Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

-Северус, почему ты постоянно пользуешься легилименцией?
-Потому что Альбус запретил мне проводить интернет.

Список фандомов

Гарри Поттер[18478]
Оригинальные произведения[1239]
Шерлок Холмс[715]
Сверхъестественное[459]
Блич[260]
Звездный Путь[254]
Мерлин[226]
Доктор Кто?[219]
Робин Гуд[218]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![183]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[177]
Белый крест[177]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[139]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Темный дворецкий[110]
Произведения А. и Б. Стругацких[107]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2019[0]
Фандомная Битва - 2018[4]
Британский флаг - 11[1]
Десять лет волшебства[0]
Winter Temporary Fandom Combat 2019[4]
Winter Temporary Fandom Combat 2018[0]
Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[27]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[45]
Фандомный Гамак - 2015[4]



Немного статистики

На сайте:
- 12695 авторов
- 26940 фиков
- 8615 анекдотов
- 17678 перлов
- 674 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>


  Цветы разрушения

   Глава 7
Артур искал на поле битвы Хэнгиста. Куда делся король саксов? Его надо было быстро найти: отрубить змее голову всегда было хорошей стратегией. Даже если в данном случае, увы, змея больше походила на гидру, и без помощи Мерлина и Морганы Артур не мог ничего сделать со вторым военачальником вражеской армии: Мордредом. Он займется этим позже. Хэнгист сейчас был достаточной целью. Тем более что саксонские колдуны сменили тактику. Теперь они нападали на поддерживавших щит друидов, заставляя их одного за другим падать под ударами черной магии, ослабляя защиту рыцарей от магических атак.
Несчастные друиды Альбиона храбро сражались, но они были в меньшинстве. Уши Артура пронзали крики ужасных страданий, в которых они погибали. Каждый раз, когда один из них падал, он думал: это мог быть Мерлин, это мог быть Мерлин, это мог быть Мерлин… И, несмотря на пустоту, образовавшуюся от отсутствия друга, Артур был счастлив, что тот где-то в другом месте, где-то, где небо не раскалывается, выплевывая потоки молний, где мечи не сталкиваются друг с другом, вызывая фонтаны крови, где люди не падают мертвыми сотнями один за другим…
Иногда Артуру казалось, что ему снится кошмар. Он не мог поверить, что еще вчера он был во главе процветающего королевства, готовый к длительному счастливому царствованию в окружении всех, кого любил. Как внезапен может быть порой переход от радости к ужасу.
Экскалибур отразил очередную атаку, а рядом с королем Леон и Персиваль решительно бросились на саксонских солдат, которые выпрыгивали со всех сторон, обрушиваясь на них топорами, пытаясь заставить отступить. Алатор взвыл, едва-едва отведя предназначенное Артуру заклинание, в то время как Гили ударил другого колдуна.
Артур поблагодарил Небо (и Мерлина) за то, что рядом с ним два мага, чтобы защищать его. Он изо всех сил пытался не думать о дезертирстве друга. О том, что на пороге роковой битвы, Мерлин потерял надежду, бросил его.
«Он в безопасности, - упорно думал Артур. – Это самое главное». Он заставил умолкнуть еще теплящуюся надежду увидеть, как Мерлин вновь появляется вместе с Морганой, готовый всех спасти.
Не думай об этом, Артур: сосредоточься на Хэнгисте.

