Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Специальное предложение для Пожирателей Смерти(Северусу Снейпу особенно обратить внимание)! Купите открытку с колдографией Вольдеморта... и пошлите его куда подальше, хоть на другой конец света!

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17712 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Почему я? (Часть вторая)

   Глава 5. Худой мир лучше доброй ссоры. Часть 2.
Утром в субботу девушка решила подольше понежиться в кровати. Конечно, без утреннего недомогания не обошлось, но оно прошло на удивление быстро. Поэтому часам к одиннадцати Вета залезла в ванную: отмокать в лимонно-мятной воде, затем не спеша посушила волосы, сидя перед зеркалом в притащенном от стола кресле.
Задумчиво качая ногой, девушка всматривалась в свое отражение: привычная худоба слегка округлилась, отчего Вета теперь не вызывала ассоциаций с узниками концлагерей, глаза остались такими же большими и зелеными, но не казались ввалившимися. Волосы отросли и черной волной мягко обрамляли лицо. Шея осталась тонкой, но ключицы и косточки на плечах уже так не выдавались вперед.
Девушка развязала полотенце и посмотрела на груд: та заметно налилась и округлилась, ребра больше не просвечивали через кожу, а ее, еще недавно плоский живот, теперь стал вполне милым животиком.
Вета фыркнула и закуталась обратно в полотенце.
«Глупости какие делаю. Интересно, а если бы я не была такой тощей до беременности, было бы его заметно на втором с половиной месяце?»
Тряхнув головой, девушка спрыгнула с кресла и отшвырнула расческу на кровать: почему-то хотелось петь и танцевать, а еще — поделиться своим открытием и непонятной радостью со всеми, но тут в голову Веты пришла мысль, что все на данный момент — это Люциус Малфой, который явно не будет прыгать от переполнивших его чувств отцовства, и что он сейчас с ней вообще не разговаривает.
Потоптавшись перед зеркалом, Вета двинулась к большому сундуку, стоящему у окна, и закапалась в него с головой, отыскивая, чтобы надеть сегодня.
Мелькнула мысль о странности комнаты, где нет места для гардероба, но маленькая, уютная комнатка ей понравилась сразу. Так что Вета махнула на мысль рукой, решив, что пока она пьет зелье, она может позволить себе использовать колдовство, а скоро в их комнатах появится домовой, который будет следить за состоянием одежды.
Порывшись, Вета нашла теплое длинное, до щиколоток, темно-серое шерстяное платье с закрытым горлом и длинными рукавами, почти закрывающими пальцы и густо бордового цвета замшевую мантию на подкладке из меха песца, с капюшоном.
Быстро натянув теплые колготы, девушка облачилась в платье. На крышке сундука она открыла отделение и достала украшение виде пояса. Вета застегнула тонкий золотой ремешок, он красиво лег на округлившиеся бедра девушки, а подвеска из рубина разместилась в складках платья. Постояв немного перед зеркалом и оценив свой вид, девушка достала маленькую золотую заколку и, заведя пару прядок с висков, закрепила их на затылке.
Удовлетворенно хмыкнув, Вета выдвинула отделение для обуви и вытащила оттуда красные полусапожки.
Запихнув палочку в рукав и пристегнув к поясу черный бархатный кошелек, девушка тихо вышла из комнаты, прихватив с собой сапожки и верхнюю мантию.
В гостиной тихо потрескивал паленьями огонь. Было пусто.
Скользнув к двери, Вета натянула обувь, осторожно приоткрыла дверь и юркнула в образовавшуюся щель.
Накинув мантию, девушка поспешила в Большой зал: через полчаса, закончив обед, студенты разъедутся на каникулы, и она хотела попрощаться с друзьями.
Успела она как раз к тому времени, когда Рон запихивал в себя десерт, а остальные сидели и буравили его хмурыми взглядами. Помахав Винсенту, который на этот раз покинул свой пост и не караулил ее у дверей, Вета села рядом с Гермионой.
— Привет всем, как дела?
— Еще немного и мы умрет от старости, — скривилась гриффиндорка.
— А Рон - от обжорства, — хрюкнула Джинни.
— Нифиво потовнава, — возмутился парень, — уф мемя пвосфо фовофый апфефиф, — с набитым ртом пояснил он.
Гермиона закатила глаза и сокрушенно покачала головой.
— Ты не исправим. Ладно, у тебя пять минут, если ты не закончишь, придется применять силу, иначе мы заставим Муди и Дамблдора ждать, а это некрасиво, они все же занятые люди, а не наши личные извозчики.
— Дамблдора и Муди? — Вета вопросительно посмотрела на девушку.
— Ну да, мы же будем жить в доме крестного. Дамблдор решил, что Нора сейчас слишком опасное место для меня и моих друзей. Сама понимаешь, после нападения меня усиленно пасут, а друзья как всегда страдают, — грустно улыбнулся Гарри, ответив вместо Гермионы.
— А разве там плохо? На чердаке еще столько вещей, — увидев, как загорелись глаза парней, Вета предостерегла: — Только не хватайте все подряд, а лучше возьмите с собой хотя бы Тонкс, думаю, она не будет сильно занудствовать — с виду не пай девочка.
— Если мы возьмем ее, то нас точно завалит чем-нибудь тяжелым — эта женщина, ходячая катастрофа, — покачала головой Джинни, — думаю, мы сможем обойтись нашим мозгом.
На это заявления рыжая получила толчок в плечо от Гермионы.
Непраздничная обстановка в компании постепенно сменилась непринужденным весельем, особенно ребята обрадовались, когда Рон проглотил последний кусок и допил сливочное пиво, налитое старшекурсникам ради праздника.
— Ладно, но вы там поосторожнее, — Вета помолчала, потом посмотрела на сидевшую рядом с Роном светловолосую девушку:
— Ты тоже едешь с ними?
— Да, Лара с нами, не в Россию же ей уезжать, — ответил за украинку ее парень.
— В Украину, — мягко улыбнулась Лариса и сняла крошку с уголка губ Рона.
— Ну, одним словом, зачем так далеко, раз и у нас ей будет веселей.
— Это хорошо, чем дальше от Завулона, тем лучше, — кивнула Вета.
— Дело не только в нем. Раз я теперь с Роном, а он близкий друг Гарри, то... сама понимаешь, — вздохнула Лариса, смущенно посмотрев на парня.
— Да. Так что, Дамблдор решил нас всех держать под наблюдением и усиленной охраной. Вот и тебя, наверное, никуда из Хогвардса не отпустят.
— Мне некуда, — покачала головой Вета, спрятав погрустневшие вмиг глаза от друзей, — моя семья здесь, а Люциус... Не думаю, что ему разрешать куда-нибудь уехать, несомтря даже на то, что все обвинения с него сняли. Да и опасно это для нас, также как и для вас.
— Вета, — девушка почувствовала как Гермиона положила руку ей на плечо, — ты не обижайся, что мы не зовем тебя с собой, просто..., — гриффиндорка замолчала.
Вета подняла голову и улыбнулась друзьям, которые виновато смотрели на нее:
— Да что вы, я и не собиралась, честно. Мне нужно налаживать «семейную жизнь», а Люциус и вы под одной крышей — нечто взрывоопасное.
Гриффиндорцы облегченно выдохнули, после чего Гермиона спохватилась и стала выталкивать всех из Большого зала.
