Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Не понимаю почему непростительные это плохо, а превращать животных в вещи - нормально.

Список фандомов

Гарри Поттер[18472]
Оригинальные произведения[1236]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[136]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[106]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12668 авторов
- 26939 фиков
- 8606 анекдотов
- 17671 перлов
- 667 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>


  Цветы разрушения

   Глава 8
- Быстрее! – крикнула Гвен.
Томас ускорил галоп лошади магическим толчком. Они неслись так быстро, что у королевы выступили слезы на глазах. Они с Томасом скакали практически вплотную с Элианом и с Гавейном и Митиан – их ноги соприкасались во время бешеной скачки, когда они выписывали красивую дугу, проникая сквозь вражеские войска. Только оставаясь вплотную друг к другу, они имели шанс добраться до Артура.
Враг безжалостно теснил разрозненных рыцарей Камелота, почти все очаги сопротивления были уничтожены. Саксонские воины поворачивались вслед королеве и ее команде, пытаясь помешать им, но были недостаточно быстры, чтобы остановить их. Томас отражал атаки некромантов с фантазией, не перестававшей удивлять Гвен. После золотой сети он последовательно использовал волшебную радугу, брызнувшую ниоткуда, молоток света, обрушившийся на угрожавшую руку, и громадный шар, внутрь которого он заключил их, заставив плыть в невесомости, когда они оказались под перекрестным огнем сразу пяти колдунов.
Глаза Гвен были прикованы к голубым магическим брызгам, исходящим от Алатора и Гили. Она знала, что Артур с ними, и до них оставалось не так уж много… Приближение к цели увеличивало ее мужество и решимость. Гвен не знала, что они будут делать, когда окажутся вместе, но в этот момент все, чего она хотела – быть рядом с мужем, сражаться вместе с ним. Она не замечала атак черных колдунов, сопровождавших их бешеный галоп, и только услышала, как Томас закричал позади нее, когда был резко вырван из седла. Гвен обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как черное щупальце, схватившее его поперек груди, пронесло его по дуге.
- Томас!
Ее лошадь резко затормозила, встав на дыбы от того, как жестко она дернула поводья. Лошади Элиана и Митиан с Гавейном продолжили свой бег вперед. Томас упал на землю в двадцати метрах позади нее, и Гвен тут же развернулась, чтобы подобрать его. Без него они не продержатся и пяти секунд на поле битвы, опустошенной некромантами.
Впереди Митиан крикнула Гавейну следовать за Гвен, но перед ними возникло чудовищное создание, загородив путь. Элиан оказался против пятнадцати саксонских пехотинцев, ряды которых сомкнулись вокруг него. Гвен добралась до Томаса, который катался по земле, борясь со щупальцами. Она посмотрела на созданное черной магией чудовище и дым вокруг и отчаянно поискала глазами колдуна, который его контролировал. Он стоял в тридцати шагах, с ужасной улыбкой на лице.
Гвен схватила арбалет, прицелилась и выстрелила, попав ему прямо в голову. Монстр тут же рассеялся, оставив задыхающегося Томаса на земле. Гвен слезла с лошади и опустилась рядом с ним на колени. У него закатились глаза, а по подбородку текла кровь.
- Томас, - умоляла она. – Томас, прошу тебя, останься со мной.
Гвен схватила его и помогла подняться, чтобы дотащить до лошади. Остальных она больше не видела.

***
Элиан бешено сражался с пехотинцами, окружившими его. Ярость окутала его мысли, он думал только об одном: сестра. Его храбрая сумасшедшая сестра, обладавшая сердцем рыцаря, толкнувшим ее в эту легендарную скачку сквозь сердце вражеских войск, с поддержкой лишь четырех воинов, один из которых был женщиной, а другой – мальчиком, если сбросить с весов магию.
Почему Гвиневра должна быть такой храброй? Почему она не могла остаться в арьергарде? Элиан ненавидел ее за это, но в то же время восхищался. Он восхищался женщиной и королевой, которой она стала. У Элиана часто возникало впечатление, что всю свою жизнь он подводит ее. Он бросил Гвен одну заботиться об отце, потому что ему хотелось приключений. Ему не хватило мужества остаться рядом, когда Артур изгнал ее после истории с Ланселотом. Он не смог поддержать ее год назад, когда она потеряла ребенка. Гвен была старшей и всегда все делала для него. Но сегодня Элиан ни одному врагу не позволит разлучить его с ней. Он будет рядом, чтобы защищать ее, если понадобится – до смерти.
Испустив гневный вопль, Элиан пришпорил лошадь и врезался в людей, находившихся на его пути, создавая проход. Гвен была перед ним, поддерживая наполовину потерявшего сознание Томаса. Саксонские воины окружили ее, и, отказавшись от попытки добраться до лошади, она вытащила меч – одна в окружении тридцати мужчин. Гвен поворачивалась вокруг оси, следя за их приближением, не выпуская мага. Элиан заметил улыбку некроманта, в стороне наблюдавшего за сценой, и выругался.
Раздался сигнал атаки. Воины бросились на королеву. Элиан испустил крик и ударил лошадь пятками в бока, бросаясь на помощь сестре.
- Гвен!