***
С Митиан и Гавейном Гвен бежала к конюшням. Они не разговаривали – время было ограничено, и королеве казалось, что даже на застегивание доспехов она потратила слишком много драгоценных секунд. Сможет ли она добраться до Артура вовремя? Это единственное, что было важно сейчас в ее глазах.
«Моргана обещала мне, - повторяла Гвен, как мантру. – Моргана обещала мне. Моргана обещала мне…»
Они в спешке ворвались в стойла, где остались только две лошади. Не спрашивая спутников, Гвен тут же оседлала свою. Гавейн обменялся взглядом с Митиан, и принцесса запрыгнула в седло позади него.
- Меч и щит, - пробормотала она, и он не мог не улыбнуться.
- К стенам! – крикнула королева, пришпорив лошадь.
Они вылетели из конюшни галопом. Гвен забрала все свое оружие, когда проходила через оружейную: кинжалы, меч, копье и арбалет. Она надела облегченное боевое снаряжение, которое выковала сама, и прикрепила щит к левому предплечью. Она была готова.
Прильнув к шее лошади, Гвен пересекла город на полной скорости, проносясь по безлюдным улицам мимо пустых домов. Камелот, ее Камелот, напоминал город-призрак. Праздничные флаги жалко висели, точно забытое видение, на улицах не было ни единой живой души. Но ее народ был в безопасности внутри замка – по крайней мере, в данный момент. И возможно, проявив достаточно мужества, Гвен сможет спасти короля своей дорогой страны.
Достигнув лестниц, ведущих на крепостные стены, Гвен не потрудилась спуститься на землю. Она пришпорила лошадь, и та храбро вскарабкалась по ступеням, не задерживаясь, доскакала до дорожки часового. Целый вихрь пораженных восклицаний встретил ее, когда Гвен расталкивала собравшихся здесь лучников, чтобы расчистить себе проход до бойниц. Она должна была посмотреть со стороны. Она должна была понять, где Артур.
- Гвен? – воскликнул Элиан, работая локтями, чтобы подняться к ней. – Гвен, что ты здесь делаешь? Солель сказал мне, что говорил с тобой и что ты решила остаться с Арвином, чтобы заботиться об обитателях замка. Что случилось, почему ты изменила мнение?
Гвен бросила на брата сумрачный взгляд.
- О чем ты болтаешь? – раздраженно спросила она. – Солель не был у меня. Артур опоил меня, чтобы не дать присоединиться к битве, а когда я проснулась, дверь комнаты была заперта снаружи! После пробуждения я видела только Гавейна и Митиан.
- Не понимаю… - смущенно пробормотал Элиан. – Если он не был с тобой, где же он был?
Гвен раздраженно помотала головой.
- Это самое меньшее, что меня сейчас заботит. Элиан, где Артур?
- Там. В авангарде…
Гвен с ужасом посмотрела на битву внизу. Стены Камелота дрожали от нее. Голубой щит союзников Альбиона слабел под натиском черной магии, равнина была усыпана трупами. Гвен посмотрела в том направлении, куда указывал Элиан, и, наконец, различила Артура. Он находился в самом сердце хаоса, храбро сражаясь. Но сколько еще он протянет?
На короткое мгновение Гвен прикрыла глаза, задумавшись, способна ли пересечь поле битвы, усеянное черными колдунами и яростными саксонскими воинами, которые будут пытаться сбросить ее в пыль. Тогда как ее единственной помощью являлись Гавейн и Митиан. Не переоценивала ли она свои силы?
Но, вспомнив об обещании Морганы, Гвен глубоко вздохнула и решительно произнесла:
- Элиан, прикажи своим людям открыть мне ворота.
Брат бросил на нее испуганный взгляд.
- Гвен, что ты болтаешь? Ты же не собираешься отправиться сражаться?
- Делай, что я говорю! - в ярости приказала она. – Я нужна сейчас Артуру!
Но вместо того, чтобы повиноваться, Элиан встал перед Гвен, пытаясь ее вразумить.
- Это безумие! – крикнул он. – Что ты собираешься делать? Ты не можешь выйти наружу совсем одна, даже без мага, который мог бы защитить тебя!
Именно этот момент выбрал Гавейн, чтобы подняться на лошади к королеве. Гвен не могла быть счастливее, чем когда старый друг ответил ее брату:
- Она не будет одна, Элиан. Мы с Митиан будем с ней.
- Ваше высочество! – раздался голос Томаса.
Маг появился из рядов лучников, бросившись к принцессе Немета.
- Видите, сэр Элиан, у нас даже есть маг, - сказала Митиан, поприветствовав своего слугу понимающим взглядом. – Рада снова видеть тебя, Томас.
- Я тоже, миледи, - ответил тот с храброй улыбкой. – Вы хотите, чтобы я был с вами в битве?
- Нет, - заявила принцесса. – Ты поедешь с королевой Гвиневрой. Заботься о ней как обо мне.
- Но вы… - с беспокойством возразил он.
- Мы с Гавейном будем рядом с тобой и Гвен. Уверена, ты сможешь защитить всех четверых.
Томас решительно кивнул и, схватив руку, протянутую Гвен, запрыгнул в седло позади нее.
- Всех пятерых, - вдруг заявил Элиан, шагнув вперед.
Гвен удивленно посмотрела на брата:
- Я думала, моя инициатива неразумна?
- Ты правда считаешь, что я позволю тебе ввязаться в это без меня? Если моя собственная сестра отправляется на фронт следом за моим королем и всеми моими братьями по оружию, не может и быть и речи, чтобы я остался позади, ожидая исхода битвы.

***
Весь в крови, Мордред материализовался перед Икбаалем. В правой руке он сжимал меч, в левой – сердце Айтузы.
Придя в себя на Острове Блаженных, при виде бойни, которую он устроил, в пустоте от смерти Айтузы, на мгновение он задался вопросом, не совершил ли он страшной ошибки. Он не ожидал, что маги святилища так яростно будут сопротивляться, не ожидал, что придется всех уничтожить. Некоторые из них были лишь детьми… Зачем они так глупо сопротивлялись ему?
Что касается дракона… Как тогда, когда умер Килгарра, ее исчезновение оставило ужасную дыру в самой ткани магии. И, осознав протяженность этой пустоты, Мордред спросил себя, не уничтожал ли он все, за что сражался.
Но его сомнения быстро исчезли.
Возможно, магия была ослаблена, но она по-прежнему была здесь. Отступать было некуда: он зашел слишком далеко и теперь должен был следовать путем, который выбрал. Взять контроль над саксонскими войсками, уничтожить Хэнгиста, избавиться от Артура. И восстановить мир, пока не стало слишком поздно. Если Мордред остановится на полпути, все жертвы, которые он принес, чтобы спасти Альбион и будущее, будут напрасны.
Он бросил сердце Айтузы под ноги саксонскому колдуну, который завороженно смотрел на него.
- Вот то, что ты требовал от меня, как цену твоей преданности, - произнес Мордред ледяным тоном. – Теперь ты будешь мне подчиняться.
- Я буду тебе подчиняться, - ответил Икбааль, схватив сердце. – Все остальные саксонские колдуны подчинятся тебе. Ты будешь нашим королем, Мордред. Ты сдержал слово. Ты доказал свою ценность. Теперь битва может начаться по-настоящему. Мы разобьем щит Артура и его магов в щепки и положим конец их бесполезному сопротивлению.
- Но помни: Артур – мой.
- Как пожелаешь, о, мой король, - ответил Икбааль, расплываясь в ухмылке.
К этому титулу Мордерд мог быстро привыкнуть. Прежде чем погрузиться в хаос битвы, он задумался, убила ли Моргана Мерлина, как он велел ей, и вернулась ли уже на остров.

