Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Маленький Драко подбегает к Нарциссе:
-Мама, мама! Я у папы такому заклинанию научился!
-Ну расскажи, сынок...
-Что ты, мама, я ещё слишком маленький для такого заклинания.

Список фандомов

Гарри Поттер[18425]
Оригинальные произведения[1218]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[217]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[172]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[132]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[3]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[48]



Немного статистики

На сайте:
- 12598 авторов
- 26909 фиков
- 8555 анекдотов
- 17633 перлов
- 651 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 42 К оглавлениюГлава 44 >>


  Фейри

   Глава 43
Было странно увидеть Фицрой в конференц-зале через час после собрания, стоящей у стола и равнодушно смотрящей на экран с геолокационными результатами на нем.
- Венди, ты в порядке? – спросил Дойл.
- Более чем, - ответила она, не поворачиваясь. – Я знаю о слухах и сплетнях в Управлении, если тебе интересно. И в этой команде все это мне тоже известно. Здесь хоть и не шепчутся за спиной, но я вижу, как люди напряжены, когда говорят со мной, я слышу тон голоса, когда говорят о чем-то важном, что я даже не слышу. Знаешь, как выглядит разговор, когда речь идет о чем-то, что я не воспринимаю? – она повернулась к нему лицом. – Как под водой. Или как при плохой связи в девяностые. Одни помехи. Я вижу, как шевелятся губы, я умею читать по губам, но я слышу обрывки фраз, иногда отдельные слова. Мозг просто выключается, я становлюсь, как зомби, и это бесит, Коннор. Я вела дела, не связанные с чем-то, что я не воспринимаю. Все было отлично. Но это дело одно из тех, где я бесполезна по понятным причинам. Я все вижу, я слышу, но этот фильтр у меня в голове отсеивает информацию по какому-то непонятному принципу, и я даже не знаю, кто и почему это сделал со мной.
- Моя блокировка, кажется, пропадает, - поделился он предположениями. – Знаю, что ты этого не услышишь, но хотя я и не помню нашего сотрудничества в прошлом, я дорожу им в нынешнем.
- Рада за тебя, - ответила Фицрой, услышав только первую часть фразы. – Сэмсон не должен был умереть, только не так, - покачала она головой. – Я сообщу его семье лично. Будет справедливо. Ты его совсем не знал.
Дойл в ответ только кивнул.

Все попытки приблизиться к арке потерпели неудачу.
Кинг на два дня засел в библиотеках, Фицрой налаживала контакт с местным населением, Фишер всеми доступными способами изучал артефакт, до которого невозможно было добраться, Дойл общался с Управлением, Макмиллан и Рид снова и снова пытались понять смысл появления изуродованных мумий.
- Нет никаких упоминаний о високосном годе, не високосном годе, памятных датах, днях смерти фараонов или днях восхвалений богов, - доложил Кинг, держа в руках планшет. – Ничего о том, что на этой земле происходило что-то паранормальное, ничего о том, что здесь находили какую-нибудь особо значимую мумию, конкретно здесь никто никого не проклинал, но есть упоминание о религиозных группах, почитающих древних богов. Ничего конкретного, ничего криминального, но есть последователи Анубиса, особая группа, имеющая официальное разрешение на проведение религиозных ритуалов в честь Анубиса.
- Жертвоприношения? – спросил Дойл.
- Песнопения, - ответил Кинг, выведя информацию на экран. – Танцы. Атрибутика для ритуалов. Ничего опасного и запрещенного. Ни кровопролития, ни насилия. Типичное богослужение, как в любом христианском храме. Может, только костюмы симпатичнее, - заметил он, выведя изображение на экран.
Фишер улыбнулся во весь рот, увидев на экране спортивного вида темнокожих мужчин, одетых только в белые схенти. У одного из них, по всей видимости, жреца, кроме схенти была так же и маска Анубиса – черная, с белыми глазами и вызолоченными ушами. При том, что Фишер знал о вкусовых предпочтениях друга, было несложно понять, что тот думал об участии в таком действии с каким-нибудь симпатичным последователем древнего бога.
- Насчет этих последователей, - вставила Фицрой. – Компания мирная, Книгой мертвых если и владеют, то явно подделкой, какими торгуют на базарах для туристов. Хотя не исключено, что какие-то древние книги у них и есть, ничего криминального за этими людьми не обнаружено. Кроме того, люди, с которыми мне удалось пообщаться, крайне доброжелательно относятся к уважению древних богов. Некоторые воспринимают это как дань уважения предкам с их традициями, другие считают, что возрождение поклонения древним богам хоть и язычество, но в современной версии. Неоязычество. И неоязычество никак не мешает нынешней культуре, что странно. Ислам не слишком любит язычников и это мягко сказано. Христианство же предпочитает закрывать глаза и на ислам, и на язычество. Но среди последователей Анубиса нет криминальных личностей и за группой не замечено применение силы в отношении других конфессий. Они просто молча, рьяно, не слишком скрыто, хоть и не напоказ, но верно и преданно служат своему богу, не требуя к себе каких-то привилегий и разрешений. К ним даже попасть не так просто.
- Элитный отряд? – уточнил Рид.
- Армия Анубиса, как в «Мумии-2», - пробормотала Макмиллан.
- Их около тридцати человек, для армии маловато, - возразил Кинг.
- И как это все связано с тем, что мы обнаружили? – перебила Макмиллан. – Хочешь сказать, они могут как-то быть связаны с феноменом?
- Вряд ли, - пожал плечами Кинг. – Их бы уже давно арестовали.
- Почему именно Анубиса? – вставила Фицрой. – Почему не Ра, не Изиды или Тота?
- Есть «Дочери Изиды», это, скорее, клуб по интересам современных египтянок, - ответил Кинг. – Больше домоводства, чем религии. А Анубис… - он сделал паузу. – Анубис проводник и страж мертвых. Он нейтральное божество. Он приходит за душами и забирает их в Дуат, египетский аналог загробного мира, где проводит суд перед лицом Осириса. Но в период Древнего царства Анубис сам был повелителем загробного мира. Но и тогда его почитали и уважали не за силу или свирепость, а за мудрость и справедливость, как потом Осириса. Древние египтяне наделяли божественными силами не только животных, птиц или природные явления, но и метафизические составляющие, такие, как душу, например, или разум. Анубис же, как божественное воплощение вполне смертного шакала, вызывал особый трепет. Шакал – падальщик. Многим это кажется неприятным, но это крайне полезная функция. Русские, например, считают, что волк – санитар леса. Египтяне верили, что шакалы, ведущие ночной образ жизни, не просто поедают трупы других животных, а иногда и людей, но переносят их души в мир мертвых, являясь таким образом проводником и стражем. Кроме того, Анубис так же хранитель ядов и лекарств. Шакал же в его земном обличие – разносчик самых разнообразных бактерий и вирусов, в том числе бешенства. Укус шакала может плохо кончиться и сейчас.
- Хочешь сказать, людей убивает Анубис? – переспросила Фицрой. – Если да, то как убить Анубиса?
Кинг поморщился.
- Анубис не убивает, - повторил он. – И он вымысел, пока не доказано иное.
- Но арки – реальность, - напомнила Макмиллан. – К чему ты вообще устроил нам урок истории?
- Ни к чему, - ответил Кинг. – Я передаю информацию о том, что может вызвать интерес и что может хоть как-то объяснить, что не так с музеем. Арка пролежала в земле тысячи лет, но почему она заработала именно сейчас, как чертовы звездные врата? Что ее активировало?
- Не новые экспонаты, - вставил Дойл. – Их внесли в каталог, но еще не привезли в сам музей. Они до сих пор на складе.
- Могла ли арка почувствовать что-то, что было как-то связано с двумя предыдущими? – вдруг предложил Рид. – Мы уже имели дело с контактом на расстоянии, с реальным контактом медиума и другого телекинетика, в том времени носителя сырой энергии.
- То есть, арка включилась, потому что знала, что в дело вольется именно команда Фицрой? – без обиняков уточнила Макмиллан, когда Фицрой опять оцепенела.
- Не Фицрой, - поправил Фишер.
- Мы все поняли, - не обиделся Дойл. – То есть, арка могла каким-то образом узнать, что Управление пришлет именно эту команду, в составе которой будет человек, уже имевший дело с подобными арками и способный управлять ими?
Фишер пожал плечами, Кинг тяжко вздохнул и покивал, Рид состроил виноватое выражение лица.
- Замечательно, - кисло заявила Макмиллан. – У нас проблема, коллеги. Наш главный козырь в сейфе с защитой надежнее чем банковский счет Билла Гейтса.
Все собравшиеся снова посмотрели на Фицрой.
- Вот черт, - тихо и обреченно пробормотал Кинг.


