Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Дамблдор настолько суров, что у него феникс - и тот лимонный!
Из "Кубка Огня":
"Фоукс, феникс величиной с лебедя, сидел на золотой жердочке рядом с дверью, сияя алым оперением с лимонной подпушкой".

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17723 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>


  Будущий сон

   Глава 5. (5)
Проходившие мимо придворные двигались нарочито медленно, словно экзотические рыбки в аквариуме, а за ними по воздуху степенно плыл шлейф из окруженных дымчатым ореолом черных точек. Леонард с тоской отметил, что с трудом припоминает последнюю ночь, когда ему доводилось нормально выспаться, и снова спустился в галерею, надеясь, что никто из явившихся сегодня ко двору не ускользнет от его пусть в силу обстоятельств недостаточно цепкого, но все еще бдительного внимания. Рокэ мог объявиться в любую минуту, и генерал ни за что бы не согласился пропустить мистерию, что развернется после прибытия герцога.

Алва действительно не заставил себя долго ждать, а заодно привел с собой и наследника Валмонов. Справедливо, учитывая тот факт, что для задуманного им представления непременно понадобятся непредвзятые свидетели, а Марсель Валме, не считая нашумевшей карточной игры в салоне у красотки Марианны, прежде не был замечен в их компании. Оставив виконта в обществе Мевена и младшего брата королевы, Алва уверенной походкой направился в сторону Леонарда.

- Доброе утро, генерал, - оптимистично провозгласил он. - Изумительно выглядите в новом мундире!

Леонард мысленно сосчитал до десяти. День еще не успел начаться, а все договоренности с Алвой летели коту под хвост, и было бы лицемерием утверждать, будто он ожидал иного расклада.

- Рокэ, вы что, пили? - недовольно осведомился он. - Я имею в виду, продолжили пить после того, как я вынужден был вас оставить?

- Вы ведь сами сказали, существует категория дел, которыми противопоказано заниматься на трезвую голову, - Алва бросил злобный взгляд в сторону Иорама Ариго, беседующего в данный момент с Валме. - В последнее время у Людей Чести так мало поводов для радости, так пусть же насладятся мыслью, будто их план удался. Мне даже интересно, как скоро они поверят в то, что из дела, порученного Окделлу, может выйти толк.

- Вы так и не ответили, как намерены поступить с этим молодым человеком, - заметил Леонард. - Допускаю, что вас тронуло его искреннее раскаяние и последующая пьяная истерика, но факты говорят сами за себя, Рокэ: он планировал покушение, и не столь важно, что ему не хватило твердости довести дело до конца. После такого его жизнь не может оставаться прежней.

- Предлагаете передать его судьбу в руки королевского правосудия? - усмехнулся Алва. - Или с позором изгнать Окделла в Надор, освободив от присяги? Можно также отправить его на попечение Эр-При, юноша, кажется, до недавних пор являлся ярым почитателем Альдо Ракана и будет счастлив познакомиться со своим кумиром, хотя ваши вчерашние намеки могли несколько пошатнуть его веру в прекрасное…

- Окделла нельзя отпускать, - с досадой признал Леонард. - Тем более, к Ракану. Ему достаточно открыть рот, и все наши умозаключения касательно гоганов станут всеобщим достоянием, не считая того, что он успеет присочинить и домыслить. Кроме того… только не говорите, что вас не заинтересовал его рассказ о призраках!

- История, позволяющая пролить свет на исчезновение Паоло Куньо, - Алва помрачнел. - Он был сыном моего друга, я обещал, что разберусь с этим делом. Расследование пришлось отложить из-за войны, потом исчез Арамона, а новый капитан Лаик так и не смог предоставить убедительного отчета об этих необъяснимых событиях… Кардинал многозначительно молчит. Осторожно расспрашивает меня о Гальтаре, гоганах, старых реликвиях - и продолжает молчать. Вам не кажется, Леонард, что странностей набирается все больше, а ответов не прибавляется?

- Мне кажется, что ваш приятель Валме пребывает в отчаянии, - насмешливо отозвался он. - Только взгляните, что за очаровательная компания вокруг него. И все, держу пари, слетелись по вашу душу.

- Даже эр Август почтил нас своим присутствием, - оскалился Рокэ, подхватывая Леонарда под руку. - На ловца и зверь бежит, друг мой. Что же, настало время для нашего выхода.

На протяжении всего последующего часа Леонарда не оставляло чувство полной ирреальности происходящего. Рокэ откровенно глумился, не скупясь на колкости, граничащие с дурным вкусом, не оставил своим вниманием почти никого из собравшихся Людей Чести, доведя дело не просто до скандала, но до четверной дуэли, и глядя на герцога, Леонард не сомневался, что подобной целью Алва задался еще ночью, снисходительно выслушивая сбивчивые попытки Окделла объясниться. Когда Рокэ за какими-то кошками принялся доводить до сведения кансилльера признаки грядущего апокалипсиса, с особым удовольствием сделав акцент на судьбе последнего императора, а глаза Валме размерами почти сравнялись с блюдцами из чайного сервиза покойной матушки, он понял, что эта трагикомедия затянулась. Очевидно, к схожим выводам пришел и Штанцлер, с достойной увековечивания в поэмах циничностью пригласивший на завтрак всех, кто следующим утром изволит выжить после прогулки в Ноху. Лично Леонард предпочел бы завтракать в компании собственного отца, который, должно быть, за голову схватится, услышав о грядущем безумии, но возможность насладиться унижением кансилльера сама по себе дорогого стоила.

