Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

– Я больше так не буду! – выкрикнул Поттер заветную фразу всех вольных и невольных хулиганов. Он по опыту знал, что помогает она редко, никогда практически, но удержаться не мог.
– Конечно, – на удивление благожелательно согласился свежеокрашенный Снейп. – С оторванным руками и ногами трудно сделать что-то подобное еще раз.

Список фандомов

Гарри Поттер[18363]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12485 авторов
- 26831 фиков
- 8442 анекдотов
- 17426 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 14 К оглавлениюГлава 16 >>


  Научи меня жить

   Глава 15
Я не знал, что между нами происходит,
Но мне это нравилось.
Нас объединяло какое-то глуповатое
И хрупкое, но очень доброе чувство.
(Ренсом Риггз «Дом странных детей»)




Было больно, словно ее тело пропустили через мясорубку, как минимум четыре раза. В голове мелькали мысли. Сотни мыслей. Нет, тысячи. Она думала о том, как изменилась ее жизнь за какие-то девять дней, проведенные в плену, когда надежда на спасение была настолько нереальной, что рано или поздно ее пришлось оставить в глубине подсознания.
Последнее, что она услышала, был тихий голос человека, который она не узнавала. Что-то мешало ей вспомнить имя своего спасителя, как бы ни пыталась. Гермиона зарывалась лицом в подушку, едва сдерживая крики боли и отчаяния, в надежде, что ее никто не услышит. Но она ошибалась.
«Теперь все будет хорошо. Ты в безопасности», – вот, что сказал тот человек, спасший девушку от смерти. И она прокручивала эти слова, когда становилось совсем невмоготу. Хотелось крикнуть: «Когда все будет хорошо? А будет ли?»
Всего несколько часов назад она пришла в себя на пороге Гриммо, 12 и долго не могла поверить в то, что ей это не снится. Каких трудов стоило подняться на ноги и войти в холл. Перебирая ладонями по стене, Гермиона споткнулась и, чтобы хоть как-то сохранить равновесие, ухватилась за первое, что попалось под руки. К несчастью, это оказались бархатные портьеры, скрывавшие портрет Вальбурги Блэк.
— Вот черт, — пробормотала Гермиона, но ее голос потонул в пронзительном, душераздирающем визге, разнесшемся на весь коридор.
— Мерзавцы! Отребье! Уроды! Вон отсюда! Как вы смеете осквернять дом моих предков…
Где-то на заднем плане послышался топот ног, а затем наступила полнейшая тишина. Гермиона сидела на полу, прижавшись спиной к стене, и пыталась сфокусироваться на лицах, мелькавших то тут, то там. Образы расплывались, тонули во мраке, тянули Гермиону за собой. И у нее не было сил сопротивляться.
Когда она открыла глаза в следующий раз, то обнаружила, что лежит на кровати, укрытая теплым пледом. Комната уже не кружилась, как бывало прежде при пробуждении. Голова побаливала, но уже не так сильно. Да и чувствовала Гермиона себя куда лучше. Повернув голову, она встретилась взглядом с человеком, которого меньше всего ожидала здесь увидеть.
— Вот вы и очнулись, мисс Грейнджер, — тихо приветствовал ее профессор Снейп, потирая переносицу.
— Ск… - Гермиона прокашлялась и повторила: — сколько я здесь нахожусь?
— Около трех дней, — словно само собой разумеющееся ответил Снейп. Он выглядел усталым, словно все эти дни провел у постели бывшей ученицы. — Мы боролись за вашу жизнь, Гермиона. К счастью, кризис миновал, и вы пошли на поправку. Хотя ваше душевное состояние далеко от идеального.
«Три дня, — отрешенно подумала девушка, — надо же, как долго».
— Вы знаете? — тихо спросила Гермиона, не в силах уточнить, о чем именно она спрашивает. Упоминать свои грехи не хотелось, лучше постараться забыть обо всем, что девушка испытала за девять дней ада.
— О ваших родителях, подруге, мистере Финч-Флетчли, мистере Криви или экс-министре Корнелиусе Фадже? — поспешил уточнить Северус, вперив в девушку долгий взгляд.
Вместо ответа Гермиона кивнула, моргая, чтобы сдержать слезы. Безвольные руки, лежавшие поверх одеяла, сжались в кулаки. Сейчас ее тело словно жило отдельно от сознания. Она не хотела плакать, но делала это. Старалась не думать о тех, кого убила, но их образы мелькали в подсознании.
