Инфо: прочитай!
PDA-версия
Новости
Колонка редактора
Сказочники
Сказки про Г.Поттера
Сказки обо всем
Сказочные рисунки
Сказочное видео
Сказочные пaры
Сказочный поиск
Бета-сервис
Одну простую Сказку
Сказочные рецензии
В гостях у "Сказок.."
ТОП 10
Стонарики/драбблы
Конкурсы/вызовы
Канон: факты
Все о фиках
В помощь автору
Анекдоты [RSS]
Перловка
Ссылки и Партнеры
События фэндома
"Зеленый форум"
"Сказочное Кафе"
"Mythomania"
"Лаборатория..."
Хочешь добавить новый фик?

Улыбнись!

Мадам Помфри осамтривает Снейпа после очередного взрыва.
- Северус, мне очень не нравится Ваш кашель.
- Не могу ничего поделать - другого нету.

Список фандомов

Гарри Поттер[18354]
Оригинальные произведения[1195]
Шерлок Холмс[713]
Сверхъестественное[451]
Блич[260]
Звездный Путь[249]
Мерлин[226]
Робин Гуд[217]
Доктор Кто?[210]
Место преступления[186]
Учитель-мафиози Реборн![182]
Белый крест[177]
Произведения Дж. Р. Р. Толкина[171]
Место преступления: Майами[156]
Звездные войны[131]
Звездные врата: Атлантида[120]
Нелюбимый[119]
Произведения А. и Б. Стругацких[103]
Темный дворецкий[102]



Список вызовов и конкурсов

Фандомная Битва - 2017[8]
Winter Temporary Fandom Combat 2017[27]
Фандомная Битва - 2016[26]
Winter Temporary Fandom Combat 2016[46]
Фандомный Гамак - 2015[4]
Британский флаг - 8[4]
Фандомная Битва - 2015[49]
Фандомная Битва - 2014[17]
I Believe - 2015[5]
Байки Жуткой Тыквы[1]
Следствие ведут...[0]



Немного статистики

На сайте:
- 12472 авторов
- 26837 фиков
- 8432 анекдотов
- 17378 перлов
- 646 драбблов

с 1.01.2004




Сказки...

<< Глава 29 К оглавлениюГлава 31 >>


  Дочь зельевара

   Глава 30
Гарри несся по коридору, наталкиваясь на студентов, на ходу бросая извинения. Сумка с учебниками нещадно колотила его в бок, словно подгоняя: «Быстрее! Быстрее!». До звонка оставалось чуть больше минуты, и Гарри отдавал себе отчет, что за это время добраться до подземелий не успеет. Опоздает к началу урока и Снейп вытянет из него все жилы. Как он мог забыть о времени именно перед этими проклятыми зельями? В общем-то, забыл совершенно естественно – сегодня после уроков должен был состояться матч по квиддичу: Гриффиндор против Равенкло. Гарри задержался с ребятами из команды, обсуждая стратегию игры. Верная Гермиона, которая обязательно напомнила бы о времени, в этот раз занималась перед уроком в библиотеке и не предполагала как Поттер нуждается в ее дружеском тычке. Рон же сам был в команде, но уроки зельеварения не посещал, поэтому за время не переживал.
И вот теперь Гарри ставил рекорды скорости только для того, чтобы запыхавшимся предстать перед кабинетом зельеварения через три минуты после того, как колокол возвестил о начале урока. Чуть отдышавшись, Гарри поправил сумку на плече, неловко пригладил взлохмаченные волосы. Собрав все свое терпение и, приготовившись смирено перенести всю желчь и оскорбления, которые обязательно выльет на него Снейп за опоздание и, стараясь не думать о том, скольких баллов лишится Красный Дом, решительно открыл дверь.
Едва он переступил порог, как уши наполнил еле слышный навязчивый звон. Сделав несколько шагов глядя в пол, Поттер поднял голову, собираясь произнести дежурные извинения… и замер с открытым ртом, не в силах выдавить из себя ни звука. Дверь за его спиной бесшумно закрылась.
Класс заливал призрачный голубоватый свет. Источник этого освещения был не ясен, но это как раз волновало Гарри меньше всего. Гриффиндорец медленно шел между рядами столов, обливаясь холодным потом и всматриваясь в лица студентов. В мертвые лица.
Дин Томмас откинулся на спинку стула, глаза закатились под веки, из широко раскрытого рта вывалился длинный язык - багровый след на его шее не оставлял сомнений. Рядом Гермиона – неестественно прямая, с белым как мел лицом, истерзанные руки расслабленно лежат на столешнице, а кровь из разорванных вен залила почти весь стол. Гарри хотел закричать, но не смог. Кровь набатом стучала в голове. Не выдержав, он отвернулся – но лучше от этого не стало. На глаза попался Драко Малфой: мокрая одежда, с которой капает на пол вода, распухшее лицо утопленника, зеленоватая осклизлая кожа. Панси Паркинсон сидит чуть завалившись набок, и голова неестественно упала на плечо из-за сломанной шеи. Чувствуя, как ногами овладевает предательская слабость, Гарри снова отвел глаза, спасаясь от чудовищного зрелища – и снова бесполезно. Посмотрел на свой, первый стол. Его место пустовало, но на другом конце стола сидело, уронив голову на столешницу, дочерна обгоревшее тело Эрики Сетлер. Поттер почувствовал, что ему не хватает воздуха, а к горлу подкатывает тошнота. С какой-то обреченностью он глянул на преподавательский стол. Снейп сидел на своем стуле, откинувшись на спинку и запрокинув голову, открывая чудовищную рваную рану на горле.
Гарри замер, он стоял не в силах произнести ни звука в классе полном мертвецов. Ноги, казалось, приросли к полу, а юноша все оглядывался и в безумной надежде ждал, когда он проснется и все останется очередным кошмаром. Только он точно знал, что не спит. Послышался шорох. Гарри глянул на источник звука – это Снейп шевельнулся за своим столом. С пугающей резкостью зельевар выпрямился на стуле. Его глаза, затянутые белыми бельмами, слепо уставились на Гарри.

- Поттер, - хрипло произнес мертвец, и на его губах выступила кровавая пена. Ухватившись скрюченными пальцами за край стола, профессор рывком поднялся на ноги. Из потревоженной движениями раны на шее снова пошла кровь. Зельевар двинулся к Гарри, и тот наконец-то снова обрел власть над своими ногами. Юноша попятился.

- Поттер, да что с вами?! – снова раздался голос мертвого профессора. Гарри испуганно отшатнулся, споткнулся обо что-то и, нелепо взмахнув руками, шлепнулся на зад. Все исчезло – голубоватый свет, навязчивый звон в ушах. Класс был залит золотистым светом факелов и магических шаров, слышались смешки и приглушенные голоса. Поттер заморгал. Он сидел на полу в проходе между столами. Над ним, недобро сузив черные глаза, возвышался Снейп – совершенно обычный, злющий, с сальными патлами и безо всякой раны на горле.