Поручив организационные вопросы секундантам, Алва в своих лучших традициях удалился. Что же, во всяком случае, он позаботился о том, чтобы оставить Леонарда в приятном обществе. Валме был неплохим собеседником, хотя явно недостаточно владел ситуацией, чтобы в полной мере оценить всю феерию творящегося действа. Впрочем, в этом он был не одинок: секунданты господ дуэлянтов понимали не больше виконта и, похоже, не вполне осознавали, как это их вообще угораздило ввязаться в столь подозрительную историю.

Алва будто специально дожидался, когда они покончат с положенными формальностями. Разливая вино в золоченые бокалы, Леонард представил себе, насколько озадаченным бы выглядел на своем же собственном месте, если бы не знал, что кроется за этой абсолютно нелепой на первый взгляд дуэлью. В победе герцога он не сомневался, о будущем Окделла можно было бы поразмыслить и позже, а вот в своих новых дворцовых апартаментах друзей он прежде не принимал, да и вообще не успел здесь обжиться и даже заменить гербовых оленей на фламинго, потому комнаты имели вид совершенно беспорядочный, всего еще слишком напоминая о прежнем хозяине.

- Кстати, Рокэ, пока не забыл, - попросил он, прерывая пространные рассуждения Валме о нелогичном поведении врагов герцога. - Если память мне не изменяет, вы дружны с графиней Савиньяк. Окажете мне услугу взамен завтрашней?

- Что же вы хотите от несравненной Арлетты? - Алва усмехнулся. - Я полагал, ваши разногласия с Ли в прошлом.

- Вы ошибаетесь, между мной и графом Савиньяком нет никаких разногласий, - подчеркнуто официально возразил Леонард. - Меня интересуют некоторые семейные хроники, общие для Манриков и Савиньяков. Сомневаюсь, что граф в своей занятости находит время для изучения семейной истории, тем более, столь темных ее эпизодов.

- Как скажете, - развеселился Алва. - Арлетта - женщина редкого ума, так что вы обращаетесь по адресу. Ваши вопросы ее развлекут. Марсель подтвердит, бездействие эту особу страшно угнетает.

- Подтверждаю, - Валме кивнул. - Графиня Савиньяк - частая гостья в доме моих родителей. Размеренная жизнь вдали от сыновей не для нее, а с тех пор, как и Арно уехал, она часто грустит, хотя, конечно, виду не подает, что и отличает ее столь разительно от моей многоуважаемой матушки. Радостно видеть, Рокэ, что вы не испытываете ни малейшего беспокойства по поводу предстоящей дуэли.

- Вы ошибаетесь, Марсель, я обеспокоен и не на шутку, - покачал головой Алва. - Я недооценил Штанцлера. Из-за моей беспечности господин кансилльер уклонился от вызова, и теперь нам волей-неволей придется принять его приглашение на завтрак. Надеюсь, это не нарушит ваших планов на утро, господа?

- Как только вы могли такое подумать? - ядовито отозвался Леонард. - За то, что вы убьете Ги Ариго, я готов завтракать в вашей милой компании хоть каждый день в течение грядущего круга.

На место дуэли Леонард прибыл точно в назначенный час, опередив и Валме, и самого Алву. Последний появился с опозданием, достаточным для того, чтобы пощекотать некоторым нервы, с первых же минут придерживаясь вчерашней полушутовской манеры. Мешать друзьям развлекаться не входило в правила Леонарда, к тому же, наблюдать за почти что трогательным намерением Валме заменить Рокэ в поединке было даже забавно.

В бою Алва совершенно преображался. Прежде Леонарду уже выпадал шанс лицезреть герцога в бою или же во время учебных тренировок, но в обоих случаях обстоятельства требовали предельной концентрации внимания, приоритетной задачей оставалось не ударить в грязь лицом, а потому было не до того, чтобы всматриваться в вихрь. Сейчас Леонарду почти не о чем было тревожиться, и он с нескрываемым удовольствием мог полюбоваться тем, как противники один за другим отбывают на свидание с Леворуким, или кто там у Кабиоха числился уполномоченным по мерзавцам.