Извинившись перед девушкой, друзья побежали в башню за вещами, а Вета получила возможность пообщаться с Винсентом, который опять занялся своим любимым делом.
— Едешь к опекуну?
— Да, но ты знаешь что я думаю по этому поводу.
— Не беспокойся, Люциус за мной присмотрит, а ты отдохни и проведи хорошо время.
— Вета, мы готовы, пошли, — пока девушка разговаривала, гриффиндорцы уже успели сбегать за багажом.
— Пойдем, Винс, а то Гриффиндор бьет копытом, а это значит что пар им лучше выпустить сейчас, чтобы потом они не разнесли Хогвардс, — усмехнулась девушка, потянув друга за руку.
Выйдя на улицу, гриффиндорцы закинули уменьшенный багаж в подъехавшую карету. Винсент прощально махнул рукой и зашагал к следующей.
Вета опасливо покосилась на уродливых животных, впряженных в транспорт, и недоуменно подняла брови:
— Вы поедите к поезду?
— Да, сделаем вид что садимся, а оттуда порт— ключом перенесемся в Хогсмид, где нас ждут профессор Дамблдор и мистер Муди, — прошептала Гермиона.
— Конспираторы, — покачала головой Вета.
Друзья залезли в карету и та, вздрогнув, начала медленно отъезжать от Хогвардса.
— Счастливого Рождества и Нового года, — закричали гриффиндорцы Вете.
Девушка помахала рукой в ответ, когда карета скрылась за поворотом, Вета зашагала обратно к замку. Сейчас ей нужно было поговорить с мужем и, если он будет упираться, заставить его как-то уступить ей.
«Это даже хорошо, что Дамблдора пока нет в школе. Меньше знает, меньше достает».
Спустившись обратно в подземелья, девушка, войдя в гостиную, сразу же, решительным шагом, пока не передумала, направилась к двери спальни мужа.
Настроившись на долгое ожидание или даже очередное пререкание с Люциусом, она, задержав дыхание, громко постучала в дверь.
Вопреки ее предположениям, дверь тут же распахнулась и Вета от неожиданности чуть не упала на грудь мужу.
— Где-ты-была?! — прошипел мужчина, смерив ее яростным взглядом.
Вета мысленно двинула ему по лицу, а в слух, придав голосу удивление, спросила:
— Ты снова со мной разговариваешь?
— Где-ты-была?! Третий раз я повторять не буду, — Люциус сделал шаг в сторону Веты, девушка предусмотрительно сделала три от него.
— А ты беспокоился? Я думала, что последнее время до меня тебе нет дела, — пожала плечами Вета и уже, повернулась и пошла к камину, намереваясь сесть в кресло, но была остановлена стальными руками мужа, которые, схватив ее в ахапку и больно придавив руки к ребрам, потащили девушку назад.
Упавший на глаза капюшон мешал Вете понять, куда же ее волокут, но тут ее с силой толкнули куда-то, девушка сжалась, ожидая удара о твердую поверхность пола, однако приземлилась она на мягкую кровать.
Девушка замерла, рядом, над ней, раздавалось тяжелое дыхание мужа, потом ее начали выковыривать из мантии. Как только с головы стянули капюшон, Вете стало проще дышать и она смогла оглядеться: темно-синие, почти черные стены, широкая кровать с балдахином и излюбленным черным бельем, справа от кровати, как и в ее комнате, магическое окно, вид от туда открывался на темный силуэт Запретного леса, что придавало комнате зловещую атмосферу, около окна стояли тяжелый дубовый стол и широкое кресло, обитое черной замшей, рядом с кроватью, только по обе стороны, располагались тумбочки, большое зеркало было справа от входа и во всю стену, перед кроватью на стене висел красивый гобелен, изображавший какой-то замок, но при свете свечей, девушки трудно было разглядеть все детали. В комнате было еще две двери: одна слева от кровати, как подумала Вета — она вела в ванную, а вторая располагалась по правой стороне, если смотреть от входа. Небольшой камин был выложен в углу между зеркалом и дверью в неизвестную комнату.
— У тебя здесь мило, а ванна черная? — улыбнулась Вета нависшему над ней Люциусу.
Мужчина сжал кулаки и недобро прищурился:
— Хочешь проверить? Но учти, в ней я тебя и утоплю!
— Чему ты опять злишься? Я провожала друзей, сегодня же начались каникулы и она все уехали по домам, встречать Рождество и Новый год с семьями.
— В следующий раз потрудись сообщить куда идешь!
— С какой стати, Люциус? Ты делал вид, что меня нет, вот и делай его дальше, — Вета возмущенно воззрилась на мужа, который сложил руки на груди и с высока мерил девушку холодным взглядом.
— С той стати, что ты моя жена и должна быть рядом.
— Но не постоянно же! У тебя что, никогда не было друзей, которых можно проводить домой, пожелать им счастливых праздников?!
— А у тебя, — приподнял бровь Люциус, — что-то я не заметил у тебя особой толпы друзей.
— Теперь у меня есть Гермиона, Джинни, Гарри, Рон и Лариса, этого достаточно.
— Гриффиндорцы, — скривился мужчина.
— Какая разница кто — они есть и это главное, а если кто-то ревнует и завидует, это его проблемы, — Вета поднялась с кровати и попыталась обойти мужа, чтобы покинуть его комнату, но мужчина схватил ее за запястья и притянул к себе:
— Ревную? Завидно? Девчонка, похоже ты не понимаешь с кем разговариваешь, я взрослый человек, у меня нет этих идиотских эмоций.
— Вот и прекрасно, тогда отпусти меня и перестань плеваться ядом, — девушка не ожидала, что муж так быстро и так рьяно выполнит ее просьбу, поэтому не удержалась, когда Люциус оттолкнул ее от себя, и снова оказалась на его кровати.
— Плеваться ядом?! — мужчина пару раз сжал и разжал руки и несколько раз глубоко вдохнул воздух, пытаясь успокоиться, а Вета, решив, что кровать не такое уж плохое место, поудобнее устроилась и, приподнявшись на локтях, следила за ним. — Моя дорогая, когда я начну «плеваться ядом» ты сразу же это поймешь!
- Люциус, зачем столько трагедии только из-за того, что я вышла проводить друзей? Нет, конечно, я знаю, что ты их недолюбливаешь…
- Это мягко сказано — я их призераю…
- Но это не повод, чтобы сверкать на меня глазами и применять физическую силу ко мне. Ты мог бы просто проигнорировать сей факт…
Люциус прищурился на высказвание девушки, а в следующий момент Вета уже была придавлено телом мужа к кровати так, что ей стало трудно дышать.
- Если ты думаешь, что ввиду обстоятельств можешь контролировать и приказывать что и когда мне делать, то ты сильно ошибаешься, любовь моя. Не испытывай судьбу, - прошипел мужчина в губы жены.
- Люциус, я не понимаю, - Вета растеряно вгляделась с глаза мужа, ища ответ на вопрос: что же так моло разозлить мужчину?
- Ах она не понимает! Ты забыла, что сейчас тебе не безопасно ходить одной? Забыла, как на тебя недавно напали? Хочешь продолжить приключение?
— Но я же не выходила далеко от Хогвардса, так, постояла на ступеньках у выхода.
— В прошлый раз ты была в самом Хогвардсе!
