Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Пост-Хог, Рон женат на Гермионе. Приходит Гарри навестить друга, а у того дома аж 20 детей!
Гарри:
- Как вы с Гермионой здорово живете!
- Что ты, - возражает Рон. - Она такая зануда, пилит меня и пилит. Честно говоря, просто боюсь ее.
- Ничего себе, зачем тогда столько детей?!
- А в толпе затеряться легче...

Список фандомов

Гарри Поттер[18494]
Оригинальные произведения[1241]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[140]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12706 авторов
- 26966 фиков
- 8628 анекдотов
- 17688 перлов
- 678 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>


  Maledicto Dracula...

   Глава 4. Ceterum censeo Carthaginem delendam esse... часть 2
— Пришло время нам с тобой познакомиться ближе, — ехидный оскал обнажил клыки древнего вампира, заставляя ошарашенного человека забиться в самый дальний угол небольшого помещения.

В комнате царил полумрак, едва разгоняемый несколькими чадящими факелами, которые освещали лишь те места, где находились, но и этого пленнику хватило для того, чтобы в полной мере ощутить весь ужас своего положения. Казалось, что он попал на съемки какого-то ужастика, потому что то, что с ним происходило, никак не могло быть правдой. Темный каменный мешок, в котором оказался убийца, грозил стать его могилой, которую никто и никогда не найдет. Мощные цепи, висевшие на противоположной стене и специфические инструменты, лежащие на небольшом стальном столике, однозначно говорили о том, для чего именно использовалось данное помещение. Но даже не это приводило человека в состояние неконтролируемой паники, страшнее всего этого был палач, со скучающим видом стоящий в паре шагов от него, в котором Мюррей безошибочно узнал вампира, чье лицо сейчас украшало весь город и чей замок они реставрировали. Несмотря на нереальность происходящего, Бен каким-то шестым чувством на уровне подсознания понимал, что не ошибся и перед ним, и правда, был никто иной, как сам Владислав Дракула. Бешеный стук сердца, под который можно было смело танцевать чечетку, а оттого и сумасшедшая скорость кровотока по венам и артериям человека, сводили князя с ума, но он прекрасно владел собой, как и понимал, что не может позволить себе перекусить до тех пор, пока не выяснит все подробности произошедшего. Одним рывком поставив своего «гостя» на ноги и подняв того на несколько дюймов над полом, Дракула впечатал парня в стену, намереваясь проникнуть в его разум, ибо возиться со своим пленником и слушать его заикающееся блеяние князь был не намерен.

— Я требую, чтобы меня доставили в полицию и судили по закону, раз уж на то пошло, — буквально провизжал Мюррей, чуть не падая в обморок и трепыхаясь, словно тряпичная кукла.

Услышав слова Бена, князь, правда, не ослабив захвата, опустил того на пол, решив немного изменить первоначальный план.

— Единственный закон здесь — это я, — нависая над своей жертвой черной глыбой практически по слогам отчеканил Владислав. — И только я буду решать твою дальнейшую судьбу.

Каждое слово, произнесенное Дракулой, намертво впечатывалось в сознание Бена, обдавая могильным холодом и сковывая страхом, от которого у последнего тряслись руки, а голос то и дело срывался на фальцет.

— Этого не может быть! Это все неправда! — вжимаясь в шершавую каменную стену, бормотал себе под нос Бенджамин Мюррей.

— За отрицанием всегда следует смирение и принятие, — философски заметил Влад, наконец-то отходя от белого, словно мел, человека. — Я могу подождать, мне спешить некуда, — и стал медленно растворяться в воздухе.

— Нет! — закричал Бен, кидаясь на прозрачно-белесое марево, в которое превращался вампир. — Не уходи…те, — дрожа всем телом и заикаясь, произнес пленник, хватая руками воздух, в надежде удержать князя. Вся бравада, которую он еще пытался продемонстрировать, вмиг куда-то испарилась, — я все расскажу. Умоляю! Только не оставляйте меня здесь одного! Я не выношу подобных закрытых пространств. Отчим меня постоянно закрывал в чулане под лестницей и… — совсем сник американец, полностью осознав свой провал и капитулируя перед древним вампиром.

Материализовавшись посреди комнаты, Дракула внимательно посмотрел на склонившего голову юношу, ощущая, как все эмоции покидают разум Бена, оставляя после себя лишь спокойную обреченность, расходящуюся от него легкими волнами. Влад никак не мог отделаться от мысли о чувстве дежа вю. Только еще несколько часов назад подобные эмоции испытывала еще одна его пленница. Заглянув в орехово-серые глаза Бенджамина, Дракула в один миг все понял, даже не читая мысли.

— Почему? — только и спросил Владислав.

Внимательно выслушав рассказ Мюррея, он, встав со стола, на котором сидел во время исповеди Бена, медленно приблизился к парню и тихо произнес:

— Ты же понимаешь, что решил свою участь еще в тот момент, когда взял в руку камень и впервые занес ее для удара?

Молча кивнув, Бенджамин закрыл глаза. Он прекрасно осознавал, что уже никогда не увидит солнечный свет, никогда не вдохнет полной грудью свежий, наполненный ароматами цветов воздух. Поддавшись эмоциям, он бросил вызов судьбе, возомнив себя ангелом-мстителем и спланировав хитроумное и идеальное, как ему тогда казалось, преступление и проиграл, потерпев сокрушительное поражение.

— Лучше убейте, но не оставляйте здесь гнить, — прошептал он, с мольбой смотря в черные бездонные глаза князя.