***
Гавейн посмотрел на тварь, перегородившую путь, и сглотнул. Не предупредив его, Митиан вырвала поводья, взяв контроль над направлением движения. Она пришпорила лошадь, бросая ее галопом между ног магического чудовища, по пути избегая кулака, пытавшегося обрушиться на них, вынуждая лошадь делать резкий крюк влево.
- Ты управляешь лошадью так, словно ты пьяна! – крикнул ей Гавейн.
- Это так похоже на тебя: думать о выпивке даже в такой момент! – огрызнулась Митиан, когда они проходили под аркой из ног гиганта. – Лучше обнажи меч и руби вон там!
«Вон там» означало полчище саксонских всадников, бросившихся на них во весь опор. Гавейн вытащил меч и начал атаку: удар направо, удар налево, удар, чтобы по пути забрать меч, и вот он уже вдвойне вооружен, вращая руками на манер мельницы, очищая путь с обоих флангов. Руки и головы летели за ним шлейфом.
- Что ты скажешь об этом? – с гордостью спросил Гавейн.
- Скажу, что ты выпендриваешься! – ответила Митиан, описывая на лошади полукруг, чтобы вернуться туда, где они потеряли Гвен.
- И тебе это нравится… - заявил он с улыбкой соблазнителя.
Митиан ткнула его в спину.
- Заткнись, Гавейн, и руби!

***
Элиан мечом расчистил себе путь в плотной толпе, окружившей его сестру, используя грудь своей лошади как таран, а копыта как смертельное оружие. Гвен выпустила Томаса, чтобы свободно сражаться, но нависла над его телом, стремясь защитить его во что бы то ни стало, отказываясь отступить от неподвижной фигуры. Ее осаждали со всех сторон, безжалостно сжимая, и только чудом Гвен не получила до сих пор смертельный удар. Элиан взревел, чтобы придать себе сил, расчищая путь к ней… и вдруг оказался рядом. Доспехи и лицо королевы были забрызганы кровью, глаза расширились от страха. Меч Элиана вовремя отсек голову саксу, который угрожал его сестре топором, и голова взлетела в воздух, сбив с ног другого воина.
- Назад, подонки! - прорычал Элиан, взмахами меча вынуждая отойти окруживших Гвен воинов. – Вы не прикоснетесь к ней!
Надежда вернулась к Гвен, когда она увидела, как нападающие отступают перед мощью Элиана. Она наклонилась, чтобы поднять Томаса, и с трудом потащила его к лошади, где брат перебросил его через седло. После чего Гвен схватилась за протянутую руку Элиана, чтобы в свою очередь подняться.
Он почувствовал, как она задыхается позади, и спросил:
- Ты в порядке?
- Я думала, что пришел мой последний час, - ответила Гвен, вытирая кровь с лица.
- Скоро так и будет, если ты не приведешь в чувство Томаса, - мрачно произнес Элиан, пришпорив лошадь, чтобы вырваться из ловушки.
Он посмотрел вперед и увидел, как Гавейн с Митиан галопом возвращаются к ним, и направился навстречу.
В тот момент, когда они встретились, взрыв из-под земли поднял их, бросив в воздух. Лошади упали на бок с раздробленными ногами. Земля разверзлась под ними, и бесформенная масса кишащих духов хлынула через разрыв. Митиан с Гавейном оказались по одну сторону, Гвен с Элианом – по другую.

