Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Вольдеморт настолько суров, что даже его патронус принимает форму дементора.

Список фандомов

Гарри Поттер[18363]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12485 авторов
- 26831 фиков
- 8442 анекдотов
- 17426 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 19 К оглавлениюГлава 21 >>


  Научи меня жить

   Глава 20
Есть такая игра, в которую играют дети:
они соединяют руки на счет «три»,
со всей силы сжимают пальцы,
ты терпишь, сколько можешь
или хотя бы дольше, чем соперник.
Игра продолжается, пока один
не скажет «хватит», сдастся и не попросит пощады.
Это не очень веселая игра.
В игре на сострадание, когда один ребенок кричит,
а другой слушает, и боль прекращается.
Разве вы бы не хотели, чтоб все было так просто?
Это больше не игра, и мы уже не дети,
ты можешь кричать «помилуй»
или все, что хочешь.
Никто тебя не услышит.
Это всего лишь ты, кричащий в темноту.
(Анатомия Грей)



Утро не задалось с самого начала. Казалось бы, что может быть хуже обозленного вчерашней встречей с Малфоем Гарри Поттера, который поднялся в спальню Гермионы и поднял ее ни свет, ни заря с постели? Ничего. Но существовал и второй фактор по имени Рональд Уизли. Крайне любопытный фактор, следовало заметить. Парень появился в комнате подруги в самый разгар выяснения отношений между Гарри и Гермионой и, конечно же, все неправильно понял. Теперь они орали в три глотки, пытаясь перекричать друг друга, доказывая каждый свою точку зрения. О Малфое благополучно забыли, но девушка понимала, что это только до поры до времени, пока Гарри не останется с ней наедине, дабы продолжить без свидетелей. На шум прибежала Джинни Уизли. За ней — Парвати, Полумна и Пенелопа. А вскоре за выяснениями отношений между друзьями наблюдали все жители дома номер двенадцать.
Фред и Джордж не растерялись и организовали тотализатор на деньги, составляя списки и собирая монеты в шляпу, которую стащили с головы Оливера Вуда.
— Из-за чего все началось? — шепотом спросил Перси у Невилла.
— Из-за какой-то Мэриан, — так же тихо ответил Долгопупс. — Похоже, не поделили какую-то маглу.
— Тихо! — рявкнула появившаяся на пороге Молли Уизли. В руках она держала черпак, от которого шарахались все члены собрания. — Что здесь происходит?
— Ничего, — сконфуженно пробурчал Рон, уставившись в пол.
Гарри удивленно смотрел на собравшихся, словно только сейчас заметил, сколько шума они подняли. Гермиона сохраняла удивительное хладнокровие, словно ничего не могло смутить ее.
Некоторое время миссис Уизли смотрела на троицу, а затем развернулась и вышла. За ней потянулись и остальные, оставив друзей. Фред и Джордж замыкали шествие, бормоча, что следовало ставить на мать, а не на Гермиону.
Дверь закрылась. Грейнджер села на кровать и обняла коленки руками. Рон встал возле окна, выглянув на улицу, а Гарри рассматривал фотографию на прикроватной тумбочке. Они молчали, не зная, о чем говорить, чтобы снова не поссориться. Девушка понимала, что рано или поздно придется рассказать Рону правду об участии в их кампании Малфоя. И что именно Гарри был замешан в побеге несносного слизеринца. Но сейчас слишком рано посвящать рыжего в план, который держался на взаимных упреках и оскорблениях. Да и не сложно представить какой будет реакция Рона, когда он узнает об участии Малфоя в войне вместе с Орденом.
— Рон, мы не могли взять тебя с собой, — произнесла Гермиона, когда молчание затянулось, и тишина начала давить, — не потому, что не доверяем. Просто обстоятельства так сложились…
— Да, скажи еще раз, как твоя подружка, — он сделал пальцами «кавычки», — ненавидит рыжих. Я что похож на полного идиота, который купится на такую отмазку?
— Нужно ему рассказать, — пробормотал Гарри, не сводя глаз с рамки для фотографии, — рано или поздно ему придется узнать.
Гермиона вздохнула и достала волшебную палочку. Наложив защитные чары против подслушивания, она посмотрела на Рона.
— Никакой Мэриан нет, и не было, — четко разделяя слова, произнесла девушка, — просто мы с Гарри искали меч Гриффиндора. У меня появилась идея, что он может находиться в Годриковой впадине, но мы ничего не нашли.
— А к чему такая секретность? — выпалил Рональд, Гарри же смотрел на подругу с немым изумлением. — Я мог бы пойти с вами. Мог помочь в поисках. Мы всегда были вместе, а теперь вы прячетесь по углам, шепчетесь и храните всё в тайне.
— Рон, как ты не понимаешь, — попыталась объяснить Гермиона, — если мы втроем будем разрабатывать планы, то Орден заподозрит, что мы снова решили влезть в какое-нибудь темное дело. Твоя мать следит за каждым нашим шагом после приключений в Хогвартсе. Нас не ставят в рейд, думаешь, выпустят из дома, если поймут, что мы замышляем вылазку? А меч нам нужен именно сейчас, и так слишком много времени потеряно.
— Ладно, хорошо, — выдохнул Рон, уставившись на подругу, — но если вы нападете на след меча, обещайте, что расскажете.
— Обязательно, — кивнула Грейнджер, смотря на парня. И ее глаза были настолько честными, что он не посмел усомниться.
— На завтрак идете?
— Да, сейчас, — ответил Гарри, не сводя взгляда с Гермионы. — Иди без нас, мы скоро подойдем.
Не говоря ни слова, Уизли вышел, плотно закрыв за собой дверь. Его шаги удалялись по коридору, а затем и вовсе стихли. Только тогда Поттер посмотрел на подругу.
— Мы должны сказать ему о Малфое, — тихо произнес он, — рано или поздно придется во всем признаться.
— Лучше поздно, — ответила Гермиона, вытаскивая из шкафа кофту, — не трудно предугадать его реакцию, ты это прекрасно знаешь. Мы помогли Малфою сбежать из Азкабана, работаем с ним против Волан-де-Морта. Думаешь, кто-нибудь поверит в его чистые помыслы кроме нас?
— Ты хотела сказать, кроме тебя, — поправил подругу Поттер, направляясь к двери. — Я не доверяю ему. И до сих пор не понимаю причины твоей веры. Он спас тебя, но этим самым Малфой спасал свою шкуру. Ты для него все та же грязнокровка, а я чертов Избранный, которого никак не добьют. Мы не друзья, Гермиона, и никогда ими не станем. Будет лучше, если ты сейчас это поймешь, а не тогда, когда станет поздно, — с этими словами он вышел, громко захлопнув за собой дверь.
