Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Приходит Уолден Макнейр домой, а за спиной у него мешок, в котором что-то шевелится. Жена спрашивает:
-Что это у тебя?
-Да вот, халтурку домой взял...

Список фандомов

Гарри Поттер[18562]
Оригинальные произведения[1250]
Шерлок Холмс[719]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[185]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[114]
Произведения А. и Б. Стругацких[108]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12769 авторов
- 26916 фиков
- 8674 анекдотов
- 17715 перлов
- 685 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 49 К оглавлениюГлава 51 >>


  Магия крови

   Глава 50. Другие союзники
Северус сидел в своей гостиной, гадая, припомнит ли чертов оборотень, что должен с ним связаться. Час назад он пошел было ужинать и у входа наткнулся на гомонящую толпу студентов. В гуле вокруг периодически повторялось имя Гарри. Северус быстро пробился через самую толчею и натолкнулся на Гермиону Грейнджер и двух Уизли, левитировавших перед собой большой тюк. Он открыл было рот, собираясь рявкнуть на эту троицу, и вдруг понял, что тюк, плывущий в воздухе – ни что иное, как бездыханное, окровавленное тело его сына. Похоже, что друзья пытались доставить Гарри в больничное крыло с той скоростью, что позволяла толпа.

– Да разойдитесь же, идиоты! – свирепо заорал Северус на галдящих студентов. – Дайте им пройти!

Это помогло. Грейнджер и оба Уизли, наконец, добрались до лестницы и побежали вверх со скоростью, доступной только гриффиндорцам. Северус заметил Ремуса, бегущего к ребятам со стороны Большого зала и пошел ему наперерез.

– Проверь, как он там, – шепнул он, проходя мимо. Ремус отрывисто кивнул, а может, Северусу просто показалось – но так до сих пор и не появился. Северус уже готов был отправиться в комнаты Люпина, и лишь боязнь разминуться останавливала его.

В дверь наконец постучали и Северус кинулся открывать, лишь в последнюю секунду припомнив, что надо взглянуть в зеркальце-глазок и убедиться, Ремус ли это.

– Ну? – выпалил он, отходя в сторону, чтобы Люпин мог войти и захлопывая за ним дверь.

– С ним все в порядке, – ответил Люпин, услышав щелчок закрывшейся двери. – Помфри выпишет его через час-другой, – он поднял руку, пытаясь предупредить ответ или предложение убираться, и добавил: – Но я переговорил с ним о том, что случилось.

– И? – рыкнул Северус, видя, что Ремус ожидает хоть какой-то реакции на свои слова. В памяти всплыл голос юного Люпина: «Сев, ты не мог бы хоть как-то дать мне понять, что слышишь меня? А то у меня такое ощущение, что я говорю сам с собой».

– Гарри сам себя ранил.

– Что? – ахнул Северус.

– Прости, я не с того начал, – Ремус потер рукой лоб. – Гарри не собирался причинять себе столь серьезный ущерб, но он специально запустил в себя Оглушающим заклятьем. Не диво, что он упал. Ну и здорово раскроил себе голову.

– Да поче... Ты знаешь, почему он это сделал?

– Чтобы избежать разговора с Гермионой.

– Что? Люпин, что за чушь ты несешь?!

– Он сам признался, – Ремус начал беспокойно вышагивать перед кушеткой. – По его словам, вы двое разработали план, который должен был заставить Гермиону и Рона поверить, что Гарри принимает некий наркотик.

– Это большей частью его идея, но, в общем, да.

– Ну, так этот план сработал слишком хорошо, – Ремус замер на месте и принялся внимательно изучать стоящую в комнате мебель. – Гермиона только что в истерике не бьется. Рон, который сам по себе внимания на это не обратил бы, заразился ее тревогой. И ведь такая реакция предсказуема – знай Гарри маггловский мир хоть чуть лучше, он просчитал бы, как девушка вроде Гермионы воспримет подобную вещь.

– По-моему, Гарри и без того ведет себя по-маггловски чаще, чем следует.

Ремус отвел глаза от стола и впился взглядом в Северуса. Лицо его оставалось непроницаемым:

– Он говорил мне об этом.

Северус почувствовал, как желудок сжимается в тугой комок. Почему Гарри об этом заговорил? Он никогда не показывал, что это имеет для него значение, – напротив, едва замечал ехидные комментарии Северуса.

– Меня беспокоит, что он решился на такой отчаянный шаг, – продолжил Ремус, беря со стола нож для разрезания бумаги и принимаясь беспокойно вертеть его в руках. – Ты не знаешь, может, у него был особенно трудный день?