***
Митиан первой выпрямилась после толчка – почти сразу же. Разлом был слишком широким, чтобы они могли добраться до Гвен и Элиана. Гавейн, падая, сломал ногу, и принцесса подумала: теперь это конец. Она всегда надеялась умереть на поле битвы. Но теперь, когда настал час, Митиан не чувствовала себя готовой. Слишком внезапно, слишком скоро после того, как она познала самую сильную радость в своей жизни с этим невыносимым насмешником и бунтовщиком. Для которого она была щитом, а он для нее – копьем. Митиан хотела познать другие безудержные ночи с Гавейном, смеяться с ним, сбегать в таверну, меряться силами с мечом в руке, встречать его горящий взгляд, принимая вызов.
Она схватила его за локоть, помогая подняться.
- Оставь меня, - проворчал Гавейн, когда она обняла его за плечи, чтобы поддержать. – Если станешь мне помогать, у тебя не будет ни единого шанса спастись.
- Я никогда тебя не брошу, - ответила Митиан, таща его за собой.
- Не так я хотел бы умереть в битве, - сказал он, прищурившись. – Наполовину хромой, поддерживаемый принцессой, словно это я девица в беде, а ты – рыцарь.
Несмотря на отчаянность ситуации, Митиан задохнулась от смеха. Вокруг них адские создания образовали кольцо, по внешней стороне которого стояли саксонские некроманты. Их воины неумолимо приближались с мечами в руках. Выхода не было. Что бы они ни делали, им конец.
Митиан подумала, что не хочет умирать, глядя на лица саксов и их бесформенные кошмары. Если ей действительно предстоит погибнуть, она хотела бы унести с собой в могилу память о лице любимого человека.
- Думаю, я нашла лучший способ умереть, - заявила Митиан, повернувшись к Гавейну.
И на мгновение они остались одни в мире, глядя друг на друга. Бровь Митиан вопросительно изогнулась. Глаза Гавейна сверкнули, ветер пошевелил его волосы, уголок улыбки скрылся в бороде, и они хором произнесли:
- В поцелуе…
И их губы соединились.
Они стояли лицом к лицу, когда силы тьмы разбушевались вокруг них, но это не помешало им сражаться вместе до конца, со щитом Митиан, защищающим Гавейна, мечом Гавейна, защищающим Митиан – и наоборот, не отдаляясь друг от друга ни на миллиметр.
Даже когда щупальца тьмы обернулись вокруг них, чтобы погрести под собой, даже когда стало очевидно, что им остался последний вздох, они разделили этот вздох, глядя друг на друга. Шутка еще скользила между ними, снова и всегда – о поединке, окрашенном нежностью, странной теперь, когда он подходил к концу.
Я твое копье, ты мой щит, мы вместе – Митиан и Гавейн. Рыцарь и принцесса, соперники и любовники. Прямо перед тем, как демоническая субстанция накрыла лицо Гавейна, перед тем, как она проникла в его глаза, Митиан видела, как его губы шевелятся, произнося:
- Я люблю тебя.
И внутри нее рождалась улыбка, которая была сильнее, чем испытываемая ею боль.

***
Одна из отвратительных тварей, хлынувших из разлома, схватила ногу Гвен, которая закричала, пытаясь проткнуть ее мечом, и Элиан с трудом поднялся, чтобы броситься на тварь. Соприкоснувшись с ее липкой субстанцией, он понял, что зря это сделал.
- Элиан! – как безумная закричала Гвен позади него, когда тварь выпустила ее, чтобы схватить в смертельное объятие ее брата.
- Спасайся, Гвен! – ответил он. – Бери с собой Томаса и иди к Артуру!
- Нет, я отказываюсь тебя оставлять! – надтреснутым голосом произнесла она.
Элиан повернулся к ней с неумолимым взглядом.
- Делай, что я говорю, сестра! Немедленно! Поднимайся!
Гвен в ужасе смотрела, как черная масса покрывает руки, тело, лицо Элиана. Она отползла на локтях, добравшись до Томаса, не в силах оторвать взгляда от брата, схваченного черной магией. Когда он полностью исчез под кишащим налетом, раздался ужасный звук ломающихся костей, и Гвен поняла, что он мертв. После чего твари начали подниматься к ней.
По ту сторону пропасти Гавейн и Митиан стояли бок о бок, тоже окруженные со всех сторон. Гвен успела разглядеть, что Гавейн не был ранен, когда друзья повернулись друг к другу, обменявшись последним поцелуем… Черная армия сомкнулась над ними, и они исчезли из ее поля зрения.
Глаза наполнились слезами. Задыхаясь от рыданий, Гвен схватила Томаса за воротник и закричала:
- Очнись, Томас! Очнись, умоляю!
Перед ней появился колдун, покрытый рунами – его взгляд излучал черную силу.
- Слишком поздно, моя королева, - произнес он, подняв руки.
Но в тот миг, когда он собирался ударить, Томас открыл глаза. Они вспыхнули чистым золотом.
- Митиан! – закричал он.
Его магия пронзила некроманта навылет.

