Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Драко: - Профессор Снейп, Поттер поранил мне руку!
Снейп: - Ну-ка, покажите... Сейчас же идите в Больничное крыло! И как можно скорее!!
Панси: - Профессор, Драко так серьезно пострадал? Неужели необходима такая срочность?
Снейп: - Несомненно. Боюсь, если мистер Малфой не поторопится, его рана заживет быстрее, чем он дойдет до мадам Помфри.

Список фандомов

Гарри Поттер[18363]
Оригинальные произведения[1196]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[453]
Блич[260]
Звездный Путь[250]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[104]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12485 авторов
- 26831 фиков
- 8443 анекдотов
- 17424 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>


  Научи меня жить

   Глава 8
Война является отрицанием истины и гуманности.
Дело не только в убийстве людей,
ибо человек должен, так или иначе, умереть,
а в сознательном и упорном распространении
ненависти и лжи, которые мало-помалу прививаются людям.
(Неру Д.)


Группа людей всегда состоит из отдельных личностей,
которые вовсе не родились чудовищами.
Каждый когда-то был беспомощным малышом,
знал материнские руки;
у каждого были свои ребяческие страхи и надежды,
свои детские мечты.
Только редкий индивидуум из-за душевной болезни
обречён превратиться в безжалостного убийцу,
но ведь большинство людей — не такие.
(Терри Гудкайнд. Десятое правило Волшебника)