- Профессор, - выдохнул все еще ошарашенный Гарри, глядя на зельевара снизу вверх, - Вы живы?

Снейп даже опешил на секунду, но сразу взял себя в руки.

- К вашему глубочайшему сожалению, – презрительно произнес он. – Если вы закончили устраивать балаган, то займите свое место.

Профессор развернулся и направился к своему столу, на ходу объявляя:

- Двадцать очков с Гриффиндора за срыв урока.

Медленно, словно опасаясь того, что может увидеть, Гарри поднялся на ноги. На него устремились взгляды. Обеспокоенный – Гермионы, насмешливые – слизеринцев, осуждающий от Дина, сочувственно-снисходительные от Макмиллана и равенкловцев. Теперь вся школа узнает о том, что знаменитый Гарри Поттер сошел с ума. Снова.
Вяло кивнув Гермионе, он прошел к своему стулу и тяжело опустился на него. Покосился на соседку по столу. Сетлер сидела, подперев голову рукой, и с отсутствующим видом смотрела на доску. Почувствовав его взгляд, девушка посмотрела на Гарри.

- Чего тебе? – угрюмо буркнула она.

- Ничего, – растерялся Гарри.

Эрика поморщилась и отвернулась. Гарри тоже уставился на монотонно вещающего Снейпа. Он слышал голос профессора, но слов не распознавал. Он был напуган. Что это было сейчас? Что за чудовищное видение? Что же с ним происходит? Даже Дамблдор не может дать ответ. Гарри хотелось вцепиться в собственные волосы и тихонько завыть. Он ходил на занятия, общался с друзьями, играл в квиддич, все как обычно, все как всегда. Но в то же время, он ждал, что кто-нибудь объяснит ему, что же с ним происходит. Мудрый Дамблдор, строгая МакГонаглл, умница Гермиона, Гарри так искренне верил в них. Но они молчали. Искали, пытались понять, но ничего не находили. И Гарри продолжали являться страшные видения. Он старался быть сильным. Он уверял себя, что это лишь иллюзии. Порождаемы ли они его воспаленным рассудком или чьей-то злой волей, но это всего лишь картинки. Страшные, но безопасные. А вот безопасные ли? Поттер вспоминал скрюченную руку мертвого Седрика Диггори, тянущуюся к его горлу. Или тот сон про родителей, радостный, добрый… который мог бы кончиться для него полетом с Астрономической Башни. Так и случилось бы, если бы не…
Гарри поднял газа и сфокусировался на черной фигуре преподавателя. Вздрогнул и снова опустил взгляд в стол. Тень. Снова эта странная страшная тень, маячащая за спиной Снейпа. Черная, уже обретающая какое-то подобие плоти. И очертания: юноша успел увидеть и длинные жилистые руки, окутанные мутным туманом, и голову со звериными чертами на морде. Еще размыто, смутно, но уже осознаваемо. Что это за тень, о которой не знает, похоже, даже сам Снейп? И еще… Гарри скосил глаза на Эрику и даже не удивился – такая же темная полупрозрачная тварь нависала над ней. Поттер отвернулся и зажмурился. Поглощенный переживаниями, он не заметил внимательного цепкого взгляда, которым окинул его зельевар.
На плечо осторожно опустилась тонкая рука. Гарри вздрогнул и обернулся. Перед ним стояла Гермиона с сумкой на плече.

- Урок закончился, Гарри, – тихо произнесла девушка, – пойдем.

И прежде чем Поттер успел кивнуть, раздался голос Снейпа:

- Мистер Поттер, задержитесь.

Студенты покидали класс. Ушли слизерницы, бросая на него презрительные взгляды и пересмеиваясь. Равенкловцы, Макмиллан и Дин Томмас не смотрели на него, им было все равно. Эрика Сетлер мазнула по нему равнодушным черным взглядом и ушла, не глянув на человека, сидящего за преподавательским столом. Гермиона замешкалась. Она явно не хотела оставлять друга, но…

- Я не задерживаю вас, мисс Грейджер, – холодно произнес Снейп.

- Профессор, - решилась Гермиона, - позвольте я подожду Гарри.

- Разумеется, - тут же откликнулся зельевар, - вы можете его подождать, мисс. Только за дверью моего класса.

- Но…

- Иди, Герми, - вдруг подал голос Гарри. От Снейпа он ничего хорошего не ждал, но понимал, что зельевар не отцепится. Так что лучше поскорее покончить с этим, – Не волнуйся за меня. Я не задержусь.

В карих глазах девушки читалось беспокойство. То, как Гарри явился в класс напугало ее. Она чувствовала, что лучше не оставлять его сейчас одного, учитывая, что профессор Снейп не тот человек, от которого Гарри может услышать слова поддержки.

- Поторопитесь, мисс Грейджер, - раздраженно произнес Снейп, – вы задерживаете меня… и вашего друга, если уж на то пошло.

Гарри чуть улыбнулся, сжал ладонь девушки и кивнул: «Иди, я скоро». Гермиона вздохнула, наградила профессора осуждающим взглядом (который, впрочем, остался без внимания) и покинула класс.
Поттер посмотрел на преподавателя. Тот задумчиво разглядывал его, потирая переносицу длинным пальцем.

- Что вы видели? – наконец спросил Снейп. Голос его был спокоен, без привычного раздражения. Гарри даже слегка растерялся – он-то думал, что злобный черный хмырь сейчас назначит ему десяток отработок.

- Простите?

- Когда вы вошли в класс, вы что-то увидели. Что именно?

Гарри чуть помолчал и, наконец, ответил:

- Смерть, – Снейп вопросительно приподнял брови, – Я вошел в класс и увидел, что все мертвы. Дин задушен… Малфой утонул, у него все лицо раздуло… а у вас горло разорвано было…

Гарри умолк. Перед глазами снова возникло это видение. Он постарался его отогнать, глянул на профессора. Против ожидания, юноша не увидел в черных глазах ни насмешки, ни презрения. Расфокусированный взгляд был задумчив и отрешен.

- Что еще вы выдели? – Снейп снова устремил на гриффиндорца пронзительный взгляд.

- Ничего…

- Не надо лгать!

Гарри смешался на секунду, но потом до него дошло:

- Тень. За вами тень.

- Сейчас тоже?

- Да, – Гарри бросил взгляд за профессорскую спину, – Да.

Вопреки ожиданию юноши, Снейп не обернулся и не попытался как-то иначе убедиться в наличии зловещей тени. А Гарри не удержался и добавил:

- За Эрикой тень тоже была. Я видел.

- Как выглядят эти тени? – наконец, поинтересовался зельевар.

Гарри задумался.

- Я… не знаю, это ни на что не похоже…

- Просто опишите, - процедил Снейп.