***
Эмрис – твоя судьба, Эмрис – твоя погибель.
На Острове Блаженных Моргана закрыла глаза, вызывая коридор, который должен был привести ее в Камланн.
В Пещере Кристаллов под сеткой рун, которые она сплела, Мерлин открыл свои.
Воздух вокруг него дрожал от плененной, кружащейся магии. Точка перелома была достигнута, объединенная мощь была такой, что свернутые в гроте пространство и время находились на грани взрыва.
Мерлин беспрерывно кричал, в то время как в кристаллах в бесконечном цикле повторялось изображение убиваемого Мордредом Артура. Образы Камланна сменялись, заставляя его присутствовать при смерти всех, кого он любил – одного за другим.
И Мерлин больше не был Мерлином.
Он был Эмрисом.
Он был за гранью сознания, охваченный сверкающей мощью источника, которая вливалась в него, не находя выхода. Яростными ударами он продолжал сотрясать свою клетку, и его магия, войдя в контакт с рунами, поглощающими ее, касалась их создательницы.
Эмрис – твоя судьба, и Эмрис – твоя погибель.
Моргана почувствовала, как время застыло внутри коридора перемещения, в который она шагнула. И что-то сформировалось в ней. Это был Мерлин, стоявший напротив рун в пещере – рун, соединенных с демоном, соединенным с ней. И через них всех взрывающаяся энергия источника, двигающаяся с такой силой, какой она еще никогда не обладала.
Магия нашла в Моргане свой выход.
Она почувствовала крик Мерлина всеми фибрами своей души. Почувствовала его силу, его ярость, его страдание. Все, что он испытывал, влилось в нее. И между ними вдруг открылся пламенеющий канал.
Сила Эмриса поднялась по нему к Моргане. Источник спускался в нее, проникал в нее, наполнял ее, обходил ее. Она никогда не испытывала ничего подобного.
«Моя судьба, - подумала она, когда ее глаза начали сиять чистым светом. - Что еще, кроме магии, могло быть моей судьбой?»

***
Мордред с мечом в руке расчищал себе путь сквозь поле битвы. В отличие от Икбааля и других колдунов, он не использовал магию против рыцарей Камелота. Он хотел приберечь свои силы и свой сюрприз для одного Артура. И он бегом пересекал окружавший его абсолютный хаос, чтобы добраться до конца. Теперь, когда Икбааль и его люди полностью развернули свои силы, поле Альбиона было охвачено смертью.
Мордред нашел Артура, но он находился далеко, а Мордред не хотел появиться рядом с ним магически. Краем глаза он заметил Хэнгиста, который тоже обнаружил короля противника, и неумолимо продвигался в его направлении.
Мордред улыбнулся. Их встреча обещала быть интересной.

***
Саксонские колдуны атаковали Артура и маленькую группу, окружавшую его, сфокусировав усилия на Гили и Алаторе, которые пылко сражались бок о бок. Алатор оказался один против шести некромантов. Все вместе они напали на него с невероятной силой… и окружавший короля щит дрогнул, когда тело Алатора охватили спазмы боли. Гили тут же отступил, чтобы прийти ему на помощь.
Артур оказался без какой-либо магической помощи и с Экскалибуром в руке встал лицом к лицу с демонами, обрушившимися на него. Он нацелил меч на первую бросившуюся на него тварь, и она взорвалась снопом расщепленной материи. Поняв, что благодаря мечу, закаленному дыханием дракона, ему, возможно, удастся защититься, Артур принялся вращать им все быстрее и быстрее.
Но два других демона, которые наблюдали за ним, были не так неосторожны, как первый. Они окружили его, Персиваля и Леона, оставаясь на почтительном расстоянии. В то время как Гили и Алатор упорно сражались за их жизни, король и двое его рыцарей сомкнули ряды.
Покружившись вокруг них несколько мгновений, демоны бросились на них двойной синхронизированной атакой. Артуру удалось достать мечом первую тварь, потом ткнуть в следующую, заставив ее взорваться. Когда она распалась на части, все демоны вокруг запрыгали в их направлении.
В хаосе, который за этим последовал, Артур сражался как никогда. Казалось, Экскалибур притягивался сверхъестественными существами и прыгал им навстречу в его руках. В течение нескольких минут Артур верил, что сможет защитить двух человек, оставшихся с ним. Он был бессилен спасти остальных рыцарей, но ценой своей жизни не позволит этим отвратительным созданиям отнять у него Персиваля и Леона. Возможно, они были единственными, кого он еще мог защитить.
Когда саксонские воины бросились на них, добавляя хаоса, Артур был счастлив, что рыцари рядом с ним. Они занялись людьми, в то время как он занимался чудовищами. И хотя их было всего трое, они оказывали сильное сопротивление.
Артур повернул голову. На краю его поля зрения Алатор стоял на коленях, согнувшись под напором некромантов, десятками наседавших на него. Он яростно защищался, но черная субстанция начала течь из его глаз и рта. Он не продержится долго. Гили храбро вмешался, и когти черной магии погрузились в его горло. Он вспыхнул изнутри, кожа ссохлась и осыпалась в пыль, оставив от него один скелет. Алатор продержался на несколько мгновений дольше, прежде чем подвергнуться той же участи.
Следующая атака предназначалась Артуру. Даже Экскалибур ничего не мог сделать против ее внезапной скорости. Но Персиваль, когда заметил, что его король является следующей жертвой, бросился перед ним, чтобы получить удар вместо него, используя свое тело как щит. Артур успел перехватить взгляд друга перед тем, как он распался на его глазах. Король открыл рот в беззвучном крике, застыв от боли этой ужасной потери. Но у него не было времени предаваться горю.
С энергией отчаяния Леон схватил его за руку, вынуждая бежать. И они побежали вместе. Король и его капитан, как в старые времена, когда были только они двое. Леон, который был первым из его рыцарей, и который должен был стать так же последним, крикнул:
- Быстрее, Артур! Быстрее!
Позади них земля поднялась под ударами неумолимо преследовавшей их черной магии.