Гермиона спала, когда Хвост пришел за ней. Поднявшись на ноги, девушка вышла за дверь, ее глаза привыкали к яркому освещению, чего в своей темнице она была лишена. Проводить жизнь в темноте было не тем, чего она хотела. Но выбирать не приходилось. Поднимаясь по лестнице, Гермиона привычно вела счет. Хвост тоже молчал, сжимая волшебную палочку в руках с такой силой, словно опасался, что Гермиона выхватит ее и использует против хозяина.
Они снова оказались в огромной гостиной, где Лорд возвышался над всеми в своем кресле, так похожем на трон. Нагайна лежала на коврике, свернувшись кольцами. Верная Беллатриса сидела в ногах Реддла и безумными глазами смотрела на Гермиону. Остальные Пожиратели собрались полукругом за большим прямоугольным столом, где стояли тарелки с едой, кубки и бутылки с янтарной жидкостью. Они были пьяны и веселы, ожидая продолжение шоу с участием грязнокровки.
А чуть поодаль стоял бледный Корнелиус Фадж в потрепанной мантии. Его шляпа-котелок отсутствовала, седые волосы спутаны, лицо озабочено. Но особо напуганным бывший министр не выглядел. Скорее он недоумевал, отчего попал в такую компанию. Гермиона даже задумалась, каким ветром его сюда занесло. Она не думала, что Фадж являлся сторонником Волан-де-Морта, тогда как здесь оказался?
— Какая приятная встреча, не правда ли? — вкрадчиво поинтересовался Лорд, наблюдая за лицом девушки.
Гермиона промолчала, не зная, что ответить на это. Это была не то чтобы приятная встреча, скорее неожиданная. То же самое, если бы перед ней сейчас стоял мистер Уизли.
— Хвост, палочку, — приказал Реддл, не отрывая взгляда от девушки. Ему было любопытно увидеть ее реакцию.
— Вы даете мне волшебную палочку? — изумлению Гермионы не было предела. Она даже считать перестала. — А не боитесь, что я направлю ее на вас или трансгрессирую?
— Ты ведь вроде умная, а говоришь такую глупость, — заметил Люциус Малфой, слегка приподнимаясь над стулом. — На поместье наложены антитрансрессионные чары, так что ничего у тебя не выйдет.
— А ты попробуй направь на меня палочку, — разрешил Лорд с едва заметной усмешкой, — лучше один раз почувствовать, чем сто раз услышать, чем тебе это грозит.
Гермиона прищурилась, соображая, чем все это обернется. В благосклонность Реддла она не верила. Если ей дали оружие, это не значит, что оно принесет ей пользу. Да и волшебная палочка была не её. Свою она бы узнала из тысячи с закрытыми глазами. Выданная ей палочка была на пару дюймов длиннее и лежала в руке непривычно. Она не являлась продолжением руки, как это должно было быть. И очевидно, что слушаться новую временную владелицу будет крайне неохотно. Взмахнув волшебной палочкой, гриффиндорка направила ее на Волан-де-Морта и выпалила первое пришедшее ей в голову заклинание:
— Экспеллиармус.
Ничего не произошло. А затем девушку пронзила сильная боль, которая началась с руки, а потом перешла и на все тело. Конечно, до Круциатуса ей было далеко, но испытать еще раз Гермионе не хотелось бы. Палочка выпала из руки девушки, которая понимала, что Темный Лорд этого и добивался. Гермиона была наблюдательной, поэтому успела заметить, что заклинание остановлено невидимой преградой. Скорее всего, Реддл окружил себя и своих преданных людей защитными чарами, чтобы обезопасить от Гермионы.
«Обезопасить? — поинтересовался насмешливый голосок в сознании девушки. Иногда ей начинало казаться, что она сходит с ума, если начала разговаривать сама с собой. — Как будто ты представляешь для них хоть какую-то опасность. Не будь наивной дурой и воображалой. Будь ты хоть семи пядей во лбу, Темного Лорда своими заклинаниями вряд ли напугаешь».
— Вы видели? — захохотал Яксли, подавшись вперед, чтобы посмотреть на пленницу, — она использовала обезоруживающее заклинание. Ее что Поттер покусал? Я всегда думал, что это его отличительный знак. А оказывается детки только это заклинание и знают. И они еще думают победить в этой войне?
— Заткнись, Яксли, — фыркнул Долохов, отодвигаясь в сторону, чтобы не вдыхать сильный запах алкоголя, исходивший от приятеля. — Мы не слепые.
— Может, приоткроете завесу тайны? — поинтересовалась Гермиона, когда боль отпустила, и она вновь смогла вздохнуть спокойно. — Для чего мне палочка?
— Убивать! — криво усмехнулся Лорд. У него был такой вид, словно иного и не предполагалось. — Всем известная истина «Убивай или убьют тебя».
— И я снова отказываюсь, — ответила девушка, — но спасибо, что возложили на меня такую ответственную миссию. Если хотите убить меня, то всегда пожалуйста. Я могу даже встать поближе, чтобы вы ненароком не промахнулись.
Она ожидала очередной порции Круциатуса, но вместо этого наступила полнейшая тишина. Напряжение так и витало в воздухе, а затем в голове Гермионы раздался тихий, вкрадчивый голос, от которого у нее побежали мурашки.
«Гермиона, Гермиона, — голос обволакивал, уносил куда-то, заставлял забыть обо всем на свете. — А ведь это Фадж во всем виноват, ты так не считаешь? Если бы он поверил в возрождение Волан-де-Морта, разве вы бы прятались по углам, как трусливые мыши?»
«Я не знаю, — сквозь туман в голове ответила девушка».
«Это Фадж заставил весь магический мир считать Поттера и Дамблдора сумасшедшими, ты ведь знаешь об этом. Если бы не его малодушие Темный Лорд не успел бы собрать такую внушительную армию. Это Фадж прислал в Хогвартс Амбридж, которая мешала всем своими декретами об образовании».
«Он не верил нам, — согласилась Гермиона, — считал, что все это чушь».
«Ты должна ненавидеть его за это, — убеждал голос, проникая все глубже, сливаясь с ее собственным «я». — Разве ты не хочешь отомстить ему за все? Разве не хочешь наказать за то, что война так затянулась?»
«Это он во всем виноват, — послушно согласилась Гермиона, наклоняясь за волшебной палочкой и направляя ее на побледневшего экс-министра. — И его следует наказать».
«ТАК УБЕЙ ЕГО! — голос был слишком настойчивым, он был сильнее, но именно в этот момент девушка пришла в себя».
— Нет, — отбросив палочку в сторону, гриффиндорка схватилась руками за голову, закрывая уши. — Ни за что, слышите? Я не стану марионеткой в вашей игре.
А затем наступила расплата за непослушание, как и было обещано. Боль была гораздо сильнее, чем раньше. Гермионе казалось, что ее кости плавятся, а сама она находится в огне. Не в силах сдержаться, девушка закричала так громко, что некоторые Пожиратели едва подавили желание закрыть уши, лишь бы не слышать воплей пленницы. Пытка длилась очень долго. Чтобы как-то отвлечься, Гермиона пыталась считать, но трижды сбившись на сорок седьмой секунде, бросила это дело. У нее уже не было сил кричать, она только всхлипывала, прокусив губу до крови. И когда экзекуция прекратилась, даже не сделала попытки подняться.