— В прошлый раз нападали на Гарри, а не на меня. И что-то ты не беспокоишься так, когда я одна хожу на занятия!
— Потому что там ты всегда на виду, потому что Креббу конечно далеко до опытного мага, но он воспитан в черномагической семье и знает как защищаться! А сегодня ты осталась одна. Неужели тебе так надоело жить?! — мужчина раздраженно покачал головой, резко скатываясь с девушки и садясь на кровати спиной к Вете. — …Ты и Поттер лакомые кусочки.
— Неужили Снежного короля проняло и он обеспокоился за судьбу своей непутевой жены? — Вета в наигранном недоумении приподняла брови.
— Дура! — выплюнул мужчина, поднимаясь на ноги.
В комнате повисла тишина. Воспользовавшись затишьем, Вета благоразумно отползла подальше от мужа, с одной стороны радуясь закончившейся «буре», а с другой — удивляясь ее внезапному окончанию.
Очутившись на «безопасном» расстоянии, девушка стала разглядывать мужчину и только сейчас поняла, что он полуодет: рубашка не застегнута, ноги босые, остальная одежда небрежно кинута на кресло.
Тем временем мужчина справился с носками и стал возиться с рукавами. Вета заинтересованно наблюдала за попытками мужа, если она не ошибалась, приладить запонку на манжет. Раздался треск рядом с Ветой приземлился металлический кругляшек — Люциус разразился приглушенными проклятьями.
Усмехнувшись, девушка подобрала запанку, сползла с кровати, обошла ее и встала перед мужчиной. Быстро, пока он не оттолкнул ее, Вета ухватила мужа за руку, расправила рукав и стала прилаживать запонку на положенное ей место.
Люциус на секунду замер, а затем поднял голову.
Вета вздохнула: определенно легкая небритость придавала ему какой-то животный магнетизм, а в совокупности с затухающей яростью в глазах...
«И даже шрам не портит его прекрасное лицо».
Девушка как загипнотизированная выпустила его руку, пододвинулась к нему, встала на ципочки и, заключив лицо мужа в свои ладони, притянула голову мужа к себе. В следующую секунду ее пронзили тысячи иголочек, сердце заколотилось, а дыхание участилось — и все это сотворило легкое прикосновение губами к губам Люциуса, который даже не ответил...
Вздрогнув, Вета поспешно отстранилась, но сил отойти не было, поэтому, закрыв глаза, чтобы муж не видел, как неожиданная душевная боль отражается в зеркале души, девушка застыла перед ним, безвольно опустив руки. Этот немой отказ в общении ранил ее больше, чем недавная, беспричинная по мнению девушки, отповедь.
Если до этого в комнате была просто гнетущая тишина, то теперь она будто уплотнилась и ее можно было потрогать, но Вета боялась открыть глаза и увидеть презрение, ненависть, а хуже всего, безразличие в глазах мужчины, а он не двигался и, казалось, не дышал.
К горлу начал подступать комок, а на глаза — наворачиваться слезы, Вета вскинула дрожащие руки к глазам, чтобы сдержать влагу, но так и не успела это сделать: ее с силой вдруг рвануло вперед и в следующее мгновение жесткие и требовательные губы набросились на ее рот.
Девушка приглушенно вскрикнула, это позволило мужскому языку проникнуть в ее рот и начать по-хозяйски там двигаться. Вета, так и не открывая глаз — боясь, что ей все это сниться, обвила руками шею мужа, прижимаясь к нему еще теснее. Грудь тут же болезненно заныла от сильного давления, но девушка не обратила внимания на эту боль — слишком хорошо ей было, а когда она почувствовала коленом восставшую плоть мужа... теперь даже Волдеморт не смог бы оторвать ее от Люциуса.
Как она оказалась на кровати совершенно обнаженная, а Люциус над ней, Вета не помнила, все мысли, здравые и нет выветрились у нее из головы в тот момент, когда муж набросился на нее с поцелуями, но одна все же пробежала, когда девушка заметила мимолетную гримасу боли на лице Люциуса:
— Твои раны, — прошептала она.
— К Темному Лорду мои раны! — прорычал охрипшим от страсти голосом мужчина.
— Но тебе же бо..., — Люциус впился в ее губы поцелуем, заставив замолчать.
Потом, легко подняв девушку, он перевернулся на спину и аккуратно положил ее сверху.
Вета непонимающе посмотрела на мужа и попыталась отстраниться, но Люциус притянул ее к себе.
— Иди ко мне, — прошептал он и провел ладонями по ее спине, к ягодицам.
Это прикосновение опять зажгло пожар безумия внутри Веты, воспламенило ее кровь.
И уже не обращая внимания на непривычную позу, она выгнулась ему навстречу, так что ее груди коснулись его груди. Накрыв ладонью ее грудь, он подтащил Вету к себе и приник губами к одному, а потом к другому соску, девушку пронзило удовольствие смешанно с болью, и от этого оно было еще сильнее. Вета уперлась руками по обе стороны от головы Люциуса и наклонила голову — теперь ей было видно, как рот мужа накрывает ее напряженные бусинки и медленно втягивает себе в рот то одну, то другую.
Мужчина начал не только посасывать, но и покусывать, соски девушки, отчего Вета приглушенно застонала, ее руки подогнулись от пронзившей ее тело истомы, и девушка упала на мужа.
Люциус уткнулся носом ей в шею и шумно задышал, потом чуть стянул Вету вниз и приподнял девушку за подбородок: бледно-голубые глаза, сейчас не выражали своего обычного равнодушия ко всему окружающему, а сверкали лихорадочным блеском, гипнотизируя, приковывая к себе взгляд.
Вету вдруг поняла, что эти глаза ее уже никогда и никуда не отпустят, даже если их обладатель оттолкнет ее, она не сможет уйти и отказаться от этого блаженства: смотреть в них.
«От блаженства прикасаться к нему, чувствовать его запах, вкус, слышать голос, трогать волосы. Мерлин, помоги мне, ведь это уже не просто страсть, как была в Дурмстранге. Неужели Гермиона все-таки права и я в любилась? Тогда да помогут мне все существующие боги».
Щеки ее вспыхнули румянцем, и странная нежность затопила все ее существо. Девушка прикрыла глаза, наслаждаясь неторопливым поглаживанием мужских рук, и ощущением бархатистости с одной стороны и стальной твердости с другой, когда она возвращала ему ласки.
«А что с его стороны — игра или… любовь? Кобры не умет любить, ведь так?»
Вета мотнула головой, отгоняя от себя нехорошие мысли
Но вот девушка почувствовала, как мужчина провел ладонью вдоль изгибов ее тела, погладил ягодицы и, скользнув рукой между их телами, накрыл ладонью холмик между ее ног. Рука властно погладила набухшие от желания складочки и скользнула внутрь.
Вета застонала и изогнулась на муже, теснее прижимаясь к руке.
В этот момент девушка не испытывала никакой стыдливости, которую, как ей думалось, она должна бы была чувствовать. В ней билось только желание.
Чтобы не упасть, Вета вцепилась в простыни и начала двигаться в ритме, заданном пальцами мужа, скользящими в ней. С каждым движением девушка чувствовала как там, внизу, нарастает давление, а кровь все быстрее и быстрее бежит по жилам, обжигая ее изнутри. Зарычав, Вета упала на грудь мужчине и запустила руки в его волосы, впиваясь ногтями в кожу. От этого Люциус еще быстрее задвигал пальцами...Через несколько мгновений девушка выгнулась дугой, а в комнате раздался хриплый, гортанный стон.
