Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Гарри и Драко занимаются любовью. Гарри:
- Все. я больше не могу. Больно!
- Терпи! Ты же мужчина!

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>


  Почему я? (Часть вторая)

   Глава 6. Тишь, гладь, божья благодать? Часть 1.
Спать Вету, вопреки надеждам, отправили в ее комнату: вытащили из ванны, высушили волосы, закутали в махровый халат и отнесли в спальню.
Забравшись под одеяла, девушка уткнулась взглядом в темный потолок. Сон не шел. Поворочавшись, девушка попыталась заснуть, зарывшись головой в подушку, но не тут то было. Спать одной ей не хотелось, а желание беременной женщины почти непреодолимо и ничто не может встать на пути его воплощения в жизнь, даже злой Люциус Малфой!
Спрыгнув с кровати и прихватив с собой палочку, Вета тихо вышла из комнаты. Осторожно отворив дверь в спальню мужа, она скользнула к его кровати, немного постояла около нее, прислушиваясь к размеренному дыханию человека, присела, разглядывая гордый профиль мужа: точеные черты лица были почти не видны в темноте, но Вете и не требовалось освещение, в ее памяти закрепилась каждая черточка лица мужа. Как-то незаметно и ненавязчиво этот человек плотно вошел в ее жизнь, вторгся в ее мысли и плотно обосновался там.
Тем временем мужчина, почувствовав что за ним наблюдают, проснулся и приподнял голову.
— Что ты...? — зеленые глаза встретились с сонными голубыми.
— Я.., — Вета замялась на секунду под пристальным взглядом, — … я не могу заснуть.
Мужчина тяжело вздохнул, подвинулся в кровати, откинул одеяло.
— Но если ты не будешь спать...!
— Буду, буду, — пообещала Вета, забравшись на кровать и свернувшись клубочком под боком у мужа.
Вдыхая родной запах и слушая размеренное сильное сердцебиение, девушка медленно погрузилась в сон…
… Проснувшись, Вета пошарила руками по кровати: мужа не было, впрочем — записки на этот раз тоже. Пожав плечами, девушка завернулась в халат и вышла в гостиную.
— Люциус, никто не..., — умолкнув на полуслове девушка, обнаружив в комнате помимо Люциуса еще одного человека.
— Леди Малфой, — усмехнулся зельевар, оглядывая ее с ног до головы.
Вета почувствовала, как краска заливает ее щеки, гневно сверкнув глазами на ухмыляющегося мужа, девушка развернулась на пятках и бросилась к себе в комнату. Только деверь закрылась, как вошел Люциус.
Вета развернулась и ткнула в него пальцем:
— Ты, ты, да как ты вообще мог?!
— Северус пришел по просьбе колдомедика, принес зелья и напомнил, что у тебя сегодня обследование.
— И это твое оправдание?
— Похоже, что я оправдываюсь? Я тебя информирую.
— Ууууу! — Вета схватила подушку и запустила в мужа.
Тот только фыркнул и скрылся за дверью. Подушка пролетела мимо.
— Нет, все-таки у некоторых людей определенно дар раздражать и портить настроение, а про меня еще что-то говорит, — одеваясь, бурчала Вета.
Застегнув змейку на узких темно-синих джинсах, девушка одернула мягкий серебристого цвета свитер, доходивший до середины бедра, закатала рукава по локоть и быстро влезла в черные полусапожки, потом подошла к зеркалу, заколола волосы «крабом» и, нацепив на лицо безразличную маску, вышла в гостиную.
Сложив руки на груди и скрестив ноги, Вета прислонилась к косяку.
— Профессор Снейп ушел?
— Давно, — Люциус отложил книгу.
— Ты сделал это специально?
Мужчина пожал плечами.
— Не понимаю твоего возмущения. Северус не десятилетний ребенок и вполне понимает, что могут делать мужчина и женщина наедине, особенно если они муж и жена.
— Ну, великолепно, хотя бы этого ты больше не отрицаешь, — недовольная бесчувственностью мужа, проговорила Вета, садясь в кресло.
Люциус ничего не ответил, опять погрузившись в чтение.
— Что это? — девушка кивнула на кучу коробок у камина.
— Подарки? — мужчина изогнул бровь.
Вета скрипнула зубами: абсолютно бесчувственный, как он не понимает, что ей просто хочется с ним поговорить, а не сидеть и молча смотреть на огонь, когда он что-то внимательно изучает в древней книге, которая, если простоит на полке еще несколько часов, то никуда не денется, если уж за столько веков с ней ничего не произошло, но мужчина так и не оторвался от книги, и Вете пришлось вместо общения заняться подарками.
Пять из них было от гриффиндорцев, судя по красной упаковке, и один от Винсента.
Развернув первый, Вета обнаружила красивую ажурную ночную сорочку (девушка оглянулась на мужи и быстро запихнула ее обратно в коробку) и открытку от Джинни, в которой она советовала, как поступить с подарком, следующий был от Гарри — волшебный фотоальбом (Вета слышала о таком, в нем можно было хранить виде двигающихся фото воспоминания), затем ей попался подарок Гермионы: самопишущее перо, Лариса подарила резную деревянную заколку, от Рона Вета получила красный свитер вполне приличной вязки, Винсент прислал подставку для волшебной палочки.
Сложив подарки, девушка достала альбом и решила заняться его заполнением, Люциус все равно не обращал на нее внимания.
Над плечом Веты вдруг раздался громкий хлопок, а в следующее мгновение удар и тихий вскрик. Обернувшись, она посмотрела на мужа, который опускал руку, и на лохматый комок, сползавший по стене.
— Ну и зачем ты решил размазать по стенке нашего домового?
— Кого? — мужчина перевел взгляд от стены на Вету.
Девушка завела глаза и указала на поднимающееся существо:
— Люциус, познакомься, наш домовой, зовут Дедушко. Будь уважителен с ним, если не хочешь в один прекрасный момент проснуться с зелеными волосами, к примеру, - посоветовала девушка, заметив на лице мужа презрительно-брезгливое выражение, предназначавшееся домовому.
Лохматый домовой тем временем поднялся, сверкнул глазами на мужчину и с хлопком пропал.
— Ты вызвала его вчера?
— Я же обещала. Мне не нравятся эти ушастые неврастеники.
— А оно не неврастеник?
Вета удивленно посмотрела на мужа.
— Он нехорошо посмотрел в мою сторону.
— У тебя паранойя, Люциус. Ты — моя семья, и Дедушко не может сделать против тебя что-то злое. И потом, не говори мне, что ты испугался — в жизни не поверю, что Малфоя можно напугать, особенно маленьким безобидным существом.
Мужчина как-то странно посмотрел на нее и уткнулся в книгу.
Вета, покачав головой, вернулась к прерванному занятию. Слова о главе семьи Люциус благополучно проигнорировал.