Дракула какое-то время молчал, что-то обдумывая, а потом, в один миг, явив поверженному человеку свою демоническую сущность, сказал:

— Так и быть, я дарую тебе быструю смерть, — с этими словами острые, как бритвы клыки вампира вонзились в шею Бена, иссушая американца за считанные минуты.

*******

Радость начальника полиции Тырговиште была недолгой, ровно до того момента, как его помощник передал ему записку от вездесущего и всезнающего Алукарда, в которой последний сообщал, что человек, арестованный минувшей ночью, к убийствам непричастен.

— Отпустите этого Луческу, — упав на стул, буквально шепотом произнес Кришан, и устало откинулся на спинку.

— Но?

— Я сказал отпускай! — повысил голос хозяин кабинета. — Он невиновен. У меня информация из достоверного источника.

— Хорошо, — кивнул Тадеуш, но не успел прикрыть дверь, как был снова остановлен голосом начальника:

— И остальных тоже, — выдохнул Кришан, продолжая неосознанно сжимать в руке записку, написанную Алукардом.

— А тех, кого не было на допросе... Что с ними делать? Искать их или… — полицейский замолчал под гневным взглядом шефа.

— Конечно, ищите! — бросил тот.

Замешкавшись на минуту в нерешительности, Ливиану все же поспешил в допросную, чтобы исполнить приказ и освободить задержанных историков.

*******

Резко открыв глаза и обведя незнакомое помещение мутным взглядом, Лейси едва не закричала от шока и неожиданности. Она абсолютно не помнила, что именно с ней случилось после того, как Бен ее поцеловал. Конечно, мисс Браун могла подумать, что оказалась в квартире своего парня или же в номере гостиницы, но вот только рядом с ней на соседней подушке, почти полностью пропитанной кровью, лежала Гвендолин. Попытавшись восстановить в памяти недавние события, Лейси не добилась ровным счетом ничего, кроме сильной головной боли, к которой еще примешивалась легкая тошнота. Попробовав встать, Лейси чуть не упала, чудом удержавшись на ногах лишь потому, что успела схватиться за черный бархатный полог, тяжелыми волнами свисавший по обе стороны огромной кровати.

— Гвен, — тихонько произнесла она и аккуратно дотронулась до плеча подруги. — Гвен, очнись, пожалуйста. Что с тобой? — последние слова растворились в слезах, которые Лейси уже не могла сдерживать.

Но ответом ей служила тишина, Гвендолин не реагировала ни на слова, ни на прикосновения. Решив позвать на помощь, борясь с охватившим все ее существо страхом и превозмогая сильное головокружение, мисс Браун сделала несколько шагов по направлению к двери, но потом резко остановилась. «А что если мы в доме убийцы?» — пронеслось у нее в голове.

— Господи, помоги нам! — уже вслух выдохнула девушка, пытаясь не разрыдаться. — Что же теперь делать? И где Бен, черт побери? — на смену ужасу пришел гнев, придавая силы и приводя мысли хотя бы в относительный порядок.

Но не успела Лейси обдумать свое дальнейшее поведение, как услышала быстро приближающиеся шаги, гулко разносившиеся по коридору. Еще мгновение спустя тяжелая дубовая дверь открылась и на пороге возник высокий статный мужчина, лет пятидесяти, с темными, коротко стрижеными волосами, в дорогом костюме и с большим кожаным саквояжем в руке.

— Кто вы? Что вам нужно? — обессиленно упав в стоящее рядом кресло, спросила Лейси.

— Мисс, не бойтесь, — с сильным акцентом произнес мужчина по-английски. — Я не причиню вам вреда, наоборот, хочу помочь вам и вашей подруге.

— Что с нами случилось? Это все тот убийца, да? — снова заплакав, поинтересовалась Лейси.

— Да, к сожалению, — кивнул человек, поставив саквояж на прикроватную тумбу и доставая оттуда аппарат для измерения давления и стетоскоп. — Я врач, меня зовут Драган Дракулешти.* Успокойтесь, теперь все будет хорошо. Вам нечего больше бояться, — заверил ее мужчина, подходя к Гвен и слегка поворачивая той голову, чтобы лучше рассмотреть серьезность нанесенного повреждения.

— С ней тоже все будет в порядке? — забыв о себе, спросила мисс Браун, также рассматривая со своего места рану Гвен, выглядевшую, надо сказать, весьма плачевно.

— Думаю, да, — измеряя давление и слушая сердце, тихо ответил Драган. — Ей довольно сильно досталось, но, смею надеяться, что ваша подруга все же отделается сотрясением мозга и сильной мигренью. А теперь позвольте осмотреть вас, — он повернулся к своей собеседнице, все так же сидевшей в кресле, и та протянула ему руку, чтобы он смог измерить давление. — Рад сообщить, что с вами все… — он резко замолчал, заметив на шее Лейси след от укола. — Что это? — отводя светлые пряди в сторону и внимательно изучая повреждение, пробормотал Драган.

— Что там? — дернулась мисс Браун и смахнула руку врача со своей шеи. — Меня что... вампир укусил? — выпалила она первое, что пришло ей в голову.

— Даже в мыслях не было, — бархатный голос бесцеремонно вклинился в разговор, заставив говоривших буквально подпрыгнуть на месте.

— Господи, Влад, — облегченно выдохнул Драган, — не один десяток лет с тобой общаюсь, но все никак не могу привыкнуть к твоим появлениям за спиной. — Что… — он резко замолчал, подхватывая Лейси, которая слегка наклонившись вперед, стала падать. — Смотри, до чего несчастную девушку довел, не стыдно? — с легкой улыбкой, бросил Дракулешти.