Поединок с Ариго можно было бы по праву назвать форменным издевательством, но веселиться Леонарду уже давно расхотелось. Сказать по правде, он ненавидел Ноху, и пребывание в бывшей цитадели торквинианцев дольше необходимого вызывало у него тоску. Старое аббатство, познавшее немало смертей и, по слухам, хранившее древние тайны, знание которых было равносильно смерти, подобно лениво дремлющему под отравленным солнцем чудовищу, встрепенулось и с жаром принялось следить за итогом схватки, питаясь отчаянием и кровью. Алва сражался отрешенно, не допуская и тени эмоций на бесстрастном лице, чего нельзя было сказать о его противниках. Рассветное небо над острыми шпилями и резными сводами отливало бирюзово-холодной зеленью, она же отражалась в розеточных окнах собора и пронзительных глазах следящего за ходом дуэли кота. Леонарду вдруг нестерпимо захотелось покинуть это проклятое место и Алву увезти с собой. Впрочем, ничего удивительного: из всех эсператистских орденов именно истинники с особой яростью ненавидели иноверцев, среди которых выделяли морисков и гоганов, так что соприкасаться с почвой, на которой годами прорастали семена злобы, было почти что физически больно.

Пронзительно заныло запястье - как тогда, в видении во время ритуала. Леонард машинально взглянул на левую руку Алвы и вздрогнул: на перчатке проступали алые пятна, хотя за все время поединка - а генерал следил за происходящим с не меньшим вниманием, нежели нохский кот, - у герцога не было ни малейшей возможности повредить руку или запачкаться чужой кровью: не того характера ранения он нанес родственнику Приддов или Ариго. Леонард попытался размять затекшее запястье и удивленно зашипел: хотя кожа его была абсолютно чиста, она саднила, будто от глубокой воспаленной царапины.

Смерть последнего противника вызвала в душе Леонарда неподдельную радость, которая, очевидно, была неприятна слегка подавленному Валме. Однако в данный момент это не имело никакого значения: они покидали Ноху, и можно было на полных правах ликовать. За вычетом новопредставленных, у Алвы не оставалось достаточно серьезных и способных на безумные поступки врагов, что могли бы способствовать скорому возвращению в это отвратительное место. Леонард лояльно относился почти ко всем религиям Кэртианы, даже культ Бакры, несмотря на всю его экзотичность, больше не вызывал у него диссонанса, но истинников следовало провозгласить особо опасной сектой, а места их молитвы, включая конфискованные, оставленные и заброшенные, предать огню.

К завтраку у Штанцлера Рокэ подготовился основательно, с изящной точностью рассчитав даже количество вина. Леонарду совершенно не улыбалось пить с кансилльером, не говоря уже о том, чтобы разделять с ним трапезу, к тому же, теперь и Мевен заметил окровавленную перчатку и привлек к ней внимание остальных. Алву это нисколько не смутило: еще бы, такой замечательный повод продемонстрировать Штанцлеру кольцо. Временами Леонарду казалось, что Рокэ просто надеется довести старика до инфаркта, дабы не пачкать о него свою шпагу.

- И тогда Штанцлер выпил? - под взглядом Леопольда Манрика порой становилось столь же неуютно, как под надзором неведомой силы, властвовавшей в Нохе: Леонард начинал чувствовать себя маленьким мальчиком, не оправдавшим ожиданий строгого родителя. - И в чем был смысл этой выходки?

- Герцог Алва своими мотивами не делится, - уклончиво отозвался он. - Я предложил виконту Валме и виконту Мевену представить объективную картину событий Его Высокопреосвященству. Полагаю, они справятся превосходно, мне показалось, оба глубоко впечатлены.

- Отчего же ты не отправился к кардиналу сам? - прищурился отец. - Впечатлился недостаточно?

- Боюсь, я не был внимателен к деталям, - в тон ему ответил Леонард. - Ноха - живописное местечко, знаешь ли. Пейзажи отвлекают. И кошки.

- Кошки, значит, - Леопольд вздохнул. - Вот что, Лео, я тебе скажу: нет такой лжи, которую мне бы не приходилось придумывать и произносить. Я прекрасно понимаю, что ты не договариваешь, и не договариваешь последовательно и осознанно, с тех самых пор, как связался с Алвой. При этом ты должен осознать, что существует некая граница того, о чем разумно молчать, особенно когда имеешь дело со мной.

Отец терпеливо ждал ответа, и проигнорировать этот момент означало нажить себе неприятного и злопамятного врага в собственном же семействе. Леонард всегда считал недопустимыми любые попытки превратить дом в поле битвы, а значит, настало время компромиссов.

- Покушения на Окделла должны прекратиться, - произнес он и с удовлетворением отметил, как брови отца в удивлении поползли вверх.

- Ты переходишь всякие границы… - начал он было, но Леонард нисколько не смутился.

- Алва будет его выгораживать при любых обстоятельствах. На этот раз он простил ему попытку отравления. Не вполне состоявшуюся попытку, судьба в моем лице посчитала возможным вмешаться и испортить Окделлу игру, но в моих глазах это ничего не меняет. Окделл будет жить и будет править Надором. Править в своем стиле и едва ли талантливее, чем это делал его отец. Если наши цели в долгосрочной перспективе не изменились, к мальчишке следует найти подход. И устроить его брак с одной из дочерей Фридриха. Ты говорил, что мой брат годится лишь на роль церемониймейстера. Думаю, ты не прав. Из него получится удобный тесть, а из Иоланты, скажем, отличная герцогиня. Теперь, когда благодаря Рокэ мы не связаны взаимными обязательствами с Колиньярами...

