшного перелома.
Гарри задумался, облокотившись на парапет.
— Знаешь, я последнее время много думал о том, что происходило в моей жизни, что происходит и что в скором времени будет происходить…
— И?
Парень перевел больные, грустные глаза на девушку:
— Чему ты хочешь, чтобы я научился? Книга слишком большая.
— Тем заклинаниям, которые не слишком Темные для тебя и которые пригодятся в сражении, значит должны быть не слишком трудные.
— Трудные?
— Некоторые из них очень сложно контролировать, если волшебник не сможет этого сделать, то проклятье обернется против него… Ты согласен? — Вета встала рядом: девушке надоело разговаривать со спиной Гарри.
Он задумчиво посмотрел в глаза девушке.
— Кто—то писал, что отказа не примет, — усмехнулся парень.
— Но ты попытался.
— Иначе это был бы не я.
— И?
— Я согласен, — вздохнул Гарри, сверкнув на Вету зелеными глазами из-под очков.
— Теперь нам осталось только найти, где заниматься так, чтобы нас не засекли, потому что ты прав в одном, Дамблдор по головке за такое не погладит.

* * *

— Это Выручай-комната, мы нашли ее на пятом курсе. Здесь проходили занятия Ордена Дамблдора, когда я преподавал Защиту.
— Понятно. Ее никто не найдет?
— Ну... Главное не то, что не найдет, главное, что не войдет, если только стену не разрушит.
— Даже Дамблдор?
— Даже он.
— Радует. Значит, начнем завтра.
— ...?
— Чем раньше, тем лучше, кто знает, когда все начнется, а я бы на твоем месте все же помирилась с друзьями — лови моменты, пока не стало слишком поздно сказать, что ты их любишь. Все таки любовь не такая плохая штука, хотя и бесполезна в сражении.
Гарри только упрямо поджал губы и мотнул головой, на что Вета пожала плечами и, помахав рукой парню, направилась в подземелья, выяснять, чем же все это время занимался ее благоверный, и не вдарило ли ему в голову опять бред на счет — держись от меня подальше — я опасен.
«Похоже подобные настроения заразны».
— Вета?
— Да? — девушка отвлеклась от рассматривания комнаты и бросила взгляд на стоявшего рядом Гарри.
— А не опасно нам будет применять такие заклинания?
— Не беспокойся, наложим одно маленькое заклинание, чтобы палочка только сигнализировала о том, когда заклинание будет выполняться правильно: ни Министерство, ни Дамблдор не должны засечь. Главное, чтобы нас не застукали, когда мы буем входить и выходить, или не начали искать запропастившегося непонятно куда Гарри Поттера...
— Не будут, надеюсь.
— Ладно, пойдем тогда. Скоро обед.
Спустившись в подземелья, девушка обнаружила мужа, сидящего в любимом кресле и изучающего очередную книгу.
— Где была? — спросил он, не поднимая на нее глаз.
— А как насчет сначала поздороваться? — усмехнулась Вета, садясь рядом с Люциусом и внимательно его рассматривая, от мужчины почему-то пахло холодом.
«Странно».
— Что за взгляды?
— Думаю.
— Интересное занятие, и о чем же?
Вета склонила голову на бок, изучая блеск в глазах мужчины.
— Я жду, — Люциус побарабанил пальцами по подлокотникам кресла.
— Да нет, не бери в голову, просто удостоверилась, — Вета встала, подошла к мужу с боку и обняла его за шею, прижавшись грудью к плечу. — Ты же у меня взрослый, умный, без юношеского максимализма — все или ничего...
— На счет всего или ничего поспорю. По-моему, лучше все. Но к чему этот разговор?
— Не обращай внимания, мысли в слух… У меня сейчас сдвоенная Гербология, вот я и забежала с тобой пообедать и переодеться в форму.
— Я думал, утром тебе было не очень хорошо.
— Люциус, мне по утрам часто бывает не очень хорошо — это естественно, но теперь, когда я пью зелье, и токсикоз почти прошел, мне не так плохо, как было раньше, поэтому я даже сходила на Трансфигурацию и порадовала Минерву МакГонагалл своими неординарными способностями в бытовом преобразовании предметов.
— Слизерин много баллов потерял? — усмехнулся муж.
— Никакой веры в меня, — Вета возмущенно ударила Люциуса по плечу».



просмотреть/оставить комментарии [91]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.