— Что уж теперь сокрушаться, — проходя в комнату и усаживаясь на резной стул, устало произнес Дракула. — Кстати, что с Гвендолин? — он кивнул на лежащую все еще без сознания мисс Оллфорд.

— Пока трудно сказать, но, думаю, с ней все будет в порядке, — достав пузырек с нашатырем и приводя Лейси в чувства, ответил Драган. — Хотя, конечно, удар довольно серьезный, но не смертельный, к счастью.

— А с нашей второй спящей красавицей? — переведя взгляд агатовых глаз на едва очнувшуюся Лейси, спросил Дракула. — Пора бы уже заканчивать весь этот фарс, в который я по неосторожности влип по самое не хочу.

— Жить будет, просто шок от встречи с тобой. Когда ты поймешь, что мы, люди, существа слабые, и вот так пугать нас не стоит, — снова поднося пузырек к носу своей пациентки, сказал Драган.

— Каюсь, грешен, — с улыбкой произнес князь. — Но должны же быть и у меня в жизни хоть какие-то радости? — озорная улыбка вновь мелькнула на обычно суровом лице.

— Я просто поражаюсь тебе, разменял седьмую сотню лет, а ведешь себя точно, как мой пятилетний внук, — заметил Драган, помогая все еще слегка ошарашенной Лейси занять более удобное положение.

— Не был бы ты моим потомком давно бы за такие речи на кол посадил, — глаза Владислава сверкнули алым, что вызвало легкую дрожь по телу у Драгана и очередную мимолетную улыбку у князя.

— Простите, господа, что вмешиваюсь, — едва подбирая слова, проговорила Лейси, — но мне кто-нибудь может объяснить, что здесь происходит и... кто вы? — она с неподдельным ужасом смотрела на восседающего рядом, словно царь на именинах, Влада.

Мозг явно давал сбой от пережитого шока и ей уже виделись всякие кошмары наяву. Принимать тот факт, что она имела счастье лицезреть перед собой настоящего древнего вампира, она априори отказывалась.

— Ваши глаза вас не обманывают, — со скучающим видом произнес Дракула. — Как же мне надоело лицезреть эти ошарашенные лица. За последние сутки этот дом повидал больше смертных, нежели за последние двести лет, — невесело усмехнулся он. — Да, так что там с нашей подопечной? — сменив тему и обратившись снова к Драгану, поинтересовался Влад.

— Ты имеешь в виду укол? — дождавшись утвердительного кивка, он продолжил: — Скорее всего снотворное. Парень, кажется, хотел просто развлечься и…

— Думаю, несостоявшийся жених банально желал, чтобы его прикрытие случайно не внесло ненужные коррективы в его игру, — перебил Влад своего потомка. — Тогда, — он сделал паузу, на миг задумавшись, — можно в этом деле ставить точку.

После этого он встал и стремительно вышел из комнаты. На минуту в помещении повисла тишина, а потом робкий голос Лейси спросил:

— И что теперь будет… со мной?

— Не беспокойтесь, с вами все будет в полном порядке, — попытался успокоить мисс Браун Драган, заметив, что еще чуть-чуть и девушка опять разразится горючими слезами. — Владислав пообещал мне, что не тронет вас, а его слову можно верить.

— Теперь ты заделался еще и моим адвокатом? — бросил Дракула, остановившись в дверях.

— Нет, просто… — Драган немного стушевался, уловив недовольство в голосе грозного предка.

— Отлично, тогда в путь, — он посмотрел на растерявшуюся Лейси, которая просто не знала, куда себя деть.

— Зачем? Куда? — она вжалась в кресло, боясь даже лишний раз взглянуть на Дракулу.

— Я хотел вернуть вас вашим друзьям, — небрежно обронил Влад, — но, если вы желаете остаться здесь, то…

— Нет-нет, пожалуйста, простите, — Лейси вскочила на ноги и, схватив свою сумку, тут же застыла на месте, борясь с подступившей тошнотой из-за резкого движения.

— Вот, возьмите, — он протянул мисс Браун сложенный вчетверо лист бумаги. — Передайте это Ван Хельсингу.

— Господи, это не может быть правдой, я же фильм видела… и не один… Господи! — бормотала себе под нос мисс Браун, дрожащей рукой забирая послание у Влада.

Закатив глаза, Дракула схватил Лейси под локоть и практически силой выволок из комнаты.

— Меньше бы телевизор смотрели, — зло бросил он и скрылся вместе с Лейси в едва освещенном лабиринте коридоров своего огромного особняка.

*******

Выйдя на улицу из душного кабинета, ученые с огромным удовольствием вдохнули полной грудью еще не отравленный дневной духотой воздух. Утренняя прохлада обдала уставших людей свежестью, стряхивая с них груз пережитого и наполняя легкие кислородом. Многочисленные облака, неспешно плывущие по небу, лишь изредка пропускали солнечные лучи, которые, улучив благоприятный момент, тут же озаряли землю своим бронзово-золотистым светом.

— Господь Всемогущий! — в шоке выкрикнула Брижит Саваж, наткнувшись взглядом на потрясающую воображение своей жестокостью и дикостью картину.

На высоком заборе, ограждающим внутренний двор полицейского участка, и представляющим собой ряд металлических кольев, перехваченных массивными лагами, приваренными в три ряда, как призрак из далекого прошлого был насажен, словно жук на булавку в коллекции юного натуралиста, молодой парень, в котором историки сразу узнали своего коллегу Бенджамина Мюррея. Под ним, привалившись спиной к ограде, ставшей уже окончательным местом казни молодого человека, сидела Лейси Браун, в ужасе озираясь по сторонам ничего невидящим взглядом. Охранники же наоборот мирно спали на своем посту, даже не подозревая, какой сюрприз их ждет по пробуждению.