- Ты с ума сошел, пообщавшись с Алвой, - прошептал отец, неверяще качая головой. - Окделл пытался его отравить? И есть доказательства и свидетели? Да ты хотя бы понимаешь, что без воли на то Алвы и Сильвестра я никогда не смогу дать этому делу ход? Иметь такой козырь против королевы без единого шанса воспользоваться им? Не ожидал от тебя такой жестокости.

- Это не я жесток, а правда, - ухмыльнулся Леонард. - Приятно осознавать, что всегда можно довериться отцу, который сохранит любую тайну. Вторая отличная новость за сегодня. Первой стала смерть Ариго.

- Сейчас я встречаюсь с Его Высокопреосвященством, - Леопольд сжал виски, будто стараясь утрясти в сознании шокирующее открытие. - Опаздывать не могу. А вот после хотел бы услышать от тебя подробности. Кто, каким образом, что, не считая дуэли, намерен предпринять Алва. Если мы не можем использовать Окделла напрямую, возможно, через него удастся выйти на других заговорщиков.

- Разумеется, - сдержанно кивнул Леонард. - А пока что я займусь одним из них. Кансилльером. Любопытно узнать, каким будет его следующий ход.

- Поживем - увидим, - отозвался отец. - Человек в таком состоянии склонен делать глупости. Штанцлер - опытный игрок, но это не имеет значения, если от тебя отвернулась дева удачи.

- Так или иначе, я приказал выставить людей возле всех входов и выходов из апартаментов королевы, - довольно признался Леонард. - Если ты пожелаешь выразить Ее Величеству свое сочувствие, а также подведешь к этой мысли Его Высокопреосвященство, у них будет идеальная возможность разом выслушать все заинтересованные стороны. Кроме Алвы, разумеется. Впрочем, не сомневаюсь, что для него эта история интереса более не представляет.

Если исчезновение Штанцлера из капеллы королевы среди бела дня кого-то и поразило до глубины души, то только легковерного Окделла, который, очевидно, все еще верил, что кансилльер будет сражаться до последнего, принимая на себя ответственность за содеянное. С чего бы Штанцлеру, который отродясь не рисковал, предпочитая таскать каштаны из огня чужими руками, вдруг совершать такие нелогичные поступки, юный герцог задумываться не спешил.

Громом среди ясного неба прозвучало другое известие: Рокэ уезжал на очередную войну, на этот раз еще дальше на юг, в Ургот. Более того, отправиться в путь он намеревался чуть ли не сию секунду, не дожидаясь ни армии, ни флота.

- Старина Сильвестр, очевидно, питает нежную любовь к вашему семейству, - рассказывал он совершенно будничным тоном, будто собирался на увеселительную прогулку. - Категорически воспротивился моей идее взять вас с собой на войну. Придется довольствоваться обществом наследника Бертрама, я уже давно подумывал о том, чтобы присмотреться к нему повнимательнее.

- Тогда я спокоен, что оставляю вас в надежных руках, - усмехнулся Леонард. - Валмоны всегда славились своим искусством выживать и подстраивать реальность под собственные интересы. А что с вашим оруженосцем? Его на подвиги больше не тянет?

- На подвиги больше не тянет меня, - раздраженно отмахнулся Алва. - Помнится, я уже озвучивал перед вами возможные перспективы. Вы тогда не слишком внимательно меня слушали, перспектива четверной дуэли вас несколько отвлекала.

- Все-таки выбрали Надор? - нахмурился Леонард. - Тогда я бы советовал не торопиться с отменой присяги. У Окделла, в конце концов, должен оставаться хоть какой-то сдерживающий фактор. По-моему, рассказ о кровных клятвах запал ему в душу.

- Все, что западает в душу моему оруженосцу имеет крайне временный и преходящий эффект, - с легкой грустью в голосе заметил Алва. - Я бы на вашем месте не поддавался иллюзорной вере в то, что герцог Окделл в состоянии выработать жизнеспособные убеждения и последовательно придерживаться их. И хотя я далек от предположений, будто война может такое исправить, все же вынужден взять в Ургот и его.

- И это будет правильным решением, - поддержал его Леонард. - Отец, конечно, не остался равнодушным к тому, что вы практически открыто советовали ему держаться от Окделла подальше, но остаются еще мои братья, а его влияние на них не безгранично. Кстати, как вы и предполагали, новость об отравлении очень впечатлила отца.

- Сильвестра тоже впечатлила, - подхватил Алва. - Правда, он додумался до всего сам, сопоставив факты. Кардиналу полезно время от времени подкидывать логические задачи, иначе он начинает интересоваться тем, что следовало бы давно забыть. Вот еще одна причина увезти Ричарда подальше от Олларии. Сильвестру нужно во что бы то ни стало избавиться от Катарины, следовательно, под прицелом оказываются все, кто так или иначе связан с ней или Штанцлером.