– Да нет, достаточно приятный, – Северус припомнил, как прошел сегодняшний день. «Мы поссорились из-за Ремуса». – Мы поссорились, – «и из-за моих методов преподавания». – Дважды. Но Ремус, мы вечно ссоримся. Гарри не был расстроен, это точно.

Глаза Ремуса чуть не вылезли из орбит от удивления, и Северус понял, что назвал оборотня по имени. Он поморщился.

– Может, мне стоит поговорить с ним об этом в понедельник? – спокойно предложил Ремус, беря себя в руки и аккуратно кладя нож на место. Северус решил, что нож вернулся на то же место, где и лежал раньше. – После занятий?

– Если я вернусь.

Ремус придвинулся чуть ближе: – А что нам делать, если ты не вернешься? Я ведь знаю, почему тебя не будет.

Северус пожал плечами и отвернулся, разглядывая висевшую на стене картину: разбитый молнией корабль в бурном море. Он предпочитал не вешать в своих комнатах изображения людей или прочих говорящих созданий.

– Я все-таки не понимаю, почему ты считаешь, что Гарри не понимает магглов, – заметил он, резко меняя тему разговора. Корабль лег на борт и затонул, когда охватившее его пламя добралось до мачт.

– Он не связан с маггловской культурой. Он не ходил в кино – это известные истории, снятые на пленку, и у него не было денег покупать себе книги или пользоваться библиотекой. Он не общался с другими людьми, кроме Дурслей. Гарри хорошо знаком с маггловскими технологиями и одеждой, но даже я, изредка позволяя себе сбежать в мир, где не знают, что я из себя представляю, понимаю этот мир лучше, чем он.

– Значит, ты считаешь, что его план оказался слишком опасным.

– Чрезвычайно, – Ремус пересек комнату и подошел совсем близко к Северусу. – Гермиона рассказала мне о своих подозрениях. Скажи она об этом Макгонагалл, сейчас бы разразилась настоящая буря. А если бы Гермиона сообщила об этом профессору Вектор, с которой находится в достаточно близких отношениях, то дело бы обернулось еще хуже. Гарри необходимо прекратить этот фарс или притвориться, что он преодолел свою зависимость. Причем сделать это нужно до того, как пострадает еще что-то, кроме его головы.

Северусу отчаянно хотелось поговорить с Гарри, но через десять часов ему нужно было прибыть к Темному Лорду, а за Гарри сегодня вечером уж точно будут наблюдать во все глаза.

– Что ж, Люпин, спасибо за то, что сообщил, – вежливо произнес он. – А сейчас извини, но у меня дела.

Люпин оглядел Северуса с головы до ног. Его светлые глаза были непроницаемы.

– Конечно, – спокойно ответил он и шагнул к двери. – Доброй ночи, Северус.

Люпин настолько аккуратно прикрыл дверь, что щелчок был совершенно не слышен и Северусу пришлось проверять, захлопнулся ли замок.


За завтраком Гарри досталось немало пристальных взглядов и ехидных смешков, но он решил, что это свидетельствует лишь о том, что общее смущение прошло, а значит, дело не так уж и плохо. Стоило вообще-то поблагодарить Гермиону за сообразительность: даже то, что Гарри упал во время бега, звучало смешно, но если бы кто-то узнал, что он умышленно запустил в себя заклятьем, его бы просто сочли сумасшедшим. Да и действие Гермионы свидетельствовало о том, что она все еще на его стороне, хоть Гарри и не слишком чувствовал это.

Его размышления были прерваны появлением Гермионы. На сей раз она была одна, и это почему-то придало Гарри смелости.

Гермиона уселась рядом и нежно подтолкнула его: – Ну, как ты себя чувствуешь?

– Прекрасно, – вызывающе ответил Гарри. – Сегодня чудесное воскресное утро, уроки у меня сделаны, часть дня я свободно смогу провести на улице – так отчего же мне чувствовать себя плохо?

– С ума сойти, – вздохнула Гермиона. – Послушай, Гарри... я знаю, что ты не хочешь, но нам необходимо поговорить. Не хочешь прогуляться со мной?

– А я смогу во время прогулки затащить тебя в кусты у озера? – Гарри почти поморщился, когда эти слова слетели с его губ, но постарался сохранить спокойное выражение лица.

Лицо Гермионы потемнело:

– Нет.

– Тогда я пас. Ступай Рона поищи.

– Я хочу поговорить с тобой, не с Роном!

– Знаешь, вчера вечером я долго разговаривал с Ремусом...

– Меня это не касается!

– ...и рассказал ему куда больше, чем мог бы сказать тебе. Почему бы тебе не поговорить с ним – он просил прислать тебя к нему, и не оставить меня в покое?