Чуть позже перед ними появились тосты, джем, сыр, фрукты и чай. Вета улыбнулась быстрому подозрительному взгляду, брошенному мужем на еду, однако, в следующую секунду Люциус невозмутимо взял тост.
Позавтракали они молча. В той же тишине Вета приняла предложенную ей руку, встала из кресла, муж накинул ей на плечи мантию и повел в Больничное крыло, оставив девушку на попечение колдомедика, мужчина исчез.
Грустно посмотрев на закрывшуюся дверь, девушка повернулась к мадам Помфри.
— Так, так, моя дорогая, посмотрим, — колдомедик посадила Вету на кровать, — расстегни-ка мантию.
Когда девушка выполнила просьбу, мадам Помфри протянула ей флакончик:
— Выпей это и ложись.
— А что это?
— Одно зелье, оно поможет мне провести осмотр.
Через полчаса колдомедик удовлетворенно вздохнула и распрямилась:
- Ну что я могу сказать, с ребенком все замечательно, развивается нормально, а то я беспокоилась, что из-за того жуткого зелья, что ты пьешь. Вот тебе еще общеукрепляющие зелья, - мадам Помфри поставила на прикроватную тумбочку ящичек с флаконами, - вот эти - тебе, синие — мужу. Проследи, чтобы он пил их по вечерам — это поможет ему спать.
- Он нормально спит, - удивленно посмотрела на ведьму Вета.
— Да? С чего Вы это взяли, моя милая? Лорд Малфой пострадал от Темных заклинаний, его шрамы постоянно причиняют ему боль, особенно тот, что на ноге, он просто не может спать спокойно.
Вета задумчиво посмотрела на лекарства.
«Странно, я не заметила, чтобы Люциус плохо спал — что это, моя невнимательность? Быть не может, меня ведь заботит его здоровье, или нет?»
— И, дорогая, проследите, чтобы Ваш муж ходил с палочкой. Нравится ему это или нет, но он болен, а если будет перегружать ногу, то я не могу даже предсказать последствия.
— Хорошо, мадам Помфри, — Вета склонила голову в знак согласия, застегнула мантию и, забрав ящичек, вышла из Больничного крыла.
Люциус стоял спиной к дверям и разговаривал с зельеваром. Темноволосый мужчина замер на полуслове и пристально посмотрел на Вету — муж обернулся:
— Вета, — девушка скользнула ладонью в протянутую руку. — Северус, мы договорим позже.
Мастер зелий кивнул, поклонился Вете; мантия взметнулась за спиной мужчины как крылья, когда он стремительным шагом прошел в Больничное крыло.
— О чем вы говорили?
— Так, общие дела, — уклончиво ответил мужчина. — Что тебе сказала Помфри?
Вета дернула плечом:
— Все нормально, если бы было не так, я бы оттуда не вышла. Это ты мне скажи, почему я ничего не знаю?
— О чем?
— О том, что ты плохо спишь и постоянно мучаешься от боли.
Люциус остановился у лестницы, развернув Вету к себе лицом:
— Похоже, что я отчего-то мучаюсь? И сплю я нормально, как ты могла заметить.
Девушка скептически выгнула бровь.
— Хорошо, но ты можешь хотя бы с тростью ходить.
Мужчина, прищурившись, посмотрел на нее:
— Вета, давай о своем здоровье я буду беспокоиться сам.
— Прекрасно, — девушка обиженно поджала губы, пихнула мужу в руки ящик с зельями и стала быстро спускаться по лестнице.
«Как же, сам. Ничего, будем лечить насильно, а трость я тебе на Новый год подарю, даже если опять будешь изображать из себя буку-злюку… В последнее время прихожу к мысли, что, чтобы спокойно сосуществовать рядом с тобой, мой дорогой, нужно не принимать в серьез твое бурчание».

* * *

Наступил вечер. Вета валялась на ковре у камина и лениво перелистывала страницы учебника, пытаясь понять хоть строчку из написанного там — домашнее задание еще никто не отменял.
Рядом сопел и возился домовой, стирая пыль с книжных полок. Девушка оторвалась от книги и подозрительно посмотрела на мохнатое существо, которое, как правило, не любило показываться на глаза.
— Выкладывай, — в конце концов не выдержала Вета.
— Он — плохой, все плохое, нехорошо здесь, — буркнул домовой.
— Он не хуже и не лучше других, а место, где идет война, даже если в ней наступают моменты затишья, не может быть хорошим при всем желании.
— Значится надо отсюда уходить, — домовой подошел к девушке и с надеждой свернул на нее темными бусинками глаз.
— Не сейчас...
— Вот, никто, никогда не слушает Дедушко, а потом и получается все так, как не надо, — с тихим хлопком домовой исчез прежде, чем Вета успела спросить, что он имел в виду.
Девушка, было, уже решила вызвать его обратно, когда за ее спиной раздался голос:
— Я же говорил, что не нравлюсь ему, — Люциус прохромал от двери к креслу и остановился там, сверху вниз посмотрев на Вету.
— Люциус, ты не нравишься многим и тебя это, обычно, не волнует.
— Даже тебе?
Девушка фыркнула, оглядывая мужа с ног до головы:
— На мой вкус ты даже очень ничего.
— Ничего? Ах, ничего, — мужчина опустился на шкуру рядом с девушкой, притянул ее голову и впился губами поцелуем.
Яркие отблески пламени камина танцевали на его коже и сверкали в голубых глазах, когда он осыпал жадными поцелуями тело Веты, пристально смотря ей в лицо, будто гипнотизируя. Сильные руки гладили тело. Она застонала, когда он добрался до внутренней стороны бедра. Погрузив пальцы в его волосы, девушка выгнулась навстречу мужу.
— Мерлин!
— Причем тут мертвец? — усмехнулся Люциус, скользнув по телу жены вверх и прикусывая мочку ее уха.
— Какой же ты...
— Какой? — рука мужчины скользнула вниз, туда, где недавно были его губы.
— Большой ребенок.
— Да неужели? Что ж, тогда ты моя игрушка, мое сладкое, — Вета всхлипнула, когда муж стал терзать ее чувствительные соски, — а мне нравиться сладкое, — девушка впилась зубами в плечо мужа от переполнявшего ее удовольствие, — очень нравится.
Руки девушки гладили спину Люциуса, чувствуя, как перекатываются под кожей напряженные мышцы.
Удовольствие росло и заполняло все ее существо, горячей волной накрыв ее с головой.
Люциус встал на колени, перевернул ее на живот, приподняв ее бедра, и мощным движением вошел в нее. Вета уткнулась лбом в шкуру, задыхаясь от наслаждения. Ей захотелось кричать — такое незабываемое ощущение: резкое, насыщенное...
