Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

В продажу поступила партия котлов различного диаметра. Первый котел различного диаметра можно купить уже сегодня. Обращаться на Дрянн-Аллею, спросить Мундугуса Флетчера.

Список фандомов

Гарри Поттер[18567]
Оригинальные произведения[1252]
Шерлок Холмс[723]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[220]
Робин Гуд[218]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[186]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![184]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[141]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[115]
Произведения А. и Б. Стругацких[109]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[1]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12781 авторов
- 26925 фиков
- 8682 анекдотов
- 17723 перлов
- 704 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

 К оглавлениюГлава 2 >>


  Будущий сон

   Глава 1. (1)
Генерал Леонард Манрик никогда не верил в силу талисманов, пусть даже мода на них в столице вспыхивала с новой силой по мере приближения очередной войны или восстания. В самом деле, трудно было вообразить себе что-то глупее заговоренной воды или мощей очередного святого, которых за четыреста лет истории олларианства накопилось не меньше, чем в канонах его изгнанного, но не склонившего головы прародителя. Едва ли прядь волос святого Фабиана или край мантии блаженной Олив могли спасти его от выпада шпаги или шальной пули, когда дева удачи была на стороне противника, да и если собрать те клочки ткани воедино, хватило бы не на пятнадцатилетнюю отшельницу, сгинувшую в морисских землях, а на целый эсператистский монастырь, причем состоявший не из юных послушниц, а из ни в чем себе не отказывающих, довольных жизнью монахов. И все-таки одно исключений из правил Леонард себе позволял: под слабым оправданием, что речь идет не об амулете или обереге, а о древней памяти о прошлом. Прошлом, к которому, как полагал генерал до определенного времени, он не имеет ни малейшего отношения.

Покойный граф Вильгельм, дед Леонарда, передал эту видавшую виды страницу из рукописной книги своей супруге за полгода до того, как отправился в Рассветные Сады, и, словно предчувствуя свою кончину, снабдил ее подробнейшими указаниями. Бабушка, пережившая мужа больше, чем на двадцать лет, очень боялась не успеть обучить внука хитрой науке ее толкования до отъезда последнего в Лаик. Как и всякому порядочному мальчишке, Леонарду не хватало терпения и усидчивости, мысли его витали вокруг шалостей и развлечений, изучение отжившей свое старины казалось пустой тратой времени, а на церемонию присяги в Фабианов день бабушка уже не приехала. Только и остались в воспоминаниях, что вечно печальная эрэа с густо подведенными сурьмой слезящимися глазами, портрет сердитого старика с кустистыми бровями и окладистой рыжей бородой, витиеватые буквы, никак не желавшие складываться в понятные слова, да загадочное название Кубьерта. Об этом нельзя было забывать, и тем более невозможно было рассказывать знакомым. Леонард и сам не знал, какими соображениями руководствовалась эрэа Леонор, выбирая именно его - даже не старшего брата, однако лист из Кубьерты сохранил, спрятал в специальном, сделанном на заказ футляре и всюду носил с собой.

Разумеется, Леонард не позволял себе заблуждаться в том, что гоганская магия способна сделать его умелым фехтовальщиком, как прадеда, или талантливым финансистом, подобно деду и отцу. На его долю Кабиох, ехидно усмехнувшись в бороду, не отписал никаких выдающихся способностей, даже болезненного тщеславия, черпая силы из которого можно было бы интригами и многоходовыми авантюрами добиться того, в чем отказало провидение. Неизвестно, каким ветром семью Эммануила Манрика, трактирщика из гоганской общины, занесло в Хексберг, где он и прибился к свите будущего короля Франциска, что заставило их покинуть родные края, изменить традиционному образу жизни и облачиться в талигойские одеяния с подшитым краем, и почему из всего грандиозного наследия своего народа они сохранили один лист Кубьерты - книги, как успел узнать Леонард, хранившейся лишь в домах старейшин, - но как знать, возможно до сих пор Манрики, экстерриеры и тессории, советники королей и их доверенные лица, удерживали и укрепляли свое влияние лишь благодаря этому ветхому пергаменту. Шутить с судьбой Леонард не желал - да и обмануть доверие графини, разглядевшей его в ватаге внуков, казалось чуть ли не подлостью. Футляр с отрывков из Кубьерты сопровождал генерала на учениях и на балах, во дворцах и на поле битвы - пока однажды не добрался до самого Тронко.