В последний день команда все еще была на ногах.
Дойл даже не мог вспомнить, когда ему в последний раз удавалось так плотно и без передышек работать над делом Управления. Элсингер давил и требовал результатов, но все же не был зверем в вопросах отдыха своих сотрудников, но эта команда как будто сама работала как заведенная.
Времени было слишком мало, даже люди, вызвавшие в Каир группу, уже требовали закрыть расследование и сворачиваться с исследованиями, не желая терять деньги. Работать нужно было быстро и использовать каждую минуту.
До смерти напуганный свидетель произошедшего в первую ночь, когда были найдены два тела, наотрез отказался говорить с группой, полицией и даже родными, находясь в клинике по лечению душевных болезней, а достать пропуск туда было практически невозможно.
В первый же день расследования Дойл лично попробовал получить доступ и поговорить с человеком, но его вежливо попросили убраться. На второй день то же самое рискнула сделать Фицрой, но тоже получила мягкую, но настоятельную рекомендацию не соваться к пациенту. Управление тоже ничего не могло сделать.
Дойлу казалось, что он просто зря сотрясал воздух, пытаясь найти хоть какой-то контакт с местными и наладить мост между Доннер, Корлисс и представителями Каира. Группа работала на износ, но бестолково, потому что главная причина происходящего находилась как раз под музеем, но добраться до нее не было никакой возможности.
Фицрой, отсутствующая почти весь день, явилась к одиннадцати вечера, заметно уставшая, взвинченная и помятая.
- Коннор, сообщи Доннер, чтобы начинала утрясать все конфликты, которые я устроила, - с порога заявила она, - но я вытрясла душу из свидетеля.
Она отдышалась, опрокинула в себя банку энергетика, которую принесла с собой, и упала на стул.
- Ты подралась? – нахмурилась Макмиллан, кивком отправив Рида в лабораторию за антисептиком и пластырями. – Ты его ударила?
- Жить будет, - коротко ответила Фицрой. – Коннор, мне очень жаль, - продолжила она, - но поверь, это стоило сделать.
- Выкладывай, - сухо приказал он.
- В общем, я снова была у ворот клиники, просила, требовала, льстила, а когда мне указали на дверь, мое терпение иссякло. Я перелезла через забор, проникла внутрь и нашла палату. А дальше было проще. Он не просто начал говорить, он начал кричать, хотя я еще ничего не сделала. Сделала я потом и с санитарами, - она протянула руки со сбитыми костяшками подошедшему Риду для обработки. – И, Коннор, когда будешь докладывать Доннер, скажи, что они первые начали и что обоим все равно были нужны брекеты. В общем, Кайл, ты был прав. Это Анубис, черт его дери. Наш свидетель видел в ту ночь громадного светящегося Анубиса, забравшего жертв с собой и вернувшего вместо них пару симпатичных сушеных мумий.
- Во сколько это было? – уточнил Дойл.
- Около пяти утра, в час волка. Волк, шакал – одна сатана. В общем, вы поняли. Лично я не поняла, какого черта Анубису вообще надо, но у нас последний шанс узнать это сегодня. А у меня это последний шанс избежать ареста, так что… - она с надеждой посмотрела на Дойла.
- Я разберусь с полицией и свяжусь с Доннер, - понял он, встав. – Готовьте аппаратуру.
- Ты когда-нибудь прекратишь воевать? – хмуро уточнила Макмиллан, промывая костяшки Фицрой.
- А какой был выбор? – риторически ответила Фицрой.