«Это что — я?»
Вета лежала на груди мужа и лениво водила подушечками пальчиков по здоровым участкам кожи.
— Почему мне не стыдно за то, что ты только что со мной проделал?
— Потому что удовольствие не может быть чем-то постыдным, — раздался шепот у нее над головой: дыхание мужа прошлось легким ветерком по ее волосам.
— Тогда почему ты раньше так не делал? — Вета подняла голову и посмотрела на Люциуса.
Мужчина лежал, закрыв глаза и чему-то довольно усмехаясь.
— Потому что не хотел, — не открывая глаз, проговорил он.
— А почему не хотел? — девушка нахмурилась.
— Все-то тебе знать надо, — муж открыл глаза смерил Вету взглядом.
— А есть что узнавать? — девушка решила не доставать его вопросами на этот раз, и сменила тему на более «интригующую», чем тема: «почему ты меня не любишь».
И была вознаграждена, глаза мужчины загорелись дьявольским огоньком:
— Много чего.
— Так показывай.
— Нет, моя дорогая, тебе придется сегодня поучиться самой, — после этих слов Люциус раскинул руки, расслабился и насмешливо посмотрел на обескураженную его ответом Вету, но девушка быстро пришла в себя.
Сегодня у нее будто отказал рычажок в мозгу, который отвечал за скромность и стыдливость неопытной девушки.
— Ах, так! — Вета склонила голову и лизнула его в колючий подбородок, поморщилась — все же колючий мужчина это приятно только в книгах, хотя возбуждает в реальности так же, и глянула в лицо мужу: тот внимательно смотрел на нее и ухмылялся.
— Думаешь, я не смогу зайти далеко?
— Посмотрим, — фыркнул Люциус.
Вета возмущенно дернула его за прядь светлых волос и склонилась к ключице. Лизнув ее, она спустилась ниже, прокладывая влажную дорожку по груди мужа, осторожно избегая багровых, выпуклых шрамов.
Добравшись до сосков, Вета осторожно лизнула правый и замерла, приглядываясь к нему.
Мужчина издал приглушенный смешок.
Вета прищурилась и спилась губами в то место, где только что провела языком — пособием как и что делать стала ее память о том, что делал Люциус. Грудь мужа мелко подрагивала — мужчина явно забавлялся, но девушка не сдавалась, вдоволь наигравшись с правым, Вета переключилась на левый. Через некоторое время грудь Люциуса перестала подрагивать: мужчина тяжело задышал и положил руки на голову девушки, но Вета недовольно стряхнула их и отвела в стороны, прижав к кровати.
— Шшш, лежи смирно, я учусь, — прошептала девушка, не отрываясь от тела мужа.
После этого, опустившись ниже, она переключилась на живот: провела пальчиками по прессу, обвела пупок и проследовала по темно-русой полоски, идущей от пупка вниз, и снова вернулась к пупку, наклонилась, обвела его языком, затем подула на влажное местечко.
Мужчина сглотнул и беспокойно заерзал.
Вета улыбнулась, снова склоняясь к заинтересовавшей ее впадинке, чувствуя, грудью как он становиться больше и тверже.
— Вета! — раздался приглушенный рык через несколько минут: девушка в это время заинтересованно исследовала внутреннюю часть бедра мужа.
Девушка подняла голову и посмотрела на привставшего на локтях мужа.
— В следующий раз мы с тобой будем играть хоть всю ночь, но сейчас...
— Азкабан плохо влияет на твой самоконтроль, — продолжила Вета за него, вспоминая, что он говорил ей тогда, в Дурмстранге.
— Именно, — Люциус подвел ее руку к тому, что так и не получило утоления.
Вета замерла, разглядывая его: когда Люциус носил личину Драко, у него был намного меньше, но этот определенно понравился ей больше, хотя девушку и пугали его размеры. Поэтому она обхватила его, сначала робко, потом принялась ласкать все увереннее, по мере того как ее все больше охватывала страсть мысль о том, что он слишком велик для нее отходила на второй план, а как только мужчина стал постанывать и вздрагивать от ее прикосновений, и вовсе улетучилась.
Не говоря ни единого слова, Люциус вдруг оттолкнул ее руку, подтянул девушку к себе, и, удерживая на весу, стал медленно опускать Вету на себя. Она дернулась в его руках, когда почувствовала как его большая головка коснулась ее входа и стала растягивать внутренние мышцы, постепенно входя внутрь.
Вета застонала: то ли от размера, то ли от чувствительности, которая появилась у нее после беременности и постоянно становилась все сильнее, то ли от позы, но ощущения были намного сильнее, чем были раньше.
Люциус остановился и вопросительно посмотрел на жену затуманенным желанием взглядом.
Вета покачала головой и провела руками по напряженным мышцам плеч мужчины — даже сейчас он до конца не терял над собой контроля, но она это исправит, потому что ей нужен он весь, без масок и самоконтроля.
Она замерла, чувствуя, как он почти вошел в нее до конца, но почему-то дальше не пытался, потом его руки легли ей на ягодицы и приподняли: он чуть вышел.
Вета закусила губу, сдерживая стон. Мужчина повторил движение.
Девушка положила руки ему на грудь и, из последних сил находясь в сознании, решила предпринять активные меры по ликвидации самоконтроля мужа: не дожидаясь, когда в очередной раз он поднимет ее, Вета приподнялась сама, на что получила изумленный взгляд, мужчина на секунду расслабился, чем девушка и воспользовалась: приподняв бедра она резко села на него. Боль пронзила ее тело. Вета приглушенно всхлипнула и уткнулась лицом в грудь мужа.
— Мерлин, идиотка! — прошипел Люциус и попытался приподнять ее, но девушка мотнула головой, перехватив его руки за запястья.
Боль постепенно стихла и девушка почувствовала как что-то горячее упирается в нее очень глубоко.
Она привстала с груди мужа и, пристально глядя ему в лицо, подняла бедра и села обратно — боли уже не было, только ощущение абсолютной наполнености — Люциус медленно закрыл глаза и откинул голову на подушку, положив руки девушке на талию.
Вета улыбнулась — мужчина сдался ей во власть...И девушка, закрыв глаза и откинув голову, начала самый древний танец на земле. Сначала она задвигалась медленно, ощущая, как он скользить в ней, чувствуя как сильно раздвигает ее мышцы, наполняя собой, но в какой-то момент все изменилось: руки мужа крепче сжали ее талию и уже он стал задавать скорость, но Вета не возражала смене власти — блаженство разливалось в ней все сильнее с каждым выпадом, с каждым толчком и вот она уже извивается в бешеном ритме, а комната наполняется громкими стонами и криками.
Она почувствовала как руки мужа переместились к ее груди, сжимая ее, но она уже не чувствовала боли, а только наслаждение, волнами распространяющееся по телу и собирающееся в одной точке.
Вета стонала и всхлипывала, двигаясь вместе с Люциусом, и наконец выгнулась на высшем пике наслаждения. Его всплеск не заставил себя ждать — издав гортанный рык, мужчина с силой сжал ее бедра и насадил на себя.