Гермиона замерла посреди комнаты, комкая в руках свитер. Гарри не заметил, что своими словами попал точно в цель. Она не могла объяснить, почему продолжала верить Малфою, даже после того, как он сотню раз доказал, как ему противна гриффиндорская зазнайка. Он не переставал оскорблять ее и указывать на низкое положение. Как бы война ни повлияла на него, Гермиона навсегда останется в его глазах слишком грязной маглой, по воле судьбы получившей магические способности. И то, что они переспали, этого не изменит.
Когда Гермиона спустилась на кухню, там было негде яблоку упасть. Казалось, будто все члены Ордена собрались в одном месте, хотя такого давно уже не случалось. Люпин сидел между мистером Уизли и Тонкс. Он был все еще бледен, но уже шел на поправку. Мадам Помфри заметила, что зелья Снейпа отгонят смерть от кого угодно. И в какой-то мере она была права.
Заняв свое место между друзьями, Гермиона положила на тарелку немного овощей, заметив, что аппетит ее снова покинул. Есть не хотелось совершенно, приходилось заставлять себя съесть хотя бы пару ложек рагу. Что говорить, Гарри успел основательно испортить ей настроение своими едкими замечаниями по поводу Малфоя. Друг не замечал этого, иначе не стал бы продолжать перепалку. По крайней мере, Гермиона надеялась на это. Но что сделано, то сделано. Слов назад не вернешь.
Девушка вновь и вновь прокручивала в голове слова Малфоя, которые тот сказал вчера на прощание. Он хочет вместе с ней ограбить Гринготтс. Но какими силами слизеринец собирается это провернуть? Гарри задал ей тот же вопрос, но ответа у Гермионы не было. Сумасшедший план Малфоя казался безумным и ей, но если они смогут воплотить его в жизнь, то заветный крестраж окажется в руках Ордена уже к концу недели. А там останется лишь найти диадему, убить змею и отправить Гарри на смерть. Все знали, что Поттер не переживет финальную битву между ним и Волан-де-Мортом, такова цена победы, но надеялись на благоприятный исход. Верили, что предсказание Дамблдора можно обойти, и Гарри выживет.
Думая о своем, Гермиона не заметила, что разговоры резко стихли, и воцарилось молчание. А потом Рон толкнул ее в бок, и девушка уставилась на Кингсли, стоявшего в дверях. Он мрачно оглядывал каждого из присутствующих, и становилось понятно, что мракоборец принес плохие новости.
— Ханна Аббот убита, — наконец, произнес мужчина, — Люсинда и Генри Кристалл тоже. Над домом Чёрная метка.
Услышав о смерти родителей, Пенелопа упала в обморок, Перси едва успел подхватить ее. Миссис Уизли прижала ладонь к губам, Джинни вскрикнула, а Парвати тяжело вздохнула, переглянувшись с Полумной. Остальные молчали.
— Найдено тело Джона Стюарта, — продолжил Кингсли, словно не замечая, какую реакцию вызывают его слова у присутствующих, — его тело изуродовано. Подозревают нападение оборотней. Марайя Эдиссон с семьей убиты в собственном доме. Опять же Чёрная метка. Жена Виктора Престона, Дана, заявила о пропаже мужа. На работу он не вышел, мракоборцы говорят, что не видели его со среды.
— Вы думаете, его убили? — тихо спросила Энди, сжимая ладонь Фреда с такой силой, что тот поморщился, но молча терпел.
— Все может быть, — ответил Кингсли, — но пока еще рано говорить наверняка.
Гермиона слушала их разговор, а потом поняла, о ком шла речь — Престон. Чертов мракоборец, которого она убила в его же собственном доме. Быстро же его хватились. Что ж пусть ищут, сколько хотят, вряд ли кому-то придет в голову искать тело в Запретном лесу. Девушка только надеялась, что у Малфоя хватило ума, спрятать его как можно надежнее. И трансфигурировать, как это сделал Барти Крауч-младший с телом своего отца.
Полумна и Джинни старались успокоить Пенелопу, миссис Уизли трясущимися руками пыталась подать девушке успокоительное зелье, хотя ей оно требовалось не меньше. Гарри сжал ладонь Гермионы, внимательно смотря в лицо подруги. Она надеялась, что на нем не отразилось каких-либо эмоций, которые могли ее выдать. Поттер еще некоторое время внимательно всматривался в глаза девушки, а затем отвернулся к Кингсли и начал выспрашивать подробности происшествий.
— Только не здесь, умоляю, — попросила миссис Уизли, показывая на бившуюся в истерике Пенелопу. — Почему нельзя было подождать окончания завтрака?
— Потому что мы не можем тянуть с новостями и ждать, пока вы вдоволь наедитесь, — жестко ответил мужчина, но все же проследовал к двери. Гарри и остальные потянулись за ним.
И вскоре на кухне остались лишь женщины. Гермиона отодвинула в сторону тарелку, аппетита и прежде не было, а теперь ей еще долго не захочется есть. Посмотрев на плачущую Пенелопу, девушка вдруг подумала, как часто она видит слезы людей, которые потеряли своих близких в этой безжалостной войне с Волан-де-Мортом и его шайкой убийц и психопатов. Если они не уничтожат крестражи, а вместе с ним и безносого ублюдка, то рано или поздно их всех поубивают в собственных постелях, а они ничем не смогут защититься. Гермиона помнила дни, проведенные в плену, ее никто не пожалел. Они мучили, издевались, пытали. Её страдания доставляли им массу удовольствия, но им и этого было мало. Они убили в ней все живое, все доброе, что было раньше. И никто даже не усомнился в правильности собственных поступков. Молчаливые твари! Мрази и трусы! Да большинство из них бояться даже слово сказать, не то, чтобы пойти против своего Господина. Неужели думают, что он оставит их в живых в случае победы? Наивные глупцы!
Гермионе было плевать, что план Малфоя безумен и невозможен. Если их поймают, то убьют, в этом сомневаться не приходилось. Но все же оставалась надежда на то, что они смогут войти и выйти из Гринготтса живыми. И если им это удастся, то победа станет еще ближе, чем прежде. Гермиона знала, что Гарри злится на нее из-за решения пойти с Малфоем. Его бесила вера подруги, когда он сам этим похвастаться не мог. Затяжная школьная война со слизеринцем наложила свой отпечаток на отношения двух непримиримых недругов. И никакие добрые намерения Малфоя не могли переубедить Поттера в том, что тот изменился.