Переговоры увенчались успехом, если можно было так сказать.
Доннер обещалась прилететь лично, чтобы уладить все дела в Каире, Дойл же предпочел взять ответственность за своего человека на себя и заверить, что подобного не повторится, в чем он сам сильно сомневался, уже немного поняв, что с этой женщиной в команде будет очень много проблем и еще больше пользы.
Рэй Доннохью в его прошлом тоже был не самым милым человеком, мог пустить оружие в ход, памятуя о своей работе в полиции Чикаго в убойном отделе, но все же старался держать себя в руках и не бить свидетелей. Фицрой же, как подумал Дойл, жила инстинктами куда больше, чем разумом. Впрочем, ее нельзя было винить в том, что она делала свою часть работы и делала великолепно.
Помимо принесенной информации она умудрилась достать и информацию о том, что культ Анубиса неоднократно пытался вызвать божество в реальный мир с целью помощи неким людям над людьми, что так и осталось непонятым. Анубис действительно явился, но не помогал, а убивал, причем как-то совершенно нелепо.
Даже видение Дойла говорило о чем-то подобном – анкх, как символ вечной жизни, яркий свет, какой и исходил от Анубиса по словам свидетеля, но вот кровь…
Дойл оглядел работающих ученых.
Фицрой сбила костяшки рук, но крови было немного, едва ли ссадины могли бы так кровоточить, как в видениях. Это могло означать только то, что предполагалась еще одна жертва из числа ученых. Сэмсон погиб мгновенно, не оставив и капли крови.
Тогда кто был последней жертвой Анубиса? И была ли эта жертва подношением богу или его пищей?


Команда ждала начала, как второго пришествия.
Все камеры слежения работали, все приборы были включены, Макмиллан и Рид остались в лаборатории вместе с оператором всей системы в лице Фишера, Кинг, Дойл, Фицрой и Диксон вооружились и находились снаружи, рассредоточившись по периметру.
- У нас один шанс, - напомнил Фишер в динамик. – Не знаю, как вы, а я чувствую себя охотником за привидениями.
- Ненавижу привидений, - призналась Фицрой. – Не для записи, но даже здесь не по себе. Слишком много смерти вокруг. И я не только о мумиях.
- А как ощущения на кладбищах? – спросил Дойл.
- Мы как раз рядом с одним огромным, - ответила она, указав на музей. Несмотря на то, что между ними было большое расстояние, Дойл увидел ее жест.
- Лично я доволен всем, - вклинился Кинг. – А если удастся задержаться еще на день, выспаться и привести себя в порядок, я буду еще довольнее.
- Ты в курсе, что ты сексоголик? – уточнил Фишер.
- Я предпочитаю не лечить это, а наслаждаться всеми проявлениями, - парировал Кинг под громкий фырк Макмиллан.
- Расскажешь потом секрет энергичности, – попросила Фицрой. – Лично я уже перешла с кофе на энергетики. Док, пропиши мне потом что-нибудь снотворное, - обратилась она к Макмиллан.
- Тебя, юная леди, ждет полное обследование, включающее психологическое освидетельствование, - заверила та.
- Любимое промывание мозгов на основное блюдо и клизма – на десерт, - пошутила Фицрой.
На этот раз засмеялся Кинг.
- Четыре двадцать шесть, команда, - вставил Рид, взглянув на часы. – Я в это время уже в постели.
- Не стоило тебе говорить про это, - прыснул Фишер.
- Я в это время тоже в постели, - согласился Кинг. – Либо еще не сплю, либо уже не сплю.
- Боже, чувствую себя монашкой, - проворчала Фицрой. – Коннор, присоединяйся, - пригласила она.
- Не уверен, что сейчас самое время для подобного, - заметил Дойл.
- У нас все просто, - произнес Фишер. – Личная жизнь с этими людьми перестает быть секретом. Особенно по утрам.
- А ночами в таких же ситуациях – подавно, - согласился Рид. – Я пробовал работать с другими – не вышло. Все чопорные, сухие, как сухари, замкнутые. Дэйна мне нравилась тем, что закрывала глаза на любой треп не по делу, когда выдавалось свободное время, Венди нравится тем, что поддерживает любой разговор…
- Спасибо, Джош, - судя по голосу, Фицрой улыбнулась.
- …так что мне бы не хотелось снова ходить к психоаналитику Управления, - закончил Рид.
- Я за простоту, - произнес Дойл, поняв, что проще принять правила игры в команде, чем спорить и пытаться переделать устоявшуюся атмосферу.
В конце концов, если команда работала так слаженно, стоило ли рисковать работоспособностью ради сухой вежливости?
- Предлагаю после закрытия дела и сдачи отчетностей выпить где-нибудь, - предложил Кинг.
- Я пас, простите, - извинилась Фицрой.
- Я бы лично предпочла отдохнуть дома, - согласилась с ней Макмиллан. – Но с удовольствием отмечу памятное дело с новым руководителем.
Дойл сдержанно улыбнулся.
Люди шутили, расслаблялись даже во время подготовки к сложному делу, даже тогда, когда один из членов команды поедет домой в гробу. Простые люди, умные, в меру веселые, всегда собранные, готовые действовать в любой момент, но умеющие ценить мгновения жизни где угодно.
- Тогда я приглашаю, - согласился он.
- Коннор, в музее движение, - перебил его Рид.
- Я внутрь, - встряла Фицрой. – Кайл, я прикрою. Коннор, Джек, идете следом.
- Принято, - резко ответил еще минуту назад шутивший Кинг.
- Принято, - ответили Дойл и Диксон.
Фицрой первой вошла в музей.