***
Слезы текли по щекам Томаса, когда он со страданием на лице повторял: «Митиан».
- Томас, прошу тебя. Отведи меня к Артуру, - умоляла Гвен, положив руки ему на плечи.
Он не смотрел на нее – его глаза практически закатились. Но Гвен различила его согласие. Усилием воли Томас сжал зубы, призывая свою магию… его больной взгляд, бешено метавшийся, без конца переходил от золота к темному цвету. Из носа и рта у него шла кровь, образуя черноватые полосы на подбородке.
Но, поднявшись в воздух, Томас увлек с собой королеву. В созданном им золотистом шаре ни одно чудовищное колдовство не могло коснуться их. Гвен не смотрела вниз, пока они летели. Ее глаза были прикованы к лицу Томаса, в ужасе от безнадежной битвы, которую он вел. Он дрожал и стучал зубами, будто использование магии разрушало его изнутри.
«Он убивает себя», - подумала Гвен и внезапно поняла, что это из-за бушевавшей вокруг них черной магии. Томас боролся, чтобы посреди извращенных испарений использовать источник, как его учили, прилагая такие усилия, что его упорство могло стоить ему жизни.
Гвен подавила желание крикнуть: остановись! Она знала, что у них нет выбора: без его помощи она никогда не сможет добраться до Артура. Ей было необходимо, чтобы он продолжал…
Томас исчерпал все силы до предела, и вдруг они покинули его, и маг с королевой тяжело упали на землю. Шар, окружавший их, рассеялся. Ноги Томаса подкосились, но он протянул руку, и бешеная лошадь, пробегавшая неподалеку, прискакала прямо к ним. Залп золотой магии, посланной Томасом, осел на ее копытах. Лошадь склонила перед Гвен голову.
- Садитесь, - произнес Томас.
Его ослепшие глаза были полны черных слез.
- Артур идет к вам, моя королева, - прошептал он дрожащим голосом. – Отправляйтесь ему навстречу и спасите его.
Новая золотая сеть отделилась от его пальцев, излучавших силу, и подплыла к Гвен, которая почувствовала, как неожиданно увеличились ее силы, когда свет осел на ее доспехах, копье и щите. Томас всхлипнул от боли и рухнул на землю, сотрясаемый страшными спазмами. Гвен шагнула к нему.
- Я не оставлю тебя.
- Прошу вас, - выдохнул Томас, сжав челюсти, в то время как его дрожь усилилась. – Если вы сейчас откажетесь, все это было зря… Мне жаль… что я не был лучшим магом, но… я больше не могу.
- Ты чудесный маг, Томас, - выговорила Гвен сквозь слезы. – Верный, сильный и храбрый. Моргана и Мерлин гордились бы тобой.
Юноша улыбнулся… его тело выгнулось в последнем спазме, а глаза остались прикованы к небу, когда он застыл, мертвый. Гвен оторвалась от этой картины и повернулась, чтобы сесть на свою зачарованную лошадь.