— Белла, — приказал Лорд.
С безумным хихиканьем, присущим только Беллатрисе Лестрейндж, к девушке приблизилась верная помощница Реддла. Наклонившись, она заглянула в глаза, полные слез, и разразилась громким хохотом. Ей вторили остальные, присоединившись к веселью. Схватив пленницу за косу, Белла намотала ее на руку и со всей силы дернула, вызвав у Гермионы стон боли.
— Поднимайся, грязнокровка, — приговаривала Лестрейндж, продолжая тянуть гриффиндорку за волосы. — Ты не на собрании маглолюбцев и предателей крови. Здесь таким, как ты, лежать не положено.
С трудом Гермиона поднялась на ноги, едва сдерживаясь, чтобы устоять в вертикальном положении. Видел Мерлин, это ей давалось с трудом. Тяжело дыша, она уставилась на толпу, ждавших продолжения шоу. И оно не заставило себя ждать.
Белла не сделала ни одного движения, но девушку откинуло к стене. Больно ударившись лопатками, Гермиона сползла на пол. Застонав, она кое-как поднялась на ноги. И как только это сделала, все повторилось снова. Только теперь ее отшвырнуло к противоположной стене. Пролетев через всю комнату, девушка, как мешок с картошкой, свалилась возле окна. И осталась лежать там, чувствуя сильную боль во всем теле. Возможно, она даже что-то сломала. Дышать было нечем, из груди вырывались лишь всхлипы. Рот наполнился кровью с противным солоноватым привкусом. Сплюнув на пол, она лишь вызвала очередной приступ смеха у собравшихся. Кто-то даже презрительно высказался об отсутствии манер у грязнокровок.
— Вставай, грязнокровка, — прошипела Беллатриса, приближаясь, — или я сама тебя подниму. Но тогда ты об этом пожалеешь.
Собрав силы в кулак, Гермиона ухватилась за подоконник. Ее штормило, коленки дрожали от напряжения. Тело ломило от боли. Лестрейндж приближалась с дикой ухмылкой на лице, помахивая волшебной палочкой. Бросившись к столу, Гермиона схватила первый попавшийся под руку предмет и выставила его перед собой, защищаясь. Это оказался кинжал с ромбовидным сечением клинка длиной около тридцати сантиметров, который непонятно каким образом оказался здесь. Клинок был смутно знаком девушке, она была твердо уверена, что видела его прежде в одной из книг, но вспомнить точно не могла.
— Напугала, — захихикала Пожирательница, подходя еще ближе. — Что ты задумала, грязнокровка? Хочешь убить меня магловским способом? Ну, так попробуй, если получится.
Не дождавшись никаких действий со стороны Гермионы, она бросилась вперед и, ухватившись за волосы, прижала ее лицом к столешнице, а затем выхватила кинжал из ослабевшей руки девушки:
— А вот я могла бы убить тебя таким способом. — Лестрейндж провела лезвием по предплечью Гермионы, наблюдая как из пореза сочится алая кровь. — Ты знаешь, что это за кинжал? Мизерикордия, это о чем-нибудь тебе говорит, грязнокровка?
— Кинжал милосердия, — сквозь сжатые зубы выдохнула Гермиона. Теперь она вспомнила, что видела рисунок в книге Генрика Сенкевича «Меченосцы». Этот исторический роман любил ее отец и пытался привить любовь к нему и дочери. Девушка книгу так и не прочитала, о чем теперь сожалела, но рисунок кинжала навсегда остался в памяти.
Все затаили дыхание, наблюдая за действиями Беллы, которая, казалось, вошла во вкус, нанося девушке все новые и крайне болезненные, но не глубокие раны. А затем Лестрейндж оттолкнула от себя пленницу и отшвырнула мизерикордию в сторону.
— Убивать — это искусство, Грейнджер, — прошипела она, поигрывая палочкой, — ты должна это знать. Нужно хотеть убить, а от угрозы враг не упадет замертво. Дело в желании. Первый раз всегда сложно, но потом входишь во вкус. Это как спорт. Каждое новое убийство раскрывает твои тёмные стороны. И тогда понимаешь, что это именно то, чего всегда не хватало.
Дотянувшись до кинжала, Гермиона уставилась в безумные глаза Беллатрисы. Да, убить волшебницу таким способом она не может, но и издеваться над собой больше не позволит. Схватив свою длинную косу, уже порядком распустившуюся, она отрезала ее буквально под корень. Больше никто не станет таскать ее таким способом.
Это вызвало лишь больший ажиотаж со стороны Беллы и Пожирателей. Их позабавило то, что сделала с собой девушка. Они и не ожидали от нее ничего подобного.
— Да ты просто красотка, Грейнджер, — захохотал Кэрроу, обнажив свои желтые зубы. — И как ты раньше не додумалась изменить прическу?
Круциатус не позволил ей ответить. Извиваясь от боли, Гермиона успела заметить волшебную палочку, валявшуюся под стулом в метре от нее. Когда пытка завершилась, девушка кое-как подтянулась и схватила палочку, направив ее на Беллу. Сейчас она действительно хотела убить. И это чувство разрывало изнутри. Девушке хотелось стереть эту ухмылку с лица Пожирательницы, отплатить ей за все, что та сделала.
— Ну, давай же, — подначил Лорд, глядя на пленницу. — Убей ее, она ведь это заслужила.
— Авада Кедавра, — выкрикнула Гермиона, целясь в Лестрейндж, но в последний момент кто-то дернул ее за руку, и палочка ушла на несколько сантиметров вправо. Зеленый луч прошел совсем рядом с Беллой и угодил в Корнелиуса Фаджа. Как в замедленной съемке Гермиона наблюдала, как изменился в лице бывший министр магии. А затем его мертвое тело рухнуло на пол.
Палочка вылетела из руки Грейнджер и оказалась у Драко Малфоя, разоружившего девушку, боясь, как бы она не повторила задуманное. Но этого и не требовалось. Гермиона была слишком напугана тем, что сделала. Когда Драко сказал, что она убила Амбридж, Гермиона не поверила ему, зная, что не могла отнять жизнь даже у такой противной жабы, как Долорес. Но теперь сомнений не возникало. Именно Гермиона произнесла смертельное заклинание, угодившее в бывшего министра. Она виновна в его смерти. И от этого уже никуда не денешься.
— Как видишь, это совсем просто, — заметил Реддл с едва заметной улыбкой, — нужно только захотеть. А потом уже гораздо легче отнимать жизнь.
— Я не хотела его убивать, — со слезами на глазах прошептала Гермиона, — не хотела. Все вышло совершенно случайно.
— У тебя будет время подумать об этом, — ответил Лорд, теряя к девушке интерес. Он уже добился от нее всего, чего хотел. — Хвост, уведи ее.
Гермиона едва передвигала ноги, покидая помещение. Она только что стала убийцей. И убила невинного человека. Чем теперь гордиться? Ведь, по сути, девушка теперь не отличалась от Пожирателей смерти. Ей хотелось убить. Не причинить боль, не заставить страдать, а именно убить. И она это сделала.
Гермиона уже не чувствовала боли, не видела кровь, сочившуюся из порезов. Перед глазами стояло лицо Корнелиуса Фаджа. Как он удивился, когда ее смертельное заклинание попало в него. Разве мог бывший министр ожидать, что его убьет Гермиона Грейнджер, лучшая подруга Гарри Поттера, член Ордена Феникса? И никто не ожидал. А она сделала это.