***
Когда Моргана материализовалась на Острове Блаженных, у нее были закрыты глаза. Она досчитала до десяти, прежде чем открыть их, чтобы подготовиться к тому, что увидит. Она знала, что если не сделает этого, рискует быть уничтожена ожидавшим ее ужасом. Моргана не была глухой. Она слышала тишину, чувствовала запах крови. Открыв глаза, она поняла, что пытаться приготовиться было смешно, потому что зрелище, представшее перед ней, было хуже, чем самые черные кошмары, самые ужасные видения.
Там, где прежде возвышались дома и сады, остались лишь обугленные грязные руины. Храм обрушился вовнутрь. Дома были снесены, вишневые деревья уничтожены. Святилище напоминало гигантское кладбище, где лежали мертвые дети, расчлененные, как ее безумные мечты о восстановлении старого культа.
Моргана была последней жрицей, хранительницей источника, и она не справилась. Все, на что она надеялась, все, за что боролась, было разрушено.
В краткой вспышке ясности Моргана осознала, что круг магического огня, бушевавшего над святилищем, был тот же, что оставил неизвестный маг, разрушивший маленькую деревню друидов несколько лет назад. Деревню, из которой она спасла только двоих детей.
Моргана поняла, что саксы были ни при чем в бойне, которая совершилась здесь, и глухо прошептала:
- Мордред.
Она смотрела на безжизненные тела Вильдора, Эммы… маленькой Нинии, которой было всего три года. Человек, которого она прежде любила, превратился в чудовище. Чудовище, с которым некому было сражаться…
Моргана брела как безумная по кладбищу своих грез. Она не думала, что сможет еще больше ненавидеть Мордреда, чем уже ненавидела. Пока дымок не рассеялся, открывая очертания Айтузы, лежавшей на боку посреди поля битвы. Когда Моргана приблизилась, ее ненависть совершила невообразимый прыжок, прежде чем стереться в напряжении ударившей ее боли.
Тело белого дракона было осквернено самым кощунственным образом. Ее живот был изрезан, живое сердце вырвано из груди… Моргана поспешила к королеве, в ужасе от вида ее развороченной окровавленной груди. Слезы текли по щекам, когда она упала рядом на колени. Мертва, мертва. Айтуза была мертва. Все было потеряно, испорчено, разбито. Знала ли она, как умрет? Знала ли, когда просила Моргану уйти?
- Я сделала то, о чем ты меня просила! - крикнула Моргана. – И посмотри! Посмотри… Ты мертва, моя королева. Ты мертва…
Моргана разрыдалась. Сердце кипело от боли и ярости. И вдруг она услышала, как в ней поднимается голос демона. «Приди ко мне, Моргана, - шептал он. – Я подарю тебе месть…» Одно мгновение она готова была уступить искушению: соединиться с ним и отправиться в Камланн, чтобы все уничтожить.
Но Моргана знала, что если сделает это, саксы овладеют демоном и повернут его ненависть против Артура. Она никому не позволит манипулировать собой. Она перевела дыхание и, успокоившись, наощупь поискала яйца. Их не было. Успела ли Айтуза их спрятать? Или Мордред уничтожил их?
Секунду Моргана колебалась, потом поняла: нет, они где-то в безопасности, как Мерлин. У нас получилось… у нас получилось…
Только теперь она во всей полноте поняла смысл слов Айтузы: «Какими бы ни были жертвы». Когда дракон сказал это, Моргана и представить не могла, что упоминаемые жертвы включают ее учеников или саму Айтузу. Но теперь она начала понимать. Будущее, которое хотела спасти Белая Королева, было далеко, очень далеко. Нынешнее поражение могло казаться ужасным, но для того, кто играл на несколько ходов вперед, оно мало значило.
Моргана согнулась пополам и закрыла глаза, охваченная ощущением незавершенности.
- Что я должна делать теперь? – прошептала она.
Ей было страшно, она была одна. Она никогда не думала, что будет одна в самом конце. Она считала, что Айтуза будет с ней всегда, чтобы направлять, помогать. Но белый дракон предупреждал: все теперь легло на плечи Морганы.
Что она должна была делать? Что она могла сделать?
Она знала, что если отправится в Камланн, будет уничтожена из-за демона, дремавшего в ней. Однако когда Моргана представляла, что останется здесь, в ожидании триумфа Мордреда, все фибры ее души восставали. Могла ли она позволить Мордреду забрать у нее Артура, как он забрал все остальное? Позволить ему праздновать свою великую победу в Камланне, а потом… смотреть, как он возвращается к ней, говоря: будь моей королевой?
Нет.
Не так все закончится.
Она не позволит Мордреду отнять у нее брата, как он отнял детей и мечты. Новая решимость пустила корни в душе: она пойдет сражаться. Ради Артура.
Моргана вспомнила свое видение, в котором поворачивалась к брату в самом конце, когда они оба умирали. И неожиданно поняла, что если предчувствия показали ей такую картину, это не просто так. Будущее доказывало, что она отправилась в Камланн и не превратилась в злого монстра! Во снах ею не управлял демон в тот момент, когда она умирала.
Это можно было объяснить только одним: Моргана должна найти способ победить его, прежде чем принять участие в битве. Кусочки головоломки встали на свои места, и она поняла, что должна делать.
Закрыв глаза, Моргана погрузилась в себя. И впервые после того, как Моргауза изуродовала ее, она посмотрела в лицо твари, которую носила в себе.