Свечение в главном зале трудно было не заметить уже на входе.
Не объемная голограмма, не световое шоу из кино, а действительно нечто феноменальное – грозное, но величественное.
Анубис, громадный шакалоголовый бог, стоял рядом со статуями Аменхотепа III и Тейе, возвышаясь на ними метра на три.
Огромные острые уши божества шевелились как у настоящего животного, в пасти были заметны острые белые клыки, когтистые передние лапы-руки крепко сжимали уас, а глаза без зрачков, сияли чистым белым светом.
- Кайл, - коротко и тихо приказала Фицрой, когда оба поняли, что грозный бог заметил непрошенных гостей.
Кинг вышел чуть вперед, опустился на колени и склонил голову, скрестив руки на груди, временно сунув пистолет в кобуру, чтобы не мешал, и начал читать древнее египетское заклинание, которое нашел в библиотеке и выучил специально ради этого часа.
Анубис издал глухое рычание и ударил посохом в пол.
- Кайл, читай, - повторила Фицрой, держа руку на кобуре, чтобы в любой момент вытащить оружие и защитить коллегу.
Посох ударился второй раз и дверь музея закрылась.
- Венди, Кайл, - тут же раздался голос Дойла, - дверь заблокирована.
- Я внутри, - тут же доложил Диксон.
- Джек, стой, где стоишь, - прошипела Фицрой. – Не стреляй.
Анубис чуть наклонился и провел полупрозрачной лапой-рукой по полу, будто пытаясь что-то поднять, но не смог и оглушающе зарычал, скаля пасть.
- Он нематериален, - шепотом доложила Фицрой в динамик. – Коннор, он…
Анубис вдруг поднял лапу-ногу и замахнулся на коленопреклоненного Кинга – тот в последний момент успел откатиться в сторону и лапа с грохотом ударилась в пол.
- Кайл, продолжай читать! – распорядилась Фицрой.
- Не помогает! – ответил тот, пытаясь уйти от громадной лапы, которой Анубис пытался его раздавить.
- Кайл! – не выдержала Фицрой, когда Анубис все-таки каким-то чудом задел лапой Кинга и подцепил его когтем, подняв вверх.
Дело приобретало иной поворот – Анубиса нельзя было разозлить, человек не пережил бы падение с такой высоты без последствий, но Диксон открыл огонь.
- Джек, не стрелять! – рявкнула Фицрой.
Пули, впрочем, никак не задевали тело божества. Разозленного божества, очень сильно разозленного.
- Коннор, ловушки не работают! - крикнула Фицрой в блютус.
- Уходите оттуда, - приказал Дойл.
- Он убьет Кайла!
- Уходи! – закричал Кинг сверху.
Фицрой закрутилась на месте, пытаясь найти хоть что-то, что бы помогло, но глазам не за что было зацепиться. Египетский музей, доверху набитый предметами прошлого, статуями, мумиями, золотом, камнями мог бы предложить все, что угодно, если бы искатель знал, что нужно.
- Анкх! – услышала Фицрой голос Дойла, оказавшегося внутри и державшего Анубиса на прицеле. – Нужен анкх, чтобы занять вторую руку.
- Дьявол задери этот Египет, - выругалась Фицрой. – Джек, ищи золотой анкх!
- Нашел! – перебил все голоса Дойл, стреляя в ударопрочное стекло, закрывавшее массивный египетский крест. – Еще пара секунд.
- Быстрее, - поторопила Фицрой, глядя на то, как Анубис сжимает в лапе-руке хрупкое человеческое тело. – Джек, ты рядом?
- Есть! – крикнул Дойл, разбив стекло и вытащив массивный анкх, порезав об осколки ладони и даже не обратив на это внимания.
- Кидай ему в лапу! Джек, быстро сюда! – крикнула Фицрой, убрав пистолет. – Кайл, группируйся! Калиша, носилки ко входу! Джош, звони в ближайшую больницу, предупреди о пациенте с переломами.
Дойл прицелился, размахнулся и запустил анкх вверх так, чтобы тот полетел в сторону лапы, в которой бился человек, но слишком тяжелый крест пролетел через бедро божества и грохнулся на пол.
- Эй, ты! – рявкнула Фицрой. – Отпусти человека, тварь!
- Венди, какого черта ты делаешь? – воскликнул Диксон.
- Свою работу, - бросила она, бросившись за анкхом.
Весь в крови, тяжелый, украшенный драгоценными камнями и иероглифами, крест лежал чуть дальше ног божества.
- Exorcizamus te, omnis immundus spiritus, - начала Фицрой, подняв анкх и держа его перед собой, как щит, направляясь к лапам Анубиса.
- Экзорцизм?! – почти на ультразвуке выдохнул Рид в блютус.
- … omnis satanica potestas, omnis incursio infernalis adversarii, omnis legio, omnis congregatio et secta diabolica…
Анубис вдруг заревел так, что затряслись все стекла витрин и самого музея.
Фицрой, ни на секунду не прерываясь, продолжила читать текст обряда и не прервалась даже тогда, когда Анубис попросту выронил Кинга чуть ли не ей на голову.
Падение вышло почти удачным, но не до конца – как бы мужчина ни пытался сгруппироваться при падении, высота были слишком большой, чтобы можно было обойтись без травм.
Впрочем, Дойл и Диксон, уже подбежавшие к коллегам пытались визуально определить характер повреждений обоих. Фицрой чуть смягчила падение собой, но Дойл заметил, что она ранена – щеку женщины изуродовал глубокий рваный порез.
Впрочем, самой Фицрой ни до чего не было дела – она даже не сбилась.
Она продолжила читать текст даже тогда, когда прибыли Макмиллан и Рид, когда Кинга укладывали на носилки и выносили из зала; не остановилась, когда где-то вдалеке завыли полицейские сирены и сирены скорой помощи, продолжила обряд даже тогда, когда зачем-то вернулся Дойл, держа корчившегося бога на прицеле.
- …Deus coeli, Deus terrae, Deus Angelorum, Deus Archangelorum, Deus Patriarcharum, Deus Prophetarum… - Фицрой встала под Анубисом, прямо под призрачной правой лапой и подняла вверх анкх, продолжив читать.
Анубис завыл и засиял ослепительно-белым светом, начав как будто таять, начиная с кончиков ушей. Свет как будто переплетался с нитями синего, золотого и серебряного цветов, вспыхивал краснотой, стекал вниз, искажал силуэт божества, и чем ниже он опускался, тем более угрожающе выглядел, наливаясь чернотой.
Фицрой продолжила читать, глядя вверх, но когда она дочитала, Дойл не стал мешкать, подавшись вперед, дернув ее на себя и практически отбросив назад, закрыв собой, пока то, что осталось от истаявшей фигуры Анубиса, загудело и взорвалось, обдав обоих красной жидкостью.
- Жива? – уточнил Дойл первым, когда наступила тишина и темнота.
- Порядок, - ответила Фицрой хрипло.
- Изгнание дьявола? – переспросил Дойл.
- Первое, что пришло на ум, - ответила Фицрой, не имея сил встать даже на четвереньки, лежа на полу на боку. – Но ведь получилось, да? Все закончилось?
- Вроде бы, - согласился Дойл, достав фонарик и помогая ей встать на ноги. – Только, кажется, началось что-то другое, - добавил он, направляя свет фонарика вперед.
- Господи боже, - убито прошептала Фицрой, чувствуя, как глаза наполняются слезами. – Что я натворила!
- Не ты, - заверил Дойл. – Ты сделала все, что смогла.
- Я сделала это, - она выделила последнее слово, обеими руками указав на ад впереди и по сторонам.
Даже в свете фонаря было ясно, что видение Дойла сбылось. Может, Анубис и был богом-проводником, может, он и был нейтральным божеством, но залитый кровью зал музея говорил об обратном.
В зале как будто взорвалась бомба, разорвав человеческие тела на сотни кусков и обагрив кровью пол и все экспонаты. Сколько было тел, сколько крови, кому принадлежали тела и чья была кровь – оба человека внутри этого не знали.
Насквозь промокшие от этой чужой крови, пораженные увиденным, они просто замерли в молчании, когда зал наполнился голосами полицейских и светом их фонарей.
Может быть, все и закончилось, даже действие этой арки под музеем, но для Управления дело было в самом разгаре.