Добрые намерения! Гермиона несколько раз прокрутила в голове это словосочетание, задумавшись, а были ли у Малфоя добрые намерения или вся эта игра в революцию имеет под собой какой-то подвох? И не предъявит или он им счёт после победы? Но что можно получить взамен, в случае если они одержат вверх в этой войне? Свободу? Помилование? Награду? Какие планы в голове слизеринца, и как дорого им обойдется его помощь?
— Гермиона, — окликнула девушку Тонкс, — у тебя осталось хоть что-нибудь из зелий Снейпа? Он варил для тебя сильные настои, которые помогали.
— Я все выбросила, — покачала головой девушка, а затем, вспомнив о заначке, пробормотала: — но я посмотрю, может, что завалялось. — и быстрым шагом пересекла помещение, торопясь в спальню.
Перепрыгивая через ступеньки, Гермиона не могла решить, отдавать ли последний пузырек или приберечь для себя? Пусть это покажется эгоистичным и неправильным, но и она могла ощутить потребность в зелье, а, отдав, останется без малейшего шанса на спасение от собственных страхов и эмоций. Открыв шкаф, Гермиона отодвинула стопку вещей в сторону, вытаскивая на свет коробку, в которой хранились некоторые вещи, не предназначенные для посторонних глаз. Перебирая их, она снова окунулась в воспоминания, которые всегда старалась держать под контролем. Взяв в руки тяжелый медальон, Гермиона провела пальцами по витиеватой надписи, которая местами уже стерлась, но большую часть букв рассмотреть можно было. «Vivere est militare», что означало «жить — значит бороться». Этот медальон принадлежал еще прадеду Гермионы, отец часто повторял эти слова, указывая на надпись, а затем и вовсе вручил дочери, как напоминание о том, что какой бы сложной ни была жизнь, нельзя опускать руки и полагаться на волю обстоятельств. Медальон навевал воспоминания о родителях. Гермиона задышала часто, пытаясь справиться с подступившими слезами и паникой. Отложив безделицу подальше, она вытащила изящное кольцо, но не решилась примерить. Гермиона помнила, как оно сидело на ее пальце, когда Рон преподнес ей его в качестве предложения руки и сердца. Она снова увидела тот день, когда Уизли устроил для нее романтический вечер в этой самой комнате. И на пару часов они смогли отрешиться от войны, забыть, что за пределами спальни гибнут люди. Рон расставил свечи, и они устроились на полу, лакомясь блюдами, приготовленными руками миссис Уизли и запивая эльфийским вином. Где он раздобыл это великолепное вино, так и осталось для Гермионы загадкой. А потом Рон вдруг встал на колени и попросил ее выйти за него замуж. Признавался в любви, говорил комплименты, а она чувствовала себя такой счастливой, что, не раздумывая, сказала «да». Все это случилось за три дня до того, как Гермиона попала в плен к Волан-де-Морту. Так странно, что вот только ты чувствовал себя на седьмом небе от счастья, и резко его у тебя отнимают. Она сняла кольцо, перед тем как отправиться в рейд и больше никогда не надевала. С тех пор оно лежало среди ненужного, но такого дорогого хлама.
Следующей вещью оказалась блестящая заколка для волос, подаренная Джинни на день рождения. Ее девушка сделала своими руками, выкраивая время и скрывая от подруги свои намерения. Что говорить, Гермиона обрадовалась подарку, хоть он был и неидеален, но сделан от души.
На дне лежала золотая брошь в виде небольшого цветка. Кэтрин вручила ее несколько лет назад, перед самым отъездом Гермионы в Хогвартс. Она говорила, что дарить подарки заранее плохая примета, но ничего другого ей не оставалось, почтальоны до школы волшебства не добирались, а совиной почтой подруга не пользовалась. Да и было бы странно, попроси Гермиона выслать подарок с совой.
Рядом с брошью находился амулет. Обычная серебряная пластина с вырезанными на ней символами. Гермиона не раз пыталась рассмотреть мелкую надпись, но ей это не удавалось. Долгое время девушка не могла понять, откуда пластина вообще взялась у нее и почему она не помнит, когда вешала ее на шею. Только сейчас Гермиона догадалась, откуда амулет мог появиться у нее. Только один человек имел возможность надеть ей его на шею, пока она была без сознания. Тот, кто спас ее. Драко Малфой!
Гермиона коснулась прохладной пластинки, погладив пальцем надпись, она снова вгляделась, но буквы расплывались, не желая складываться в слова. Оставив пустую затею, собралась убрать его обратно в коробку, но передумала и надела себе на шею, спрятав за ворот свитера. Однажды она выяснит, что за таинственное послание оставил для нее Малфой, а пока пусть амулет будет с ней.
А вот и пузырек с зельем. Пока Гермиона перебирала памятные вещицы, она решила, что ей оно больше не нужно. Страх можно пережить и без него. Убрав коробку на место, девушка спустилась на кухню, где ничего не изменилось, сжимая в холодных пальцах флакон. Протянув его Тонкс, она постояла немного на пороге, переминаясь с ноги на ногу, а затем вернулась к себе в спальню, намереваясь немного отдохнуть перед встречей с Малфоем. Гермиона не думала, что после произошедшего сможет заснуть, но стоило голове коснуться подушки, погрузилась в объятия Морфея.

Гарри разбудил ее за полчаса до выхода. Гермиона села на постели, рассеянно моргая и не понимая, как она могла так крепко заснуть. Быстро одевшись, девушка вышла за дверь, где ее уже ждал Поттер, и они вместе спустились вниз. Рон стоял на пороге, но заметив приближение друзей, напрягся и отвернулся. Он все еще был обижен тем, что друзья отправляются куда-то без него. И Гермиона прекрасно понимала его чувства, но рассказать правду сейчас было бы глупо.
— Мы не должны были ничего от него скрывать, — произнес Гарри, когда они шли по улице в сторону метро. — Ты видела его лицо?
— А ты представь его лицо, когда он увидит Малфоя. Ты чуть с кулаками на него вчера не набросился, реакция Рона будет сильнее. А я не собираюсь терять время, которого у нас нет, на выяснение отношений.
— Рон не обрадуется, когда узнает, что поиски меча так и остались на уровне «потом найдем», а мы тем самым вломились в Гринготтс.
— Я и Малфой вломились в Гринготтс, — поправила девушка, доставая волшебную палочку, — у тебя будет какая-то особая миссия.
— Хотелось бы знать какая, — раздраженно ответил Поттер. — Куда мы вообще идем?
— Увидишь, — взяв друга за руку, Гермиона взмахнула волшебной палочкой и трансгрессировала.