Гермиона открыла глаза и села на постели. В комнате было темно; солнце село пару часов назад. Девушка вспомнила, что сегодня у нее назначено ночное дежурство, о чем сообщил ей мистер Уизли, составляя график. Обычно этим занимался Гарри или Кингсли, но ввиду отсутствия первого и занятости второго, за распределение обязанностей пришлось сесть Артуру Уизли.
Когда ребята утром переступили порог дома, на них тут же накинулась миссис Уизли, отчитывая друзей за нарушение правил и безответственное поведение.
— Вас могли убить, — кричала она, тыча пальцем в грудь Рона, — понимаете это? Чем вы думали, когда отправились в Хогвартс, никого не предупредив? Да мы чуть с ума не сошли от беспокойства. Хорошо, что Аберфорт связался с нами по каминной сети и сообщил, что вам ударила в голову очередная идиотская затея.
— Мама, — пытался возразить Рональд, но был остановлен гневным взглядом женщины.
Гарри взирал на собравшихся слегка рассеянно, словно и не слушал гневную тираду Молли. На его лице было такое задумчивое выражение, отчего Гермиона предположила, что ее друг мысленно находится где-то далеко. Возможно, даже обдумывал сложившееся положение или разрабатывал новый план по проникновению в Хогвартс. Они знали, что по возвращении их ждет не самый радужный прием, и были готовы к этому.
Сама Гермиона тоже решила отрешиться от криков и укоров, разбушевавшейся миссис Уизли, и возобновила счет вдохов и выдохов. И через пару минут уже стояла с безмятежным выражением лица, изредка кивая в такт своему дыханию. Со стороны казалось, что она поддерживает каждое слово женщины, и в какой-то мере так оно и было.
Когда поток слов иссяк, Гарри вежливо посмотрел на собравшихся и спросил:
— Где Кингсли?
— Что? — переспросила Джинни с покрасневшим от злости лицом, — то есть ты не хочешь сказать, что сожалеешь за ваш неблаговидный поступок? Да я чуть с ума не сошла, не зная, увижу ли тебя снова, а ты спрашиваешь, где Кингсли?
— Джинни, — тоном не терпящим возражений произнес Гарри, — я не жалею о том, что сделал, потому что считаю это правильным. Если мы будем бояться высунуть нос, то так и проживем всю оставшуюся жизнь под гнетом Волан-де-Морта. Для того чтобы победить, нужно бороться, рисковать, а не сидеть сложа руки.
— Я понимаю, но можно было предупредить, — пробормотала девушка, отводя взгляд.
— Не посчитал нужным, — ответил парень, а затем снова спросил: — Где Кингсли? Я хочу знать, как прошли поиски Ханны.
— Это тебе и без Кингсли скажем, — подал голос Фред, — мы нашли ее в секторе «С», расстояние около двухсот метров от дома Абботов. Магловская семья приютила Ханну у себя, после того, как она в невменяемом состоянии ворвалась к ним и стала кричать, что ее хотят убить. Сначала пожилой мистер Льюис хотел вызвать полицию, но жена его отговорила.
— Почему? — спросил Рон, — если бы ко мне ворвались с криком, что кого-то хотят убить, вряд ли я отнесся к этому спокойно. А тут не то, что панику не подняли, даже разрешили незнакомой девушке остаться. У маглов, что отсутствует чувство самосохранения?
— Возможно, у них просто доброе сердце, — предположила Полумна, незаметно присоединившаяся к компании.
— Я бы сказала, что здесь, скорее всего, замешана магия, — задумчиво произнесла Гермиона, — Ханне ни к чему появление полиции, тогда пришлось бы объяснять, что произошло. Вряд ли кто-нибудь поверил бы ей, что нападение совершено Пожирателями смерти, а сама она в опасности.
— Десять очков Гриффиндору, — пробурчала Джинни, смерив девушку хмурым взглядом, — наша мисс Всезнайка снова блеснула умом.
Гриффиндорка ничего не ответила, понимая, что перепалка с рыжеволосой девушкой ей совершенно ни к чему. Свои нервы дороже, а она и так успела лишиться доброй половины нервных клеток за последний год. Поэтому Гермиона решила придерживаться тактики общения со слизеринцем — не обращать внимания и не вступать в споры. Улыбаемся и машем, господа. Улыбаемся и машем.
— И Гермиона абсолютно права, — кивнул головой мистер Уизли, озабоченно посматривая на ребят. — Ханна Аббот действительно применила заклинание к маглам, заставив их поверить в то, что она их племянница из Брайтона Мэри-Элизабет. К сожалению, это последнее заклинание, которое ей удалось. Сейчас целители в Мунго диагностируют частичную потерю магии. Скорее всего, потрясение сыграло с ней плохую шутку.
— Вы узнали, что произошло?
— Нет, — покачал головой Артур, — ее разум скрыл очень много нужной нам информации. Последнее, что она помнит, как вышла из штаба неделю назад.
— У нас появилась вторая Гермиона Грейнджер, — язвительно заметила Джинни, не сумевшая сдержать язык за зубами.
— Будем надеяться, что у нас не появится второй Джинни Уизли, — нахмурился Гарри, даже не взглянув на девушку, лицо которой тут же пошло красными пятнами.
Ей не нравилось, что в последнее время они так сильно отдалились друг от друга. Но Джинни понимала, что отчасти сама виновата во всем этом. Разлад произошел в тот момент, когда она впервые обвинила Гермиону в сознательном укрывательстве воспоминаний и предложила использовать легилименцию или сыворотку правды. В тот день Поттер впервые вышел из себя, начал кричать на возлюбленную, а затем ушел утешать Грейнджер, которой снова приснился кошмар. Младшая Уизли и сама не верила в то, что говорила. Она знала Гермиону с одиннадцати лет, доверяла свои тайны, плакалась в жилетку, будучи безответно влюблённой в знаменитого Мальчика-который-выжил. И подруга ни разу не посмеялась над ней, не упрекнула в том, что та отнимает ее время.
Поначалу Джинни даже ревновала Гарри к Грейнджер, ведь они так много времени проводили вместе, а потом осознала, что хоть парень и девушка очень близки, но дальше братских чувств не заходило. А потом Гермиона умудрилась влюбиться в Рональда, а Гарри признался в любви ей, Джинни. Это было то короткое время, когда она чувствовала себя по-настоящему счастливой. Вскоре Трио отправилось на поиски крестражей, сбежав со свадьбы Билла и Флер в момент нападения Пожирателей. И целый год девушка прожила в страхе за жизнь любимого. Ей пришлось вернуться в Хогвартс, который уже не был прежним. Все жили в страхе, потому что школьная программа под руководством Волан-де-Морта оказалась гораздо хуже Амбридж с ее «Декретами об образовании» и Инспекционной дружиной вместе взятых. Через некоторое время Невилл предложил созвать Отряд Дамблдора и бороться против диктаторского режима Пожирателей. И она согласилась.
А потом Гарри возвратился в Лондон и возглавил Орден Феникса. Джинни к этому времени приехавшая в Нору на летние каникулы была вне себя от радости, что с парнем все в порядке. В Хогвартс она больше не вернулась, бросив обучение на последнем курсе. И впервые в жизни Молли не стала возражать принятому решению дочери.
Начались составления планов, ночные вылазки, дежурства, поиски крестражей. Все это, как водоворот, поглотило девушку, которая встала наравне с остальными волшебниками. И хоть родители до сих пор считали ее маленькой девочкой, не способной постоять за себя, Джинни успела доказать, что она способна на большее. И хотя в передних рядах всегда стояла Гермиона, готовая на все ради своих друзей, Уизли не обижалась, потому что понимала, как многое ребята пережили вместе. Они были одним целым, даже сражались синхронно, дополняя друг друга. Их души были прочно связаны между собой. И здесь соперничать девушка не могла.