***
Леон рубил, держа Артура за локоть. Саксы были перед ними и позади них… ряды черных колдунов медленно приближались…
- Это конец, да? – произнес Артур.
Леон посмотрел на него и улыбнулся.
- Нет, пока во мне остается хоть один вздох жизни, мой король, - и, кивнув, он добавил: - Для меня было честью служить вам.
Пока он не бросился в атаку, Артур не понимал, что он задумал. Но вот Леон врезался в ряды врага с криком: «За Камелот!» Он был один против сотни и сражался яростно как лев – пока его не поглотило превосходящее число противника. Леон храбро держался, пока мечи не проткнули его со всех сторон, нашпиговав точно булавки, даруя ему смерть, которую он выбрал: от железа, не от магии. Ему удалось на несколько лишних мгновений отвлечь внимание саксов от короля, которого он хотел защитить.
Но теперь Артур остался один – среди черного воинства, сомкнувшегося на нем, и он принялся яростно сражаться, кружась вокруг оси, думая, прикончат ли его некроманты или предпочтут наблюдать, как он рухнет от истощения. Как они, должно быть, забавлялись, глядя, как он напрасно борется! Вокруг была только тьма, сражение было безнадежно – небо спустилось до земли, и сгустился абсолютный мрак.
Артур чувствовал, как удары сыплются на него, и отбивал топоры и мечи Экскалибуром, цепляясь за него, как за жизнь. Одна мысль осталась у него: «Мой народ». Будто один человек мог противостоять тысячам. Артур думал, что вопреки всему не отступит до последнего вздоха. И вдруг он увидел, как к нему приближается золотистая форма в воздушном галопе. Это был конь, копыта которого не касались земли, несший одинокого всадника, одетого в доспехи из белого света. Его длинные волосы развевались под грозовым небом, а глаза блестели слезами. Его копье было храбро выставлено вперед, и за ним тянулся нежный свет.
Белый рыцарь замахнулся широким уверенным жестом, и волшебное копье полетело к Артуру. Но вместо того, чтобы двигаться по прямой, оно принялось летать по кругу, пронзая тут и там всех саксов, окружавших его, оставляя за собой след из волшебных искр. В центре светящейся спирали, в которой он оказался, Артур успел встретиться взглядом со своим спасителем и узнать жену. Слезы текли по ее лицу, и он в полной мере ощутил облегчение, которое она испытывала от мысли, что успела вовремя. Потом в ее глазах мелькнуло выражение ужаса, и Гвиневра закричала:
- Нет!
Артур проследил за ее взглядом, увидел щупальце черной магии, поднявшееся над ним, и повернулся, чтобы встретить его. Волшебная лошадь Гвиневры оказалась быстрее. Королева перегородила дорогу колдовству, поставив волшебный щит между Артуром и угрозой. Он услышал треск черной магии, столкнувшейся с окружавшей Гвиневру магией золотой. Но вот последняя мигнула и сдалась. Щит треснул в середине, и щупальце ударило Гвиневру прямо в сердце.
Когда она упала, выпустив копье, Артур поймал ее в объятия. Вдалеке затрубил рог, и саксы как один отвернулись от короля – стоявшего на коленях, держа на руках умирающую королеву. На противоположной стороне поля битвы только что возник вихрь, над которым нависла гигантская черная тень. В центре находился маленький силуэт, излучающий белый свет, от которого исходила чистая сила.

***
Моргана в ослепительном сиянии материализовалась над равниной. Она источала силу, ее глаза сверкали золотом. Над ней навис демон – гигантский в своей призрачной форме, теперь, когда они больше не занимали одно тело. Великая жрица посмотрела на трупы рыцарей Камелота, громоздившиеся под ее ногами, на торжествующих черных колдунов, чья отвратительная магия исчеркала небо и землю. На ее глазах разворачивалось творение Мордреда. И она пришла, чтобы остановить его.
Моргана увидела, как Гвиневра упала со своей белой лошади на другом краю поля битвы, и, как и в ее видении, Артур подхватил жену на руки. Ярость поднялась в ней, и она поднесла к губам Рог Эдель Терека. Когда он зазвучал, волна силы прокатилась по полю битвы. Удар, чтобы привлечь внимание саксов. И они все повернулись к ней, как один.
Моргану невозможно было не увидеть – парящую в воздухе, с волосами, развевающимися по ветру. Полы ее белого платья приподнимались бурей, поднятой магией источника, которая текла в ее венах. Моргана чувствовала, как сила хлынула к ней – будто в спешке, будто в бешенстве, фонтаном поднимаясь в ее теле, чтобы окатить ее своим измененным дождем. И она почувствовала, откуда происходила эта магия.
Эмрис – твоя судьба, и Эмрис – твоя погибель.
Заключенный в Пещере Кристаллов, Мерлин находился в трансе, пронизываемый силой. Через связь, объединявшую их, вся его ярость бушевала в ней. В это мгновение, нависнув над полем битвы, Моргана полностью заняла место Мерлина. То, которое он занимал во всех остальных версиях Камланна.
И она понимала, чувствуя кипение источника и напряжение, которому была подчинена, почему было справедливо, что она, а не он, находилась здесь, чтобы переломить соотношение сил в битве – теперь, когда мир, казалось, подходит к концу. Моргана была затронута черной магией. Годами она сосуществовала с демоном, которого вынуждена была научиться сдерживать внутри себя. Борьба, которую она должна была вести сейчас, была ей привычна. Порочность черной мощи саксов не сломит ее. В отличие от Мерлина, благодаря тому, что с ней сделала Моргауза, Моргана была нечувствительна к этой форме страдания. И теперь, когда демон больше не мог завладеть ее душой, она стояла перед врагами, словно непоколебимая стена, какие бы усилия они ни прилагали, чтобы сокрушить ее. Теперь саксы познают огонь ее мести за все, что они сделали.
Моргана повернулась к своему демону и почувствовала его жажду крови. Он ухмыльнулся, обнажив клыки. Он дрожал от нетерпения, ожидая, когда она даст ему сигнал нападать.
- Что ты хочешь, чтобы я сделал с ними, Хозяйка?
- Уничтожь их! – крикнула Моргана, указывая на врагов пылающим пальцем.
И зверь обрушился на саксонских воинов под ее ногами. Люди завопили, когда демон начал их раздирать. Он был быстр и смертоносен. Повсюду, где он проходил, вздымались фонтаны крови. Равнина была вся залита ею…
Некроманты повернулись к Моргане и бросились на нее сотнями, пытаясь черной магией уничтожить ее. Моргана почувствовала, как источник изгибается в ней под напором противного течения. Она глубже погрузилась в струящуюся магию, растворяясь в ней, чтобы стать ее сосудом. Она могла чувствовать всю злобность черной магии, которая противостояла магии белой. Напряжение, охватившее ее, достигло вершины, но с первой же атаки она поняла, как ее поглотить. На каждый выброс черной энергии Моргана отвечала излучением белого света, словно сам источник пульсировал через нее. И некроманты скоро попали в собственную ловушку. Каждый раз, когда они использовали против нее свои порочные методы, она поглощала их удары и обращала магию, отсылая ее обратно в самой чистой форме. Первые из них начали падать, изрыгая из глаз и ртов потоки белого света. И хищная улыбка появилась на губах Морганы.
Позади нее находился город. И она была последним бастионом между Альбионом и его разрушением. Их были сотни – она была одна. Но она не бросит своих. Когда они ринулись на нее, Моргана приготовилась дать свой последний бой, соединенная всеми фибрами души со своей судьбой.