— Да, я знаю, — наконец, прервав метания бывшей студентки, произнес профессор. — Мне действительно жаль, Гермиона, что это все произошло именно с тобой. Ты не должна винить себя за то, что сделала. Будь на твоем месте кто-нибудь другой, и он поступил бы так же…
— А вы, — перебила мужчину девушка, — что сделали бы вы? Представьте, что на месте Кэт, была бы Лили. Вы убили бы ее?
Лицо зельевара окаменело при упоминании о матери Гарри. Гермиона знала, что своими словами причиняет боль, но ей было все равно. Какое право он смеет говорить, что на ее месте любой поступил бы так же? Хоть кто-нибудь из них был на ее месте? Хоть кто-нибудь попытался вытащить Гермиону из ада, где она провела практически вечность? Нет! Они заботились о собственной шкуре, не думая о том, через какие муки проходит пленница. Так пусть засунут слова утешения себе в задницу. Девушка не нуждается в них.
— Мне жаль, Гермиона, — тихо произнес Северус, пытаясь погладить девушку по руке, но она отодвинулась, не позволяя дотронуться до себя.
— Так почему же вы не спасли меня, — сиплым голосом поинтересовалась девушка, — если вам так жаль меня? Или вы только могли сидеть и жалеть, что я такая бедная и несчастная умудрилась попасть в лапы Темного Лорда? О, наверное, вы много времени провели за этим занятием. Сидели в своем кабинете, попивая чаек и муштруя преподавателей, а сами думали, как же вам жаль меня? А знаете, что в это время делала я? Знаете?
— Нет, — покачал головой Снейп, продолжая смотреть на Гермиону дамблдоровским взглядом. Как часто она видела его, но только сейчас поняла, насколько он ей ненавистен. — Но если вы расскажете мне…
— Не расскажу, — помотала головой девушка, — все самое худшее вы и так знаете, а мои внутренние терзания оставьте мне. Раньше они вас не трогали, так что не делайте вид, что вам есть хоть какое-то дело до них.
— Что я могу для вас сделать? — тихо спросил профессор, сжимая пальцы в замок.
Но Гермиона промолчала, отвернувшись к стене и показывая, что больше не желает разговаривать. Послышался скрип стула, когда Снейп поднялся на ноги и проследовал к двери:
— Ваши друзья беспокоятся о вас, — тихо произнес он и взялся за бронзовую ручку, — все три дня они дежурили возле вашей спальни, не давая мне и мадам Помфри покоя. Не будьте слишком жестоки к ним, когда встретитесь. Поттер и Уизли очень переживали за вас все это время.
— Не рассказывайте им ничего, — наконец, выпалила Гермиона, продолжая пялиться в стену. — Вы должны мне, профессор. Поклянитесь, что это останется между нами.
— Что именно?
— Вы знаете, не заставляйте меня говорить об этом вслух. Никто не должен знать. Ни одна живая душа. Пообещайте, что все это останется между нами.
— Я не могу вам этого обещать, — так же тихо ответил Снейп, сжимая ручку с такой силой, что костяшки побелели. — Рано или поздно, но их хватятся родственники, поднимут шум. И информация дойдет до Ордена. Придется проводить расследование…
— Так сделайте так, чтобы их не хватились, — жестко отчеканила Гермиона, делая попытку подняться. — Это вы сможете, верно? У вас должок передо мной, Снейп. Вы ведь не хотите оказаться на моем месте, верно? Не хотите познать всю ту боль, что довелось испытать мне?
— Сделаю все, что в моих силах, — глухо произнес мужчина и вышел за дверь, оставив девушку наедине со своими мыслями и той болью, что снова возвращалась, побеждая действия лекарств.
Дотянувшись рукой до стеклянного пузырька с ядовито-зеленой жидкостью, Гермиона вытащила деревянную пробку и сделала несколько глотков из горлышка. Горькая жидкость обожгла горло, заставив девушку закашляться. Вытерев губы ладонью, она откинулась на подушки и закрыла глаза. По позвоночнику побежало приятное тепло, постепенно распространяясь по всему телу. Стало так легко, что Гермионе захотелось раскинуть руки и воспарить к потолку, где бы ее ни держали оковы боли и мысли о содеянных убийствах.