Фицрой сидела в приемном покое и послушно терпела промывание раны на лице и наложение швов, стараясь не смотреть на сидящего рядом Дойла, которому обрабатывали руки.
- Можете сказать, как Кайл Кинг? – попросила Фицрой по-арабски медсестру, которая закончила обработку шва. – Прибыл час назад на скорой из музея.
- Я узнаю, - пообещала медсестра.
- Спасибо.
- Ты в порядке? – спросил Дойл.
- Я жива, - ответила Фицрой бесцветно. – И я понятия не имею, что произошло.
- Тебе нужен отдых.
- Сперва мне нужны ответы, а потом отдых.
- Спасибо, - Дойл кивнул медсестре и встал с кушетки, подойдя к коллеге. – Венди, тебе действительно нужно отдохнуть хотя бы пару часов.
- Полиция не будет столько ждать, - она покачала головой, глядя на него снизу вверх. – Нас уже ждут и нам совершенно нечего сказать.
- Доннер уже прилетела и ведет переговоры с министерством культуры.
- К черту Доннер! – повысила голос Фицрой. – Прости, - тут же извинилась она. – Мне нужны ответы, Коннор. Ответы на все вопросы. Что это была за тварь? Почему египетское заклинание не сработало? Почему помогла латынь? Почему именно латынь? Знаешь, как-то раз мне сказали, что черти в аду и ангелы на небесах говорят на латыни, так что смертным лучше бы начать ее учить, но почему латынь? Это ведь был не Анубис, - зашептала она. – Я уже видела это свечение, эти цвета, я видела все это, но не могу вспомнить, где. Только не говори, что сам не видел, - потребовала она.
- В Бермудском треугольнике и в Архангельске, - подтвердил Дойл так же тихо. – Тот же феномен.
- Значит, дело не в заклинаниях и мантрах? Дело в нас? Это мы сделали?
Дойл стиснул зубы и поиграл желваками.
- Конкретно во мне? – уточнил он серьезно.
- Тебе это покажется странным, - зашептала Фицрой, - но когда я была под Анубисом, я как будто оказалась дома. Это ощущение, знакомое ощущение если не безопасности, то чего-то, что несет покой. Это как если бы постоянно мотаться по гостиницам, отелям, чувствовать себя скованно, стараться не разбрасывать вещи, где попало, терпеть присутствие посторонних людей в месте, где хочется послать всех к черту, а потом вернуться куда-то в место, которое хоть и не дом, не… не настоящий дом, но… - она запнулась и замолчала.
- Я понял, - ответил Дойл. – Ты чувствовала эту энергию?
Фицрой кивнула.
- Мне она не угрожала. И я почти уверена, что и тебе она была безопасна, но, черт дери, что тогда это вообще было? Что ты или я, или мы оба сделали, что загнали ее обратно в ад?
Дойл взглянул на ее лицо, потом на свои руки.
- Теория безумная, но другой нет.
- Дело в крови? – поняла Фицрой. – Господи, не говори, что нас похитили такие Анубисы и сделали им подобными, - взмолилась она.
- Нет! – заверил Дойл быстро. – Я почти уверен, что дело в другом, хоть и не знаю, в чем именно.
- «Почти», - повторила Фицрой, кивая. – Мы почти уверены, что мы почти наверняка не такие же, как они, кем бы эти «они» ни были. Но я знаю, что я чувствовала. Я уже была там, где-то там, где водятся такие твари.
- Как и я, - подтвердил Дойл. – Но тебе нужно отдохнуть, днем Доннер соберет команду.
Фицрой покачала головой, глядя ему в глаза.
- Ты не поймешь, - произнесла она тихо. – Я не отдыхаю. Я даже спать не могу.
- Давно это с тобой?
- С того момента, когда меня вернули. Калиша считает, что у меня что-то не так не только с головой, но и с организмом в целом. Мне ничего не снится, если удается уснуть хотя бы на минуту. Я просто вижу темноту, а потом просыпаюсь.
Дойл отвел взгляд.
-У меня то же самое с момента, когда я пришел в себя, - признался он. – Я не сплю, пью кофе, но это, кажется, не слишком помогает. Это скорее привычка, чем нужда в кофеине. И я не устаю.
- А что ты чувствовал рядом с Анубисом?
Дойл на миг задумался.
- Холод.
- И я, - поддакнула Фицрой. – Выходит, нас держали в одном и том же месте.
Дойл молча покивал.
- И не только нас. Не помню лиц, но там были еще люди.
- Я хочу вернуться, - Фицрой опустила голову.
- Туда? – уточнил Дойл.
- Туда, в музей – куда угодно. И я хочу поговорить с Доннер.
- Венди, это не лучшая идея.
- Я не прыгаю выше головы, Коннор. И я не пытаюсь подсидеть тебя и вернуть команду.
- Я знаю, но речь не об этом. Дело не в доверии, дело в том, что со всем, что я вспоминаю, что ощущаю, я должна приходить к Калише, она мой врач, но она должна отфильтровать информацию и передать ее руководству. Когда начальником была я, было проще, я знала, что она не прыгает выше головы, а делает свою работу, но теперь ты босс, она передаст информацию тебе, ты отфильтруешь ее по своему усмотрению, прикрывая мой зад, отчитаешься перед Доннер, но до ее ушей дойдет сотая ее часть, потому что я не смогу сказать Калише все то, что я вспомнила.
- Ты можешь обратиться ко мне с любой проблемой.
- Знаю и понимаю. Но это другое дело, это личное, что было до тебя, что касается только нас с ней. И я очень не хочу впутывать во все это тебя.
- Если это касается члена моей группы, это касается меня в первую очередь.
- Не в этот раз. Поверь, не в этот. Если она решит говорить с тобой, я не против, но сперва она будет говорить со мной.
- У тебя с Доннер личные счеты? – понял Дойл.
- Эпизоды прошлого, ответы на которые может дать только она, - ответила Фицрой.
Дойл снова кивнул и положил ладонь на ее руку.
- Если готова, можем вернуться в музей, когда узнаем, что с Кайлом, - предложил он.
Фицрой в ответ погладила его руку большим пальцем.