- Ну… - Гарри снова бросил взгляд на темную тень, – Она высокая, выше вас на голову. Очень худая, длинные руки, и лицо… нет, скорее морда, не знаю, звериная какая-то… Вот.

Повисла тишина. Снейп молча смотрел на него, и Поттер вдруг осознал, что под его взглядом стало намного неуютнее, чем прежде. Раньше этот взгляд принадлежал человеку, который по каким-то своим причинам не любил лично его, Гарри Поттера. Неприятно, но терпимо. А сейчас из черных глаз профессора смотрело что-то… нечеловеческое, холодное и свирепое. Гарри не мог объяснить свои ощущения, но осознавал их совершенно ясно.

- Хорошо, - произнес, наконец, зельевар. – Можете идти.

Гарри не заставил его повторять дважды. Он быстро смахнул все свои ученические принадлежности в сумку, накинул ремень на плечо и направился к выходу. И только у самой двери остановился. Подумал, обернулся.

- Профессор Снейп?

Мастер Зелий посмотрел на студента.

- Вы знаете, что это такое? Что это за видения?

Сперва Гарри показалось, что он услышит сейчас очередную язвительную резкость, это было бы вполне в Снейпрвском духе. И зельевар, похоже, так и собирался поступить, но в последний миг почему-то передумал. И ответил совершенно спокойно и даже устало:

- Нет, Поттер, не имею ни малейшего представления.

* * *
Покинув кабинет зельеварения, Гермиона отошла на несколько шагов и прислонилась к стене, приготовившись ждать друга.

- Что с ним такое? – голос раздался из тени коридора, куда не доставал свет факела. Гермиона вздрогнула – после всего, что творилось с Гарри, она стала немного нервной. Из тени выступила Эрика. Трепещущий свет факела придавал ее узкому лицу какую-то инфернальность. Вообще, последние пару дней Сетлер выглядела неважно.

- Ты о чем? – спросила Гермиона.

- О твоем ненормальном Поттере, разумеется, – Эрика криво усмехнулась, приблизившись к гриффиндорке. – Что это за припадки?

- Это не припадки! – возмутилась Гермиона, – И с Гарри все нормально. И вообще, какое тебе дело до него.

- До него – никакого, это верно, – Эрика пожала плечами, прислоняясь к стене рядом с Гермионой, – но один интерес у меня есть, и мне надо знать, псих твой друг, или с ним что-то происходит.

- Что за интерес?

- Не твое дело.

Гермиона скептически хмыкнула:

- Ну, знаешь ли, Гарри - мой друг, и если какие-то твои интересы касаются его, то это мое дело.

Эрика даже не смотрела на гриффиндорку, упрямо таращась в полумрак перед собой.

- Скажешь, что с ним?

- Не твое дело, - отрезала Гермиона.

- Ну-ну…

Больше девушки не произнесли ни слова. Грейнджер искоса глянула на слизеринку. Та уходить не собиралась, явно чего-то дожидаясь. Или кого-то.
Дверь кабинета зельеварения с тихим скрипом отворилась и оттуда появился Гарри.

- Гарри, ну что? – Гермиона подошла к нему, – Профессор назначил тебе отработку?

- Нет, - Поттер помотал головой, - он… Эй, а ты что здесь делаешь? – Гарри увидел Сетлер и нахмурился.

- Что с тобой было, Поттер? – слизеринка так и не повернула головы, по-прежнему стояла, прислонившись к стене и глядя перед собой.

- А ты у Снейпа спроси, - огрызнулся Гарри, совершенно неожиданно для себя самого. Неизвестность способствовала нервозности, а внимание Сетлер было ему неприятно. Эта девчонка вообще вызывала в нем некоторую оторопь, едва ли не большую, чем ее папочка.
Эрика повернула голову, ее глаза зло сузились. Совершенно как у Снейпа. Поправила на плече сумку, отлепилась от стены, окинула Гарри неприязненным взглядом.

- Придурок, - произнесла Сетлер и прошла мимо, намеренно чувствительно задев Гарри плечом.

- Чокнутая, - не остался в долгу гриффиндорец.