***
Артур, не понимая, смотрел, как место, где он находился, из переполненного людьми превращается в пустынное, когда вражеская армия единым движением переместилась. Почему саксы не убили его? Почему они уходили?
Небо освещалось раскаленными молниями. Казалось, сквозь мир пробегают вибрации магии. Словно настал конец времен. Прав ли был Мордред, утверждая, будто Артур осужден высшими силами? Видя такую разрушительную силу в действии, Артур задумался…
Он вздрогнул и снова обратил взгляд на Гвиневру, боясь того, что может обнаружить. Она ослабела в его объятиях. Ее доспехи были пробиты, и кровь текла из разрезанной груди, но она была еще жива и смотрела на него. Слезы потекли по щекам при виде свирепого выражения в ее черных глазах.
Артур чувствовал, как жизнь неумолимо уходит из Гвиневры. Ее рана была слишком серьезной. Он знал, что она скоро умрет.
- Зачем ты это сделала? – плача, спросил Артур. – Зачем надо было меня спасать? Ты должна была пережить меня…
Ее лицо оживилось.
- Смерть не пугает меня, Артур, ты знаешь, - ответила Гвиневра с отсутствующим взглядом. – Что меня всегда пугало… это… остаться позади… одной… состариться, забыв лица любимых, давно ушедших… необходимость оплакивать их из-за того, что не хватило смелости быть рядом, когда надо было сражаться.
Струйка крови потекла вдоль ее полных губ, и сердце Артура разбилось.
- Ты смелая, - сказал он, прижав ее к себе. – Ты самая смелая женщина из всех, что я знаю. Ты пришла мне на помощь, вооруженная только смелостью. Я люблю тебя, Гвиневра. Что бы я делал без тебя? Если я потеряю тебя, мне больше ничего не останется… Мерлин ушел. И Морганы нет здесь…
Он увидел всплеск энергии в ее черных глазах. Гвиневра вцепилась в него и притянула к себе.
- Моргана здесь, - выдохнула она. – Разве ты не слышишь, как трубит Рог Эдель Терека? Я слышала его у источника перед тем, как мне было позволено увидеть нашего сына. Это она, она пришла. Она не позволит этим чудовищам уничтожить Камелот. И если Мерлина нет здесь, ты не должен терять надежду… потому что он никогда тебя не бросит. Он любит тебя, Артур. Не думай, что он мог отказаться от тебя. Никогда в это не верь… Он как я: предпочтет умереть за тебя… чем тебя потерять.
Гвиневра улыбнулась, и ее взгляд затуманился.
- Не уходи, любовь моя, - выдохнул Артур, склонившись над ней, стиснув агонизирующее тело.
- Я умираю сегодня… но это не прощание… я знаю, что мы встретимся вновь, любовь моя… - ответила Гвиневра с лихорадочным взглядом.
Она потянула его к себе так, чтобы ее губы коснулись его уха, и сказала на последнем выдохе:
- Не теряй веру, Артур. Наш сын обещал мне…
- Гвиневра, - позвал он, когда ее рука безжизненно упала. – Гвиневра, прошу тебя, останься со мной!
Она не ответила, и Артур понял, что она ушла, умерла, улетела… Он зарыдал, стиснув ее в объятиях, прижавшись своим лбом к ее, запутавшись пальцами в волнах ее черных кудрей. Артур не хотел отпускать ее безжизненное тело… не мог принять ее смерть. Гвиневра всегда была рядом. Как Мерлин, она верила в него, когда он сам в себя не верил.
Артур снова видел дочь кузнеца, такую нежную и великодушную, которая прошептала ему яростные, полные надежды слова о том, какого короля она могла разглядеть в нем, когда его укусил зверь рыкающий. Видел простую честную горожанку, которая согласилась принять его в своем скромном жилище, когда он захотел избавиться от титула на время турнира, и которая научила его лучше всех турниров в мире, что такое скромность и как стать ближе к своему народу. Видел свою тайную невесту, готовую на любые жертвы, потому что ее не принимал его отец, несмотря на испытания, через которые она вынуждена была пройти, чтобы остаться рядом с ним – в тени, будто постыдный секрет. Видел свою супругу, поднимающуюся на трон рядом с ним, и то, как она постепенно становилась необыкновенной королевой – матерью для своего народа, посредницей в создании Альбиона, полководцем, способным вести рыцарей в бой.
Артур видел все мгновения счастья, которые познал их брак, все светлые моменты, все взрывы смеха… пока обещание ребенка, которого они, наконец, смогли зачать, не было у них жестоко отнято, вызвав их разделение. Видел год, который они провели порознь, и жгучую радость их встречи в ту последнюю ночь, в которую они как никогда были влюблены друг в друга. Когда они снова встретились изменившимися и, однако, верными себе, равные в объятиях друг друга, целуясь в коридорах замка, точно любовники. Артур понял, какой подарок сделала ему жизнь, соединив его судьбу с этой женщиной.
Единственной, которую он знал.
Единственной, которую он любил.
Его женой.
Гвиневра. Гвиневра. Гвиневра.
Мертвая в его объятиях.
Теперь настала его очередь.
Но на поле битвы, утонувшем в дожде и тумане, вокруг не было ни единого противника. Артур снова услышал, как трубит рог, и поднял глаза. Все саксонские войска сходились в одной точке – на противоположном краю поля битвы, над которым нависла гигантская черная тень.
Под вихрем, излучая свет в черное небо, стояла маленькая фигура чисто белого света, чья громадная аура поразила его. Она походила на Мерлина… Мерлина, превратившегося в Эмриса, поглощенного силой. Но Артур чувствовал всем своим существом, что это не он. Нечто, исходящее от далекой фигуры, было другим… он не мог бы сказать, что именно.
Вражеские колдуны и воины устремились навстречу ей, как мухи, закрыв ее своей численностью. Но пламя силы и надежды обжигало их и выскальзывало из их бесконечного наплыва. И они умирали от прикосновения к нему.
Наконец.
Трупы, усыпавшие поле битвы Камланна, принадлежали теперь не только рыцарям Камелота.
«Моргана», - внезапно понял Артур во вспышке осознания. Его сестра пришла. Пендрагоны будут сражаться вместе. За Альбион.
Он нежно опустил свою любимую Гвиневру на землю и выпрямился, ища глазами Экскалибур, который выпустил, чтобы подхватить ее на руки. Кто-то подобрал его, и когда Артур увидел лицо человека, стоявшего перед ним с мечом в каждой руке, его охватила недоверчивая радость.
- Солель? Ты жив?
Тот улыбнулся.
- Артур. Я счастлив, что нашел вас вовремя.