Теплая жидкость растеклась у нее внутри. Вета блаженно закрыла глаза и упала на грудь мужа. Он обнял ее и прижал к себе. Убаюканная постепенно замедляющимся стуком мужского сердца, девушка незаметно для себя погрузилась в сон.
Вета проснулась и не сразу поняла, что с ней случилось. Одна сторона ее тела была горячая и липкая, другая — холодная как лед. Девушка нахмурилась и открыла глаза: в комнате царила тишина и темнота. Протянув руку, рядом с собой Вета нащупала пустоту — Люциуса рядом не было: вот отчего с одно стороны ей было холодно. Она завернулась в одеяло и уткнулась носом в его подушку, жадно вдыхая мужской аромат. Рядом с лицом вдруг что-то хрустнуло.
Испуганно сев, Вета нащупала рукой на прикроватном столике волшебную палочку, которую она, вроде бы туда не клала, зажгла магический огонек. На черной подушке желтым пятнышком выделялся пергамент. Уцепив его за уголок, Вета развернула записку:

«Пришел Люпин. Сказал, что ему надоело ждать нас у дверей замка (Люпину надоело!). Не знаю, зачем этот оборотень явился, но советую тебе привести себя в приличный вид, потому что, подозреваю, он пришел к тебе и по какому-то делу.
PS: выпей зелье и больше так никогда не делай.
PPS: хотя бы до рождения ребенка.
Люциус.»

Вета почувствовала как губы расплываются в дурацкой улыбке: не от содержания письма, а от того, кто его написал и почему.
«Забота, даже в такой обычной пренебрежительной форме общения, — это много больше, чем было раньше. И ни намека случившийся скандал. Может, Гермиона права?»
Девушка тряхнула головой и стала искать взглядом свои вещи: платье она обнаружила на стуле, рядом свисала мантия, на прикроватном столике, где лежала и ее волшебная палочка, Вета обнаружила поясок, сапожки стояли у кровати Одевшись, она спрятала рассыпающиеся и лезущие в глаза волосы (заколку она нигде не увидела, а искать не было времени) под капюшон, чтобы не замерзнуть на улице.
После этого, девушка взяла флакончик с зельем с тумбочки и залпом выпела, затем вышла в гостиную.
В ее кресле сидел Люпин и, как показалось Вете, вполне мирно о чем-то тихо говорил с ее мужем, хотя, Люциус так до конца и не смог скрыть брезгливого вырожения на лице, но, похоже, аврора это ни мало не беспокоило.

* * *
— На самом деле даже хорошо, что мы пошли вечером да еще и двадцать пятого числа: все кто нужно работают, а народу почти нет, — улыбнулся Люпин на очередное извинение Веты за то, что они с Люциусом пропустили время и заставили оборотня ждать.
— Не знаю как ты, Рем, а я нашла бы чем заняться, — буркнула Тонкс, недовольно покосившись на высокого светловолосого мужчину, держащего под руку Вету.
— Не сомневаюсь, милая племянница, к примеру, доломала бы свой дом, — фыркнул Люциус, сворачивая к сияющему рождественскими украшениями магазину.
— Молчал бы вообще, это все из-за тебя! — аврор чертыхнулась и схватилась за Люпина, чтобы не упасть, так как поскользнулась на обледеневшей и припорошенной легким снежком мостовой.
Люциус только надменно изогнул бровь и толкнул дверь магазина, пропуская веред Вету.
Призывно дзынькнул колокольчик, повешенный над дверью, и полутемное помещение осветилось мягким светом, а из-за прилавка на встречу посетителям вышла изящная дама:
— Мерлин, не может быть, лорд Малфой.
— Мадам Ла Руш, как поживаете? — Люциус галантно склонился и легко прикоснулся губами к ручке женщины.
— О, теперь я абсолютно счастлива. Не каждый мой покупатель может доставить столько наслаждения моему эстетическому вкусу, но Вы, мой дорогой лорд.., — женщина не договорила, прижав руки к груди.
Вета завела глаза и скривилась.
— Не кривитесь, моя дорогая, лорд Малфой самый утонченный человек, которого я когда-либо знала.
Девушка пожала плечами: судя по тому, как он оформил их жилище, это было правдой, но такие восторги? Нет, Вета решительно не могла понять этого.
— Люциус, ты не возражаешь, если я покину тебя? Думаю, в компании мистера Люпина тебе будет куда удобнее, — улыбнулась Вета мужу.
— Я против, но ты ведь все равно сделаешь как тебе хочется, не так ли, прелесть моя? — прищурился мужчина.
В ответ она невинно улыбнулась и похлопала ресницами.
— Но учти, если с тобой что-нибудь случиться, я тебя на том свете найду и придушу собственными руками, — пообещал Люциус, грозно сверкнув на Вету глазами, но девушка увидела, как в их глубине сверкнули веселые искорки.
— Учту, — кивнула она.
— Жуть какая! — воскликнула Тонкс, поежившись. — Пошли скорее, пока он тебя к себе цепью не приковал.
— Кстати, милая племянница, тебя это тоже касается: если с ней что-нибудь...
— Да успокойся, все будет..., — Тонкс сложила руки в знаке «ок».
Презрительно фыркнув, мужчина притянул Вету к себе и, закрыв их своими волосами, поцеловав в висок, тихо прошептал:
— Будь осторожна.
Девушка чмокнула мужа на этот раз в чисто выбритый подбородок, отстранилась, махнула рукой на прощание улыбающемуся Люпину, схватила начавшую злиться Тонкс и выбежала из магазина.
— И куда мы? Там хоть тепло было.
— Пусть мужчины сами разбираются с одеждой — я не любитель ходить по магазинам, если покупаю вещи не для себя.
— Ладно. Долго ходить будем?
— Час, не больше, надеюсь, за это время Люциус закончит, — прикинула в уме Вета и потянула девушку с фиолетовыми волосами за собой по направлению к большому магазину с вывеской: «Подарки».
Вывалившись оттуда через сорок минут, девушка довольно потерла руки, наблюдая, как через трубу, одна за другой, вылетают совы: ее друзья получать то, что больше всего хотели в подарок вовремя. А следующая партия сов полетит в канун Нового года.
Тонкс, шагавшая рядом с улыбающейся девушкой, притихла, зарывшись носом в теплый, крупной вязки алый шарф, который также как и она, мог менять цвет, форму, длину.
Вета усмехнулась — взятка, она везде — взятка.
— А туда зачем? — удивилась аврор, когда девушка свернула к непримечательному зданию.
— Продавец в магазине сказал, что здесь есть камин, подсоединенный к Международной сети — нужно кое с кем поговорить.
— А нам не пора возвращаться? Не хочу, чтобы Люциус Малфой спустил с меня шкуру.
— Не спустит, не волнуйся. Он шутил, — Вета толкнула дверь и вошла в пахнувшее летучим порохом помещение.
— Чхи, шутил... чхи, нашла шутника, — вслед за ней ввалилась Тонкс.
— Чем могу служить? — на встречу к девушкам вышел согбенный годами старый волшебник.
— У вас ведь есть Международная сеть?
— Кхм, была, но из-за обстановки она заблокирована, — развел руками старичок.
— А сколько будет стоить ее разблокировать? — улыбнулась Вета.
— Госпожа, как Вы могли подума..., — девушка вытащила из кошелька горсть галеонов и посмотрела на волшебника, — подумаешь заблокирован. Через две минуты все будет готово.