- И я солгу, если скажу, что меня это огорчает, - рассмеялся Леонард. - Что же, остается только пожелать вам удачи. Я, тем временем, постараюсь в ваше отсутствие наведаться в Лаик. Через год туда ехать младшему брату Валме, было бы уместно к тому времени освободить аббатство от нечисти.

- Если вы полагаете, что вам такое по силам, кто я, чтобы возражать, - Алва развел руками. - А что Мэллит? С той ночи не давала о себе знать?

- Вашими стараниями я практически не сплю, - ядовито заметил Леонард. - Если все это затевалось с целью избавить меня от ночных кошмаров, я глубоко растроган. Увы, ничего нового ни о ней, ни о Фатихиоле. Аптекарь уверяет, что иногда доставка писем затягивается на недели, но из Агариса ему пишут регулярно и ничего не слышали ни о какой трагедии. Думаете, он лжет?

- Вряд ли, - задумался Алва. - На месте Енниоля я бы не стал предавать огласке гибель ары. Если она существует в единственном экземпляре, участие в деле его брата и пользовавшегося его покровительством семейства могут его погубить. Если же ар несколько… происшествие может изменить всю иерархию общины, усилив конкурентов Енниоля. Не думаю, что Фатихиоль был единственным претендентом на лидерство.

- Чем дальше, тем больше мне кажется, что мы сделали ставку не на того гогана, - вздохнул Леонард. - Нам следует поговорить с Енниолем, Рокэ. Хотя бы попытаться донести до него аргументы Фатихиоля. Если клятва действительно имеет силу, мы не можем знать, по кому именно и каким образом она ударит.

- Не могу с вами не согласиться, - Алва сосредоточенно просматривал какие-то бумаги. - Вот еще один повод как можно скорее закончить дела в Урготе. Записывайте свои видения, если они вернутся. Не упускайте ни одной детали. И постарайтесь получить подтверждение смерти Фатихиоля, это важно.

- Задача не из легких, но постараюсь, - Леонард выглянул в окно и тут же обернулся к герцогу: - Рокэ, вы кого-то ждете?

- Валме будет к половине одиннадцатого, - подтвердил Алва. - Вечером - Савиньяки. Да, я написал Арлетте, как и обещал. Она сама с вами свяжется.

- Благодарю, но я вижу не Валме, а незнакомую девицу, в данный момент проследовавшую в дом. Рокэ, если вы никому не назначали свиданий, надо понимать, это к вашему оруженосцу?

Алва в несколько шагов пересек кабинет, выглядывая в окно, и на лице его отразилась гамма самых непередаваемых чувств.

- А я то уж полагал, что навсегда избавился от этого короткохвостого, - процедил он. - Воистину, надежда - глупейшее из дарованных нам чувств.

- Вы узнали лошадь? - изумился Леонард. - Впрочем, конь весьма приметный. Я бы запомнил такого, если бы хоть раз увидел.

- Минуты славы этого коня пришлись на ту пору, когда вы премило проводили время в Тронко, - сообщил Алва. - Хотя, не сомневаюсь, вы слышали о нем. Именно его я в свое время отыграл в карты у покойного Килеана.

- Конечно, Константин об этом рассказывал, да и не только он, - вспомнил Леонард. - Вынужден вас огорчить, вы продешевили. Выигрыш явно не стоил затраченных на него усилий, а Килеан легко отделался. А что стало с конем после игры?

- Окделл отослал его в Надор, - ответил Рокэ. - Что и позволяет нам почти безошибочно определить личность всадницы. Меня успокаивает лишь то, что речь идет о девице. Мирабеллы в своем доме я бы точно не вынес.

- Ваш оруженосец выбрал неудачное время для семейного воссоединения, - Леонард смотрел на проблему шире. - Если вы собираетесь выступить вечером, гостья едва успеет с нами отобедать.

- Разберемся, - Алва решительно направился в сторону двери, и Леонарду ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.

Придя в себя после несостоявшегося предательства и беспорядочно свалившихся на его голову разрозненных фактов, Окделл вернулся к проверенной временем тактике взаимоотношений с Леонардом: подчеркнуто холодному молчанию. Похоже, только таким образом он мог доказать всему миру, что не позволил себе, поддавшись слабости, довериться тому, кого и за дворянина отказывался считать. На Рокэ, напротив, он теперь смотрел со странной смесью вины, восхищения и ужаса. Логические выкладки Леонарда о происхождении Алвы, к которым и сами-то они до сих пор относились с изрядной долей скепсиса, Окделл принял на веру с такой легкостью, словно до сих пор только и ждал подобной безумной теории об избранности, наследиях и служению высшей цели. Той ночью он говорил что-то о прошлом опыте общения не то с камнями, не то со скалами, и волей-неволей приходилось воспринимать мальчишку всерьез. Как справедливо заметил ранее сам Леонард, не следует считать чужих призраков менее реальными, чем своих.

Прибывшую девицу они предсказуемо обнаружили в компании Окделла в библиотеке. По дому разносился запах свежей выпечки: если кто и радовался гостье от всей души, так это Кончита. Ничего подобного нельзя было сказать о Ричарде - разговор велся на повышенных тонах.