— Люциус? — Вета подняла голову с плеча мужа: он лежал с закрытыми глазами, черты лица были расслаблены, на губах играла довольная улыбка.
— Ммм?
— Что будет дальше? — Вета протянула руку и провела по щеке мужа кончиками пальцев, по той, где от виска к подбородку тянулся шрам.
Мужчина перехватил ее пальцы и сжал в ладони, голубые глаза открылись и внимательно посмотрели в лицо девушке:
— До «дальше» надо дожить.
Вета положила голову на плечо Люциуса, прижавшись к нему губами в благодарность за то, что он понял ее вопрос именно так, как она его задала, а не стал говорить что-то вроде «дальше мы пойдем спать».
— Думаешь, Гарри не сможет победить?
— Я теперь так далеко не заглядываю, — протянул мужчина.
Девушка фыркнула и ткнула его под ребра.
Вздохнув, Люциус приподнялся на локтях и посмотрел на жену:
— Хочешь узнать: верю ли я в тот бред, что несет старик? Нет, не верю. Мальчишка намного слабее Лорда. Поверь мне, я знаю, и победить ему поможет только чудо, а в чудеса я перестал верить давным-давно, — он снова лег, закинув руку за голову.
Вета закрыла глаза, прислушиваясь к мерному стуку сердца под ухом.
- А когда оружие против Лорда — семнадцатилетний парень... исход последней битвы может быть вполне предсказуем, — раздался, через некоторое время, голос мужа у девушки над головой.
— Тогда почему ты на Этой стороне?
— Меня особенно не спрашивали, если ты не помнишь и, выбирая между пожизненным Азкабаном или Avada Kedavra, когда Аврорату стало бы известно о том, кто я на самом деле, а так же возможностью попасть в руки Лорда, я решил воспользоваться представившимся шансом и отомстить хотя бы одному из тех, кого ненавижу.
— Ты будешь сражаться? — Вета покрепче взяла мужа за руку, переплетя свои пальцы с его.
— Не откажу себе в таком удовольствии, — усмехнулся муж.
— Значит месть?
— Месть! И давай больше не будем об этом, — голос Люциуса стал вдруг жестким, от его кожи будто повеяло холодом.
Вета вздрогнула и поежилась, но мужчина не стал развивать тему, а перевернулся на бок, подперев голову рукой, другой прикоснувшись к плечу девушки — в глаза его не было той обычной злости, которая там появлялась, когда она спрашивала что-то не то.
«Секс смягчает его, или делает ленивее?»
Вета зажмурилась от удовольствия, когда муж стал гладить ее.
— Пойдем-ка спать в кровать, я слишком стар, чтобы делать это на полу…

Пять дней до Нового года прошли тихо, по-домашнему уютно: Люциус читал книги, правда какие именно Вете не показывал, а на ее вопросы отмалчивался, просматривал газеты, будто ища там что-то, с вопросами на эту тему он поступал так же, как и с вопросами о книгах — отмалчивался, Вета делала домашние задания и, к ее удивлению, муж несколько раз даже помог.
Девушка стала замечать, что на смену тошноте пришла сонливость и постоянная легкая усталость, хотя, ее все же подташнивало, но редко и не сильно. А еще она начала подмечать за собой эмоциональную потребность быть рядом с мужем, и ей было совсем не важно, обращает ли в этот момент Люциус на нее внимание. Она испытывала радость просто сидя рядом с ним и ощущая его присутствие, но больше всего ей нравились три вещи: смотреть на него, чувствовать, как он прикасается к ней и спать с ним, последнее вообще стало для нее неким наркотиком, к которому она пристрастилась за совсем короткое время. И это все в совокупности страшно беспокоило и пугало: она никогда не зависела ни от кого настолько, даже от родителей, которых, безусловно, очень любила, а тут такое, да еще к кому, к человеку, которого Вета почти не знала. Кто он, какой он, что им движет, честен ли он с ней или лукавит, есть ли правда в его ласках и взглядах на нее или это прекрасная игра профессионального интригана? А самое главное — испытывает ли он к ней хотя бы маленькую толику тех чувств, что так внезапно вспыхнули в ее сердце, а если нет, то будет ли и когда? Все эти вопросы она задавала практически постоянно, но стоило ей только взглянуть на мужа, почувствовать его прикосновение, как мысли вылетали у нее из головы.
— Вета, ты скоро? Сейчас придет Северус, а он не любит ждать, как, впрочем, и я! — раздался крик мужа из гостиной, девушка вздрогнула и чуть не уронила расческу.
— Да, сейчас иду, — ловко закрепив подарок Ларисы на волосах, она оглядела себя в зеркале и осталась вполне довольна результатом: по случаю праздничного ужина, устраиваемого Дамблдором, Вета надела цвета Слизерина — темно-зеленое длинное платье из летящей и струящейся такни, с талией под грудь, глубоким V-образным вырезом, длинными рукавами-фонариками и серебряной вышивкой по подолу и вырезу.
Выпорхнув в гостиную, девушка крутанулась вокруг своей оси, расставив руки:
— Ну как?
— Я рад, что в Хогвардсе только один мужчина, который мог бы вызвать у меня желание запихнуть тебя обратно в комнату и не выпускать, и он абсолютно не заинтересован тобой, — обворожительно улыбнулся жене Люциус.
— Льстец, — фыркнула Вета, подходя к мужу и проводя руками по дорогой ткани мантии.
— Не слишком ли мы помпезно одеты? — Вета оглядела собравшихся в небольшой чайной комнате волшебников, а потом скосила глаза на себя и мужа, который был облачен в черный камзол с серебряными пуговицами, ворот белоснежной рубашки был выпущен поверх воротника стойки, шейный платок темно-зеленого цвета, повязанный изящным узлом и скрепленный брошью-змеей, черные брюки со стрелками, лакированные туфли, верхняя мантия оторочена мехом горностая.
— Ничуть, — Люциус прошел следом за Ветой в комнату и остановился за спиной девушки.
Разговоры разом стихли и все взоры устремились на них: Дамблдор приветственно улыбнулся, остальные — кто прищурил глаза, кто попытался сохранить на лице невозмутимое, а то и безразличное выражение, кому-то это не удалось и лица их исказились так, будто они съели кислый лимон.
Обведя взглядом комнату, девушка поразилась количеству волшебников: здесь были не только Минерва МакГонагалл и Дамблдор, но и Люпин, Тонкс, Муди, Делвиш, куча рыжих, незнакомых ей людей (как решила Вета — родственников Рона и Джинни), светловолосая девушка, похожая на прекрасную картинку и явно с примесью крови вейлы, похожий на Дамблдора старик... Тут от рассматривания ее оторвал недовольный голос из-за спины:
— Леди Малфой, не могли бы Вы и Ваш муж убраться с прохода, я еще не призрак, чтобы ходить сквозь предметы, — Вета обернулась и смущенно улыбнулась пытающемуся пробраться мимо них профессору Снейпу.