Гермиона встречалась с Роном. Гарри возобновил отношения с Джинни. Все были счастливы и довольны, как это только возможно на войне. А потом Грейнджер не вернулась с ночного дежурства. Вот тогда и грянул гром, расколовший привычную жизнь на Гриммо, 12. Восемь дней проведенных в тягостном молчании. Гарри и Рон постоянно где-то пропадали, шептались по углам и строили планы по проникновению в логово Пожирателей. Делали все возможное, чтобы вернуть подругу живой. Мало кто верил, что Грейнджер все еще жива, ведь прошло так много времени с ее исчезновения. Никому не удавалось вернуться после встречи с Волан-де-Мортом. Орден искал тело гриффиндорки, все смирились с ее смертью и уже мысленно похоронили.
Прошло более двух месяцев с тех пор, как погибли Падма Патил и Энтони Голдстейн. Двумя неделями ранее был убит Ксенофилиус Лавгуд. А теперь они потеряли и Гермиону. Если ты на войне, то должен быть готов к смерти тех, кого любишь, или погибнуть сам. Но правда заключена в том, что к этому нельзя подготовиться. Нельзя просто взять и отпустить человека, который тебе дорог. А за все это время они потеряли слишком много друзей и сторонников. Отпустить еще и Гермиону, поверить в ее смерть, было тяжело.
Но через девять дней она переступила через порог дома, где находился штаб. На девушке не было живого места, она находилась в бреду, но была жива. Поверить в такое оказалось трудно, ведь никто еще не возвращался из логова Пожирателей Смерти. Гриффиндорку как подменили, и от прежде живой и умной девушки осталась лишь оболочка, тень. Она не общалась ни с кем, даже с Гарри и Роном, которые перебрались в ее комнату, потому что Гермиона боялась спать одна в темноте. По ночам ее мучили кошмары, заставлявшие обитателей дома вскакивать от криков и бежать в спальню девушки, где ее безуспешно пытались привести в чувство друзья. Никто не знал, что сделали с Гермионой Пожиратели, но это однозначно сломало ее. И, возможно, именно это заставляло девушку скрывать свои воспоминания. В потерю памяти Джинни упорно не верила. И для этого была причина. Она никому не рассказывала, но однажды, зайдя к подруге, застала ее метавшейся по кровати и бормотавшей: «Я не хотела их убивать. Я не хотела».
В тот момент в голове Уизли что-то щелкнуло, и картинка сложилась полностью. Гермиона убила кого-то, находясь в плену, и теперь не хотела признаваться в этом членам Ордена. Она боялась, что ее не поймут или даже отправят в Азкабан, поэтому и придумала всю эту сказочку про потерю памяти. Но доверие было утрачено, Джинни больше не могла положиться на девушку. Ситуацию усугубило так же то, что Гарри стал больше времени уделять подруге, буквально не отходя от нее ни на шаг. Отношения с Уизли отодвинулись на задний план, и это раздражало больше всего на свете. В один из таких дней она обвинила Гермиону в предательстве, и на удивление половина Ордена ее поддержала. Ценой поддержки стала ссора с Поттером, а затем и окончательное расставание. Гарри заявил, что не желает иметь ничего общего с подстрекательницей и не позволит обвинять подругу в том, чего она не совершала.
С тех пор Джинни предвзято относилась к Гермионе, считая ее главной виновницей во всех своих личных бедах. Она знала, что неправа, но не могла ничего с собой поделать. Ревность застилала ей глаза, заставляя причинять подруге боль своими подозрениями и колкими замечаниями.
— Что происходит в Хогвартсе? — тихо спросила Полумна, переводя тему.
— Слизерин одерживает вверх в квиддиче, — ответила Гермиона, благодарно посмотрев на девушку. — Школьный кубок так же принадлежит им.
— Этого и следовало ожидать, — хмыкнул Рон, — Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер окончили школу, а ведь именно они приносили факультету баллы.
— Ага, приносили, — засмеялся Гарри, взъерошив свои волосы, — а потом теряли.
— А все потому, что кому-то не спалось по ночам, — добавил Невилл с улыбкой. — Я помню, как вы наслали на меня Петрификус, только чтобы я не помешал вам выйти из башни.
— Но это же было ради твоего блага, — возмутился Рональд, — сам вспомни, что до пятого курса ты был ходячим недоразумением. Без обид, дружище.
— Какие обиды, сам помню, — ответил Долгопупс, обнимая Полумну за талию. — О.Д. добавил мне ума и храбрости, и я перестал быть недоразумением, как ты выразился.
Все засмеялись, поглядывая на парня, который действительно очень сильно изменился за последние годы. Он больше не был тем маленьким, несуразным мальчишкой, которого Шляпа определила в Гриффиндор. Невилл повзрослел, стал более мужественным и красивым. Глядя на него, сложно было поверить в то, что раньше он был совершенно другим.
— Завтрак готов, — на пороге гостиной появилась Молли Уизли. Она еще была не в настроении, но все же куда добрее, чем час назад.
Гермиона отказалась, сославшись на недомогание, и отправилась в свою комнату, чтобы отдохнуть. Артур сообщил ей о предстоящем дежурстве и посоветовал выспаться, как следует. Вытащив из ящика пузырек с зельем Сна-без-сновидений, девушка выпила половину, а затем допила остатки, чтобы ускорить процесс. Легла в кровать и закрыла глаза. Ей хотелось спать, но она боялась увидеть повторение ночного кошмара. Гермиона уже однажды пережила это событие, ей не хотелось снова его повторить.
И вот теперь она сидела на постели и чувствовала, как быстро стучит ее сердце, дыхание сбивалось, а в голове билась одна только мысль, которую Гермиона тщательно отодвигала на задний план. Ей даже думать об этом не хотелось.
— Проснулась, — в комнату заглянула Полумна, — а я как раз шла тебя разбудить. Как ты себя чувствуешь?
— Могло быть и лучше, — поморщилась гриффиндорка, прижимая ладони к глазам.
— Все уже собрались в гостиной, ждут только тебя.
Девушка кивнула и быстро сменила джинсы на темные спортивные штаны и водолазку. Волосы она расчесала и собрала в маленький хвост на затылке. Ей не нравилось то, что они стали такими короткими, но ничего поделать не могла. Гермиона собственноручно лишила себя своих длинных волос, чтобы больше никто не смог мучить ее с их помощью. В какой-то мере можно было считать насмешкой то, что орудием послужила мизерикордия, которую древние называли кинжалом милосердия. Но что сделано, то сделано. А волосы еще отрастут.
Мало кто обратил внимание на Гермиону, когда она переступила порог гостиной, где уже собрались члены Ордена. Джинни снова спорила с матерью, которая запрещала ей отправляться на ночное дежурство, ввиду ее возраста.
— Мам, сколько можно повторять, что я уже не ваша малышка? — уперла руки в боки Уизли, гневно сверля взглядом родительницу. — Я уже не в первый раз участвую в вылазках и до сих пор живая, как видишь.
— Мама права, — вставил свое слово Перси, поправляя очки в роговой оправе. Он был бледен больше обычного, нервничая перед дежурством.
Девушка смерила брата гневным взглядом, но ничего не ответила, ссориться еще и с Перси ей не хотелось. Поэтому она решила поговорить с отцом или Кингсли, которые позволят ей сопровождать кого-нибудь из членов Ордена сегодня.
Гермиона села рядом с Парвати, поздоровавшись с девушкой легким кивком головы. После смерти сестры Патил стала более замкнутой и молчаливой. Она жила лишь одной мыслью — отомстить убийцам Падмы. И только это помогало ей вставать по утрам и продолжать бороться. Грейнджер очень сочувствовала потере девушки и как могла, помогала той справляться с болью.
— Гермиона, Парвати, Перси, — раздался звучный голос Кингсли, появившегося в гостиной. — Вы берете на себя Белгравию и Гайд-парк.
Все трое кивнули, принимая информацию к сведению, хотя были несколько обескуражены выбором партнера. Гермиона больше ожидала, что ей достанется Рон, как это было всегда. Но спорить не стала.