Трещина в ребре, сотрясение мозга, перелом бедренной кости одной ноги, вывих другой, вывих руки и…
- Обморожение? – переспросила Фицрой по-арабски.
… и обморожение первой степени лица и кистей рук.
- Восстановление займет длительное время, мистер Дойл, - по-английски произнес седовласый сухопарый доктор. – Ваш коллега сможет вернуться к работе через месяц с обязательным курсом ЛФК и минимизацией нагрузки на организм. Вернуться домой мистер Кинг сможет уже через неделю.
- Спасибо, доктор, - поблагодарил Дойл врача.
- Может, Доннер сможет найти целителя в базе данных псиоников, - предположила Фицрой.
- Поговорю с ней, чтобы связалась с Сандрой, - поддержала Макмиллан.
- А если попробовать внедрить нанитов? – тихо предложил Фишер. – Я изучал нанотехнологии, это уникальное явление.
- Не уверен, что стоит, - не согласился Дойл. – Программирование нанитов – процесс неконтролируемый. Кроме того, Управление уже сталкивалось с применением нанотехнологий. Тогда все закончилось смертью людей.
- Я собираюсь вернуться в лабораторию для изучения останков тел, - еще тише доложил Рид.
- Я останусь с Кайлом, если никто не против, - сказал Фишер.
- Мне тоже стоит остаться здесь, чтобы проконтролировать все, когда он проснется, - Макмиллан поджала губы и насупилась.
- Коннор, я поеду с Джошем, а тебе стоит связаться с Доннер, - предложила Фицрой. – Дела с полицией она уладила, арест мне не грозит, что радует, исков не будет, так что я могу осмотреть музей еще раз при свете дня. Джек на месте, но одному там не справиться, да и нужно ему дать отдых.
- Хорошо, - разрешил Дойл. – Я сообщу всем о времени совещания в лаборатории.
Когда Макмиллан и Фишер остались одни, оба с трудом перевели дух.
- Мне нужно проверить арку, - сказал Фишер, глядя в пол. – Хотя у меня откуда-то есть уверенность в том, что она больше никого не потревожит. Если Венди уничтожила феномен…
- Я не могла поверить в то, что Марина перевелась, - перебила Макмиллан. – Все гадала, неужели она настолько боялась этой женщины, а сейчас поняла, что мало боялась, если не сбежала из Управления совсем.
- Хочешь сказать, Венди – зло?
- Не зло, нет, но то, как она управляет этой силой, сырой энергией, то, что она делает даже сейчас, когда не помнит ничего о том, кем была и что могла, это пугает, Алан.
- Но она вернула Коннора. Джек сказал, что они оба сражались с Анубисом. Ты хоть представляешь, насколько они связаны, если она полезла внутрь сырой энергии, а он защищал ее, стоя рядом?
- Ты сам-то понимаешь, что говоришь? Они связаны. Их забрали Изначальные, переделали, вернули и благословили на сотрудничество. Дойл такой же, как Венди, а возможно, он куда сильнее ее. Если она управляет сырой энергией, что тогда может он?
- Хочешь уйти, как Марина?
- Хочу, чтобы они помогали людям, а не делали из них мясную нарезку. Мне нравится Венди, мне понравилось работать с Коннором, но Венди действует слишком агрессивно, а Коннор – слишком мягко.
- Но Коннор единственный, кто понимал ее и кто мог направлять ее энергию в нужное русло.
- И ему лучше бы побыстрее прийти в себя и начать направлять, потому что иначе эта дьяволица уничтожит его самого.