— Судя по твоему виду, ты им скоро будешь, — усмехнулся Люциус в лицо волшебнику, но, мягко взяв ее за локоть, отошел к ближайшему диванчику, куда усадил сначала девушку, а потом, чуть поморщившись, сел и сам.
Вета посмотрела на зельевара и мысленно согласилась с мужем: осунувшееся лицо пепельного цвета, красные глаза, темные круги под глазами, — картина была явно не здоровая, как если бы маг страдал сердечной недостаточностью.
Тем временем, кинув на Люциуса злой взгляд, Северус Снейп уселся за стол, напротив Дамблдора, и только сейчас, когда стоявшие волшебники начали усаживаться следом, Вета заметила гриффиндорцев, сидящих по обе руки от директора.
Джинни и Лариса приветственно кивнули, Гермиона печально улыбнулась и сосредоточила свое внимание на Мастере зелий, Гарри приподнял уголок губ, Рон демонстративно отвернулся, впрочем, девушка не стала обижаться — отворачивался он не от нее.
— И так, все в сборе и мы начинаем. Сперва хочу поздравить всех с наступающим Новым годом и тем, что для нас он все же наступил, а также пожелать в будущем году мира всем нам, что же касается праздничного ужина, он состоится сразу после собрания.
— Альбус, а Вы уверены, что в присутствии этого, — рыжеволосая кивнула на Люциуса, — мы можем что-либо обсуждать?
— Молли, лорд Малфой с нами, — сверкнул глазами в сторону дивана Дамблдор.
— У него другого выбора нет, — хищно усмехнулся Муди.
— Господа, прошу вас, вы меня знаете: я бы не собирал всех вас здесь, если бы не доверял каждому, а мотивы, по которым тот или иной волшебник присоединяется к нам, приходит к Свету, не так уж и важны, потому что, вынужден признать, у нас каждый человек на счету.
Чуть помолчав после своей речи и обведя взглядом присутствующих, Дамблдор вновь заговорил:
- Как вы, должно быть, заметили, последнее время нападения Упивающихся Смертью сократились. На фоне того, что Темный Лорд получил Книгу Перуна и что, по моим сведениям, у него вполне достаточно сил, чтобы напасть хоть завтра — это выглядит подозрительным.
- Не более, чем выглядят все его поступки, директор, - возразил зельевар.
- Северус, у тебя есть какие-нибудь новости?
- Кроме того, что Лорд до сих пор собирает армию — нет.
- Ладно, он ее собирает, но почему их вылазки на магический мир практически прекратились? Страдают только магглы, — Гарри задумчиво поболтал ложечкой в чае, а потом перевел взгляд на своего профессора зельеваренья.
- Вас расстраивает, мистер Поттер, что Лорд не нападает на волшебников? — саркастически выгнул бровь Мастер зелий.
- Меня расстраивает, профессор, сэр, что он играет в молчанку.
- Гарри, но у тебя постоянно болит шрам и..., - юноша бросил предупреждающий взгляд на подругу, и та замолчала.
- Это ровным счетом ничего не означает, кроме того, что он планирует очередную гадость!
- Вполне понятные и объяснимые со стратегической точки зрения гадости. Он убивает двух зайцев сразу: «обкатывает» новеньких и усыпляет бдительность Министерства и магического общества. Чем меньше нападений, тем расслабленней враг, - недовольно пробурчал похожий на Дамблдора маг.
- А нападение на нас две недели назад? — задала вопрос Гермиона, пристально смотря на Снейпа, но, как предполагала Вета, ее взгляд не имел никакого отношения к сегодняшнему разговору — девушка беспокоилась за своего... возлюбленного?
Мотнув головой, Вета опять сосредоточилась на разговоре.
- Проба пера, прощупывание защиты, разведка боем — что угодно. Поверьте, если бы Он действительно хотел напасть, чтобы победить, то уже сидел бы в Хогвардсе — имеющиеся у него силы это позволяют. Я думаю, никто из нас не забыл, как он действовал полтора года назад, и какие настроения были в магическом мире.
- И какие это принесло последствия, - пробурчал Рон, но ему никто даже взглядом не ответил, так все были сосредоточены на важной информации.
- Тогда чего он ждет? — воскликнула Тонкс, окрасив волосы в темно-синий цвет.
- Набирает силы. Лорд может и маньяк, но не дурак: силы должны быть равны, а лучше, чтобы они значительно превышали силы противника, - пожал плечами Люциус.
Вета посмотрела на мужа — он искренне недоумевал, что Орден не понимает этого.
- Равны с кем, превышали кого? Да нас по пальцам можно пересчитать, - отрицательно покачал головой один из рыжеволосых мужчин.
- Уизли, спешу обрадовать — вас всех Лорд не расценивает как противников, способных оказать реальное сопротивление, а вот если на помощь прибудет Аврорат...
- То это уже не будет похоже на избиение младенцев, - закончила за мужа Вета.
- Мы не младенцы! — возмутились за всех присутствующих два рыжих и одинаковых на лицо парня.
- Вас, - собравшиеся впились взглядом в Люциуса, - хорошо — Нас, тех, кто реально способен участвовать в битве, можно пересчитать по пальцам, вмешательство Аврората может перевесить чашу весов в нашу пользу.
- Северус, когда в таком случае нам ждать нападения? — снова обратился Дамблдор к своему коллеге.
- Понятия не имею. Вы слишком много от меня хотите — я не могу залезть Ему в голову, даже при всем моем желании, это Поттер у нас связан с Лордом, а меня увольте от такого сомнительного удовольствия, мне вполне хватает встреч с ним лицом к лицу.
- Сколько авроров служит в Аврорате? Хотя бы примерно, - подала голос светловолосая девушка.
- Около тысячи, если объединить разные отделы, — ответил Уизли-отец, как окрестила его Вета про себя.
- Северус, сколько сейчас Упивающихся?
- В районе шестисот — семисот, - пожал плечами волшебник.
По комнате прокатился обеспокоенный шепот.
- Ты уверен? — подал голос Ремус Люпин.
- Абсолютно.
- И, смею заметить, пока это только чистокровные. Я не ошибаюсь, Северус? — Люциус вопросительно глянул на мага.
- Почти все. Сегодня мы приняли троих полукровок.
- А, тогда дело — дрянь, - поморщился один из взрослых Уизли.
- С чего Вы взяли? — поджала губы Минерва МакГонагалл.
- Он начал набирать мясо, - равнодушно проговорил Люциус, разгладив несуществующие складки на рукаве.
- Как грубо! - всплеснула руками рыжая полноватая ведьма, неодобрительно посмотрев на Люциуса.
- Люциус прав, - профессор Снейп обвел присутствующих тяжелым, уставшим взглядом.