Оказавшись на знакомом пустыре, девушка направилась в сторону домика, где их уже должен был ждать Малфой. Гарри следовал за ней, сжимая в руке палочку. Гермиона недовольно посмотрела на друга, состроила гримаску и вошла в теплое помещение. Малфой был уже там. Развалившись в кресле, он читал книгу. Подняв глаза, он хмурым видом поприветствовал гостей, но от своего занятия не оторвался.
— Мы тебе не мешаем? — поинтересовался Гарри, покачиваясь с пятки на носок.
— Нет, но вы снова опоздали, — слизеринец захлопнул книжку и встал на ноги. — Может, тебе часы подарить, Поттер? Твои какие-то нерабочие, — уничтожающим взглядом парень посмотрел на подарок миссис Уизли, который Гарри носил, не снимая.
— Обойдусь без твоих подачек, Малфой, — огрызнулся гриффиндорец, продолжая стоять на пороге. Он внимательно рассматривал комнату, пару раз его взгляд останавливался на огромной кровати. И Малфой не мог упустить случая, не поиздеваться по этому поводу.
— Я тебя не для этого позвал, — ехидно заметил он, — групповушки не будет.
— И как часто… кхм… вы здесь встречались? — прищурился Гарри, вперив взгляд в слизеринца.
— Достаточно, — пожал плечами Малфой, — я не считал. Твоя подружка имела обыкновение врываться сюда в любое время дня и ночи, хотя ее здесь никто не ждал. Удивительное отсутствие такта, которое отличает всех гриффиндорцев.
— Теперь ясно где ты ночами проводила время, — хмуро посмотрел на Гермиону Гарри, — конечно, зачем сидеть под защитой Ордена, если можно всю ночь развлекаться с Малфоем?
— Между нами ничего не было, — протестующе воскликнула девушка, уставившись на Малфоя таким взглядом, словно просила подтвердить ее слова. — Я приходила, он говорил мне гадости, потом мы пили чай. Мерлин, как это ужасно звучит.
— Да ладно, кому интересно, что мы здесь делали? — отмахнулся слизеринец, — чай пили, сексом занимались или книжки читали. Лично мне плевать, что ты там себе вообразил, Поттер. Главное свои фантазии при себе оставь. А теперь к делу.
Своими словами Малфой поставил точку в обсуждении каких-либо отношений между ним и Гермионой. Гарри это не понравилось, но он промолчал, метнув на Гермиону предупреждающий взгляд. Девушка поняла, что после ее ждет долгий и неприятный разбор полетов.
— Выкладывай, что ты задумал. — Поттер прошел к креслу и сел в него, Гермиона заняла край кровати, Малфой продолжал стоять, рассматривая парочку друзей с таким видом, словно не мог понять, что они делают в святая святых. И почему он сам позвал их сюда.
— Чай хотите?
— Нет! — в один голос воскликнули Гарри и Гермиона. Малфой пожал плечами, а затем уселся на небольшой пуфик, оказавшись напротив членов Ордена. — Ближе к делу, Малфой.
— То, что я задумал, не вызывает сложностей при исполнении. Гермиона под личиной Беллатрисы Лестрейндж в сопровождении племянника Драко Малфоя посещает свой сейф в Гринготтсе. Если все сделать правильно, мы уложимся в сорок пять минут, и до обратного превращения будет достаточно времени, чтобы покинуть банк неузнанными и вернуться сюда.
— Не боишься, что Темный Лорд прижмет тебя потом? — скептически поинтересовался Гарри, сложив руки на груди. — Лестрейндж всегда в мэноре, но если ты пропадешь куда-нибудь, тебя заподозрят в измене.
— И поэтому нам нужен ты, Поттер, — усмехнулся Малфой, — пока мы с Грейнджер будем искать крестраж, ты примешь мое обличье и отправишься в Хогвартс. Тебе нужно некоторое время изображать меня, будь всегда на виду, чтобы никто не мог придраться к моему отсутствию. Можешь даже держаться поближе к Кэрроу, чтобы Пожиратели в дальнейшем подтвердили мою невиновность.
— То, что ты предлагаешь опасно и невозможно, — стоял на своем Гарри. — Мы с тобой две противоположности, поэтому любой дурак догадается, что я не тот за кого себя выдаю. А из Гермионы никудышная Беллатриса. Вас рассекретят еще на входе в Гринготтс, а меня в Хогвартсе. Если ты таким способом пытаешься заманить нас в ловушку, тебе это не удалось. Пусть Гермиона и дальше строит из себя наивную дурочку, готовую на все ради тебя, хотя я этого не понимаю, но меня тебе одурачить не удастся.
— Думаешь, я не продумал этого? — приподнял бровь Драко, — было бы глупо полагаться на ваши скудные актерские способности и полное неумение держать себя, как принято в чистокровных семьях. Поэтому за пять дней тебе, Поттер, придется стать моей тенью. Ты должен держать себя, говорить, думать, как это делаю я. Из Грейнджер мы сделаем Беллатрису, что сам Лорд не отличит подделку от оригинала.
— Где мы возьмем ее волосы? — поинтересовалась Гермиона, поежившись от холода, хотя в доме было тепло. — Или ногти. Будет странно, если они окажутся у нас.
— Придется устроить небольшую встречу между членами Ордена и Пожирателями.
— Я не позволю своим людям идти на гибель из-за твоего плана, Малфой, — рявкнул Гарри, подскакивая на ноги. — А именно этим и обернется встреча с Пожирателями.
— Всегда нужно кем-то жертвовать, — пожал плечами слизеринец.
Он говорил таким обыденным тоном, что уже Гермионе хотелось ударить его. Как можно было относиться к этому с таким легкомыслием? Это ведь живые люди, а не марионетки. Кто они такие, чтобы решать, кому жить, а кому умирать?
— Мы не будем никем жертвовать, — тихо произнесла Гермиона, обняв себя за плечи и пытаясь тем самым согреться. — Пойдем сами. Уж лучше самим погибнуть, чем отправлять людей на смерть.
— Ах, да, — тоном, не предвещающим ничего хорошего, проговорил Малфой, — как же я мог забыть про знаменитое гриффиндорское самопожертвование? Включите мозги, оба. У нас нет другого выбора. Я не могу взять и принести волосы Беллы, потому что тогда подозрение уж точно ляжет на меня. Как вы не понимаете, что в случае победы все смерти окупятся? Пусть сегодня погибнут несколько человек, зато завтра мы спасем тысячи.