— Римус, Артур и я берем на себя Ист-Энд, — продолжил распределять мракоборец, отмечая участки на карте Лондона, приколотой к деревянной доске. — Гарри, Фред и Джордж — Вест-Энд. Рон, Невилл, Оливер, Энди, на вас Риджентс-парк и Сент-Джонс-Вуд. Справитесь?
Анджелина Джонсон, которую в Ордене называли Энди, тряхнула головой, собирая волосы в пучок. Гриффиндорка присоединилась к группе сопротивления буквально с первых дней, стоило Гарри объявить первый сбор три года назад. Поначалу Фред был против, желая отправить девушку, как можно дальше от битвы, но Анджелина показала характер и осталась. Чему обрадовались остальные члены Ордена, Джонсон успела себя проявить и доказать, что она достойна, остаться в команде.
— Пошли, — махнул рукой Перси, натягивая ветровку. Последние дни выдались чересчур холодными, приходилось одеваться теплее, чтобы не замерзнуть, проводя на улице по несколько часов кряду. Он первый вышел за дверь, за ним Парвати. Замыкала шествие Гермиона, успевшая поймать ободряющий взгляд Гарри. Она так же поняла, что друг недоволен тем фактом, что их разделили по разным командам, дабы они больше не смогли совершить никаких непредсказуемых выходок. Как будто ребята и сами не понимали, что сейчас не время лезть на рожон.
Они трансгрессировали на Итон Сквер и огляделись. Это был чуть ли не самый дорогой район Лондона, где жили только богачи. Простым смертным сюда ход заказан. Итон Сквер смело можно считать одной из самых больших площадей Лондона. Но на самом деле это скорее частный сад, чем площадь. Прямо сквозь него проходила довольно оживлённая дорога Кингз-роуд, на которой и стояли члены Ордена. На северной стороне виднелась колокольня церкви Святого Петра.
Вся площадь была обрамлена белыми домами в четыре-пять этажей, с чердаком и подвалом. Фасады и балконы отделаны искусственным мрамором, но пока еще выглядели немного голыми. Возможно, летом на смену сухим веткам придут цветы и зелень. После Второй мировой войны многие жилые дома в Лондоне стали превращаться в офисы и магазины, но Итон-сквер такой участи избежал, поэтому популярность этого и раньше довольно престижного района поползла вверх.
— Не понимаю, что мы здесь делаем, — озвучила общую мысль Гермиона, глядя на один из особняков с легкой улыбкой. Она считала, что как бы дороги и красивы ни были эти дома до Хогвартса им очень далеко. — Вряд ли Пожиратели гуляют по фешенебельному району по ночам и пытают этих толстых кошельков.
— Согласен с Гермионой, — заметил Перси, оглядываясь. — Видимо, Кингсли опять решил убрать нас подальше от всего этого.
— Скорее всего, — пробурчала Парвати, убирая палочку в карман. Она, как и остальные, пришла к выводу, что магия сегодня вряд ли понадобится. — Думаю, все самое веселое будет в Ист-Энде. Не зря они туда все вместе направились.
— Давайте быстро все здесь осмотрим, — предложила Гермиона, застегивая куртку до горла. — И отправимся в Гайд-парк, может хоть там будет поинтереснее.
— Сильно в этом сомневаюсь, — пробурчала Патил, недовольная тем обстоятельством, что ее отправили в самое спокойное место, которое только можно было найти во всем Лондоне.
Осмотрев Итон Сквер и прилегающие улицы, ребята трансгрессировали к парку, оказавшись лишь в паре кварталов от него. Было решено пройти оставшееся расстояние пешком, что они и сделали, ведя между собой почти дружескую беседу. Говорить им было практически не о чем, ведь до этой ночи в одну команду их не ставили, в школе друзьями не были, а в штабе не приветствовались праздные беседы.
— Я слышала, что Пенелопа возвращается из Швейцарии, — посмотрела на Перси Парвати. — Зачем ты ей это позволяешь? Она ведь не борец, это всем известно, так зачем так рисковать?
— Ты тоже не борец, но вернулась же, — бросил парень, а затем пробормотал: — извини, Парвати.
— Ох, отлично, — со злостью проговорила девушка, резко остановившись и тыча пальцем парню в грудь, — спасибо, что просветил меня об этом, пока год не прошел. Я не боец? Да ладно? А ты тогда кто?
— Эй, ребята, — попыталась пресечь назревающую ссору Грейнджер, встревая между ребятами, но Парвати лишь оттолкнула ее в сторону.
— Сам-то три года с родными не общался. А как жареным запахло, прибежал под крылышко. Бедный, маленький Перси, — засюсюкала Патил, копируя интонацию Молли Уизли, — конечно, мы тебя прощаем. Ты такой молодец, что все понял и вернулся.
— Заткнись, — прошипел Уизли, выхватывая волшебную палочку и целясь в девушку.
Гермиона не могла допустить, чтобы эти ненормальные покалечили друг друга, поэтому встала между ними, прикрывая собой однокурсницу, и строго посмотрела на парня, лицо которого теперь было пунцового цвета.
— Убери полочку, Перси, — строго произнесла она, — сейчас не время выяснять отношения. Мы находимся за пределами штаба без прикрытия и можем положиться только друг на друга. Сейчас мы легкая добыча для Пожирателей, если на нас нападут.
Перси открыл рот для ответа, но захлопнул его, когда в паре шагов раздался хлопок от трансгрессии, и появился бледный и растрепанный Амос Диггори с палочкой наготове.
— Они скоро будут здесь, — выкрикнул он, указывая куда-то, — бегите.
Повторять дважды не пришлось, Парвати сорвалась с места и рванула в сторону парка, где можно было спрятаться от преследователей. Гермиона и Перси следовали за ней, отставая на пару шагов. Свернув за угол, они услышали звуки трансгрессии, а затем голос, от которого у Гермионы мурашки поползли по телу, произнес:
— Найдите их, — за ними отправили Беллатрису Лестрейндж.
Гермиона бежала, что есть сил, чувствуя, что еще немного, и она просто упадет от изнеможения и страха. Вздохнув, она возобновила счет, чтобы хоть немного справиться с эмоциями и успокоиться. Над головой пролетел зеленый луч, пущенного в нее смертельного заклятия. Пожиратели приближались, выкрикивая заклинания без разбора, пытаясь задержать (читай: убить) членов сопротивления.
— Надо разделиться, — выкрикнула Парвати, отбиваясь от проклятий, — так у нас будет больше шансов выбраться живыми.
— Надо вызвать подкрепление, — вторил ей Перси, заклинанием обездвиживая одного из противников. — Их слишком много.
— Что боишься, маменькин сынок? — поддела парня Патил и, не дожидаясь ответа, развернулась и побежала в другую сторону.
Перси смачно выругался и тоже свернул, петляя за деревьями. Гермиона осталась одна, а где-то рядом Пожиратели, которые обрадуются их повторной встрече. И вряд ли она сможет выжить во второй раз. Внезапно стало тихо, словно кто-то взял и выключил все посторонние звуки. И это напугало Гермиону гораздо больше, чем прежде. Спрятавшись в кустарнике самшита, она оградила его всеми видами охранных чар, надеясь, что Перси и Парвати сделали то же самое, и им ничего не угрожает.
— Выходите, детки, — раздался тихий насмешливый голос Сивого, — мы вас не обидим. Так поиграем немного и отпустим.
— Слово оборотня? — поинтересовался Долохов, — всегда было интересно, чего стоит слово оборотня. Убиваете, но более мягко?
— Мы не оборотней изучаем, — рявкнула Белла, появляясь в поле зрения Гермионы. За ней следовали еще трое Пожирателей в масках. Один из них тащил мистера Диггори, который находился в обморочном состоянии и едва передвигал ноги. — Ищите девчонку, если хотите вернуться в Мэнор в целости и сохранности.
— А почему, собственно, мы должны ее искать? — поинтересовался Сивый, — насколько мне известно, это вы ее упустили. Хваленая армия Темного Лорда не смогла справиться с безоружной грязнокровкой. Теряете хватку, моя дорогая Белла.
— Круцио! — не смогла сдержаться Лестрейндж, но вместо криков боли, раздался другой голос, более спокойный.