- И что мне теперь делать? - наступала девушка. - Нечего было давать обещания, которых не можешь выполнить! Ты стоял и смотрел, как она убила Бьянко, и ничего не сделал! Ты просто сбежал и бросил меня! Обещал вернуться, обещал забрать меня в Олларию - и тишина! Ничего, кроме пустых разговоров, как обычно!

- Добрый день, эреа, - позволил себе вмешаться Рокэ. - Чему обязан чести принимать вас в своем доме?

Ричард бросил на Алву затравленный взгляд, который тот проигнорировал. Девица слегка растерялась, но все же ответила.

- Я Айрис Окделл. Я приехала к моему брату.

- Моя сестра, эр Рокэ, - спохватившись, выпалил Окделл, и Леонард мысленно прикрыл лицо рукой. Ни для кого уже не было секретом, что подобное обращение Алву чрезвычайно раздражало, и только оруженосец повторял его с упорством идиота. Порой Леонарду казалось, что он злит герцога намеренно.

- Ваша сестра, - повторил Алва. - Что же, добро пожаловать, сударыня. Вам повезло застать герцога в Олларии, задержись вы на один день, и ваша поездка теряла бы смысл. Где вы остановились?

Айрис покраснела. Следовало отметить, она была довольно красива. Отец когда-то прочил ее в невесты Леонарду, после его решительного отказа - Арнольду, а после обручения последнего - Константину, но пока что его матримониальные планы терпели полный крах. Впрочем, у племянника еще оставались шансы - если, конечно, удастся вывести из игры Мирабеллу.

- Нигде, - ее губы задрожали. - Я приехала к Дику. Он обещал забрать меня.

- Ричард Окделл не сможет забрать вас с собой на войну, - терпеливо разъяснил Рокэ. - Вам придется вернуться к своим родным.

Слова его спровоцировали неожиданно бурную реакцию - девушка горько разрыдалась на плече бледного Ричарда. Леонард рискнул вмешаться.

- Сударыня, а как вы приехали в Олларию? Кто сопровождал вас?

- Сержант Гокс, - сквозь слезы ответила Айрис. - Я не вернусь! Ни за что не вернусь! Должен быть выход! Я скорее умру, чем и дальше буду жить с ней! Я ее ненавижу!

Леонард и Алва переглянулись. Ситуация прояснилась: выдержать склочный характер Мирабеллы оказалось не по силам даже родным ее дочерям. Следовало отдать должное безрассудству Айрис: не каждая бы решилась проделать почти в одиночку путь через полстраны, лишь бы избавиться от материнской опеки. И до чего же невовремя она подгадала момент…

Поручив рыдающую Айрис заботам слуг и распорядившись насчет обеда, крайне раздраженный Алва вернулся в кабинет. Леонард шел следом, не вполне уверенный относительно уместности своего присутствия, а в хвосте плелся Окделл, судя по выражению лица, готовый убить сестру за самоуправство и одновременно всей душой ее жалеющий.

- Юноша, вы хотя бы иногда задумываетесь о том, что любой поступок имеет последствия? - после долгого молчания прошипел Алва. - Что прикажете делать с вашей сестрой? Водводить в родовое гнездо под усиленной охраной?

- Эр… то есть, монсеньор, - торопливо исправился Окделл. - Айрис не простит мне этого. Я действительно обещал устроить ее при дворе. И Ката… Ее Величество обещала, что для Айрис найдется место фрейлины. Я понимаю, что не заслуживаю того, чтобы просить вас о помощи, но если Айрис придется вернуться в Надор, я не представляю, чем все закончится. Я рассказывал вам о том, что произошло между ней и матушкой. Думаю, что за это время все только усугубилось.

- Что же, я все равно собирался нанести визит Его Высокопреосвященству перед отъездом, он ведь до сих пор не в курсе дела, - не слишком довольно произнес Рокэ. - По здравому размышлению, мысль оставить вашу сестру при дворе удачна. В Надоре ей никогда не устроить свою жизнь, в то время, как в Олларии она может выйти замуж. Леонард, вы не хотите жениться?

- Только через мой труп! - вспыхнув, выпалил Окделл, и Леонард, наконец, не выдержал и расхохотался.

- Жениться и обзавестись родственником вроде вас? - весело уточнил он. - Вам следует научиться понимать шутки, герцог, в конце концов, вы находитесь при Рокэ уже почти два года.

- Это следует расценивать, как отказ? - уточнил Алва. - Понимаю. Кабиох не одобрит женитьбы на эсператистке. Что же, придется пойти обходным путем. Если ваша сестра всерьез намерен остаться при дворе, Ричард, ей понадобится дуэнья.

- Дуэнья? - растерянно переспросил Окделл. Ну конечно же, Повелителю Скал не пристало задумываться о мелочах, для этого существуют простые смертные. Леонард в очередной раз задался вопросом, как у Алвы хватает терпения на это странное создание.