— Кто-то явно постарался, чтобы послание дошло до адресата, — едва слышно произнес Ван Хельсинг, впрочем, уже понимая, кто именно приложил руку ко всему происходящему.

Слезы, градом струившиеся по щекам их коллеги, смешивались с кровью Бена, которая стекала прямо не нее, но Лейси, казалось, этого даже не замечала, продолжая плакать кровавыми слезами. В руке бедная девушка крепко сжимала лист дорогой гербовой бумаги, увидев которую Ван Хельсинг лишился на мгновение дара речи — левый угол листа венчал дракон, расправивший крылья, точно такой же, как был изображен у него на перстне. С трудом разжав пальцы Лейси, Гэбриэл взял у нее записку и прочел всего лишь несколько слов, написанных до боли знакомым почерком: крупные угловатые буквы, имеющие сильный наклон влево — «Strada Matei Basarab, 66».

— Все быстро возвращайтесь в гостиницу, — резко бросил Ван Хельсинг и слегка встряхнул за плечо мисс Саваж, которая присела возле Лейси и пыталась на пару с Мэри привести несчастную девушку в чувства. — Вызовите для мисс Браун врача и никуда не выходите. Брижит?

— А? — Брижит подняла полные боли глаза на говорившего и слегка кивнула, давая понять, что его слова были услышаны.

— Она у него, — прошептала Лейси, схватив из последних сил Ван Хельсинга за руку.

— Кто? — удивленно спросил Гэбриэл.

— Гвен у Дракулы, — выдохнула несчастная мисс Браун и лишилась чувств.

— Андор, Гиозо, — обратился Гэбриэл к парням, которые хоть и были в таком же шоке, как и остальные, но все же сохранили толику спокойствия, — вы остаетесь за старших. Если я не вернусь до вечера немедленно собирайте вещи и уезжайте из Тырговиште как можно скорее. Возвращайтесь по домам.

— Боже! — выдохнул Петша и осенил себя крестом, только сейчас догнавший своих коллег и заметивший насаженного на кол Бена.

— Но, профессор, — попытался возразить Ковач, — а как же Гвен? Нужно непременно ее найти. Она может быть в страшной опасности. Да и наша работа?

— Гиозо, забудь обо всем, тем более о работе. Забудь вообще о том, что ты когда-то здесь был, — отрезал Гэбриэл.

— Что значит, если вы не вернетесь? — спросил ошарашенно Андор, до которого дошли слова Ван Хельсинга. — Что…

— Ничего не значит. Просто сделайте так, как я говорю, и все будет хорошо, — произнес Гэбриэл и, резко развернувшись, практически в мгновение ока скрылся из вида.

*******

Снова поднявшись на второй этаж своего мрачного убежища и, пройдя по длинному коридору, Дракула вошел в комнату для гостей.

— Что происходит? — с трудом выдавила Гвендолин, едва князь переступил порог комнаты.

Драган, который был все еще в комнате, молча подал мисс Оллфорд стакан с водой и несколько капсул. С легким недоверием взглянув на мужчину, весьма похожего на только что вошедшего Дракулу, она все-таки проглотила предложенное лекарство. Затем откинулась на подушку, но тут же, поморщившись, сбросила насквозь пропитанную кровью постельную принадлежность на пол и привалилась просто к деревянной спинке кровати.

— Первый акт нашего спектакля успешно окончен, декорации установлены и нужный антураж создан, — усаживаясь в кресло, устало проговорил Дракула, смотря куда-то сквозь Гвен. — И теперь мы можем спокойно поговорить.

Владислав кивнул Драгану и тот молча покинул комнату, плотно затворив за собой массивную дверь. Еще какое-то время в помещении висела вполне себе осязаемая тишина. Князь никак не мог собраться с мыслями, чтобы огорошить свою гостью открывшейся правдой, после которой, как он прекрасно понимал ни одна таблетка, предусмотрительно данная ей Драганом, уже не поможет. Кто сказал, что вампиры не умеют чувствовать, тот явно не был знаком ни с одним из них. Потому что вампиры — это люди, утратившие смертность, но никак не эмоции. И сейчас, как никогда раньше, Владислав ощущал все прелести еще сохранившейся в нем человечности.

— Князь, я состарюсь и умру раньше, чем вы соизволите промолвить хотя бы слово, — одарив пасмурным взглядом все еще молчавшего Влада, сказала Гвендолин. — Это у вас вечность в запасе, у меня же ее нет.

— Я смотрю, вы не растеряли дерзости, мисс, — бросил Дракула, привычно закидывая ногу на ногу и складывая руки домиком.

— Не томите, — сменив неудобное положение, попросила Гвен.

— Не пожалейте о своей горячности, — проговорил Влад. — Вы знали, что у вас был брат?

— Что? — выдохнула Гвен, с неверием смотря на своего собеседника. — Брат? И почему был? Куда он делся?

— Скажем так, отправился в лучший мир.

— В каком смысле? — все еще не до конца понимая, что хочет донести до нее своими словами Дракула, переспросила Гвендолин, слегка поправив все время сползающую на глаза повязку.

— В самом прямом, — уточнил Влад. — Я…

— Вы хотите сказать, что… — она замолчала на мгновение, пытаясь осмыслить сказанное, — убили его? — выдавила она.

Дракула четко уловил момент, когда Гвен, собрав остатки сил, попыталась наброситься на него с кулаками. Легко перехватив ее на середине пути, он силой усадил ее на постель, но она снова попыталась вскочить.