***
Напрасно Мерлин кидался на стены пещеры со всей мощью своей силы, пытаясь их сотрясти, они не поддавались. Сеть Морганы отбивала его магию, и кристаллы сверкали от нее. Точно специально, чтобы добавить ему страданий, кристаллы циклично отражали их с Артуром разговор с Мордредом, выводя его из себя. Без конца человек в черном капюшоне повторял:
Я законный правитель Альбиона.
Я законный правитель Альбиона.
Я законный правитель Альбиона.

- Лжец! – взвыл Мерлин.
Его глаза полыхали золотом, магия кричала, сосредоточившись в нем. Казалось, сам источник кричит через него, и скоро его разорвет от переполнявшей силы.
Бесполезно.
Мысль, что он не сможет вернуться на поле битвы, выйти из пещеры, чтобы спасти Артура, не сможет ничего предотвратить, остановить, спасти, разрывала болью и яростью.
Мерлин вспоминал взгляд короля в тот момент, когда они расставались. «Прощай, - сказали его глаза, - я знаю, что ты меня покидаешь». И Мерлин поклялся ему, что нет – он вернется, надо держаться, надеяться, ждать. Напрасно Артур будет его ждать. Потому что Мерлин оказался заперт здесь и не сможет выйти. Если бы он, по крайней мере, спас детей Айтузы… но кто знает, что с ними сделала Моргана? Возможно, она их уничтожила. Как и его.
Почему он доверял ей, почему поверил в нее? Из-за нее Артур умирал, думая, что Мерлин его бросил, веря, что его маг сбежал, как трус. Он умирал в одиночестве, он умирал… Мерлин открыл рот, выплескивая крик разбитой души.
Нет!
Артур не мог умереть. Он никому не позволит отнять его!
Каждый раз, когда Мерлин думал об исчезновении своей второй половинки, своего друга, своего короля, его разум цепенел от ужаса, от боли, от неисцелимой потери, которую он не мог представить, и новый всплеск неконтролируемой силы поднимался, толкая его сотрясать решетки магической клетки. Все годы, что они провели бок о бок, когда они страдали, смеялись, любили, плакали, сражались вместе, вернулись к нему в потоке моментов – смешных, нежных, болезненных, жестоких, напряженных, душераздирающих.
Мерлин принялся искать возможные выходы – с отчаянием, с исступлением. Он попытался открыть коридор перемещения, но оказался у стены пещеры, и его отбросило назад. Хотел взорвать руны Морганы, но их демоническая сила оставалась нечувствительной к его магическому воздействию. Попытался просверлить проход во времени, но когда ему это почти удалось, вернулся в точку отправления, не понимая, что произошло. Когда Мерлин понял, что эта стерва Моргана заперла его во временной петле… Он закричал изо всех сил и колотил стену, повторяя: «Нет!»
Эмоции вертелись по бесконечному кругу: ужас, боль, страдание, мучение, истощение. Потом Мерлин разрыдался, свернувшись в клубок.
Кристаллы сверкали изображением Артура – падающего, мертвого, проткнутого Мордредом в черном капюшоне, который использовал Экскалибур, чтобы ударить его.
Мерлин начал дрожать. Его глаза дергались от отвращения.
Я законный правитель Альбиона.
Я законный правитель…

- Замолчи, замолчи! – крикнул он окружавшим его кристаллам.
И вдруг смысл этой без устали повторяемой фразы соединился со словами, произнесенными Морганой у входа в пещеру.
Думаю, что так или иначе он выделился бы, даже если бы решил жить под видом обычного человека.
Я законный правитель Альбиона…
Я был здесь все эти годы… я все видел…