- Коннор, - Доннер кивнула Дойлу, пригласив зайти в конференц-зал передвижной лаборатории. – Как группа? Как Кайл?
- Группа продолжает работать, Кайл прооперирован и находится в интенсивной терапии, - ответил Дойл. – Калиша прислала смс, что он пришел в себя. Она осталась для наблюдения, Джошуа выехал в музей для сбора и анализа данных.
- Значит, все-таки арка? – Доннер закрыла ноутбук.
- Алан сделал предварительный осмотр и замеры. Если эта арка оживала, теперь она разрушена. Грунт не осядет, музей в полной безопасности.
Доннер покивала.
- Хорошо. А как Венди? Судя по тому, что она добывала информацию кулаками, первое совместное расследование прошло в атмосфере предельного накала.
- Венди всегда отличалась упорством и самостоятельностью, Линдси. В принципе, ничего не изменилось.
Доннер снова покивала, но вдруг медленно поднялась.
- Ты помнишь? – настороженно переспросила она. – Ты ее вспомнил?
- Не все, но да, - подтвердил Дойл. – И это не все, Линдси. Я помню не все из нашего общего с ней прошлого, но все – из мира Изначальных. Она представляет серьезную угрозу миру, и она в опасности.
- Ты хочешь сказать, ты помнишь, что произошло там, внутри арок? – уточнила Доннер.
- Этот Анубис – проекция Изначальных, это фикция, способ заманить Венди обратно. Не уверен, что они могут испытывать какие-либо эмоции, но предположу, что они в бешенстве из-за того, что она до сих пор жива.
- Что? Господи, Коннор, это…
- Когда я впервые попал туда, в тот мир, рядом со мной находилась девочка девяти лет, напуганная маленькая девочка, неспособная никому причинить вред, но там, Линдси, там нет ничего знакомого, ничего привычного. Там были другие люди, но я их не видел, только ощущал. Нас всех испытывали, подбирали, сортировали, оценивали, как какой-то живой товар на рынке. Кто-то подходил для дальнейшего изучения, кто-то нет, и те, что не проходили, возвращались обратно.
- В смысле… в наш мир оттуда?
- Именно. Тысячи людей, сотни тысяч обреченных на смерть несчастных, растерянных, измученных физически и морально людей всех возрастов. Они были обречены умереть если не сразу же, то за короткий срок пребывания на Земле. Фактически, они уже были мертвы. Эта девочка была до смерти напугана тем, что с ней делали, ее должны были вернуть, как и прочих, но я не мог просто бросить ее умирать. Я бы не смог обречь ребенка на смерть. Должен был, но… То, что она выжила, то, чем стала – не моя заслуга, а моя вина. Я взял ее за руку, что-то произошло, пошло не так, то, чем должен был стать я, передалось ей, но она не смогла бы выжить с этой ношей, ее организм и мозг был слишком слаб.
- И ей выделили стража-симбионта.
- Боюсь, это не страж. Ее раскололо, разум не выдержал.
- Ты говоришь о расщеплении личности? То, что ее защищало – ее вторая личность?
- Защитная реакция на стресс – ярость. Неконтролируемая агрессия, сметающая любое препятствие на своем пути. Венди контролировала то, что адаптировала под себя, но что не должна была приобрести.
- Ты не поверишь, как долго мы пытались узнать правду и какие безумные теории выдвигали.
- Это не теория, это истина. Она не должна была выжить, ее жизнь должна была закончиться в девять лет, но как можно было обречь ребенка на смерть? Изначальные не могли затащить ее обратно, но делали все, чтобы уничтожить ее. Но она становилась все сильнее. Когда мы только встретились, я узнал что-то в ней, но не ее саму. То же, что ощутила и она. Я взял ответственность за нее, не помня о том, что с ней сделал.
- Но почему тогда Изначальные хотели ее убить?
- Потому что она не понимает, что она такое. Я не помню, что именно я делал, как занимался с ней, думаю, со временем память восстановится, но я знаю точно только одно – Изначальные сделают все, чтобы уничтожить ее или вернуть в свой мир, потому что для этого она слишком серьезная угроза.
- Но ты же можешь контролировать ее.
- Не тогда, когда она смотрит на меня, как на пустое место. Ее сила растет, память буксует. Она сама заставила себя забыть, это сделали не Изначальные. Нам придется вернуться или ситуация выйдет из-под контроля окончательно.
Доннер практически упала в кресло и закрыла лицо ладонями, качая головой.
- Коннор, я… Ты представить себе не можешь, что мы пережили, когда ты исчез. Мы обе думали, что ты погиб, но я со временем смирилась – прости меня! – и попыталась продолжить жить, а она взбунтовалась, она верила, что ты жив, даже, когда вышла замуж. Она теряла всех, кого любила, а когда пять лет назад я вышла на связь с ней, попросив о помощи, я поняла, что она все эти годы жила в аду воспоминаний о прошлом. Она любила тебя, ты должен это помнить, рисковала собой, чтобы вытащить тебя, но… Господи, я даже не знаю, что у нее в голове! Мне столько всего нужно рассказать тебе, столько дать понять, но я просто не знаю, что сделать, чтобы не потерять вас обоих снова!
- Я помню подростка, эмоционального, ранимого, пытающегося найти себя в этом мире, но прости, Линдси, я не вижу во взрослой Венди ту юную девушку. Я не знаю этого человека, а она не помнит меня.
- Ты знаешь, что произошло в музее? Что сделала Венди?
- Останки опознали?
- Личности установлены – все местные за исключением нашего сотрудника. Не знаю, что обнаружили вы, но оригиналы эксперты собирали по кускам. Буквально.
Дойл перевел дух.
- Когда попадаешь в тот мир, это… Это похоже на приемную. Это место, откуда начинается распределение. То, что было Анубисом, было чем-то вроде секретаря. Венди уничтожила его и взорвала приемную вместе с посетителями.
- То есть, людей можно было вернуть живыми?
- Едва ли. Надолго там не задерживаются. Вероятнее всего, их ждала отправка обратно, а это означает суицид.
- Но почему? Изначальные хотели убить людей, которые им не подошли?
- Изначальные хотели убить только одного человека, остальные сходили с ума и кончали жизнь самоубийством. Тот мир не курорт, это вивисекция и райский остров одновременно. Людям выдают знания и умения такого уровня, о которых здесь даже нет представления. Оттуда никто не хочет уходить, но за малейшую ошибку в применении знаний и способностей человека удаляют, возвращают в жестокую реальность, выжатыми, как лимон, неспособными отличить реальность от фантазии. Изначальные стирают их из реальности – одни помнят о пребывании в том мире, о том, что они могли делать там, что знали, и кончают жизнь самоубийством, другие не помнят ничего и погибают в ДТП, в результате несчастного случая, тонут, неудачно падают – список бесконечен.
- Но зачем убивать людей?
- Потому что они опасны для тех, кто вернется с дарами оттуда.
- Но если Венди выжила, возможно, она тоже часть плана.
- Ей придется вернуться, Линдси.
- Но почему тогда выжил ты? Во что превратили тебя?
- Ни во что. Единственное, что мне дали – минимальную экстрасенсорику, ясновидение настолько слабое, что оно граничит с интуицией.
- Но она правда управляет сырой энергией?
- Она не управляет, она и есть эта энергия. Едва контролируемая на данный момент в силу амнезии, но разрушительная, как солнечная активность, когда память вернется. Если Венди не возьмет под контроль вторую личность, Изначальные уничтожат обеих. Но я не уверен, что хочу, чтобы Венди вспоминала.
- О чем ты говоришь? Коннор, она должна…
- Она вспомнит, что все, во что она верила, ложь, Линдси! Что она давно должна была умереть. Что… Проклятье, Линдси, я могу не помнить, что я с ней делал, но это моя вина и моя ответственность перед ней и Изначальными. Я хочу защитить ее.