— Сидеть! — рявкнул Влад так, что его, наверное, услышали все обитатели дома.

Затем Дракула подошел к небольшому резному шкафчику, стоящему в углу комнаты, и достал оттуда бутылку виски. После чего налил янтарную жидкость в стакан и протянул его Гвен.

— Пейте! Другого успокоительно у меня под рукой нет. Если, конечно, не хотите, чтобы я блокировал ваши эмоции насильно, — сказал он, выжидательно уставившись на Гвендолин.

Дождавшись пока Гвендолин послушно выпьет спиртное, он предусмотрительно забрал у нее стакан и буквально упал в глубокое кожаное кресло, вытянув ноги.

— Эти сутки поистине бесконечны даже по моим меркам, — едва слышно проронил князь. — Но самое смешное, что еще не вечер и нас ждет продолжение Марлезонского балета.

— Идите к черту! — пытаясь справиться со слезами, произнесла Гвен. — Почему вы не позвали меня? Почему не дали даже возможности взглянуть ему в глаза? Что вы за человек такой?

— Ну, видимо, потому что я уже давно не человек, — на мгновение прикрыв глаза и загоняя внутрь своего зверя, тихо ответил князь.

— А этот доктор, Драган, он похож на вас, — укладываясь на бок, на край кровати, произнесла Гвендолин. — Не так, чтобы уж очень, но что-то неуловимое во внешности, жестах.

— Он мой потомок, пра-пра-пра и так далее внук, — наблюдая за Гвен из-под полуопущенных ресниц, ответил Дракула, прекрасно понимая, что Гвендолин тянет время, пытаясь совладать с собой. Он ощущал биение ее сердца, то, как оно из бешеного танца переходит в почти спокойное состояние, расслабленное алкоголем.

Слезы вновь заструились по щекам мисс Оллфорд, но Гвен, пару раз всхлипнув и зло вытерев соленые дорожки рукой, все-таки обратила вопрошающий взор на Влада, давая тому понять, что готова продолжить тяжелый для нее разговор.

— Так вот, ваш американский коллега Мюррей…

— Он мой брат? — перебила девушка Дракулу. — Но это невозможно.

— Возможно, — кивнул Владислав. — Не знаю, в курсе вы или нет, но ваш отец, будучи студентом, много путешествовал по миру, налаживая деловые связи с потенциальными партнерами по бизнесу, что достался ему в наследство. И когда он был в Америке по делам, вас, я так понимаю, и на свете еще не было, встретил там женщину, с которой провел какое-то время и, надеюсь не стоит объяснять, откуда берутся дети? — лукавая улыбка слегка тронула губы Влада. В ответ Гвен только застонала, закатив глаза. — Потом он спокойно вернулся домой, женился на вашей матери и родились вы. Герцог, в венах которого течет голубая королевская кровь, Гарольд Оллфорд не имел ни малейшего понятия, что у него в чужой стране несколькими годами ранее на свет появился сын — Бенджамин Гарольд, естественно носивший фамилию матери. Почему мать Бена не сообщила ему о своей беременности, вы, боюсь, уже никогда не узнаете, потому что Кристин Мюррей умерла несколько месяцев назад, но, как это обычно водится, на смертном одре она все рассказала сыну. И тот тут же решил разыскать богатого и титулованного родителя. Естественно, ваш отец ему то ли не поверил, то ли просто не захотел марать свое имя, но ваш брат остался ни с чем. Затаив обиду, он узнал, что у него есть сестра и что она историк, как и он. Это вселило в него уверенность в том, что к нему благосклонны сами Небеса и он решил убить вас, чтобы отомстить вашему общему отцу за отказ признать в нем наследника. Дальше, думаю, вы более-менее догадываетесь, что к чему?

— Да уж, — протянула Гвендолин, пытаясь осмыслить рассказ Дракулы. — Вы были правы, говоря, что все до банального просто. Я поверить не могу, что он все это затеял лишь для того, чтобы убить меня.

— Мне даже понравилась его изобретательность и при других обстоятельствах я, возможно, сохранил бы ему жизнь, но... — князь многозначительно развел руками. — Не тот момент он выбрал для своей мести.

— Бедные девушки, которых он убил из-за меня, — всхлипнула Гвендолин, с осуждением посмотрев на говорившего. — Вот так ни за что, просто потому, что они были на меня похожи…

— Я бы на вашем месте и по ним не сильно горевал, — заметил Дракула. — Одна из них была пустоголовой прожигательницей жизни, вторая же проституткой, отправившей на тот свет собственную мать. Кстати, вторая жертва была сестрой вашего коллеги Петши. Так что парень должен вам еще спасибо сказать за то, что избавился от такой обузы.

— Как вы можете быть таким черствым и жестоким? — возмущенно проговорила Гвен, садясь на кровати и пытаясь остановить причудливый пляс перед глазами. — Они же были людьми, чьими-то детьми…

— Они были всего лишь людьми, жалкими и пустыми. Их жизнь не стоила и леи.

— Любая жизнь бесценна! — парировала Гвен. — Это для вас мы лишь еда, но Бог создал…

— Только давайте оставим высокую философию. Вот вам еще один гвоздь в крышку гроба вашей теории всепрощения, порядочности и справедливости. Ваш братец, как вы, наверное, знаете, писал книгу обо мне? — Гвен кивнула. — Так вот, его план состоял еще и в том, чтобы разрекламировать свое неизданное детище, скрасив выход из печати скандалом и окутав все мистическим ореолом, тем самым создавая ажиотаж вокруг книги. Отсюда и убийства, совершенные якобы вампиром. Он попросту пытался убить двух зайцев одним выстрелом и не найди я вас тогда на улице, боюсь, все бы у него получилось.