просмотреть/оставить комментарии [11]
<< Глава 7 К оглавлениюГлава 9 >>
июль 2020  
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

июнь 2020  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.07.12 14:55:50
Прячься [3] (Гарри Поттер)


2020.07.11 23:20:35
Работа для ведьмы из хорошей семьи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 19:00:00
Когда Бездна Всматривается В Тебя [0] (Звездные войны)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.07.07 09:21:27
Поезд в Средиземье [5] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.05 10:43:31
Змееглоты [5] ()


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


2020.06.29 23:17:07
Без права на ничью [3] (Гарри Поттер)


2020.06.29 22:34:25
Наши встречи [4] (Неуловимые мстители)


2020.06.26 22:37:36
Своя цена [22] (Гарри Поттер)


2020.06.24 17:45:31
Рифмоплетение [5] (Оригинальные произведения)


2020.06.19 16:35:30
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.06.13 11:35:57
Дамбигуд & Волдигуд [7] (Гарри Поттер)


2020.06.12 10:32:06
Глюки. Возвращение [239] (Оригинальные произведения)


2020.06.11 01:14:57
Драбблы по Отблескам Этерны [4] (Отблески Этерны)


2020.06.06 14:46:13
Злоключения Драко Малфоя, хорька [36] (Гарри Поттер)


2020.06.01 14:14:36
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.05.29 18:07:36
Безопасный поворот [1] (Гарри Поттер)


2020.05.24 16:23:01
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.05.15 16:23:54
Странное понятие о доброте [2] (Произведения Джейн Остин)


2020.05.14 17:54:28
Veritalogia [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.11 12:42:11
Отвергнутый рай [24] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.05.10 15:26:21
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.05.10 00:46:15
Созидатели [1] (Гарри Поттер)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.