— Я поймал девчонку.
И Гермиона увидела Парвати, у которой от страха лица не было. Она уже не вырывалась, смирившись со своей участью. Следом появился другой Пожиратель, рядом с ним, понурив голову, шел Перси Уизли. Он был растрепан и бледен. На щеке виднелся глубокий порез, одежда порвана, вся в грязи.
— Выходи, Грейнджер, — позвала Беллатриса, помахивая палочкой, — мы все равно тебя найдем, это дело времени. Не заставляй нас ждать, иначе я лично убью каждого из твоих друзей. И буду это делать медленно и мучительно. Ты ведь не хочешь этого, верно? Вспомни, что было в прошлый раз. Я жду.
И Гермиона вышла навстречу своей гибели, потому что знала, что не сможет остаться в стороне, наблюдая, как из-за нее пытают членов Ордена. Она не могла допустить, чтобы чья-то смерть вновь легла на ее плечи.
— Почему грязнокровка не с Поттером? — поинтересовался Нотт, повернувшись к Белле, — нам сказали, что она будет вместе с ним, а вместо этого у нас двое предателей крови. Не думаю, что Темному Лорду понравится такой расклад.
— Не я отвечаю за подлинность информации, — процедила Лестрейндж, в упор глядя на Гермиону, у которой от страха волосы встали дыбом. — Где ее палочка?
— У нее ее нет, — отчитался один из Пожирателей, голос был знаком всем членам Ордена Феникса. Это был Стэн Шанпайк — бывший кондуктор автобуса «Ночной рыцарь», а ныне сторонник Волан-де-Морта. — Где твоя палочка, Грейнджер?
— Потеряла, — выдохнула девушка, сжимая кулаки, — кто-то из вас выбил ее заклинанием в этой игре на выживание.
Стэн схватил ее за шиворот и встряхнул, что есть силы, заставив Гермиону скривиться от боли. Она продолжала считать вдохи-выдохи, надеясь, что скоро все это закончится, и Орден придет им на помощь, как можно скорее. И ее надежды оправдались, потому что не прошло и минуты, как раздались звуки трансгрессии, и появились Кингсли, Артур, Римус, Фред, Джордж и Оливер Вуд. Воспользовавшись всеобщей суматохой, Грейнджер вытащила из-за пазухи волшебную палочку и обезоружила Пожирателей, державших Парвати и Перси. Бросившись к ребятам, она оттащила их в сторону от сражения, разгоревшегося между Пожирателями и Орденом Феникса.
— Как вы? – тихо спросила она, заклинанием починив очки Уизли, съехавшие набок.
— В порядке, — тихо ответила Парвати, Перси только кивнул, с благодарностью глядя на Гермиону.
— Надо выбираться отсюда, — пробормотал Уизли, стирая кровь с подбородка.
— Мы не можем просто взять и вернуться в штаб, — возразила Парвати с неприкрытой яростью в голосе. — Ордену может понадобиться наша помощь, и я не могу просто так уйти, когда убийцы моей сестры находятся здесь. Хочешь бежать в безопасное место, пожалуйста, а я останусь. — и, не дожидаясь ответа, она ринулась в самую гущу сражения, выкрикивая заклинания направо и налево.
Гермиона посмотрела на Перси, а затем последовала за девушкой, намереваясь прикрыть ее спину в случае крайней необходимости. Хотя в том, что эта самая необходимость наступит, Грейнджер очень сильно сомневалась. Парвати не из тех, кто станет подвергать себя опасности без надобности. Защитными чарами она владела на уровне большинства магов высшей категории, и это нередко спасало ей жизнь.
Сражение длилось не более пятнадцати минут, когда раздался громогласный голос Сивого:
— Бросайте палочки, если хотите, видеть его живым, — оборотень держал за горло Амоса Диггори, про которого в пылу сражения все забыли.
— Как будто ты его отпустишь, — выкрикнула Парвати, прищурившись. Она тяжело дышала, выйдя победительницей из неравного поединка, но была горда, что справилась без чьей-либо помощи. — Последнее дело верить оборотню.
Сивый хмыкнул, выставляя зубы напоказ, а затем демонстративно перерезал мужчине горло, неизвестно откуда взявшимся кинжалом. Кровь брызнула во все стороны, запачкав стоявших поблизости волшебников. Перси побледнел, подавив тошноту, и сделал несколько шагов назад. Члены Ордена глядели на мертвое тело Амоса со смесью злости и обреченности.
— С какого момента Пожиратели перестали пользоваться магией, и перешли на магловские способы убийства? — заорала Грейнджер, сжимая в окровавленных пальцах волшебную палочку.
— С такого, грязнокровка, — ответил Фенрир и облизнул кровь Диггори с ножа, — хотелось бы отведать и твоей грязной крови, если позволишь. Надеюсь, Темный Лорд не будет против этого, когда наиграется с тобой. Не думай, что снова сможешь сбежать.
— Остолбеней! — одновременно выкрикнули заклятие Перси, Парвати и Гермиона, и оно попало в оборотня, отбросив его на несколько метров назад. С характерным хрустом бесчувственное тело рухнуло на землю.
Это послужило сигналом к действию. Члены Ордена разделились, окружая ребят, а затем полыхнула вспышка, и они исчезли, оставив Пожирателей с носом. Сегодня они не сумели спасти одного из своих, но сами остались целы, а это не могло не радовать спасательную команду.
Переступив порог штаб-квартиры, Гермиона попала в объятия Гарри и Рона, которые были вне себя от волнения за свою лучшую подругу, снова оказавшейся на волосок от гибели.
— Перси, — прокричала Пенелопа Кристалл, бросившись на шею окровавленному парню, — Перси, я так волновалась. Ты весь в крови, ты ранен?
— Это не моя кровь, — тихо ответил парень, целуя девушку на глазах у толпившихся в коридоре членов Ордена, но ему было все равно.
Симус обнимал Парвати, которая тихо всхлипывала у него на плече. Эмоции, тщательно сдерживаемые еще несколько минут назад, теперь вылились в слезы. Она плакала от осознания, что смогла выжить, хотя могла больше не вернуться назад. Плакала, потому что на ее глазах был убит мистер Диггори. И от этого теперь никуда не деться.
— Перси, сынок, — в глазах миссис Уизли тоже стояли слезы, когда она обнимала своих сыновей и мужа. — Как же я испугалась, когда Кингсли прислал Патронуса. Вы живы, как я рада, что вы все живы.
— Не все, — тихо ответил Артур, — Амоса убили.
Наступила тишина, прерываемая лишь всхлипами и громким дыханием присутствующих. Гарри продолжал обнимать Гермиону, Рон держал ее за руку, жалея, что его не было рядом с подругой в тот нелегкий для нее момент. Парень ненавидел себя за то, что девушка снова подверглась опасности, а он не смог ее защитить.
— Я хочу немного отдохнуть, — прошептала Грейнджер, отстраняясь от друзей, — только, пожалуйста, не ходите за мной, мне нужно побыть в одиночестве.
— Как скажешь, — скрепя сердцем согласился Рональд, отпуская Гермиону и наблюдая, как она идет по коридору в сторону лестницы. Он чувствовал, что подруга снова отдаляется от него, и ему это не нравилось.
Приняв контрастный душ, Гермиона заперлась в своей спальне, чувствуя, что больше не может здесь находиться. Пребывание в штаб-квартире угнетало ее, заставляло почувствовать всю горесть их положения. Им никогда не победить в этой войне, как бы они ни старалась переломить ее ход в свою сторону. И сегодняшнее сражение только доказало это. Пожирателей смерти в разы больше, чем членов Ордена, а это только верхушка айсберга, ведь армия Темного Лорда состояла не только из верных Пожирателей, но и других волшебных существ.
Открыв окно, Гермиона перелезла через подоконник и ухватилась за ветку дерева, росшего рядом с ним. Прижавшись к стволу, девушка спустилась вниз, нервно оглядываясь, не заметил ли кто-нибудь ее легкомысленного побега. Удостоверившись в этом, она развернулась на пятках и трансгрессировала. Сейчас ей хотелось оказаться только в одном месте, которое давало ей уверенность в своих силах. Только там Гермиона чувствовала себя по-настоящему живой и свободной. А эти ощущения дорогого стоили.