– Ты хоть понимаешь, что творишь?

От необходимости отвечать Гарри, который и так чувствовал себя виноватым после своего замечания о кустах, избавило прибытие почтовых сов. Хедвиг с гордостью подлетела к столу и бросила возле тарелки Гарри письмо, потом уселась рядом и сложила крылья. Гарри дал ей кусочек бекона и погладил встопорщенные перья на шее, а потом распечатал письмо.


Наше почтение многоуважаемому мистеру Г. Поттеру!

С бизнесом все тьфу-тьфу. Особое спасибо за «Веселые крылышки» – пожалуй, стоит прислать еще. А с нашим братцем... попробуем научить его уму-разуму, когда приедем в Хогвартс. А пока передай ему от нашего имени, чтобы прекращал быть придурком.

Пятого октября приехать сможем, но прямо на следующее утро нам придется уехать, потому что у нас на руках билеты на игру Стрелы/Осы, которая состоится шестого. Ты, наверное, слышал о новом загонщике Сомерсетских Стрел, Тренте Дюране, не мог не слышать – его фотографии появлялись не только во всех спортивных журналах Европы, но и на обложке «Ведьминского еженедельника» для услаждения женских взоров. Оливер, который встречался с ним, говорит, что Дюран не просто манекен, хоть и симпатичный парень, что снобизмом он не страдает и запросто общается с менее известными игроками.

Любой матч Стрелы/Осы – это удовольствие, но игра Дюрана – удовольствие двойное. А мы еще постараемся распространить среди его почитателей кое-какие наши товары. Мы собираемся захватить на игру что-нибудь безвредное, чтобы птичек выпускать, к примеру.

Нам хочется, чтобы ты выглядел на балу как ангел, Гарри, детка, и мы будем рады купить все, что тебе понравится. Кроме рубашки ты ничего не хочешь?

Нам всем было дико, что в команде появился первокурсник, но ты был чудным, тихим ребенком. Мы – взрослые, умудренные жизнью третьекурсники – считали, что это действительно подарок судьбы. Так странно сейчас воспринимать тебя практически как ровесника, если ты понимаешь, о чем мы. А после того, как ты закончишь школу, разница в возрасте вообще не будет ощущаться.

Бывай.

Фред и Джордж


– Ты улыбаешься, – мягко заметила Гермиона. – По настоящему.

– Это от Фреда и Джорджа, – улыбнулся ей Гарри. – Они приедут на матч Гриффиндор - Рэйвенкло.

– Будет здорово снова увидеть их, – покладисто отозвалась Гермиона.

– Знаешь, прости меня, что я был такой сволочью. Ты не против, если мы заключим перемирие?

– И о каком перемирии идет речь?

– Ты прекращаешь все допросы и обвинения, а я не буду доставать тебя тем, что ты говорила или делала до сих пор.

После долгого раздумья Гермиона предложила: – Давай так: я не стану спрашивать тебя о том, что ты уже сделал. Если ты прекратишь исчезать, обещаю, что с обвинениями будет покончено. Но если снова начнешь, то все обещания побоку.

– То есть мы оба будем вести себя так, будто последних трех недель просто не было?

– Да.

Гарри глубоко вздохнул – перемирие, похоже, обещало быть достаточно краткосрочным. – Что ж, это лучше, чем ничего, – заметил он. – Но ты все же поговори с профессором Люпином.


После завтрака Гарри отправился в библиотеку. Он достал было книги, но все же решил до начала работы написать ответ Фреду и Джорджу.

Привет, близнецы!

Дюран просто чудо! Повезло вам, что вы сможете видеть его игру. Дождаться не могу, когда уже закончу школу и смогу ходить всюду, куда хочу и когда хочу.

Насчет разницы в возрасте вы правы. Я сейчас уже воспринимаю Джинни почти как ровесницу.

Если сможете, привезите мне маггловских сигарет. Правда, проблема в том, что если некоторые люди поймают меня с сигаретой, то отберут всю пачку, поэтому было бы неплохо иметь заначку. Если сможете, привезите четыре-пять пачек, а еще лучше – целый блок. И не отдавайте мне сигареты при всех.

Всего вам,

Гарри

Чувство, что кто-то заглядывает в написанное через плечо, заставило Гарри приподнять голову. Рядом с ним стоял Драко.

– Что? – спросил Гарри, торопливо складывая письмо.

– Я видел, как ты вчера выбежал из холла перед главным входом, – внятно проговорил Драко.

– Ты и еще полсотни людей, – вздохнул Гарри.