— И что вы хотите? — не выдержала Гвен. — Чтобы я бросилась к вам на шею, благодаря за спасение?

— Нет, но теперь вы послужите моей цели, — зло сверкнув глазами и пытаясь сдержаться, бросил Владислав.

— Какой именно?

— Узнаете в свое время, тем более, что ждать осталось недолго.

— А если я откажусь?

— У вас нет выбора, хотя… — сделав вид, что задумался, сказал Дракула. — Я все же могу предложить вам альтернативу.

— Ненавижу! Самодовольный, бессердечный тиран! — выпалила Гвен, заливаясь слезами, и отвернулась от князя, который уже закрывал за собой дверь.

Если бы не ужасная слабость, мисс Оллфорд разнесла бы по кирпичику не только комнату, но и весь особняк. Столько злости и ненависти она не испытывала за всю свою жизнь. Гвендолин никак не могла понять, где именно оступилась и когда полетела в пропасть. Яма, в которую еще утром она мысленно падала, считая по наивности, что хуже уже ничего быть не может, сейчас же приобрела размеры Большого каньона, делая ее полет вниз просто бесконечным.

Гвендолин буквально сходила с ума, раздираемая противоречиями и гневом. Хорошо, что у нее под рукой не было мобильного, потому что разговор с отцом мог стать последней каплей в их и так довольно непростых отношениях. Гвен не могла принять того, что ее всегда непогрешимый родитель мог допустить подобную ошибку в жизни. Конечно, она понимала, что тогда он был молод и неопытен, но сейчас... столько лет спустя, почему он прогнал с порога родного сына? Неужели мнение кучки лордов намного важнее собственной плоти и крови? Ругала последними словами Гвендолин и себя за то, что настолько погрузилась в любимую работу, что не видела ничего вокруг, а ведь было несложно заметить их схожесть с Беном. Сейчас она вспоминала его орехово-серые глаза, отцовские глаза, и удивлялась, как не обратила внимания на этот факт раньше, ведь парень был, и правда, очень похож на их общего родителя.

Попытавшись отвлечься от мрачных размышлений, Гвен хотела переключиться на что-то менее трагическое, потому что ее голова грозила просто взорваться от количества неприятных и тяжелых мыслей, давящих на ее сознание могильной глыбой, но ее разум явно не спешил идти навстречу желаниям своей хозяйки. А потому перед ее мысленным взором, как назло, все время маячил Дракула с самодовольной улыбкой на устах. Гвен в который раз поражалась князю, точнее его противоречивой натуре. Безусловно, она прекрасно знала, кто он и что собой представляет, но она ведь видела его другую сторону, надежно скрытую от всех вокруг. Мисс Оллфорд отчетливо помнила сожаление в его глазах цвета безлунной ночи, когда он собирался рассказать ей о Бене. И тут же Влад с бесстрастием мраморной статуи сообщал ей о том, что убил человека, отказав тому в справедливом суде и вынеся собственный вердикт, согласно своему же законодательству: око за око, зуб за зуб.

— Ненавижу! — выдохнула Гвендолин, утыкаясь лицом в мягкое покрывало и заливаясь слезами, злясь на себя и весь окружающий мир. — Как же я всех ненавижу!

*******

День радовал ясной солнечной погодой, ярко-голубое небо было чистым и безоблачным, а золотисто-медные лучи согревали своим мягким, уже не обжигающим теплом. Но чем ближе Ван Хельсинг приближался к указанному в записке адресу, тем угрюмее и темнее становилось небо над ним. Подойдя к огромному особняку, гармонично соединившим в себе элементы поздней готики и итальянского возрождения, Гэбриэл с удивлением заметил многочисленные облака, беспрерывно снующие над мрачным строением. Они не оставляли солнечным лучам даже крошечного шанса на то, чтобы пробиться сквозь плотную пелену и озарить старый дом своим ласковым светом. Передернув плечами, Ван Хельсинг поднял руку, чтобы постучать, но едва прикоснулся к дверному молотку в форме дракона, раскинувшего свои могучие крылья, как массивные резные двери отворились и на пороге появился человек в черном костюме.

— Проходите, Хозяин ожидает вас, — Больдо отступил на шаг, давая возможность гостю пройти в дом, и тут же закрыл за ним дверь. — Следуйте за мной.

Ван Хельсинг, оказавшись внутри дома, бегло осмотрелся по сторонам. Размах, с каким устроился Дракула практически в самом сердце города, поражал его воображение. Он хорошо помнил, что князь любил комфорт, но он так же знал, что всей этой помпезности Влад всегда предпочитал простоту и практичность, а тут просто королевский дворец какой-то: статуи, лепнина, золото, дорогая мебель, произведения искусства.

— Обождите здесь, — ворвался в его размышления голос слуги, возвращая Гэбриэла в реальность. И с этими словами Больдо поспешно покинул помещение, в которое привел гостя князя.