Леонард не строил головокружительных ожиданий от намечающейся кампании. При Ариго перспективы Южной армии были весьма сомнительны. Одержать победу в противостоянии с бирисскими племенами было возможно, лишь обладая гением Рокэ Алвы - и гений не замедлил явить себя, наделенный безграничными полномочиями и ни с кем не торопившийся делиться своими идеями. В окружение Алвы Манрики никогда вхожи не были, отношения Рокэ с Фридрихом, его старшим братом, расценивались, как более, чем прохладные, что до репутации Леонарда в армии, та не позволяла ему рассчитывать хоть на сколько-нибудь приемлемые рекомендации. Младшие офицеры Манрика ненавидели искренне и взаимно, ближайшие соратники Алвы - попросту не замечали. Что говорить, даже оруженосец Первого Маршала - избалованный и вздорный мальчишка, переполненный осознанием собственного превосходства исключительно по праву рождения, - смотрел на Леонарда, как на безродного простолюдина, не имеющего никаких оснований находиться в столь благородном обществе. Леонард злился, выходил из себя, совершал ошибки - все тщетно. Из него еще мог получиться неплохой начальник штаба при хорошем полководце - но в имеющихся обстоятельствах он чувствовал себя совершенно бездарным и бесполезным.

И словно Кабиоху недостаточно было пережитых Леонардом неприятностей и унижений, однажды серебряный футляр с Кубьертой бесследно пропал.

Леонард не находил себе места. Вести поиски в открытую было немыслимо - армия и без того ни во что не ставит генерала, а уж если негодяи вроде Феншо или того же Окделла получат прямое доказательство его гоганского происхождения, жизнь станет и вовсе невыносимой, хорошо, если новости не дойдут до отца. Метаться по лагерю в одиночку, обшаривая каждый куст, - решение откровенно смехотворное, только вчера Леонард побывал и в ставке, и в городе, немало проскакав верхом. Подозревать кражу, допрашивая слуг, - равнозначно тому, чтобы выставить себя параноиком, всюду видящим заговоры, да и с чего бы годами прислуживавшим ему людям, получавшим неплохое жалование, вдруг прельститься серебряной безделушкой, за которую в этих краях не получить даже изначальной ее стоимости. Положение складывалось безвыходное, и именно в этот момент Алве за какими-то кошками понадобилось пригласить его к себе.

В срочном порядке вспоминая все усвоенные за прожитые годы навыки держать лицо, Леонард отправился к Первому Маршалу, по привычке не ожидая от грядущей встречи ничего хорошего. Алва обладал удивительной способностью оскорблять, не произнося ни единого слова, и генерал всякий раз чувствовал себя его излюбленной мишенью.

К удивлению Леонарда, Алва принимал его один. В комнатах маршала не было даже оруженосца, что не могло не радовать, зато на столе стояли наготове кувшин с вином и два бокала, предвещавшие долгий и, возможно, непростой разговор. К чему такое внимание, Леонард и представить себе не мог: судя по вчерашней беседе с адуанами, Рокэ вот-вот должен был выступить, оставляя большую часть армии в Тронко под его ответственность; вызов был брошен, решение принято, роли распределены, и да свершится воля Кабиоха. Между Первым Маршалом и начальником штаба не оставалось недопониманий или недосказанности - и тут из легких Леонарда будто точным ударом выбило остатки воздуха. В руках Алва держал его пропавшую реликвию.

- Генерал, - Алва кивнул в знак приветствия, указывая на пустующее кресло, - располагайтесь. Как идет подготовка к выступлению?

Леонард недоуменно изогнул бровь, не отводя взгляда от футляра, который Первый Маршал небрежно крутил между пальцами, словно кинжал. О состоянии дел Алве куда обстоятельнее могли бы доложить его генералы, которым и были днем ранее даны соответствующие указания, и Манрик начинал подозревать, что Ворон пригласил его сюда, лишь чтобы поиздеваться.