– Я весь день тебя найти не мог, – Драко произнес это таким тоном, точно Гарри нужно было извиниться за то, что блондин не смог его отыскать. Гарри отогнал от себя возникшее желание это сделать. – Не хочешь рассказать мне, что означал этот спектакль?

– Нет, – просто ответил Гарри.

– Ну, значит, нет, – пожал плечами Драко. – Допрашивать тебя я не буду. А ты не хочешь прийти на поле после того, как слизеринская команда закончит тренироваться, и полетать со мной? Просто так? Тебе бы не помешала небольшая разрядка.

– Было бы здорово.

– Тогда увидимся позже, – Драко с важным видом удалился. «Да он же гордится тем, что я принял его предложение», – с удивлением понял Гарри. Эта мысль почему-то обрадовала его.


Гермиона и Рон пытались поудобнее устроиться на диванчике в комнате Люпина. Тот сделал вид, что не замечает их смущения. Он предложил на выбор тыквенный сок, сливочное пиво или чай и не сказал ни слова, пока все не было выпито.

– Не думаю, что мне нужно напоминать вам о том, – начал Люпин после того, как с напитками было покончено, – что у вашего друга было очень непростое лето, – не было необходимости уточнять, о каком именно «друге» шла речь – они пришли сюда поговорить о Гарри.

– К концу августа, – продолжил Люпин, – он несколько пришел в себя. Я надеялся, что ваше присутствие поможет ему справиться со всем этим, а не ухудшить дело, – разочарование, написанное на лице Люпина, было хуже любого выговора. Гермиона поймала себя на том, что хочет просить прощения, не поняв толком, что она сделала не так.

– Мы очень старались удержать все в тайне, сэр, – тихо проговорил Рон.

– Что «все»? Вы не понимаете, что он делает, чем занимается, и могу вас уверить, что у него есть достаточно веские причины не посвящать вас в это. Я пристально слежу за тем, что он делает, и мне помогают еще как минимум два человека, так что в дополнительном наблюдении Гарри не нуждается.

– Но... – возразила Гермиона.

– Защита Гарри не входит в вашу обязанность, – спокойно, но твердо сказал Люпин. – Это моя обязанность и обязанность Дамблдора – одна из его обязанностей, которой он сегодня уделяет достаточно много времени. Но не ваша. Вы должны быть ему друзьями, добрыми и надежными, и помогать ему, когда он попросит о помощи.

– Так ведь не просит же! – взорвался Рон.

– Я понимаю ваше разочарование, – вздохнул Люпин. – Но я не могу быть единственной его отдушиной, – светлые брови слегка приподнялись, и лицо обрело умоляющее выражение. – Для этого мне нужны вы. Если мы все будем пытаться лишь руководить им, то у Гарри не останется никого, с кем можно просто отвести душу, а эта возможность ему сейчас важнее руководства.

Гермиона неловко заерзала на месте, припомнив о карте, лежащей в сумке. Вчера вечером, после того как Гарри ушел, они с Роном рискнули спуститься в подземелья и зарисовать комнаты, находящиеся в первом коридоре, причем лабораторию Снейпа, из-под двери которой выбивался лучик света, они обошли кругом.

Ей очень хотелось поподробнее расспросить Люпина о роли Питера в создании первоначальной Карты Мародеров. Гермиона считала, что в своей работе они что-то упускают, поскольку на утерянной Карте были отмечены и все места, которые они не смогли зарисовать, и территория вне замка. Но если сейчас спросить у Люпина о карте, то он немедленно догадается, для чего она им нужна и вряд ли одобрит их поведение, особенно после вчерашнего.

Когда они ушли из кабинета Люпина, Гермиона завела Рона в ближайший класс и захлопнула дверь.

– Знаешь, а ведь он прав, – угрюмо заметил Рон. – Именно это я и попытался начать неделю назад.

– Я бы все же хотела закончить карту, – ответила Гермиона, с трудом удерживаясь от замечания, что жаль бросать столь интересный проект. Это вряд ли вдохновило бы Рона.

– Расскажем Гарри сейчас или подарим ему карту на Рождество? – спросил Рон.

– Не уверена, что такими темпами мы закончим ее до Рождества. Должен быть какой-нибудь другой способ.

– Тогда давай расскажем и пригласим Гарри поработать с нами. Он многое видит и понимает не так, как мы с тобой.

– Но нам же Джинни помогает.

– Во-первых, ей далеко до Гарри, а во-вторых, Джинни не вкладывает в это душу, а просто ходит с нами.