— Власть золота, — скривилась Тонкс.
Вета пожала плечами:
— Если я могу ее применять, почему нет?
— Вот госпожа, пожалуйте сюда, — старик провел девушек в небольшое помещение, где по середине стоял один стул напротив небольшого камина. — Здесь порошок.
Кивнув на стоящую рядом со стулом банку, старик быстро скрылся за шторой.
— Какое милое заведение.
— Тонкс, брось, ты не на работе, — Вета бросила порох в камин. — Хэй, есть кто дома? Дедушко, ты там?
Но зеленое пламя равномерно горело — никакого не появилось.
Вздохнув, девушка устроилась поудобнее.
— Кого ждем? — через некоторое время спросила аврор.
— Нечисть всякую.
— Дедушко не нечисть, и не всякой, — раздался скрипучий недовольный голос от камина.
Вета обернулась: огонь погас, а рядом с камином стояло низенькое лохматое существо и пристально наблюдало за чем-то, находящимся у девушки за спиной.
Вета улыбнулась — похоже Тонкс, наконец, замолчала, ан нет:
— Это что?!
— Сама ты шо! — фыркнуло существо у камина и протопало к Вете. — Чего кликала-то?
— Предложить хотела перебраться пока туда, где я живу.
— Ага, счас, Дедушко разбегся и прыгнул, а на кого я оболдуев оставлю? Они ж тебе все хозяйство попортят.
— Не бурчи, старый, твои домовята вполне могут сами позаботиться обо всем, а я вот без тебя не могу, — прибегнула к лести Вета, видя, что существо качает лохматой головой, — там такая жуткая обслуга: дрожат постоянно от одного взгляда, головой об стены бьются, в обмороки падают, и чай холодный приносят!
Домовой потоптался около Веты, потом прошелся туда обратно от нее до камина.
— Лиска, — фыркнуло оно. — Ладноть, ток погодь чуть, надоть пригрозить мои и весчички собрать.
— Только давай быстрее.
— Ну, тогды, стало быть, не прощаюся, — махнул лапкой домовой, зацепил летучего пороха из банки, кинул в камин и был таков.
— Это что?!!
— Это — домовой и он не что, а кто.
— И кто?!
— Тонкс, тебе что, правда хочется вникать в сложную флору и фауну русских духов, нежити и других существ?
— Не особо, — поморщилась аврор. — Ты все свои дела закончила?
— Да, пошли, а то Люциус и правда шкуру с тебя спустит, — усмехнулась Вета.
Муж встретил ее на улице около магазина многообещающим взглядом.
Вета поежилась и подумала, что давать кошелек с деньгами Люпину было с ее стороны неумно.
— Дорогая, можно тебя на пару слов? — холодно улыбнулся Люциус.
Девушка посмотрела на авроров: Тонкс подошла к мявшемуся у витрины оборотню и о чем-то с ним зашепталась.
— Люциус, может быть позже? Нам еще к Оливандеру нужно успеть.
— Нет, счастье мое, СЕЙЧАС! — мужчина схватил Вету за руку и, прихрамывая, потащил по улице.
Девушка оглянулась, авроры следовали за ними, значит убить муж ее не убьет, но...
— Ты знаешь, что у тебя талант не только попадать в истории..., — вкрадчиво начал Люциус.
— ... но и любой разговор превращать в ссору. Я помню.
— Так почему же ты не следишь за своими словами.
— Тут не слова, — запротестовала Вета.
— Поступки! Какая разница! Салазар, как ты меня утомила: только все становится спокойно и ты опять что-нибудь выкидываешь, — мужчина втолкнул девушку в магазин и захлопнул дверь перед носами у авроров.
— Не понимаю, что ты так разбушевался? Прямо оскорбленный в лучших чувствах гриффиндорец. Ты же сам сказал, что не страдаешь повышенной гордостью…
- Не сравинвай меня с этими примитивными существами, но запомни, Малфои никогда не были посмешищем в глазах общества, а ты только что выставила меня клоуном в гразах самой болтливой из сплетниц волшебного мира Англии, моя дорогая, - пошипел Люциус, недобро сверкнув глазами на Вету.
Девушка поежилась под взглядом мужа, и решила, что сейчас будет благоразумнее замять инцидент. К тому же она действительно не подумала — если Люциус не посчитал зазорным взять ее деньги, это не значит, что он хотел кричать об этом на всех углах. Поэтому осторожно положив руку на грудь мужа, Вета примирительно произнесла, умоляюще взглянув в стальные глаза:
- А давай ты не будешь обращать внимание? Ну вот такая я... уже не переделаюсь, — Вета с надежной посмотрела на искаженное яростью лицо мужа.
— Возможно, Вы ошибаетесь, дорогая, — раздался мужской голос из-за высокого стеллажа.
— Что Вы имеете ввиду, господин Оливандер? — Люциус подтащил Вету к прилавку, за которым уже стоял хозяин магазина.
— Могу я посмотреть на Вашу волшебную палочку, леди? — волшебник протянул сухую, жилистую руку с длинными пальцами к Вете.
Поежившись, девушка достала из рукава палочку и протянула мастеру.
— Как я и думал, как и думал. Я сразу почувствовал, как только вы вошли.
— Не соблаговолите ли объяснить нам? — скрипнул зубами Люциус.
— Что ж, а скажите-ка, она Вас всегда слушается, работает исправно? — проигнорировав вопрос мужчины, спросил Оливандер девушку.
Вета недоуменно моргнула и кивнула:
— Да, правда, я не часто ей пользуюсь.
— Да, да, да.
— Мистер Оливандер, при всем моем уважении к Вам...
— Бросьте, лорд Малфой, у Вас уважение есть только к себе, но я отвечу на Ваш вопрос, — усмехнулся волшебник.
От этой ухмылки, а так же от выражения блеклых глаз продавца, Вету прошиб озноб.
— Видите ли, чтобы исправить... ммм... назовем это характером, — тем временем говорил Оливандер Люциусу, — так вот, чтобы исправить характер Вашей жены, любую другую палочку возможно было просто сломать. Соответственно только тогда возможно бы было купить новую, но...
— Но что?!
— Эбеновое дерево! Ооочень редкий экземпляр, артефакт своего рода. Где Вы ее покупали, дорогая?
— В Египте, — прошептала Вета.
— Ну да, конечно же, где еще...
Люциус вдруг выхватил палочку из рук волшебника, взял ее двумя руками, Вета зажмурилась: как ломают ее волшебную палочку, она видеть не хотела.
Раздался громкий треск, а за ним пораженный возглас:
— Этого не может быть!
Вета открыла глаза: в руках муж держал абсолютно целую палочку и пораженно смотрел на нее.
— Может. Свойство дерева, обработанного определенным составом — невозможность уничтожения. Данный экземпляр когда-то принадлежал величайшему магу Египта. Я сочувствую Вам, леди, но владея ею, Вы ничего хорошего в жизни не получите. Не по Вашим силам она.
— Но она же выбрала меня! — мотнула головой Вета.
— Как перевозчика. Вероятно, она не нашла себе хозяина в Египте и просто уцепилась за Вас, как за того, кто не чужд творимой ею ранее магии.
— Темной магии, — Люциус протянул палочку Вете.
— Темнее некуда, лорд Малфой.
— Значит из-за нее...? — Вета отступила на шаг от мужа, держащего палочку на вытянутой руке. — Заберите ее, мистер Оливандер.