- Кто бы говорил, - откликнулась слизеринка и скрылась за поворотом коридора, оставив за собой последнее слово. Она замедлила шаг, остановилась и прислушалась. Гриффиндорцы покидали подземелья, переговариваясь о чем-то своем. Эрика поморщилась.
Конечно, было бы лучше, если бы эти «золотые львы» сами рассказали, что происходит со знаменитым очкариком. Хотя, памятуя о напряженных отношениях львов и змей, Сэтлер на это особо и не надеялась. До Поттера ей действительно не было дела. Ситуация состояла в другом – до того, как гриффиндорец ввалился в класс, за пару минут не больше, Эрика снова ощутила то странное волнение, которое уже несколько раз накрывало ее. Это ощущения звенящих стен замка. Словно что-то мешает Хогвартсу стоять спокойно, как соринка в глазу, и замок как будто начинает незримо ворочаться, стараясь избавиться от этой помехи.
На днях Эрика вытащила из-под тумбочки в спальне горный хрусталь, который положила туда в начале учебного года. Она не особо удивилась, увидев в спайке сверкающих кристаллов зеленовато-серую, как старая болотная тина, мглу. Это значит, что по замку бродит магическое создание, чуждое и противное древнему сооружению. Создание это тоже не испытывало удовольствие от нахождения в этих стенах – Хогвартс всячески старался подавить и вытеснить его, но оно почему-то не уходило. Когда этот таинственный пришелец начинал какие-то активные действия, стены замка начинали просто безмолвно вопить. Что это, откуда оно и почему не покидает этого места, Эрика не могла даже предположить. Но, как магогемолог или «каменная ведьма» как принято называть одаренных способностью чувствовать минералы, она ощущала все беспокойство замка, чувствовала позвоночником эту неприязнь и была решительно настроена вывести из стен замка эту заразу. Но с чего начать, она не представляла. И вот – Поттер.
По школе периодически проскальзывали разговоры, что Мальчик-Который-Выжил, ведет себя как-то странно. Но разговоры эти порождались и умирали, и, поскольку Гарри Поттер прилюдно не ловил дементоров под столами Большого Зала, то разговоры оставались разговорами. И вот сегодня Эрике наконец-то пришло в голову, что тварь эта, чем бы она ни была, может быть связана с Поттером. Гриффиндорец, по сути своей, был живой легендой магического мира, а таким личностям просто на роду написано обрастать всякой мистической пакостью.
Краткий разговор с гриффиндорцами был Эрикой строго рассчитан. Она не особо надеялась на откровенность Грейнджер или «мистера Непредсказуемость» - не сложилось у слизеринки с ними теплых отношений. План Сетлер был иным. Пусть кто-нибудь попытается найти каменную ведьму или каменного мага, у которых не будут постоянно побрякивать в карманах самые необходимые самоцветы – кварц, горный хрусталь, аметист, красная яшма, оникс. Вот и у Эрики подобная коллекция всегда при себе – с камнями в карманах комфортно, как с запасной волшебной палочкой. Нужные слова на кусочек хрусталя Эрика нашептала заранее. И толкнув Поттера плечом, она изловчилась подбросить хрусталь в карман его мантии. Гарри Поттер не замок, для того, чтобы понять, есть ли на нем воздействие, достаточно суток, а потом Сетлер планировала отправить за хрусталиком Зули. Если камень останется чистым, пусть гриффиндорец и дальше сходит с ума – Эрике это уже не особо интересно. А вот если камень помутнеет и воздействие есть… Ну, поживем – увидим.
Эрика услышала щелчок закрываемой двери и осторожно выглянула из-за угла – Снейп покинул кабинет зельеварения и направился куда-то из подземелий. Сетлер вздохнула, сбросила с плеча сумку на пол и опустилась на корточки, прижавшись спиной к стене и обхватив руками колени. После памятной исповеди Северуса прошло уже два дня. Все это время Эрика не разговаривала с отцом, даже старалась не смотреть на него. Он тоже не пытался навязать общение, видимо решив просто плыть по течению и предоставить выбор ей. А она… Эрика закусила губу и уткнулась лбом в колени. То, что он рассказал… Такого она даже не могла предположить, просто не жизнь, а какая-то беллетристика, томов на семь.
Северус Снейп предстал в каком-то ином свете и показался Эрике совершенно чужим. Он был не бывшим, а совершенно действующим Пожирателем Смерти, он оказался двойным шпионом, при этом, в чьих интересах он шпионит действительно, зельевар, похоже и сам уже не до конца понимает. Он запутался в собственном настоящем, а его прошлое висит на его шее, как камень, которое тянет его на дно. И все это припорошено постоянной ложью – не столько окружающим, сколько себе. Эрика ненавидела, когда ей лгут, просто не терпела патологически – солгавший однажды, солжет снова. Ложь, которую она изрекала сама, ее не коробила совершенно, пусть это случалось редко, но случалось же. Да, лицемерно, пусть так, но вот такая уж она уродилась – Эрика Алекса Сетлер.
Девушку мучило ощущение, что человек, в котором она признала своего отца, с которым подружилась, которому доверилась и которого, в конце концов, полюбила, оказался не тем, кем она его считала. Она видела Северуса Снейпа – преподавателя зельеварения, гениального Мастера Зелий, с тяжелыми ошибками прошедших лет и столь же тяжелым характером, не любимого многими и не стремящегося снискать их любовь, просто живущего и твердо стоящего на земле. А теперь он виделся ей другим – Пожиратель Смерти, изворотливый шпион, крестный наследника одной из старейших темных семей, убийца, лжец. Лжец. И все же… Эрике не хватало Северуса. Совместных вечеров, обсуждения составов зелий, просто бессмысленных разговоров.
Вот «Слезы Сквиба» так и не сварили – Эрика не успела выверить состав к середине осени. А ведь наверняка есть еще какой-то срок, когда можно набрать подходящую воду для зелья. Эрика почувствовала, что губы растянулись в легкой улыбке, и сердито мотнула головой. Резко поднялась на ноги и взяла сумку – надо признаться хотя бы себе, какого развития событий ты желаешь. И не цепляться за привычные установки. Девушка вздохнула – наверное, это и подразумевается под словом «взрослеть», и почему это так тяжело?
Эрика неторопливо направилась к гостиной Слизерина. У нее часто бывало, когда нервное напряжение отражалось на физическом состоянии. Болели поясница и шея, предплечья ныли, словно она все утро таскала тяжелые булыжники. Хотелось избавиться от этого. Хотелось просто расслабиться и ни о чем не думать. Как это сделать? Мысль пришла неожиданно, она была настолько глупой и по-девчачьи наивной, что вполне могла сработать.
«Эта школа сведет меня с ума. Я стану законченной идиоткой», с этой жизнерадостной мыслью Эрика вошла в гостиную Слизерина. В Зеленом доме было двое людей, которые могли помочь ей с осуществлением этой бредовой, как ей казалось, затеи. Старосты. И, поскольку с Панси Паркенсон отношения не сложились (вон она, злобно сверкает глазами от двери в девчоночьи спальни), то Эрика стала выискивать взглядом Драко. Молодой Малфой обнаружился в кресле у камина. Вместе с Гойлом, Ноттом и Кребом они увлеченно заучивали дразнилки, которыми планировали освистывать Гриффиндор во время сегодняшнего матча.
«Квиддич – это хорошо. – Думала Эрика, приближаясь к парням. – Все уберутся смотреть игру, и школа будет практически пуста, красота!»

- Привет цвету магического мира! – жизнерадостно провозгласила Сетлер и, прежде чем кто-либо успел опомниться, тут же схватила Малфоя за рукав мантии, – Драко, можно тебя на два слова?

Ошарашенный внезапной атакой, юноша безропотно позволил вытащить себя из кресла и отволочь в темный угол.

- Чего тебе, Сетлер? – опомнился Малфой, стряхивая с рукава ее руку.

- Драко, дай мне пароль от ванной старост, а? – попросила Эрика.

- Чего? – опешил тот.

- Ну что тебе, жалко, что ли?! – тут же вскинулась девушка, – Все равно все пойдете квиддич гриффиндорцев оплевывать, школа пустая стоять будет.

- Да не жалко мне. Просто, тебе-то зачем?

- Ну, ты совсем дурак, или где? – Сетлер фыркнула, – Зачем девушке нужна ванна? Кто же виноват, что к спальням пристроена только душевая.

- А-а-а… - понимающе протянул Драко, – А ты в курсе, что ванная – это привилегия старост?

- Ой, ой, - тут же засюсюкала Эрика, - умница Драко свято блюдет школьные правила. Самый законопослушный студент школы…

Малфой попытался насупиться, но не выдержал и фыркнул.
- Ладно, держи, – он прошел к столу, взял кусочек пергамента и нацарапал пару слов. – После прочтения обязательно съешь пергамент, чтобы никаких улик.

- Ага, щас, - усмехнулась Эрика, выхватывая клочок у него из рук, - я эльфов позову, и тебе эту бумажку на ужин с гарниром подадут. Сам проследишь, чтобы никаких улик.

- Не ценишь ты добро, Сетлер, - усмехнулся Драко, не испугавшись угрозы специфическим блюдом.

- Ага, вот такая я неблагодарная.

Юноша покачал головой, усмехнулся и пошел обратно в свое кресло доучивать дразнилки.

«А он неплохой парень, - подумала вдруг Эрика, - несмотря на все его заморочки с отцом и с меткой этой…».