- Тогда, что же ты молчал, Снейп, тебя же спрашивали о новостях!
Зельевар одарил холодным взглядом Муди:
- Я не обязан отчитываться перед тобой в своих поступках.
- Как раз наоборот. Я не забыл кто ты такой, и в отличие от некоторых, - Муди бросил взгляд на Дамблдора, - я слежу за тобой.
- Да сколько угодно.
- Прекратите пререкаться, у нас сейчас есть дела поважнее. И так, все это значит, что нападения нужно ждать уже скоро.
- Слишком скоро. Не думаю, что Лорд будет ждать до лета, - Снейп качнул головой в сторону Веты, видимо, подразумевая ее роль в судьбе гриффиндорца и в исходе войны.
После этих слов в комнате повисло молчание.
Вета посмотрела на друзей: Лариса была расстроена, Гермиона, Рон и Джинни - не просто расстроены, но сильно напуганы, и только Гарри сидел с невозмутимым видом и с ничего не выражающими глазами. Девушка нахмурилась — такой взгляд не должен быть у молодого человека, такой взгляд может быть у того, кто на пороге смерти не боится уходить в другой мир, потому что прожил долгую, насыщенную жизнь, жизнь, в которой все успел.
- Новости не радостные, а выводы не обнадеживают, но, - нарушил тишину Дамблдор, - не нужно раньше времени отчаиваться. Мы будем продолжать свою работу, и готовиться к войне: Ремус, Нимфодора, Муди, на вас Аврорат, Северус — как всегда, - мужчина скривился, после чего наклонил голову, отгораживаясь ото всех волосами, - Билли, Чарли — на вас драконы и молодежь, мы с Минервой здесь, думаю, пока это все. А теперь давайте порадуемся Новому году, прошу, - волшебник хлопнул в ладони и на столе появились угощения, а в комнате запахло хвоей.
- Леди Малфой, лорд Малфой, прошу вас присоединиться к нам за столом.
После «праздничного ужина», который только неисправимый оптимист мог назвать праздничным: за столом висела гнетущая тишина, нарушаемая только звяканьем посуды, - волшебники быстро разошлись.
Вета посмотрела на мужа, кивнув на гриффиндорцев, направляющихся к выходу.
- Иди, но знай — я не доволен тем, кого ты выбрала себе в друзья. У тебя и без них проблем достаточно.

* * *

Догнав гриффиндорцев уже почти у входа в их гостиную, девушка проскользнула следом за Гермионой и остановилась, изумленно глядя на тихо глотавшую слезы Джинни, на пытавшуюся успокоить ее Ларису, на Рона, с так не присущим ему серьезным выражением лица, на сосредоточившуюся на своих мыслях Гермиону, которая даже не заметила, что за ней следом кто-то вошел, и на молчавшего и отводящего взгляд от своей девушки Гарри Поттера.
- Что это с вами? Нет, конечно, новости не утешительные, но не конец же света.
- Скорее мой, - криво усмехнулся гриффиндорец.
- Одно с другим связано, - грустно прошептала Лариса, обняв за плечи хмурого Рона.
Вета покачала головой: явно что-то не так, чтобы Джинни, Гермиона и Рон пропустили такую реплику от Гарри, не возмутившись ее пессимизму?
Джинни всхлипнула, попыталась прижаться к Гарри, но парень отстранился, покачав головой.
- Объясните мне, наконец, что происходит, а то, по всей видимости, хороним кого-то, а я не в курсе, - Вета стала терять терпение и злиться — такое настроение в канун Нового года...
«Очень по-праздничному».
- Дамблдор не договаривает, может, боится сглазить или напугать и лишить надежды, не знаю, но положение намного хуже, чем озвучили сейчас, - Гарри отошел к окну, прижавшись лбом к стеклу.
- Хм, нападения совершаются и на магов?
- Какая разница на кого: магглов, магов – все это просто чудовищно! — Лариса сжала кулаки.
Вета приподняла брови.
- Я просматривала маггскую периодику, криминальные хроники — это правда ужасно. Упивающиеся свирепствуют так... Я боюсь, что эту войну переживут немногие из нас.
- С такими мыслями, вы, ребята, можете заавадится прямо сейчас, - Вета раздраженно сверкнула глазами на гриффиндорцев, - где Ваш хваленый дух?
- Какие могут быть мысли, если все Так! Неужели ты думаешь, что я могу победить Волдеморта? Что мы сможем противостоять Упивающимся! — Гарри оторвался от окна и гневно взглянул на Вету.
Девушка прищурилась и придвинулась к нему, зашипев:
- Поттер, ты сдурел? С чего ты взял, что ты не сможешь? Ты все сможешь, слышишь, все!
- Да, конечно, семнадцатилетний парень, не закончивший еще школу победит самого сильного Темного мага современности! — Гарри сжал кулаки. — Да вся моя так называемая сила, вся исключительность, в этом шраме и этой палочке! — парень ткнул в шрам и потряс, — да в том, что меня знает весь волшебный мир, который решил будто я герой-спаситель, и все!
- Что за бред! Твоя сила здесь, - Вета ткнула пальчиком в лоб Гарри, - здесь, - обвела рукой стоявших рядом гриффиндорцев.
- Этого недостаточно! Что такое любовь против Темных заклинаний, выворачивающих на изнанку человека, сжигающих заживо! Что мои знания против знаний Волдеморта?! - Гарри рассек воздух рукой и отвернулся, тяжело дыша.
Джинни со всхлипом кинулась к парню, но тот резко сбросив ее руки со своих плеч, кинулся к винтовой лестнице, за ним что-то бурча себе под нос, поплелся Рон.
В гостиной Гриффиндора остались только девушки.
Лариса подошла к плачущей Джинни и отвела ее к одному из диванчиков.
Гермиона вздохнула и подошла к Вете.
- Объясни, что случилось с Гарри? Он себя вообще, нормально чувствует? Пять дней прошло, а его будто подменили, до каникул он вроде был почти вменяем.
- Ему постоянно сняться сны, как Волдеморт мучает своих жертв, шрам болит, статьи эти, - сокрушенно покачала головой девушка.
- Зачем тогда ты даешь ему их читать?
- Я? Я не даю! Между прочим, он взрослый человек, который умеет пользоваться совиной почтой и складывать буквы в слова, - возмутилась Гермиона.
Вета вздохнула.
- Да, прости, но все же...
- Не знаю, что и делать. С каждым днем ему все хуже.
- И Дамблдор ничего не делает?
- Он не знает, - предупреждая возглас Веты, гриффиндорка подняла руку, - а даже если бы и узнал, то что — зелье Сна без Сновидений? Гарри же не может постоянно пить эту отраву.
- Ндаааа, если бы я не знала, что Гарри не общается с Люциусом, то подумала бы, что мой муженек провел воспитательно-поучительную беседу на тему: «Гарри Поттер обязательно умрет».