Фицрой вошла в музей и огляделась.
Криминалисты облепили каждый участок, как мухи, фотографируя и отмечая места нахождения частей тел отметками и флажками.
- Мэм, сюда нельзя! – преградил ей дорогу один из полицейских.
Она молча показала удостоверение сотрудника Управления, а когда человек жестом разрешил ей пройти, сделала всего шаг вперед и остановилась, оглядываясь.
Если Дойл видел это, что бы ему ни послало это видение, это было слишком для психики.
- Золотой анкх уже забрали? – обратилась она по-арабски к одному из полицейских.
- С ним работают криминалисты, мэм, - ответил тот, едва оторвавшись от работы. – Соседний зал.
Она кивком поблагодарила его и прошла вперед, стараясь не думать о том, что идет по крови.
Найдя нужного ей человека, она попросила взглянуть на египетский крест, уже упакованный в полиэтилен.
Ни память, ни интуиция ничего не говорили. В ее руках был просто золотой крест с драгоценными камнями – вещь уникальная, дорогая, но бесполезная. Впрочем, если ноги сами привели ее к нему, что-то полезного в нем все-таки было.
Например, кровь.
Она вернула анкх криминалисту и на пару секунд задумалась.
Может, она не помнила каких-то деталей своего прошлого, но откуда-то знала прошлое и будущее другого человека.
- Мэм, Вы в порядке? – человек дотронулся до ее руки. – Вам плохо?
Она подняла на него глаза.
- Сложный вопрос, - ответила она, растянув губы в горькой улыбке. – Не помню, когда мне в последний раз было хорошо.

просмотреть/оставить комментарии [4]
<< Глава 42 К оглавлениюГлава 44 >>
октябрь 2019  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

сентябрь 2019  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

...календарь 2004-2019...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2019.10.16
(Не)профессионал [5] (Гарри Поттер)



Продолжения
2019.10.23 05:17:52
Как упоительны в России вечера [0] (Произведения Сергея Лукьяненко)


2019.10.21 15:49:12
Бессмертные [2] ()


2019.10.15 18:42:58
Сыграй Цисси для меня [1] ()


2019.10.11 09:05:17
Ходячая тайна [0] (Гарри Поттер)


2019.10.10 22:06:02
Prized [4] ()


2019.10.09 01:44:56
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2019.10.08 16:27:19
Драбблы (Динокас и не только) [1] (Сверхъестественное)


2019.10.06 19:23:44
Я только учу(сь)... Часть 1 [57] (Гарри Поттер)


2019.10.02 10:42:52
Дорога домой [2] (Гарри Поттер)


2019.10.01 09:55:05
Змееносцы [11] (Гарри Поттер)


2019.09.15 23:26:51
По ту сторону магии. Сила любви [2] (Гарри Поттер)


2019.09.13 12:34:52
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2019.09.08 17:05:17
The curse of Dracula-2: the incident in London... [25] (Ван Хельсинг)


2019.09.06 08:44:11
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2019.09.01 18:27:16
Тот самый Малфой с Гриффиндора [0] (Гарри Поттер)


2019.08.25 22:07:15
Двое: я и моя тень [4] (Гарри Поттер)


2019.08.24 15:05:41
Отвергнутый рай [19] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2019.08.13 20:35:28
Время года – это я [4] (Оригинальные произведения)


2019.08.09 18:22:20
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2019.08.05 22:56:06
Pity sugar [4] (Гарри Поттер)


2019.07.29 16:15:50
Солнце над пропастью [107] (Гарри Поттер)


2019.07.29 11:36:55
Расплата [7] (Гарри Поттер)


2019.07.19 21:46:53
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2019.07.12 17:10:13
Очки для Черного [0] (Дом, в котором...)


2019.07.03 12:27:11
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2019, by KAGERO ©.