— Найдите ей хозяина, и тогда она сама покинет Вас, а я не могу, — волшебник покачал головой.
— Но если она такая сильная, то ею может владеть только..., — Вета испуганно переводила взгляд с мужа на хозяина магазина.
— Не обязательно. Она выберет того, кто раньше к ней прикоснется.
— В смысле? — девушка пристально посмотрелаи на волшебника, но он лишь загадочно сверкал на нее своими страшными глазами.
Люциус вздохнул, заткнул палочку себе в рукав и повернулся к Оливандеру:
— Мне нужна палочка.
— Лорд Малфой, Вы становитесь постоянным клиентом, — недовольно скривился тот, но скрылся в глубине магазина.
— Вета, ты все равно не можешь без волшебной палочки, — покачал головой Люциус, отвернувшись от прилавка и взглянув на девушку.
Вета вздохнула и прижала пальцы к вискам:
— Я ее боюсь.
— Это кусок дерева, он ничего плохого не делает, — возразил мужчина, - к тому же, не замечал за тобой склонности к трусости, особенно вызванной какими-то, не подтвержденными ни чем кроме слов полоумного волшебника, фактами.
Девушка скептически фыркнула:
— Кроме как притягивает несчастья ко мне, а может и к тем кто меня окружает. Ведь моя семья...
— Пала жертвой мерзавцев. Нежели ты думаешь, что это, — Люциус достал палочку, — создало их и навлекло на твоих родителей, а не то, что они были сильными волшебниками, как ты говорила, и у них могли быть не менее сильные враги, или ты думаешь, что твои идиотские поступки и глупые слова, а также безрассудство зависят от того из какого дерева твоя палочка и кто ей раньше владел?
— Но мистер Оливандер...
— Любит нагнать жути. Держи, — мужчина впихнул палочку в руку Веты. — Поверь, без нее тебе будет опаснее, чем с ней, даже если он прав.
— Но я не хочу, чтобы кто-нибудь..., — закончить девушка не успела: у прилавка вдруг возник, будто из ниоткуда, Оливандер с коробкой.
— Вяз, жилы из сердца дракона и, на этот раз, двенадцать дюймов. Уже почти конвеерное производство, — скривился продавец.
Мужчина взял в руки палочку, помещение магазина осветилось магическим светом, по стеллажам прошелся легкий ветерок, сдувая пыль.
— Благодарю, не смотря ни на что, — чуть склонил голову Люциус.
— Запишите на счет Малфоев, через полчаса Вам поступят деньги, — проговорила Вета, решив, что оплошности с Люпином ей достаточно, и доставать деньги из своего кошелька, расплачиваясь за мужа будет уже верх идиотизма.
Волшебник поклонился девушке и произнес, в качестве прощания, склонившись к Люциусу через прилавок:
— Надеюсь, лорд Малфой, это последний раз, когда Вы приходите в мой магазин за своей волшебной палочкой, и впредь будете приходить ко мне только со своими детьми, — странные глаза волшебника пристально осмотрели Вету, потом Оливандер покивал своим мыслям и скрылся за стеллажами.
— Ну, вы все?! — в магазин заглянула Тонкс, еще сильнее закутавшаяся в шарф. — Мы уже окоченели.
— Остался Гринготтс и тогда все.
— Слава Мерлину и мы, как все нормальные волшебники, пойдем, наконец, праздновать Рождество!
Гринготтс оказался точно таким, как ей рассказывал отец: ослепительно-белое здание, возвышающееся над близлежащими магазинчиками, полированные бронзовые двери, ступени из белого мрамора, на дверях надпись.
Люциус толкнул дверь и протянул руку Вете, девушка перешагнула порог и быстро направилась к стойке. В огромном мраморном холле сновали туда-сюда гоблины по младше, старшие работали за своими гроссбухами. Из холла в разные стороны вело большое количество дверей.
Вета остановилась перед стойкой и вздохнула: при ее росте ей тоже нужна была банкетка, чтобы не упираться носом в край стола. Гоблин перегнулся через стойку и посмотрел на девушку.
— Да?! — каркнуло существо.
— Нужно оформить общий счет, — девушка достала волшебную палочку и посмотрела через плечо на стоящего рядом мужа (вот кому не надо никаких приспособлений, чтобы смотреть на гоблина не снизу вверх). Они вместе протянули палочки гоблину.
— На какую фамилию?
— Малфой.
Гоблин нахмурился и забурчал себе под нос что-то вроде: «то открывают, то закрывают», но Вета точно не поняла.
— Номер хранилища?
— 7Б.
— Ключ?
Девушка приподняла брови и посмотрела на гоблина.
— Значит оформляете личный доступ, — недовольно проговорило существо.
— Да.
— Посещать будете?
— Благодарю, сегодня не потребуется, — покачала головой Вета.
— Тогда все, — гоблин протянул волшебные палочки и отвернулся.
— Потрясающее обслуживание, — усмехнулась девушка, выходя из банка на улицу, где их ждали авроры.
Люциус дернул плечом, по выражению его лица Вета поняла, что ее почти не слушают и думают о чем-то своем.
— Ну, теперь-то мы можем возвращаться? — взмолилась Тонкс.
— Да, конечно.
— Какое счастье. Рем?
Люпин подошел к Люциусу и взял его за плечо, то же самое проделала Тонкс с Ветой: рывок, разноцветные круги перед глазами и они стоят на окраине Хогсмида. Быстро добравшись по припорошенной снегом дороге до замка, авроры распрощались с Ветой и Люциусом. Махнув рукой им вслед, девушка вошла в Хогвардс за мужем. Мужчина был молчалив и задумчив.
Пропустив вперед жену, Люциус снял с нее мантию, повесил на вешалку, потом снял свою: черную, из дорогого материала, с серебряной вышивкой.
Вета прошла в комнату, скинув по пути сапожки, свернулась в кресле и разожгла камин.
— Зачем?
— Что — зачем? — девушка свесила голову с подлокотника и посмотрела на мужа, до сих пор стоявшего около двери.
— Зачем личный доступ?
— Люциус, ты меня удивляешь, — Вета села в кресле, поджав под себя ноги и развернувшись к мужу, — общий счет подразумевает это. И потом, считай это моим извинением за сегодняшную оплошность.
— В секретную секцию, охраняемую драконом?
— Что поделать, если мои родственники страдали излишней подозрительностью и предпочитали хранить «сокровища» под усиленной охраной.
— Ты вообще когда-нибудь была в своем хранилище? — Люциус подошел к Вете и опустился в соседнее кресло.
— Нет, а зачем? Туда ходили отец или мать, иногда Дедушко, это наш главный домовой, как доверенное лицо. Не спрашивай как отец это устроил. А когда я отправлялась сюда, то взяла некоторый запас наличных.
Люциус положил локти на поручни, сложил руки домиком и опустил на них подбородок.
— И не хочешь прогуляться?
Вета пожала плечами и обернулась к огню, весело потрескивающему в камине:
— Если тебе интересно, можешь устроить себе экскурсию, а я предпочитаю не знать, какой хлам за века напихали туда мои предки, — девушка потянулась в кресле и неожиданно ей в голову пришла одна мысль, вернее вопрос: — Все же, как ты смог снять деньги со счета до того, как был оформлен допуск?