Словно предчувствуя любопытное зрелище, объявился Валме, вдоволь поиронизировал над незавидным положением Ричарда, предсказуемо отказался жениться и вполне уместно повторил вопрос о том, под чьей опекой девица Окделл будет находиться в столице. Алва попросил еще вина: лично Леонард не понимал, как после всего произошедшего он позволяет Окделлу даже приближаться к бутылкам, но возразить не решился.

- Что предложите, Марсель? - обратился Рокэ к виконту. - Будь у нас больше времени, я бы послал еще одно письмо Арлетте и рекомендовал дождаться ее приезда, но увы. У вас есть знакомые дамы в столице?

- Вряд ли того сорта, что послужат укреплению безукоризненной репутации юной эреа, - быстро отозвался Валме. - И, за исключением Марианны, уж точно не те, которых вы бы назвали заслуживающими доверия.

При упоминании имени куртизанки Окделл покраснел почти так же, как если бы речь зашла о королеве. Выглядело все это довольно забавно: сам Леонард ни одну из упомянутых особ красавицей не считал. Во всяком случае, в сравнении с Мэллит все женщины Олларии казались бледными тенями. Поймав себя на крамольной мысли, он раздосадованно поморщился. Только этого ему не хватало!

- А вы что скажете, Леонард? - Рокэ повернулся к нему. - Ваша племянница ведь фрейлина королевы?

- Насколько мне известно, Иолли на несколько лет старше герцогини Окделл, - осторожно начал Леонард. - Если бы вы не спешили с отъездом, я бы мог побеседовать с эреа Марией, и, возможно, она согласилась бы…

- Зато не согласился бы я! - снова встрял Окделл. - Чтобы я передал свою сестру на попечение Манриков!

- Кажется, я уже предельно ясно дал понять, что ни меня, ни моих братьев никоим образом не интересует ваша сестра, - ледяным тоном отозвался Леонард. - На вашем месте я бы выбирал выражения, герцог. Что же, если наша дружба для вас настолько оскорбительна, могу предложить еще одну кандидатуру, которую наверняка одобрит Его Высокопреосвященство. Если вы, Рокэ, все равно к собираетесь к кардиналу, спросите его о том, где сейчас сестра Фелина. Думаю, ни у кого не возникнет мысли осудить такую дуэнью, тем более, что королева славится своей религиозностью, - не удержался он под конец от ехидной ремарки.

Пыл Окделла, сдерживало, очевидно, только присутствие Алвы.

- Олларианская монахиня? - сквозь зубы процедил он. - Ни за что.

- Излишняя разборчивость, юноша, до добра не доводит, - Алва устало вздохнул - эта история начинала ему надоедать. - В таком случае, вот мое решение. Помнится мне, мать моего нового порученца - вдова, причем весьма умная и порядочная. Я говорю о дочери графа Крединьи, Леонард, - пояснил он. - У нее и самой дочь на выданье. Вот пусть и развлекают теперь Катарину, и покончим с этим.

- Вдова Арамоны? - почти что взвыл Окделл. - Да вы издеваетесь!

- Вот что, Окделл, ваши капризы меня утомили. Если все предложенные дуэньи для вас недостаточно хороши, я, пожалуй, оставлю вас при дворе, чтобы вы лично исполняли эту непростую роль. Заодно поможете генералу Манрику, при его занятости порученец не помешает.

Лица Леонарда и Окделла выражали примерно одинаковый ужас, зато кандидатура Луизы Арамона была утверждена быстро и единогласно.

- Шутки в сторону, - подытожил Алва. - Я поговорю с Сильвестром о патентах и немедленно прикажу послать за госпожой Арамона. Между тем, положение дел в Фельпе ясно указывает на то, что выезжать надлежит незамедлительно. Я не могу позволить себе задержаться в столице, беспокоясь о том, как устроена ваша сестра, Окделл.

- Я понимаю, монсеньор, - быстро пробормотал тот. - Я и так очень признателен вам за все, что вы сделали...

- Я уже говорил кому-то сегодня, не верю в мужскую признательность, - отмахнулся Алва. - Мужчина просто отдает долги, и у вас долг перед вашей семьей, Окделл. Поэтому вы останетесь в Олларии, пока не убедитесь, что ваша сестра не нуждается в вашей помощи. Только после этого вы отправитесь на юг.

Ричард потрясенно замер.

- Вы поедете один, монсеньор?

- Я поеду в сопровождении отряда из сотни кэнналийцев, десятка парней из Варасты, что сейчас болтаются в Олларии, моего нового порученца и, разумеется, Марселя. Ваше беспокойство, юноша, очаровательно, но излишне. К тому же, не думаю, что столичные дела займут вас на долгий срок. В случае, если возникнут проблемы, обратитесь к генералу Манрику или к Лионелю. Или же вознесите понятия чести и гордости на новые высоты и справляйтесь самостоятельно. Вопросы есть?