Гэбриэл еще раз осмотрелся вокруг, гадая, что же приготовил Влад на этот раз, и стал просчитывать возможные пути отступления, но, к его удивлению, он не заметил ничего из ряда вон выходящего, что могло хотя бы немного пролить свет на происходящее. Находился Ван Хельсинг, судя по всему, в оружейной, представлявшей собой довольно большое помещение с высоким сводчатым потолком и мраморным полом, стены которого были увешаны всевозможным оружием. Здесь были в изобилии представлены различные клинки, всех эпох и народов, пистолеты, револьверы и ружья. Между четырьмя практически от пола до потолка стрельчатыми окнами, неплотно задернутыми черными тяжелыми портьерами, находились ручной работы гобелены, изображающие батальные сцены далекого прошлого. Присмотревшись внимательней, охотник с неподдельным удивлением заметил хорошо знакомый ему сюжет: два рыцаря, сошедшиеся в смертельном поединке, а по бокам текст на латыни со словами пророчества, которое помогло Ван Хельсингу низвергнуть в Преисподнюю своего давнего противника в их прошлую встречу. Также обстановку дополняли стоящие по углам доспехи, внушительных размеров квадратное зеркало на подставке, задернутое алым бархатом, а еще огромный герб Дракулы, на котором могучий дракон, раскинувший крылья, держал в левой лапе молнию и был готов в любой момент сразить врага своего господина.

— Ну здравствуй, Гэбриэл, — тихий вкрадчивый голос нарушил тишину.

— Ты?! — возмущенно-вопросительно выдохнул Ван Хельсинг, наблюдая за приближающимся к нему с грацией хищника, приготовившегося к прыжку, Владиславом.

Ван Хельсинг, конечно, знал кого он здесь найдет, но все-таки на мгновение не поверил собственным глазам, настолько абсурдным казалось ему то, что он видел. Гэбриэл отлично помнил, как разорвал горло этому монстру двести лет тому назад в его замке. Но, похоже, Бог решил посмеяться над своим охотником и снова испытать его на прочность, столкнув с заклятым врагом в очередной раз.

— Смотрю, ты сильно изменился с нашей последней встречи. Постарел, — глаза Владислава сверкнули насмешкой и ненавистью.

— Зато ты остался прежним, — также с плохо скрываемой злостью в голосе, бросил Гэбриэл.

— Что же твой покровитель так наплевательски относится к своему орудию праведной мести?

— Как ты выжил? — проигнорировав сарказм бывшего друга, спросил Ван Хельсинг. — Я же убил тебя. К тому же это пророчество, — он сделал неопределенный жест рукой в сторону гобелена.

— Всему виной Анна, — усмехнувшись уголками губ, сказал Дракула. От его пристального взора не укрылось то, как дернулся, словно от пощечины, Гэбриэл при упоминании имени принцессы. — Она успела вколоть тебе зелье на мгновение раньше, чем ты нанес свой последний удар. Хотя, не скрою, выкарабкаться было довольно сложно. Ты все-таки постарался на славу. Я был уже одной ногой в могиле, мое существование на земле прервалось и я угодил благодаря тебе в Чистилище.

— Очень жаль, что этого оказалось недостаточно. Больше я такой оплошности не допущу, — произнес Ван Хельсинг, доставая из внутреннего кармана легкого плаща небольшой серебряный крест, усыпанный рубинами, переливающимися в лучах заходящего солнца всеми оттенками алого. — Узнаешь? — бросил Гэбриэл, отметив про себя удивление, на мгновение отразившееся в глазах Дракулы. — Где Гвендолин?

— Ты все еще надеешься на эти священные побрякушки? Даже крест Иуды не может меня убить, — изогнув бровь, проговорил Влад, совладав с дрожью, волной обжигающего холода вмиг прокатившейся по всему телу.

— Знаю, но он может существенно подточить твои силы. Нужно же уровнять шансы в битве, — теперь усмешка играла на губах охотника, отчетливо уловившего волнение противника.

Какое-то время они молча стояли друг напротив друга. Затем Дракула медленно повернулся и, сделав легкий взмах рукой, открыл дверь, в которую вошла Гвен, пребывая в гипнотическом трансе. В ее руках была средних размеров деревянная шкатулка. Гвендолин осторожно ступала по начищенному до блеска полу до тех пор, пока не поравнялась с князем. После чего она бережно опустила свою ношу на мраморные плиты и, сделав пару шагов назад, замерла в ожидании рядом с зеркалом. Как же ей хотелось сейчас придушить наглого вампира, снова лишившего ее воли, при этом оставив в сознании. Внутри Гвен все просто бурлило от злости, но внешне она оставалась спокойной и невозмутимой, полностью контролируемая Владом. Гвен не могла даже шевельнуться без его разрешения.

— Тебе еще не надоел этот театр? — буквально выплюнул Гэбриэл, быстро приблизившись к Гвендолин.

Ван Хельсинг попытался привести свою подопечную в чувства, но она никак не реагировала на его действия. Хотя при этом Гвен мысленно кричала не своим голосом, чтобы Гэбриэл убирался из этого дома, как можно дальше и вообще забыл сюда дорогу, но, естественно, тот ее не слышал. Раз за разом она намеревалась достучаться до Ван Хельсинга так же, как и он до нее, но своими бесплодными усилиями лишь вызывала легкую ухмылку на лице князя.

— Можешь не пытаться, — делая шаг вперед и заставляя Гэбриэла попятиться, заметил Влад. — Ты слаб для того, чтобы пробиться сквозь стену моего воздействия на ее разум.

Выругавшись про себя, Гэбриэл зло воззрился на вампира, со скучающим видом стоящего в паре шагов от него.

— Что со мной происходит? Почему твоя чертова кровь больше не действует? — спросил Ван Хельсинг, поморщившись от резкой обжигающей боли в руке.

— Мой перстень, — кивнул Дракула. — Вижу он тебя беспокоит, причиняет боль.

— И?

— Когда ты снимал его с моей мертвой руки после того, как первый раз убил меня, думаю, ты не удосужился посмотреть на обратную сторону, — утверждение, не вопрос прозвучало в тоне князя. — Так вот, если его перевернуть ты увидишь там гравировку — Агисхьяльм.