Люциус задумчиво посмотрел на девушку:
— Ты ведь и правда не знаешь, да?
— Чего не знаю?
— Я не могу тебе сказать.
— А кто может?
Мужчина приподнял брови и пристально посмотрел на девушку.
— Этот не скажет, раз сразу не посвятил меня в «тайну».
— Не скажет, — усмехнулся Люциус.
— Не понимаю, чему ты радуешься? Мне вот совсем не радостно: во круг меня за последний год произошло столько событий, столько тайн, что впору завернуться в саван и ползти по направлению к кладбищу.
— Отвратительный юмор, моя дорогая, даже для слизеринки.
— Мерлин, Люциус, ты первый крысился на меня непонятно почему, а теперь удивляешься, что я не довольна тем, что от меня что-то скрывают, что моя волшебная палочка притягивает к себе неприятности как магнит, что мне приходится пить каждый месяц эту гадость, что варит профессор Снейп. Между прочим, из-за этого ты привязан ко мне.
— Не из-за этого, или скорее, не только. К тому же, не думаю, что раньше вокруг тебя было меньше тайн и проблем...
Вета фыркнула.
— ...просто твои родители оберегали тебя от большинства из них. Это частая практика в аристократических семьях, особенно к дочерям. Я не одобряю такое отношения к делу. Мой сын был осведомлен больше о том, что происходит в мире, правда, в силу некторых обстоятельств, это не спасло ему жизнь…, - по лицу мужчины быстро пробежала тень, но он тут же совладал с воспоминаниями и опять надел маску бесстрастия.
Девушка задумалась, глядя в огонь: когда были живы отец и мать, она и правда жила спокойно, в ее жизни не было никаких особенных проблем, связанных с «внешним миром», мелкие неприятности в Дурмстранге и у Деметриуса, к которому сплавляли ее родители, когда отправлялись в свои «исследовательские», как они ей говорили, поездки, редкие ссоры с ними тремя, трудности в общении со сверстниками, — сейчас Вета понимала, как все это было незначительно, мелко, по сравнению с настоящей, взрослой жизнью, в которую ее бросили так неожиданно, без всякой подготовки.
Возможно, Люциус наоборот, посвещял своего сына — Драко, во все, но не корил ли он себя теперь за то, что эти знания стали причиной смерти сына… И только ли просвященность Драко в делах семьи повлекла столь печальный конец, или же большей частью этому способствовали поступки его отца.
С другой стороны, смогли ли ее родители спасти своего ребенка от последствий своих действий, и была бы она больше подготовлена к борьбе за свое существование, если бы родители с самого детства рассказали, как может быть жестко волшебный мир не только к магглам, но и к самим волшебникам…
От пристального смотрения на огонь заболели и заслезились глаза, Вета сморгнула набежавшие на глаза слезы, ладонями растерла влажные дорожки по щекам и посмотрела на Люциуса, но в кресле мужа не обнаружилось.
Девушка вскочила с кресла, но и в гостиной его не было, а дверь в комнату мужа была закрыта. Вздохнув, Вета отправилась к себе в комнату — как и она, Люциус был натурой, по своей сути одинокой, поэтому предпочитал бороться со своими страхами и переживаниями в одиночку. Этот вывод Вета сделала на своих наблюдениях — муж редко открывался перед ней полностью, предпочитая не посвещать ее в свои мысли, планы и проблемы.
«Наверное, именно поэтому я приняла его так быстро в свою жизнь — я не так уж и отличаюсь от Люциуса, ну… может только опытом прожитых дней, но это поправимый недостаток.»
Правда, у нее получалось хуже скрывать свои переживания и волнения.
Раздевшись, девушка закуталась в теплый, махровый халат, который купила ей мать, после продолжительных споров, потому что Мария упорно не хотела покупать ей «этот бесформенный балахон, еще и на два размера больше, чем тебе надо», но сейчас Вете хотелось быть ближе к матери, хотя бы так...
Гневно сверкнув на себя глазами в зеркале за подобное настроение, одолевшее ее ни с того, ни с сего, девушка вышла в гостиную к теплу камина — здесь ей вдруг показалось намного уютнее, чем в сиренево-березовой комнате, а огонь притягивал к себе, гипнотизируя и согревая.
— Мне жаль, что я расстроил тебя, — на плечи ей легли теплые мужские ладони; голос прозвучал вполне искренне.
Вета покачала головой и прислонилась спиной к мужу.
— А я тебя…
В комнате повисла напряженная тишина, и чтобы первать ее, девушка сказала первое, что пришло ей на ум:
- А знаешь, никогда не понимала, почему волшебники празднуют магглский праздник Рождество.
Спиной девушка почувствовала как тело мужа стала сотрясать мелкая дрожь.
— Что? — Вета возмущенно обернула голову на мужа, но из-за своего низкого роста в глаза мужчине посмотреть не смогла, а уперлась обиженным взглядом в его подбородок.
— Женщина, ты вообще книжки по истории читаешь?
— Я не люблю историю, и вообще, не понимаю с чего такой неожиданный приступ смеха?
— Заметно, что не любишь. Мы празднуем рождение не мнимого магглского бога, — рука мужчины спустила халат с правого плеча девушки, и Вета почувствовала его губы на своей коже, — мы празднуем рождение величайшего волшебника, — халат упал к ногам девушки, теплые губы принялись за левое плечо, а руки легли на грудь и стали мягко перекатывать между пальцами соски девушки.
— Мерлин, — Вета закрыла глаза и выгнулась в руках мужа.
— Именно он. Великий Мерлин родился в эту ночь, — Вету подхватили на руки и понесли.
Девушка обвила руками шею мужа и уткнулась лицом в его грудь, затем Вета ощутила аромат жасмина, потом прикосновение теплой воды. Открыв глаза, она обнаружила, что сидит в большой и глубокой черной мраморной ванне, а рядом, на поребрике, сидит муж.
Вета огляделась: ванная комната была выложена мозаикой из черных мраморных квадратиков, небольшое пространство между каждым было отделано каким-то белым материалом, на стене рядом висело зеркало в темной кованой оправе, около него в углу располагался небольшой шкафчик, тоже выкованный из того материала, что и оправа зеркала, черная раковина под зеркалом, на полу сплошной ковер из меха тигра-альбиноса.
— Не жалко животное, — девушка кивнула на пол.
— Не я его убивал.
— Тоже верно. Не присоединишься? — от запаха жасмина* в Вете поднималась жаркая волна желания.
Люциус усмехнулся и покачал головой.
— Нет, моя милая, если я присоединюсь, то ночью спать тебе не придется, а день сегодня был насыщенный, и тебе надо отдохнуть.
— Мстишь?
— Забочусь о тебе, — усмешка стала шире.
— Мстишь, — на этот раз уверенно проговорила Вета.
— Мщу, — согласно наклонил голову мужчина и выскользнул из ванной.
— Заботливый, — девушка покачала головой, откидываясь на спинку ванны и закрывая глаза.
__________________________
* Жасмин — раскрепощает стыдливые натуры, усиливает взаимопонимание партнеров. Великолепное женское масло, позволяющее ощутить наслаждение близостью при беременности.

просмотреть/оставить комментарии [91]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2022.05.19 15:05:37
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.05.19 00:12:27
Капля на лезвии ножа [3] (Гарри Поттер)


2022.05.18 23:57:15
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.