- Малфой что-то говорил на этот счет?
- Было дело.
- И что?
- Да примерно то же, что и Гарри, но поспокойнее.
- К сожалению, вынуждена признать - он прав.
- Да что вы все заладили — мы все умрем, все плохо. Ничего не плохо, пока лягушка взбивает молоко своими лапками, а не покорившись судьбе, тонет! Ваш пессимизм раздражает до глубины души, тоже мне, Гриффиндорцы!
- И что будет, если мы продолжим биться головой о стену? — подала голос с дивана Лариса, возмущенно посмотрев на Вету.
- Масло!!! — прорычала Вета, уже стоявшая перед выходом, и громко хлопнула дверью, выйдя из гостиной Гриффиндора.
Влетев к себе, девушка со злостью швырнула мантию на пол и, даже не взглянув на сидевшего в кресле мужа, прошла к себе в комнату, наложив на дверь запирающие чары — Люциуса ей сейчас видеть не хотелось.
Через мгновение в дверь раздался стук.
- Люциус, не сейчас! — крикнула она.
Стук не повторился.
- Гриффиндорцы, мать их! То прут на пролом, а то лапки складывают и тонут, как что не по ним. Придурки! Да это мне следует рыдать, при моей-то ситуации. Ну, ничего! Я им мозги-то вправлю! Точнее одному из них, а другие сразу же выкинут подобные мысли из головы!
Зараза, как же он не вовремя решил умирать, неужели не понимает, что он дает силы верить в победу добра над злом своим друзьям, да всему магическому миру, если на то пошло?!
- Дедушко!!!
- Фью, чего горланишь-то? Я, чай не глухой.
Вета сверкнула глазами на домового.
- Слушай внимательно: сейчас пойдешь домой, принесешь книгу «Запретные заклинания», - лохматый недовольно забурчал. — Молчать! Я еще не закончила. Потом вернешься сюда, получишь от меня письмо, после разыщешь эльфа по имени Добби и отдашь ему с приказом отнести Гарри Поттеру и передать лично в руки.
Домовой отрицательно покачал головой и сложил лапки на груди.
- И не подумаю даже. Ваш батюшка запретил мне трогать Темные книги, давать их вам и тем более кому-то другому, они слишком опасны.
- А теперь послушай меня: во-первых, ты служишь мне, потому что «мой батюшка» превратился в пепел, если ты забыл, во-вторых, книги эти я изучала с одобрения моей матушки, а то, что отец пытался сделать из меня тепличный цветок, так это на его совести, и, в-третьих, ты сделаешь, как я сказала! Ты меня понял?! — прошипела Вета.
Домовой недобро покосился на девушку, но ничего не сказал, с хлопком исчезнув из комнаты.
Вскочив с кровати, девушка заметалась по комнате, потом схватила подушку с кровати и запустила ею в стену, подняла и проделала еще раз то же самое.
- Вета? — в дверь опять постучали.
- Люциус, я же просила.
- Считай, я проигнорировал, - дверь распахнулась, за ней стоял усмехающийся мужчина, покачивая в руках волшебную палочку. — О, какие глаза. По какой причине гром и молния?
- По причине, что все гриффиндорцы - полные придурки!
- Ты только что это поняла?
- О, Люциус, мне и моей теперешней злости хватает, не подливай масла в огонь.
- Можешь объяснить, что случилось? Кстати, заметь, я просил тебя не ходить к ним.
- Не начинай! — Вета прошла мимо мужа в гостиную и плюхнулась в кресло. — Они все поголовно собрались умирать!
- Они и так умрут, - муж сел напротив девушки.
- Я им умру!
- Решила спасти мир? – язвительно осведомился мужчина – судя по голову, идея ему очень не понравилась.
- Решила не загнуться сама. Мне есть что терять и без борьбы я это не отдам.
- Что ты задумала? — нахмурился мужчина, положив недочитанную газету себе на колени.
- Ты читал? Читай дальше и оставь мне мои проблемы.
- Захотелось поиграть во взрослую, самостоятельную женщину, вперед, мешать не буду, но потом сама будешь отвечать за последствия, - изменился в лице Люциус и демонстративно развернул газету, углубившись в чтение.
- Хочешь решить мою проблему? — мужчина дернул плечом, но ничего не ответил.
Посидев немного в кресле и посмотрев на огонь, Вета почти успокоилась.
- Я воспользуюсь твоим письменным столом, - сообщила она мужу, вставая с кресла. Люциус никак не отреагировал на это заявление, поэтому девушка направилась к нему в комнату.
«Гарри, твое похоронное настроение лишает веры в свои силы не только тебя, но и твоих друзей. Меня на это смотреть противно, тоже мне, гриффиндорцы! И не возражать мне!
Посмотришь книгу. Заклинания не практикуй, Дамблдору не показывай, своим друзьям тоже.
Приедешь, скажешь, когда начнем заниматься и где, ты все же лучше знаешь укромные местечки в Хогвардсе, предупреждаю, отказ я все равно не приму, а отговорки вроде: Дамблдор мне запрещает, ему это не понравится, можешь заткнуть себе... ну, ты меня понял.
А то, умирать он мне тут собрался — агнец на закланье!
Вета Малфой».
- Что пыхтишь? Иди сюда, - Вета подняла голову и встретилась глазами с домовым.
Забрав из лапок внушительных размеров книгу в черном переплете, девушка быстро уколола палец, провела им по корешку, снимая охранное заклятье, открыла и положила туда письмо.
- Все, иди, и ни слова! — предостерегла домового Вета, видя, что существо открыло рот.
Фыркнув, Дедушко взял книгу из рук хозяйки и исчез.
- Дрессируешь прислугу?
- Завидуешь? — свернула глазами Вета.
- Возможно, - Люциус поднял ее из кресла, провел в ванную и начал раздевать.
- По-твоему я испачкалась?
- По-моему, тебе надо расслабиться и поспать.
- Записался ко мне в сиделки? Только что фырчал на меня и «обливал холодом».
- Осваиваю новую роль.
- Заботливого мужа?
- Хорошего парня, раз уж мне выпало несчастье общаться со Светлыми.
- Волк в овечьей шкуре? Жуть какая! — засмеялась Вета, когда муж, усаживая ее в ванную, нечаянно пощекотал ее.
- А что не жуть? Может это? — теплые губы прикоснулись к шее Веты.
Девушка вдохнула запах его волос, которые скользнули по ее лицу, когда муж склонился над ней.
- У тебя новое хобби — купать меня?
- Почему нет, если это доставляет мне удовольствие, - мужчина встал и стал раздеваться, - но принять с тобой ванну доставит мне его еще больше.
- Люциус, всем этим, - девушка обвела рукой ванную, - ты не отвлечешь меня от претворения в жизнь моего плана.