– Давай все же поищем заклятья, способные контролировать животных. Когда мы увидимся с Гарри, то скажем ему, что собираемся делать. Уверена, что он придет в восторг от идеи смотаться в Хогсмид, чтобы купить крысу. А меня вот тошнит при одной мысли, что нас поймают.

– До сих пор не знаю, смогу ли я заставить себя снова держать крысу.


Гарри взглянул на часы и принялся складывать учебники в сумку. Тренировка слизеринцев должна была вот-вот закончиться. Хоть Драко и не сказал ничего о времени, Гарри казалось, что оптимальным решением будет не попасться на глаза остальным слизеринским игрокам. Правда, нет никакой гарантии, что Драко станет его дожидаться, а значит, надо идти на поле и самому ждать, пока слизеринцы не начнут расходиться.

Выходя из библиотеки, он наткнулся на Рона и Гермиону.

– Гарри! Посидишь с нами? – воскликнула Гермиона.

– Я уже на сегодня закончил, – покачал головой Гарри.

– Может, хочешь поразвлечься? – с надеждой спросил Рон. – Мне как раз не... – и охнул, потому что Гермиона заехала ему локтем в бок.

– Я собираюсь встретиться с Драко, – спокойно ответил Гарри. – Тебе лучше держаться в стороне от этого.

«И на этом, – подумал он с удовлетворением, спускаясь по лестницам, – разговор был окончен».

По дороге к полю Гарри не мог избавиться от мысли, что его последняя фраза объяснит, что с ним произошло, если ему не судьба будет вернуться в замок. «Он встречался с Драко», – скажет Гермиона, заломив руки, и Дамблдор понимающе кивнет, а Северус мрачно пробормочет что-нибудь о дурости сына.

Добравшись до поля, Гарри затаился в кустах, прислушиваясь к возгласам, доносящимся сверху. В конце концов Драко крикнул: – Отбой, – и шум затих. Гарри вдруг понял, что со своего места не услышит ничего из того, что происходит в раздевалке.

Время тянулось как резина, и вот наконец первая фигура прошла мимо укрытия Гарри, направляясь к школе, за ней другая. Гарри не мог узнать со спины, кто именно проходил мимо него, – фигуры были слишком далеко, но он считал проходящих. Дождавшись шестого игрока, Гарри выбрался наружу и поспешил к полю.

– Вот ты где! – с немалым удовлетворением заметил Драко. – Тебе не было нужды ждать, знаешь ли. Они тебя не укусят, если я им не скажу.

– Ты меня не предупреждал, – пожал плечами Гарри.

– Наперегонки? – Малфой, как и следовало ожидать, не стал дожидаться Гарри, а взмыл в воздух, кинулся к одному из колец и крикнул от восторга, знаменуя победу. Гарри просто сделал то же самое. Минут через десять они уже просто бесцельно носились друг за другом, и Гарри чувствовал, как все заботы и тревоги пропадают, и на душе становится светло и радостно от полета.

Лишь через сорок минут они слезли с метел и уселись на нижнюю скамью на трибуне. Лицо Драко раскраснелось, волосы потемнели и взмокли от пота. Тяжелое дыхание слизеринца напомнило Гарри, что тот перед полетом еще и тренировался. Неуверенность внезапно вернулась.

– Зачем ты меня звал? – спросил Гарри.

Драко пожал плечами: – Судя по твоему виду, тебе не помешал бы некоторый отдых от твоих друзей-гриффиндорцев. И я хотел с тобой поговорить.

– Поговорить? О чем? – прищурился Гарри.

Драко шумно вздохнул, скрестил руки на груди и откинулся назад. На лице его появилось такое по-детски надутое выражение, что Гарри чуть не рассмеялся, но когда слизеринец заговорил, слова его были продуманными и взвешенными.

– Я пришел к заключению, что ты не преследуешь никаких особых целей. Верно?

– Что ты имеешь в виду?

– У тебя нет никакой причины добиваться моей дружбы. Тогда перед уроком тебе просто ни с того ни с сего захотелось полюбезничать с врагом.

– Нет, – возразил Гарри. Напряжение в голосе Драко пугало. Слизеринец что, никогда не успокоится?

– И в чем же тогда твоя цель?

– Нет у меня никакой цели, – упрямо повторил Гарри. – Но это не пустая прихоть.

– Тогда объясни, – лицо Драко все еще пылало. Гарри подумал, что у слизеринца не было никакого опыта в дружеских отношениях, не преследующих никакой особой цели, и он просто не верит в них. Как же ему объяснить?

– Летом, – начал Гарри, – я получил письмо. Человек, написавший его, умер. В письме было много такого, что мы обычно не можем сказать другим, пока живы.