Девушка открыла глаза и снова очутилась в камере для смертников, без надежды на спасение. Малфой не спал, уставившись в одну точку на потолке, откуда капала вода. Гермиона перевела взгляд на стенку, считая палочки, которые выцарапывала после каждого посещения дементоров. Их было пять. Пять дней она заперта в Азкабане, а никто из Ордена так и не соизволил навестить ее. Гермиону охватила ярость на друзей, бросивших ее на произвол судьбы. Да, какое право они имели судить ее, даже не разобравшись во всем?
— Что из запасов у тебя осталось? — спросил Малфой, перевернувшись на бок и облокотившись на руку.
— Почти ничего, — Гермиона пошарила рукой в поисках сумочки, — я не думала, что мы окажемся, заперты в камере, где нас не удосужатся покормить хотя бы раз в сутки.
Вытащив остатки еды, она разложила их на каменном полу. Несколько сэндвичей с ростбифом и тунцом, два яблока, груша и бутылка воды — вот и весь рацион. Если после того, как они съедят это, их не начнут кормить хотя бы той дрянной пищей, что была заявлена в меню Азкабана, пленники рискуют умереть от голода.
— Мы и так долго продержались, — улыбнулся краем рта слизеринец, разворачивая один из сэндвичей, — если бы не твоя заботливость, мы бы мечтали съесть друг друга.
— Может, этого они и добиваются, — тихо ответила Гермиона, катая яблоко по колену, — превратить нас в животных. Говорят, что человек может протянуть без пищи тридцать дней.
— Если у него при этом есть вода для питья, — прожевав, ответил Малфой, — а у нас ее нет. На той, что течет из-под крана, долго не протянешь. Смотри правде в лицо, нам и тридцати дней не протянуть.
Гермиона пожала плечами, не собираясь отвечать на очевидные утверждения. Малфой хмыкнул, не встретив отпора. Он понял, что девушка смирилась со своей участью смертницы, брошенной собственными друзьями.
— Выше нос, Грейнджер, — попытался приободрить Гермиону парень, — мы еще живы. И даже вполне здоровы.
— Ты себя видел? — усмехнулась девушка, отрываясь от еды, — твое лицо похоже на один сплошной синяк. Они обращаются с нами, как с законченными преступниками.
— Им нужны сведения…
— Им нужно сломать нас, — яростно перебила Гермиона, — думаешь, сведения, как я выбралась из мэнора, так важны? Нет. Но нужен повод, чтобы пытать без зазрения совести. И когда я выберусь отсюда, убью каждого из них. Они мне ответят за каждый удар, который причинил мне боль.
— Знаешь, когда ты злишься, в тебе есть что-то такое… хмм…
— Устрашающее?
— Сексуальное, — с ухмылкой ответил Малфой, потягиваясь и при этом не сводя с Гермионы взгляда. — Да, определенно есть, — заключил он.
— Что, Малфой, долгое воздержание дает о себе знать? — захохотала девушка, переползая поближе к решетке. — А, помнится, надо мной издевался по этому поводу.
— Меня уже давно мучает один вопрос, — игнорируя веселье девушки, начал Малфой, но Гермиона его перебила, продолжая хохотать:
— А я думала, тебя нечто другое мучает.
— Грейнджер, твою мать, — прорычал он, бросившись к решетке. Поймал девушку за руку и притянул к себе, буквально впечатывая ее в решетку. — Тебе весело, я посмотрю. Может, ты так хочешь облегчить мои страдания? Совершишь акт доброй воли. Ты ведь любишь помогать заблудшим Пожирателям Смерти, так не откажи мне в этой небольшой потребности.
Вместо ответа она протянула свободную руку и схватила парня за ворот рубашки. Теперь их тела разделяла только решетка, казавшаяся досадной помехой. Проведя ладонью по заросшей щетиной щеке, Гермиона дотронулась пальцами до синяка на скуле, провела дорожку до губ, очерчивая их контур.
— Играешь с огнем, Грейнджер, — улыбнувшись уголками губ, произнес Малфой и попытался схватить ее зубами за пальцы, но она вовремя отдернула руку. Не растерявшись, он схватил ее за голову, ловко просунув руки сквозь прутья, разделяющие их. Кровь застучала в висках, и тягучая дымка заволокла сознание. Больше сдерживаться не было сил, и Малфой осторожно прикоснулся своими губами к таким мягким и манящим губам Гермионы, мгновение, и их языки сплелись в бешеном танце. Ударяясь скулами о решетку, они пытались безудержно насладиться этим запретным поцелуем, этой запретной страстью, дыханием друг друга.