Мерлин поднял сверкающие глаза на кристаллы и вдруг – уже не Мордред в черном капюшоне пронзал Артура в разгар битвы, а наследный принц Солель – со своими черными кудрями, бледно-голубыми глазами и торжествующей улыбкой… Солель, который присутствовал на Совете, когда заколдованное копье поднялось в воздух, заставив Мерлина раскрыть свою магию. Солель, которому всегда невероятно везло во всех сражениях. Солель, который принял магию, не задавая вопросов, словно это что-то естественное. Солель, который жил среди них, сражался с ними и который должен был стать законным правителем Альбиона после смерти Артура, поскольку Артур сам назначил его своим наследником! Солель, который обнаружился в своей комнате бодрствующим и полностью одетым, когда зазвонил набат, потому что он только что вернулся с берегов Гедрефа, где нарядился в Мордреда, чтобы испугать Мерлина. Солель, который защищал Артура перед остальными правителями Альбиона, забавляясь при виде Морганы, совершенно растерянной из-за его двойной игры.
Солель был Мордредом.
Какая маскировка для мстительного мальчика, вернувшегося преследовать их: самый верный рыцарь Круглого Стола! Осыпанный почестями и доверием своих товарищей. Мордред был хитрее Мерлина, хитрее Артура, хитрее всех. Настолько хитер, настолько двуличен, что теперь ничто не могло помешать ему совершить свою месть. Так зло смогло притвориться невинностью, чтобы обмануть своих противников.
Мерлин в ужасе всхлипнул, когда понял, как должна произойти смерть Артура. Он видел, как король улыбается Солелю, спрашивая: «Ты поскачешь рядом со мной?»
И Мерлину казалось: это самое ужасное, что могло случиться. Преданный или оставленный по очереди всеми близкими, Артур снова будет предан человеком, которого сам выбрал своим наследником, которому доверял до конца, который обернется против него, едва дав время понять, до какой степени король снова ошибся. Мордред воспользуется доверием, которое Артур так легко дарил, великодушием, с которым он относился к людям, его добротой – чтобы убить его.
«Я должен выбраться отсюда», - подумал Мерлин.
Если он не сумеет найти выход, он непременно сойдет с ума.

***
Внутри себя Моргана посмотрела на зверя. Ужасного чудовищного зверя, который был частью ее столько лет и который злился, запертый в кандалах. Демон был уродлив и бесформен, и смотрел на нее красными глазами, полыхающими гневом.
- Ты счастлив здесь? – жестко спросила Моргана. – Пленник внутри меня – бессильный, в моей власти?
- Я был счастлив, когда контролировал тебя, - яростно ответил он. – Но в последние годы ты склонила меня под свою волю. Ты держала меня как животное в клетке. Как я могу быть доволен своей участью?
- Я тоже недовольна своей. Из-за тебя я не могу отправиться сражаться.
Демон посмотрел на нее с интересом.
- Мы могли бы сражаться вместе: также как и ты, я жажду проливать кровь.
- У тебя нет ни друзей, ни врагов. Ты будешь проливать кровь всех без различия. Я не могу согласиться, чтобы ты лишил меня свободного выбора во время сражения.
- Он так тебе дорог?
- Так же как тебе – твой, - Моргана шагнула к нему. - Я хочу быть свободной, так же как и ты. И нам остается только найти способ добиться этого. Но я не смогу найти решение одна. Ты мне поможешь? Скажешь, как нам отделиться друг от друга?
- Это не так просто, - задумчиво ответил демон.
- Но есть способ! – торжествующе воскликнула Моргана.
- Только колдунья, которая нас связала, может нас разделить. А Моргауза давно мертва.
Моргана прищурилась:
- В этом случае, мы вместе отправимся искать ее среди мертвых – по ту сторону завесы, если придется. Ты пойдешь со мной?
Он долго смотрел на нее, потом кивнул.
- Да. Я хочу этого, так же, как и ты.

***
Артур увидел, как последние друиды, поддерживавшие щит, упали с криками боли, и волшебство, закрывавшее рыцарей Альбиона от черной магии саксов, рассеялось. Король почувствовал, как растворяется барьер, и успел услышать крик Алатора: «Нет!» Потом он с ужасом увидел, как залп черной силы пронзил сердце королевы Аннис, храбро сражавшейся неподалеку от него.
Смертоносная магия разорвала грудь королевы на части. Она упала на колени, с топором в руках, и издала кровавое бульканье, прежде чем упасть на спину, мертвой. Баярд закричал, увидев, как она падает, и вслепую бросился на врагов – храбрый как лев. Вместе со своими людьми он был сожжен живым. Превратившись в раскаленные факелы, они рассыпались в разные стороны, крича от боли, пока не рухнули – их тела почернели под воздействием магического огня.
- Алатор! – в отчаянии крикнул Артур, желая броситься на помощь окруженному со всех сторон Лоту.
Маг выругался и отправил залп силы, чтобы защитить последнего из союзников Артура от смертельной атаки саксонских колдунов. Ему едва удалось оттолкнуть угрожавшую ему копошащуюся темную массу. В то же мгновение вражеский воин подобрался к Лоту сзади и со всей силы воткнул топор ему в спину. Король в свою очередь рухнул… мертвым.
- Нет! - прорычал Артур.
Он заставил свою лошадь обернуться вокруг оси, чтобы посмотреть на рыцарей, собравшихся позади него, и онемел от представшего зрелища. Теперь, не встречая никакого сопротивления, щупальца черной магии лезли повсюду. Они хватали рыцарей с лошадей, бросая их в воздух, расчленяли живых, жгли их изнутри. У великана Персиваля меч дрожал в руке, а храбрый Леон пятился. Артур перевел дыхание и воскликнул:
- Алатор, Гили! Надо восстановить щит немедленно, или все силы Альбиона будут перебиты этой ужасной магией!
- Вы не понимаете, сир, - выдохнул Алатор. – Мы не можем восстановить щит вдвоем. Мерлин велел нам защищать вас, чего бы это ни стоило, и мы сделаем это. Но мы не в состоянии защитить и ваших рыцарей. Это невозможно.
Все, что Артур создал, разрушалось на его глазах. Был ли он обречен смотреть, как его друзья и союзники падают один за другим, не имея возможности защитить их?
- Я отказываюсь наблюдать за тем, как мои люди умирают! – в ужасе воскликнул он.
- Сожалею, сир, - Алатор опустил глаза.
- Мы ничего не можем сделать. Мы ничего не можем сделать, - дрожа, повторял Леон.
Отчаяние охватило Артура перед лицом этого кошмара. Поле битвы превращалось в резню. Войска Альбиона истреблялись, разбрасывались, безжалостно разрывались на глазах их бессильного правителя. Артур ничего не мог сделать, чтобы спасти своих людей, своих братьев по оружию, своих товарищей. Он дрожал в агонии.
- Моргана поклялась мне, - произнес он, чувствуя, как слезы бегут по лицу. – Она поклялась мне…
Первая мысль была: «Я в аду».
Потом он подумал: «Мерлин…»
Но Мерлин ушел…
Где Моргана? Как во время осады Немета, не было ответа. Как он мог быть так глуп, чтобы поверить, будто на этот раз все будет по-другому? Как мог надеяться, что эта битва закончится благополучно?
Слезы потекли по подбородку, когда Артур задушил рыдание.
«Моргана, Моргана… Как ты можешь ненавидеть меня до такой степени? Как ты можешь снова предавать меня, снова забывать, снова бросать? Я твой брат. Неужели это не имеет никакого значения в твоих глазах? Умоляю тебе, сестра моя. Умоляю. Ты нужна мне сейчас».