– То есть письмо должно было быть отправлено тебе после смерти отправителя.

– Да, – Гарри вдруг понял, что Драко считает, что письмо было написано Сириусом. Поразмыслив немного, Гарри решил, что это и к лучшему.

– Он упоминал о разных вещах, которые пошли не так, как стоило бы...

– Очень по-гриффиндорски, – усмехнулся Драко.

Гарри припомнился Северус, прикрывающий лицо руками и хрипло рассказывающий об Игре.

– Я думаю, что это характерно для всех, не только для гриффиндорцев, – тихо возразил он. – Автор не бил себя кулаком в грудь и не каялся во всех грехах, но ему хотелось извиниться или хотя бы объяснить. Он не мог извиниться перед человеком, перед которым был виноват, потому что... потому что причину вины устранить не мог, и хотел... – Гарри запнулся, потом поправился, – хотел защитить если не невинного человека, то... менее виновного.

– Потрясающая фраза, Поттер, – расхохотался Драко. – Можно взять на вооружение?

– Ради бога. Да, так вот – он отправил это письмо мне, потому что, хоть я и не виноват в случившемся, я все равно оказался определенным образом замешан в это дело, просто не знал об этом. Автор письма был последним, кто был в курсе, и он решил, что мне тоже стоит это знать. Вот он и написал мне письмо, – Гарри запнулся – похоже, объяснение получилось слегка запутанным. – О тебе там не было ни слова, – он не обратил никакого внимания на презрительный смешок Драко и продолжил: – Просто... это долгая история о двух мальчишках, которые жутко мучили друг друга, и не по какой-то веской причине, а лишь потому, что были маленькими самовлюбленными идиотами.

– Вроде меня, – холодно вставил Драко.

– Вроде нас, – поправил Гарри. – Потом нашлись и причины; причины всегда можно отыскать. Я прямо сейчас могу перечислить тебе сотню причин, из-за которых я ненавидел тебя, но все они пришли позже, все, даже оскорбление Рона. А тогда я просто испугался, что никому не понравлюсь, потому что слишком глупо выгляжу. Ты ведь не знал тогда, кто я такой. Ты не разглядывал меня слишком пристально и не заметил мой шрам. Ты просто хвастался.

– Когда это такое было? – возмутился Драко.

– В магазине мадам Малкин, когда мы покупали школьные мантии. А еще ты напомнил мне моего двоюродного брата – такой же избалованный, и капризный, и похваляющийся тем, что тебе сейчас купят.

– Так мы же пришли за покупками! О чем же еще я мог тогда думать? И что я такого сказал, чтобы тебя напугать?

– Ты сказал, что нельзя принимать в Хогвартс... тех, кто ничего не знает о магии. Тому, кто и о Хогвартсе-то никогда не слыхал.

– Я просто имел в виду... – Драко осекся. – Ой, ты что, правда ничего не знал о Хогвартсе?

– Нет, конечно. Стоило мне лишь произнести слово «волшебство» – и меня оставляли без обеда и запирали в чулан на целый день. И свет иногда выключали – а я даже не знал почему.

– Мать твою, – выдохнул Драко. – Ладно. Так ты говорил о письме и о самовлюбленных идиотах.

– Да. Итак, у нас появилось множество солидных, веских причин ненавидеть друг друга. Ты желал погибели мне и моим друзьям и во всеуслышание клялся поддерживать того, кто неоднократно пытался убить меня. Я отвратительно вел себя по отношению к тебе, и твой отец попал в тюрьму, пытаясь подстроить мне ловушку. Наша ненависть стала реальной, – Гарри заставил себя дышать ровно. – И все же мне хотелось бы, чтобы мы смогли переступить через нее. Даже если в политическом плане мы останемся врагами. Я не могу сейчас ничего сделать ни с Волдемортом, ни с Фаджем. Но я мог сказать тебе: «Здравствуй!»

Драко ничего не ответил, лишь молча смотрел, как небо над квиддичным полем горит огнем заката. Последние лучи золотили его почти белые волосы.

– Я рад, что ты это сказал, – выдавил он наконец и неуверенно добавил: – Знаешь, а я ведь тоже получил письмо. Не такое, как твое – там не было ни признаний, ни открывания души. От отца. Ему разрешают писать, правда, редко. Его письма потом проходят цензуру, поэтому он не может написать мне что-то секретное или в открытую приказать принять Метку. Хотя последнее письмо было именно об этом: «С сожалением должен заметить, что ты не выполняешь обязательств, свидетельствующих о том, что ты Малфой». Он стыдится моего бездействия.