Она направилась к спальне и поймала на себе взгляд Паркинсон. Такой непримиримой злобой сочились ее глаза, что даже Эрика, при всей ее толстокожести, поежилась, дав себе зарок держаться от этой девицы подальше. Сама Эрика никогда не влюблялась и была уверена, что от этого чувства одни неприятности, а уж от ревности, которую оно порождает…

* * *
Вода с журчанием наполняла небольшой бассейн, который в ванной комнате старост скромно именовался ванной (н-да, тавтология получилась). Эрика с удовольствием поглядела на витраж. На магическом цветном стекле золотое солнце величественно опускалось в воды океана. На первом плане пустовал небольшой каменный выступ. Когда Эрика только вошла в ванную, на выступе обреталась очаровательная и весьма скромно одетая (или щедро раздетая? И кто додумался до подобного витража в школе?) белокурая русалка. Полуголая нахалка расчесывала длинные светлые волосы и снисходительно поглядывала на слизеринку. Эрика не собиралась терпеть подобного от какой-то полурыбы и перешла в наступление. Она сняла с волос заколку, перекинула через плечо черный блестящий каскад волос и сообщила нарисованной русалке, что ее – Эрики – волосы не в пример лучше и ухоженней, а уж блондинистый окрас, это вообще пошло и избито. Брюнетки куда тоньше и загадочней. Русалка наморщила очаровательный носик, высокомерно фыркнула и нырнула в нарисованные волны.
Эрика сполна удовлетворилась победой над нарисованной соперницей и вернулась к наполняемой ванне. Сетлер была практичной девушкой и полагала принятие ванной пустой тратой времени – отмыть тело можно быстро и под душем. Периодически Эрика пыталась понять, в чем прелесть погружения тела в надушенную вспененную воду, если это не нужно для каких-то магических целей. Пока это оставалось выше ее понимания. Но как истинный исследователь, Эрика не оставляла надежды. Наверное, что-то в этом все-таки было. И вот сейчас, не справляясь с эмоциональным напряжением и неприятной ломотой в теле, Эрика подумала, что поваляться в теплой ароматной воде может оказаться не лишним. К тому же масла и соли для своих ванн она составляла сама. Да, пусть и не пользовалась ими практически никогда, но юная зельеварческая душа не могла позволить себе сомнительные покупные составы.
Эрика дождалась, пока ванна наполнится, а воздух пропитается ароматами жасмина и сирени. Она сняла одежду и не спеша погрузилась в теплую, усеянную мыльным настом пены воду. Распущенные волосы змеями расплылись по поверхности воды. Эрика откинула голову на мраморный бортик и блаженно прикрыла глаза. Чувствуя приятную расслабленность во всем теле, она начала подумывать, что все же много потеряла, пренебрегая такой процедурой, как принятие ванны. Послышался тихий скрип, словно приоткрылась дверь. Сетлер встрепенулась и огляделась.

- Показалось, - пробормотала она, пожав голыми плечами. Снова удобно устроившись в воде, она прикрыла глаза. Звенящее напряжение тела постепенно уходило. Наконец-то можно было отрешиться от всех проблем, хотя бы ненадолго. Нет, все же, в определенных условиях потерять минут сорок в горячей воде – это здорово.

«Наверное, это тоже часть взросления», - подумала Эрика, открыв газа. Мимо, покачиваясь на воде, величественно проплыла ее светло-сиреневая губка для тела. Эрика выпрямилась, потянувшись за ней, и в этот же момент уловила движение воздуха. В следующую секунду туда, где мгновенье назад была ее голова, ударил луч заклинания. Какого, Сетлер не поняла, да и особо не стремилась разобраться. Забыв о губке, Эрика тотчас нырнула под воду, искренне надеясь на плотность мыльной пены, плавающей на поверхности. Проблема оказалась лишь в том, что девушка не успела вдохнуть, как следует, и долгое пребывание в воде оказалось невозможным. Чувствуя, что неведомый враг, шарахнувший в нее заклятьем, еще рядом, Эрика подплыла к самому бортику бассейна, чувствуя, как легкие начинает терзать боль – воздуха не хватало. Притаившись, она изготовилась. Кто там, почему, и какими заклятьями он бьет, сейчас не важно. Нужно глотнуть воздуха. Срочно. Разогнувшись, как пружина, Эрика выскочила из воды. Очередной луч заклинания ударил рядом, обдав мокрую кожу теплом. Эрика успела вдохнуть поглубже и разглядеть нападавшего. Рухнув в воду, Сетлер старательно заработала руками, стараясь удержаться как можно ближе ко дну бассейна и все еще уповая на густоту мыльной пены.
«Ничего глупее в моей жизни еще не было», - подумала Эрика, затаившись в углу бассейна и вся обратившись в чутье. Она чувствовала, как нападающий приблизился к краю бассейна – очень опрометчиво для себя, но удачно для Сетлер. Агрессор стоял как раз там, где, цепляясь за мраморные стенки бассейна, притаилась Эрика. Что делать, она для себя уже решила, оставалось выбрать нужный момент. Поняв, что больше выжидать бессмысленно, она решилась. Уперевшись ногами в дно, Эрика подобралась и резко распрямилась, вынырнув из воды, извернувшись и ухватив нападающую руками за щиколотки. Когда момент инерции прошел, и гравитация потащила Эрику вниз, она со всей силы дернула на себя. Ее противница не удержалась на ногах, упав навзничь, и Сетлер, не теряя времени, утащила ее в воду.

- Дрянь! – заорала Паркинсон, вынырнув на поверхность, перемежая брань с кашлем. – Подлая дрянь! Поганка бледная! Тварь блудливая!!!

- Ага, - пробурчала Эрика и, схватив Панси за плечи, окунула ее с головой в воду. Чуть подержала и выпустила. Слизеринская староста, отплевавшись от воды, набрала в грудь воздуха и снова заголосила:

- Тощая потаскуха! Страхолюдина носатая! Все равно он твоим не будет, сука…

- Так, еще разок, – прокомментировала Эрика и, положив ладонь на голову Паркинсон, снова притопила ее. Та пускала пузыри, и била руками по воде. Сетлер отпустила ее и чуть отплыла в строну.

- С ума сошла, идиотка?! – снова заорала Панси. – Прекрати меня топить!

- Вот, уже лучше, - удовлетворенно сказала Эрика. Дождалась, пока Паркинсон заткнется, и миролюбиво предложила, - ну что, поговорим?

Эрика выбралась на бортик и закуталась в лежащее рядом полотенце. Панси, злобно позыркав на нее, тоже выбралась из воды. Если Эрика в полотенце на краю бассейна смотрелась уместно, то слизеринская староста в мокрой школьной форме выглядела несколько нелепо.

- Чего ты ко мне прицепилась? – спросила Сетлер, сидя на краю и полоская ноги в воде.
Панси сидела в трех футах от нее, нахохлившаяся и сердитая.

- Да кому ты нужна? – буркнула она. – Имей в виду, Драко я тебе не отдам.

- Не отдашь, значит? – Эрика прищурилась. – И разговоры бессмысленны?