— Ну, надо же, сам Пожиратель смерти заговорил о спасении людей и мире, — язвительно заметил Гарри, сжимая кулаки и исподлобья глядя на слизеринца. — Отличный ход, Малфой. Сначала убивать, а потом пытаться искупить собственный грех. Уж не знаю, что ты там задумал, но не надейся, что по окончании войны я спущу тебе все это с рук. Один раз Азкабана ты избежал, второй раз посидишь и подумаешь.
— Ну, конечно, Поттер, — ухмыльнулся Малфой, — ничего другого я от тебя и не ждал. Тогда тебе придется посадить в Азкабан и свою разлюбезную подружку, — он метнул презрительный взгляд в сторону Гермионы, — за убийства, которые она совершила. Или ты думаешь, ей простят ее грехи за победу в войне?
— Мерзавец.
— Придумай что-нибудь новенькое, — отмахнулся Малфой, понимая, что этот бой остался за ним, — так что не угрожай мне Азкабаном. Моя шкура мне дороже любого из вас, поэтому я сделаю все, что угодно для ее спасения. Малфои не совершают ничего, что не принесет им в дальнейшем выгоду, давно пора это усвоить.
— А что я тебе говорил? — раздраженным тоном произнес Гарри, уставившись на подругу, — вот оно истинное лицо Драко Малфоя. Твое спасение, Гермиона, было спланировано и продумано до мелочей. В итоге мы вытащили его из Азкабана, а теперь должны пожертвовать собой и своими людьми ради того, чтобы он в итоге мог показать себя героем. Я на это не подписывался. Хочешь умереть раньше времени? Можешь идти с ним куда хочешь. Тебе решать. — с этими словами он повернулся и стремительным шагом вышел из домика. Снаружи послышался громкий хлопок трансгрессии.
Драко и Гермиона остались одни.
— Вот и все, — хмурым тоном проговорила девушка, стараясь не смотреть на Малфоя, — последняя надежда добраться до крестража только что исчезла, а все потому, что ты продолжаешь вести себя, как последняя сволочь.
— Я веду себя как обычно, Грейнджер, — ответил парень, уставившись в точку позади плеча Гермионы. — И показал это в первую очередь тебе. Между нами ничего не изменилось. Я не воспылал к тебе неземной любовью, хотя должен признать, в сексе ты хороша. Кто бы мог подумать, что грязнокровки такие страстные? Может, тогда я бы использовал их по назначению в Хогвартсе.
Не осознавая, что она делает, Гермиона подскочила на ноги и со всей силы ударила Малфоя по щеке, оставив на бледной коже красный отпечаток ладони.
— Ах ты, сучка, — прорычал слизеринец, подскакивая и отталкивая девушку в сторону.
— Чистокровный ублюдок, — прошипела Гермиона, снова набрасываясь на него. — Боже, как я могла думать, что ты изменился? Гарри прав, ты только и делаешь, что преследуешь собственные цели. Тебе плевать на всех нас, главное не попортить твою драгоценную шкурку.
— Так иди, пожалуйся своему любимому Поттеру, — процедил Малфой, держа взбешенную фурию на расстоянии, она так и стремилась вцепиться ему в лицо. — Можете поплакаться друг другу в жилетку, обсуждая меня. Откупорите бутылку дешевого пойла и напьетесь до потери сознания. Уверен, что именно этим и занимается Орден по вечерам: пьет и трахается. Потому что будь у вас другие заботы, война не длилась бы четыре года.
— Так что же ты не возьмешь дело в свои руки? — заорала Гермиона, пиная его в пах коленом, а затем, когда он рухнул на пол, добавила ногой по ребрам. — Какое право ты имеешь что-то утверждать, когда сам палец о палец не ударил?
Схватив девушку за ногу, Малфой со всей силы дернул ее, а затем подмял под себя, устроившись сверху. Гермиона брыкалась, но парень был куда сильнее.
— Так я и предложил вам план, — со злостью выпалил слизеринец, заведя и удерживая руки девушки над ее головой. — Но вам же он не понравился. А скажи мне, Поттер так яростно возражает только потому, что его придумал я? Если бы идея принадлежала тебе или слабоумному Уизли, как быстро он рискнул бы отправить людей на бой с Пожирателями?
— Рон не слабоумный, — прошипела Гермиона, продолжая извиваться, — ты ему и в подметки не годишься.
— Это комплимент, Грейнджер, — ухмыльнулся Малфой, склоняясь к девушке. Теперь их носы разделяла пара дюймов. — Если бы ты сказала, что я похож на этого неудачника, я застрелился бы из Маузера.
— Так застрелись прямо сейчас, никто плакать не будет.
— Пусть это будет откровением для тебя, но и от твоей смерти никто бы не заплакал. Потому что всем плевать. Ты, как никто другой, должна это знать.
— Так что же ты не убил меня? — выкрикнула девушка, — если всем так плевать на меня, почему ты не отвернулся в тот день, когда я почти умерла, и не ушел? Тебе и руки пачкать не пришлось бы. Только и требовалось, что проявить полное безразличие к моей персоне. Уверена, что в мэноре закатили бы пир и как следует, отпраздновали смерть грязнокровки.
— Идиотка тупая, — прошипел Малфой, продолжая прижимать Гермиону к полу, хотя она уже успокоилась и перестала вырываться. — Сколько раз тебе повторять, что я это сделал ради себя самого? Когда ты уже поймешь, что мне все равно, что с тобой станется? Да пусть тебя Снейп в котле сварит, я первый отведаю супчика из грязнокровки. Хватит воображать себе, что у меня были какие-то добрые намерения. Прислушайся к своему драгоценному Поттеру, наконец. Он впервые в жизни соображает быстрее и лучше тебя.
— Тебе нравится оскорблять и унижать меня и моих друзей? — поинтересовалась девушка тихо, — хочешь показать себя с наихудшей стороны?
— Как будто ты знаешь меня с какой-то другой стороны.
— Думала, что знаю. Теперь понимаю, что ошиблась.
Он уткнулся носом ей в шею, Гермиона лежала молча, не зная, чего еще ждать от Малфоя. Даже сейчас после того, как слизеринец открыл все свои намерения, она хотела зарыться пальцами в его волосы и целовать до тех пор, пока не закончится дыхание в легких. Почему рядом с ним девушка чувствовала, что не принадлежит себе? Неужели она такая слабая и глупая идиотка, если готова отдаться ему даже сейчас, попроси он ее об этом?
Малфой отстранился от Гермионы, а затем поднялся на ноги и отошел на несколько шагов.
— Убирайся отсюда, — произнес он, смотря куда-то мимо Гермионы, — чтоб духу твоего здесь не было больше. Иначе я за себя не ручаюсь.