просмотреть/оставить комментарии [2]
<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>
ноябрь 2018  
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2018.11.18 08:54:46
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.11.17 17:45:43
Не забывай меня [5] (Гарри Поттер)


2018.11.13 00:23:07
Амулет синигами [113] (Потомки тьмы)


2018.11.12 02:41:05
Поттервирши [15] (Гарри Поттер)


2018.11.07 16:10:05
Чай с мелиссой и медом [0] (Эквилибриум)


2018.11.06 08:03:45
Сыграй Цисси для меня [0] ()


2018.11.05 15:29:28
Быть Северусом Снейпом [234] (Гарри Поттер)


2018.11.05 15:21:33
The Waters and the Wild [5] (Торчвуд)


2018.11.03 15:08:09
Рау [0] ()


2018.11.03 12:40:00
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.11.02 20:25:57
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.11.01 08:46:34
От Иларии до Вияма. Часть вторая [14] (Оригинальные произведения)


2018.10.31 21:28:40
Хроники профессора Риддла [590] (Гарри Поттер)


2018.10.31 21:17:57
Леди и Бродяга [1] (Гарри Поттер)


2018.10.30 23:15:15
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.10.30 12:39:21
Отвергнутый рай [15] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2018.10.28 17:37:06
Слизеринские истории [139] (Гарри Поттер)


2018.10.28 10:19:07
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.