- Даже не пытайся! Да и у Драко хороший вкус – он на такую носатую жердь, как ты, не посмотрит.

Эрика задумчиво оглядела Паркинсон. Вообще-то, фигура у слизеринской старосты была вполне себе ничего, по крайней мере, ее жердью никто бы не назвал. На счет себя Сетлер тоже могла бы поспорить, но решила не отвлекаться от основной проблемы.

- Раз не посмотрит, чего ж ты тогда бесишься?

- Не держи меня за дуру, – Панси мотнула головой, с ее волос в разные стороны полетели капельки воды, – Ты же у нас гений по зельям, – она презрительно скривилась. – Чем ты его опоила?

- Знаешь, Панси, - медленно произнесла Эрика, - а ты действительно дура.

- Следи за языком…

- А в чем дело? Всему Слизерину ясно, что между мной и Малфоем даже обычной дружбы нет, и только ты упорно видишь во мне какую-то угрозу.

- Да? – девушка злобно сузила глаза. – А что вы делали в тот раз, в его комнате?

- Ой, не накручивай себя. Это была случайность. Но тебе, как и всему человечеству, в общем-то, хочется видеть только плохое, чтобы иметь возможность самозабвенно прибедняться.

- Вы лежали на полу и обнимались! Что там еще можно было увидеть?!

Эрика открыла рот, чтобы возразить, и закрыла его. Ладно, возможно тут Паркинсон и права, простора для фантазии их тогдашняя поза почти не оставляла.

- Но мы же были одеты.

- Ха. Ха. Очень остроумно.

- Слушай, Паркинсон, – Эрика вздохнула, – разговор у нас с тобой получается совершенно идиотский. Давай его заканчивать. Вот тебе мое слово – между мной и Малфоем ничего нет, не было, и я не планирую, что когда-нибудь будет. Он неплохой парень, с ним вполне можно общаться, но никакой романтикой тут даже пахнуть не будет. Так что поищи себе соперницу где-нибудь в другом месте.

Повисла тишина, нарушаемая только плеском воды. Эрика задумчиво бултыхала ногами в бассейне, Панси подозрительно поглядывала на нее. Потом отвернулась и вздохнула.

- Драко совершенно перестал обращать на меня внимание, – тихо произнесла она. – Раньше такого не было. Он мне с пяти лет нравится. Мой отец даже собирался договариваться с его отцом о нашей помолвке. Но что-то не сложилось, наверное. А тут появляешься ты… и он вдруг так мило начинает с тобой общаться…

- Ага, - Эрика поморщилась, - очень мило. Ну, давай я тебе помогу, зелье дам…

- Какое зелье?! – в глазах девушки мелькнула надежа.

- Успокоительное, – тоном доброго доктора ответила вредная Сетлер. – Истеричек никто не любит…

- Дура! – Паркинсон обиженно отвернулась.

- Сама дура, - беззлобно ответила Эрика, и позвала: – Зули!

С негромким хлопком в ванной материализовалась домовиха.

- Хозяйка Эрика звала Зули?

- Звала. Зули, отправляйся в комнату мисс Паркинсон, и принеси ей сухую одежду.

Домовиха кивнула и исчезла.

- Ну что, - обратилась Эрика к Панси, - мы с тобой разобрались?

- Почему я должна тебе верить?

- Потому что врать мне бессмысленно. Как ты сама упоминала, я – гений по зельям. И захоти я чего-то, Драко бы сейчас был здесь и подавал мне поднос с фруктами. А он на квиддичном поле глотку дерет. И вместо того, чтобы выискивать коварных разлучниц, лучше попробуй понять, что ему нужно, раз уж у тебя такая любовь, – подумала и добавила, – и прекрати доносить Снейпу, что я куда-то ухожу по ночам из спальни. Нужен тебе Драко – забирай, а в мои дела не суйся. Я ведь и обидеться могу.

Панси высокомерно вскинула подбородок, но было видно, что крыть ей нечем. Появилась Зули с ворохом сухой одежды. Паркинсон молча переоделась и велела домовихе отнести мокрую одежду в прачечную. Зули вопросительно посмотрела на Эрику, та кивнула и эльфа отправилась исполнять приказ. Слизеринская староста уныло побрела к двери, а Эрика скинула полотенце и снова забралась в воду, благо она еще не остыла. Панси остановилась у двери:

- Только не думай, что после сегодняшнего разговора мы с тобой станем подружками.

- Да упаси Мерлин, - Эрика махнула на нее мокрой рукой, - с такими подружками и врагов не надо.

Паркинсон удовлетворенно кивнула и покинула, наконец, ванную.

- Мексиканские страсти, - пробормотала Сетлер, - если их отцы договорятся-таки о помолвке, Драко можно только посочувствовать.

Она прикрыла глаза, но прежняя расслабленность уже не приходила. Вот и с Паркинсон поговорила, как Северус просил, выяснили, разобрались… Ох, Снейп, что же с тобой делать? Переступить через себя? Простить? Отбросить столь трепетно лелеемые принципы? Или пересмотреть их? Или сделать исключение?

- Или понять, что конкретно ты хочешь! – громко произнесла Эрика, выпрямляясь в воде и ударяя по ней кулаком, – и делать то, что считаешь нужным.
Она вздохнула, и снова откинулась на бортик.
– Сетлер, Хогвартс – очень плохое для тебя место, тут ты стала эмоциональной размазней.

Разговоры с собой не принесли желаемого облегчения. Нужно было что-то решать.


* * *
Поздний вечер выдался ветреным. По темно-синему, почти черному небу стремительно неслись рваные клочья облаков. Звезд практически не было, а над лесом висел неровный круг растущей луны. Ветер крепчал. Северус стоял на обзорной площадке Астрономической Башни, с удовольствием подставляя лицо холодным воздушным потокам. Ветер трепал волосы и рвал мантию с плеч. Снейп прикрывал глаза и думал о том, что его сил не хватает, чтобы рассыпаться на молекулы и стать частью ветра. А жаль. Два дня он прожил как в тумане. Его подбадривал Дамблдор, ему сочувствовала МакГонаглл, его не тревожил Волдеморт, не беспокоили необъяснимые видения. Его раздражал Поттер. Все как всегда. С ним не разговаривала Эрика. Он видел ее на уроках, в Большом Зале, встречал в коридорах, но она смотрела сквозь него, он был для нее чужим. Он чувствовал себя глупым и слабым. Он был готов начать презирать себя. Столько лет он привык быть один. Люди входили в его жизнь и уходили из нее. Так почему какая-то девчонка, которую он знает всего-то несколько месяцев, так влияет на него. Зельевар криво усмехнулся – пустые мысли. Да потому что она его дочь, его кровь и плоть. Неспроста похожая на него внешне. Пугающе похожая на него характером. Говорящая вслух о том, что он только подумал. Его дочь, родная душа. Словно сама его суть поселилась в еще одном теле, чтобы он не был таким мучительно одиноким в этом озлобившемся мире.