- В соответствии с вашими распоряжениями, девять тысяч человек готовы и ждут только вашего приказа, - нарочито спокойным тоном отчитался он. - Я передал дела Хэвилэнду и принял на себя руководство оставшейся частью армии.

- Великолепно, - рассеянно отозвался Алва и, прищурившись, поднес футляр к глазам: - Орнамент имеет какой-то ритуальный смысл, или это причуда мастера?

Переход с одной темы на другую был настолько неожиданным, что Леонард растерялся.

- Это древний узор, - пояснил он, сам не веря в то, что ему приходится кому-то отвечать на прозвучавший вопрос. - Женщины нашего рода вышивали его на приданом много поколений подряд. Никогда не расспрашивал о его значении, но посчитал верным использовать. Вы… открывали?

Алва кивнул.

- Не имел намерения оскорбить вас, генерал. Я изъял этот предмет у моих офицеров. Их шутка показалась мне второсортной и неуместной. Я не назову вам их имена, можете не сомневаться, они получили свое наказание. И все же я был удивлен. Отправляясь в Варасту, я никак не ожидал, что придется иметь дело с достославнейшими. Я хотел предложить вам вина, но боюсь, мое гостеприимство может вступить в противоречие с вашими религиозными убеждениями.

Леонард почувствовал, как кровь сначала прилила к щекам, а затем отхлынула, заливая лицо мертвенной бледностью. Не хватало только, чтобы эта шутка получила хождение в армии. Впрочем, Алва в данный момент не походил на насмешника - даже синие глаза смотрели серьезно.

- Тем более любопытно, генерал, что ваши предки происходят из тех же земель, что и мои. Вам ведь известно, что в Агарис и его окрестности гоганы некогда прибыли из Багряных земель, а многие общины проживают там и поныне, пользуясь покровительством морисков?

- Разумеется, я же изучал историю, - осторожно подтвердил Леонард. - Могу я получить свою вещь обратно, господин Первый Маршал?

- Прошу, - Алва чуть склонил голову, будто в знак уважения, протягивая Манрику футляр. - А языку гоганов вы тоже обучены?

- Не имел такой возможности, - тщетно выискивая в словах маршала издевку, ответил Леонард. - Гоганской грамотой я владею лишь на том уровне, чтобы понимать написанное на вложенном в футляр листе.

- Значит, вы владеете ею лучше, чем большая часть ваших достославных соотечественников, - усмехнулся Алва. - Не сочтите мой вопрос бестактностью, о чем же говорится в этом отрывке Кубьерты?

- Вы хорошо осведомлены, господин Первый Маршал, - сквозь зубы процедил Леонард. - Однако вряд ли его содержание представляет для вас интерес. Это часть трактата, посвященного ритуалам, она дает пояснения к работе с арой, гоганским алтарем, и она досталась мне по чистой случайности.

- На вашем месте, генерал, я бы больше внимания уделял семейным преданиям, - посоветовал ему Алва. - Удивительные вещи открываются, если вдруг отнестись серьезно к тому, что принято считать сказками. Кубьерта - явление слишком всеобъемлющее и редкое, чтобы случайные ее отрывки оказывались в руках случайных людей… Буду ли я прав, если предположу, что вы сможете воспользоваться арой, если вам представится такая возможность?

- Не могу знать, - Леонард удивленно склонил голову набок. - Никогда прежде ары не видел. До сих пор я считал, что если магия гоганов - не выдумки, такое по силам только старейшинам. Трактат рассказывает о том, как должен быть одет жрец, как выбирается время и место для жертвы, как пробудить память крови и еще немного о магии залога. На последнем текст обрывается, мои предки пытались толковать этот ритуал по обрывочной информации и не слишком преуспели. По всему выходит, залог призван защищать от магического удара, но что может им являться, животное или вещь, мы так и не поняли.

- Память крови, значит, - Алва задумчиво кивнул. - Интересно, весьма. Вот что, генерал, как вы посмотрите на то, чтобы внести небольшие изменения в свои планы и выступить в составе отобранного мной отряда?