Когда не хватало кислорода, они отрывались друг от друга на секунду, вдыхали и снова упивались своей страстью.
Она притягивала его к себе за рубашку, ткань которой мялась под ее пальцами. Стало жарко, и они уже стояли на коленях перед разделительной решеткой. Гермиона была без толстовки, которую Малфой в порыве стянул с девушки и отбросил в дальний угол камеры. В джинсах и майке она была такая притягательная, грязная, от возбуждения ее соски напряглись, и тело стало податливым в руках блондина. Рубашка Драко была расстегнута, и Гермиона могла дотронуться до каждого шрама на его теле. Ей хотелось поцеловать каждый из них, изучить его тело. Еще ни один мужчина не вызывал в ней такого безудержного желания, что хотелось отдать все на свете за возможность прикоснуться к нему.
Возбуждение нарастало с такой силой, что от их горячего дыхания стены камер покрылись испариной, а не будь решетки, то эти двое уже оказались бы в весьма интересном и недвусмысленном положении.
— Стой… Драко. Хотя у тебя и так стоит… — вроде пошутила и раскраснелась Грейнджер. — Ты чувствуешь?
В камере стало холодно и темно. Дементоры. Возбуждение быстро испарилось, как и счастье от наслаждения, испытанного секунду назад.
— Гермиона, держи меня за руку, — приказал Малфой, и они, что есть силы, вцепились друг в друга, согревая своим теплом.
Гермиона снова переживала поцелуи, которые имели место быть совсем недавно, и чувствовала, что страх отступает. Она была уверена, что Драко думает о том же. Они стояли, прижавшись друг к другу, чувствуя, что вместе могут победить кого угодно. И эта уверенность, исходившая от них, отпугнула дементоров, тянувших к ним свои склизкие руки, покрытые струпьями.
Свет перестал мигать, температура нормализовались, а парень и девушка продолжали стоять, держась за руки. Они уже не испытывали потребность срывать друг с друга одежду, чтобы удовлетворить животную страсть. Момент был упущен.
Гермиона первая разорвала телесный контакт, отойдя от Малфоя на несколько шагов вглубь камеры. Сейчас девушка полностью контролировала себя, но боялась, что если эмоции снова нахлынут, она не сдержится и продолжит. И неизвестно, чем все это закончится. Как оказалось, на слизеринца в этом деле тоже положиться нельзя. Его не отталкивали мысли даже о ее грязной крови. Все-таки долгое воздержание плохо на них влияло.
Вытащив из кармана железный гвоздь, Гермиона провела им по стене. Еще одна палочка. Шестой день начался.
— Ты хотел у меня что-то спросить? — возобновила разговор Грейнджер, забираясь с ногами на лежак и обнимая колени руками.
— Да, хотел, — согласился Малфой, устраиваясь в своем углу. Они вели себя так, словно ничего не было. Как будто это не они только что пытались заняться сексом через железную решетку. — Снейп. Он ведь всегда был на стороне Темного Лорда. Что заставило его пойти на предательство? Я много думал, но так и не нашел разумного объяснения.
— Не знаешь, да? — краем губ улыбнулась Гермиона. — И никогда не догадаешься, что именно послужило сигналом к предательству. Потому что на великого и ужасного зельевара это так не похоже. А во всем виновата женщина.
— Шутишь? — приподнял бровь Малфой, подавшись вперед, чтобы прочитать ответ на лице Гермионы. — Не шутишь. И кто же эта мадам, что покорила сердце Снейпа? Давай, удиви меня. Я же вижу, что ты хочешь этого.
— Лили Поттер.
— Кто? — слизеринец чуть не свалился с лежака, лишь чудом удержавшись. — Снейп из-за грязнокровки пошел на такие жертвы? В жизни не поверю. Да у него же нет сердца.