Гарри постарался придать лицу участливое выражение. До него вдруг дошло, что они тут наедине, и что у Драко есть замечательная возможность доказать свою верность отцовским принципам.

– В этом семестре я без счета разговаривал с профессором Снейпом и очень надеялся получить от него прямой совет, но увы, – Драко остановился. Гарри мог видеть, как собеседник подыскивает слова, пытаясь продолжить не подвергая опасности своего декана.

– Мне иногда кажется, что Снейп и сам поддерживает Темного Лорда, – небрежно заметил он, рассчитывая, что такая двусмысленность может сработать.

Драко ахнул.

– Да ладно тебе! Не нужно уверять меня, что это притянуто за уши! – с насмешливым негодованием заметил Гарри. – И я говорю так вовсе не из-за того, что Снейп – слизеринец.

Кого поддерживает, Поттер? – переспросил Драко.

– Темн... – Гарри смолк. – Ах ты, черт! – он стиснул зубы. – Волдеморта.

– Счастье, что никому в голову не придет, что Темного Лорда поддерживаешь ты, – сухо заметил Драко.

– Если бы!

Светлые глаза Драко чуть не вылезли из орбит:

– Неужели кому-то пришло?

– Не совсем, – покачал головой Гарри. – Но Гермиона жутко разозлилась, когда я произнес эти слова – тогда я в первый раз обратил внимание на то, что называю его именно так.

– С чего бы это?

– Дурная компания, – улыбнулся Гарри.

– Только меня в этом не вини, Поттер!

– Нет, это было еще до тебя. В любом случае, ты говорил о Снейпе.

– Да. Похоже, он не так уж уверен в том, кто одержит победу. Он посоветовал мне подружиться с младшими студентами, поддерживающими различные политические воззрения, и сказал, что союзники нужны во всех лагерях.

– Ну и что же ты?

– Я... – Драко сморщился, как от боли. – Я пытаюсь, но... Ну не умею я заводить друзей, не преследуя никаких далеко идущих целей. Обычно я всегда строю планы...

– Со мной у тебя получается.

– Да, но... это ведь ты. У нас с тобой есть общее прошлое, пусть даже неприятное, общие интересы, и вообще нам есть, о чем поговорить.

– С младшими студентами ты еще легче найдешь общую тему для разговора.

– Какую же?

– Ну, ты ведь уже знаешь то, что они сейчас проходят, верно? Вот и поговори с ними об этом. Спроси у них, нравятся ли им зелья, как у них с трансфигурацией. Кстати, однажды Макгонагалл показывала нам, как превратить полевую мышь в кошелек, а тут влетело две совы и...

– Я слышал об этом уроке, – улыбнулся Драко. – Но тогда все закончится тем, что мне придется помогать им с уроками.

– Может, и придется немного, – пожал плечами Гарри. – Зато у тебя появятся друзья.

– Как же просто придумать, как достать человека, и как трудно – как подружиться с ним, – вздохнул Драко в ответ.

– Ты собираешься подружиться с кем-то или убеждать всех вокруг, какой ты умный? – Гарри подумал, что вопрос звучит слишком резко, и быстро добавил, чтобы избавить Драко от необходимости отвечать: – Все и так знают, что ты умный.

– Да ты и льстить научился, Гарри? – улыбнулся Драко. – Не ожидал.


Когда Гарри возвращался в замок, все в нем пело от счастья. Он провел с Малфоем наедине больше часа, и ничего плохого не произошло. Радостное настроение слегка поувяло, когда он осторожно входил в общую комнату, но увидев, что Рона и Гермионы поблизости нет, Гарри снова воспрял духом. Зоя и Джинни болтали, сидя у камина, Колин пытался показывать Лаванде фотографии. Та не обращала на него никакого внимания, демонстративно громко болтая с Парвати, но изредка умеряла усилия, когда среди фотографий попадалось что-то интересное. Шеймус и Дин шептались о чем-то, сидя над общим пергаментом. Все в мире шло своим чередом.

Гарри поднялся прямо в спальню и, к своему смятению, увидел Рона. Рыжик сидел на кровати, скрестив ноги по-турецки и подперев кулаками подбородок. Заметив Гарри, он поднял голову и ехидно спросил: – Повеселился?

– Да.

Незамысловатый ответ явно пробил брешь в неприкрытой враждебности Рона. Рыжий вздохнул:

– Прости. И чем же вы занимались с Малфоем? Придумывали оскорбления? Планировали, как завоевать весь мир?

– Играли в салочки на метлах, а потом разговаривали о дружбе, вражде и политических обязательствах.

Брови Рона поднялись домиком:

– Ты так говоришь, будто...