***
Королева Альбиона стремительно атаковала, двигаясь сквозь хаос битвы, несясь галопом на своем коне, глядя, как черная магия убивает рыцарей повсюду вокруг нее. Ее глаза расширились от ужасного зрелища, при котором она присутствовала и на котором отказывалась задерживаться. Щит был пристроен на ее предплечье, а выставленное вперед копье убирало с дороги саксонских воинов, бросавшихся ей наперерез. Брат скакал слева, Гавейн и Митиан – справа. У них не было ни единого шанса достичь цели. Однако они, не колеблясь, продвигались вперед.
Они скользили сквозь вражеские ряды быстрым галопом, благодаря Томасу, ускорившему бег их лошадей магией. «До сих пор все идет хорошо», - испуганно подумала Гвен. И именно в этот момент из черного дыма прямо перед ними появился монстр, перегородив дорогу, протянув свои смертоносные щупальца.
- Томас! – крикнула Гвен. – Сделай что-нибудь!
Томас произнес заклинание, подняв руки над головой. Его глаза были закрыты, лицо покрыто потом. Сеть золотого света охватила монстра, запутывая его в тонкой переливающейся ткани. Он яростно сопротивлялся, но чем больше пытался вырваться, тем сильнее сжимались петли.
- Отличная работа, мальчик мой! – воскликнул Гавейн.
- Поворачивайте налево! – велела Гвен с расширившимися глазами, заметив новую магическую атаку, устремившуюся на них сбоку.
Они синхронно подчинились и оказались в кольце саксонских всадников.
- На защиту! – крикнул Гавейн Элиану, и они приблизились к королеве, создав вокруг нее живую стену.
Гвен вытащила кинжалы и принялась ловко метать их, сбив трех ближайших всадников, попав им в голову, в шею и в сердце. Гавейн срезал накинувшихся на них врагов мечом, в то время как Митиан принимала удары, защищая рыцаря щитом. Обезумевший от ярости Элиан вращался вихрем на своем коне, защищая левый фланг сестры.
- Forbearnen! – вдруг выкрикнул Томас, и их враги загорелись, освободив дорогу.
- Ко мне! – крикнула Гвен, пришпорив лошадь, которая встала на дыбы.
И продолжила продвижение к Артуру.