Но вопреки своим же словам Вета жадно следила, как муж избавляется от мантии, сюртука, рубашки, брюк. Судорожно сглотнув, девушка почувствовала, как начала бурлить ее кровь от предвкушения наслаждения, как сильнее забилось сердце, а его стук отдается ей в ладони, которые буквально ныли от желания прикоснуться к коже Люциуса.
- Неужели, - усмехнулся он, поймав жадный взгляд Веты, - подвинься, - мужчина, подвязав длинные волосы лентой, шагнул в ванну.
Она улыбнулась одними губами, отодвигаясь к стене, но муж недовольно фыркнул и притянул ее к себе.
- Не так далеко, дорогая, - положив девушку на себя, Люциус вытянул вперед руки, налив в них шампунь и положив их на голову Веты, начал втирать в волосы жидкость, - Мне нравятся длинные волосы.
- Это намек? — девушка недовольно обернулась на мужа, чтобы посмотреть в его наглые глаза, но взгляд ее упал на мужские губы и дальше уже не поднялся.
Руки замерли, потом скользнули ей на плечи. Люциус склонил голову к Вете, та потянулась к нему, ожидая поцелуя, но тут она, неожиданно, оказалась под водой.
Вынырнув, Вета стала отплевываться от набравшейся в рот воды, гневно сверкая глазами на мужчину.
- Что за шутки?
Усмехнувшись, Люциус дернул возмущенную девушку на себя.
- Решил опять поразвлекаться за мой счет? - она попыталась высвободиться из объятий мужа, но он держал ее крепко, так что через минуту бесплотных попыток Вета сдалась, но буравить его взглядом не перестала, пока ладони мужа не стали скользнула вверх-вниз по ее спине, а сладкая истома не разлилась по ее телу.
Подтянув ее повыше, так, что Вете пришлось встать на колени между расставленных ног мужчины, Люциус впился губами в ее шею, прошелся языком по ключицам, потом прикусил мочку уха. Девушка вздохнула и обняла его за шею, втягивая в себя запах его кожи, лизнула в плечо, пробуя ее на вкус.
В следующую секунду Вета оказалась на коленях у мужа, который откинул ее и склонился над грудью, взял ее в руки, провел большими пальцами по затвердевшим соскам, потерев их. Каждая клеточка ее тела застонала от удовольствия. Девушка покрепче овила ногам его талию, глубокий вздох сорвался с ее губ.
Вета подняла руки и провела ими по гладкой коже мужа, скользнув взглядом из-за полуопущенных век по его телу: перламутровая кожа мерцала в приглушенных отсветах магического огня, соски казались золотисто-коричневыми на фоне бледной кожи.
— Дай мне, пожалуйста, мыло, — попросила она, сводящие ее с ума губы растянулись в лукавую улыбку.
Он протянул руку, взял золотистый кусочек с бортика и вложил в ее ладонь.
Вета стала медленно и осторожно, чтобы не причинить боль, водить им по груди мужа, на ней быстро образовалась душистая пенка, стали заметны светлые волоски, которые обычно девушка даже не замечала, настолько светлые они были. Раньше она думала, что голая, безволосая грудь намного эротичнее, чем волосатая, но теперь Вета была очень не согласна с собой. Мужчина тем временем расслабился и откинулся на бортик ванной, явно наслаждаясь. Набрав в ладонь воды, она стала смывать пену с его груди. Смыв ее, девушка наклонилась и лизнула плоский сосок.
Люциус издал приглушенный смешок, подняв голову, Вета столкнулась взглядом с блестящими голубыми глазами.
- Что же ты? Продолжай.
Вета нагнулась и провела языком по другому соску, втягивая его в рот, а руки тем временем, спустились ниже, погружая руки в воду, и начали поглаживать бедра мужчины, поясницу, низ живота.
Вздохнув, Люциус перехватил ее кисти и положил на то место, что явно свидетельствовало о желании мужчины.
Вета, увлеченная ласками, от неожиданности выронила мыло.
- Мыло...
Мужчина фыркнул, сжал ее ладонь в своей и начал водить по твердой плоти.
— Позволь мне помочь тебе.
Вета заметила огонь в его глазах и послушно начала двигать рукой в такте, задаваемым мужем. Он улыбнулся, закрыл глаза, левая рука начала ласкать ее бедро, пальцы отыскали тайное местечко, и Веты тихо вскрикнула, уткнувшись лбом в его плечо.
Сердце забилось быстрее, и ее бросило в жар. Она постанывала, наслаждаясь его прикосновениями, продолжая ласкать его: страсть, вспыхнувшая в ней ранее, теперь превратилась в бушующий, затуманивающий разум огонь.
Люциус отпустил ее руку, и Вета почувствовала, как его ладони скользнули вдоль ее бедер. Обхватив девушку за талию, мужчина прижал ее тело к своему, положил руку ей на затылок и впился губами в рот Веты. Его язык касался ее языка, пальцы перебирали завитки волос, выводя замысловатые рисунки на ее коже и заставляя сердце девушки буквально выпрыгнуть из груди.
Вета последовала его примеру, сорвав с волос мужа ленту и запустив в серебристую гриву пальцы.
Не отрываясь от губ девушки, Люциус вошел в нее и стал двигаться, сначала медленно, потом все быстрее, с каждым разом исторгая из нее стон наслаждения. Она сцепила наги у него на спине, подчиняясь ритму, заданному мужем. В порыве страсти Люциус обнял ее так крепко, что она едва могла дышать, по телу его пробежала дрожь, через несколько секунд Вета последовала за ним, после чего сползла по телу мужа в воду, откинув голову на паребрик и закрыла глаза, двигаться ей не хотелось.
Но вот рядом раздался всплеск воды, затем ее вытащили из ванной и понесли в комнату, положили на кровать.
— Простыни намокнут, — вздохнула она.
Люциус молча лег рядом и притянул ее к себе. Она прильнула к нему и подумала, что в одной постели с ним даже на мокрых простынях очень хорошо.
Минут через двадцать девушка все же заставила себя пошевелиться и накрыть их обоих одеялом. Потом она облокотилась на локоть и посмотрела на мужчину — Люциус не спал, а разглядывал потолок и, судя по прищуренным глазам, о чем-то думал.
- Люциус?
- Да?
- Почему ты так ведешь себя со мной?
- Как?
- Брось, ты понимаешь: взрослый мужчина, которому навязали семнадцатилетнюю девчонку, вынудили возиться с ней, потом ребенок, появления которого ты так не хочешь, а теперь ты будто смирился со всем этим...
- Совмещаю приятное с полезным, только и всего, - отшутился мужчина, но Вета уловила странное выражение глаз. Впрочем, ей могло и померещиться, ведь уже в следующую секунду Люциус прикрыл глаза, и Вета не смогла до конца разглядеть, что же светилось в них.