Если вопросы и возражения и оставались, озвучить их никто не посмел. Леонард вдруг предельно четко осознал, что Алва действительно уезжает, и, может статься, увидятся они теперь еще очень не скоро. Уже во второй раз за эту неделю резкой болью отозвалось запястье, и он сжал пальцы в кулак, безуспешно надеясь, что неприятное чувство отступит. Увы, с рукой оказалось справиться значительно проще, чем с сердцем.

К вечеру Леонард почувствовал себя еще хуже. Согласно официальной версии Первый маршал отправлялся инспектировать Летний лагерь, и он сожалел, что не может составить Алве компанию. Прощаться вечером он не поехал: кроме Валме и юного Арамона к герцогу присоединялись Савиньяки, и если к Эмилю Леонард питал лишь легкую, хоть и застарелую неприязнь еще с варастийской кампании, она все же не шла ни в какое сравнение с антипатией, которую он испытывал к Лионелю. Старик Эммануил, должно быть, лишился разума, когда решил связаться с этой семейкой, едва ли несколько поколений назад они были приятнее.

Прикончив последний бокал вина, Леонард рассеянно посмотрел на него на свет и внезапно с силой бросил на пол. Где-то говорилось, что так полагается поступать на счастье: вероятно, на этот счет существовали и особенные гоганские приметы, вот только он о них ничего не знал. Алва уезжал, и в столице, не считая Окделла, не оставалось больше ни одного человека, с кем Леонард мог бы разделить эту тайну. У него оставались только воспоминания - и сны. Признаться, он с нетерпением ожидал следующего видения, беспокоясь о том, удалось ли Мэллит тогда благополучно вернуться домой и как она пережила гибель своего родственника и трагедию, приключившуюся с арой.

Этой ночью ему, однако, так и не удалось получить ответа на свои вопросы. Сон вообще с трудом можно было назвать пророческим, поскольку состоял он из разрозненных и никак друг с другом не связанных сюжетов, сменяющих друг друга с лихорадочной скоростью. То Леонарду казалось, что он стоит у основания некогда явившейся ему в степях Варасты блуждающей башни, только теперь она кажется настоящей и материальной, и ветер вздымает в воздух пыль на пустой площади, единственный обитатель которой - зловещее эхо. Мгновение спустя он видел уже Рокэ и его спутников - лошади скакали во весь дух, не жалея сил, однако незадолго до того, как Оллария скрылась из виду, герцог развернул коня и бросил тревожный взгляд на спящий город. Где-то на другом конце страны ехала в карете, прислонившись виском к обитой шелком стенке, Мэллит, и ее чудесные рыжие волосы были скрыты простым черным беретом. Женщину рядом с гоганни Леонард не знал - она держала девушку за руку, улыбалась и беспрестанно говорила что-то ободряющее, чем моментально заслужила его симпатию. Верхом на странной хромающей лошади скакал куда-то Арнольд Арамона - появление беглого капитана даже не удивляло, немудрено после того, как они полдня проговорили о его вдове и детях. К слову, Арамону и сейчас сопровождал какой-то ребенок, по-домашнему одетая девчонка с щербатым ртом. Леонард всматривался в лица и тут же их забывал, а леденящая душу тишина на этот раз казалась ему особенно оглушительной.

Леонард снова был в Нохе. Проклятое аббатство не отпускало тех, кого выбирало своими жертвами: чудовище обладало отменной памятью и завидным терпением, что под стать только по-настоящему опасной закатной твари. На этот раз зеленые блики не ограничились одним лишь небом, а окрасили и сам камень, из которого были сложены древние постройки. Сонное оцепенение разрезал звон колокола, а затем все смешалось и пришло в полный беспорядок: были тут и рыцари, и привидевшиеся некогда Окделлу призрачные монахи, и свет сотен тысяч тонущих в полумраке бирюзовых, изумрудных, оливковых свечей. Леонард стоял среди них и оставался незамеченным, но опустив взгляд на левую руку, он едва не отшатнулся: кровотечение было еще сильнее, чем тогда, у бакранского алтаря, и алые капли срывались на охваченный болотным свечением пол.

Невесть откуда появившаяся девчонка Арамона прошла мимо, наградив Леонарда пристальным, глумливым и все понимающим и подмечающим взглядом. Незаметно подкравшись к аббату, она задула свечу, что тот держал в руках, и весь мир погрузился во мрак и тишину. Леонард скорее почувствовал, чем услышал скрип открывающейся двери, и заранее знал, что уже не успеет повернуться и взглянуть в глаза тому, чей давящий взгляд ощущал между лопаток. Утро нового дня безжалостно изгоняло прочь кошмары, и солнце, совершенно обычное, без малейших оттенков зелени, скользило по лицу ласковыми лучами.

Переодеваясь, Леонард машинально бросил взгляд на календарь. Минувшая ночь, согласно гоганскому времяисчислению, была ночью Вентоха.

просмотреть/оставить комментарии [6]
<< Глава 4 К оглавлениюГлава 6 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2022.05.12
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [2] (Оригинальные произведения)



Продолжения
2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.30 02:25:11
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


2021.12.24 21:38:48
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2021.12.23 17:06:13
Ненаписанное будущее [23] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.