С трудом поднявшись на ноги, девушка проследовала к выходу, но остановилась на пороге и уставилась на слизеринца долгим изучающим взглядом. Он вытащил из ящика стола бутылку и приложился к ней, не утруждая себя поиском бокала. Сейчас ему хотелось напиться до потери сознания и забыть обо всем.
— Я скажу Гарри, что нам придется участвовать в твоем сумасшедшем плане, какие бы потери нас не ждали. Другого выхода у нас все равно нет.
— Ты еще здесь? — прорычал Малфой, с грохотом опуская бутылку на столешницу и уставившись на девушку, которая продолжала стоять на выходе, переминаясь с ноги на ногу. — Я что неясно выразился?
Вместо ответа Гермиона пересекла комнату и встала напротив слизеринца, смотря ему в лицо. Он не отводил от нее взгляда.
— Что же ты со мной делаешь? — пробормотал Драко, схватив девушку за плечи, притянул к себе и впился в ее рот страстным поцелуем.
Гермиона раскрыла губы, и их языки сплелись. Его руки скользили по ее телу, заставляя его покрываться мурашками. Девушка не заметила, когда Драко стянул с нее свитер и отбросил куда-то в сторону. Его ладони обхватили нежную грудь, властно сжали ее, захватив твердые соски между пальцев, заставляя Гермиону стонать еще громче. Он покусывал ее шею, ощущая вкус ее кожи на языке. Отстранившись, Малфой зарычал, ухватил Гермиону за волосы, наматывая их себе на руку, и надавил ей на голову, поставив перед собой на колени. До сознания Грейнджер начало доходить, чего от нее хочет Драко, и на удивление это ее дико заводило. С Роном никогда не было так просто. Они смущались друг друга. Их секс напоминал совокупление старой женатой пары, которая знакома чуть ли не полвека. Робкие просьбы молодого человека попробовать что-то новое вгоняли девушку в ступор. Но напористость Малфоя сводила с ума, не давая времени на ненужные размышления. В два счета справившись с молнией, она спустила его штаны и робко прикоснулась губами к члену. Малфой издал стон, схватил крепче голову Гермионы и почти полностью погрузился в ее влажный рот, совершая резкие толчки, девушке перестало хватать воздуха, а из глаз брызнули слезы.
— Грейнджер, — простонал Драко и снова потянул ее наверх, впиваясь жадно в ее губы, кусая их до крови. Ни на секунду не отрываясь от девушки, он сорвал с нее джинсы, подхватил на руки и бросил на кровать.
Она призывно уставилась на него, облизывая припухшие от поцелуев губы, и развела в стороны ноги. Она хотела его, вся текла и изнемогала от желания, которое только он мог удовлетворить.
— Драко, пожалуйста, — шептала она, когда он кусал ее шею, проводил языком по груди, ласкал тело, — умоляю тебя… Драко…
И он не мог отказать ей. Кровь кипела, он плавно двигался в ней, заставляя ее тело выгибаться под ним. Они сходились, как паззл, подходили идеально физически, будто были созданы друг для друга. Гермиона чувствовала и знала его желания, которые ему даже не нужно было озвучивать. Оттолкнув его, она взглянула горящими глазами в его затуманенный страстью взгляд и снова встала перед ним на колени.
— Ты-ы… — она не дала ему договорить и принялась доставлять удовольствие, импровизируя и отдаваясь полностью процессу.
Малфой держал ее голову, смотрел, как грязнокровка старается угодить ему, и чувствовал, что желание нарастает с каждой минутой. Он не мог больше терпеть эту приятную пытку, поэтому подхватил ее на руки и резким движением прижал к стене, врываясь в нее все яростнее, доводя до криков, до хрипоты, до слез из глаз.
— Малфой, — жалобно протянула Гермиона, и слизеринец начал еще более быстрые движения, пот катился с них градом. Спина девушки терлась о шершавую стену, доставляя боль и дискомфорт, но наплевать, еще чуть-чуть… еще немного…
Малфой издал стон, и они еще сильнее прижались друг к другу, тяжело дыша от испытанного одновременно оргазма. Гермиона сидела на его бедрах, вцепившись пальцами в белокурые волосы, и целовала в губы, а он сжимал ее грудь с такой силой, словно хотел оставить на нежной коже синяки. В какой-то момент девушка почувствовала, что Малфой напрягся, и открыла глаза.
На пороге стоял Гарри и с немым изумлением пялился на открывшуюся его взору картину.
— У тебя, кажется, очки запотели, Поттер, — повернув в сторону гриффиндорца голову, произнес Малфой, все еще держа Гермиону в объятиях.
Девушке оставалось лишь догадываться, как слизеринец понял о присутствии Гарри, стоя к нему спиной. Или у него глаза на затылке?
— Я… я… это, — Избранный тыкал пальцем на дверь, не сводя с них взора, он все так же стоял с открытым ртом и пытался выдать хоть какую-то фразу, но это у него не получалось.
— Да-да, Поттер, выход именно там, куда ты указываешь, — ехидно заметил Малфой, вытирая пот со лба. Гермиона слегка поерзала на нем, пытаясь слезть, но он не позволил ей этого сделать.
— Тогда я подожду вас снаружи, — выпалил Гарри и вылетел из домика, захлопнув за собой дверь с такой силой, что с книжного шкафа посыпались книги.
— Он какой-то странный сегодня, — заметил Малфой, обращаясь к Гермионе, в его глазах появились веселые искорки, — что это с ним, не знаешь?
— Без понятия, — ответила девушка серьезным тоном, а затем рассмеялась и спросила: — может, ты отпустишь меня?
— Может, ты научишь очкарика стучаться? — вопросом на вопрос спросил Малфой, поставив Гермиону на ноги, — я, знаешь ли, не привык, чтобы мальчики пялились на мою голую задницу.
— Уверена, что твоя задница волновала его меньше всего, — пробормотала Гермиона, натягивая джинсы и свитер. — Его куда больше интересовало то, что она скрывала. Что я теперь ему скажу?
— Что ему пора сходить в Мунго и проверить зрение, — ответил Малфой, — попробуй, может, прокатит.
— Очень смешно, — пробормотала Гермиона, — ты просто мастер на блестящие предложения по выходу их неловких ситуаций.
В дверь постучались, а затем Гарри заглянул в помещение. Удостоверившись, что все нормально, и его подруга больше не занимается развратом с врагом, вошел и сел на стул. Малфой гремел на кухне посудой, заваривая чай Гермионе и крепкий кофе себе и Поттеру. Даже он понимал, что разговор предстоит долгий. Разлив кипяток по чашкам, слизеринец с видом гостеприимного хозяина пригласил друзей к столу.