- Снейп, ты просто жалок, - пробормотал Северус, упираясь ладонями в каменное ограждение обзорной площадке, – жалок.

Он знал, что ему будет недоставать общения с дочерью. Но не представлял, что это будет настолько сильно. Северус горько усмехался, чувствуя себя наркоманом в период ломки и всеми словами поминая покойную Дею, связавшую его и Эрику такими узами. А ведь Дея хотела таких уз для себя. Безумная - подобная связь не для людей. Люди по сути своей одиночки, и такая зависимость от другого – болезненна. Нужна невероятная нечеловеческая, если угодно, гибкость характера, чтобы выдержать подобное. Интересно, а каково же Эрике сейчас?
Северус горько усмехнулся. Да, все это верно, все правильно. Только ведь основная проблема его мучений не в этом, как бы ему ни хотелось свалить все на магию Полуночного Народа. Он просто любил свою дочь и не хотел лишаться ее любви.
Ветер, темное небо, рваные облака, тихий свист холодного воздуха, равнодушный глаз Луны. Хорошо бы, чтобы небо заволокли тучи, чтобы пошел дождь, чтобы разыгралась гроза. Вспышки молний, раскаты грома. Снейпу вдруг мучительно сильно захотелось ночного безумия погоды. Странно, обычно он любил проливные летние дожди, когда холодная вода смешивалась с нагретым воздухом. Но никогда он не жаждал холодного осеннего ненастья. Он менялся. Зельевар чувствовал это. А еще ему не давал покоя давешний сон. О зимнем лесе, о кровавом озере, умирающей Лили и нитях крови, рвущих его на части. И особенно то, чем он стал после этого, после того, как был разорван на куски. Это не было знание разума, это было понимание тела. Он менялся, не метафорически, а по-настоящему. Он становился чем-то другим. Но чем? Вспомнилась тень, о которой говорил Поттер. Что это может быть? Только за ним – Снейпом – и за Эрикой. И почему только Поттер видит их?
Шаги. Северус не услышал их. Он почувствовал. Футах в четырех от его рук на каменное ограждение легли ладони с длинными пальцами и узкими ногтями. Очень похожие на его собственные. Ветер радостно запутался в длинных черных волосах. И принялся трепать мантию. Неполная Луна робко осветила профиль с тонким прямым, чуть длинноватым носом и острым подбородком.
Сколько они простояли так, дыша вечерним ветром? Пять минут? Пару часов? Несколько секунд?

- Нам нельзя порознь, – ее голос вплелся в струи ветра, – мы так не сможем. Мы как шестеренки в одних часах. Если мы не можем работать слаженно, часы сломаются.

Снейп поморщился. Ему показалось, или он уже что-то слышал про часы? Или что-то думал? Он молчал. Что Снейп мог сказать? Что он не шестеренка? Как объяснить Эрике, что в отношениях с ней он не желает быть шестеренкой. Мерлин с ними, с войной, с долгом, с виной, с Волдемортом, с Дамблдором… Со всем этим он привык быть и шестеренкой, и марионеткой, и средством и черт знает чем еще… Но в отношениях с ней, с этой странной девчонкой, он хочет быть человеком, отцом… Он просто хочет быть.

- Посмотри вокруг, – Северус услышал голос и не сразу понял, что голос этот его собственный, – посмотри, Эрика.
Девушка вопросительно уставилась на него. А зельевар вдруг понял, что слова приходят против его воли, идут они извне, или изнутри – было не так важно. Северус чувствовал – то что он скажет сейчас – это правильно. Это походило на одержимость.
– Мир сходит с ума. Война, интриги, заговоры, страх, паранойя. Все это - разрушение. Я рассказал тебе все, что знал. Если я забыл о чем-то, спроси – я расскажу, если знаю. Эрика, – пронзительные, как клинки из черной стали глаза зельевара устремились на девушку: - Ты говорила мне: «если ты хочешь остаться твоим отцом». Так вот, я хочу быть твоим отцом, а не шестеренкой, которая вынуждена крутиться. Если ты не желаешь видеть меня – уходи. Никакие нити крови не удержат тебя. Поверь мне, рано или поздно рвутся даже цепи, что уж говорить о каких-то метафизических ниточках.

Снейп замолчал. Казалось, такое начало речи требует продолжения. Но зельевар все сказал. Ему осточертело излишнее словоблудие.
Эрика удивленно приподняла брови. На миг по ее губам скользнула улыбка, потом она снова стала серьезной. В ее черных глазах что-то мелькнуло, и Северус насторожился – как-то не вязался этот взгляд с образом девочки-подростка.

- Все так, - тихо произнесла девушка, – ты прав. Мы – не шестеренки. А мир вокруг сходит с ума. И война сжирает все. У нас есть только мы…

Ее речь прервалась хлопаньем крыльев. Вездесущий Савир спикировал на ограждение. Ворон настороженно смотрел на волшебников. Эрика приблизилась к отцу. На дне ее зрачков сверкали крохотные красные искры. Северусу очень хотелось верить в то, что эти искры ему кажутся, но он не мог окунуться в этот спасительный самообман. Почему-то он был уверен, что в его зрачках полыхали такие же алые отблески. Эрика приблизилась. Она говорила и, казалось, пребывала в каком-то трансе.

- У тебя есть я. Когда тебя предаст друг, кода уйдет женщина, когда обманет покровитель, когда тобой пожертвует хозяин – у тебя буду я. Там, где я, ты найдешь дом, там, где я тебя будет ждать семья. Мы – грани одной медали, мы нити одного узора, мы едины. Что бы ты не делал, что бы ты не слышал, кто бы ни предавал тебя – ты должен мне верить. Можешь сомневаться во всех, даже в себе, во мне – никогда.

Эрика протянула руку, опустив ладонь не его плечо.

- Ты предвидишь это? Предательство друга, уход женщины? Это будет?..

- Нет, - она вдруг снова позволила себе улыбнуться, – Конечно, нет. Ты же знаешь, я не умею предвидеть. Но я хочу, чтобы ты понял суть. Я принимаю тебя – с твоей двойной жизнью, с твоей ложью, что была ранее... С теми жизнями, что ты отнял, и… с теми, что еще отнимешь. Но ты не должен больше скрывать от меня что-то. Ведь если ты утаиваешь что-то, ты начинаешь лгать. Может, это ненормально, я не знаю, но я прощу тебе все, ложь – никогда. Если я нужна тебе, запомни, прими и смирись. В ответ я никогда не стану лгать тебе. Даже во благо.

Ветер усилился. Где-то вдали прогрохотал гром, а рваные облака на небе стремительно сгущались и темнели. Луны не стало видно.

- Эрика, что я должен ответить? – ирреальность происходящего захватила Северуса. Он готов был плыть по этой реке, пусть лишь ему подскажут направление.

- То же самое… Ты должен решить для себя.