— Шлем ужаса? — выдохнул Гэбриэл.

— Именно. Думаю, теперь не стоит объяснять, что каждая твоя мысль, направленная в мою сторону, возвращалась тебе сторицей, — небрежно бросил князь. — Отсюда и жжение в руке и частичная потеря сил. С каждым днем кольцо буквально вытягивало из тебя жизненные силы. А той моей крови, которая попала в твой организм, хотя ты неплохо подкрепился двести лет тому назад, уже было просто недостаточно, чтобы поддерживать в тебе прежние способности.

— Но…

— А это ты уже у своего непосредственного босса спросишь при личной встрече, — усмехнулся вампир, прочитав мысли давнего недруга. — Ваши божественные дела и сделки вне моей компетенции. Мне бы со своими разобраться. Хотя, боюсь, ваша встреча произойдет очень нескоро, ибо твоя бессмертная душа навеки останется на грешной земле, — почти неслышно добавил Дракула.

И снова в комнате повисла тишина, и снова давние заклятые враги сошлись в зрительном поединке, прожигая один другого тяжелыми взглядами.

— Надеешься выйти в этот раз сухим из воды? — первым нарушил молчание Гэбриэл, внимательно следя за своим противником.

— Не все же добру побеждать, мы ведь не в сказке, — с легкой усмешкой парировал Дракула.

— Как сказать, — не спуская пристального взгляда с самодовольно улыбающегося князя, сказал охотник. — Ceterum censeo Carthaginem delendam esse.*

— Неужели? Что же, посмотрим, — бросил Влад.

Уловив легкое колебание воздуха возле Ван Хельсинга, который надавив на центральный рубин на кресте и выпустив из недр серебряного чрева острый клинок, уже готов был занести руку для удара, Владислав буквально на мгновение опередив его, резко притянул к себе Гвендолин и впился ей в шею клыками. Гэбриэл на миг замешкался, пытаясь вырвать из железного захвата Дракулы несчастную девушку и этого вполне хватило последнему, чтобы сорвать покрывало с зеркала, а затем быстро открыть шкатулку, толкнув предварительно бесчувственную Гвен в сторону Гэбриэля. Мужчина инстинктивно подхватил падающую на пол возле его ног Гвендолин и поздно заметил, что его тело окутал голубоватый дымок, а зеркальная поверхность, замерцав в тут же накрывшей комнату темноте, стала притягивать к себе, словно гигантский магнит. Князь в это время прикрыв глаза бормотал что-то на незнакомом Гэбриэлю языке. Сопротивляться притяжению возможности не было, сколько Ван Хельсинг не пытался вырваться из незримых оков, но так и не смог противостоять неведомой ему демонической силе. Поэтому подхваченный потусторонним потоком, Гэбриэл практически воспарил над полом, двигаясь против своей воли в направлении зеркала до тех пор, пока его не впечатало в гладкую поверхность. В следующую секунду бездушное серебро обагрила кровь, заливая алыми слезами мраморный пол, а тело Гэбриэла враз обмякло, лишившись души. Голубое сияние, просочившись сквозь зеркало и тем самым освободившись от бренной телесной оболочки, приобрело более насыщенный оттенок и шарообразную форму, а затем послушно устремилось в раскрытую шкатулку, испещренную множеством призывающих и удерживающих рун. Закончив читать заклинание, Дракула быстро закрыл ларец и запечатал его замысловатыми охранными знаками, которые начертил своей кровью на крышке. В это время в оружейную вошел Больдо и зажег немногочисленные свечи в канделябрах в виде черепов, висевшие на стенах по периметру комнаты. После чего, взяв одну из них, передал князю, который залил воском щель между крышкой и самой шкатулкой, навеки запечатывая душу своего заклятого врага в этой деревянной могиле.

— Убери это отсюда, — равнодушно бросил Дракула, указав кивком на практически мумифицированное тело Ван Хельсинга. — Сожги его, — добавил Влад и, подняв на руки бесчувственное тело Гвендолин, покинул оружейный зал.

просмотреть/оставить комментарии [5]
<< Глава 3 К оглавлениюГлава 5 >>
декабрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

ноябрь 2020  
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2020.12.01
This Boy\'s Life [1] (Гарри Поттер)



Продолжения
2020.12.01 12:48:46
Дамблдор [5] (Гарри Поттер)


2020.12.01 12:36:53
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.11.30 07:51:02
Секрет почти не виден [2] (Гарри Поттер)


2020.11.29 12:40:12
Мой арт... [4] (Ван Хельсинг, Гарри Поттер, Лабиринт, Мастер и Маргарита, Суини Тодд, Демон-парикмахер с Флит-стрит)


2020.11.25 16:30:33
В качестве подарка [70] (Гарри Поттер)


2020.11.25 01:09:59
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.11.24 00:28:50
Леди и Бродяга [4] (Гарри Поттер)


2020.11.12 22:03:57
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.11.08 19:55:01
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.11.08 18:32:31
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.11.08 18:24:38
Змееглоты [10] ()


2020.11.02 18:54:00
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.11.01 18:59:23
Время года – это я [6] (Оригинальные произведения)


2020.10.24 18:22:19
Отвергнутый рай [26] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.10.19 00:56:12
О враг мой [106] (Гарри Поттер)


2020.10.17 08:30:44
Дочь зельевара [197] (Гарри Поттер)


2020.10.13 02:54:39
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.10.11 18:14:55
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [262] (Гарри Поттер)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.