Леонарду показалось, что он ослышался. Алва невозмутимо сидел в кресле и пил вино, второй бокал так и стоял на краю стола нетронутым.

- Времени на размышления предоставить не могу, - добавил Ворон. - Если хотите ехать, собираться нужно сейчас.

- Могу я узнать, что заставило вас изменить решение? - внимательно посмотрел на него Леонард. - Не вмешательство же Кабиоха, право!

- Для внука своего деда вы слишком циничны, - рассмеялся Алва, нисколько не торопясь развеивать его сомнения. - Хотя, возможно, ничто не может быть “слишком”, если речь идет о сыне Леопольда Манрика. Что же, я всегда полагал, что каждый должен находиться на своем месте, для собственного же блага. Будем считать, что я, наконец-то, нашел для вас применение. Так вы согласны?

- Да, - несколько поспешно выпалил Леонард и залпом выпил свое вино. Вкус лесных ягод приятно обволакивал горло, футляр в нагрудном кармане слегка холодил кожу, за оставшиеся несколько часов генерал должен был успеть невозможное: передать дела еще не выбранному преемнику, собрать хотя бы основные вещи, оставить за собой подобие порядка, подготовиться морально к неопределенно долгому сосуществованию с офицерами Алвы, от которых он уж было порадовался, что избавился, проанализировать свой импульсивный поступок и схватиться за голову, оглянуться на тающий в туманной дымке Тронко и понадеяться, что Кабиох все же не станет цепляться к словам и не оставит незадачливого правнука без защиты и покровительства.

Леонард, с детства привыкший посещать олларианскую церковь, редко вслух называл Создателя его гоганским именем, но в переломные моменты жизни оно само срывалось с языка, словно нечто естественное. С удивлением генерал Манрик осознал, что Первый Маршал, невзирая на его совершенно несносную манеру общаться, возможно, единственный на множество лье вокруг, не только не посмеялся над его порывом, но и отнесся к нему с пониманием.

Следующий их разговор с Алвой случился на одном из привалов. Они уже две недели двигались вдоль западного берега Расанны, наслаждаясь прекрасными видами и изумительной погодой, и будто позабыли об истинной цели этой вылазки. Первый Маршал практически не обращал внимания на бирисских разведчиков, запретил самовольные отлучки из лагеря и со снисходительным безразличием внимал ропоту отдельных офицеров, среди которых, как и следовало ожидать, особенно выделялся Феншо. Леонард всей душой надеялся, что мерзавец таки совершит ошибку, которая его и погубит, и избавит отряд от своего обременительного присутствия. До тех же пор оставалось единственное развлечение: раздражать Феншо одним фактом своего существования, ведь тот до сих пор не мог взять в толк, за какие заслуги Ворон вдруг позволил Манрику присоединиться к отряду.

- Что скажете, генерал Манрик? - Алва поравнялся с ним, оторвавшись от своих спутников, и Леонард недовольно поморщился, когда его линарец едва ли не шарахнулся в сторону от темпераментного Моро. - Вы тоже считаете, что мы должны немедленно атаковать?

- Я понимаю, чего хотите добиться вы, - Манрик пожал плечами. - Феншо не понимает вашу логику и начинает метаться, забывая о здравом смысле, вполне вероятно, что нечто подобное переживает и враг. Бирисцы привыкли вести партизанскую войну, совершать набеги и прятаться в горах, вы же превращаете эту модель в бессмыслицу.

- Кажется, Кубьерта провозглашает терпение качеством, через которое обретаются Рассветные Сады? - насмешливо произнес Алва. Леонард поджал губы, призывая себя сохранять именно это восхваляемое его предками качество.

- Кубьерта говорит о смирении, - сощурив глаза, поправил он. - А уж смирение, как дар принимать все, происходящее с тобой, как волю Кабиоха, может проявляться и в терпении, и в любви, и в благодарности. Из того, что я слышал о вас, герцог, никогда бы не подумал, что вы нуждаетесь в духовнике. Осмелюсь спросить, чем же я подхожу на эту роль лучше Его Преосвященства Бонифация?