— Кто бы говорил, — со злостью выпалила Гермиона, — не ты ли спас грязнокровку, предав тем самым Реддла? — она специально сделала акцент на слове «грязнокровка», чтобы дать Малфою понять, что он сам от Снейпа недалеко ушел. — И не ты ли только что с такой самозабвенной страстью целовался с грязнокровкой? Ты просто лицемер, Малфой.
— Это другое, — попытался наладить контакт парень, но Гермиона не собиралась вступать в диалог. Ее лицо раскраснелось от ярости, которую она не могла пустить в ход. — Мы другие.
— А вот здесь ты прав, — выпалила девушка, не сдержавшись. — Потому что до Снейпа тебе далеко. Он пожертвовал всем, чтобы спасти ее, хотя знал, что она отдала свое сердце другому. Тому, кого он так ненавидел. Вот ты так смог? Видеть, как твоя любимая женщина встречается с твоим врагом, затем выходит за него замуж и создает семью. А потом ты смог бы обучать ее сына и оберегать от всех бед? Молчишь? Потому что твой ответ очевиден. Ты не умеешь любить и никогда не поймешь, что это такое.
— Тебе виднее, — пожал плечами Малфой, — по крайней мере, я не превращусь в марионетку Ордена, которую будут дергать за ниточки только потому, что меня угораздило влюбиться в грязнокровку.
— Как будто на планете есть хоть одна грязнокровка, которая горит желанием влюбиться в тебя, — парировала Гермиона. — Проблема не в том, что ты никого не любишь, а в том, что никто не любит тебя, Малфой.
— Я не нуждаюсь в том, чтобы меня любили, — ответил Драко, но девушка явно услышала в его голосе горечь, которую он пытался скрыть.
— Однажды ты поймешь, что не прав, — сказала Гермиона, сцепив пальцы в замок. — Планеты встанут в ряд, случится солнечное затмение или мир рухнет, но ты встретишь ту единственную, которая пленит твое ледяное сердце. И тебе будет глубоко плевать на ее происхождение, цвет кожи, манеру поведения. Как говорил известный философ: «Любовь подобна молнии: Кто может знать заранее, куда она ударит?» То же случится и с тобой.
— А как говорил один известный поэт: «Кто любил, уж тот любить не может, кто горел, того не подожжешь». — отбил Драко, наблюдая за реакцией соседки, глаза которой расширились от удивления. — Да, Грейнджер, мне известны муки безответной любви. К счастью, все это в прошлом. Так что твое предсказание не сбудется.
— Не верю, — ахнула Гермиона, соскакивая с лежака, — ты врешь. Потому что ты не можешь…
— Ты не знаешь, чего я могу, а чего нет, — процедил Малфой, прищурившись, — если я умею скрывать свои эмоции и мысли, не значит, что и чувствовать, мне не дано. Я тоже человек, Грейнджер, со своими слабостями и потребностями, как ты уже успела заметить.
— Значит, «потребностями», — повторила Гермиона, пробуя это неприятное слово на вкус, а затем горько усмехнулась: — ну, конечно, для чего еще нужны грязнокровки? Мы ведь стоим чуть выше домовиков по социальной лестнице. Нам по рангу положено удовлетворять потребности чистокровных снобов с известной фамилией.
Гермиона почти ненавидела его за все те слова, что он сказал ей. Правду говорят, что и счастье, и страдания обычно причиняет один и тот же человек. А ведь девушка готова была поверить, что небезразлична высокомерному Драко Малфою, который никогда не интересовался никем, кроме самого себя. А Гермиона для него всего лишь грязнокровка, готовая утолить любые потребности. Как низко она пала в его глазах, если он действительно так думает. За страсть приходится платить, и, похоже, за свою она расплатится с лихвой.

просмотреть/оставить комментарии [2]
<< Глава 14 К оглавлениюГлава 16 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.20 18:49:34
Слизеринские истории [140] (Гарри Поттер)


2018.11.20 17:57:47
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.11.20 02:50:05
Путешествие в Гардарику [0] (Оригинальные произведения)


2018.11.19 13:31:21
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.17 17:45:43
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.11.13 00:23:07
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [234] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.