- И в чем выгода? – девушка стряхнула наваждение и задала интересующий ее вопрос.
- Салазар, ты еще такая глупая, поверь, у меня выгоды достаточно.
- В том, что ты не в Азкабане? - Люциус напрягся и посмотрел на Вету.
- От моего освобождения, скорее, больше получила ты, а я проиграл по всем фронтам.
- Не понимаю.
- И не надо, главное, что сейчас я вполне доволен, - Люциус замолчал, протянул руку и стал водить ею по телу Веты, поглаживая плечи, руки, бедро.
Девушка расслабленно откинулась ему в грудь, руки мужа легли ей на спину, обнимая.
- А теперь ты, - выдохнула она.
- Что я?
- Я же чувствую, что ты что-то хочешь спросить, ты напряжен.
- Я не по этому поводу, а впрочем, меня тоже кое-что удивляет в твоем поведении: оно слишком спокойное с самого начала, а судя по всем натура ты темпераментная.
- Хм, я бы поспорила с этим заявлением, но продолжай.
- Ты реагируешь на меня, на то, кем я оказался в конечном итоге, как на данность, будто знаешь меня всю свою жизнь и даже рада этому.
- А ты бы хотел, чтобы я билась днями на пролет в истерике, шарахалась от тебя, потому что ты практически изнасиловал меня в первую брачную ночь, делала вид, что ненавижу тебя?
- Это не так?
Вета фыркнула.
- Дорогой мой, чтобы я ненавидела, нужно сделать что-нибудь посущественнее, к примеру, попытаться меня убить или перейти мне дорогу.
- То есть всего, что было между нами тебе мало?
- К чему все эти расспросы?
- Пытаюсь выяснить, когда ты вознамеришься воткнуть мне нож промеж лопаток.
- Фу, я предпочитаю заклинания, это, во-первых, а во-вторых, я все же из семьи темных магов, а там не воспитывают экзальтированных детей с радужными мечтами и представлением о мире, как о райском месте, даже если держат их в неведении относительно своих дел и того, что твориться в мире. Мы, ты и я, рождаемся с сознание того, что ничего так просто в мире не бывает, хотя, мои родители лишь объяснили мне это, но не показали, постегать науку жизни мне пришлось в экстремальной ситуации самой, и очень быстро. Знаешь, я даже горжусь, что моя психика оказалась намного сильнее, чем думали мои родители - я не сломалась. И ты забыл, почему изначально я согласилась на это — жить мне хотелось и хочется сейчас, даже больше, чем раньше.
- Изначально? А теперь?
Вета дернула плечом и ничего не ответила, решив, что мужчина пока не готов услышать причины, по которым она принимает его так спокойно, как часть своей жизни, и что она сама пока не готова до конца принять это.
Остатки каникул прошли для Веты вполне спокойно — собрание они не обсуждали, да девушка и сама не стремилась к этому: обсуждать лишний раз предстоящую войну и портить тем самым ощущение покоя и умиротворенности было бы глупо. Говорить о том, что их держит вместе и что они испытывают друг к другу, она не решалась, понимая, что время еще не настало.
Поэтому дни проходили мирно: она гуляла во дворе замка, радуясь, что Люциус составляет ей компанию — и ей приятно и ему полезно, все же он до сих пор был не здоров, хотя и пытался всячески скрыть этот факт.
Они много разговаривали об искусстве, поэзии, обсуждали зелья и заклятье, рассказывали о местах, где доводилось бывать, о людях, с которыми были знакомы, о смешных историях — конечно же, рассказывал преимущественно Люциус, так как и повидал он в жизни больше, и старше был на много лет, и образован был лучше (сказывалась ее привычка учить только то, что интересно или могло бы пригодиться в жизни, а не все подряд), но Вете наоборот это нравилось — муж открылся для нее совсем с другой стороны, она вдруг поняла, насколько он интересный человек, сколько он всего знает. Ей ни разу не стало скучно или не интересно с ним. Иногда к ним приходил Снейп или Люциус уходил к нему, но в это время Вета составляла план, по которому она будет заниматься с Гарри, припоминая, какие проклятья были в книге и решая, что может пригодиться парню — не то, чтобы учить все без разбору времени было слишком мало.
Расстраивало ее только то, что он не принял ее подарок на Новый год — трость с серебряным набалдашником в виде змеи, а только смерил вещь взглядом, скривил лицо, будто от зубной боли, но скандала не закатил, хотя по глазам было видно, что он в бешенстве, просто молча убрал ее в гардеробную — реакция мужа была ей не понятно, но, глядя на это все, она не решалась напомнить ему о подарке или спросить в чем дело, поэтому ей оставалось только качать головой, глядя, как муж хромает, и поить его зельями, которые он пил только тогда, когда она буквально силой вливала их в него.
Пару раз Вета сходила к колдоведьме на осмотр. Та неизменно впихивала ей новые зелья и читала лекции о том, что Люциус ходит без трости, на что девушка только разводила руками и говорила, если ведьме так хочется увидеть его с тростью, пусть она сама и уговаривает упрямца. В свою очередь, мадам Помфри хмурилась, поджимала губы и выпроваживала «наглую девицу» из Больничного крыла, однако, наказав приходить в положенное время на осмотры, Вета пожимала плечами и с удовольствием покидала помещение, сразу же попадая к мужу в руки. Люциус забирал у нее ящичек с лекарствами, тащил в подземелья, потом укутывал ее в мантию и вытаскивал или к замерзшему фонтану или на Астрономическую башню гулять, иногда они оставались в своих комнатах и мирно сидели у камина, читая каждый свое или доделывая Ветино домашнее задание. Девушка сначала отмахивалась от внимания мужа к школьной рутине, но, в конце концов сдалась, когда неожиданно для себя пришла к выводу, что он откровенно наслаждается, читая в слух ей учебники, когда она писала конспекты заданных глав. Такое поведение все больше и больше удивляло Вету — она никак не могла понять, зачем он это делает, уж как-то больно не вязался образ бывшего Упивающегося смертью с мужчиной, который удобно развалился на кровати и гулким бархатистым голосом читал ей Трансфигурацию, но, что греха таить, Вете было приятно, и долго анализировать и искать подвох девушке не хотелось – к чему, она все равно не сможет понять игру Люциуса, коль скоро он сам не собирается ее раскрыть.
Настал вечер субботы, а это значило, что завтра, десятого числа должны были вернуться студенты и школа опять наполнится шумом и гамом, но не это так волновало Вету последние два дня, а то, что ей скажет Гарри.
«Нет, конечно, не захочет — заставим, не умеет — научим, но вот долго ли придется его уламывать? Или все же проще наложить Imperio, чтобы не терять времени?»

* * *

просмотреть/оставить комментарии [91]
<< Глава 5 К оглавлениюГлава 7 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.