Если бы сам Леонард получил от кого-то подобную отповедь, обида его не знала бы себе равных, и он, подобно змее, уполз бы в свою нору и переживал бы эти минуты снова и снова, отравляя себя собственным же ядом. Алва же только расхохотался, ни капли не оскорбившись.

- Видите, как мало мы знаем о своих истинных потребностях, генерал. Когда-то я считал, что и оруженосец мне ни к чему, однако общество герцога Окделла меня немало развлекает. Пока что, - он посерьезнел. - С некоторых пор я вижу странные сны. До определенного момента я считал поспешным придавать им значение, но некоторые обстоятельства, в частности, беседы с господином кардиналом, заставили меня расставить акценты иначе. С олларианским взглядом на природу своих видений я ознакомился и удовлетворен не был. Философия гоганов близка исконным верованиям морисков и кэналлийцев, а вы, уж простите, единственный почти-гоган, которого мне удалось раздобыть в Варасте, умеющий при том изъясняться языком, от которого не хочется застрелиться на месте.

- Великолепный желает получить ответы на свои вопросы? - заунывным тоном осведомился Манрик, и теперь они с Вороном рассмеялись уже вместе. - Я был бы рад оказаться вам полезным, но, боюсь, мои познания в традиции гоганов еще скуднее ваших. Чтению Кубьерты меня обучала бабушка, это было еще до поступления в Лаик. Лет пять я об этом почти не вспоминал. Обнаружил этот лист среди своих старых вещей уже после окончания службы оруженосцем, неожиданно заинтересовался, перерыл все книги, что смог достать в Олларии, но картина как сложилась обрывочная и сумбурная, так и остается таковой до сих пор.

- Когда это безобразие, - Алва небрежным жестом указал на желтоватые воды вальяжной Сагранны, - закончится, и мы все же вернемся в столицу, напомните мне показать вам некоторые труды из моей библиотеки. Часть из них написана на кэналлийском, но уж если вы освоили трактат Кубьерты… Генерал, вам когда-нибудь говорили, что пребывание в здешних краях - просто преступное разбазаривание ваших природных талантов?

- С вашей точки зрения, я настолько безнадежен как офицер? - криво усмехнулся Леонард, не зная, расценивать ли слова Алвы как комплимент или как критику. Маршал недовольно поморщился.

- Вы прекрасно понимаете, о чем я. Сильвестр держит при себе целую свору бездарных клириков и сьентификов, не умеющих отыскать собственную голову без карты, а вы тратите время на попытки сойти за своего среди офицеров под покровительством, прости Создатель, Ги Ариго. Вывода напрашивается лишь два: либо вы настолько глупы, что готовы, как баран, ломиться в закрытые ворота, что выглядит крайне маловероятным, если речь идет об отпрыске такого рода, как ваш. Либо что-то - или кто-то - вынуждает вас, вопреки собственным интересам, держаться как можно дальше от Олларии. Вы не обязаны подтверждать мои предположения, генерал, но я довольно успел пообщаться с господином тессорием.

Поймав Ворона на слове, Леонард не стал комментировать его гипотезу. Теперь он отлично понимал, каким образом Алве удается с легкостью расправляться с многочисленными врагами: герцог с изяществом хищника выявлял в других слабые места и бил точно в цель. Взаимоотношения Леонарда с отцом были материей сложной, запутанной и полной взаимной и с трудом искореняющейся боли, и поверять эту историю он не собирался даже человеку, которым втайне восхищался. В первую очередь - ему.

- Так что за сны вынудили вас искать моего недостойного общества? - иронично осведомился он, надеясь, что Алве хватит такта не настаивать на своих распросах. - Кубьерта, насколько мне известно, утверждает, что каждый сон может повернуться к добру или злу, если сновидец не скупится на добрые дела. Полагаю, вы обеспечите себе как минимум несколько спокойных лет, если выиграете эту войну.

- Бабушка, обучавшая вас чтению Кубьерты - это, если память мне не изменяет, графиня Леонор Манрик, супруга тессория, сосланная вместе с ним в ваши семейные владения во времена Алисы? - уточнил Алва. - Никогда не слышал, чтобы женщин допускали к гоганским священным книгам.