***
Моргана проникла в руины храма духов и потянулась к источнику, дрогнувшему от ее прикосновения. Схватив рог, который она использовала в Эдель Тереке, Моргана затрубила в него перед тем, как произнести заклинание. Оно было могущественным и опасным. Если она разорвет завесу, отделяющую мир живых от мира мертвых, вместо того, чтобы раздвинуть ее, все бродячие духи разлетятся по миру. Но у нее не было выбора. Сейчас или никогда.
Черпая из потревоженного сердца источника, охваченного противоположными потоками, Моргана позвала Кайлих. Ветер подул вокруг, превращаясь в бурю, и ее длинные черные волосы зашевелились, словно змеи. Ее глаза горели золотом, одежда развевалась вокруг напряженного тела. Моргана была воплощением пылающей силы.
И вдруг вихрь света из мира духов появился над разрушенным алтарем – к ней приближалась одетая в черное Кайлих с грустными глазами.
- Добро пожаловать, Моргана Пендрагон, - сказала Хранительница. – Зачем ты пришла?
- Увидеть мою сестру Моргаузу. Вели ей явиться ко мне.
Кайлих адресовала ей нечитаемый взгляд.
- А какую цену ты заплатишь мне в обмен на эту услугу?
- Разве я не достаточно дорого заплатила в твоих глазах?
- Да, ты заплатила. Но… не мне… - Кайлих расчетливо улыбнулась.
Тень двух гигантских крыльев нарисовалась над Хранительницей, и Моргана ясно почувствовала разъяренное присутствие Айтузы внутри храма. Пылающий голос белого дракона прогремел: «Кровь Морганы Пендрагон принадлежит только источнику!» И Кайлих отступила с выражением страха на обычно невозмутимом лице. Присутствие Айтузы исчезло, и из расколотого камня алтаря забила вода. Увенчанный светом силуэт Девы Озера победоносно возник из нее. Фрея повернулась, чтобы быть лицом к Кайлих – ее глаза сверкали от гнева.
- Ты слышала королеву. Цена, которую ты требуешь, уже уплачена, - сказала Хранительница Врат Авалона Хранительнице мира духов. – Ничто не встанет на пути избранной магии. Я прослежу за этим лично. Дай великой жрице то, что она просит! Немедленно!
Кайлих некоторое время смотрела на Фрею, после чего ответила:
- Как пожелаешь.
Она с загадочным видом повернулась к Моргане и добавила:
- Помнишь, что я сказала тебя в последний раз, когда мы встречались? Эмрис – твоя судьба и твоя погибель. Никогда ни одна судьба не будет более пылко любима, никогда ни одна погибель не будет более болезненно прочувствована. Вот цена, которую ты заплатишь.
Моргана посмотрела на Кайлих, и фрагмент разговора с Айтузой, когда они обе находились в полутьме пещеры, возник в ее памяти с хрустальной ясностью.
- В твоих видениях великой битвы… не Мерлин лежит умирающим рядом с Артуром, а ты, Моргана. Поэтому я знаю, что права, доверяя тебе: единственное будущее, которое ты видела во снах – то, за которое я сражаюсь.
Ее судьба, ее погибель.
Вдруг Моргана поняла, какой была ее настоящая роль. Она должна была устранить Мерлина по одной причине: занять его место, заменить его, и умереть смертью, предназначенной ему. И так пророчество исполнится. Эмрис станет ее судьбой. Эмрис станет ее погибелью. Какими бы ни были жертвы, включая и его. Она приняла это откровение спокойно. Она была готова.
Хранительница храма духов исчезла, Фрея растворилась в шепоте воды, и свет залил руины. Моргана повернулась к сверкающему порталу, ослепившему ее. Грациозный силуэт появлялся там… Одетая в красно-серое платье, с распущенными по спине белокурыми волосами, Моргауза была точно такой же, как в ее воспоминаниях. Она приблизилась к Моргане, глядя на нее черными бездонными глазами. Последняя оставалась неподвижной, ожидая, пока Моргауза приблизится. Ветер шевелил ее черные волосы, золото сияло во взгляде, излучающем магию.
- Сестра, - дрожащим голосом произнесла Моргауза, и сильное волнение пробежало по ее чертам.
Моргана молча смотрела на нее. Что она читала в лице умершей? Любовь? Раскаяние? Для этого было немного поздно. Она не чувствовала к Моргаузе ни малейшей нежности. Моргана слишком хорошо помнила, как та оттолкнула ее в последний раз, когда они виделись. Сестра отказалась провести ее на Авалон, приговорила ее к вечной бездне.
- Здравствуй, Моргауза, - холодно произнесла она.
- Я так сожалею, - выдохнула Моргауза.
От этих слов гнев вспыхнул в груди.
- Мне плевать на твои сожаления, - ответила Моргана ледяным тоном. – Ты причинила столько зла! Ты совершила такие ошибки! Артур и Мерлин, которых ты приговорила, вдвоем исполнили все, что ты не смогла, когда была великой жрицей Альбиона. Восстановили магию. Принесли мир. Как бы ты совершила это, когда тобой управляла лишь жажда мести? Однако ты была убеждена в своей правоте. Ты ошибалась.
Моргауза медленно кивнула, опустив глаза под ее взглядом.
- Я знаю, что должна извиниться перед тобой.
- Я пришла не для того, чтобы услышать твои извинения, - с гневом воскликнула Моргана. – Я хочу, чтобы ты исправила причиненное мне зло. Из-за тебя я не могу сражаться с врагами, не рискуя потерять свободную волю. Из-за тебя я не могу использовать собственную силу, не рискуя повернуться против своих. Я пришла приказать тебе вернуть мою душу, потому что ты одна можешь это сделать. Если в тебе была хоть капелька любви к магии и к источнику, ты сделаешь то, что я велю. Освободи меня от демона. Верни мне свободу.
Моргауза медленно кивнула:
- Я сделаю это.
Глаза Морганы вспыхнули.
- Ты готов? – спросила она своего демона.
- Да. Пора, - ответил он.
Моргауза закрыла глаза и начала читать заклинание. Хотя она была лишь нематериальным духом, ее магия оставалась могущественной. Моргана почувствовала, как демон понемногу отходит от нее, как его черное кишащее вещество отделяется от прозрачности ее души. Это была болезненная операция. Казалось, часть ее отрывалась. Моргана не осознавала, насколько привыкла к их молчаливому сосуществованию. Не понимала, до какой степени бояться чудовища в себе, следить за ним, укрощать его стало для нее привычным. Не догадывалась, какой объем силы вынуждена была постоянно расходовать на это.
Когда магия Моргаузы сделала свое дело, душа Морганы обрела свой изначальный голубой свет, а демон – свою черноту. Оба стояли рядом, все еще соединенные тонким волокном. Моргана подозрительно посмотрела на эту связь.
- Почему мы все еще соединены?
- Я разделила вас, насколько возможно, - объяснила Моргауза, открыв глаза. - Но заклинание объединения, которым я вас смешала, очень сильно, и до твоей физической смерти, Моргана, вы останетесь связаны друг с другом. Только когда ты испустишь последний вздох, вы будете свободны. Однако знай, что с этого момента демон будет подчиняться твоим приказам. Никто не сможет обратить его против тебя. Никто не сможет использовать его, чтобы тебя уничтожить. Знаешь ли ты, что это значит, сестра?
Моргана кивнула и мрачно улыбнулась.
- Ты дала мне оружие, чтобы изменить ход битвы при Камланне, чтобы уничтожить Мордреда. И чтобы спасти магию.
Дух ее сестры важно кивнул.
- Чтобы моя вчерашняя ошибка стала твоей сегодняшней силой, и ничто не было бы напрасно. Это мой способ попросить у тебя прощения, Моргана. Когда я вижу женщину, которой ты стала, уважаемую духами и драконами, готовую на любые жертвы, чтобы защитить источник, я сожалею о том, как обращалась с тобой. И я также сожалею, что жила, ослепленная ненавистью. Раньше я думала, что твоя любовь к Камелоту помешает тебе исполнить свой долг по отношению к магии. Поэтому я использовала тебя и манипулировала тобой. Но, пойдя собственным путем, ты стала великолепной жрицей. Какими никогда не были мы с Нимуэ, выбравшие путь мести. Ты сражалась за магию с большей любовью и храбростью, чем мы были способны. Тебя будут помнить как последнюю из нас и как величайшую. И когда придет твой час, Врата Авалона откроются, чтобы пропустить тебя, потому что ты более чем сто раз заслужила место в нашем пантеоне.
Моргана посмотрела на Моргаузу. Ее слова должны были ее утешить. Она помнила свою боль, когда была отвергнута в бездну во время первой смерти. Она думала тогда, что останется проклятой навсегда. Теперь она знала, что проклятие не будет вечным. Врата Авалона откроются для нее. Она войдет в свет.
Однако Моргана не чувствовала утешения. Она просто не могла, пока магия под угрозой, пока источник страдает под напором некромантов, пока будущее рискует утонуть в серости. Ей было плевать на собственное спасение, если сначала ей не удастся спасти будущее.
Этого Моргауза не могла понять, потому что всегда следовала собственным амбициям, собственным желаниям. Но сестра была права. Моргана стала более великой жрицей, чем Моргауза или Нимуэ. Она владела всеми тайнами и гораздо ближе, чем они, подошла к источнику.
- Знай, что у меня не будет отдыха, пока магия не будет спасена, - сказала она, бросив на Моргаузу непреклонный взгляд.
- Эмрис – твоя судьба и твоя погибель, - сказала сестра, загадочно повторив слова Кайлих.
После чего образ Моргаузы медленно растворился, и Моргана осталась одна в разрушенном храме духов. Она решительно повернулась к своему демону.
- Камланн ждет нас, - сказала она, спокойно глядя на него. – Пошли спасать моего брата.