- Я разве уже не сделал этого?..

Эрика кивнула, но продолжила, словно не слышала его слов:

- Я попытаюсь понять важность этой войны для тебя. Ты хотел уберечь меня, но это невозможно. Мы единое целое. Это не наш выбор, но наша жизнь. Мы будем счастливы, мы обретем самость, мы не будем одним целым, но будем едины. Признав это, мы останемся самими собой, свободными, но станем сильнее. Никто не сломает нас. Ты и я, слышишь, отец, ты и я. Нелюдская магия связала нас по сумасбродной человеческой прихоти – мы должны погибнуть, сила должна раздавить нас. Но этого не будет. Слышишь, не будет!!! Мы не сломаемся, и подчиним ее себе...

Давление воздуха возрастало. Казалось, миру тесно в его собственной оболочке. Ворон распушил перья и пронзительно каркнул. Небо затянуло тяжелыми сизыми тучами, и иногда их освещали длинные разряды молний.

Снейп молча смотрел на дочь. То, что она говорила, было странно, где-то наивно, и он никак не мог понять, откуда она это взяла. Но ему было горько. Горько от того, что он так и не смог защитить ее от своей войны. И в то же время тихая радость гнездилась в сердце, – Эрика не ненавидит его, он ее не потерял.

Небо озарялась молниями почти непрерывно. Прогрохотал гром, а ветер стал практически ледяным. Только для двух людей, стоящих сейчас на обзорной площадке, это не имело никакого значения. Так странно, так близко, так необычно выглядели они рядом – мужчина и девушка, отец и дочь, часть и часть…
Магия нелюдей не должна доставаться людям, пусть даже магам. Человеческий разум не в силах постичь ее. А может и в силах, но просто не готов.
А им она дана. И этой магии, этой силе абсолютно все равно – готовы они или нет. Она - их, она – в них, она – с ними. Выдержат – хорошо. Не выдержат – погибнут, не жалко.

- Неужели, тебе не страшно? – произнес Снейп, глядя в черные глаза дочери. Она помолчала, словно прислушиваясь к себе. Затем неуверенно пожала плечами.

- Нет. Сейчас – нет. Может потом станет, а сейчас – ни капельки.

Северус нахмурился, но потом вдруг улыбнулся, как привык, как умел – одной стороной губ. Криво, но искренне.
Эрика подалась вперед, уткнулась лбом ему в плечо, обхватывая руками его за пояс. Он обнял узкие плечи девушки. А ветер расходился все сильнее - погода явно настроилась на хороший ураган. Но что странно: ветер – гордый хозяин подзвездной бесконечности, он не гнал их. Своим могучим дыханием он словно ставил печать на произнесенных словах и данных обещаниях. Он стал свидетелем. Он пообещал, если потребуется, быть судьей.

- Никакой больше лжи меду нами, - почти неслышно прошептала Эрика, обнимая отца, – Что угодно, только не ложь.

- Никакой лжи, - выдохнул в черные волосы дочери Снейп, – Никакой лжи. Я клянусь.
В звуках завывающего ветра снова прогрохотал гром, смешавшийся с гортанным криком черного ворона. И хлынул дождь. Он не начался с крупных капель, а просто упал с неба холодной мокрой стеной. Савир опрометью сорвался с ограждения, черным росчерком исчезнув в недрах Астрономической башни. Маг и ведьма, захваченные своим странным ритуалом, обратили внимание на дождь лишь когда вымокли до нитки. Глядя друг на друга, оба похожие на промокших хищных птиц они вдруг расхохотались.
Дождь старательно поливал их, вода стекала с волос и мантий, холодными струйками забираясь за шиворот, заливая глаза и попадая в рот, а они хохотали. Им вторил гром, а ветер подхватывал эти звуки и разносил по окрестностям, вплетая их в собственную протяжную песню.

просмотреть/оставить комментарии [182]
<< Глава 29 К оглавлениюГлава 31 >>
октябрь 2018  
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

сентябрь 2018  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

...календарь 2004-2018...
...события фэндома...
...дни рождения...

Запретная секция
Ник:
Пароль:



...регистрация...
...напомнить пароль...

Законченные фики
2018.10.19
Короткие истории из жизни польского короля Владислава IV Вазы, рассказанные Сыном Филифьонки [1] (Оригинальные произведения)


2018.10.19
Снежными искрами [0] (Оригинальные произведения, Сказки)


2018.10.18
Что с нами делает осень [0] (Хаус)



Продолжения
2018.10.22 16:38:18
Косая Фортуна [16] (Гарри Поттер)


2018.10.22 15:41:37
Быть женщиной [8] ()


2018.10.20 15:39:49
Фейри [4] (Шерлок Холмс)


2018.10.19 22:24:35
Издержки воспитания [14] (Произведения Дж. Р. Р. Толкина, Робин Гуд)


2018.10.19 09:46:57
De dos caras: Mazmorra* [1] ()


2018.10.16 22:37:52
С самого начала [17] (Гарри Поттер)


2018.10.16 22:09:30
Без слов, без сна [1] (Гарри Поттер)


2018.10.16 08:04:02
Легилименция [0] (Гарри Поттер, Произведения Макса Фрая)


2018.10.14 20:28:24
Змееносцы [7] (Гарри Поттер)


2018.10.14 19:49:37
Глюки. Возвращение [237] (Оригинальные произведения)


2018.10.13 11:57:25
69 оттенков красно-фиолетового [0] (Мстители)


2018.10.10 17:37:16
Рау [0] ()


2018.10.10 17:36:45
Не все люди - мерзавцы [6] (Гарри Поттер)


2018.10.10 07:16:14
Не забывай меня [3] (Гарри Поттер)


2018.10.08 11:33:14
Солнце над пропастью [103] (Гарри Поттер)


2018.10.06 21:17:39
Потерянные факты, имеющие отношение к моей жизни [0] (Оригинальные произведения)


2018.10.04 22:58:30
Обреченные быть [7] (Гарри Поттер)


2018.10.03 00:11:33
Охотники [1] (Песнь Льда и Огня, Сверхъестественное)


2018.10.01 19:35:17
Список [8] ()


2018.10.01 11:35:22
Своя цена [18] (Гарри Поттер)


2018.09.29 13:45:22
Прячься [2] (Гарри Поттер)


2018.09.29 10:23:26
Лили, Гарри и Северус [36] (Гарри Поттер)


2018.09.27 13:55:05
Виктория (Ласточка и Ворон) [12] (Гарри Поттер)


2018.09.26 23:57:07
Книга ещё не первая. Некрасавец и Нечудовище [13] (Гарри Поттер)


2018.09.16 05:45:00
Сыграй Цисси для меня [0] ()


HARRY POTTER, characters, names, and all related indicia are trademarks of Warner Bros. © 2001 and J.K.Rowling.
SNAPETALES © v 9.0 2004-2018, by KAGERO ©.