- Не исключено, что в традиционных гоганских семьях этого и не происходит, - пожал плечами Леонард. - Графиню Манрик при всем желании нельзя было бы принять за гоганни. Граф чувствовал, что умирает, изгнание весьма тяготило его деятельную натуру. По неведомым мне причинам он не пожелал передать это наследие моему отцу, а бабушке предстояло самой сделать выбор, кого из внуков обучать.

- Как раз ее выбор мне понятен, - туманно отозвался Алва. - Глядя со стороны на ваше многочисленное семейство, трудно было бы остановиться на другой кандидатуре. Я сожалею, что вы не застали в живых вашего уважаемого деда. Сомневаюсь, что имею шансы на положительный ответ, но не говорила ли ваша бабушка о Гальтаре?

- О Гальтаре? - переспросил Леонард, нахмурившись. - Нет, о Гальтаре не говорила. Точнее, ничего такого, чего не знали бы все жители Талига. Гоганы никогда не интересовались Гальтарой, и в Мон Нуаре их нет. Если только совершенно ассимилированные искатели приключений.

- Когда-то я бывал в тех краях, - вдруг вспомнил Алва. - Так же, как и вы, интересовался наследием предков, правда, не обнаружил ничего, достойного внимания. Впрочем, в то время я еще не слишком хорошо понимал, что следует искать. Когда-нибудь эта война закончится, определенно стоит прогуляться туда еще раз. Составите мне компанию, граф?

Леонард захлопал глазами. Первый Маршал снова ставил его в тупик неожиданными предложениями, смысл которых объяснять он себя не утруждал.

- Если вы полагаете, что мое общество может быть вам полезно… - поймав насмешливый взгляд Алвы, он сменил тон на более непринужденный: - Думаю, это будет интересная поездка.

Один одинаковый день сменялся другим, армия по-прежнему не совершала ожидаемых от нее героических подвигов, однако в жизни Леонарда возникло и слишком быстро стало таким привычным и правильным новое явление - беседы с Алвой. Длились ли они несколько минут или даже часов, в дороге или на привале, в компании других офицеров или наедине, однако Первый Маршал будто задался целью превратиться для Манрика если не в друга, что даже в мыслях произнести было бы немыслимо, то, во всяком случае, в не самого дурного собеседника. Рокэ интересовался гоганами, пытался сопоставлять их веру то с ранним эсператизмом, то с абвентианством (и в той, и в другой религии, следует отметить, разбирался маршал весьма посредственно), в воспоминаниях Леонарда подмечал сущие мелочи, которым отчего-то придавал значение - словом, вел он себя в высшей степени странно, и подмечал это не только сам генерал, но и другие участники их экспедиции. Леонард то и дело ловил на себе недовольные взгляды Окделла, скептические - Савиньяка, и откровенно ненавидящие - Феншо, но теперь за привычным презрением читалась зависть, и это даже льстило. Заслужить уважение Ворона дорогого стоило, и Леонард гордился тем, что сумел сделать это даже вопреки отсутствию каких бы то ни было воинских успехов.

Возможность проявить себя на поле боя представилась, по насмешке судьбы, благодаря выходке все того же Феншо. Невзирая на предупреждения Алвы, он все же собрал отряд таких же нетерпеливых безумцев и отправился ловить бириссцев. Увы, неудачливый генерал не знал, что в развернувшейся охоте он сам сыграл незавидную роль наживки. Ночь и последовавший за ней бесконечно долгий день слились для Леонарда воедино. С одной стороны, он не мог не радоваться падению своего давнего врага, с другой - даже такому негодяю, как Феншо, он не желал подобной смерти. В отличие от многих, Леонард с самого начала не стал тешить себя иллюзиями, будто в последний момент Рокэ согласится помиловать бунтаря. Нет, пойти на подобный шаг означало бы потерять авторитет в глазах наиболее значимой для Алвы части армии. А вот оруженосец его подобной твердости не оценил, и Леонарду совсем не понравилось то, что он увидел в глазах мальчишки.