просмотреть/оставить комментарии [11]
<< Глава 6 К оглавлениюГлава 8 >>
сентябрь 2020  
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

август 2020  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

...календарь 2004-2020...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Продолжения
2020.09.20 00:08:55
Лживые жесты [0] (Гарри Поттер)


2020.09.17 18:46:21
This Boy\'s Life [0] (Гарри Поттер)


2020.09.13 18:54:24
Ноль Овна: Сны Веры Павловны [1] (Оригинальные произведения)


2020.09.11 09:39:43
Змееглоты [8] ()


2020.09.09 23:49:00
Дочь зельевара [195] (Гарри Поттер)


2020.09.04 18:58:33
Наши встречи [5] (Неуловимые мстители)


2020.09.03 12:50:48
Просто быть рядом [42] (Гарри Поттер)


2020.09.01 01:10:33
Обреченные быть [8] (Гарри Поттер)


2020.08.30 15:04:19
Своя сторона [0] (Благие знамения)


2020.08.30 12:01:46
Смерти нет [1] (Гарри Поттер)


2020.08.30 02:57:15
Быть Северусом Снейпом [256] (Гарри Поттер)


2020.08.28 19:06:52
Её сын [1] (Гарри Поттер, Однажды)


2020.08.28 16:26:48
Цепи Гименея [1] (Оригинальные произведения, Фэнтези)


2020.08.26 18:40:03
Не все так просто [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.15 17:52:42
Прячься [5] (Гарри Поттер)


2020.08.13 15:10:37
Книга о настоящем [0] (Оригинальные произведения)


2020.08.08 21:56:14
Поезд в Средиземье [6] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина)


2020.07.26 16:29:13
В качестве подарка [69] (Гарри Поттер)


2020.07.24 19:02:49
Китайские встречи [4] (Гарри Поттер)


2020.07.24 18:03:54
Когда исчезнут фейри [2] (Гарри Поттер)


2020.07.24 13:06:02
Ноль Овна: По ту сторону [0] (Оригинальные произведения)


2020.07.19 13:15:56
Работа для ведьмы из хорошей семьи [7] (Гарри Поттер)


2020.07.10 23:17:10
Рау [7] (Оригинальные произведения)


2020.07.10 13:26:17
Фикачики [100] (Гарри Поттер)


2020.06.30 00:05:06
Наследники Морлы [1] (Оригинальные произведения)


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2020, by KAGERO ©.