— Я обдумал твой план, — пробормотал Поттер, уставившись взглядом в чашку.
— Ну, надо же, какое совпадение, — едва подавив смешок, произнес Малфой, — мы тут тоже с Грейнджер все конструктивно обсудили. — за что получил удар ногой по голени и уничтожающий взгляд от Гермионы.
— Не хочу ничего слышать, — тоном, не предвещавшим ничего хорошего, произнес Гарри, переводя взгляд с Малфоя на Грейнджер. — Я уже все увидел собственными глазами. Стоило мне уйти, как вы тут же ринулись в объятия друг друга обсуждать, — он сделал кавычки в воздухе, — план проникновения в Гринготтс.
— Ну, это ведь план проникновения, Поттер, — заиграл бровями слизеринец, — понимаешь? Нужно было срочно все перепроверить и уточнить детали.
— Ай, — вскрикнул Гарри и уставился на подругу, которая вместо Малфоя попала по ноге Избранного. — Гермиона, ты ведь умная девушка, неужели ради сомнительного удовольствия готова наплевать на все?
— Не такое уж и сомнительное, — пробормотала Гермиона, чувствуя, как вспыхнули ее щеки. — Гарри, давай договоримся. Или мы все сейчас сделаем вид, что ты ничего не видел, или я наложу на тебя Обливейт.
Гриффиндорец уставился на подругу, не понимая, говорит она серьезно или шутит. Малфой снова усмехнулся, наблюдая игру «кто кого пересмотрит» между лучшими друзьями. Он уже знал, что в ней Гермионе нет равных. И Поттер понял это, спустя минуту отводя взгляд в сторону.
— Сделаем вид, что я ничего этого не видел, — ответил он.
— Вот и отлично! — хлопнула в ладоши Гермиона, убирая волшебную палочку в карман, — теперь можно обсудить план Малфоя. Только давайте пообещаем друг другу, что выслушаем предельно внимательно и постараемся не перебивать.
— А не слишком много запросов, Грейнджер? — лениво поинтересовался слизеринец, добавляя в свой кофе коньяк из бутылки. Немного подумав, он плеснул так же и Поттеру, у которого был на редкость удрученный вид. Все же не каждый день застаешь свою подружку в объятиях недруга. Если бы Малфой увидел Панси в подобной позе с кем-нибудь из Уизли, он не стал бы долго и думать и разбираться, было это по обоюдному согласию или нет, а просто убил бы рыжего паршивца на месте. А чертов Избранный сидит и смотрит на них с таким несчастным видом, словно готовь убивать, а убивалка еще не выросла.
Гарри одним махом опустошил свою порцию и потянулся за бутылкой, наливая себе полную чашку. Драко с интересом наблюдал, как гриффиндорец накачивается его же спиртным и думал, как много Поттеру нужно, чтобы свалиться под стол.
— Гарри, может не надо? — тихо спросила Гермиона, с яростью сверля Малфоя взглядом взгляд. Неужели он не мог обойтись без этого?
Только увидев дно бутылки, Поттер вдруг успокоился и решил, что пора вернуться к обсуждению планов. Малфой его даже немного зауважал, не каждый сможет вылакать бутылку Rémy Martin XO и выглядеть при этом абсолютно трезвым. Видимо, он оказался прав, что члены Ордена частенько напиваются в своей норе, другого объяснения выдержки Избранного парень не видел.
— Думаю, нам все же стоит перенести на другой день, — проговорила Гермиона, обеспокоенно косясь на друга.
— Нет, покончим с этим сейчас, — твердо произнес Гарри и уставился на Малфоя, — давай, белобрысый, начинай.
«Нет, видимая трезвость и адекватность все же разные вещи, — подумал Драко, делая пометку в голове. Его забавляла вся эта ситуация. Они составляли отличную команду: напившийся Поттер, чертова грязнокровка и он сам. — И какого черта я влез в эту историю? Не сиделось мне спокойно, решил в героя поиграть. Революционер хренов».
— Я уже изложил суть своего плана, — спокойно произнес Малфой, потягивая кофе и с сожалением смотря на пустую бутылку. Он жалел, что не может напиться и разнести всю эту лачугу к чертям собачьим. Вместе с Поттером и Грейнджер.
— Где будет Беллатриса в момент посещения нами банка? — задала вопрос Гермиона, сложив локти на стол. — Что если в этот самый день она сама решит посетить собственный сейф?
— Она почти не покидает мэнор, — ответил Драко, склонив голову набок, — только на задания Лорда. И то очень редко. Всю черную работу выполняют мелкие сошки.
— Вроде тебя, да? — фыркнул Гарри заплетающимся языком.
Малфой глубоко вздохнул, напоминая себе, что детей и женщин он не бьет, а Поттер сейчас мало чем напоминал взрослого адекватного человека. Все-таки бутылки ему было многовато.
— Лорд держит ее подле себя, — продолжил слизеринец, он говорил исключительно с Гермионой, не обращая внимания на Избранного, — поэтому маловероятно, если именно в тот день решит куда-то услать. Белла отправляется лишь на самые важные задания.
— И как же ты собираешься выманить ее из родового гнезда в таком случае? — поинтересовалась Гермиона.
— Надо донести до Лорда сведения, что Поттер будет находиться вместе со своими дружками в таком-то месте, и будь уверена, он пошлет туда лучших.
— Это самоубийство, Малфой, — выкрикнула Гермиона, перегнувшись через стол. Поттер громко всхрапнул, обратив на себя внимание парня и девушки.
— Наш Избранный отъехал, — усмехнулся Драко, — продолжаем обсуждение без него.
— Ты бы тоже отъехал, Малфой, если бы был на его месте, — язвительно заметила Гермиона. — Какого черта нужно было распускать руки?
— А ты как будто была против, — процедил Драко, хватая ее за руку. — Что-то я не заметил возражений, когда ты стонала подо мной и умоляла не останавливаться. — он понизил голос и, передразнивая Гермиону, запричитал: — Да, Драко, да. Только не останавливайся. Я хочу тебя. О, да, милый, продолжай.
— Заткнись, — прошипела девушка, — просто заткнись. Иначе я начну повторять твои слова.
— Я не сказал тебе ничего такого, за что мне может быть стыдно, — ответил Малфой, — обычный секс, стандартные выражения. Все это говорят каждой девушке, не думай, что ты какая-то особенная.
Гермиона замахнулась, но Драко успел поймать ее за руку и прижать к столешнице:
— Мы с этого начали, Грейнджер, хочешь повторить еще раз и надеяться, что твоему дружку не приспичит открыть глаза посреди полового акта?