Конечно, следовать за Окделлом, идя на поводу у его истерики, было глупо, и Леонард понимал, что заслужит не благодарность, а, в лучшем случае, очередной поток оскорблений. Из Окделла вырастет такой же напыщенный мерзавец, прикрывающийся родовыми принципами и кодексом чести, каким был и его папаша. Леонард тоже был вынужден выстраивать жизненный путь в угоду семье, но Леопольд, при всех его недостатках, все же был последователен и никогда не скрывал своей истинной сущности, Эгмонт же являл собой воплощенное лицемерие. Леонард не понимал тех, кто не мог распознать этой игры. И все же, покидая лагерь и стараясь, по мере возможности, запоминать обратную дорогу, он не думал о семье Ричарда, а только беспокоился, чтобы под воздействием эмоций юный оруженосец не наломал дров. С такого станется заблудиться в степи и попасться если не бириссцам, то какому-нибудь хищнику, и попробуй потом докажи в столице, что это было не убийство.

Леонард осадил коня, когда осознал, что за потрясающее зрелище разворачивается перед ним. Вид залитого красным горизонта и вырастающей из ниоткуда черной башни, увенчанной закатным солнцем, был поистине фантастическим и смутно знакомым, словно ожившим рисунком из полузабытой книги детства. Леонард так и не смог вспомнить, где видел нечто подобное, однако в недавнем разговоре с Алвой они совершенно точно упоминали башни Гальтары. Затаив дыхание, Леонард рассматривал изумительную картину, пока она не развеялась, словно мираж, а им на подмогу не подоспели адуаны из лагеря.

Окделл огрызался, хамил и вел себя, как несдержанный подросток, заставив Леонарда в очередной раз задаться вопросом, когда уже терпение Алвы закончится, и он избавится от мальчишки. Даже святой не смог бы долго выносить столь отвратительный характер, а Первый Маршал святым определенно не был.

- Насколько подробно вы смогли рассмотреть ее? - после долгой паузы спросил Алва. В палатке было тихо, шумная компания маршала уже давно разошлась, только Окделл крепко спал, сбитый с ног парой бокалов вина. До сих пор Леонард хранил молчание - по негласной договоренности беседы с Рокэ принадлежали только им двоим, и к затронутым темам они никогда не возвращались в присутствии посторонних.

- Посмотрел мистерию из первых рядов, с начала и до конца, - подтвердил Леонард. - Забавно, что башня явилась именно здесь и сегодня.

- Значит, вы не сторонник теории о миражах и эфире? - усмехнулся Алва. - В самом деле, столь приземленные материи не соответствуют вашему стилю.

- У вас чересчур радужные представления о бывшем начальнике штаба Южной армии, - тихо рассмеялся Леонард. - Однако я всего лишь собрал воедино ваши же истории о Повелителях или, если угодно, внуках Кабиоховых. Вы были здесь, как, к слову, и Окделл, - и башня не замедлила явиться. Вопрос лишь в том, почему именно сегодня. Яркие эмоции, пролившаяся кровь, что-то другое?

- Заметьте, вы тоже были здесь, - в тон ему ответил Алва. - И вы, в отличие от меня, видели башню. Мне она, увы, только снится. Впрочем, с тех пор, как я позволил себе признать факт этих видений и заговорить о них с вами, сны меня больше не беспокоят. Должен ли я расценивать это, как ваше благотворное влияние, о достославный?

- Если так угодно блистательному, - раскланялся Леонард. Полушутливый тон их разговоров уже перестал вызывать у него оторопь, хотя мотивация Алвы все еще ставила в тупик. Леонард понимал, когда Первый Маршал обращался так к Савиньяку, с которым был дружен всю жизнь, или к своему земляку Дьегаррону, но как его, графа Манрика, угораздило затесаться в такую компанию, ум осознавать упорно отказывался. Вот уж и вправду, гоганская магия!

- Не хочу лезть не в свое дело, - все же поделился своими тревогами Леонард, - но насколько вы доверяете своему оруженосцу?

- По шкале от одного до десяти? - Алва сделал вид, что задумался. - Ответ может принимать отрицательное значение?