– Да, я знаю. Мерзкий злобный хам оказался обычным человеком, с обычными человеческими чувствами. Странно, правда?

– Но почему он показал это именно тебе?

– Мы об этом тоже говорили. Сначала его мучили страх и любопытство – я нормально повел себя с ним, и он хотел понять, что за игру я затеял, потом ему просто нравилось дразнить окружающих и обращать на себя внимание, а потом мое, как он выразился, «дикое поведение» повлияло на него.

Гарри перегнулся через кровать, вытащил палочку, открыл запертый ящик тумбочки, вытащил оттуда пару шоколадных лягушек и протянул одну Рону.

– С чего это вдруг ты запираешь ящик?

Гарри подмывало спросить, откуда Рон знает о том, что ящик заперт, но он подумал, что рыжик мог лишь сейчас узнать об этом. Он заставил себя пожать плечами: – Там мои зелья. Не хочу, чтобы кто-нибудь брал их, чтобы попробовать или еще что. Достаточно оставить зелье для расслабления мышц незакупоренным десять минут, и оно потеряет эффективность. Так что кто-нибудь из любопытства сунет в него нос, а меня потом скрутит так, что я двигаться не смогу. А так как никто не знает причину, из-за которой мне нужно принимать это зелье, то я не могу принимать его в открытую, а значит, не могу предупредить остальных, что его нельзя трогать.

– Вот как, – прикусил губу Рон, вертя в руках так и не открытую шоколадную лягушку. – А что ты еще принимаешь?

– Больше ничего, – увидев недоверие, появившееся на лице Рона, Гарри вздохнул. – Понимаешь, я просто подумал, что если Гермиона откопает хоть что-то про меня, то успокоится. К сожалению, я ошибся.

– Так ты что, специально это все?.. – вытаращился Рон.

– Да.

Рыжик хохотнул в ответ:

– Ты знаешь, что ты полный псих?!

– Рон, вчера вечером я запустил в себя Оглушающим заклятьем.

– И что же?

– А то, что со мной и не такое случается. Но я думаю, что это к лучшему. И я пытаюсь не думать о всяких вещах.

– О каких вещах?

Гарри задумался, что ответить. «Профессор Снейп – мой отец, и сейчас он в опасности. А когда придет время рассказать об этом всем, я смогу потерять его и мне больно даже думать об этом. Он должен работать на Волдеморта, а когда он уйдет от этого урода, ему придется либо терпеть сводящую с ума боль, либо искалечить себя. Он любит Ремуса, хоть и не признает его человеком. И он когда-то порвал с моей матерью, потому что она магглорожденная, и убивал полукровок, потому что мы не считаемся людьми. Теперь он думает по-другому, но прошлое все еще мучит его. А я совершенно не подготовлен к жизни в волшебном обществе».

– Я не могу тебе рассказать.

– А Малфою можешь? – отрывисто спросил Рон.

– Нет, – Гарри улегся на спину. – Никому не могу. Вот такое вот дерьмо.


просмотреть/оставить комментарии [127]
<< Глава 49 К оглавлениюГлава 51 >>
январь 2022  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

декабрь 2021  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2022.01.25
Возвращение на Алу [0] (Оригинальные произведения)



Продолжения
2022.01.26 20:30:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.01.26 13:12:14
Иногда они возвращаются [2] (Гарри Поттер)


2022.01.24 20:58:22
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:56:51
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.19 21:25:15
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [2] (Оригинальные произведения)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [0] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [31] (Гарри Поттер)


2022.01.10 00:17:33
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.01.04 10:46:29
Я только учу(сь)... Часть 1 [63] (Гарри Поттер)


2021.12.27 03:13:53
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2021.12.24 21:38:48
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2021.12.23 17:06:13
Ненаписанное будущее [23] (Гарри Поттер)


2021.12.12 18:18:26
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2021.11.20 19:51:44
Дочь зельевара [220] (Гарри Поттер)


2021.11.15 19:21:56
Своя цена [28] (Гарри Поттер)


2021.11.07 10:03:56
Моральное равенство [0] (Гарри Поттер)


2021.11.06 19:11:10
Гарри Поттер и последний враг [2] (Гарри Поттер)


2021.10.31 22:05:41
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2021.10.29 20:38:54
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2021.10.24 13:38:57
У семи нянек, или Чем бы дитя ни тешилось! [1] (Гарри Поттер)


2021.09.30 13:45:32
Nos Célébrations [0] (Благие знамения)


2021.09.27 15:42:45
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2021.09.26 23:53:25
Имя мне — Легион [0] (Yuri!!! on Ice)


2021.09.14 10:35:43
Pity sugar [7] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.