— Какой же ты все-таки мерзавец, — с отвращением проговорила Гермиона, вырывая руку. — Стоило тебе появиться, как вся жизнь пошла под откос.
— Вот не нужно валить все с больной головы на здоровую, — отмахнулся Малфой, опираясь ладонями о стол и нагибаясь к Гермионе, — вспомни, с кого все это началось. Это ты не давала мне покоя, врываясь в мою жизнь. Теперь-то понятно, что за причины ты преследовала, Уизли поди не удовлетворяет, раз готова ноги раздвинуть перед первым встречным. Не удивлюсь, если я не один такой «счастливчик».
— Да как ты смеешь? — от подобного обвинения голос Гермионы сел, и она прокашлялась: — думаешь, я шлюха какая-то? Хотя о чем спрашиваю, конечно, в твоих глазах я ей и выгляжу.
Она поднялась на ноги, вытащила из кармана волшебную палочку, задумчиво посмотрела на нее и направила в сторону спящего Поттера. Малфой с любопытством смотрел на девушку, которая все же решилась удалить из памяти друга лишние воспоминания. Когда дело было сделано, Гермиона похлопала гриффиндорца по щекам, приводя его в чувство.
— Что случилось? — пробормотал Гарри, пытаясь сфокусировать взгляд на подруге.
— Ты здорово набрался, — ответила девушка, помогая ему подняться, — пора возвращаться в штаб, нас уже, наверное, хватились.
— А как же план?
— Я тебе утром все расскажу, — мягко произнесла Гермиона, обняв друга за талию и мелкими шажками, двигаясь с ним к выходу. — А сейчас мы придем домой, и ты ляжешь спать.
«Какая идиллия, — думал Драко, глядя им вслед, — прямо тошнит от этого зрелища».
Он слышал хлопок трансгрессии, но не сдвинулся с места, словно надеялся, что девушка вернется. Но это ведь Грейнджер. Она хоть и защитница правых и убогих, а ему уж точно ничего не светит. Уж лучше пусть продолжает его ненавидеть, чем начнет видеть в нем того, кем он никогда не являлся. Драко чувствовал, как в груди растет злоба. На нее, на самого себя. Почему стоило ему взять себя в руки, она приходила и все портила? Перевернув стол вместе с чашками, он схватил стул и швырнул его в стену. Выбросив на пол половину книг, парень вытащил припрятанную бутылку огневиски и сделал большой глоток. Жидкость обожгла горло и потекла по венам, разгоняя кровь. Сделав несколько шагов, он рухнул на кровать, продолжая время от времени прикладываться к бутылке.
Чертова Грейнджер! Будь она проклята!

Гермиона трансгрессировала на последнюю ступеньку Гриммо, 12. Удерживая Гарри в вертикальном положении, она с трудом втащила его в коридор. Медленно, но верно, они приблизились к лестнице, а затем добрались до спальни, которую Поттер все так же делил с Роном, после того, как расстался с Джинни. Толкнув дверь, они оказались в пустой комнате, Уизли, наверное, отправился в рейд. Подталкивая друга к кровати, девушка стала помогать Гарри раздеться.
— Джинни, — пробормотал парень, притягивая девушку к себе и пытаясь поцеловать. — Я так по тебе соскучился.
— Гарри, — отталкивая от себя друга, пробормотала Гермиона, — очнись, я не Джинни. Но я рада, что ты все же что-то к ней испытываешь.
— Я люблю тебя, — уткнувшись девушке в шею, бормотал Поттер, — хоть ты та еще истеричка. — его руки скользили по телу Гермиона, а она пыталась вырваться из хватки, которая на удивление была крепкой.
«Да, что за день сегодня такой? — вытаскивая ладони гриффиндорца из-под своего свитера, думала Грейнджер, — сначала Малфой, теперь еще у Гарри крышу сорвало».
Кое-как оттолкнув Поттера от себя, она уложила его в кровать и накрыла одеялом.
— Я люблю тебя, — пробормотал парень и захрапел, отвернувшись к стенке.
— И я тебя люблю, — ответила Грейнджер, закрывая за собой дверь.
Поднявшись в свою спальню, Гермиона взяла вещи и направилась в душ. Включила горячую воду и встала под струю. Кожа тут же покраснела, но девушка терпела, пока стало совсем невмоготу. Тогда она намылила мочалку и начала тереть себя везде, где только могла достать, желая избавиться от прикосновений слизеринца. Сейчас она чувствовала себя мерзко от того, что повела себя настолько глупо и легкомысленно по отношению к нему. Конечно, он видел в ней только ту, кем девушка и хотела себя показать рядом с ним. Развратную шлюху.
Боже, она брала его в рот, пытаясь доставить ему удовольствие. Делала такие вещи, на которые не осмеливалась даже с Роном. А они ведь были парой. Хотели пожениться. И вот к чему все привело.
Кожа саднила, но Гермиона настойчиво продолжала тереть себя, чтобы не оставить ни одного напоминания о близости с Малфоем. Прополоскав рот, она выключила воду и замоталась в махровое полотенце.
— Что бы ты ни сделала, ты всегда будешь в его глазах грязной шлюхой, — сказала она своему отражению, остановившись напротив зеркала. — Так что не будь дурой. Включи свой хваленый мозг. На войне нет места влюбленностям, а тем более, если они не приносят радости.
Переодевшись в пижаму, Гермиона вернулась в спальню и, закутавшись в одеяло, уставилась в одну точку на стене. Через некоторое время поняв, что так просто заснуть ей не удастся, девушка открыла тумбочку и вытащила полупустую бутылку, припрятанную на черный день. Похоже, этот день, наконец, наступил.
Открутив крышку, сделала глоток, прополоскала рот и глотнула. Даже горячительная жидкость не могла поднять настроение, а раньше хоть немного, но помогала уйти от проблем. Девушка сделала еще глоток, потом пила не отрываясь, пока бутылка не опустела. Почувствовав, что на нее накатывает усталость, улеглась в кровать и закрыла глаза. Сон наплывал потихоньку, окутывая теплым облаком и заставляя расслабиться. А перед глазами стояло лицо, которое не желало убираться из ее сознания.
Чертов Малфой! Будь он проклят!

просмотреть/оставить комментарии [2]
<< Глава 19 К оглавлениюГлава 21 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.20 18:49:34
Слизеринские истории [140] (Гарри Поттер)


2018.11.20 17:57:47
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.11.20 02:50:05
Путешествие в Гардарику [0] (Оригинальные произведения)


2018.11.19 13:31:21
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.17 17:45:43
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.11.13 00:23:07
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [234] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.