- Тогда почему он здесь? - пристально посмотрел на него Леонард. - Принцип: “держи друзей близко, а врагов - еще ближе” - это, конечно, замечательно, но мальчишка же совершенно неблагонадежен. Я не хочу записывать его в потенциальные предатели, но мне становится не по себе в его присутствии. Да и расстрела Феншо он вам не простит. Покойный был его единственным другом здесь.

- Да, Окделл обладает прямо таки чудесным даром выбирать наиболее неприятных приятелей, где бы он ни оказался, один кансилльер чего стоит, - хмыкнул Алва. - Предоставленный сам себе он наворотит еще больше бед. Окделл - безусловно, зло, но зло известное. Если он кому и навредит, то только самому себе… не беспокойтесь, Леонард. Как бы ни повернулась жизнь, не думаю, что наши с Окделлом кони еще долго будут идти рядом.

- Я боюсь именно того, что будет, когда Окделл отправится в самостоятельный путь, - покачал головой Леонард. - Повторяю, Рокэ, мальчишка злопамятен, неуравновешен и зациклен на вашей персоне. Из этого не может получиться ничего хорошего.

- И все же он единственный Повелитель Скал, что имеется у нас на Изломе, - пожал плечами Алва. - Это данность, которую ни вы, ни я изменить не в силах. В наших интересах знать, что он поделывает, пока весь этот мир не полетит к закатным кошкам.

- Ваш оптимизм ошеломляет, - вздохнул Леонард. - Не говорите потом, Рокэ, что вас не предупреждали.

- Зачем же утруждаться, - весело фыркнул Алва, и от его следующих слов Леонарда вдруг охватило такое приятное и заразительное чувство легкой безмятежности. - Для этого у меня есть вы.

просмотреть/оставить комментарии [6]
 К оглавлениюГлава 2 >>
май 2022  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

апрель 2022  
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

...календарь 2004-2022...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2022.05.12
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [2] (Оригинальные произведения)



Продолжения
2022.05.18 12:17:07
Иногда они возвращаются [3] (Гарри Поттер)


2022.05.16 13:43:22
Пора возвращаться домой [2] (Гарри Поттер)


2022.05.15 18:31:15
После дождичка в четверг [3] ()


2022.05.14 07:36:45
Слишком много Поттеров [46] (Гарри Поттер)


2022.05.13 23:06:19
Вы весь дрожите, Поттер [6] (Гарри Поттер)


2022.05.07 01:12:32
Смерть придёт, у неё будут твои глаза [1] (Гарри Поттер)


2022.04.30 02:25:11
Как карта ляжет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.19 02:45:11
И по хлебным крошкам мы придем домой [1] (Шерлок Холмс)


2022.04.10 08:14:25
Смерти нет [4] (Гарри Поттер)


2022.04.09 15:17:37
Life is... Strange [0] (Шерлок Холмс)


2022.04.05 01:36:25
Обреченные быть [9] (Гарри Поттер)


2022.03.20 23:22:39
Raven [26] (Гарри Поттер)


2022.03.03 14:54:09
Танец Чёрной Луны [5] (Гарри Поттер)


2022.03.01 15:00:18
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2022.02.25 04:16:29
Добрый и щедрый человек [3] (Гарри Поттер)


2022.02.20 22:38:58
Леди и Бродяга [6] (Гарри Поттер)


2022.02.12 19:01:45
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2022.02.11 19:58:25
Глюки. Возвращение [241] (Оригинальные произведения)


2022.02.03 22:54:07
Квартет судьбы [16] (Гарри Поттер)


2022.01.30 18:16:06
Я только учу(сь)... Часть 1 [64] (Гарри Поттер)


2022.01.24 19:22:35
Наперегонки [15] (Гарри Поттер)


2022.01.16 16:46:55
Декабрьское полнолуние [1] (Гарри Поттер)


2022.01.11 22:57:42
Смех в лицо предрассудкам [32] (Гарри Поттер)


2021.12.24 21:38:48
Темная вода [0] (Гарри Поттер)


2021.12.23 17:06:13
Ненаписанное будущее [23] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2022, by KAGERO ©.